Прочитать Опубликовать Настроить Войти

Рекомендуем прочитать

1. Наталья Ветрова — Кот моей мечты 44 тыс. знк.
Кот моей мечты.

I.
Конечно, звучит смешно - кот моей мечты! И уж совсем ничего, кроме усмешки, не может вызвать такое честное признание, сделанное вслед за первым откровением, что только заполучив Васеньку, я наконец-то поняла, что всю свою предыдущую жизнь только о нем и мечтала. Усмехайтесь, дорогие читатели - для меня это была бы большая удача! Может быть усмешка подвигнет вас на ознакомление с содержанием последующих страниц.
Итак, о Васеньке. У меня в детстве всегда были кошки и собаки. Были у нас в хозяйстве и куры, ибо жили мы в частном домике, позднее уступившем место голой многоэтажке, имели сад, палисадник, дворик для кур, сарай. Куры, конечно, не входили в круг моих увлечений, это вам не очаровательницы-кошки и не преданные умницы-собаки! Хотя, даже среди этих глупых созданий была одна рыжая красавица, не чуждая прямых контактов с таким опасным существом, как человек. Ей очень нравилось, когда ее гладили по спине и чесали под крылышками. Говорю это к тому, что трудно представить себе нормальное детство без тесного общения с животными. А вот мои дети, в отличие от меня, росли именно так, без тесного общения с четвероногими или двуногими, но крылатыми, собратьями. В городской квартире решиться на подобный шаг, как приобретение такого вот собрата?! Легче умереть!
А дети - их у меня двое: мальчик десяти лет и девочка пяти - канючили: "Хотим, хотим! Жить не можем! Вон у Петьки, вон у Ленки, у всех есть, а у нас?" Иногда я все же делала попытки пойти им навстречу, собиралась с духом день, два и... никак не могла решиться. Боже мой, как представлю! Кормежка, туалет, прогулки, мусор! Ведь все на меня падет!
2. Александр Адамович Славинс — В конце пути 14 тыс. знк.
Рассказ вошёл в сборник, ставший лауреатом международного конкурса "Золотой Гомер" 2018г в номинации "Увлекательная фантастика". Вместе с ним в сборнике так же представлены рассказы "Призрак" и "Непобедимое оружие"

“Кесарю – кесарево”.

Одинокий всадник скакал по степи. Его холодные, налитые кровью глаза мрачно взирали на бескрайние просторы выжженной земли. На горизонте проступали контуры Чёрных гор, его цель. Но до них ещё далеко. Одно радовало всадника – пустота. Когда-то этот край был полон хлеборобов, ремесленников и прочего люда. Но как это было давно.
Всадник придержал скакуна, чтобы приложиться к фляге с водой. Жара невыносимая. Такой он не помнил в этих краях ещё с тех пор, как были живы его друзья. Сколько же времени прошло с тех пор.
Их было четверо – Ужас, Страх, Боль и Смерть – чёрные всадники, несущие уничтожение всему живому. Никто не мог им противостоять. Они были непобедимы и безжалостны. За их спинами оставались пожарища и кучи трупов. Порождения жизни, они стали её могильщиками.
Затем их осталось двое. Ужас и Страх, поссорившись, убили друг друга. Немного погодя, вспылив, Смерть отрубил голову Боли. И с тех пор остался в полном одиночестве. И это ему нравилось. Он единственный, могучий и несокрушимый бог зла. Само убийство доставляло ему удовольствие. Его боялись, от него прятались. Но он всегда находил испуганных беглецов и безжалостно, с неким упоением, наносил смертельные удары. А затем наслаждался тишиной и покоем, когда жертва затихала после агонии.
3. Александр Адамович Славинс — Непобедимое оружие 40 тыс. знк.
Рассказ вошёл в сборник, ставший лауреатом международного конкурса "Золотой Гомер" 2018г в номинации "Увлекательная фантастика". Вместе с ним в сборнике так же представлены рассказы "Призрак" и "В конце пути"

Безумное, само с собой в раздоре,
Оно владеет, иль владеют им.
В надежде – радость, в испытанье – горе,
А в прошлом – сон, растаявший как дым.

Всё это так. Но избежит ли грешный
Небесных врат, ведущих в ад кромешный?

129 сонет Уильяма Шекспира

Великий Ашарат! Могучий Ашарат! Непобедимый Ашарат! Шум битвы у него в крови, лязг оружия – самая приятная музыка, предсмертные крики поверженных врагов – блаженство, а количеству выигранных сражений давно потерял счёт.
Кто–то о нём слагал легенды, кто–то шёпотом проклинал. Всяко бывало. Но все единодушно сходились в одном – Ашарат великий полководец. Его доблестные воины не знали поражения в битвах. Его неуёмная жестокость порой страшнее ужасных картин ада. А имя в устах многих созвучно с именем самого дьявола.
Такая слава лучше пламени согревала зачерствевшую в боях душу Ашарата. Тем более, сегодня. Ведь ныне великий день – войска непобедимого завоевателя разгромили очередную армию. А значит, покорилась ещё одна держава, и полководец вправе торжествовать.
Но амбиции великого росли. Божественный Ашарат маниакально жаждал всё больше власти, почестей и богатства. Могущественный Ашарат мечтал, чтобы при звуке его имени у людей от ужаса подгибались колени. Непобедимый Ашарат стремился к наивысочайшей цели: превзойти всех завоевателей прошлого, настоящего и будущего, и покорить весь мир.
4. Владимир Вейс — Над Бездной 9 тыс. знк.
Было трепетно ужасно от мысли, что мы уже не злесь!
Мы уткнулись в географическую карту и видели себя среди океана. И я, и мои друзья.
Мне было тринадцать лет, и из них больше половины провел в кинотеатре «Хроника».
Мама работала кассиром. После школы я шел к ней, где до восьми часов смотрел фильмы.
Смотрел все подряд и знаниям, полученным в жизни, обязан этому маленькому кинотеатру в центре нашего небольшого городка в Туркмении. В восемь вечера начинался последний фильм из двух вечерних. Это уже были полнометражные художественные картины. А мы шли домой…
Зал был небольшой и его стены задрапированы темной тканью. Сюда, на вечерние сеансы, приходили молодые люди и обнимали своих девушек.
В восемнадцать лет я привел сюда Анжелу, и мы сидели прямо под окошками кинопроектора. Он громко стрекотал, но мы обнимались, ничего не слышали, и тогда я впервые поцеловал девушку с известным для того времени именем. Нас видела билетер тетя Женя, четыре посадочных места от ее стула у двери. Она погрозила мне пальцем в полутьме зала. Я смутился…
Но, о пятом классе! Так получилось, что я, Анжела, Эля и Колька остались после урока, так как обычно все вместе возвращались в свои дворы на одной улице.
По какому-то наитию я открыл атлас географических карт, показались два полушария. Мы сгрудились у карты, обнялись как команда игроков, положив друг другу руки на плечи и втянув свои головы в круг и я ткнул пальцем в большое синее пятно. Это океан.

- Закройте глаза и слушайте.
Все закрыли глаза, и я наизусть стал пересказывать содержание научно-популярного фильма «Океания». Здесь был и Миклухо-Маклай, и аборигены съели Кука.
5. Наталья Ветрова — Дубль-папа 15 тыс. знк.
Дубль-папа

Сколько я ни сталкивался с излюбленным очень многими авторами и просто рассказчиками словечком "вдруг", но никогда не вкладывал в его понимание столь, ну скажем, чистого значения. По моему мнению, всегда это самое "вдруг" как-то обусловливалось. То есть, причины, пусть подспудные, не осознанные, но обязательно были. В самый критический момент выплывало "вдруг"... и так далее. Понятно? Так я считал до четырнадцати лет. А в один прекрасный вечер, пребывая в вышеозначенном прекрасном возрасте, для окружающих почему-то малоприятном, я и познакомился с понятием "вдруг" чистейшей воды.
Я вдруг узнал, что у меня два папы! И об этом никто не знает! Кроме первого папы. Скажете, это не редкость, что два папы - один родной, другой неродной, и что об этом никто не знает. Но в моем случае об этом не знает даже мама! И не потому, что я взял и придумал этого второго папу в противовес своему, или мне, допустим, по душе кто-то другой, конкретный, кого бы я хотел назвать своим папой. Нет, совсем нет - я люблю своего папу.
Они, мои папы, оба здесь, дома (т.е. в семье), всегда вместе, оба из-за этого недовольны своей жизнью, хотя это слишком мягко сказано - они, конечно, страстно ненавидят свою жизнь и не менее страстно ненавидят друг друга. Сами понимаете, хочешь, не хочешь, а приходится всегда быть вместе; и висит над душой одного вечно подглядывающий кто-то, а для другого жизнь ограничена хуже, чем тюремной камерой. Оба они упорно трудятся, стараясь разорвать порочный круг своего существования, и оба панически боятся, как бы мама не узнала об их дуалистической существовании.
6. Ольга Парусникова — ПРЕДАННОЕ СЕРДЦЕ (неисторическая повесть) Глава 1 15 тыс. знк.


