Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Metanka
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
12/15/2019 2 чел.
12/14/2019 1 чел.
12/13/2019 1 чел.
12/12/2019 1 чел.
12/11/2019 0 чел.
12/10/2019 1 чел.
12/9/2019 1 чел.
12/8/2019 2 чел.
12/7/2019 1 чел.
12/6/2019 1 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Аррг'вия - работа без выходных

Осень – мое любимое время года. Тихо так, листья с мягким шуршанием падают с деревьев и убегают вслед за ветром куда-то за угол. Мягкий электрический свет заливает небольшую парковку перед входом. До конца смены полтора часа. Я улыбаюсь, выпуская белые струйки дыма в темно-серое низкое осеннее небо.
После отпуска я уже отлично втянулась в работу. С семьей состоялся долгий и поначалу неприятный разговор. Отец, правда, меня хвалил. Справится с такой задачей без подготовки — отличный результат. Я буркнула в ответ, что он мог бы хотя бы морально подготовить меня, демонстрируя побелевшую прядь. На что он с некоторой укоризной посмотрел на мать и усмехнулся..
- Дочка, мы не думали, что все так сложится. Диран мог бы править еще очень долго, твоя помощь могла бы не понадобиться еще несколько столетий... - а ведь мама действительно не менялась с годами. Судя, по старым фотографиям... Что там говорил про них Голдот?.. Ладно, спрошу в более спокойное время. - А это — мелочи жизни, все могло оказаться гораздо хуже...
- Чудесно! - хмыкнула я. - Зато, судя по инструктажу, который мне давал Антон, он-то как раз был в курсе событий.
- Детка, - отец подсел ко мне поближе. - Антон, несмотря на то, что старше тебя, все еще живет с нами, поэтому от него было очень трудно долго скрывать правду.
- Ладно, - я устыдилась своей вспышки. И правда, чего я ожидала, если в двадцать, оканчивая институт отправилась в свободное плаванье. Сначала снимая квартиру пополам с подружкой, потом сама. Теперь у меня есть своя берлога, и к родителям я появляюсь крайне редко. Бесконечная работа и аспирантура, не считая прочих подработок... м-да... Они имели право вообще на меня обидеться.
Вместо этого, отец провел меня в свой кабинет и предложил несколько книг о магии. Так, чисто в ознакомительных целях. Разглядев год издание и авторство, я круглыми глазами уставилась на родителя.
- Пап, - он отвел глаза и поскреб небритую щеку.
- Ну да, я написал их много лет назад, как раз для такого случая... Сейчас это называется самоучитель...
- Охренеть, - только и смогла выдавить я. В доме, где я провела большую часть жизни, на верхних полках спокойно стояли фолианты по практической магии, причем написанные в форме самоучителя, и изданные в 1634... Да уж, оборотни явно чихать хотели на засилье инквизиции... Или они оттуда?..
- Да, ты права, - кивнул отец, видимо, некромант был прав, говоря, что лицо у меня ну очень выразительное, никакой телепатии не надо. - Они всегда были здесь, но ты не могла их найти, они выглядели как обычные скучные справочники.
- И что? Если я буду четко следовать всем указаниям, я научусь колдовать? - здоровый скептицизм всегда был присущ мне в полной мере.
- Там только самое необходимое, зато все тонкости.
Одним словом, я выслушала кучу извинений и уехала от родителей с целой библиотекой непонятной литературы магического содержания, где были не только те книги, что показывал мне отец, но и еще много всего, что подлежало детальному изучению, а так же с заверениями в абсолютной любви и лояльности. М-да...
Некромант не выходил из головы совершенно, особенно поначалу. Но работа в колл-центре именно тем и хороша, что на двенадцать часов в сутки можно переключиться на чужие проблемы, совершенно забывая о своих. За эти полгода я даже получила звание лучшей. Вроде как мелочь, а приятно.
Лето пролетело незаметно. Экзамены в аспирантуре, работа, подработки, подробное изучение магических книг. Короче, скучать было некогда, ненужные мысли я отодвинула на осень. К тому времени, по прогнозам отца, я уже буду достаточно готова к самостоятельному осуществлению своих планов.
Особенно скрупулезно я изучала телепортацию. Да, я им всем покажу небо в алмазах. Необходимость возвращения домой была, но, кажется, все вопросы я уже уладила. В том числе, с работой и учебой.
Выкинув окурок, я побежала наверх.
По моим подсчетам, уже через месяц, не ожидая милостей от природы, я справлюсь с телепортацией в их странный мир. Я уже несколько раз пробовала перемещаться домой. Удобно, но не демонстрировать же свои таланты девчонкам на работе. Я украдкой показала клыки своему отражению в складном зеркале. Отвечая на звонки, я не переставала думать о том, что же я буду делать, когда вернусь туда. Нельзя же просто вломиться в замок к некроманту и заявить, что я — ежик, и буду здесь жить? Эх... А где искать Дана никому не известно — он Хозяин и он везде. Или нигде. Как-то так мне объяснил отец. Карту мира я нашла в одном из его учебников, с любопытством попробовала воспроизвести наш маршрут — получилось похоже.
До конца рабочего дня осталось шесть минут.
- Лисова Яна, здравствуйте, - на автомате диктуя абоненту настройки, я воспроизводила на листочке для записей рисунок пентаграммы. Все у меня получится. Папа уже не контролировал мои перемещения – магия была та же техника. Логика в ней присутствовала совершенно так же, как в программировании. Необходимо было только ее найти. С этим я справилась достаточно легко. - Спасибо за звонок, всего доброго.
Быстрая разрегистрация. Чего тянуть? Гаркнув на бегу ночной смене пожелания спокойной ночи, я сбежала по ступенькам. В раздевалке стоял гогот и хохот. Рабочий день выдался тяжелым и все, нервно шутя и смеясь специфическим шуткам, снимали напряжение.
Такси уже подъехало и я, обсуждая очередного абонента, вышла на воздух...

И осеклась на полуслове. На стоянке стоял огромный “БМВ х5”. Легко опираясь на приоткрытую дверь этого танка стоял высокий худощавый мужчина. Длинное черное пальто, черные брюки с идеально отглаженными стрелками, шелковая рубашка и начищенные до блеска модные ботинки... Пепельно-седые волосы рассыпались по плечам в художественном беспорядке.
Я забыла, что для жизнедеятельности необходимо дышать, а просто стояла, так и сжимая локоть собеседницы. Просто потому, что это был не ежик в тумане, и даже не испанский летчик... Это был всего лишь один мой знакомый некромант. Кровь резко бросилась к щекам. Этого не могло быть на самом деле.
- Солнце мое, ты сейчас сломаешь мне руку, - прошипела Наташка.
- И рот закрой, - каким-то чудесным образом этот памятник мужскому превосходству оказался совсем рядом, обдавая запахом модного парфюма. Он улыбался своей кривой улыбочкой и был совершенно настоящим. Я зажмурилась и резко открыла глаза. Он продолжал стоять и усмехаться.
- Я... Наташ, я не поеду... на... такси... - с трудом прохрипела я, пытаясь облизнуть пересохшие губы, не отрывая взгляда от этих черных глаз.
Она удивленно смотрела то на меня, то на мужчину.
- Марин, ты меня пугаешь, с тобой все в порядке?
- Все просто отлично, - голос, наконец-то, вернулся. - Это мой знакомый, все действительно очень и очень хорошо, - в голове брызгами шампанского взрывалась радость и состояние плавно приближалось к абсолютно обезбашенному... Он аккуратно освободил наташкину руку из моих пальцев, улыбаясь ей извиняющейся улыбкой. Похоже, он не был готов к такому повороту событий.
Во дворе полно машин, полно гомонящих девочек и я стою, уставившись на него, таксисты даже прекратили свои разговоры, с любопытством поглядывая на все это полуночное безобразие. «Прекрати сейчас же на меня так смотреть», - раздался в голове знакомый шепот, - «ты уже раздела меня...» Я помотала головой, прогоняя наваждение, сердце ухнуло в пятки, а я с места сиганула ему на руки. Он еле успел меня поймать, но сделал это так четко и красиво, что зааплодировал весь двор. Я же, не веря своему счастью, уткнулась ему в плечо:
- Поехали домой...
Он усмехнулся и понес меня к машине. Аккуратно устроив меня на пассажирском сиденьем и заботливо пристегнув, Голдот обошел машину и, махнув рукой какому-то мужику, что бы тот освободил проезд, легко запрыгнул на водительское сиденье. Еще бы! Он и на свою адскую коняку взлетает так, как будто в этом нет ничего особенного. Боже! Он здесь... Я не хотела думать о том, что он здесь делает, зачем появился, чего ему от меня надо?.. Я просто наслаждалась его наличием, ему удивительно шла эта туалетная вода, эта одежда...
Джип мягко тронулся с места. А я все пыталась взять себя в руки. Я не видела его полгода, даже больше, я думала, что все прошло, увлеклась работой, учебой и — на тебе. Стоило ему появиться и... Нет, все-таки правильно я решила, надо перебираться из этого мира. Без него — совсем не то. Родители утверждают, что оборотень, даже полуоборотень, может жить очень-очень долго. А это значит, что у меня будет предостаточно времени переубедить этого упрямца...
- Довольна?.. - беззлобно усмехнулся он, глядя на дорогу. Я, не отрываясь, разглядывала его профиль в боковом стекле. Машина летела по проспекту, приближаясь к мосту. За окном мягко скользили деревья и дома. Все было так нереально...
- Чем? - улыбнулась, поворачиваясь к нему.
- Ты победила, - будничным тоном пояснил он, аккуратно вписываясь между двумя машинами. - Я, трехсотлетний некромант, не могу без тебя. Я долго думал, представляя, что будет дальше, какое будущее ждет тебя... А какое — нас. Я притащился за тобой в другой мир, чтобы сказать что без тебя мое личное будущее не имеет смысла ...
- Тебе понадобилось полгода, чтобы это осознать? - даже не упрекая, я констатировала факт.
- Нет, - он покачал головой, - полгода мне понадобилась на то, чтобы решиться испортить тебе жизнь окончательно.
- Правильно, - согласилась я, кладя руку ему на колено, - потому что я тоже не могу без тебя, и планировала вернуться примерно через месяц...
- Как?! - Он резко сбросил газ, очевидно, попортив немало нервов тому водителю, что ехал за нами.
- Ну-у-у-у... - ехидно улыбаясь, я отвернулась. - Штудирование соответствующей литературы принесло свои плоды...
Он рассмеялся и мне послышались в этом смехе счастливые нотки.

В квартиру мы поднялись, сохраняя внешнее спокойствие. Он шел следом за мной и я, чувствуя затылком его взгляд, сдерживалась из всех сил, чтобы не обернуться. Когда за его спиной мягко щелкнул замок входной двери, сознание, наконец-то получило отставку...
Последнее, что я помню, прежде, чем потеряла чувство реальности окончательно, это хриплый счастливый смех некроманта:
- Полуживой, говоришь... - кажется, я смеялась в ответ.
...Тяжело дыша, мы глядели друг на друга. В комнате был совершенный хаос. Одежда, пуфики, так неосторожно оказавшиеся на пути, что-то еще, что не подлежало идентификации... Он покосился на меня. А я что? Я пожала плечами. Я тоже не знаю, как мой пиджак мог оказаться на двери комнаты, галстук — на подоконнике, а его брюки на дверце шкафа в таком виде... Рубашки шелковой черно-белой лужей сиротливо валялись в коридоре... Где обувь я боялась даже предположить...

Час спустя, сидя на кухне и беззастенчиво глазея на некроманта, поедающего мой ужин из полуфабрикатов, я спросила:
- Слушай, ведь что-то еще случилось?
- У тебя мания преследования, - отмахнулся он вилкой, пытаясь одновременно жевать.
- Ладно, тогда я сейчас не пожалею, выгребу весь свой бар, напою тебя и все узнаю, - пригрозила я, заваривая себе кофе и доставая сигареты.
- Ладно, - хмыкнул он. - Я не готов к экспериментам такого рода...
- Тогда выкладывай, - вишневый дымок поплыл в форточку.
Он еще повздыхал и отложил вилку.
- В общем, так, - Я придвинула ему чашку с чаем. - Дело в том, что сейчас тебе возвращаться в наш мир не стоит — очень опасно. Тут неожиданно возник очередной горячий поклонник моего таланта... причем, не какой-нибудь безобидный охотник за головами, а сам Капеллан Второй... - он посмотрел на меня. Я ничего не понимала, но изо всех сил делала сосредоточенное лицо. - Благодаря этому субъекту меня буквально одолели незваные гости, я уже подумываю перебраться куда-нибудь еще дальше, но... это не поможет. Не знаю, кто дает силу этому человеку, но, что-то мне подсказывает, что просто переезд проблему не решит...
Краткость, как всегда, была сестрой его таланта.
- Одним словом, работай, учись, когда я должен с ним разобраться...
Я не дала ему договорить. Нормальные заявления?! На его лице тут же отразилась догадка, что язык его — его же главный враг. Во всяком случае, явно его опыт общения с влюбленными барышнями был невелик. Особенно, с барышнями, влюбленными лично в него. Я последний раз затянулась и затушила сигарету в пепельнице.
- Никуда ты один отсюда не уйдешь, - я с искренним удовольствием наблюдала, как он, изменившись в лице, удивленно вздернул бровь
- Очень интересно, - протянул он, - и как же ты меня задержишь?
Его лицо приняло такое знакомое отчужденно-холодное выражение, в голосе появились металлические нотки.
- А зачем? Я не стану удерживать тебя силой — куда мне, - я усмехнулась, видя как приопустились его плечи, - я просто отслежу твое перемещение и уйду следом.
Некромант в совершенном шоке уставился на меня и я решила добить, так, на всякий случай:
- Ну, я, правда, никогда этого не делала, но в теории...
- Ты этого не сделаешь.
- Увидишь, - я спокойно улыбалась, видя, как он начинает злиться.
- Рина! - он вскочил со стула и навис надо мной.
- Голдот! - я была существенно ниже, но наглости...
Да, что поделать, я не поднятый им зомби и слушаться беспрекословно не намерена. Кажется, он тоже это понял:
- Ладно...
- Что — ладно? - недоверчиво осведомилась я. Он посмотрел на меня красноречивым взглядом из серии «бабу не переспоришь». Я покраснела, но глаза не отвела.
Он опустился на стул и его прорвало:
- Вот ведь угораздило меня связаться! Триста лет люди считали меня извергом и совершенно мерзким существом... Но насколько же спокойней мне было, пока не появилась ты! Ты все поставила с ног на голову! Лучше бы ты боялась меня, как все прочие люди, и думала, что я варю страшные зелья из крови молоденьких девиц...
- Ну если ты предпочитаешь для зелий исключительно девиц, то мне вообще нечего переживать, путевого варева из меня точно не получится, - я усмехнулась, делая глоток кофе.
- Мне, между прочим, Дан рассказал, какое у тебя было лицо, когда он тебе сказал, куда вы идете, - ехидно припомнил он.
- Ну и ябеда Дан, - усмехнулась я. - Я же потом изменила свое мнение... И вообще, есть у меня подозрения в отношении одного субъекта, в частности, в его излишней сентиментальности по отношению к брюнеткам со странными способностями... - я пристально посмотрела на собеседника, вспомнив первую ночь в замке некроманта. Судя по тому, что некромант нахмурился, подозрения были не беспочвенны.
- Но знаешь, что хуже всего во всей этой ерунде? - он перегнулся ко мне через стол, явно меняя тему.
- Даже боюсь предположить, - хмыкнула я, допивая кофе.
- Что мне этот кавардак в моей жизни ужасно нравится, - он довольно улыбнулся, - да и расстаться с тобой я все равно не смогу...
Я усмехнулась, одно слово — мужчина, потом скажет, что сама напросилась.

