Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Андрейко Александр Юрьевич
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
6/28/2022 1 чел.
6/27/2022 1 чел.
6/26/2022 1 чел.
6/25/2022 2 чел.
6/24/2022 1 чел.
6/23/2022 2 чел.
6/22/2022 2 чел.
6/21/2022 1 чел.
6/20/2022 1 чел.
6/19/2022 1 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Проклятые коты, острые мечи и жестокая магия (глава 1)

Автор: Андрейко Александр Юрьевич
2021 год

Начало

Вот он, наш герой - суровый наёмник со сверкающим взглядом, способный встряхнуть мир и низвергнуть небеса. Или наоборот... Стоп, я чего-то запутался... А может нет... Блин!
Хотя, если подумать, что-то не то я делаю, не с того края захожу. Надо начинать плавно, а то как-то слишком дерзко пафос рванул, с места в карьер, так сказать. Непорядок! Короче, начнём с начала. И... нагоним кропаль жути, чуток драмы, щепотку описательности, пейзажи там всякие красивые, цветочки-лепесточки. Да, пожалуй так и сделаем. В добрый путь! (шутка)

Настоящее начало

Где-то недалеко от центра Мегакратера...

Когда ветер несёт обрывки облаков, они похожи на белых и пушистых птиц. Эта мысль вертелась в голове малолетнего Андрея, пока он лазил по утёсам.

Лазить вокруг города классно. Если, конечно, ты здесь не по другим делам, кроме отдыха. Хотя нет, всё равно здорово. Здесь полно причудливых камней, тенистых ниш и пещер спрятанных в паутине расщелин. Отвесы скал заросли карликовыми деревьями и ползучими лозами. В ущельях бегут ручьи и процветают лишайники, мхи и папоротники. А на многоярусных плато, что повыше, расстилаются фиолетовые моря лаванды, перемежаясь густыми лиственными лесами.

Но не всё так радужно. Отец Андрея часто повторял, что мир - очень скверное и гадкое местечко, даже в этих спокойных краях, и углубляться в ущелья не надо. Ведь в горах водятся огромные пумы, а в лесах свирепствуют волки. Мама же пугала его змеями и пауками, но пауков Андрей не страшился, а змей... Недавно он даже поймал одну и зажарил на ветке. Получилось не так уж плохо, так что и змей он боятся перестал. Потом он подумал, что волки бегают только в лесных долинах, и если туда не заходить, они не нападут. Да и, в случае чего, можно проворно вскарабкаться на дерево. Это дело нескольких секунд. А что касается пум... Ну не станет же кошка обижать того, кто сам отчасти кошка.

Андрей вытянул когти на правой руке и задумчиво почесал своё острое ухо. Он конечно не был совсем уж кошкой, а котолюдом, так что в принципе пума могла и засомневаться, но это было лучше, чем ничего. Котолюди были как... люди, но с кошачьими ушами, глазами и, как ни странно, пушистым хвостом, для которого имелась специальная прорезь в одежде. Благодаря втяжным когтям и природной ловкости, они могли неплохо лазить по деревьям и довольно высоко прыгать. Во всяком случае, обычный человек бы удивился. А ещё, котолюди видят в темноте, хотя и много хуже, чем настоящие кошки. Андрею оставалось лишь смириться с этим фактом и проклинать тех гадких "людей" или как их там, что дали котолюдям свою слабую и бесполезную родословную.

Если б он только мог хорошо видеть в темноте ущелий! Если бы его зрение было острым, как у дикого зверя! Тогда бы Андрей мог заметить куда больше ценных растений. Говорили, что они магические, и немало стоят за пределами Травяного нагорья. Если бы он собрал много-много, то они с родителями могли накопить достаточно, чтобы переехать в другие... нет, не просто другие, а самые спокойные регионы, возможно даже в окрестности столицы, где гораздо меньше мутировавших зверей, странных существ и живых мертвецов.

От мыслей о живых мертвецах Андрей поёжился, и его рука едва не сорвалась, а одна из босых ног повисла в воздухе над тёмной бездной. Несколько камней гулко стукнулись об уступы ниже, и улетели во мрак. Шёл уже пятый день, как мальчишка убежал из дома. От долгих лазаний по скалам его когти сточились, и вот-вот норовили подвести. Но мешок за плечами, изрядно потяжелевший за время вылазки, радовал.

- Ещё чуть-чуть, и я всё им верну, - пробормотал Андрей, после чего крепче вцепился в выступ и, подтянувшись, одним рывком влез на уступ, где прислонился к влажной покрытой мхом стене, бросив мешок и снаряжение рядом с собой. Он забрался очень далеко, возможно даже охотники никогда тут не были, но оно того стоило.