Глава 1.

Молодой князь Ярослав Святославович с дружиной возвращался с Дикого поля. Опять зашевелились кочевники. Явно не нападали, но маячили небольшими отрядами в виду границы. В бой он вступать не стал, но дал понять, что княжеские дружинники не дремлют, и врасплох их не застанешь.

Ехали по лесу. Под огромными елями было сумрачно и тихо, опавшая хвоя гасила стук копыт. Но расступились последние деревья, дорога вырвалась на луг – и засияло яркое весеннее солнце, зазвенел воздух от пения жаворонков…

Вдали уже виднелись городские стены, затейливые башенки княжеского терема на холме. Кони почувствовали близость дома, прибавили ходу…

Но в это время всадники увидели, что навстречу им со стороны города несётся чёрная туча. На мгновение она закрыла солнце, и тут же смолкли птицы, лошади заржали и поднялись на дыбы, ледяной ужас сжал сердца людей… Но вот туча умчалась на юг – всё вокруг стало как прежде.

Ярослав словно очнулся, поторопил коня, галопом поскакал в город. Вихрем влетел в ворота и, не снижая скорости, помчался к княжеским хоромам. Дружина неслась следом за ним. По сторонам улицы стояли люди и всё ещё смотрели в небо. Цокот копыт по мостовой, как бы снял с них оцепенение: закричали женщины, заплакали дети, мужчины удивлённо посмотрели друг на друга.

В княжеском дворе царил переполох. Челядь без толку бегала туда-сюда. Ярослав спрыгнул с коня, не глядя, сунул кому-то повод и торопливо взбежал на крыльцо.

Навстречу ему спешил отец. Трудно было узнать князя Святослава в этом сгорбившемся старике…

- Что случилось, отец?

- Сестру твою… Елану…

- Что?!

- Унесла её чёрная туча!..

- Ты видел?
7. Максим Форост — Зверяница и рябиновый цвет 124 тыс. знк.
Зверяница и рябиновый цвет.
Весёлая, добрая, смешная история по мотивам народных сказок. Для детей от семи до семидесяти. Конечно же, про любовь – иронично, лирично, мелодраматично. Обязательно с волшебством и чудесами. Про Солнце, Месяца и звёздочку Зверяницу, что не по своей воле скатились с неба.

Максим Форост
ЗВЕРЯНИЦА И РЯБИНОВЫЙ ЦВЕТ

«…Здравствуй, путник! Доводилось ли тебе идти, не жалея ног, за путеводной звездой всё дальше, мимо старых лесов и усталых рек? Ты мог обойти всю землю, дойти до края мира и взобраться на Хрустальную гору, чтобы с её высоты осмотреть торговые города, рыбачьи посёлки и страны мирных земледельцев, чьи цари живут в теремах из неотёсанных брёвен.
Странник, ты бы удивился, когда Хрустальная гора вдруг оказалась бы небом, опрокинутым над землёй как перевёрнутая чашка? Знаю, что удивился бы, знаю. Я знаю многое…
Ты обитаешь внизу, ты смотришь вверх, на небо с его облаками и звёздами. Ты гадаешь, с какой ноги встали сегодня Солнце и Ветер. Тебе важно знать настроение Стихий, ведь так ты пытаешься угадать погоду. Открыть тебе тайну? На взгляд Природных Стихий, всё, о чём вы заботитесь, это лишь урожай сам-пятый, добрый улов рыбы да успех в хлебной торговле. У вас нет ни жарких страстей, ни кипучих порывов, ни трепетных мечтаний.
Рассказать ли тебе? Рассказать тебе, путник, что случается в царстве Стихий, когда закипают подлинные страсти и треволнения? Узнай, как могут потрясти вселенную настоящие, сильные, полновесные чувства!…»
I
У царя Всеведа огненно-золотые космы, а борода – густая и чёрная-пречёрная. Правда, щёки его круглы и одутловаты, а чело исчеркано морщинками.
8. Гурбанова Амина — Чужое дыхание. 8 тыс. знк.
Посвящается...

Спасибо,Господи,за мою любящую семью.Ангелам и музам...Посвящаю эту книгу родным и учителям,любящим меня такой,какая я есть.Моему учителю музыки Тихонравову С.Н.,научившему меня слышать ритмы жизни и смотреть на мир другими глазами.Моей Мамочке,которая не только родная,но и лучшая подруга для меня.Моему Папочке,который всегда все делает по-своему,но прислушивается к другим.И моей любимой сестричке Сонечке.Также посвящаю СВОЕЙ ЛЮБВИ.
Посвящается светлой памяти моих любимых Бабушке и Дедушки.

Предисловие

Мечты...
Мечтайте не зависимо от возраста,несмотря ни на что,решительно идите к достижению цели и тогда вы не будете сами.Всегда появится человек,который,не смотря ни на что,поддержит вас.Главное,не ошибиться в выборе.
Ваши мечты - это только ваш мир,там вы хозяин,вы творец,в нем вы можете все.
...Мечтайте...и никогда не осуждайте.Люди не делятся на плохих и хороших.В мире нет абсолютного белого и черного,абсолютного добра и зла.У вас и у меня есть минусы и плюсы.
Запомните,то,что раздражает вас в других-где-то спрятано в вас самих.Не осуждайте других и не будете судимы.Жизнь не сказка,но только упорство и стремление к лучшей жизни способны открыть воистину новые горизонты.
С любовью.
9. Денис Блинцов — Ласковое сердце 34 тыс. знк.
Ласковое сердце

Автор: Денис Блинцов

Рано по утру так свежо пахло сырой травой и свежескошенным стогом сена, и Ордегасту снова представилось, что он в родном королевстве и сейчас, разбуженные рассветом, проснуться и пойдут по своим делам жители его города. Но нет – это всего лишь его видение. Облака, уже белые, как мягкая перина, обвело золотистым контуром, и жёлтым, лучистым глазом, из-за одного из них за рыцарем подглядывало солнышко, когда он мягкой поступью, крадясь как привидение, вступил в земли дракона.

Здесь была тропка, не больно натоптанная, но видно, что жилая – травка вон примятая, мох сухой, а впереди замок. Замок был уж совсем какой-то для жизни непригодный и зачем только его построили и кто?! Во-первых: он был очень высокий и очень узкий, так что одновременно на одном ярусе в нём могла располагаться одна келья и не более, а высотой был такой, что красные стяги чьего-то королевства вальяжно развеивались над одним из облаков, который протыкала башня замка. Что бы это увидеть Ордегасту пришлось звякнуть доспехами и круто запрокинуть голову. Казалось, в такой вышине могут селиться только птицы. А во-вторых: уж очень мрачным было это строение, совсем уж было невероятным то, что в нём жили люди и так его запустили – вон по одному из изгибов кладки плющ ползёт вверх, а во множестве тёмных глазниц окон движутся стремительные тени – это летучие мыши, никак не иначе. Грома и молнии только не хватало, непонятно, как солнце могло так радостно светить в этом гиблом месте.
10. Алиса — Визит (продолжение) 759 тыс. знк.
— Завтра Катерина и Валентин приедут в Рим, — выпуская сигаретный дым, сообщил Барон.
Пёс сорвался с места и умчался в дальний угол зала, преследуя брошенный мяч. Аккуратно зажав его в зубах, пёс вернулся к диванчику. Девочка протянула руку, но собака легла поодаль и, зажав передними лапами мяч, хитро посмотрев на Светлану, словно пытаясь сказать: «А ну-ка отними». Рассмеявшись над его шалостью, девочка повернулась к Барону, который развалившись в кресле и вытянув ноги к камину, дымил длинной сигарой. В камине плясали языки пламени, свечи в канделябрах скупо освещали помещение, но от этого в зале было по-домашнему уютно.
Амон расположился тут же рядом и дым его сигары, сливаясь с дымом, сигары Барона втягивался в камин. На камине развалился Юм, свесив лапы, зажмурившись, блаженствовал, впитывая тепло исходящее от огня.
— Хорошие новости, — откликнулась девочка. — Признаться, я соскучилась по Катерине. Что же они так долго добираются до Рима?
Приоткрыв один глаз, кот с ехидцей ответил:
— Они пока все отели не посетят, не успокоятся. Похоже, по-своему получают удовольствие от путешествия.
— Каждый развлекается, как может, — откликнулся Барон.
Привстав с диванчика, девочка попыталась забрать мячик у собаки. Пёс, предвидя манёвр, отскочил в сторону. Убедившись, что девочка не повторяет попыток дотянуться до него, сам подошёл и положил игрушку к ногам.
Но когда девочка снова потянулась к мячу, пёс ухватив мяч, отпрыгнул в сторону.
— Вот проказник, — улыбнулась Светлана. Подняв голову, она спросила, обращаясь сразу ко всем: — Священник, посетивший этот дом, наставил вас на путь истинный?
11. Марина Кулешова — Наргон. Метаморфозы. Глава 1 15 тыс. знк.
Первоначальная версия