А утром мы уже завтракали в замке некроманта. Я с удивлением обнаружила, что столовая стала гораздо светлее с моего последнего визита.
- Ты прибрался, - заметила я, пытаясь подавить неприличное желание поболтать под столом ногой.
- Да, решил, что в такой мрачной обстановке больше жить невозможно.
- Хм... заметьте, не я это предложил, - я покачала головой и вернулась к завтраку. - Что про Дана слышно?
- Ушастый лечит владения. Сразу после победы над Дираном он, как положено, отправил сообщения всем и вся о своем положении. После твоего отбытия, провел несколько официальных встреч, конечно не здесь, а в замке в нескольких милях отсюда. Там что-то вроде резиденции Хозяина, но это — лишь формальность, так как его способности позволяют ему моментально перемещаться в любое место. Поэтому он вернулся в Лес и пытается вылечить погубленную землю. Впрочем, я не общался с ним уже около трех месяцев.
- А у нас что на повестке дня?..
- Убери голову, - это было сказано одними губами, поэтому я, даже не раздумывая, оттолкнулась от ножки стола. Падение на стуле со спинкой совершенно безопасно. Во всяком случае, куда безопаснее, чем уткнуться носом в тарелку. Надо мной что-то рассекло воздух.
- Окна не откроешь, - буркнул Голдот, помогая мне подняться. - Наемники достали, позавтракать с девушкой не дадут...
Продолжая возмущаться, он придвинул мне стул. Потом с сожалением закрыл окна. Конечно, вид из них глаз не сильно радовал, но оттуда шел свежий воздух и пахло мокрой землей.
- Что это было? - решила все же уточнить я, пока он с досадой выдергивал из спинки своего стула тонкий стилет в форме креста.
- А как ты думаешь? - он бросил клинок рядом с тарелкой.
- Думаю, что это какой-то детский сад. Либо глупые вольные охотники до полумертвой башки одного моего знакомого, - я задумчиво погрызла черенок вилки.
- Вот и я мучаюсь, - он усмехнулся, снова принимаясь за отбивную, - то ли они меня не уважают совершенно, то ли хотят продемонстрировать свою возможность достать меня даже в моем собственном замке, - он медленно прожевал, - сама понимаешь, ни то, ни другое мне не льстит.
Я фыркнула:
- М-да. И что же ты намерен делать с этими истребителями нечисти в твоем лице?..
- Опять поклонники? - голос заставил нас вздрогнуть.
Обернувшись, я увидела развалившегося в кресле у камина Хозяина Леса. Он нагло материализовался в замке, наплевав на всякую защиту.
- Еще раз так сделаешь, - процедил Голдот, не оборачиваясь, - узнаешь сколько и чего померло в твоем Лесу за последние три сотни лет.
- Вот только не надо демонстрации умений и навыков, - примирительно махнул рукой Арданиэль, поднимаясь из кресла и направляясь в сторону столика с напитками. - Я ж не в спальню к тебе вломился!
- Поверь, столовая ничем не хуже спальни, - весьма двусмысленно улыбаясь, я поднялась из-за стола. Похоже, мне даже удалось несколько смутить ушастую вредину. - Но в данном случае, я очень рада тебя видеть!
После обмена любезностями, объятиями и новостями, мы устроились около камина.
- Итак, ты влип, - бесцеремонно констатировал эльф, глядя на некроманта.
- Дан, - простонал Голдот, - почему нельзя быть более тактичным?! Как же мой авторитет? Она и так меня не слушается!
Эльф и полуоборотень совершенно бессовестно заржали.
- Дорогой, если тебя это успокоит... - всхлипывая и вытирая глаза, пробормотала я, - больше, чем тебя, я никогда никого не слушалась...
- О, Небеса, тогда ты неуправляема! - вздохнул некромант, судя по всему уже жалея, что оборотни живут очень долго.
- Точно, - улыбнулась я, понемногу успокаиваясь. - Тебя проще прибить меня и сделать зомби... или чучело...
Истерический смех заставил содрогнуться мрачные стены замка.
- Лучше чучело, надежней как-то... - выдавил мой благоверный.
Это был не первый глава культа Белой Руки, достававший Голдота.
- У них, похоже, это стало доброй традицией, - поделился некромант своими догадками, - как только появляется новый глава — все начинается с начала. Правда, за последние сто лет они не придумали ни чего нового.
Он со вздохом отпил из своего бокала.
- Скажи еще, что тебе стало скучно, - я со здоровым скептицизмом уставилась на него.
- А ты думаешь — нет? - он приподнялся со своего кресла и легко, как пушинку, усадил меня к себе на колени. - Дальше серебра и осины их фантазия не идет. Ну скажи мне, какие свойства серебряного кинжала более действенны, чем обычного? Ну разве что, благодаря им, я вот уже много лет ни в чем не нуждаюсь...
Казалось, некромант был искренне раздосадован отсутствием фантазии у представителей религиозного культа.
- Ну, не знаю... Может, если в тебя серебром ткнуть как следует, ты дико взвоешь и улетучишься легким дымком, - выдала я самое, на мой взгляд, достоверное предположение.
- Хм.. - Голдот задумался, - нет, я, может быть, и взвою, но дымком улетучится все же охотник на нежить.
- В таком случае, что тебя напрягает в настоящей ситуации? - эльф предпочитал зрить в корень.
- Не что, а кто, - уточнил Голдот, - Капеллан не похож ни на одного из своих предшественников. А начал он, вообще, с того, что прислал мне вот это!
По щелчку пальцев, перед Даном возник классический такой лист пергамента. Быстро пробежав его глазами, остроухий Хозяин Леса согнулся пополам от хохота:
- О! Особенно, сильно предложение явиться к месту казни... Ыыыы... Я не могу-у-у...
Я вопросительно посмотрела на некроманта.
- Понимаешь, сей деятельный муж популярно объясняет мне в этом опусе насколько я богомерзкое отродье и что Белая Рука всенепременно должна меня покарать. Так вот, чтобы это случилось в ближайшее время, он в конце своего послания предлагает мне лично и добровольно явиться к месту кары.
- Что он курит? - пробормотала я, хотя давно пора было перестать удивляться всему богатству человеческой фантазии.
- Я подумал примерно также, - кивнул Голдот, - о чем ему и сообщил, приложив к ответу подробный план модернизации их культового сооружения...
Так как оное культовое сооружение являло собой поднятую в небо ладонь, я живо представила в какое пальцесочетание предложил модернизировать его богомерзкий тип в письме Капеллану. В результате моей фантазии, совершенно несерьезный полуоборотень хихикал в плечо некроманту еще минут пять.
В таком духе продолжалось обсуждение дальнейших действий. Так как шутки — шутками, а Капеллан был личностью загадочной, причем, наводившей на определенные размышления, было решено отправиться в город Хелла-полис, в гости к «одному милому старичку-архивариусу». Страшно представить возраст субъекта, если даже для трехсотлетнего некроманта он старичок!
Дан, загадочно улыбаясь, сообщил, что у него есть пара чрезвычайно важных незаконченных дел, но как только он их завершит — присоединится к нам. Да и в любом случае, между делом бросил он, тебе достаточно просто позвать меня. На вопрос, что именно нужно говорить и за какие заслуги такая честь, он уже не ответил, просто растворившись в воздухе.
Обернувшись к некроманту, я заметила в его глазах мечтательное выражение.
- Столовая не хуже, говоришь?..
- Надеюсь, остроухий ничего не забыл, - еще успела пробормотать я.

Потом Голдот проводил меня в оружейную, ибо в этом мире лучше быть голым, чем без оружия. У меня в глазах зарябило от всего этого многообразия средств убийства. Впрочем, здесь было только холодное оружие, очевидно, огнестрельное в этом мире не изобрели.
- Оно нам ни к чему, есть магия, - пояснил на мое недоумение некромант, удаляясь.
Я долго ходила по залу между стойками и витринами, и никак не могла определиться. Мне понравились ножи, похожие на те, что были у меня в прошлую нашу эскападу, и звездочки-сюрикены тоже были весьма ничего...
Арбалеты, луки, всевозможные стрелы... Разнообразные мечи и кинжалы, копья и дротики...
В итоге я остановилась на двух легких наплечных ножнах с полудюжиной тонких длинных клинков на каждых, пяти сюрикенах на пояс и паре длинных тонких кинжалах с ножнами на бедрах. Вооруженная и весьма довольная собой я вышла из зала.
Голдот ждал меня у входа, нервно прохаживаясь вдоль галереи.
- Что-то случилось?
Он встревожено обернулся и, схватив меня за локоть, увлек в дальний конец коридора. Таким я его еще не видела. Удивленно следуя за некромантом, я лихорадочно искала причину такого странного поведения. Он почти впихнул меня в маленькую комнату, похожую на кладовку, захлопнул дверь и подпер ее спиной. В темноте его глаза светились жутковатым желтым светом. Я удивленно опустилась на какой-то предмет интерьера, накрытый чехлом.
- Детка, - некромант несколько раз глубоко вздохнул. - Уходим немедленно. Прямо отсюда.
- Что случилось? - повторила я свой вопрос, который, видимо, воспринимался, как риторический. Он меня уже не слышал, рисуя на полу пентаграмму перемещения. - Куда мы?..
- Не важно, - соизволил буркнуть он, не отрываясь от своего занятия.
Когда я уже начала тихо впадать в панику, он обхватил меня за талию и пол провалился под ногами...

Телепорт на скорую руку выбросил нас посреди чьего-то огорода. Голдот оказался в мгновение ока на ногах, предлагая мне сделать то же самое.
- Я думаю, нам надо отсюда убраться, и чем быстрее, тем лучше.
Я последовала ценному совету, рывком оказываясь на ногах. Уже через несколько минут мы пытались отдышаться за околицей гостеприимного населенного пункта, издалека наблюдая, как хозяин земельных владений, вооруженный вилами, зорко оглядывал прилегающие территории. Судя по его внимательному лицу, ретировались мы на редкость вовремя. Несмотря на полное отсутствие интеллекта на лице этого представителя крестьянского сословия, вряд ли он не распознает в мрачном мужике в черном плаще некроманта.
Товарищей, имеющих дело с мертвецами, конечно, уважали, но боялись больше. Из этого страха закономерно рождалась ненависть и совершенно логичное желание отправить оного колдуна на тот свет, дабы он общался с тамошними жителями на их территории.
Я села прямо на траву, все еще пытаясь привести мысли и дыхание в порядок:
- Слушай, не наводи панику, объясни все по порядку...
- Я сам толком не знаю, что там произошло... Просто левое крыло моего замка неожиданно рухнуло. Причем не просто так, а рассыпалось в пыль.
- А ты это... ремонтировать его не пробовал, ну там, раз в пятьдесят лет, хотя бы....
Он ответил мне укоризненным взглядом:
- Такой всплеск магической энергии мог организовать только архимаг, причем обладающий достаточным опытом, чтобы разрушить мою защиту. Она, между прочим, основана на нетрадиционном сочетании магии Жизни и Смерти, - не без гордости добавил он.
- Была, судя по всему, - невесело усмехнулась я, критично оглядывая себя и своего спутника.
Да, затеряться не получится. Род занятий Голдота не вызывал сомнений даже у меня. Черная одежда, непонятные амулеты на поясе, пара тяжелых колец с темными камнями на тонких костлявых пальцах. И на шее, на толстой серебряной цепи, выбившись из полураспущенного ворота рубашки, висел медальон, подозрительно напоминавший стилизованный череп.
Со мной не так все ясно, но черные волосы с совершенно белой прядью, загорелая кожа и... гм... одежда немного не соответствующая времени. Либо ведьма, либо наемница. Скорее второе, судя по количеству оружия, скорее первое, судя по одежде. Ну никак бледно-голубые джинсы и тонкая обтягивающая маечка не соответствовали местным понятиям о добродетели...
Некромант усмехнулся и набросил мне на плечи свой плащ. Он красиво волочился по земле, что было менее удобно, но гораздо более прилично с точки зрения местной моды.
- Мы сейчас находимся в самом сердце человеческих земель. Попасть же нам нужно в город Хелла-полис. Это на на восток отсюда.
- Я смотрю, ты силен в географии, - недоверчиво хмыкнула я.
- Я там раньше жил, - коротко ответил он и, не добавив ни слова, пошел по дороге, огибающей деревню. Я покачала головой и двинулась следом.

Среди тех книг, что рекомендовал к прочтению отец, были и книги по истории его родного мира. Старый вервольф оказался прав - знание сила.
Лет триста-четыреста назад этот мир представлял, в большей своей части, благоденствующий край разума, магии и науки. Чего там было больше — магии или науки? Скорее всего, разума.
В середине единственного пригодного для жизни материка жили цивилизованные люди. Они тысячелетиями копили знания, строили великолепные города. В конце концов, маги нашли способ жить дольше. В их стране существовало огромное количество различных школ, университетов и академий. В их учебных заведениях учились многие представители других рас.
Двести лет назад в землю врезалось... что-то. По словам историков — некое небесное тело. Катастрофа имела планетарный масштаб, основные города людей были уничтожены. Темные селяне говорили, что это кара, постигшая людей за богопротивные эксперименты магов и ученых. По моему мнению, конечно, Академия Магов и Высшая Школа Наук приложили там руку весьма неплохо, но... лучше все же спросить у моего приятеля, который, судя по некоторым обрывкам воспоминаний, которые мне удалось прочитать, принимал в этих событиях непосредственное участие. Он был перспективнейшим выпускником Академии, посему я заметила себе уточнить у него некоторые непонятные мне моменты.
Зато после всего этого активизировались всевозможные религиозные течения. Наиболее популярным из них был культ Белой Руки. В следующие сто лет культ распространился практически по всей цивилизованной середине мира, подмял под себя большинство прочих, что-то вливалось в их мировоззрение, растворяясь без остатка, что-то объявляли ересью. Ну и преследовали, как положено. Магию в первую очередь объявили вне закона. Что это был за закон, первоисточников я не нашла, но кое-какие мысли у меня появились...
Очевидно, уходя от инквизиции, мой отец телепортировался в тот мир, где я родилась, а Голдот, скорее всего, попался.
Последний... вернее, уже, предпоследний, Верховный жрец этой этой чудной Руки — Вавилоний Седьмой был на редкость мирным мужиком, что являлось весьма редким качеством среди представителей этой главенствующей орды. Он сумел заключить гласные и негласные договора о ненападении и сотрудничестве практически со всеми. Маги вышли из подполья, частично вернув влияние и малую, но свою, долю владений.
Это все равно была победа, прекратилась, казавшаяся бесконечной, резня между людьми и представителями прочих рас. Спокойно вздохнули представители разумных нелюдей. Видимо, этот человек был тесно связан с магами, может быть, заканчивал в свое время Академию, потому как и в сто пятьдесят выглядел не старше семидесяти.
Но Вавилоний оказался внезапно смертен, его ранил на охоте кабан. Следующие лет двадцать в верхушке культа шла междоусобица за вип-место. И лишь примерно полгода назад его занял достопочтенный Капеллан Второй.

В общем, когда солнце начало настойчиво клониться к закату, этот неугомонный тип, подлежащий уничтожению на месте, спокойно топал вдоль безлюдного тракта в компании полуоборотня, видимо, расширяя таким образом список своих прегрешений.
Если мне не изменяет девичья память, город, в который мы направляемся, был отстроен на руинах древнего человеческого поселения, где вполне мог жить некромант во времена своей, несомненно, бурной юности.
Неожиданно, предмет моих размышлений свернул с дороги и направился в сторону рощи, видневшейся почти у самого горизонта. Я сменила направление, не отставая от спутника.

К тому моменту, когда солнце коснулось горизонта, мы вышли на чудесную полянку посреди рощи. Негромко журча, на ее дальнем конце бился чистый родниковый ключ.
Только сейчас я поняла, как сильно устала. С усилием стянув плащ, бросила его на землю и без сил растянулась сверху. Солнце било в глаза, но шевелиться было лень.
- Милая, - Голдот загородил собой настырный солнечный свет.
- М-м-м-м-м....
- Ты восхитительна... - ради этого я даже открыла один глаз. Он стоял против солнца, уперев руки в бока и, насколько я понимала, криво улыбался.
- Ага, на пляжу лежит ворона, грязная, вонючая... - я попыталась принять сидячее положение, - все равно ее не брошу, все равно замучаю...
- Не жалуйся, - он протянул мне руку, - сама напросилась.
- Может, поужинаем?...
- Ну если ты разобьешь лагерь, я, так и быть, поищу какую-нибудь, съедобную живность...
- По рукам, - согласилась я, присматривая уже подходящие кусты. Исключительно с целью шалаша. Ага.

Ночь тихо опустилась на поляну. Шашлык, тихо шипя, над ярко рдеющими углями, постепенно приближался к состоянию готовности.
- И какими же еще знаниями ты теперь обладаешь? - внезапно прервал молчание Голдот.
- История вашего мира, основы магии и немного демонологии... теоретически, могу что-то вызвать, но, ну, его на фиг...
- Старый вурдалак решил исправить упущение? - я почувствовала, как в темноте он улыбается.
- Что-то вроде того.
Я уже несколько раз порывалась утащить недожаренный кусок мяса, но некромант был начеку.
- А знаешь, ты здорово изменился, - я обхватила руками колени. Глядя, как язычки пламени вспыхивают то тут то там среди углей, хотелось говорить о главном.
- Да, - он, наконец, снял мясо и протянул мне одну веточку. - эти полгода дались мне нелегко...
- Как ты нашел меня? - задала я вопрос, не дававший мне покоя.
- Ориентируясь на кольцо, которое ты носишь, это не составило труда... Трудно было не сделать это сразу же, - он помолчал, дегустируя мясо. - Знаешь, когда Дан отправил тебя домой, я его чуть не убил... Особенно, когда этот язва начал отпускать свои шуточки... Я думал, сойду с ума. Пока ты была рядом, все казалось таким простым — ну, отправил, так то ж тебе лучше, а когда все случилось...
Я рассмеялась, представляя ржущего Арданиэля, уклоняющегося от лохматых шаровых молний, и при этом, отпускающего колкости, вроде тех, что не пора ли другу успокоится и перестать бегать за выдающимися прелестями молоденьких оборотних...
- Не смешно, - буркнул Голдот, пряча улыбку.
- Да что ж тут смешного, - согласилась я с серьезным видом, - перелопатить кучу фолиантов, составить и выучить пыльный магический язык, и все это ради чего? Ради того, чтобы вернуться к одному вредному, старому некроманту, который буквально выгнал меня... - договорить я не успела
- Как тебе не стыдно? - он внезапно оказался совсем близко, его взгляд вгонял в краску.
- Мне... ни капли... - я облизнула губы, хотела сказать, что не стыдно, но сказала другое: - мне все равно...
О Боже, ну зачем он так целуется?.. Это... преступление... против... человечности, ага... В результате я даже не почувствовала чужого присутствия у костра...