Неделю назад случился один пренеприятный инцидент. Он подрался с сынком главы города - Джеральдом. Даже имя ему выбрали необычное, чтобы подчеркнуть, что тот лучше и выше других. И с этой идеей, из Джеральда не росло никого хорошего.

А точнее, этот гад был просто невыносим. Он сколотил банду из дружков-шестёрок, таких же моральных уродов, и издевался над всеми, до кого могли дотянуться его грязные когти.

Власть его отца помогала творить что хочешь и оставаться безнаказанным. Он ловил девчонок и заставлял их раздеваться перед ним и его дружками, а если те отказывались, дёргал их за хвост, пинал, обзывал, а то и вовсе мазал всякой пакостью или отрезал волосы. Потом об этом узнавал весь город. Детские шутки... Но после такого девочки долго не могли оправиться. Некоторые и вовсе становились мрачными и забитыми тенями себя прежних. Мальчишек он либо вербовал к себе, либо, если те ему не нравились, избивал, забирал у них одежду и пускал в таком виде по городу, после чего прилюдно унижал всякий раз когда видел.

Иногда он заставлял группу таких отверженных нести его по улицам в кресле, где он вольготно развалившись, плевал на них сверху кожурой от семечек и вишни, а они пели, что он "их великий король". Сзади шли его дружки и пинками подбадривали "рабов". Так могло продолжаться весь день, и на следующий день, и потом. Иногда издевательства менялись, и малолетняя банда, вдохновлённая новой игрой, начинала новый виток травли. Это было настолько мерзко... От одной мысли об этом Андрей непроизвольно сжал кулак. Костяшки пальцев до сих пор болели от того удара. Кажется, теперь Джеральд не полукот, а скорее полуенот.

Андрей сумел отстоять своё самоуважение и, в тот раз, даже сбежать в целости, но... может оно того не стоило. Нормальной жизни в городе ему больше не светит. Хотя, какая тут норма... Но теперь ему не светит даже умеренно плохой жизни. Мосты были сожжены, а позже Андрей узнал, что его родителям повысили и без того непосильный налог и обвинили в том, что они якобы не умеют воспитывать своего сына, полудурка, и что он опасен для общества, и в будущем эта пометка аукнется.

Андрей вспомнил свои слёзы и измождённое лицо матери, которая успокаивала его, говоря, что всё хорошо, и ему не стоит беспокоиться. Как же... Он прекрасно знал, насколько бедно они жили, а теперь станет ещё хуже.

Уступ был маленьким, и скала неприятно холодила спину. Это помогло вырваться из липких и горьких воспоминаний, но далось это нелегко. В горах трудно нормально поспать, и усталость копится, как снежный ком. Если в первые дни Андрей мог лазить и прыгать по утёсам как кошка, то теперь, наверное, даже эти таинственные люди, которых никто никогда не видел, могли дать мальчишке фору.

Поневоле пришлось терять высоту. Отец всегда говорил, что если уж ты полез в систему ущелий, то по крайней мере никогда не спускайся вниз. Никогда! Однако самые ценные растения росли именно на уступах, и чем ниже, тем их было больше. Да и усталость брала своё, Андрей чувствовал, что вымотан, но очередное целебное растение немного улучшило его настроение. Такого урожая давненько не приносили даже его родители. Немного подумав, он решил, что будет собирать ещё день, а потом начнёт потихоньку подниматься наверх и двигаться к городу.

Дело шло к вечеру, светоносный Гелиос катился за горизонт, а ветер усилился, и постепенно облака перестали походить на белых птиц. Они превратились в красные полосы. Пришло время поохотиться и перекусить.

Отец часто говорил, что нельзя идти ночью. Ночь - время хищников и период зла, обретения им полной мощи. Да и вообще, таково правило любых походов, и лучше его не нарушать. И сперва Андрей прятался. Он был очень осторожен, но за две ночи так ничего и не произошло. Ни одного намёка на те ужасы, о которых предупреждал отец. Более того, вокруг кипела жизнь, яркая, причудливая, и она не боялась смутных баек. Расцветали странные светящиеся цветы, на которые садились громадные мохнатые мотыльки. В небесах мелькали летучие мыши. Но главное было не в этом. Ночью легко охотиться.