Я открыла глаза... то есть один глаз... левый. Притронувшись к правому глазу, по крайней мере примерялась я к тому месту, где он должен был быть, левой рукой, по непонятной мне причине, правая рука не двигалась и любые попытки сдвинуть ее с места отдавались резкой болью, я наткнулась на... бинты?..
Я попыталась сесть, но не тут-то было, грудную клетку тисками сдавила боль, заставляя вернуться в исходное положение. Откинувшись на подушку, я обвела взглядом ту часть помещения, которую видела. Белые стены, белый потолок, капельница... В противоположной стене была дверь и смотровое окно, через которое в данный момент за мной наблюдала, одновременно растерянная и счастливая, женщина. Она исчезла из поля зрения моего глаза. Через некоторое время дверь широко отворилась и в палату влетела та самая посетительница.
Я лежала и шокировано смотрела на незнакомку одним глазом. И чего это она так?.. Тем временем она начала говорить.
- Вероника, девочка моя... как ты нас всех напугала...
Я в недоумении смотрела на нее.
- А... кто вы?.. - произнесла слабым голосом.
- Как они и сказали... - вздохнула незнакомка и продолжила: - врачи говорят, что у тебя амнезия, но есть вероятность, что память восстановится.
Я снова попыталась сесть, шокировано уставившись на мою, как я поняла, мать.. Она подскочила со стула и, поддерживая за спину, водрузила меня обратно на подушку.
- Тебе нельзя двигаться...
- Почему?.. - в глубине души я посетовала на свой жалкий слабый голосок.
Женщина замялась, но потом все-таки выдала:
12. Игорь Саенко — ПОИСК ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ 125 тыс. знк.
Глава 1

Это случилось в один из августовских дней. Мучаясь бездельем, я зашел в кафе «Лакомка», что на Московской. День был субботний, и потому народу в кафе было изрядно. Почти все столики были заняты. Вообще-то я рассчитывал встретить здесь кого-нибудь из журналистской братии, но (то ли было еще рано, то ли просто не повезло) ни одного знакомого лица я не увидел.
Я взял чашку с кофе и еще раз внимательно огляделся.
Лишь один столик у стены оказался более-менее свободным. Какая-то миловидная девушка сидела за ним в полном одиночестве. Вид у нее был несколько отрешенный. Казалось, она никого и ничего вокруг себя не замечает. Решив, что это непорядок, я уверенно направился к ней.
— Вы позволите? — спросил я, приблизившись.
Девушка не шелохнулась. Казалось, она и впрямь меня не заметила. Дурацкое положение. Я кашлянул и повторил, теперь уже громче:
— Вы позволите?
В этот раз она, похоже, услышала. Она окинула меня отсутствующим взглядом и отвернулась.
Честно говоря, пить кофе стоя мне совсем не хотелось.
— Извините! — сказал я совсем уж громко. — Это место свободно?
Похоже, в этот раз она точно услышала. Лицо ее обрело некую сосредоточенность.
— Нет-нет! — сказала она живо. — Я хотела бы остаться одна.
— Одна?! — проговорил я с деланным ужасом.
— Я, кажется, ясно сказала.
— Что ж, благодарствую, — проворчал я и мгновенно уселся на стул.
В глазах у девушки промелькнул интерес.
— Даже так! — проговорила она. — Зачем же было спрашивать разрешения?
— А чтобы вы могли продемонстрировать правила хорошего тона.
— А сами вы их демонстрируете?
— Постоянно.
— Оно и видно. У вас на планете все такие?
13. Татьяна Стрекалова — Солнце 134 тыс. знк.
- Хенде хох!
Наверно, послышалось. Это же не всерьёз. Это в детстве фильм про войну смотрю, и даже не очень страшно, и на фашистском языке кричат не мне...
Хотя вряд ли он знал фашистский язык. Да и не фашист он был: время другое. И говорил он - другое.
В глаза мне глянул аккуратный кружок дула. Небольшой, с монету размером, по краю - блестящего металла, внутри - чёрный и глухой. Он увлекал, как глубокий тоннель, так что не отвести взгляда – и я смотрела туда, самый дальний конец, и там, в конце - видела пулю. Она тоже смотрела на меня. Своим внимательным железным взглядом. И знала, что сейчас убьёт меня. И я знала. Потому что когда так… глаза в глаза – мысли читаются на расстоянии. И по-фашистски, и безо всякого фашистского.
Его палец медленно лёг на курок. И так же медленно начал надавливать. Медленно и плавно. Всем известно – на курок надо нажимать очень плавно, чтобы не сбить прицел. Он так и нажимал. А я смотрела. Я смотрела и думала: «Я не могу умереть! Без меня – всё остановится, мир исчезнет!». Но ведь умер Веничка из поезда «Москва-Петушки». Пуля снисходительно, с усмешкой, мигнула мне из дула и уставилась прямо и неподвижно – в середину груди. Чтобы наверняка. Чтобы – быстро и коротко. И я не успею даже вскрикнуть. И всё это наяву. Всё здесь и сейчас. В этом дивном, душистом и сияющем мае-месяце. Ведь если вырваться отсюда – там будет радостное солнце. И сирень. И май!
Весёлый месяц-май!

***

Май как подменили. Сперва милый был, ясный. Жаркий даже. Сирень выбросила бутоны. Солнце вовсю рассветилось. Глядя на него, в сарафан влезла и босоножки. И вдруг шарахнуло. Гром и молния среди бела дня, хляби небесные.
14. Крымова Елена — Хозяин мира 17 тыс. знк.



Первые лучи солнца ласковыми ладошками робко коснулись остроконечных горных вершин. Чуть осмелев, скользнули по свежевыпавшему снегу, оставленному вьюгой, бушевавшей последние трое суток. Окрасив снежную белизну в нежные лилово-розовые цвета, свет уверенно принялся изгонять темноту, заставляя её забиться в самые дальние уголки глубоких ущелий. Бледное солнце поднималось всё выше, освещая огромную горную цепь.
Лучи по-хозяйски пробежались по обдуваемой ветрами скале, похожей на сидящего в высоком кресле человека. Снег создал над выступающим крючковатым носом мохнатые брови, забился в глубокие морщины и набросил на плечи сидящего белоснежный плащ. Солнечный блик отразился от искрящегося снежного покрова и упал на каменное лицо.
Неожиданно сидящий открыл глаза, и стало понятно, что это не скала похожа на человека, а человек на скалу. Он передёрнул плечами, и снежный плащ покатился вниз, освобождая сухощавую фигуру из своего плена. Солнечные лучи поспешили дотронуться до косы в руках старика и прокатиться по блестящей кромке остро отточенного лезвия. На чёрном металле вспыхнула огненная надпись: «Мой хозяин - хозяин мира!».
Хозяин мира медленно опустил голову вниз и уставился на горящие буквы, словно вновь перечитывая десятки тысяч раз виденную надпись. На какой-то миг его выцветшие голубые глаза вспыхнули багровым огнём, а губы сжались в тонкую линию, но это длилось всего лишь пару секунд. Затем человек отвёл взгляд и, не мигая, уставился на зелёную долину, расположенную у подножия его горы.
15. Metanka — Аррг'вия - работа без выходных 242 тыс. знк.
Осень – мое любимое время года. Тихо так, листья с мягким шуршанием падают с деревьев и убегают вслед за ветром куда-то за угол. Мягкий электрический свет заливает небольшую парковку перед входом. До конца смены полтора часа. Я улыбаюсь, выпуская белые струйки дыма в темно-серое низкое осеннее небо.
После отпуска я уже отлично втянулась в работу. С семьей состоялся долгий и поначалу неприятный разговор. Отец, правда, меня хвалил. Справится с такой задачей без подготовки — отличный результат. Я буркнула в ответ, что он мог бы хотя бы морально подготовить меня, демонстрируя побелевшую прядь. На что он с некоторой укоризной посмотрел на мать и усмехнулся..
- Дочка, мы не думали, что все так сложится. Диран мог бы править еще очень долго, твоя помощь могла бы не понадобиться еще несколько столетий... - а ведь мама действительно не менялась с годами. Судя, по старым фотографиям... Что там говорил про них Голдот?.. Ладно, спрошу в более спокойное время. - А это — мелочи жизни, все могло оказаться гораздо хуже...
- Чудесно! - хмыкнула я. - Зато, судя по инструктажу, который мне давал Антон, он-то как раз был в курсе событий.
- Детка, - отец подсел ко мне поближе. - Антон, несмотря на то, что старше тебя, все еще живет с нами, поэтому от него было очень трудно долго скрывать правду.
- Ладно, - я устыдилась своей вспышки. И правда, чего я ожидала, если в двадцать, оканчивая институт отправилась в свободное плаванье. Сначала снимая квартиру пополам с подружкой, потом сама. Теперь у меня есть своя берлога, и к родителям я появляюсь крайне редко. Бесконечная работа и аспирантура, не считая прочих подработок... м-да...
16. Андрейко Александр Юрьевич — 01. Магия и кошмарные приключения Юлии Икот 17 тыс. знк.