- Ох-ох-ох, - звонкий насмешливый голос оборвал поцелуй на... ммм... самом интересном месте.
Я дернулась, но Голдот уже расслабил плечи и придержал мою руку.
- Тьфу на тебя, - он досадливо, но без лишней спешки, обернулся. - Совести у тебя нет...
Когда он притянул меня к себе на колени, я смогла, наконец, рассмотреть эту ночную полицию нравов. Вот это да!.. Я думала такая фигура бывает только на картинках в стиле фэнтази. Неверного света углей костра и ночного зрения хватило, чтоб у меня от невменяемого чувства собственности задергалась щека.
Двухметровая красотка, ноги которой росли приблизительно от ушей. Выгоревшие, почти белые, волосы, рассыпаны по плечам и груди. Сам невероятный бюст был втиснут в узенький леопардовый топик, открывающий рельефный живот, покрытый золотистым загаром. На бедрах небрежно болталась леопардовая шкура, едва прикрывая самое интересное. Кожаные сандалии с высокой шнуровкой, на высоких устойчивых каблуках, подчеркивали накачанные икры. Веревочки сандалий заканчивались под рельефными коленками кокетливыми бантиками. Лицо немного портили широкие скулы, но его ехидное выражение...
Вот оно и делало ее привлекательной и какой-то своей, что ли.
Она продолжала ухмыляться, покачивая двумя взведенными арбалетами в каждой руке, на бедрах было пристегнуто по колчану арбалетных болтов. За спиной, над каждым плечом, холодно поблескивали серебряной отделкой рукояти катаны.
Я вопросительно глянула на некроманта, потом на девицу. Но Голдот был всего лишь малость смущен, да и то, скорее, раздосадован тем, что его прервали на самом интересном месте.
Девица усмехнулась и как-то плавно опустилась на траву, скрестив ноги по-турецки, кладя арбалеты по обе стороны от себя.
- Не узнаю тебя, - наконец, прервала молчание она. - Решил на старости лет с девочками по кустам пообжиматься? - она подмигнула некроманту, - Твой ушастый воспитанник тебе сто раз говорил, что это лучшее средство от хандры...
Я пошевелилась, придвигаясь ближе к объекту своих чувств, невоспитанная же девица, не давая себе труда представиться, улыбнулась, демонстрируя крупные ровные зубы.
- Как ты тут оказалась? - уточнил некромант, жестом предлагая ей угощаться.
- Как тебе сказать, - она ухмыльнулась, - тут повсюду ходят слухи, что за голову одного упыря дают приличное вознаграждение.
- Да ну? - живо заинтересовался Голдот.
- Ага, - с набитым ртом проговорила девица. Проглотив, она продолжила: - Ну я и думаю, один бес, он уже полумертвый, дай попытаю счастья!
- Не скажи, - возразил некромант, - если верить одной очаровательной дочке вурдалака, этот тип все еще на половину живой.
Мне было уделено более пристальное внимание и приподнятые брови:
- Ты с ума сошел?! Это же... Аррг'вия!
- Бывшая, - пояснила я, гадая, где же это написано, что каждая собака, просто глянув, определяет безошибочно мою родовую принадлежность.
- Ого! - в голосе блондинки прибавилось уважения. - И чья? Кто у нас нынче Хозяин? Я очень давно не была дома, - пояснила она, очевидно, специально для меня.
- Один вредный остроухий алкоголик...
Договорить он не успел — ночная гостья поперхнулась и закашлялась. По лицу некроманта было видно, что он доволен этой маленькой местью за испорченный вечер.
- Рина, это Вациния, Витис-Идая, лесная нимфа, - представил он ее, пока она ничего не могла возразить в силу объективных причин. - Она периодически испытывает нежные чувства к нашему общему другу.
Так вот в чем дело! Ну Дан, что-то подсказывало, что белобрысый прелестник оставил нас так невовремя неспроста.
- А в остальное время?
- В какое остальное?
- Ну, когда не испытывает нежных чувств? Ты ж говоришь, это периодически у нее.
- А! В остальное время она его разыскивает за очередную выходку, с целью оторвать уши...
- И не только, - буркнула, наконец, откашлявшись, нимфа. - Кстати, можешь называть меня Брусничка.
Обмениваясь ничего не значащими шуточками, мы продолжили толком и не начавшийся ужин. В какой-то момент я заметила, что Брусничка уж очень пристально смотрит на мои руки:
- Фто не так? - с набитым ртом решила спросить я.
- Это кольцо Четырех Стихий, - скорее утверждение, чем вопрос, было обращено некроманту.
- Да, - прожег он укоризненным взглядом нимфу.
Сначала название оказалось мне смутно знакомым, но потом я вспомнила. Я читала об этом артефакте, его создал великий ученик магической Академии, почти триста лет назад. Его особенностью была способность защищать свою обладательницу от любого вреда ветра, огня, воды или земли. Почем у обладательницу? Потому что кольцо, так его, было обручальным!
- Голдот! - взвыла я, вскакивая на ноги, - что за?.. Меня спросить не надо?!
- Но ты же все равно согласилась бы, - его неподдельное недоумение и абсолютная уверенность в своей правоте взбесила меня еще больше. Мне становилось смешно. Вот ведь, ерунда какая... Хотелось его придушить. Нормальное такое женское желание. А что поделать, самостоятельная я, не люблю, когда за меня принимают решения, особенно те, которые я собиралась принять сама.
- Да я, может, вообще не хочу ни с кем связывать свою жизнь! - от волнения меня забила крупная дрожь. - Уж больно она бестолковая! Ты меня совсем не знаешь!
- Рина, прекрати! - голос некроманта был властным, глаза метали молнии. Брусничка настойчиво делала вид, что внезапно ослепла и оглохла.
- Что я должна прекратить? Кто тебе дал право распоряжаться моей жизнью?!
- Ты сама так решила!
- Да мало ли что я нарешаю?!
В таком духе я орала еще минут пятнадцать. Несколько раз я пыталась снять кольцо, мотивируя это тем, что донашивать за поколениями наивных дурочек это не желаю, впрочем, как и становиться очередной женой трехсотлетнего некроманта. Меня уже несло, глаза застилала пелена бешенства. Все это продолжалось, пока на плечо не легла тонкая рука, костлявые пальцы слегка сжались.
- Еще раз это услышу — сверну тебе шею, поняла? - голос его был холодным и чужим. Да и разозлила я его по-настоящему. Я растерянно подняла голову и наткнулась на совершенно черные пустые глаза. Вдоль позвоночника противно заструился пот — вырываться было бесполезно. Шутки кончились. Нервно обернувшись, я увидела, что лесная нимфа благополучно куда-то ретировалась. Эх, мне бы ее благоразумие!
Покусав губы, я снова посмотрела на некроманта, возвышающегося надо мной, потом на кольцо. Потом снова на некроманта. Он все так же стоял, держа меня за плечо и ждал ответа.
Если честно, у меня перед глазами пронеслась если и не вся моя жизнь, то, по крайней мере, большая ее часть. И вдруг мне стало так легко внутри, как тогда, в эльфийском Домике-на-дереве. Я словно уже прыгнула с вышки и лечу в синеватую прохладную воду бассейна, и бояться уже поздно. Страх сменился бесшабашным: «а! Будь, что будет!» и снова посмотрела ему в глаза. На этот раз твердо и без страха.
И словно в первый раз увидела, какие они красивые, какой тонкий у него нос, как красиво изогнуты губы и... все поняла.
- Ведь его никогда ни кто не носил, - голос больше походил на писк, но с каждым словом моя догадка крепла, а с ней и голос. - Его вообще никто не видел, но легенды слагали! Ведь это ты его создал... Зачем?
Он все смотрел на меня, пристально, не отрываясь, и, в какой-то момент, эта темнота стала приближаться. В этот момент я делала выбор. Полуоборотень, получеловек.
- О, Голдот!.. - голос сорвался на всхлип, сдали нервы, в глазах потемнело уже по-настоящему.
Почему он оказался на коленях, исступленно целуя мои руки, я не поняла, но опустилась рядом, пытаясь заглянуть ему в лицо, чтобы хоть немного разобраться в происходящем. Запутавшись пальцами в седых волосах, я подняла его голову, заставляя посмотреть на меня:
- Прости меня, ну, пожалуйста, - я чувствовала себя виноватой, слезы текли по щекам, мне первый раз в жизни было стыдно до слез. - Я же так не думаю... Я люблю тебя... Просто мне очень страшно, со мной такого никогда не было...
- Я знаю, - прошептал он, прижимая меня к себе, - это мне непростительно так психовать... Но ты святого выведешь, - попытался улыбнуться он, заглядывая мне в глаза.
- Я знаю, - вернуть улыбку почти удалось.
Я поглядела на руку — редкие отсветы почти догоревшего костра отразились в кровавой глубине рубинов.

Притихшие, напуганные глубиной своих чувств, мы сидели в обнимку у оживающего костра, подбрасывая туда тонкие веточки. Было похоже, мы оба не ожидали, что все так серьезно, и настолько далеко зашло.
- М-да... - выдохнула Брусничка, тихо выходя из-за деревьев, хотя еще секунду назад ее там не было. - Вы друг друга стоите...
Когда мы немного отошли от испытанного шока и разговор начал клеиться, Брусничка призналась:
- Если честно, не ожидала застать тебя в живых...
Мне очень хотелось уточнить, не было ли прецедентов, но, помня обещание некроманта, я, хоть и с великим трудом, сдержалась. Впрочем, потом он шепнул мне, что предпочтет чучело — у него, по крайней мере, менее выразительное лицо.
Обсуждение сложившейся ситуации затянулись едва ли не до утра, поэтому выспаться не удалось никому.

Утром мы решили несколько изменить направление. По словам Бруснички, в городе нас уже ждали Белорукие. Попытки вычислить, кто скрывается под именем Капеллана, успехом не увенчались. Некромант недоумевал, у кого могло хватить силы и наглости столь откровенно вторгнуться в его жизнь.
Он остался в живых после катастрофы благодаря совершенной случайности, большая часть магов была уничтожена в годы буйства и, в первую очередь, преследовали именно обладающих властью над смертью. Во все времена некромантами называли самых страшных черных магов, умерших и вновь восставших, потому что люди верили, что их души не принял ад. Их ненавидели и боялись, не понимая и не принимая той стихии, что давала им силу. Что бы устроить погром в замке такого существа, нужно было быть или психом, или, как минимум, равным. А вот с этим как раз были проблемы — в этом мире не осталось ни одного, равного блестящему выпускнику Академии.
В конце концов, мы решили, что ломать голову бессмысленно, доберемся — узнаем. Но сначала решено было все же разыскать Хозяина Леса. Такими союзниками не разбрасываются.
- Так значит, ты бывшая Аррг'вия Арданиэля...
Идти молча было скучно, тем более, что мы с трудом представляли сколько времени займет дорога пешим ходом, посему мы занимали себя разговорами. Нимфа рассказывала забавные случаи из своей жизни, но больше расспрашивала про Дана, все укрепляя меня в мысли о ее нежных чувствах к остроухому алкоголику.
Осуществлять телепортацию внутри этого мира было трудоемко и отнимало непомерно много сил. И, насколько я поняла, сама атмосфера мешала точно определить цель. Это Хозяину хорошо — ему силы Природы дают такую способность, фактически, он сам становится живым телепортом.
- Где-то как-то, - кивнула я.
- Впрочем, наш главный враг, к сожалению, не дурак, посему быстро поймет, что ты здесь... Кстати, я догадываюсь, куда вы планировали идти... - Голдот обернулся, вопросительно вздернув бровь. - В Хелла-полисе живет один милый старичок, на самой окраине города...
Некромант неожиданно оказался рядом с нами, хотя еще секунду назад шел метрах в трех впереди.
- Что тебе известно? Брусничка, это очень важно! - Нимфа ухмыльнулась, разглядывая идеально ухоженные ногти. - Нимфа, не зли меня! Развоплощу — глазом моргнуть не успеешь, так и будешь являться своему ушастому приятелю в эротических снах!..
Девушка, видимо, решила, что превращение в бесплотный дух — это уже слишком для, и без того, духа леса. Тем более, некромант совсем не шутил:
- Короче, были мы там с этим прохвостом, ну, то есть, с Арданиэлем, - ей явно трудно было говорить о Дане, как о Хозяине Леса, - мне, конечно, никто ничего не говорил, но... по некоторым признакам, я с легкостью распознала в нем умело скрывающего свою сущность Лича. Причем, судя по тому, как он это делал, скрывался он достаточно давно...
К вечеру того же дня начали сгущаться тучи и дождь не заставил себя ждать. Он хлынул резко, закрыв плотной стеной окружающий лес. Первый раз попав под дождь в этом мире, я была в восторге. По крайней мере, сначала. Мы моментально промокли насквозь. Особенно весело было мне в мокрых холодных джинсах и тонкой майке. Некромант было предложил мне свой плащ, но я гордо отказалась, заметив, что уже и так насквозь мокрая и хуже уже не будет. Брусничка сообщила, что недалеко есть деревня, и неплохо было бы попробовать до нее добраться.
Где-то через час мы вышли к ветхому деревянному забору. Он охватывал пять дворов, людей, разумеется, видно не было. Но от домов веяло теплом жилья, а у меня уже зуб на зуб не попадал. Было решено постучать в ближайший дом. Что удивительно, открыли нам сразу. Здоровый мужик, закрывший собой весь дверной проем, недружелюбно поинтересовался чего нам, собственно, нужно.
- Мы проводим соцопрос, - проклацала зубами я.
- Нам бы переночевать, - пояснила Брусничка, ласково улыбаясь мужику. Она лишь немного уступала ему в росте, что явно смущало последнего.
На мое счастье, мужик оказался достаточно человеко... ну и не только, -любив, посему, для дальнейших расспросов пропустил нас в сени. С одежды сразу натекло маленькое озеро.
- Мы заплатим, - пояснил некромант. Я вздернула бровь — какой, однако, запасливый мужчина.
- Ну-у-у... э-э-э... - проинформировал нас хозяин дома. Судя, по паутине в углах и прочем мусоре в виде засохших листьев на полу сеней, обитал он один. Я из последних сил прислушалась к его мыслям, и чуть не села прямо на пол... Мыслей у него не было. Вдоль позвоночника пробежал холодок, но делиться своими соображениями с друзьями я пока не стала — вроде бы пока ситуация под контролем. Мужик вздрогнул отчего-то и посторонился.
Нимфа вежливо прикрыла дверь.
- Тут разденьтесь, одежду принесу. В комнате сухо, - лаконично обрисовал он ситуацию, удаляясь внутрь дома. Из приоткрывшейся двери дохнуло теплом печки и чем-то еще, что, в принципе, тоже мне понравилось.
В сенях откуда-то тянуло сквозняком и мне стало совсем противно в мокрой одежде. Я стянула холодную мокрую майку. Голое тело тут же покрылось мурашками, пришлось обнять его за плечи, пытаясь согреться.
Хозяин дома выглянул и, бросив на лавку кучу тряпок, очевидно считавшихся одеждой, снова скрылся в тепле. Каких трудов стоило расцепить руки и продолжить внеплановый стриптиз! Джинсы, видимо, тоже пригрелись и расставаться со мной не обирались, настойчиво прилипая к коже. Но я была полна решимости и, сломав всего один ноготь и чуть не вывихнув палец от чрезмерных стараний, довольно быстро избавилась от мокрой одежды. Стоять на холодном сквозняке в крошечных «бикини» было скучно, тем более, что потенциальные зрители тактично отвернулись. Плюнув на их застенчивость, я попыталась в куче тряпья с хозяйского плеча методом сухой стирки найти хоть что-нибудь. Результат меня порадовал и спутники оглянуться не успели, как дверь, ведущая в вожделенное тепло, захлопнулась за моей спиной.
В просторной кухне не было сквозняков, на столе был оставлен хлеб и куски жареного мяса. У меня возникли сомнения в происхождении этого мяса, но голод был не тетка и я села дегустировать. Не прошло и пяти минут, как мои боевые товарищи вломились в помещение, застав там идиллическую картину: я с набитым ртом старательно пережевываю... нечто.
Некромант сейчас больше всего походил на труженика могил и склепов: небритый помятый мужик в тряпье сомнительной свежести, волосы мокрыми патлами падали на лицо и плечи. Нимфа же, в силу своей природы, выглядела как обычно. То есть — идеально, в этом они с эльфом были отличной парочкой. Владельца дома по-прежнему не было видно и мы решили воспользоваться его гостеприимством без лишней скромности.
Мужик позаботился даже о постелях для нас — на полу были расстелены одеяла, явно для троих промокших путников. Меня все еще смущало отсутствие у него каких-либо мыслей, в подобную тупизну мне не верилось...
- Рина, прекрати так старательно прислушиваться, у тебя уши вот-вот трансформируются. Некрасиво, охотник же чувствует твой повышенный интерес, - посмеивался Голдот.
- Я не слышу его, - страшным шепотом пояснила я.
- Ну и что? - он явно что-то знал, и сейчас просто подшучивал, - меня ты тоже не слышишь.
- Ну и то, - решила обидеться в воспитательных целях я, отворачиваясь к Брусничке. - Странно это, вот и все.
На ночь я расположилась между некромантом и нимфой. И мои собственнические инстинкты, обострившиеся в последнее время, тут не причем. Совсем. Помолчав минут пять, я не выдержала. Брусничка спала, или делала вид, что спит, а просто лежать было неинтересно. Я перевернулась на живот и покосилась на хитро улыбающегося мужчину. Он лежал на спине, закинув руки за голову, его глаза отсвечивали в темноте желтым светом.
- Давай, признавайся. Почему я его не чувствую, ты ведь знаешь!
- Конечно, - я обожала эту самодовольную улыбку, - у него и не должно быть мыслей, он охотник. Этот клан живет здесь не первую сотню лет. Они почти утратили человеческую сущность, стали гораздо ближе к зверю, на которого охотятся. А человеческий облик делает их еще более опасными.
- И для нас?
- Что — для нас? Не один здравомыслящий зверь не нападет на такую компанию, как наша! Он прекрасно понял, что если нас не пустить, мы войдем все равно и будет только хуже.
Я задумалась. А стала бы я входить силой, возникни в действительности такая ситуация...
- Стала бы, даже не думай, - Голдот повернулся на бок и подпер голову рукой. Ты настолько трогательная эгоистка, что даже не сомневайся, что промокшая, продрогшая, ты бы смела этого бедолагу, попробуй он только заикнуться, что не пустит тебя!
Я тихонько рассмеялась. Его слова были правдой — от первого до последнего, я действительно наплевала бы на все. За редким исключением, я не давала себе труда скрывать эту черту характера, но некроманта, похоже, это только развлекало.
- Ладно, давай спать. Не считаю разумным испытывать его терпение, посему завтра с рассветом выходим.
- Угу, - пробормотала я, послушно закрывая глаза.
Дождь тихо шуршал по крыше, баюкая нашу действительно странную компанию.