В ущельях обитало множество пернатых, но они гнездились в труднодоступных местах и всегда держались начеку. Однако во тьме, когда светила лишь тусклая и ущербная Селена, птицы видели плохо, и было удобно выходить на промысел. В доступных местах, конечно, тоже обитала всякая мелкая пакость и зверьки, похожие на длинноногих мышей, но Андрей, как и любой уважающий себя котолюд, мышами брезговал. И не зря, даже змеи были вкуснее, но попадались они сравнительно редко. Да и ловить их было небезопасно.

Как только стемнело, началась охота. Мальчишка крался в темноте, стараясь не сбить с утёсов какой-нибудь случайный камень, что мгновенно спугнуло бы птиц.

В пространстве между скал проглядывали звёзды. Селена сияла тоненьким полумесяцем, отчего всё вокруг наполняла жутковатая мгла, но Андрей видел довольно прилично. Бросив взгляд вниз, он заметил неясные и таинственные всполохи, словно на дне ущелья танцевала живая паутина из света. Она немного напоминала молнию, но в отличие от неё была настолько рассеяна и призрачна, что неподготовленному глазу было трудно связать эти явления.

Андрей уже не первый раз замечал, что там, в глубине, происходит что-то странное. Такие вспышки, туманные свечения и разноцветные блуждающие огни ему попадались и раньше, но на этот раз всё было куда ярче. И дело было не в глубине. Странное местечко.

Он вздрогнул и навострил уши, когда ему почудилось, словно какой-то массивный силуэт промелькнул внизу. Промелькнул бесшумно, лишь "паутина" шелохнулась. Совсем чуть-чуть.

Успокоив разбушевавшееся волнение, Андрей мысленно напомнил себе, что он на высоте нескольких сотен метров, и что бы там ни было, сюда оно добраться не может. Ведь так? Стиснув зубы, мальчишка затих, не издавая ни звука. Прошло пару минут и ничего не произошло, а значит, жутковатое нечто ушло. Можно было расслабиться и продолжать охоту.

Немного поискав, он нашел укромный выступ, притороченный прямо под громадным скальным карнизом. Внизу на многие метры простиралась бездна. Будь ты хоть трижды скалолазом, добраться туда было нельзя. И птицы быстро смекнули этот факт, а потом с удовольствием облюбовали это довольно безопасное место. Но даже там они всегда держались настороже, готовые в любой момент улететь.

Подкравшись поближе, Андрей спрятался за крупным камнем, покрытым ползучей лозой, после чего плавно достал из-за плеча небольшой самодельный лук. Он сделал его из гибкого и прочного тиса и назвал "Птичий лук". Не очень оригинально, но говорят ещё пару сотен лет назад котолюди были глупыми и почти не отличались от зверей. А потом Совет мудрецов нашёл способ сильно ослабить какое-то там проклятье. Андрей не особо знал этих тонкостей, разве только мельком слышал, но не суть и важно. В любом случае, он не думал, что нынешние котолюди глупее каких-то там выдуманных людишек.

Лук был грубоватым, но исправно стрелял почти на семьдесят метров, и был не совсем обычной конструкции. К его древку была приделана втулка, игравшая роль катушки, а на катушке была леска, сделанная из паутины скального прыгуна. Тонкая и прочная нить крепилась к гарпунообразной стреле, смазанной ядом, добытым из одного особого лекарственного растения. Всему этому Андрея научил отец, и его уроки не прошли даром. Теперь оставалось лишь попасть, и тогда добыча не будет потеряна в бездне.

Натянув тетиву до хруста, мальчишка целился в ближайшую птицу. Та была рябого чёрно бурого окраса и почти полностью сливалась со скалой, однако грудка у неё была белой, как облако. Это давало неплохую маскировку на фоне неба, но здесь, на уступе, когда птица изредка двигалась, она выдавала себя.

Андрей медленно вдохнул и задержал дыхание, чтобы прицел плясал как можно меньше. Птица казалось что-то почувствовала, и расправила крылья в попытке улететь, когда оказалась пронзённой стрелой, после чего почти сразу рухнула во тьму.

Не удержавшись от радостного восклицания, Андрей принялся быстро выбирать верёвку. Кажется, он даже замурчал от предвкушения, размышляя о том, тратить ли время на готовку или съесть добычу прямо так, сырой. Второй вариант был лишь немногим хуже. Котолюди очень любили вкус сырой дичи, а токсин не оказывал на них заметного эффекта. Однако вскоре верёвка за что-то зацепилась.