(где-то и чуть позже)

Стол, тумбочка, два стула, мрачная неровность стен, тьма комнаты допросов. Стояла глубокая ночь. Под потолком висел фонарь в мутном застеклении, грубо притороченный на толстой ржавой цепи. Он слабо и рвано раскачивался, бомбардируемый ошалевшими от голода насекомыми, очевидно сдуру решившими, что тут им есть чем поживиться. Их причудливые тени, словно стаи ошалевших злых духов, кружили по стенам, полу, щербатой поверхности старого стола, ещё не старому лицу дознавателя и… совсем ещё юному лицу молодой рыжей девушки, одетой в одежду горничной крепости. Впрочем, Главный дознаватель Вирс знал, что это не её одежда, и вообще она никакая не горничная. «А вот кто она?» - этот вопрос уже не в первый раз всплывал в его голове. Не в первый раз, потому что…

- Может уже хватит этого балагана, сударыня, и всё-таки поведаете, как вы сбежали от меня в прошлый раз? – раздражённо бросил он. При этом его взор случайно поймал взгляд её глаз, но поймав его, тут же отвернулся. Он готов был поклясться, что они немного светились в темноте. Да что там в темноте! Они, чёрт побери, весьма заметно так сверкали! В них клубилась какая-то жуткая, даже потусторонняя синева не имеющая дна.

- По-моему я и так сообщила всё, что только могла. Меня зовут Юлия Алисина. Я родилась в Сфаньти. Это в пригороде столицы. Росла в приюте. Затем некоторое время жила в самой столице, работая в Королевской магической академии на должности… Впрочем, неважно… Это к делу не относится. Здесь я по личным делам. – вот такой последовал ответ, но дознавателя он совсем не убедил, не устроил и совсем не успокоил.
17. Андрейко Александр Юрьевич — 16. Магия и кошмарные приключения Юлии Икот 13 тыс. знк.
НАЧАЛО: http://pomidor.com/q/32891

Собаки... Собаки могут охранять дом, скрашивать ваш досуг, играть с детьми, а могут... сожрать вас! Или укусить ядовитыми зубами, а потом высосать из вас всю воду и питательные вещества. А вы говорите: "Друзья человека!"

- Теперь я никогда и ни за что не заведу собаку! Это травма на всю жизнь! - Юлия закрыла лицо руками.

- Ну, ну! Не сможешь собаку... Заведи кота, - леди Линн обняла её и нежно гладила по голове. Вся эта идиллия смахивала на воркование матери и дочери, которая призналась маме, что мальчик с соседнего двора её отверг.

- Не нужен мне кот. Я давно хотела собаку, а теперь... Я ничего не хочу! Я опустошена, разбита, духовно растерзана, но главное, конечно, это не откинуть коньки! - прагматизм в Юлии не дремал. - Иначе... эта собака станет моим питомцем на том свете! - девушка хлопнула себе ладонями по щекам, чтобы скорее прийти в себя. Те порозовели, явив весьма милое зрелище.

- Действительно, не грусти ты так по мелочам. Мы победили! Честно говоря, я уж думала, что нам конец. Радоваться надо! - улыбнулась Линн.

- Это всё так, но у вас... вернее даже у нас, хотя стоит ли себя упоминать... теперь нет магии! Мы застряли на четвёртом этаже, полном тварей, жаждущих нашей плоти, а ведь нам ещё и через пол пятого пройти надо!

- Не переживай больше, чем нужно. Главное - трезвость рассудка, - на лице зам. директора проступило сперва задумчивое, а потом хитрое выражение.
18. Андрейко Александр Юрьевич — 14. Магия и кошмарные приключения Юлии Икот 13 тыс. знк.
НАЧАЛО: http://pomidor.com/q/32891

- Э... Вы ведь справитесь с ней? Да? - неуверенно пробормотала Юлия, глядя на побледневшее лицо зам. директора.

- Я думаю...

- Что будем делать?

- Думаю... Думаю нам надо бежать! - уверенно кивнула Леди Линн и, схватив раскрывшую рот Юлию за рукав, бросилась обратно по коридору.

По пути она щёлкнула пальцами, и за её спиной тут же образовался водяной клон. Черты его были весьма примерными, но в них определённо угадывалась его хозяйка. Широко расставив ноги, он раскинул руки в стороны и перекрыл собаке дорогу.

- Ого! Вот это да! - вытаращила глаза Юлия. Она первый раз видела что-то подобное.

- Надолго его не хватит. - зам. директора отнюдь не разделяла её восторга. - Нам надо успеть оббежать лабиринт с другой стороны! - не успела она это сказать, как за её спиной разнеслось яростное рычание. Это водяной клон сумел поймать собаку и вступил с ней в яростную битву. Во все стороны полетели брызги воды и крови.

- Надо было остаться и добить её! - воскликнула Юлия. Ей казалось, что ситуация сложилась в их пользу.

- Видишь ли... У меня осталось не так много... Короче, нам лучше убегать!

В ту же секунду водяной клон не выдержал и взорвался фонтаном брызг, после чего растёкся по полу, превратившись в обычную лужу. Собака, очевидно так и не понявшая куда делся этот странный раздражающий кусок воды, шумно отряхнулась и как ни в чём не бывало ринулась дальше. На её теле было пару неглубоких ран, но они лишь разозлили зверя.
19. Татьяна Стрекалова — Сказка северного ветра 21 тыс. знк.
Он родился от звёзд. На заре. Когда ночь достигла крайности.
Так приморозило, что там, в вышине – лопались они с хрустом - и рассыпались, даже звон стоял! Это отец его, Астрей, царил над миром.
А тут Эос. Заря. И ничего с ней не поделаешь. Вспыхнула – и шевельнулось небо. Задрожала его глубь от розовых её пальцев. Никакого холода не хватит против розовых пальцев. Сразу свернулся чёрный бархат Астрея, закрутился в узел с алым рассветным шёлком. Разбирай там – где-кто! Вьются рдяные стяги, ленты пунцовые, рубиновые перья – несутся по свету, наотмашь секут – слева, справа – крестами, зигзагами! Вот и пошли потоки воздушные. Всё быстрей. Всё стремительней, яростней! Свились они вместе и множество сил набрали. А там – рванули в небес на землю, с земли в небеса - с такой мощью, что с тех самых пор бег его не прекращался, и, рождённый борьбой, звался он Бореем.

Он всегда мчался, всегда завывал. Уж такая перепала природа. Вечно влекло его – неукротимо, вперёд и вперёд – а куда?.. Туда, где в зените сияло солнце. Гелиос, Фаэтон, Феб – неважно! Все одинаково – они раздражали ослепительным блеском. А нравились льды. Строгостью. Сдержанностью. Тем – что не давалось самому. Чувством меры.

Он громоздил снеговые тучи и гнал их. На юг. С подвластного севера – в солнечный край. От его дыханья равнины покрывались морозным налётом, и он не давал им поблажек. Всё нагнетал, теснил полярные толщи воздуха. И те отступали под натиском Борея всё дальше на полдень. Льды росли и заполняли собой Европу. А предо льдами уходило к югу всё живое. Ветер гнал носорогов, оленей и мамонтов. Львов и медведей.
20. Андрейко Александр Юрьевич — 12. Магия и кошмарные приключения Юлии Икот 14 тыс. знк.
НАЧАЛО: http://pomidor.com/q/32891

Крики на улице стихали, сменившись отдалёнными звуками битвы, перемежающимися жутким рёвом неведомых существ.

- Надо выбираться отсюда! – с этими словами Юлия пошуровала в голове, после чего вытащила оттуда (вернее из волос, конечно же) заколку, и недобро покосилась на кровать.

Та была здоровенной и тяжёлой и в прошлом девушке потребовалось немало усилий, чтобы поставить её вертикально. Однако, если посмотреть исконно снизу, то можно было увидеть, что доски соединялись шурупами. Шурупы были одним из механических чудес Подзёма и считались роскошью, но в академия могла себе позволить ещё и не такое (так что не удивляйтесь).

Теперь вы наверное спросите: «Ну и на кой нам развинчивать кровать?». А вот это уже вопрос к Юлии.

Ловко орудуя углом заколки, она вывернула один из шурупов, отчего крепление к основанию кровати немного ослабло и тяжеленная доска, вернее даже не доска, а каркасная балка, явственно зашаталась.

- Отлично!

Но коварная судьба, очевидно, не желала Юлии добра и светлого будущего. По крайней мере так просто. Не успела та смастерить себе посильный таран, чтобы высадить дверь в темницу (учитывая обстоятельства, вряд ли кто-то был бы против), как в коридоре послышался какой-то противный шелест и урчание. В ту же минуту откуда-то, уже из другой части академии, послышались мощные взрывы и треск. Вероятно, кто-то из сильных магов пытался защититься от нападения.

- Не нравится мне это. Ох как не нравится! – прошептала девушка.