А дождь шел всю ночь, не кончился он и утром. Немилосердно потирая глаза, я, с трудом понимая, что происходит вокруг, села. Некромант вполне дружелюбно беседовал с нашим немногословным, но заметно успокоившимся, хозяином дома. Из чего я сделала вывод, что финансовые вопросы улажены.
Несмотря на то, что в комнате было тепло, пол встретил недружелюбной прохладой, но я мужественно прошлепала к умывальнику. Плеснув в лицо ледяной водой, я окончательно проснулась.
К тому времени, когда я была окончательно готова на выход, дождь превратился в марево, неподвижно висевшее в воздухе. Самая отвратительная погода — замечаешь, что идет дождь, только окончательно промокнув. Плащи, которые нам любезно предоставил лесной мужик немного спасали ситуацию, но холодный сырой воздух пробирал до костей. Я с завистью оглядывалась на домики. Ароматный дым уютом щекотал ноздри. Ну почему? Я тащусь по этому чужому мокрому лесу, под дождем, а эти... гм... местные жители сидят в тепле: Внутренний голос ехидно напоминал, что я сама напросилась, никто меня силой не тащил.
Нимфа особых неудобств не испытывала, хотя загорелая кожа уже была вся в мурашках. Голдот, кажется, промок до нитки. Он шел молча, не оглядываясь, следом шла я, Брусничка прикрывала тыл.
Меня не оставляли размышления о тщетности сущего, бренности бытия и прочих высоких материях. Проще говоря, дождь — это хорошо, только когда ты дома в тепле.
Я уже около часа шла, не поднимая головы, ожидая, когда же в глазах зарябит от мокрой слежавшейся хвои. Запахи промокшего насквозь леса меня уже не радовали. Хвою я рассматривала лишь потому, что разглядывать затылок некроманта мне надоело еще раньше, а так хоть можно нахохлиться и поглубже закутаться в плащ.

Два дня прошли в непрерывном марш-броске через этот бесконечный лес. О Небеса! Я уже забыла, что бывают большие пространства без деревьев! Мне казалось, что мы ходим по кругу, но Брусничка, посмеиваясь, сказала, что все в порядке и лесная нимфа в лесу уж всяко не заблудится. Когда я уже начала подозревать, что надо мной просто издеваются, Голдот остановился.
- Привал? - неуверенно пискнула я.
- Вроде того... - он рассеяно кивнул, - Ага...
И, хотя я уже ничему не удивлялась, за следующим деревом был вход. Ага, точно-точно, такая приличная нора.
- Прошу, - усмехнувшись, предложил этот Сусанин.
- Сам лезь, - я с опаской заглянула в почти галактическую тьму. - Я в незнакомые норы не собираюсь лезть.
Голдот пробормотал что-то насчет галантности и неумения некоторых особ принимать знаки внимания, и полез внутрь.
Ну, ойкнуть я все же успела. Брусничка налетела на меня, буквально впихнув внутрь. Падая в пустоту, я машинально выбросила вперед руки, они неожиданно встретили на пути что-то мокрое и шевелящееся... С криками и визгами падение продолжалось еще несколько мгновений. Нимфа своим крепким тренированным телом окончательно выбила из моих легких остатки воздуха, и я испугалась, что задохнусь, еще больше, чем падения в пустоту.
Пол встретил неожиданно дружелюбно... правда, судя по комментариям, только меня. Сдавленные ругательства некроманта откуда-то снизу и певучее возмущение дочери леса дали понять, что кому-то повезло меньше. Тут вокруг замелькали бледно-голубые и желто-зеленые светляки, превращаясь в полноценные светящиеся шары, в помещении стало хоть что-то видно.
Гм, Голдот непринужденно возлежал на полу, приподнявшись на локтях. Ироничное выражение его лица давало понять, что ему, безусловно, приятно наблюдать меня в такой пикантной позе, но, в сложившейся ситуации, убрала бы я коленку оттуда, а то мало ли что...
Брусничка, фыркнув, одним движением поднялась с пола:
- Надеюсь, там есть магическая дверь...
- Нет, это обычная кроличья нора, - приподнял бровь Голдот.
Я аккуратно собрала руки-ноги и освободила некроманта. Видимо, сделала я это все же не очень ловко, судя по тому, как страдальчески он скривился.
- Кстати, успела ты вовремя, - обратился он к Брусничке.
- Это да, пара секунд и у тебя в гостях было бы два ежика...
С запозданием я вспомнила странные ощущения перед самой норой, но они были такими слабыми, на краю осознания... Я недоуменно посмотрела на нимфу:
- Кто это был?
- Это выродки, - сплюнула Брусничка, - их почувствовать, услышать и, тем более, увидеть, крайне сложно. Никто не знает, кто они... или, скорее, что. Призрачные убийцы на службе Белой Руки.
- Мутанты, - хмыкнула я, оглядываясь по сторонам.
У комнаты был сферический потолок, перекрытий не было видно, так что даже мне было очевидно, что без магии здесь не обошлось. Вдоль стен стояли стеллажи с книгами, в углу скромно притулился небольшой письменный стол, над которым висела карта мира. Крышка стола была обтянута черной, вполне в духе мага Смерти, замшей. Я усмехнулась. В углу стола стоял письменный прибор с подставкой в виде черепа. Все как надо. Посредине высилась неровная стопка толстенных томов.
Середина комнаты была свободной, всю ее занимал огромный, видимо, эльфийской работы, ковер.
- Хм... - я закончила осмотр, мне понравилось. - Может, объяснишь?
- Ну-у-у-у...
- Слушай, а у тебя тут ничего, - следуя моему примеру, оглянулась вокруг нимфа.
- А где ты тут спишь? - вопросы сыпались как из мешка, причем, преимущественно, совершенно неуместные. Не думаю, что было хорошей идеей спрашивать его с кем он тут спит, что он тут ест и где дамская комната. Впрочем, действительно, кроме стула с высокой спинкой, совершенно неудобной на вид, подходящей для интересующих нас целей мебели в комнате не было.
Обычно, по лицу некроманта что-либо понять было невозможно, но сейчас... Ух ты!.. Он явно от души жалел, что привел нас сюда. И он еще больше жалел, что нас никто не сожрал по дороге. И я вдруг со всей очевидностью осознала, что это и была его настоящая берлога.
Но деваться ему было некуда. На исходе вторых суток непрерывного путешествия по лесу сквозь серую хмарь, даже нимфа, которая по большому счету, не являлась живым существом, начала сдавать позиции. Что уж говорить про меня! Промокшая до последней нитки, бодро клацающая зубами, я зачем-то еще переставляла окоченевшие ноги, делая следующий шаг. И только колдуну все было ни почем. Он просто шел вперед, ни на что не обращая внимания.
В связи с этим, к вечеру первого дня я уже тихо ненавидела своего избранника, к утру начала подозревать, что он подколдовывает что-то непромокаемое, но уже к к обеду я вспомнила, что он полумертвый. И тут худшая половина моей натуры возрадовалась. Тупеющий с каждым шагом мозг придумывал все более и более изощренные способы расправы...
- Я вообще не сплю! - взвыл некромант и, с потрясающей воображение скоростью, метнулся к стеллажу рядом со столом. Мы с Брусничкой резво кинулись за ним.
Он лихорадочно что-то нащупывал что-то среди книг. Через секунду внутри стены что-то щелкнуло, хрустнуло, заскрипело и часть стены начала поворачиваться. Небольшие размеры комнаты оказались оптическим обманом, к тому моменту, когда мы, смеясь и угрожая колдуну всевозможными карами, добежали до открывшегося хода, плащ некроманта мелькнул уже далеко за поворотом коридора.
Едва мы перешагнули порог потайного лаза, невидимый механизм привел в движение стену и она мгновенно захлопнулась за нами.
- Ой, - Брусничка поежилась.
- Не могу не согласиться, - кивнула я. - И куда он удрал от нас?
- Слушай, по-моему, мы его достали... - предположила нимфа.
- И снова мне нечего возразить, - я двинулась вглубь плохо освещенного коридора. - Единственное, на что мы можем надеяться, это на то, что здесь не лабиринт.
- Милая, устроить здесь лабиринт — вполне в духе странного чувства юмора твоего приятеля.
- Надеюсь на его человеколюбие, - пробормотала я.
В общем-то, зря я надеялась, за поворотом, где мы последний раз наблюдали нашего боевого товарища, буквально через десять метров, коридор разветвлялся на три. Какой из них выбрал Голдот угадать было невозможно. Не знаю, как нимфе, а мне взгрустнулось. Так стояли мы минут пять, впустую рассуждая о том, как нам поступить, когда на краю сознания неожиданно раздалось издевательское хихиканье.
- Блин, я ж телепат! - недоумевая, почему я не догадалась раньше поискать некроманта таким образом, воскликнула я.
- Оборотень-телепат? - недоверчиво глянула на меня Брусничка.
- Угу, и нам нужен средний коридор, - уверенно кивнула я. Нет, ну надо же! Он еще и издевается!
Дальше мы уверенно пошли по подземному лабиринту. Отголосок мыслей вредного некроманта больше не появлялся, но я откуда-то точно знала, где он прошел. Звериные чувства обострились до предела, но не они вели меня вперед. Брусничка по началу пыталась меня расспрашивать, как же у оборотня могла родиться дочь с такими странными способностями, но я отвечала через раз и очень неохотно, сосредоточившись на поисках, поэтому ей быстро надоело.
Подземный лабиринт вывел нас в обычную пещеру, явно природного происхождения.
Где-то гулко капала вода. Прямо перед нами был разлом в стене, совмещающий в себе еще и функции выхода наружу. Прислонившись к холодному камню, в профиль к нам стоял некромант. При этом, он старательно делал вид, что нас не замечает.
- Ну знаешь!.. - у меня не хватило слов как следует описать его поведение.
- О!.. - он соизволил повернуть голову в нашу сторону, - вы добрались, не встретив по дороге ни одного представителя местной фауны?
Выражение его лица было настолько ехидным, что не нужно было обладать богатой фантазией, чтобы представить, что именно он имел в виду.
- А... а там... кто-то был?! - Брусничка побледнела, покраснела, голос сорвался на визг: - А там были мыши?!
- Конечно, - совершенно серьезно кивнул Голдот, - и мыши, и крысы, и всевозможные насекомые, обожающие сырость и темноту...
- Да ты!.. Ты!
- Да-да. Я знаю, что я самый отвратительный колдун во всем подлунном мире, - наконец, он отлепился от полюбившейся ему стены и, улыбаясь почти ласково, направился в сторону нимфы.
Видимо, имел место давний конфликт, и я решила вмешаться, пока не разразилась гроза.
- Брек, мальчики-девочки! - я встала между ними, заметив жажду крови в глазах нимфы, и рявкнула: - Я сказала, стой, где стоите!
Не знаю, что их убедило больше, мои клыки и звериный облик или сам факт вмешательства в разборки, но на меня уставилось две пары совершенно ошалевших глаз.
- Так вот, - я пожала плечами, - он тебя специально пугает, а ты паникуешь без повода. Неужели ты думаешь, что я полезла бы в коридор, где есть крысы? Я сама их недолюбливаю...
Брусничка с кривой ухмылкой качнула головой:
- Ну ты даешь...

Примирившись с мерзким чувством юмора некроманта и панической боязнью мелких грызунов лесной, между прочим, нимфы, мы вышли из пещеры.
Вот это да! За нашими спинами возвышались горы, мы стояли у подножья одной из них. В вечерних лучах солнца полыхали пики ледников, а впереди расстилался Лес. Да, это был именно он. Вотчина Хозяина. Место, где от него не скрыть даже мыслей...
Спустя пару часов, когда солнце уже коснулось линии горизонта, мой организм решил прекратить эту гонку. Мне хотелось упасть и не вставать, по возможности, больше никогда. Найти Арданиэля в этом Лесу было нереально, если он сам этого не захочет. Поэтому я просто остановилась и под недоуменные взгляды спутников, обреченно крикнула:
- Дан! Ну, рёбаный йот! Сколько можно за тобой гоняться?! - глаза моих спутников стали совсем круглыми, я не удержалась и добавила: - Сивка-бурка, вещая каурка, встань передо мной...
Договорить я не успела. Метрах в десяти впереди на дороге начало материализоваться... что-то. Воздух сгустился до плотности плаща с капюшоном на очень высокой широкоплечей фигуре. В мягких сумерках он мерцал лунным, завораживающим светом, полы стелились над землей, не касаясь травы... Призрак неспеша обретал плотность и объем.
Процесс гипнотизировал, притягивал к себе взгляд. Тень, отбрасываемая на лицо субъекта интриговала, длинные волосы серебряными прядями абсолютно гладко лежали на груди этого индивида.
- Ну, Рина, ты да!.. - фыркнул Дан, откидывая капюшон и не находя приличных характеристик моему поведению. - Не ожидал от тебя такой непочтительности к Хозяину этих земель, - напыщенно закончил он, окончательно нарушая торжественность момента.
- Как умею, - немного смутилась я, обнимая ушастого задаваку.
Обнимая и отчитывая меня, он совсем не заметил высокую лесную нимфу, подобравшуюся для прыжка. Поэтому его удивило, что через долю секунды я выскользнула из его рук, а ему досталась увесистая затрещина. Судя по всему, Брусничка переусердствовала. Дан начал трансформироваться. Плащ повис на раздавшихся плечах жалкими лохмотьями, серебристые волосы превратились в седые патлы, упавшие на безобразное лицо демона. Он уже возвышался над нами метра на полтора и все еще продолжал расти... Размяв огромные плечи, демон воззрился на нас с высоты четвертого этажа...
- Гм... дело ваше, но мне кажется, что не стоило так горячиться, - пискнула я.
- Я... я уже поняла, - сглотнула нимфа.
Один некромант стоял, по-прежнему, прямо, скрестив на груди руки. Сосредоточенно сдвинув брови, он наблюдал за нами. Что-то страшное, с горящими, глазами выжидательно глядело сверху.
Я успела отпрыгнуть в сторону только благодаря звериной реакции, на месте, где мы с Брусничкой стояли только что зияла обугленная воронка. Следующая молния врезалась в дерево, некстати выросшее на другом конце поляны. Когда я уже всерьез начала ожидать конца своей недолгой, но совершенно бестолковой жизни, Голдот неторопливо вскинул руки и произнес несколько хриплых отрывистых слов-звуков. Я разобрала несколько стандартных магических команд для укрощения демонов, что-то типа «заклинаю тебя именем...», «покорись моей воле...» и прочей ерунды. Чудовище окутала прозрачная серебристая паутинка заклинания и спустя пару минут перед нами, лучась радиактивной сетью, стоял Арданиэль в обрывках плаща.
- Успокоился, псих? - холодно поинтересовался некромант.
- Что это было, старик? - поинтересовался сбитый с толку Хозяин Леса, неуверенно глядя на заклинание, сползающее с него и уходящее в землю.
- Это был десяток лет моей жизни, урод! - взорвался некромант. - Рано тебе быть Хозяином, эмоции контролировать не умеешь совсем! Ты мог погубить все живое на гектар в округе, пока успокоился!..
- Хм... ну, допустим, я негодяй, я заслужил ее порицание, но это не повод рукоприкладствовать! Я все же Хозяин Леса! - возмутился эльф.
- Чем же ты так ей насолил? И, кстати, а где она? - Мне стало не по себе, а вдруг, он ее... ну, того... молнии были впечатляющие...
- Да успокойся, - досадливо поморщился некромант, обнимая меня за плечи. Видимо, его проняло от моего осипшего голоса и дергающейся щеки. Не иначе.
- Брусничка, выйди из этой секвойи, наконец! - Позвал Арданиэль, стыдливо кутаясь в остатки своей одежды. - Ты же слышала, я признал, что поступил плохо...
- Это ты называешь плохо, ушастый ублюдок?! - раскрасневшаяся от бешенства нимфа материализовалась из ближайшего дерева, - Скотина! Ты оставил меня одну в человеческом городе, где полно Белоруких, под «защитой» лича, которого инквизиция ищет — аж с ног сбилась! Исчез и ничего не сказал! Что я должна была думать?!
- Ника, они шли за мной по пятам, так было лучше, поверь мне... - промямлил несостоявшийся демон.
- Правда?! - нехорошо прищурилась Брусничка. - Они уничтожили его!
- Хизариуса?! - в один голос воскликнули мужчины. И я поняла, что планы наши меняются, причем кардинально.
- Да, - уже более спокойно буркнула дочь леса. - Они казнили, сожгли его... просто поставив на площади... изверги... я видела все, потом ушла из города, делать там больше мне было нечего...
Некромант оперся подбородком на мою макушку и тяжело вздохнул.
- Это надо обсудить, - согласился Дан. - Прошу в мою обитель...
Он коснулся плеча Голдота и Бруснички, заключая меня тем самым в круг телепорта. Мы оказались на чудесной полянке, вокруг мерцали небольшие фонарики в форме самых странных цветов... В середине был стол, накрытый на четверых.
Ужин начался мрачно, мои соратники вспоминали безвеременно упокоенного лича. Воспоминания сопровождались славным эльфийским пивом и посему совсем скоро приобрели вид застольной дискуссии о том, можно ли считать старого лича хорошим парнем, если он последние восемьсот лет был тихим историком-библиотекарем. Или назвать его редким чудовищем прошлого, которому нынешние, то есть мои приятели, и в подметки не годились, раз уж Хизариус продлевал и без того не маленький срок своей жизни зельями из запретных компонентов. Что там были за компоненты, уточнять я не решилась, воображение и так разыгралось сверх всякой меры.
- Милый, - я хлопнула некроманта по плечу, привлекая к себе внимание, - а че за хрень, которой ты скрутил Хозяина? Ты ведь мог это сделать и... хм... полгода назад то же самое с Дираном....
Мне становилось все веселее, прямо пропорционально выпитому. Усталость последних дней давала о себе знать.
- Угу... - Голдот обернулся ко мне чуть менее изящно, чем обычно, но никто этого, конечно, не заметил. - Я, знаешь ли... много нехороших слов... знаю, ага...
Разборчивость речи стала значительно ниже.
- А-а-а-а... - понятливо протянула я. - Научишь? Ну... что б я тоже могла...
- Не-а, - тряхнул он лохматой головой. - Я еще, это... в своем уме...
- Ну и ладно, - почти не обиделась я. Порядком нетрезвая и удивительно покладистая, что было редкостью само по себе. - Я всерно тя люблю...
- За это выпьем! - горячо поддержал эльф и они звонко чокнулись бокалами.
- Эй, - я прижала палец к губам, кивая на сладко посапывающую нимфу. Эти товарищи пристыженно кивнули. Брусничка так сладко спала, пристроив голову на скрещенных руках, что умилила даже меня.
Арданиэль вкратце рассказал, что у них с Брусничкой вышло некоторое недопонимание. Оно выглядело как неожиданная телепортация из общей спальни в неизвестный мир в поисках молодой черноволосой женщины, которая, по совместительству, еще и его Аррг'вия. Я высказала свое мнение непечатным словом, на которое никто не обратил внимания. В процессе содержательной беседы Брусничка несколько раз просыпалась, вставляя свои дополнения, которые ограничивались всего лишь эпитетами в адрес Дана, на которые он, помня силу, которая с видимой легкостью подчинила его, не обращал внимания. Голдот пояснил, что применил древнюю магию обуздания демонов преисподней, в которого, в общем-то, начал трансформироваться наш знакомый эльф. Насколько было понятно из пьяных объяснений не более трезвому мозгу, это обратная сторона власти Хозяина: полное, тотальное разрушение всего живого. А Дан, не умея до конца еще ей управлять, трансформировался неожиданно даже для себя.
- Гыгы, - улыбнулась я, демонстрируя полное отсутствие интеллекта. - Где у вас тут дамская комната... мне надо припудрить носик...
Я, пошатываясь, поднялась из-за стола.
- Я т-т-тебя п-п-провожу, - в очередной раз очнулась Брусничка.
- Это почему? - эмансипированная натура подала голос.
- А вдруг ты заблудишься?
- О! - Мне было очень весело и меня, что называется, несло, - Я справлюсь сама! Носик попудрить... ага... мне не надо ничего держать...
Для наглядности я махнула на них рукой и направилась в близлежащие кусты. На волне самостоятельности я даже почти не заблудилась. Более того, осуществить задуманное удалось без труда. Правда, на этом мое везение кончилось.