Такое иногда случалось, но не так уж и часто, и не в таких относительно чистых от растительности местах. Этого не должно было произойти здесь. Не успел Андрей удивится, как верёвка натянулась, словно струна, а затем и лук, несмотря на всё сопротивления улетел во тьму. Снизу послышались какие-то утробные звуки и треск ломаемого кустарника. Что-то крупное лезло наверх, перебираясь с уступа на уступ с удивительной скоростью.

Сколько бы он не бывал в горах, такого раньше не случалось, Андрей почувствовал, как мурашки пробежали по спине, и волосы на голове, ушах и хвосте встали дыбом. Чувство неотвратимой страшной опасности поднялось внутри. Быстро отступив от края, он что было сил ринулся прочь, бросив всё походное снаряжение. Однако мешок с травами тут же начал раздражающе цепляться за ветки и сильно биться о спину, но следуя какому-то глупому внутреннему позыву, Андрей не мог бросить и его. Он отчаянно тащил его вдаль, переползая с ним с камня на камень и теряя драгоценное время. А сзади его уже нагоняли.

Услышав тяжёлое сопение и треск веток за спиной, маленький котолюд обернулся. Лишь на секунду, но лучше бы он этого не делал. Он увидел, как прямо к нему огромными скачками приближается нечто. Тёмный окрас не давал ничего рассмотреть, но глаза этого зверя сияли во тьме, словно звёзды самой погибели. Это были глаза хищника. Ещё уступ, ещё один, каменный парапет, однако и он быстро кончился. Андрей обнаружил, что дальше бежать было некуда. Он оказался в тупике. Ночь была порою смерти, и маленькие глупые детёныши не всегда знают об этом. Днём ты паришь и поёшь, словно облачная птица, а вечером можешь превратиться в кровавые полосы и растворится в тёмном небе.

Или нет, если повезёт. Когда его уже должны были схватить, Андрей прыгнул прямо с края утёса, чувствуя, как громадная когтистая лапа чиркнула его по хвосту. Последней надеждой мальчика были густые жилы горной лозы, плетущиеся по отвесному склону. Кошачьи гены дали о себе знать, и прыжок вышел на славу. Пролетев не менее пяти метров, да ещё с мешком за спиной, Андрей сумел ухватиться за толстые стебли. Однако, внезапно его руки соскочили с влажных веток, а затупленные когти лишь бессильно чиркнули по древесине и камням. Вероятно, будь он отдохнувшим и без мешка, такого бы не случилось.

Вероятно, читатель назовёт это гибелью по причине глупого упрямства. Не спешите судить, не самая плохая гибель, стоит заметить. Главный герой умирает за свои идею, ошибается, но ошибается сам, это так возвышенно... Хотя да, это не отменяет того факта, что он малолетний дуралей и погиб ни за что, как дуралей. Не дай Бог Кошачьей мяты, чтобы он вырос в большого дуралея!

Не пролетев и десяти метров, Андрей налетел рёбрами на каменный уступ. Словно со стороны он услышал глухой и в то же время такой пронзительный хруст своих костей, потом он ударился плечом, и сломал ключицу, потом левую ногу. Чувствуя во рту густой солёный привкус, он ударился, наконец, головой об камень, и свернул себе шею. На этом всё, конец книги! (шучу)))))

У отчаявшихся дураков практически никогда не бывает второго шанса. Они просто гибнут, как бессмысленные мотыльки. Не имея жизненного опыта, они ввязываются в авантюры ради своей гордости, или других якобы возвышенных целей. Борются изо всех сил, идут против течения, только потому, что им почему-то показалось, что так будет правильно. Пытаются довести дело до конца, но совершают элементарные ошибки.

Сломав шею, Андрей испытал новую порцию ещё более ужасной боли, после чего окончательно потерял сознание. Его бесчувственно тело билось об камни снова и снова, однако... внизу, на самом дне ущелья, в самой густой тьме, было... ещё несколько камней.

Серьёзно, я не стебусь, ну... может только самую малость. Странные символы тускло сверкали на их испещрённой трещинами поверхности. Это был старый треугольный портал, энергия в нём едва тлела, но этого как раз хватило, чтобы почувствовать приближение к нему подходящего под параметры перемещения разумного существа. В следующее мгновение, окрестности вспыхнули новой паутиной молний. Вспышка, куда ярче всех прочих, полыхнула, разорвав густую тьму, и ошеломив копошащихся на дне мелких падальщиков. Кажется, сегодня они остались без ужина, потому что портал поглотил всё, что летело вниз. Даже мешок с травами и тот исчез.

Продолжение следует...

Я же на Самиздате: http://samlib.ru/editors/a/andrejko_a_j/
17.04.2021

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.