Не успела она это произнести, как что-то крупное и мерзкое бросилось на прутья её клетки.
21. Андрейко Александр Юрьевич — 10. Магия и кошмарные приключения Юлии Икот 18 тыс. знк.
Начало: http://pomidor.com/q/32891

- Проклятье! – выругался человек в шляпе. – Это один из армейских пехотных отрядов! Они не задумываясь пробились в центр и теперь стянули к себе всех демонов… Героически, конечно, но что будет, когда всех их перебьют? Кого они защитят? То-то я подумал, что всё прошло слишком гладко с убийством этой твари класса 4. Даже на помощь ей почти никого не принесло, а они вон где! – устало вздохнув, уже в который раз за день, человек в шляпе заскользил между развалин домов. Прямо на звуки боя.

Несмотря на кажущуюся неспешность, он очень спешил, но спешил осторожно. Несмотря на кажущуюся черствость, ведь вокруг погибали люди, он внутренне содрогался и чувствовал их боль, но если он станет отвлекаться, то тоже сложит здесь голову, упустит инициативу, а потом погибнет ещё больше человек.

Он и так весьма рисковал, нарушив приказ сразу же отступить в тыл. В случае чего, агента его уровня будет непросто заменить, но по головке его точно не погладят. Однако, по его мнению, риск был оправдан ситуацией. А заминку он мог объяснить попаданием в засаду… или чем-то то там ещё. Чего только не случается в городе, в центр которого падает красный замок!

Решив не бросаться в бой оголело, а для начала разведать ситуацию, человек споро взобрался на высокую колокольню, стоявшую неподалёку. Сама колокольня к этому моменту была уже замолчала и была совершенно пуста.

Оттуда он сразу же обнаружил кучу демонов окрест и не самое завидное положение подошедших войск, мужественно перекрывавших улицы. Особенно заметно пострадал тот самый шумный отряд, который продвинулся дальше всех.
22. Андрейко Александр Юрьевич — 07. Магия и кошмарные приключения Юлии Икот 12 тыс. знк.
Начало: http://pomidor.com/q/32891

Дело было ближе к обеду, поэтому финальные выпускные экзамены всё ещё шли, но кто-то, вроде Гены, уже выполнил свою миссию и теперь на радостях напоследок слонялся по академии, ломая голову над тем, чем же себя развлечь в ожидании праздника выпускного. Ой, простите! В ожидании Прощального седьмичника, конечно же.

К счастью, в последнее время никому не приходилось особо напрягать фантазию. Достаточно было просто пойти в главный коридор, опоясывающий всё здание академии по периметру и добраться до расположенной там клетки с Юлией. Уж где где, а тут всегда было весело и людно.

Несмотря на все удары судьбы, подлость и несправедливость, а так же тяжёлую потерю и совершенно незавидное положение, обитательница клетки не выглядела полностью подавленной.

Кто-то другой на её месте, наверное уже сидел бы безвольной куклой посреди камеры и меланхолично ловил лбом огрызки от яблок, но только не она.
Первые два дня Юлия бросалась на прутья, стоило ей завидеть хоть кого-то из тех троих, что принимали у неё экзамен. Крики и ругательства, посылаемые им вслед могли бы смутить даже сорокалетних мужиков из Центрального морского порта Бархана и возможно это кого-то и задело бы, если бы над прутьями её камеры на было аккуратно притороченной таблички с надписью: «Заключены здесь во искупление собственной мерзостной лжи, прочих злодеяний и во имя излечения душевного безумия и бесовства, обуявшего их слабое сердце. И да не будет их душа одержима тьмой.» Понятно, что после такой ремарки всякие слова становились бессмысленными.
23. Андрейко Александр Юрьевич — 08. Магия и кошмарные приключения Юлии Икот 10 тыс. знк.
Начало: http://pomidor.com/q/32891

А толстяк, тем временем, словно в припадке носился по коридору, и охрана не могла его поймать, пока Юлия подбирала ползающих по клетке мух и раз за разом швыряла их ему в спину и в стоящую перед ней толпу. Особого вреда они там не могли нанести, зато весьма любопытно и заковыристо прыгали между студентами-магами, многократно отражаясь от разнообразных магических щитов, которые уже давно подняли всё и каждый. В конце концов мухи вылетали из толпы наружу, где их успешно уничтожала подбежавшая охрана, или всё же впивались в какого-нибудь несчастного неумеху. Это действо чем-то напоминало игровой пинбол с шариком и толкающими пружинами.

Видя это паническое столпотворение, Юлия не очень то и ликовала, всё-таки она, несмотря на все выпавшие на её долю испытания, ещё не стала той, кто получает удовольствие от чужих страданий, хотя и совесть её не грызла.
В толпе стояли многие из тех, кто до этого уже доставлял ей неприятности в библиотеке. Жестокие шутки, да еще и над жалкой простолюдинкой, были в обычаях местного высокомерного общества. Здесь, вероятно, не было никого, кто в прошлом хотя бы раз на задел Юлию хотя бы чем-то: не потребовал бы книгу сию секунду, а потом заявил, что она не та, просто так - забавы ради, не разметал бы магическим ветром Юлины записи и карточки, которые она кропотливо и педантично раскладывала на своём рабочем столе, не наябедничал бы мистеру Свайно о том, что она посмела говорить с ним, сиятельным отпрыском, на равных, после чего мистер Свайно напускался на Юлию ещё сильнее, заставляя её, в угоду чужим прихотям, работать в библиотеке сверхурочно,
24. Ирина Лиртан — Рина. Книга 4. Оракул Судьбы. Часть первая 64 тыс. знк.
Что делать, когда теряешь друга? Твоя некромагия практически бессильна. С Риной случилось подобное. Андра оказалась в Эдеме из-за крыльев. Но из Эдема Андру похищают. Как такое возможно? Что делать? Как её найти? В один из прекрасных дней Алекс и Рина находят Андру. Но за её освобождение нужны крылья Рины. А ведь Рину предупреждали, что она потеряет крылья из-за друга. Но Рина привыкла к крыльям, так же как и к некромагии. Без крыльев Рине не выжить если только…

Глава 1.
Праздник?
***
Когда я вернулась, Алекс извинился передо мной. Я его вновь простила. Со златокрылыми больше не было проблем. Как оказалось, я убила главного. Остальные поняли, что тоже погибнут и больше не совались. Мы благополучно телепортировали домой. Теперь я живу с Алексом, моя квартира пока пустует. Люма тоже перенеслась в мир людей. Теперь она живёт с Алексом…
***

Я люблю день рождения. Но когда осознаёшь что становишься старше, сердце замирает… так и со мной. Пятнадцать лет мало, а вот шестнадцать уже много. Ну почему я так быстро расту? Правда, Алексу этим летом уже исполнилось шестнадцать, а у Андры день рождения только зимой. Мне не хотелось становиться старше. Я хотела закрыть глаза и уснуть за день до моего дня рождения, а проснутся спустя неделю. Тогда всё можно забыть и смириться легче.… Но видно не судьба…

***
- Просыпайтесь, повелитель некромагов! Сегодня ваш день рождения! – Алекс пытался разбудить меня. Но я отворачивалась к стенке и закрывалась подушкой. Тогда он, не выдержав, применил свой дар против меня. Но это же не честно!!! Почему он так делает!!! Нельзя манипулировать моим настроением!
25. Татьяна Стрекалова — Холодный отблеск 31 тыс. знк.