- Попалась?.. - полувопросительный шепот над ухом в ответственный момент натягивания штанов мог напугать кого угодно. Но только не полупьяную полувурдалачку!
- Ну, попалась, - меланхолично согласилась я. А смысл возражать, если ты стоишь в кустах почти без штанов и блаженная легкость разливается по всему телу. - Ребят, а че ваще?..
Простой вопрос ввел моего нежданного собеседника в ступор:
- Именем Белой Руки, ты пойдешь с нами! - уже менее уверенно сообщил мне голос стоявшего за спиной.
Я спокойно застегнула джинсы и наглядно показала ему жестами, что я думаю о нем лично и о его культе в целом. Он обиделся, видимо, я была не первой.
- Взять ее! - из близлежащих кустов вылезли ребята с белыми по плечи руками.
Я, тяжело вздохнув, двинула локтем на голос. Судя по сдавленному хрипу, куда-то попала. Для закрепления результата, пнула туда же ногой. Неприличные эпитеты усилились, значит, снова попала. Увлекшись, я пропустила удар чем-то тяжелым. Единственное, чем могла помочь звериная реакция, он пришелся не по темечку, а по плечу. И все равно, перед глазами заплясали звездочки. Сознание настойчиво захотело покинуть нерадивую хозяйку. Их было не меньше десятка и, увлекшись парочкой желающих лично стяжать славу поимки, собственно, меня, я пропустила еще один коварный удар. Лучше кружка пива, успела подумать я, поймав удар по печени, и отключилась.

- Слушай, тебе не кажется, что она слишком долго пудрится? - уточнил Голдот. - Или я опять паникую?..
- Девушке для этих целей достаточно пяти минут, - просветила, просыпаясь окончательно Брусничка.
- А давно она ушла? - прерывая собственный монолог уточнил Хозяин Леса, моментально трезвея.
- Достаточно, чтобы обеспокоиться ее отсутствием, - некромант поднялся из-за стола. Он был собран и серьезен.
Они без труда нашли место драки. Трава была вытоптана, пара выбитых зубов и пятна крови ясно говорили о том, что здесь происходило. Кому-то зачем-то понадобилась вздорная девица, обладающая странными способностями, и они дождались, пока она выйдет за пределы обители Хозяина.
На Голдота уставилось две пары вопросительных глаз.
- И что вы на меня смотрите? Да, я оторву им головы, достаточно?
- И с чего мы начнем? - Брусничка вопросительно уставилась на Арданиэля: - Это же твой Лес!
- Да, это так, но это были представители одного интересного культа...
- Слушай, мои счеты к господину Капеллану растут просто с невероятной скоростью... - задумчиво покачал головой Голдот. - Если хоть волос упадет с ее головы, они пожелают участи нежити в своих пыточных...
- Да ладно, с ней все в порядке - нервно рассмеялся Дан.

Я очнулась с тяжелой головой и ноющей печенью.
Лежала я на небольшом диванчике, рядом стоял столик с фруктами и вином. Курорт — не меньше! Товарищи, любезно доставившие меня в это помещение, наводили на мысль о культе Белой Руки, но то, что меня не тащили в пыточную, заставляло предположить худшую участь. О ней я решила не думать, а озадачилась яблоком. Оно было вкусное и я, жадно поедая фрукт, обошла свою комнату.
Небольшое помещение, вполне уютное, без окон и с тяжелой дверью, явно намекало на то, что я тут пленница. На память шли некультурные песни, и я не отказала себе в удовольствии продемонстрировать вокальные таланты.
Сразу после этого заглянул какой-то главный. Он явно был выше по местной иерархии тех типов, что притащили меня сюда. Даже представился, правда, я тут же забыла и его должность и его имя.
- Ты в плену, - напыщенно объявил он мне. Вроде, я не заметила по другим признакам этого вопиющего факта.
- Ну и что? - мне был непонятен его пафос. Попытки трансформироваться успехом пока не увенчались, было такое чувство, что меня чем-то связали, но оптимизм не давал отчаиваться и я их потихоньку продолжала.
- Как — что? - не понял тип. - Ты мерзкий вурдалак и тебя постигнет участь любой нечисти, делающей порчу добрым людям... - важно прохаживаясь из угла в угол, заявил тип.
- А я не делаю порчу, - наглость — второе счастье, говорили мне еще в школе. Я устроилась на диване с ногами, бросив огрызок яблока на стол. - И вообще, хватит обзываться, я полукровка, сиречь полуоборотень.
- Тем более, - назидательно согласился жрец Белой Руки, - Но твои возможности сейчас ограничены человеческой ипостасью. Достопочтенный Капеллан Второй позаботился об этом.
Ах вот в чем дело! Похоже, Голдот был прав, говоря о магической природе дарований этого товарища. Но мои человеческие возможности тоже кое-чего стоят, не зря я тренировалась в спортзале. Я улыбнулась:
- И чего же хочет от меня этот ваш достопочтенный?
- Сие есть вне моего разумения, - смутился мужик.
С этими словами служитель неизвестно кого вышел из комнаты, и я услышала поворот ключа в замке. Итак, что я имею. Расклад явно не в мою пользу. Я одна, колдовать не умею, превратиться в более боеспособную единицу не могу. Единственным плюсом в моем активе является умение читать чужие мысли и три или четыре сюрикена в поясе. И неистребимая вера в свою удачу.
Мои размышления то и дело возвращались к друзьям. Стоп. Когда я начала думать о них, как о друзьях? Соратники, собутыльники... кое-кто даже любовник, но друзья?! В моем понимании, это такие люди, которые знают о тебе все и даже больше, и все равно любят, готовы прийти на помощь, поддержать, и всякими другими способами положительно влиять на течение жизни, люди, которым ты сам, не задумываясь, сделаешь все то же самое, не спрашивая что, как и почему. Дружить же с замкнутой, язвительно-прямолинейной девицей, прилично разбирающейся в программировании, работе сотовых сетей и имеющей весьма специфическое чувство юмора почему-то не хотели ни мальчики ни девочки. У меня были приятели, с которыми мы вместе гуляли, пили, дрались в случае необходимости. У меня были девчонки на работе, с которыми я общалась, была даже пара совсем близких приятельниц, разделявших мой странный взгляд на жизнь и увлечения. Но рассказывать им о себе что-то главное не хотелось совершенно, и, как выяснилось в последствии, не зря. Узнать, что твоя подруга может у тебя на глазах вдруг обрасти шерстью, вырастить клыки и когти... бррр... я бы не хотела. А потерять из-за такой ерунды надежного человека — и подавно. Короче, не было у меня друзей. А тут — пожалуйста...
Да, мне не хватало все эти полгода насмешливости Дана с его ненавязчивой галантностью, прямолинейности и нежной заботы некроманта... И самое странное, что я переживала за них сейчас, чего никогда раньше со мной не было. Даже когда брат исчезал куда-то надолго по делам, у меня не возникало этого скребущего чувства беспокойства.

Совещание происходило бурно и на повышенных тонах. Но, в конце концов, после осмотра места происшествия и имеющихся следов, был выработан примерный план действий.
- Скорее всего, им она нужна в качестве приманки, что бы добраться до одного нашего полумертвого приятеля, - предположил Дан.
Голдот медленно кивнул. Они снова сидели за столом на той же самой поляне.
- Вполне возможно, а, может, и нет. Кто еще знает о ее способностях? О происхождении?
- И как они смогли подобраться так близко? - вставила нимфа.
- Поляна окружена защитой, видимо, Рина просто пересекла ее... - развел руками Дан. На вопрос Бруснички было ответить проще.
- И все же — ты Хозяин! - обвинительно вскинула бровь она.
- У меня есть догадки по поводу этого, - тяжело вздохнул Голдот. - Но чтобы их проверить, нужно больше фактов...
- Если наши догадки хотя бы частично верны, искать ее нужно у Белоруких, - подвел итог Арданиэль. - Их ближайшая отсюда Цитадель находится в четырех днях пути. Я мог бы просто отправить нас всех туда, но...
На всесильного Хозяина уставилось две пары удивленных глаз.
- Нам лучше использовать другой транспорт. В последний раз, когда я попробовал туда сунуться, меня чуть не распылило на составляющие. Новый главный жрец обладает очень странной силой.
- Да, я заметил это, - криво улыбнулся некромант. - Именно поэтому мне нужна была библиотека Хизариуса. Возможно, там нам бы удалось найти там упоминания о магии такого рода. Мне все время кажется, что я должен знать этого человека, но вспомнить что-то, даже отдаленно похожее, не могу...
Они посидели молча. Потом было решено, что сидя на месте, ближе к цели они все равно не станут, посему выдвинуться можно прямо сейчас.
Неподалеку от места моей встречи с представителями главенствующего культа, паслось стало единорогов. Они беззаботно ходили прямо между деревьями, пощипывая траву, но вожак, единственное черное пятно на фоне белых шкур остальных, внимательно глядел по сторонам. В этом не было нужды, но недоверчивые упрямцы ожидали нападения от всех и вся.
Животное, поражающее своими размерами, возвышалось над более мелкими собратьями. Дан, не колеблясь, направился прямо к нему. Несколько певучих звуков, изданных им, единорог принял благосклонно.
Единороги, легендарные магические существа, были совершенно дикими вздорными тварями. Использовать их в качестве ездовых животных пришло бы в голову только отъявленному самоубийце, психу или просто Хозяину Леса. Здесь он обеспечивал их безопасность, но и заставлял подчиняться своей воле. Воля двуногого сталкивалась с неизмеримым упрямством животного и побеждала в этой схватке. Уже многие тысячелетия этот род обитал в Лесу. Каждый новый вожак стаи подчинялся Хозяину, и каждый новый Хозяин хотя бы один раз обращался к нему с повелением-просьбой.
- Вы можете взять этих, - повинуясь взмаху руки Арданиэля, от серебристо-белой массы отделились три рослых жеребца и направились в сторону путешественников.

...Путешествие продолжалось второй день. Единороги двигались без остановок, они стелились над землей белыми пушистыми тенями. Всадники, не будучи людьми, тоже не чувствовали ни малейшей усталости. Только короткие фразы, корректирующие направление. У каждого было о чем подумать.
Голдот вдруг отчетливо осознал свое одиночество. Без нее не было чего-то главного, ставшего важным совсем недавно, но так прочно вошедшего в его жизнь. Она была самым странным человеком, которого он когда-либо встречал — она не боялась ничего из того, чего должны бояться люди, но настойчиво искала дружбы двух отщепенцев. Как он жил столько лет, не зная ничего подобного? Как он выдержал полгода без нее, взбалмошной, непоследовательной и такой упрямой? В голову настойчиво лезли мысли о совсем других моментах, когда она была ласковой, нежной, страстной... Что с ней, где она? Дан утверждает, что чувствует, что с ней все в порядке, но какие аргументы могут быть действенны для влюбленного мужчины в этой ситуации?
Арданиэль не сказал тогда Марине, что то, что связало Хозяина и Аррг'вию, остается навсегда. Это ощущение присутствия остается навсегда. Интересно, она заметила это? Правда, обычно выживает только Хозяин, но и Аррг'вии не часто бывают такими, как она. Дан стиснул зубы. Она стала не только Хранителем, но и соратником и... другом. За всю свою долгую жизнь эльф привык полагаться только на себя, да еще на некроманта, но она разрушила его представления о людях. Рина доказала, что существует верность и преданность, а если даже она была единственным представителем своей расы с такими убеждениями, за нее тем более стоило сражаться. Все будет в порядке, они успеют, не могут не успеть.
А Брусничка то и дело думала о том, что эта девчонка, добровольно связавшая себя с некромантом, безусловно заслуживает уважения и женской солидарности. Сама нимфа уже больше ста лет назад отдала свое сердце, или что там у нее было, одному остроухому прохвосту, который совершенно неожиданным образом переквалифицировался в Хозяина Леса. За эти годы они встречались, расставались, ссорились окончательно и все равно, проходила пара-тройка лет, он появлялся под ее деревом, улыбаясь, говорил какую-нибудь глупость, и она кидалась к нему в объятия. Или сама находила его. Вот как сейчас.

А мне было банально скучно. Нет, мне было необыкновенно скучно ждать неизвестно чего, а бояться этого надоело еще вчера, когда за мной так никто и не пришел. Я ходила по комнате, спала, пыталась сбросить заклинание, связывающее мои возможности. В целом, убивала время, как могла. Сколько его уже полегло в неравной битве со мной, можно было считать только приблизительно, потому что часы уже давно заменил телефон, а окон в комнате не было.
А веселее все не становилось. Тогда я решила легонько послушать что вокруг твориться. На магическую защиту после всего пережитого напороться я не боялась. Как сказал бы Дан, голову окончательно мне отбил еще Диран, так что переживать мне теперь нечего. Я хмыкнула и прислушалась.
Странно конечно, но меня никто не охранял. Либо это были настолько тупые типы, что учуять их с помощью телепатии было невозможно. Я решила верить в лучшее в людях, и наконец... Кажется, я нашла того, кого искала. Тут могло быть несколько вариантов. Либо этот индивид не знал, что я телепат, либо не верил, либо... притворялся специально для меня. Поудобнее устроилась на диванчике, поджав под себя ноги и прислушалась.
Внизу по комнате расхаживал некто. Судя по лаконичности эмоций, мужчина. Он был невероятно взволнован моим присутствием на вверенной ему территории. И у него было несколько вариантов использования этого факта. От прямой передачи меня некоему Капеллану вплоть до того, чтобы спрятать меня в подвалах Цитадели лет на пять, пока шумиха не уляжется и на досуге изучить мои способности. Но самым интересным для меня было то, что он явно ломал голову над тем, что связывает меня и некроманта. Любопытство вызывал факт знакомства мужчин, а так же оттенок превосходства, с которым тип, нарезавший круги в комнате этаже ниже, думал о Голдоте.
...Артефакт, созданный некромантом около трехсот лет назад. Она носит его, как обычное кольцо. Может, копия? Вряд ли. А это значит, что максимум через два дня, Голдот будет тут. Капеллан будет доволен моей работой... Вот, незадача!.. Последние мысли были не мои, но они заставляли еще больше задуматься.
Странный источник мыслей был не в курсе, чем знаменито кольцо Четырех Стихий? Странно. Почему меня это удивляло, точно сказать не могу. То, что некромант в ближайшее время будет здесь, у меня сомнений не вызывало, тут я была солидарна с незнакомцем. Конечно, настоящие героини готовы принести себя в жертву, лишь бы их любимый был в целости, сохранности и сидел дома у камина в теплых носках. И я должна была бы биться головой о камин, причитая, что мой благоверный лезет прямо в ловушку. Но, к сожалению, я не была героиней, потому что только мысль о том, что некромант будет сидеть дома, в носках, у камина в такой неоднозначный момент моей жизни, привела бы меня в бешенство.
Не сказать, что мне было плохо здесь, пока действительно никому я была не нужна, но неизвестность пугает больше всего. Не буду же я сидеть тут бесконечно?.. Мужик этот тоже... Что ему нужно от Голдота? А от меня? Одни вопросы. Я увлеклась этой головоломкой...
- Доброе утро, миледи, - на пороге стоял невысокий, атлетически сложенный мужчина в элегантном костюме. Кажется, что-то подобное носили в девятнадцатом веке моего мира. Ему все это удивительно шло, в комнату он прошел с завидной непринужденностью. Его темные, почти как у меня, волосы, были гладко зачесаны назад, что делало его похожим на вампира. - Мое имя граф Даркфолт, я рад приветствовать Вас в Цитадели, одной из сотен тысяч оплотов истинной веры по всему этому миру...
Не было сомнений, что именно он расхаживал четверть часа назад по комнате этажом ниже.
- О, меня все это так радует, - вздрогнув, я исподлобья посмотрела на него.
- Это прекрасно! - его восторги я не разделяла, но попыталась вежливо изобразить улыбку. - Надеюсь, вы прекрасно отдохнули.
Ага, подумала я, курорт просто. Печень уже перестала на меня обижаться за то, что я подставила ее под удар, но плечо, более злопамятное, все еще болело. Даркфолт оказался именно таким, как я его и представляла. Ухоженный мужчина в расцвете лет, одевающийся по последней моде, и весьма властный. Его преувеличенно-галантные манеры льстили и, в принципе, могли ввести в заблуждение. Но я односложно отвечая на его вопросы, аккуратно спустила ноги с дивана и положила руку на пояс. Занявшись вопросом его знакомства с некромантом, и столь пристальным интересом к его личной жизни, я чуть было не упустила одну важную деталь.
Граф не выглядел, он и был вампиром.