Отважные люди водятся на свете!
Например, они женятся, живя безнадёжно в одной комнате с родителями. И даже заводят детей.
А иные и того не имеют. Гнездятся по друзьям и родственникам, снимают углы, чердаки, подвалы. И ничего! Жажда жизни так и переполняет. Они бывают веселы, влюблены, счастливы. Притом, что временами хнычут, жалуются. А им говорят: «Так вам и надо!». Говорят: « Нечего жениться! Нечего радоваться! Вот у нас трёхкомнатная – и то не рады. Куда ж вы-то в калашный ряд? Да ещё младенца туда же?».
А они плюют! Они женятся! И случаются с ними порой удивительные вещи.
*
Красивую Веру мама мечтала пристроить за какого-никакого миллионера без жилищных проблем. А Вера вышла за Федю Холодного из Архангельска. И стала Верой Холодной.
Не той Верой Холодной, которую в далёком 19-м неистовые поклонники то ли уморили в белых лилиях, то ли удушили в объятиях – нет, обычной. Неартистичной. Живой и здоровой.
Федя из Архангельска поселился у Веры в коммуналке Лефортово и тринадцатиметровую комнату перегородил шкафом. И, прежние домоседы, Верины родители сделались необычайно подвижными. Всё-то тянуло их в гости, по музеям, на пешие прогулки от Сокольников до Кусково. Таким образом, у Веры с Федей родился Василёк.
Кроватку втиснули между шкафом и Веро-Фединой постелью и зажили ещё счастливей, и никакой холод, вопреки фамилии, не остужал семейный очаг.
*
А у Феди водился родной брат. И тоже из Архангельска. Того звали совсем по-дремучему: Тихон. И жил он на семи ветрах, в свободном полёте, вольным соколом на птичьих правах.
26. Штолле Галина — Эпидемия 16 тыс. знк.
- Здравствуйте! – на голубом фоне экрана появилась златовласая ведущая в светлом костюме. – В эфире новости магии. Продолжает увеличиваться количество инфицированных в маленьком городке Литерра. Сейчас городок оцеплен, во избежание распространения болезни, и все жители находятся в карантине. Специальные группы инспекторов и целителей-эпидемиологов уже прибыли на место и теперь вплотную занимаются проблемой. Напомню, что в начале этого месяца в Литерре был зафиксирован первый случай болезни, лишающей людей магических сил. До сих пор точно не удалось установить источник и причину вируса, так и вернуть магическую силу. Мы будем держать вас в курсе происходящего…
Икеру Ривас, младший инспектор, не торопясь, шёл на пути из города. В его обязанности входило следить, чтобы никто из заражённых не сбежал и не распространил эту заразу дальше. За последнюю неделю он пресёк уже три случая побега и был готов к новым. Он изучил все слабые места кордона, окружающего город и знал пригороды как свои пять пальцев. Ещё немного и вскоре перед ним показалась небольшая речка, окружённая камнями и холмами. Самое слабое место карантина было здесь. Здесь сеть заклинаний из-за ландшафта была наиболее уязвимой и часто рвалась. Инспекторы не могли контролировать эту зону и приходилось полагаться на своё чутьё. Вот и сейчас его взгляд зацепил девушку, переплывающую реку.
- Эй! – он сделал предупредительный выстрел в воздух. – Вы нарушаете карантин! Вернитесь назад, немедленно!
Девушка замедлила ход, чтобы оглядеться и продолжила плыть дальше. Убивать её он не имеет права. Это она знала наверняка.
27. Наталья Фабиан — 13 тыс. знк.
Мастер

По лесной тропе неторопливо шли высокий мужчина и мальчик лет десяти. Мужчина, одетый в поношенные штаны и рубаху, у ворота которой висела нитка от оторвавшейся пуговицы, шагал широко, сдвинув на затылок шляпу с обвисшими полями. Под ногами его, обутыми в высокие сапоги, мягко поскрипывали сосновые иглы. В руках мужчина нёс пару удочек, за спиной его висел мешок на двух длинных лямках. Мальчик, в коротких штанишках, основательно протёртых на коленках, и рубахе, когда-то синей в белый горох, застиранной почти до белизны, пытался приноровиться к широкому шагу своего спутника. Сосны окружали их со всех сторон, пронизанные первыми лучами солнца. Высокие, словно колонны, они раскидывали свои ветви над головами путников. Впереди слышен был шум набегающих на берег волн. Мальчик замедлил шаг и втянул носом солёный воздух.
- Кажется, мы пришли, отец, - скорее утвердительно, чем вопросительно сказал он.
- Да, море уже близко, - отозвался мужчина. – Не отставай.
Мальчик рванул за отцом, нагнал его и ухватился за широкую отцовскую ладонь.
- А какую рыбу мы будем ловить? – мальчик с трудом сдерживал возбуждение.
- Какая попадётся, - отозвался мужчина. – Хорошо, что мама твоя уехала к тёте Ильзе. Она всегда ругается, если я отправляюсь на рыбалку.
- Но почему?
- Ну, понимаешь ли, мама твоя из очень состоятельной семьи. А в состоятельных семьях принято покупать рыбу на рынках, а не ловить самим. Я же родился в бедной семье, и часто только то, что я поймаю, утоляло голод моей матушки.
- Бабушки Марты?
-Да.
- Я помню бабушку Марту, - мальчик тихонько вздохнул. – Она всегда давала мне конфет и гладила по голове, когда приходила.
28. Юлия Пасичная — Вставая на крыло 290 тыс. знк.
А книжки мы любим читать…
Марта выглянула в окно и со вздохом перелистнула страницу, торопясь дочитать главу об увлекательных приключениях алого дракона. Солнце уже садилось, и скоро деревенский пастух пригонит стадо домой. А это значит – дойка, приготовление ужина, кормление многочисленного семейства Скалинген и прочие домашние хлопоты. Уже не почитаешь. И так удалось выкроить для чтения целых два часа – маленькая подружка Иста уговорила доверить ей перебирать крупу для каши. Маленькие пальчики ловко отделяли пшеничные зерна от мусора, и Марте оставалось только поглядывать в очищенную кучку.
Читать Марта всегда любила. С тех пор десять лет назад как покойный священник отец Алан показал ей буквы и подарил первую книжку, девочка с восторгом и упоением погрузилась в новый, неизведанный мир. Правда, в церковной библиотеке книги были скучные – в основном жития святых и библии. Зато в старом замке, куда однажды Марту позвали вместе с другими девушками для помощи, оказался настоящий рай для юной любительницы чтения. Мгновенно расположив к себе смотрителя Ирганта, девочка стала бегать в замок каждую неделю. Обычно старик выдавал ей три-четыре книжки, бережно завернув их в чистую холстину, и счастливая читательница прятала сокровище на чердаке, в ветхом сундуке.
Читала Марта каждую свободную минутку, предпочитая желтые страницы, скрывающие тайны, обычным детским развлечениям. Сверстники не любили странную девчонку, вечно уткнувшуюся в книжку вместо того чтобы поиграть в догонялки или сбежать на речку. И что она только в этих ветхих стопках бумаги находит, шептались деревенские мальчишки и девчонки.
29. Татьяна Танина — Велиада, главы 1-5 402 тыс. знк.
Велиада (фэнтези-сага)
Завершены 2 книги.

Глава первая, вступительная, о любопытстве, которое не довело до добра

Возбранка... Так назывался холм.
Другие холмы вокруг безымянные, а у него - собственное имя. С виду самый обыкновенный холм, ничем непримечательный – не выше, не ниже соседних, не уже и не шире, не округлей и не длинней. Деревья на нем росли той же породы, что во всем лесу - исполинские, с густой вечнозеленой кроной, смотреть снизу, кажется, что верхушки при порывах ветра скребут небосвод. Кустики под ними да папоротники-кочедыжники как везде окрест. Редкие валуны на склонах – серые, пористые, по бокам замшелые - такие же как во всей округе, ни больше, ни меньше…
Ничем не отличался этот холм от других увалов, во множестве бугривших местность, но единственный во всем Лесном краю был заповедным.
У подножья Возбранки стояли большие черные, испещренные непонятными значками камни, прозванные «сторожевыми». Старики сказывали, что надписи те предупреждают, мол, стой, дальше ходу нету, опасно для жизни. Еще сказывали, что поначалу этих сторожевых камней, расставленных особым образом - по сторонам света и на невидимых границах между ними - было восемь, два из них под воду ушли, когда река изменила русло. А коль стояли они, каждый на своем определенном месте, следовательно, установил их кто-то, мыслящий как человек - природе-то все равно, где север, где юг, сеет как попало, лишь бы пустот не оставалось. Но кто был тот человек, как его звали-величали, из каких краев явился, не ведали старики, поскольку в ту пору, когда люди начали обживать северные широты, на холме уже лежало заклятье.
30. Дарий — Проклятие Нефритового города 48 тыс. знк.
Глава 1. Лес откровений

Лучи закатного солнца едва пробивались сквозь густую листву деревьев, отбрасывающих загадочные тени на мраморные скамьи и выложенные плиткой дорожки не так давно излюбленного места прогулок и тайных свиданий жителей Нефритового города. Припозднившиеся прохожие, торопливо семенящие по выщербленным временем каменным плитам, с опаской поглядывали на одинокого мужчину в покрытой пылью одежде, который припал к бутыли с вином и, не обращая внимания на настороженные взгляды, поглощал с явным удовольствием ее содержимое. Убедившись, что бутыль пуста, он с неудовольствием отбросил ее в сторону и, спасаясь от внезапно налетевшего ветерка, плотнее запахнул одежду. Внимательный взгляд мог заметить мелькнувший на секунду меч в ножнах с рукоятью в форме человеческой кисти, висевший в том месте, где положено быть левой руке. По стремительности движений воина было видно, что он давно свыкся с отсутствием конечности и, компенсируя потерю, выработал другие, неизвестные и страшные для противника навыки. Физическое увечье не стало для него фатальным, но каждый раз, бросая взгляд на культю, перед его глазами вставала одна и та же, мучительная картина…

Лязг стали о сталь уже несколько страшных минут полосовал утреннюю тишину. Две фигуры, вращая мечами с огромной скоростью, блокируя и делая обманные движения с последующими контратаками, двигались в водовороте боя со сверхъестественной скоростью и точностью. После очередного обмена ударами, противники отпрянули друг от друга и застыли, переводя дух, с поднятыми мечами, готовые в любую секунду ответить на возможный выпад.
31. Vilenna Gai — Раз, два, три... 74 тыс. знк.
Рассказать то, что так тщательно скрываешь всю жизнь, открыться, поделиться - ИСПОВЕДАТЬСЯ!