- Ох, уж эти женщины, нет им покоя... - пробормотал Дан, в очередной раз откидывая с лица непослушную прядь. - До кустов нельзя отпустить...
Скачка, а точнее, безумный полет сквозь величественный Лес, казался бесконечным.
- Дан, я собственноручно оторву тебе уши, - угрюмо пообещал некромант. За эти сутки его лицо осунулось еще больше, глаза запали и выглядел он сейчас совершенно неприглядно. Между бровями пролегли сосредоточенные морщины, граница между живой и мертвой плотью обозначилась как никогда четко.
- Видела бы сейчас тебя Рина, - усмехнулась, обернувшись к нему, Брусничка. Она с легкостью и непринужденностью держалась в седле. - Ты выглядишь сейчас, как собственное творение, причем, не самое свежее...
- Умеешь утешить, - усмехнулся Голдот, пытаясь убрать с лица растрепанные волосы.
- Нет, ну в самом деле, Голдот, нельзя же так, - подначивал остроухий интриган, - Да, она была чудесной Хранительницей, она спасла мне жизнь и не один раз, она спасла тебя от себя самого, ага, она очень даже симпатичная девочка с выдающимися... гм... способностями...
Некромант страдальчески скривился. Осталось совсем недалеко, он уже чувствовал присутствие странной магии главного жреца. Она опутывала не только саму Цитадель, но и часть долины.
- Ну хватит, - одернула Дана нимфа, - не видишь, ему и так плохо...
Лес кончился внезапно. За спиной осталась безграничная власть Хозяина. Впереди, на сколько хватало взгляда, до самого горизонта, расстилалась долина, еще дальше — все это знали, высокие холмы, на которых люди так любят строить свои замки и крепости.
Судя по тому, что их ждали, лезли они в ловушку. Причем, очертя голову.
- У меня нет выбора, - некромант легко соскочил на землю, отпуская единорога в обратный путь. - Вы — как хотите...
Он спокойно достал откуда-то из воздуха огромный двуручный меч и, пристегивая его за спиной, посмотрел на спутников. До армии противника еще надо дойти.
- Голдот, ты свихнулся, - улыбнулся эльф. - Куда мы денемся? Правда, Ника?
- Да уж, - покачала головой Брусничка, доставая арбалеты и проверяя стрелы. - Ты, некромант совсем... Кто тебя одного отпустит...
Он странно посмотрел на них и ничего не сказал. То ли правду говорят, что психи правят миром?

Вы когда-нибудь видели представителя священного культа по борьбе с нежитью нервно облизывающего губы при виде серебряной звездочки? Я тоже. Он вжался в спинку кресла и не сводил с меня глаз.
- Да, вот такой вот я подленький оборотень, серебро мне очень идет, - улыбнулась я, помахивая перед ним этим небольшим предметом. - А вот кто ты, дружок?
Судя по внезапно посеревшему лицу и удлиннившимся клыкам, я предположила, что был он вампиром, но признаваться в этом почему-то не хотел.
- Мужчина, не зли меня, - миролюбиво предложила я. - Я не промахнусь, а моей реакции ты завидовать будешь уже из своей преисподней, посему, давай дружить. Ты расскажешь мне что я тут делаю, я, так и быть, прибью тебя быстро.
- У-у-убери... - просипел он. Видимо, ему действовала на нервы звездочка, аккуратно вошедшая над его головой в спинку кресла.
- Да ладно тебе, - усмехнулась я, засовывая руки в карманы узких джинсов. Тип забавно застыл в напыщенной позе в кресле. - Я ведь от природы любопытна, а знания — сила! Поэтому повторяю: мне нужны подробности твоего знакомства с магом Смерти Голдотом. Что-как-где?
- Ты... - догадка поразила его до глубины души. - Нет, оборотни не бывают колдунами...
- Граф, как-тебя-там, четверть века я думала, что и оборотней не бывает, а тут вон как оказалось! - доверительно призналась я.
Он что-то невнятно промычал. Нервный он какой-то. Почему-то когда он читал мне познавательную лекцию об уничтожении монстров (это про меня, вроде как, ну, и немножко про некромантов и прочих служителей мерзкой Магии Смерти), он был более красноречивым. Не то чтоб меня это разозлило, больше рассмешило. Как ни странно, сейчас я была больше всего уверенна в том, что я сплю и все это мне снится. Ну не может же какой-то там средневековый вампир существовать на самом деле? Тем более угрожать мне расправой? На крайний случай, это может оказаться компьютерная игра... А раз это игра — будем играть!
- Ну, так как, готов встать на путь исправления и сотрудничества? - видимо, я так вошла в роль, что где-то что-то изменилось и... я почувствовала растущие клыки. Недоверчиво потрогала свои зубы. Угу... так гораздо лучше. Похоже, запрет на мою трансформацию был ограничен временем, а, может, просто под влиянием внешних факторов распадался... Но, по опыту скажу, скорее всего, что-то не ладилось у того, кто поддерживал его работу. Я подмигнула Даркфолту.
- Девчонка! Ты ничего не знаешь, даже о себе и своем происхождении, что уж говорить о том пожирателе невинных душ, с которым связалась! Ты даже не представляешь, какие силы объявили вам войну! - отчеканил вполне бодро этот граф-вампир.
Ну, прям, комсомолец на допросе. Я наклонилась к нему, снова вытаскивая серебряную игрушку:
- Совсем не уважаемый Даркфолт, открою страшную тайну: если все силы местного добра объявили нам войну, это значит, что мы очень сильное зло, иначе, нас отловили бы уже давно. Мне льстит, что за мной гоняются толпы таких, как ты, например, но расстаться со своей головушкой, пусть даже не совсем разумной, я еще не готова морально. Посему — кто победит, тот и будет добро, и я думаю, это будешь не ты...
Видимо, чем-то я его спровоцировала. Мужчина дернулся ко мне, клыки его стали еще длиннее, на пальцах выросли уродливые когти, в глазах появилась жажда крови. Нет, все же я лучше как-нибудь обойдусь без бессмертия. Я резко отпрянула, чуть не потеряв равновесие, с ладони сорвался кусочек серебра. Все же, в последний момент я успела дернуть рукой, чтобы не попасть в шею этому глупцу. Все же я по-прежнему была не в курсе происходящего.
В комнате запахло горелым мясом, граф взвыл так, что у меня заложило уши. Сюрикен торчал из его плеча. Я поморщилась, приближаясь к нему. Чего он кидается, я же просто расспросить его хотела, а вовсе не калечить... А еще никогда не видела трансформацию вампиров.
Конечно, трудно собирать выбитые зубы сломанными пальцами, но еще труднее вампиру, горящему от серебра, выдергивать оное из своего плеча голыми руками. Он, конечно, гад редкий, не то, что я:
- Мужик, дай сюда, - да, я слишком добрая, я знаю. Стоило мне протянуть руку помощи, как этот урод попытался меня увековечить пятисантиметровыми клыками. Я-то отдернулась, но неприятный осадок остался! - Ну, как хочешь. Через час ты точно прогоришь, а у меня будет серебряное оружие, закаленное в вампирьей крови... как думаешь, это улучшит его свойства?
Мне было искренне интересно, но глядеть, как корчится вампир не хотелось, поэтому я отвернулась.
- Вытащи... - прохрипел он, судя по звукам, откуда-то с пола.
- Не хочу, - заупрямилась я, не столько всерьез задумываясь над идеей создания супер-оружия, сколько не желая снова наступать на те же грабли.
- С..с..сука!
- А нечего кусаться, когда тебе первую помощь оказывают, - назидательно сказала я, но в душе я была доброй девочкой, и сразу же предложила компромисс: - Извинись как следует...
Вампир извинялся долго и красочно. Моральный урод на службе у инквизиции — это что-то. Я даже обернулась. Он поднял на меня подернутые болью глаза и прохрипел:
- Ну, извини...
Когда я с опаской протянула руку, он демонстративно отвернулся. Хмыкнув, двумя пальцами вытащила сюрикен. Не то, чтобы я приняла его извинения, но запах горелого мяса мне не нравился, да и по-другому, он, скорее всего, просто не умеет. Плечо Даркфола за это время превратилось в кашу, черная кровь пропитала одежду, и, если честно, ничего более отвратительного видеть мне не приходилось.
- Довольна? - рыкнул он, стискивая клыки.
- Не очень, - покачала головой я, шепча под нос две команды для оздоровления организма. На нелюдях я это еще не тестировала, впрочем, на людях тоже, но... Судя по виду и запаху раны, хуже графу уже не будет...
- Марина... - голос вампира стал уставшим и каким-то печальным, что ли.
- Чего тебе, кровопийца? - беззлобно буркнула я, оглядывая комнату в поисках чего-то, что могло сгодиться на повязку.
- Да мне бы немножко крови... - его запавшие глаза просительно смотрели на мое запястье. Ну нахал!
- Иди знаешь куда? - Кровушки моей захотел! Повязку я все же наложила и снова посмотрела на него. - Готово, до свадьбы заживет.
Шутку он оценил, губы его скривились в болезненной улыбке:
- Ага, значит ты меня угробила окончательно... - морщась от боли, он подтянулся и сел, тяжело привалившись спиной к диванчику. - А ты все же промахнулась.
Мне осталось только поражаться такому непомерному самомнению.
- Повторюсь, я весьма любопытное создание, а ты еще не ответил ни на один мой вопрос. Так что... в данный момент, пленник — это ты.
Пройдясь из угла в угол, я с усилием выдернула звездочку из спинки кресла. Остановилась напротив своего заложника. Он был бледен до синевы, на повязке выступила черная кровь. На человека сейчас он был похож весьма отдаленно.
Внезапно он откинул голову и расхохотался:
- Куда катится этот мир, если меня скрутила малолетка? Еще и угрожает!.. - почему-то его голос дрогнул. Что-то странное отразилось в древних глазах, к чему я никак не могла остаться равнодушной.
- Слушай, а ты что, очень главный тут? - я сочувственно подсела рядом, бдительно косясь на его клыки.
- Да вроде, был, - в тон мне ответил граф.
- Ну извини... - не знаю почему, но мне стало как-то не очень уютно. Подумалось, что последнее время у меня все наперекосяк. Пива попить — кроме Хозяина Леса не с кем, влюбиться — необходимо в самого жуткого некроманта, а теперь еще и подралась с какой-то важной шишкой главного культа в округе!
- Да чего уж там, - он махнул здоровой рукой и чуть не потерял равновесие. - Я комендант этой Цитадели.
- Кстати, это уже интересно. Как получилось, что вампир возглавил кампанию по борьбе с нежитью?
Он ехидно посмотрел на меня:
- Если бы ты была постарше, ты не задавала бы глупых вопросов. Я живу на свете больше восьмисот лет, твой Голдот по сравнению со мной, тьфу, мальчишка!..
- Он не мой, - наверное, из вредности буркнула я.
- Не важно, - скривился от боли в потревоженном плече Даркфолт.
- Кажется, я поняла, - я повернулась к нему. - Прячешься на самом видном месте?
Он хмыкнул и кивнул. Я чувствовала себя странно.
- Хм... раз мы с тобой такие умные, может, заключим перемирие?
Он посмотрел на протянутую мной руку.
- Слово нечисти не стоит ничего! - напыщенно выдал вампир. Я чуть не рассмеялась. Это говорит мне граф Даркфолт, вампир, предводитель истребителей нечисти! Ну-ну...
- Ты про себя? - не обиделась я, уже не стесняясь, инспектируя его мысли. Вероятно, сей умудренный жизнью вампир не подозревал о некоторых телепатических возможностях вполне конкретной дочери вурдалака.
Перемирие предлагает, услышала я, умереть-не встать! Ужин предлагает соглашение! «Сам ты ужин,» - чуть не сказала я вслух. Да ладно, зачем себя обманывать? Она такая же нечисть, как и я. Что-то в ней есть, зачем она понадобилась некроманту. И все же... Может, я что-то упустил? Надо срочно вернуться в библиотеку Хизариуса.
Ах, вот оно как! С этого момента можно и поподробнее. Похоже, у него были ответы на основные наши вопросы. Это радовало.
Тут, как назло, он прервал размышления и пожал мою руку. Я вздрогнула — прикосновение было просто ледяным! Я посмотрела вниз и с трудом сдержала крик: мою руку сжимала когтистая синеватая лапа с выпуклыми черными венами.
- Страшно? - усмехнулась изменившаяся харя с ввалившимися глазами.
Что-то все в последнее время меня стремятся чем-то напугать. Конечно, такой ерундой после перевоплощения Голдота меня не напугаешь, но у меня был паршивый день. Не особо раздумывая, я двинула его в висок. Слева бить было неудобно, но у меня сдали нервы. Конечно, вампир без труда ушел из-под удара, и резко склонился к моему запястью, явно собираясь подкрепиться. Совершенно инстинктивно, я дернула руку к себе и ударила лбом по незащищенному затылку вероломного господина.
После уже я подумала о том, что, звериные инстинкты пробудились очень кстати, я-человек - не успела бы. А так, комендант этой обща... извиняюсь, Цитадели, глухо хрюкнул и тяжело осел на пол. В голове как-то сразу загудело, перед глазами замелькали искры. Похоже, что досталось и переносице, но, вроде бы, все цело, ничего не сломано.
Обследовав так же запястье и не найдя там повреждений, подумала, что синяки — это ерунда, а вот быть покусанной вампиром — это же бог знает что!

- Нет, ну почему тебя угораздило связаться именно с ней?! - Арданиэль отбросил за спину ненужный уже лук и вытянул из ножен тонкий эльфийский клинок.
- Сам диву даюсь! - Огромный меч некроманта уже рубил, колол, бил наотмашь и, словно бы, жил своей жизнью в его руках.
- Ты совсем... психом сделался?... - эльф стряхнул с меча капли крови.
- То, что она человек — это ерунда...
- Ну да! Она же не чистокровная нечисть... - пинок в чей-то живот и снова взмах эльфийского меча.
- Да будь она другая, глядишь, и я стал бы нормальным человеком, а так... - беззаботно отмахнулся от кого-то Голдот.
- Себе-то не ври, - фыркнула, выныривая откуда-то слева Брусничка. Она била из арбалетов почти в упор, с нечеловеческой скоростью перезаряжая их. - У тебя нет даже признаков нормальности.
- Тут ты права, - с притворным покорством покаялся он, - Нормальный некромант не потащится в другой мир объясняться в любви, особенно, через полгода после того, как сам решил не связывать ее и себя какими-либо обязательствами...
- Видимо поэтому ты нацепил на нее кольцо Четырех Стихий? - хихикнул Арданиэль, попросту разрубая копье, нацеленное Брусничке в бок. Сама она на секунду впала в ступор, но справилась с собой, расстреливая остаток стрел.
Голдот ничего не возразил ему, сосредоточено орудуя мечом.


Голова вампира упокоилась на моих коленях. Я безжалостно стряхнула его совсем на пол и попыталась встать. Голова неимоверно кружилась, я снова подивилась своей твердолобости, в прямом смысле слова. Проведя рукой по губам, поняла, что вампир добился своего — на пальцах была кровь.
В углу комнаты обнаружился умывальник, рядом стоял кувшин с водой. Кровь из носа удалось остановить далеко не сразу. Если и не сломала, то отшибла сильно. Когда первая помощь себе была оказана, я покосилась на миску, в которой отжимала салфетку. Интересно, он поймет, что это шутка?
Спустя пару минут на столе на самом видном месте стояла глубокая чашка, об истинном предназначении которой я могла только догадываться, с достаточно красной водой и рядом коротенькая записка, нацарапанная моим кривым почерком на каком-то обрывке: «В ответ на Вашу настойчивую просьбу...» Я не была уверена, что все написала грамотно, но, думаю, он поймет.
Размышления на тему «что дальше?» не покидали. Идея уйти по-английски, с каждой секундой становилась все более и более привлекательной. Прикинув свои шансы на выживание в одной комнате с озверевшим от унижения и жажды крови вампиром, и в чистом поле с полным отсутствием понимания, в какую сторону идти, я сделала ставку на поле. Из оружия у графа был только полуигрушечный кинжальчик, который я и прихватила, с сожалением вспоминая ножи, оставленные во время пьянки у эльфа.
В коридоре никого не было. Свой путь по переплетению ходов этого средневекового замка вспоминать не хочу — страшно. Зная только один из них, да и тот приблизительно, я старалась не сбиться, постоянно сохраняя направление, которое подсказывало мне звериное чутье. Три раза на моем пути попадались дюжие жрецы. Правда, их попытки удержать оборотня закончились печально — зловредная нечисть ни в какую не хотела быть пойманной и отчаянно сопротивлялась.
Кинжал вампира сломался почти сразу, в ход пошли сюрикены, кулаки и ботинки. Я снова порадовала противников утяжеленными пинками во всякие интересные места, мотивируя это тем, что теперь их обет безбрачия будет полным и исполнимым. Бегать, конечно, было тяжеловато, но привычка — дело такое, увальни с алебардами меня все же не догнали.
К выходу я старалась попасть как можно быстрее, но по дороге успевала восхищаться колоритными гобеленами на религиозные темы, чудесными коврами и поражаться масштабам постройки — всевозможные галереи, арки и переходы наводили на мысль о феноменальной памяти здешних обитателей.
...Прислонившись спиной к холодной стене, я стояла у самого выхода, пытаясь отдышаться. Коленки противно дрожали, но попытки убедить себя, что это от усталости, успехом не увенчались. Дверь уходила высоко под потолок, и была тяжелой и глухой даже на вид. Открывать ее было страшно, а оставаться тут и ждать, пока очнувшийся Даркфолт меня схватит — еще страшнее. Познакомиться поближе с его больной фантазией желания не возникало.
Я закусила губу и толкнула дверь наружу. Не сказать, что бы она была заперта, но... Как и ожидалось, она весила больше меня. Убеждая себя, что терпение и труд все перетрут, попытки были возобновлены. Примерно на пятой, сопровождающейся ругательствами и всевозможными обещаниями расправы, попытке, плечи раздались рельефными мускулами, руки оплели выпуклые вены. Эх, ребята, весело подумала я, кривыми руками колдовство поддерживать невозможно. Дверь , наконец-то, поддалась и в глаза перевоплотившемуся оборотню брызнул яркий свет. Слезы потекли из-под моментально захлопнутых век — внутри самого замка царил полумрак и зрение не перестроилось так быстро.
Я насторожилась. До ворот было метров триста, но в чистом воздухе не урбанизированной природы звуки разносились далеко. За стенами замка явно кипела битва — отчетливый лязг оружия, хрипы, стоны. Но не это заставило приподняться шерсть на загривке. Среди какофонии мыслей, чувств и прочих проявлений человеческих, и не только, эмоций, совершенно отчетливо улавливалась такая знакомая пустота, а рядом... рядом утонченные эльфийские матюки и спокойствие профессионала!
Они были там, в трехстах метрах за стеной, среди этого гвалта битвы, и сомнительно, что ребята собрались просто пошуметь и позвенеть мечами. От этих размышлений меня отвлек грубый толчок в спину. Сгруппировавшись в последний момент, я все же сильно ударилась плечом, о чем немедленно поведала окружающим, используя в своей речи из цензурных слов только предлоги.
- Далеко собралась? - В дверях стоял тот самый тип, что навещал меня сразу же по прибытии в это достойное заведение. Его присутствие не внушало оптимизма и я тоскливо посмотрела на ворота. Причины тоски сразу же обозначились, приняв вид недружелюбных молодцев в униформе Цитадели, то есть в грязных рясах.
- Бросьте ее в нижние камеры, завтра сжечь, - спокойно приказал он.
- С какой это стати! - пискнула я прежде, чем что-то ласково, но твердо опустилось на мой затылок.
И, уже проваливаясь в темноту, мое сознание взорвалось обреченным криком: «Голдот!» Ярко-рубиновые искры гасли, как в замедленной съемке...

- Почему вы не колдуете, колдуны, мать вашу!.. - Брусничка ловко орудовала катанами, но пот лился градом, пропитав волосы, он слепил глаза.
Они стояли спина к спине в этом безумном море людей, жаждущих их крови. Три неутомимые машины смерти, но сколько это может продолжаться?
- Если сейчас применить хоть одно заклинание, мы разделим участь замка некроманта! - прокричал в ответ Дан.
- Я кажется понял!.. - договорить Голдот не смог, меч дрогнул в руке и ушел куда-то вниз... Он тяжело осел на гору трупов под ногами.
Над ним сомкнули плечи Дан и Брусничка, их оружие замелькало быстрее, отражая, принимая на себя удары, нанося ответные.
- Что с тобой?! - Брусничка на долю мгновения повернулась в сторону некроманта.
- Надо отступать к крепости, - тяжело дыша, некромант поднялся на ноги, опираясь на залитый кровью меч. Дан пожал плечами и активнее заработал мечом. Брусничка решила, что раз никто не ранен, а направление задано, направилась к воротам, прорубая себе путь в этом бесконечном море людей.

В себя я пришла в темном сыром... месте. Наверное, подземелье. Ну а где еще может капать на голову вода и быть настолько холодно? Я попробовала пошевелиться. Оказалось, меня даже связывать не стали. Я была в своем нормальном виде, судя по ощущениям, но, на всякий случай, я ощупала себя. Угу, на затылке нашла огромную шишку, к носу невозможно было притронуться, но, в целом, все было обычным. Я попыталась аккуратно сесть, чему мой желудок отчаянно воспротивился. Остальной организм, правда подчинился, поэтому спустя некоторое время я сидела, обессилено привалившись к холодной влажной стене.
Неожиданно рядом что-то зашевелилось и я, не давая себе труда подумать, что бы это могло быть, оглушительно завизжала.
- О Боже! - слышать это от вампира было, по крайней мере, странно. Ночное зрение с запозданием активизировалось и я обозрела помещение. Да уж... сравнить с моим предыдущим местом содержания это было невозможно. То, где я находилась в данный момент, было чуланом три на три метра, без каких бы то ни было удобств и, на первый взгляд, действительно одиночным. При более детальном осмотре, достопочтенный граф обнаружился в противоположном от меня углу. Он сидел так же на полу, притянув колени к груди, и выглядел достаточно жалко.
- Вот так встреча, - не очень дружелюбно буркнула я. Голова просто раскалывалась.
- Да уж, - похоже, он тоже не был настроен на долгую содержательную беседу.
Я не имела ни малейшего представления сколько времени провела без сознания, чем закончилась битва под стенами Цитадели и не показалось ли мне присутствие там моих друзей.
- Ну и где мы? - спросила я просто, чтобы что-нибудь сказать.
Вампир устало посмотрел на меня:
- Если бы кое-кто не жадничал, нас бы здесь не было...
Его ответ меня не удовлетворил, поэтому я, с трудом поднявшись на ноги, прошлась из угла в угол. Голова перестала кружиться, смирившись с бестолковостью хозяйки. Умных мыслей у меня не появилось даже через полчаса бесцельных блужданий, поэтому я решила почерпнуть их у сокамерника.
Граф размышлял на ту же тему, что и я, но его размышления были мне полезны лишь тем что, оказывается, и в восемьсот лет жить хочется не меньше, чем в двадцать шесть. В остальных размышлениях он обвинял меня во всех своих бедах. Проклятое серебро отняло много сил, и он больше не мог контролировать свою сущность. Ему нужна была кровь, очень нужна, чтобы восстановить силы. Брат Димир застал его, когда вампир пытался восстановиться с помощью оставленного мной растворчика.
Увидев коменданта Цитадели в столь непристойном виде, он, естественно, пожелал сообщить об этом наибольшему количеству собратьев по вере. На крик Димира: «Упырь! Упырь!» сбежалось полцитадели. Кстати, где они прятались во время моего марш-броска мне было непонятно. К огромному сожалению вампира, крови я ему оставила совсем немного, возможно он даже пожалел, что у меня нет гемофилии, посему отбивался от желающих увидеть, а то и прибить, мерзкого вампира, совсем недолго. Хотя и продуктивно, Цитадель понесла потери в лице нескольких братьев и, в частности, несдержанного на язык Димира. Это было единственное положительное впечатление от происшедшей драки.
Теперь исполняющим обязанности коменданта был брат Карон, правая рука вампира многие годы. Судя по всему, именно он навещал меня в начале моего пребывания в этом гостеприимном месте. И это он, зараза, приказал меня сжечь. Ага. Часть моего сознания отказывалась верить в сей прискорбный факт, хотя некоторые обстоятельства, в частности, мое присутствие в темном сыром подвале, говорили об обратном.

За воротами цитадели собралась огромная толпа народа. Затеряться в ней не составляло труда даже таким странным личностям, как эти.
- Слушай, ты уверен, что все так серьезно? - Дан покосился на помост с возвышающимся на нем столбом.
Голдот покривился — воспоминания о собственном дебюте в таком вот месте не давали ему покоя.
- Нет, конечно, я ни в чем не уверен, а кольцо Четырех Стихий просто паникует!
- Да ладно вам, - Брусничка сильнее натянула на лицо капюшон, - нашли время препираться! Придумали, что делать будем?
- Отдадим им ушастого, скажем, вот тот, кто вам нужен, - огрызнулся, остывая, некромант.
- Не отдашь, - хмыкнул Арданиэль.
- А что, хорошая идея, - загорелась нимфа, - все равно ты убежишь!
- Я — да, - многозначительно заметил эльф, оставляя за собой последнее слово.
Действительно, количество людей, собравшихся, наверное, из всех близлежащих деревень, их любопытные лица, не оставляли сомнения в значимости грядущего события.
- Упыря поймали... и сообщницу его... да нет, их порознь поймали... а она — ведьма... да точно, сообщница... ага, посмеетесь... одно, гореть им в очистительном пламени... не их спасти, так землю от кровопивцев очистить... ага...
Все эти перешептывания приводили некроманта в бешенство, но он лишь сильнее стискивал зубы. Нужен подходящий момент... Брусничка украдкой поправляла арбалет, спрятанный под плащом, Голдот легко потирал кисти, Дан пытался воспроизвести в памяти заповедный уголок Леса, куда решено было переместиться, как можно точнее. Все они прекрасно понимали, что выглядят достаточно странно в одинаковых серых плащах, с капюшонами, глубоко надвинутыми на лица, но стоя у помоста, старались держать себя спокойно. В этот момент они больше всего напоминали охранников или наблюдателей от инквизиции.
В тени оставались угрюмые бледные лица сосредоточенных нелюдей. Момент был ответственным — как-то все они чувствовали, что уйти отсюда поодиночке уже не смогут. Двое мужчин и женщина смотрели в сторону ворот Цитадели. Им нужно было сорвать грандиозный акт разоблачения и убраться раньше, чем все поймут что произошло.
Их вывели на помост в полдень. День выдался серым, но теплым. Рина шла в компании какого-то типа, очевидно, того самого загадочного упыря, ее правая рука была прикована к левой руке товарища по несчастью. Больше ничто не связывало их движений, но это было и не надо — Братья, кольцом окружавшие их были во всеоружии. Упырь шел низко опустив голову, грязные волосы падали на лицо, одежда его больше походила на лохмотья, плечо перевязано обеденной салфеткой. Дочка вурдалака выглядела немногим лучше. Майка держалась на каком-то честном слове, джинсы располосованы, кое-где испачканы кровью. Но голову держала гордо, несмотря на то, что от переносицы под глаза расплылся черно-фиолетовый синяк. Впрочем, взгляд выражал здоровый скептицизм с примесью нездорового оптимизма.
- Эй, - она скосила глаза на спутника, - меня еще никогда не сжигали, интересно, что делать-то будут? У тебя, вроде как, даже опыт есть...
- Ничего интересного, - буркнул товарищ по несчастью, - обложат хворостом и подожгут...
- Да ладно тебе, - Рина усмехнулась, - не стала бы я дожидаться пока ты прогоришь, я пошутила.
- Очень удачно, - с чем-то, похожим на усмешку, заметил упырь. Говорили они очень тихо, но троица у помоста отлично слышала каждое слово.
- Ну, не может же быть все так банально, они ж твои братья, - насмешливо успокаивала она мужчину.
- Все они братья, - тряхнул головой собеседник, - но не все по разуму.
- Знаешь, мне вдруг показалось, что я еще слишком молода, чтобы играть Жанну Д'Арк, а вот ты — в самый раз, может, как-нибудь без меня? - Рина внезапно сменила тему, дергая общую цепь на себя.
- Умная очень, - он зло дернул рукой в свою сторону, - да если бы не ты, меня тут точно не было!
- Не кипятись, - хмыкнула вурдалачка, легко касаясь пояса свободной рукой, и демонстрируя ему ладонь.
Неприятный тип отпрянул:
- Ненормальная, - почти мирно буркнул он, откидывая волосы с лица.
Толпа ахнула, поражаясь, судя по всему, недреманности Белоруких Братьев, раз отлавливают таких отродий, и отхлынула от эшафота. На них глядел самый настоящий вампир! Синевато-серая кожа и ввалившиеся красные глаза недвусмысленно об этом свидетельствовали. Нелюди отпрянули вместе с толпой, но по другой причине — кто их не видел, вампиров-то?
А это был не обычный представитель нежити, это был сам граф Даркфолт! Правда, в весьма непотребном виде, но худшего зла в компании Рины представить было сложно. Не считая себя святым, Хозяин Леса этого типа считал совершенно беспринципной мразью. Ничего себе компания!
Только не он! Некромант предполагал самое худшее, но представить, что Даркфолт еще жив, да еще промышляет на просторах этого мира, он не мог. Конечно, можно считать, что это в прошлом. Рину они вытащат любой ценой, а вампир пусть очищается благодатью Белой Руки. Не было сомнений в том, что ненавистный упырь тоже узрел его в толпе...

Мне не могло показаться. Но почему-то читать мысли не решилась, что удерживало — не знаю. Они стояли там, в толпе, все трое. А значит, все будет отлично. Но, увидев, как прямо-таки посерел Голдот, я засомневалась. Одного взгляда на графа хватило, чтобы мои сомнения превратились в уверенность. Даркфолт покровительственно улыбался моим друзьям, демонстрируя клыки. Они знали друг друга. Причем, достаточно хорошо, чтобы ненавидеть всеми фибрами души.
Я так озадачилась этим вопросом, что даже не заметила, как мои руки ловко приковали к рукам вампира окончательно, а затем — и к столбу.
Что же происходит? И, кстати, почему меня ни кто не рвется спасать? Они что, никогда не видели, как это происходит, пришли посмотреть? Брат Карон кратенько изложил цель мероприятия собравшимся, и приказал поджигать хворост.
С первыми языками пламени, начавшими проглядывать тут и там, я начала паниковать. «Я буду являться вам в кошмарах!!!» - отчаянная мысль была криком души, но, видимо, именно она вывела Дана из ступора. Он крепким тычком привел в чувство некроманта и одним прыжком оказался на полутораметровой высоте помоста. Брусничка, как из пулемета, выпустила несколько стрел по Братьям, столпившимся на помосте, четверых сняла сразу. Со снайперской точностью расстреляв еще сколько-то стрел, он затерялась в толпе. Непонятно, правда, как ей это удалось, позже она так и не призналась, но, спустя мгновение, ее уже не было нигде.
Наблюдая за нимфой, я забыла о главном действующем лице, то есть, о себе. На цепи, сковывавшей мои запястья, сомкнулись тонкие костлявые пальцы. Толстые железные звенья осыпались песком, черные глаза строго посмотрели на меня. У меня в крови уже бурлил адреналин, я схватила некроманта за руку и Дан легко перенес нас... куда-то.