Раз, два три…

«Раз, два, три, четыре, пять,
Будем в прятки мы играть.
Небо, звезды, луг, цветы…»

Не люблю дожди. Нет, это мягко сказано. Дожди я просто терпеть не могу. Даже если льет за окном, а я в теплой квартире, у камина, пью горячий чай и кутаюсь в одеяло - НЕНАВИЖУ! Однако сегодня я надеваю яркое платье, эфирное и откровенное, набрасываю сверху плащ, прозрачный, с легким голубым оттенком, с большим капюшоном. Плащ закроет меня от льющейся с небес воды, но не спрячет фигуру, облаченную в яркое одеяние.
У самой двери я оцениваю свой вид в зеркало, наношу последний штрих – сочно-красную помаду, взъерошиваю волосы, чтобы прическа не выбивалась из моего сегодняшнего облика классическим консерватизмом, глубоко натягиваю капюшон и, прихватив с собою зонт-трость, выхожу за порог.
Все мое существо, каждая моя клеточка не переносит слякоть, но только так я смогу найти его.
Вечереет. Сегодня не будет яркого заката, окрашивающего небосвод, дома, окна... Как и уличное освещение не сможет отогнать мрак из-за падающей влаги с хляби небесной. Улицы рано опустеют, одинокие путники спешно разбегутся по своим обиталищам. Даже бездомные будут искать сухой уголок, чтобы укрыться от противной мокроты.
Терпеть не могу дождь, от этого неудержимо повторяюсь в мыслях и словах.
Под подъездным навесом я замечаю как фонари, не разогревшись, ленно бросают свет на мостовую, размыто копируясь в лужах, но не отгоняют мглу. Моторошно.
32. Вербовая Ольга — У ведьм свои секреты 23 тыс. знк.
***
В таверне было шумно. Гвалт, пьяный смех, неприличные шутки перемешивались со звоном посуды.
Впрочем, посетителей в этот час было немного, и добрая половина вели себя вполне пристойно. В то время, как дон Гильермо Алькантара, опрокидывая в себя очередной бокал вина, выкрикивал на всю таверну шутки, которые и продажную девицу заставили бы покраснеть, и сам же, запрокинув голову, хохотал над ними во всё горло, считая их, по-видимому, верхом остроумия. Одни посетители поддакивали, другие молча терпели, но никто из них не решался его оборвать и поставить на место. Все знали, что сеньор Алькантара не только придворный, но и личный друг самого короля. Не решалась ему перечить и хозяйка таверны, лишь с тревогой наблюдала за почтенным доном и молилась, чтобы он не разнёс в щепки всё заведение. Молчала и её сестра десяти лет от роду.
Собственно, последней не было дела до разбушевавшегося сеньора. Она не сводила любопытных глаз с молодого человека в капитанском мундире. На вид ему было лет двадцать, и в этой таверне он был достаточно редким гостем. Его стать и манера держаться приводили девочку в восхищение. И хотя сама она старалась быть незаметной, втайне мечтала, чтобы капитан Рамирес посмотрел на неё, сказал пару слов.
- Долорес! – голос сестры отвлёк девочку от созерцания. – Принеси ещё вина сеньору Алькантаре.
Долорес тихонько усмехнулась, неловко прикрываясь рукой:
- Куда ж ему ещё? И так уже хорош как не знамо кто!
Но, естественно, подчинилась – побежала в погреб за вином.
33. Оксана Крыжановская — *** 32 тыс. знк.
После четвертой лекции, я с девчонками сидела за столом возле большого цветка в столовой, попивая кисель с остатками вчерашних сладостей.
С самого утра меня всё не покидало чувство, что на меня постоянно кидают заинтересованные взгляды. Вот и сейчас я спиной ощущала, как на меня косятся адепты за соседним столиком, о чем-то тихо перешептываясь.
Навострив уши, я прислушалась к их нему разговору и от удивления, пораженно пробормотала:
- Что за черт?
- Ой, а ты как будто не знаешь? - раздраженно ответила Флора, находившаяся с утра в дурном настроении. - Могла хоть лучшей подруге про вчерашнее свидание рассказать, а то ей приходиться узнавать обо всем из сплетен!
- Какое свидание? - изумленно спросила я, почему-то подумав о том, что надо было вчера настоять на своем и вазу с цветами убрать. - Я ж ему просто город показывала!
- Это ты не мне рассказывай, - фыркнула она, кинув в рот мармеладную вишенку, - а тем двум лекарям, что вчера вас видели в трактире.
- Лекари? - жалостливо переспросила я.
На курсе лекарей были только девушки, и любимое их занятие было сплетничать. Стоит кому-то, где-то или что-то сделать, так они тут же разносят эту информацию по Академии, при этом, конечно же, изменив факты.
- На свадьбу нас хотя бы пригласишь? - с ухмылкой поинтересовалась Урсула, от чего мне захотелось просто таки взвыть от негодования в голос.
- Свадьба? - вдруг спросил хмурый голос.
Я вздрогнула и, подняв голову вверх, вздрогнула еще раз.
Теперь у меня точно были серьезные проблемы в лице нахмурившегося, словно пасмурное небо, эльфа.
34. Фролова Юлия — Знахарка 780 тыс. знк.
ЗНАХАРКА.
"Она была добра ко всякому, кто поступал согласно ее воле..." Надпись на могильной плите.
Глава 1.
Багряный кленовый лист сорвался с ветки и, описав ленивую дугу, приземлился прямо на нос Рурки. Тот фыркнул, и лист шлепнулся в тарелку. "Совсем пустую тарелку..."
Мне не везло. Не то, чтобы меня преследовали неудачи,- нет, все получалось, но... "В другое время на этой тарелке лежал бы бутерброд, моя бедная голова не раскалывалась бы от боли, а эта фляжка была бы полна старой доброй Аркадой..."
- А самое обидное, - поворачивая флягу то так, то эдак, чтобы лучи полуденного солнца, чудом проскользнувшие сквозь путаницу ветвей, играли в коричнево-зеленой глубине вязкой жидкости, проворчала я,-самое обидное,- что и выругать толком некого, кроме себя, любимой... Идиотки... Рурки, по обыкновению, ничего не ответил. Собственно, даже ухом не повел, подставляя бока тем же немногим ласковым лучам осеннего солнышка. В этом весь Рурки - самый флегматичный осел во всем Эборе. Впрочем, не глупый и не упрямый, за что, а также за удивительную способность не обращать внимания на магию, пока она не касается его непосредственно, ему и прощаются маленькие слабости вроде обжорства и лени... Я вздохнула и потерла лоб. Как обычно, к полудню боль усилилась. "Мне бы сейчас лежать в своей постели Дома, в Танале, и спать... Или швыряться чем попало в неугомонных горничных и знахарок, решивших испытать именно на мне новую отраву. То есть, прошу прощения, "новый эликсир от эМ-хмеля"..."
- Вроде этого,- я встряхнула бутылку.- И самое большее, что можно сделать, это дать себе самой по голове
35. Ирина Лиртан — Рина. Книга 5. Последний Вдох Бессмертия. Часть Первая. 54 тыс. знк.
Последний вздох… рано или поздно его делает каждый. Каждый человек и… каждый бессмертный. Рина стала вампиром, приняла бессмертие. Тут же её ждёт расставание. Музыка и только музыка поможет Рине забыть его. Того, кто бросил её. На одной из репетиций Рина влюбилась. Влюбилась в басиста группы. Влюбилась в смертного….

1.

- Логические величины, согласно двоичной системе счислений, могут принимать только два значения: «1» и «0». Здесь «1» означает выполнение проверяемого определённого условия, значит, утверждает истинность логического высказывания, а «0» показывает невыполнимость условия, то есть указывает на ложность высказывания. Символьные величины могут принимать в качестве значения только один символ, взятый в апострофы, например «R», «Л», «%» и так далее. Здесь можно использовать в качестве значения коды символьных величин. Простые типы, кроме real, называются упорядоченными, они упорядочены согласно их коду, числа – согласно их возрастанию. Стандартные типы…
- Так, стоп! Алекс, у меня уже мозги кипят от этой информатики!
Он подлетел ко мне и улыбнулся.
- На уроке надо было слушать! Продолжим. Стандартные типы…
Он что-то говорил. Я его не слушала. Мои мысли витали где-то под потолком. Интересно, а они не натолкнулись на Алекса? В том смысле, что Алекс сейчас тоже витал под потолком и диктовал мне про какие-то стандартные типы. Эта информатика меня бесит! Я ничего в ней не понимаю! То ли дело физика.… Вдруг меня ударил слабый разряд тока.
- АУ!!! Ты меня вообще слушаешь?
Я подняла глаза на Алекса. Он «висел» над моей головой и сердито смотрел на меня, сдувая дымок со своего пальца. Я поняла, что влипла. Хотя…
36. Виктор Дворецкий — Меморандум магии 3 тыс. знк.
Меморандум магии
(Записано полуавтоматическим способом 3 сентября 2017 года в 10-30 утра.)

1. В этом мире все подчинено магии, хочет признавать этого человек или нет.
2. Человек нейтрален по сути по отношению к окружающему миру и только внешняя энергия заставляет его занимать ту или иную позицию.
3. Есть два вида энергии, которые и проявляются в человеке: негативная(агрессия) и созидательная(творчество).
4. Источником негативной энергии всегда является внешний мир – это реакция человека на раздражающие факторы. Созидательная энергия заложена в самом человеке - его целью жизни.
5. Задача человека – научиться защищаться от негативной энергии (агрессии) и культивировать созидательную.
6. Боль в человеке появляется тогда, когда он противостоит негативному воздействию или пытается реализовать свои созидательные возможности в агрессивной среде.
7. В этом мире все и вся связаны между собой прочными связями вне зависимости от умения людей видеть эти связи – ведь источник всего сущего един: это Бог, который и создал все вокруг.
8. Умение видеть эти связи дает дополнительные возможности как для защиты человека от негативного воздействия, так и для реализации своего созидательного начала.
9. Уровень возможностей человека определяется его положением в социальной среде – чем дальше он находится от средних параметров энергии толпы, тем ему сложнее созидать и тем более мощными будут атаки негатива.
10. Средний(нулевой) энергетический уровень социума – граница “добра и зла”, определяется в магическом ритуале баланса, который и фиксирует эту планку.
37. resonoid — Ходит Дурачок 11 тыс. знк.
Ходит Дурачок по миру…
(Егор Летов)

Во Купалинскую ночь собрался хмельной народ возле костров на опушке леса. Кто через пламя сигает, кто венки плетет, а кто и по кустам блудит.

А Дуняша, не будь дурой, отправилась в самую чащобу заветный цветок папоротника искать. Он, люди сказывали, клады указывает. Была Дуняша румяна, да грудями пышна, одно плохо – сирота. А без приданова , кто ж в жены возьмет ? Идет она по лесу, а у самой внутрях все обмирает. То ветка вдруг рядом затрещит, то филин ухнет, ажно сердце в пятки. Только вдруг видит, средь перьев папоротника светится что-то красным, будто уголек. Наклонилась она, дабы разглядеть получше. Предстал ее очам цвет дивный. Только на радостях сорвать собралась, чувствует, как облапил сзади кто-то, да сарафан на голову задирает. А варнак то, знай, свое дело делает. Подмял Дуняшу по себя, да по голому заду ручищей поглаживает. Забилась Дуняша птахой, запричитала, да где там. Вскрикнула она, да и обмякла, а цвет заветный меркнуть начал, пока совсем не потух.

Лежит Дуняша, слезы горькие с лица утирает, повернулась на спину, очи вверх подняла. В небе луна светит полная, а рядом варнак порты подтягивает, да лыбится глумливо.
-Как зовут то тебя, краса? – пробасил варнак.
-Так Дуняшей - Безродницей кличут – осмелела девка, поняв ,что губить ее не будут.
-А я Трофим-охотник. Зверя добываю – варнак протянул ладонь широкую, помогая Дуняше подняться.
-Ой, горе мне, ой судьбинушка! – захныкала опять Дуняша. – Кто ж меня теперь в дом то к себе возьмет.
-Ты это, девка, не кручинься. А мож ко мне в жены пойдешь? Дюже ты справная! – почесал затылок Трофим.
38. Маргарита — Тайна Шаман-Горы 38 тыс. знк.
Югра
Глава I
Трагедия эпохи плейстоцена
- Ыыээхав! Амаээыхав! Акка!!! - орал во всё горло коренастый дядька, угрожающе потрясая кулаками в безграничное небо. Двадцать девять тысяч километров изнурительного пути оказались напрасны: желанная цель взмыла вверх и через секунду стала жемчужиной в небе. Даже дар обращаться в ворона уже не поможет – скорость земной птицы ни в какое сравнение не шла с космической скоростью межгалактического аллапса. Если Айю они забрали с собой, всё пропало!!! Но нет, не могли они увезти с этой дикой Земли Айю – источник всего живого, первооснову жизни! Айя предназначена только для этой планеты, только для этой, а значит, должна оставаться здесь. Они улетели, а где же может быть Айя?! Конечно же, они её спрятали и наверняка, где- нибудь неподалёку. Где же, где?!! Он взял след ещё с Анабамы, и практически по пятам преследовал их, обращаясь то в шерстистого носорога, то в пещерного медведя, то в какую – нибудь мерзкую рептилию, лишь бы они не догадались, лишь бы не спугнуть их. И вот все труды тщетны! Неужели они с самого начала знали и провели его вокруг пальца, как глупого мальчишку? Нет, не может быть!!! Он упустил их из виду лишь один раз и то по нелепой случайности: будучи в облике сайгака, ему пришлось резво удирать от назойливых ухаживаний особи противоположного пола. То, что Айя до неприятного инцидента была ещё у них, никаких сомнений не вызывало. Они оставались без его зоркого присмотра около получаса и за этот промежуток времени вполне благополучно могли спрятать Айю.
39. Mohicana — Сквозь века 45 тыс. знк.
Пролог
- Итак, мы собрались здесь сегодня, чтобы...
- Ви, мы не на свадьбе и не похоронах, - нетерпеливо перебила меня Рейчел - девушка с иссиня черными волосами и взрывоопасным характером. - Давай короче!
- Может, сама попробуешь? - сразу взвинтилась я.
- Ну и попробую! Думаешь, хуже получится?
- Прекратите ссориться, - вмешалась Сара, не дав мне ответить очередной колкостью. Эта миниатюрная блондинка всю свою жизнь отличалась своим спокойствием и умением разряжать обстановку. - Может, продолжим? А то мы рассеем созданную ауру...
Наши с Рей перепалки, происходившие, в общем, не так часто, всегда были проявлением некой привязанности друг к другу. А в тот вечер сказывались еще и долгие приготовления к этому событию. Несколько дней назад, впервые за весь год проживания в этом доме, я разбирала вещи, оставшиеся на чердаке от прежних хозяев, и наткнулась на старую пыльную книгу с заманчивым названием "Магия Вуду". Воспользовавшись тем, что предки уехали на выходные к родственникам, я позвала девчонок. Как ни странно, мы на самом деле верили, что чтение заклинаний приведет к чему-то сверхъестественному. Неизведанное всегда притягивало людей. А что уж говорить о нас - молодежи?
- Тогда читать буду я! - Рей склонилась над книгой.
- Нет! - воспротивилась я. - Я начала - я и закончу! И вызвать духа пришло в голову мне!
- Ну, хоть что-то разумное за восемнадцать лет...
- Прекратите! - начала терять терпение Сара.
- Итак, - невозмутимо продолжила я, - мы собрались здесь втроем, как того требует эта древняя книга, чтобы вызвать дух недавно почившего короля поп-музыки - Майкла Джексона. Услышь наши слова, Майкл.
40. Александр Жудин — 155 тыс. знк.
НЕВЕСЕЛАЯ СКАЗКА

События, изложенные в тексте, не имеют никакого отношения к действительности и являются вымыслом автора.



«Трагично все это. Эту сказку надо написать БОЛЬШИМИ буквами на всех экранах, заборах, щитах с призывом - задумайтесь, люди! Да только где те, которые могут что-то изменить? Придут на баррикады очередные, потом, захватив власть, захватят и все остальное». – Это написала мне женщина, к мнению которой я прислушиваюсь с самого раннего детства. Моя старшая сестра!

Пролог.

Великая сушь навалилась на Поднепровье. Дождя не было уже недели четыре. Беспощадное солнце яростно палило землю, на небе не было ни одного облачка, в раскаленном воздухе пахло зноем. Вершина лета. Был далеко ещё и не полдень. Но температура была как в печке, под сорок, сдохнуть хотелось немедленно. Ни малейшего движения воздуха, прямые солнечные лучи, желтый слепящий свет с небес. От весеннего буйства цветения остались лишь засохшие ошмётки, доцветала лишь красавица катальпа, дерево-тотем известного по Фенимору Куперу индейского племени чероки. Уже давно отошли вишня с черешней, пришла пора абрикосов. В средине лета в городе стояла невыносимая жара, и все силились укрыться от нее в тени, а в идеале – под кондиционером. Алексу в эти минуты больше всего хотелось оказаться на берегу родной дальневосточной красавицы Зеи и найти спасение в её прохладных чистых водах. Но как она далека… А какое изобилие цветов было на Дальнем Востоке! Одних лилий (саранок) несколько видов. Желтых, на длинных тонких стеблях, очень ароматных, красных - четырех видов. А сколько разнообразных колокольчиков, марьиных кореньев, ландышей, сон-травы по весне! И какой воздух! Он был напоен ароматом цветущих кустарников, небо - ультрамариновое.

Сиреневые от цветущего багульника весенние сопки.