При ближайшем рассмотрении, «куда-то» оказалось Лесом. Я так и держала Голдота за руку, словно боялась, что меня снова украдут... Эти дни были так наполнены чехардой событий, что я даже не думала, что так соскучилась. Холодный взгляд черных глаз немного смягчился...
- Так вот в чем дело! - он-то как здесь оказался?! Даркфолт стоял за моей спиной, издевательски рассматривая некроманта. - Я думал, что истребил в тебе все человеческое!
Я отшатнулась в сторону, увидев, с какой ненавистью сузились глаза Голдота, но все же слишком медленно разжимала пальцы... Поймал меня Дан, не дав познакомиться с местным подлеском более близко. Я даже ойкнуть не успела.
Граф и некромант, сцепившись, покатились по земле, явно намереваясь покончить с заклятым врагом раз и навсегда. Причем, не прибегая к магии. Такое, мягко говоря, странное поведение, навело меня на мысль об умопомрачении. Правда, их или моем, я пока не решила.
В ответ на мой недоуменный взгляд, Арданиэль шепотом пояснил мне, что именно Даркфолту мой благоверный обязан полумертвой сущностью и веками ненависти, и к людям и к себе. Мне стало очень неудобно. Надо было добить его... Одно радует — раны от серебра, насколько я помнила, могут заживать у вампиров годами. Или литрами крови. Это уж как повезет. Вопрос, как он тут оказался, остроухий предпочел не расслышать. Неопределенное же пожатие плеч я предпочла истолковать, что прихватить с собой вампира не входило в его планы. Но то, что происходило сейчас...
Я еще раз посмотрела на свалку. Непонятно, кто одерживал победу, но оба уже выглядели вполне сногсшибательно — мечта патологоанатома. Хотя, куда уж больше!
- Может, пока перекусим? - Брусничка появилась, как всегда, непонятно откуда. - Или лагерь разложим?
Она широко улыбнулась обернувшемуся Дану. Выглядела она потрясающе, чего не скажешь обо мне. Я, конечно, догадывалась, что у графа за восемь веков все кости уже окаменели, но, видя, как эльф отводит глаза, могла предположить, что выгляжу не хуже очковой кобры.
- Это я с виду анаконда, а внутри - Джоконда, - смущенно пошутила я, ощупывая свое лицо. Нет, все же, нос цел.
...Мы уже разложили лагерь, я даже вспомнила чудесные походные навыки, Дан что-то кашеварил из живности, принесенной Брусничкой. А парочка некромант-вампир неутомимо выясняла отношения. Почему ни один еще не воспользовался магией мне было по-прежнему непонятно, но глядя на хитро улыбающегося Хозяина, я начала догадываться, что без его вмешательства не обошлось.
- Ты же лесная нимфа, зверюшек защищать должна, - вяло подколола я Брусничку, лениво развалившись на подстилке, бывшей некогда маскировочным плащом.
- Они принесли себя в жертву, - отмахнулась блондинка, вытягиваясь рядом.
Мы наблюдали за дерущимися мужчинами вот уже битый час, ибо нет для женщины зрелища приятней. Ни я ни нимфа не заметили, в какой момент их окатило ледяной водой, из, подкравшейся тихонько, компактной тучки. Дан, бормоча что-то себе под нос, потирал щеку и задумчиво глядел в котелок, наглядно демонстрируя свою непричастность. Брусничка принюхивалась к почти готовому ужину. Солнце клонилось к вечеру, золотя кроны исполинских деревьев.
В спину Хозяину уставилось две пары глаз.
- А я огнеупорный, - усмехнулся Дан, не оборачиваясь, - нечего во мне дыры прожигать.
Когда они приблизились к костру, я с трудом удержалась, чтобы не заржать в голос, нимфа тоже с трудом глотала рвущийся наружу смех. Очень уж странно было видеть Голдота с синяком под левым глазом, явно вывихнутой кистью на левой руке и со следами вампирьих зубов на правой щеке... Даркфол тоже был хорош — тонкий, с горбинкой, нос явно был сломан, один клык выбит, правая рука болталась как плеть...
Дан же, узрев все это великолепие, смеялся до слез, всхлипывая, фыркая и, то и дело, вытирая глаза. Давние враги смотрели на него с неприкрытой злобой, на какой-то момент мне показалось, что сейчас произойдет невозможное, и они объединятся и бросятся на Хозяина Леса. Хм... неизвестно даже, что из этого предположения более невероятное.
- О-о-о-о! - не выдержала нимфа первой, утыкаясь мне в плечо, захлебываясь от смеха. - Я не могу-у-у...
Я вытирала слезы, с трудом не давая губам расплыться в улыбке, но так получилось только хуже.
- Ничего смешного, - нахмурился Голдот, оглядываясь на вампира. Тот согласно кивнул, явно, не решаясь что бы то ни было говорить в отсутствии весьма важного для правильной дикции, переднего зуба, и, похоже, не одного. - Между прочим, Даркфолт - мой враг...
Я зря поднялась на ноги, потому что последнее замечание оставило от моего самообладания жалкие осколки. Я сползла обратно на землю... Нервное потрясение на костре выходило истерическим смехом...
Немного успокоившись, мы сели есть. Кисть Голдоту удалось вправить быстро, а у вампира рука оказалась сломана. Для нормальной регенерации ему нужна была кровь, но никто не оказал желания стать донором, поэтому на руку наложили шины и на этом успокоились.
- Кстати, как твое плечо, - с набитым ртом поинтересовалась я у вампира. Теперь уже на меня уставилось две пары глаз — одни с возмущением, вторые с негодованием и злостью.
- Ну ты и... - граф не нашел подходящего слова, которое можно было бы произнести не шепелявя.
- Рина?.. - недоумение некроманта утонуло в моем совершенно счастливым смехе. Доводить Даркфолта мне нравилось все больше и больше.
- А он от серебра здорово горит, - тут же доложила я. - Проверено эмпирическим путем...
Вампирский граф взвыл:
- О Бове! Ты когда-нибудь затыкаефся?! Голдот, пуфть она вамолфит!
- Нет, зачем же, - фингал под глазом у благоверного стал почти таким же красивым, как у меня, он мстительно улыбнулся, - все это весьма познавательно...
Это меня порадовало еще больше, но чуть не стало моей последней радостью — предательская каша пошла не в то горло! Откашлявшись, я поймала на себе взгляд некроманта.
- Рина, мне нужно с тобой поговорить, - тон был не допускающий возражений, посему я, предусмотрительно набив рот, отложила ложку и встала.

Едва лагерь скрылся за деревьями, мы остановились. Мне стало как-то не по себе. Слишком круто завернула меня эта история. Все было не так, все было по-настоящему и было страшно. Он, не отрываясь, смотрел на меня.
- Что-то не так? - почему-то шепотом спросила я.
Голдот молча пожал плечами. Может, он и хотел сказать что-то, но то ли слов не хватало, то ли чего-то другого. Неожиданно я смутилась. Да, я знаю про то, что у меня пол-лица — один сплошной синяк, но это не повод его так внимательно изучать.
- М-да, выгляжу я непрезентабельно, конечно, - смущенно хихикнула я. Все вдруг стало так сложно, я подумала о том, что, наверное, он винит себя в том, что втравил меня во все это, хотя, конечно, это было далеко не так. - Ты не прав... Я сама во все это влезла, а на своих ошибках учатся, если успевают, конечно...
Я упрямо посмотрела на него. Просто стоит напротив, руки свободно опущены, глаза устала прикрыты, но я уверена, что некромант за мной наблюдает.
- О, Рина... - тяжелый вздох, как будто я специально похитилась и эта выходка стоила ему кучи нервов.
- Милая.
- Что? - Голдот открыл глаза.
- Ну, мне больше нравится, когда ты говоришь мне «милая»...
Боже, все это было в другой жизни...
- По-моему... нам надо... остановиться... - тяжело дыша, пробормотал он.
- Это еще почему? - отказываясь возвращаться в реальный мир, пробормотала я, проводя руками по его спине. Он застонал, прижимая меня еще крепче.
- Потому что тут из-за каждого дерева торчат острые уши одного ехидного эльфа, которому я очень благодарен...
Последнее он произнес просто в густеющие сумерки, но ветер донес до нас обрывок тихого самодовольного смеха, и было непонятно, то ли действительно Хозяин Леса здесь повсюду, то ли это долетело от костра.
- Подними голову, - он, хитро улыбаясь, очень легко провел пальцами по моему лицу. - Так — гораздо лучше...
Щелкнув пальцами, он предоставил мне зеркало. На лице не осталось и следа тех жутких кровоподтеков.
- А ты?
- А я... - мы медленно пошли в сторону лагеря. - Что я? Я почти триста лет ненавидел Даркфолта, я думал все эти годы, что уничтожу его, как только увижу. Но как только появилась ты, почему-то мстить кому бы то ни было резко расхотелось. А уж после сегодняшнего... - он усмехнулся и махнул рукой.
- Я сожгла бедолаге плечо серебром, - хмыкнула я. - Такая гадость получилась... бррр... Лишила любимой работы, напоила кровью из разбитого носа...
Я в подробностях поведала Голдоту о своих приключениях в Цитадели. К концу рассказа, смеясь и рассуждая, насколько опасным оружием может быть любопытная девица, похищенная с пьянки, мы вышли к костру. Нимфа, свернувшись трогательным калачиком, тихо посапывала под пологом, Даркфолт занял противоположную сторону постели и, нервно постанывая, наблюдал вампирские сны.
- Ему явно снятся толпы вурдалачек, - не оборачиваясь, тихо рассмеялся Арданиэль. Он сидел на каком-то пеньке, вытянув ноги к огню.
- Кстати, я же совсем забыла! Граф точно знает, где библиотека этого вашего лича!
Скорее всего, я выразила свое озарение излишне громко.
- А я думаю, кто же это шуршит на задворках моего сознания... - совершенно бодрый голос дал нам понять, что граф проснулся мгновенно. А, может, и не спал вовсе. - Но...
В ответ на мой красноречивый взгляд, он кивнул, мол, помню, что оборотней не бывает, и вышел к костру. Судя по правильной дикции, зубы он себе уже вернул. Конечно, выглядели оба участника спонтанного спарринга не лучшим образом, но регенерировали на удивление быстро.
Повисло неловкое молчание. Даркфолт устроился по ту сторону костра. Ни он, ни Голдот не проронили ни слова. Мы с Даном примолкли, как две мыши под веником, от любопытства забывая дышать. Потом он что-то сделал и мы оказались наблюдателями с высоты.
- Я подумал, что отсюда наблюдать гораздо безопасней, - шепнул он мне в самое ухо. Я кивнула, не сводя глаз с двух фигур у костра.
Они явно почувствовали себя свободней в наше отсутствие. Даркфолт тяжело вздохнул и посмотрел на некроманта:
- Во мне нет злобы к тебе... - слова повисли в воздухе. - И некогда не было...
- Еще бы!.. - усмехнулся Голдот. - что для четырехсотлетнего вампира человеческий маг — даже не ужин...
- Ты прав, - не стал спорить собеседник. - Но знаешь... Ведь если бы не Хозяин, мы бы выяснили раз и навсегда, кому есть место в этом мире, а кому — нет.
Голдот философски пожал плечами:
- Миров много, да и этот достаточно большой.
- Вот ты о чем? - Даркфолт странно посмотрел на некроманта.
- Именно, - кивнул некромант. - Ты испортил мне триста лет жизни, но ее это не остановило.
- Ее? - Даркфолт недоуменно рассмеялся. - Это чудовище в женском обличии?! Да ее ничто не остановит! Эта нахальная девица чуть не угробила меня! Причем спокойно стояла и смотрела!..
- Ну-ну, - возразил Голдот. - Она же перевязала тебе плечо...
- Она совершенно неуправляема, у нее нет никаких представлений о том, что можно делать, а чего — нельзя!
- Тут ты совершенно прав, но... - он мечтательно улыбнулся.
- Ты ненормальный, такой же, как эта девица. Единственное положительное ее качество — умение играть честно. Я, как совершенно беспринципный негодяй, особенно ценю это.
Голдот ничего ему не ответил, более свободно вытягивая ноги к огню.
- А, может ты прав, - вампир тоже принял более свободную позу. - И Хозяин прав, что не дал нам поубивать друг друга. Наверное...
Потом они замолчали, или обменивались какими-то уж совсем непонятными фразами. Дан, видя, что я изо всех сил стараюсь не зевать, отправил меня под бок Брусничке. Кажется, я уснула еще раньше, чем завершился перенос.

- Именем Белой Руки и ее Главного жреца Капеллана! Остановитесь, исчадия тьмы!
Конечно, мы остановились. Не потому, что мы исчадия тьмы или нас так взволновало имя жреца. Просто нашу пешую прогулку невежливо прервали какие-то невоспитанные мужчины в костюмах самоваров. Других ассоциаций их доспехи у меня не вызывали. Их было не меньше дюжины, и, наверняка, на них куча оберегающих заклинаний от магии Смерти.
- Умеешь с этим обращаться? - с кривой усмешкой Даркфолт протянул мне меч в ножнах.
- А ты? - я не спешила воспользоваться предложением.
- Обойдусь, - лаконично ответил он, и из широких широких рукавов потрепанной рубашки выскользнули два длинных кинжала. Мне бы так вооружаться — Голдот вытащил двуручник прямо из воздуха. Меч, достойный повелителя Тьмы, был почти с меня. Колдун без особых ухищрений положил его на плечо.
- Удивлена? - усмехнулся Дан. Я кивнула. - Вампиры, трансформируясь, могут спрятать все, что угодно. Когда Даркфолт в Цитадели потерял контроль над человечьим обликом и принял свой нормальный вид, у него наверняка проявился весь его арсенал. Когда он все же подкрепился кровью, смог замаскировать оружие, но на обратную трансформацию в человека сил уже не осталось. Я грамотно излагаю, достопочтенный граф? - эльф отвесил шутливый поклон.
- Поражен Вашей осведомленностью, Хозяин, - буркнул Даркфолт.
- А маги уровня Голдота могут вообще спрятать все, что угодно, где угодно, - закончил Арданиэль, проверяя свой лук.
Я взвесила меч. М-да... тяжеловат. Подумала-подумала и... майка повисла жалкими лохмотьями на широкой рельефной мускулатуре полуоборотня. Джинсы затрещали, но выдержали. Другое дело — меч вампира взлетел вверх, как пушинка. Вид нашей разношерстной компании успокоил: лица нелюдей выражали крайнюю степень решимости. Дан вскинул лук, Брусничка — неразлучные арбалеты. Вампир без затей принял истинное обличие, Голдот поднял двуручник. Знакомое свечение от пальцев колдуна оплело меч по всей длине.
А я подумала о том, что никогда на дралась в общей свалке остро отточенной метровой железякой.
Ребята-самовары все приближались. Лица некоторых не были закрыты ничем и из-под шлемов на нас смотрели суровые взгляды, закаленных в боях мужчин. Эдакий спецназ по истреблению нечисти. Железом были вооружены не все — особая группа в центре этой компании была вооружена какими-то палками, бутылками и прочей ерундой.
Даркфолт презрительно скривился. Как истинный вампир он горел от серебра, недолюбливал осину и скептически относился к канистрам с водой, которые жрецы культа Белой Руки настойчиво выдавали за слезы невинно убиенных девственниц. Что за напасть косила их в таком количестве, они предпочитали скрывать.
«Ну, понеслась», - последняя разумная мысль в моей голове, и мой меч встретил первый удар. Не знаю уж как, но он выдержал. Если честно, внутри немного потряхивало от неуверенности, что не успею парировать — никогда не увлекалась фехтованием. Но раз за разом руки разворачивались так, что острие меча противника оказывалось в каких-то сантиметрах от меня. Психологическая атака мужиков, одетых в железо, сделала свое дело, и я была в полной уверенности, что достать его нереально.
Но внезапно я почувствовала, как в лицо брызнуло теплым. И сразу отвлеклась на лязг слева. Я почти достала мужчину в закрытом шлеме, но тут будто обожгло — чей-то меч на излете удара чиркнул по моему предплечью. Страшно не было, когда-то в пылу драки я не почувствовала «бабочку», впившуюся в бедро, но стало как-то очень обидно. Повернувшись в ту сторону я встретила ярко-синие глаза совсем молодого парня, может, даже младше меня.
- Может извинишься, - рыкнула я.
- Ты есть нечисть! - храбро рявкнул парнишка, замахиваясь от плеча.
- Вы не оригинальны, мой юный друг, - разбивая его меч в осколки выдохнула я.
Эльфийский клинок Дана с легкостью отражал атаки здоровенного тесака мужика в кольчуге. Брусничка ловко орудовала двумя катанами, в руках Голдота спокойно опускался и поднимался меч. Они парировали, наносили и отражали удары с олимпийски спокойствием. Труднее всего приходилось вампиру — в него целились ребята из центра круга. «Слезы девственниц» они прыскали из весьма странных устройств, мне больше всего напоминавших водяные пистолетики. Не то, чтобы Даркфолт спешил гореть от этой чудо-жидкости, но он был уже весь мокрый...
Что-то тупое ударило меня в бок и в сознании, тупеющем от боли пронеслось, что надо заканчивать эту миротворческую миссию...

- Рина, все кончилось... - это была Брусничка.
Я оглядела себя, с ног до головы залитую кровью. Перевела взгляд на спутников. Арданиэль, даже в рассеченной на лоскутки рубахе, выглядел на миллион. Брусничка, тяжело дыша, прижималась к нему, хотя я заметила, что делает она это не совсем из-за царапины на руке. Рубаха Даркфолта превратилась в лохмотья, пропитанные кровью, некромант выглядел еще хуже.
- Мы дойдем до конца, - усмехнулась я, когда реальность поплыла перед глазами. Последнее, что запомнилось — желание аккуратно сесть на землю.

Открыв глаза я обнаружила вокруг себя неизвестный ландшафт. Лица, склонившиеся надо мной, не вызывали в мозгу никаких ассоциаций.
- Так! Что за ерунда? Что вам от меня надо?
- Рина? - Девица, явно жертва перекиси водорода, уставилась на меня с неподдельным удивлением.
- Яна, - поправила ее я, с ужасом понимая, что, видимо, я попала в ад для консультантов — вокруг меня абоненты, и они меня не понимают. Я попробовала сесть — мелочи жизни в виде лохмотьев на гуди меня не остановили. В ответ на мой растеряный взгляд, один из них пожертвовал мне свою рубашку. Вежливо приняв черную тряпку, я заметила ее обладателю, что лоскутки выглядят не хуже, а даже еще эротичней, но все же воспользовалась невиданной щедростью. Тип без одежды выглядел еще более странно, нежели в ней. Четкая граница разделяла правую и левую часть его тела. Леваяая часть его тела была совершенно нормальна, но вот правая... Меня передернуло - как будто мумия, только живая... Кости, обтянутые жилами, серовато-неживого оттенка. Я оглядела остальных. Отлично — помимо блондинки и полуживого мужика меня окружают эльф, судя по длинным острым ушам, и вампир, совершенно не стесняющийся синеватой кожи, длиннющих клыков и красных глазок... Замечательная компания.
На всякий случай я потерла глаза. Ситуацию это не изменило, но мне стало спокойней, когда я убедилась, что это не галлюцинации. По крайней мере, не только мои.
- По-моему, она не в себе, - сообщил остальным эльф.
- По-моему, тоже, - озадачился мой благодетель. Между прочим, они все выжидательно смотрели на меня. Главный вопрос — что им всем от меня надо?
- Уточните, пожалуйста, суть вашего вопроса, - профессиональным тоном пробормотала я, потирая лицо. Повязка на лбу ненадолго озадачила меня.
Четыре пары недоуменных глаз уставились на меня. Я повторила вопрос.
- Она нас не узнает, - констатировал обреченно вампир. Чудесно — такое сборище нечисти и бедная я.
- Гм... - тактично уточнила я, - Я жива, или я уже того?..
Голова моя раскалывалась немилосердно, что давало надежду, что я жива и все мне снится. Снова потрогав лоб, я убедилась, что повязка на месте.
- Рина, ты жива, даже более чем, - уточнил наполовину мумифицированный тип.
- Это прекрасно, - согласилась я. - Но для вас я — Яна, разве это непонятно?
Они пожали плечами и снова осведомились моим здоровьем. Оглядевшись, я обнаружила невдалеке следы средневековой битвы, судя по обмундированию поверженных. Мой вопросительный взгляд на окружающих был встречен явным недоумением. Я что, принимала в этом участие? Тяжкий вздох должен был выразить глубокую задумчивость. Я неизвестно где, неизвестно как, почему-то меня называют Рина, хотя зовут меня по-другому... Это меня озадачивало, на задворках сознания билась мысль, что все тут ясно, надо только вспомнить.
- А как она тебя в чувство приводила? - это ушастый.
- Я не буду... - смущенно помотал головой собеседник. Тот самый, что пожертвовал мне одежду.
- Господа! - я решила взять выяснение обстоятельств в свои руки. - Уточните более корректно мою роль во всем этом, я обязуюсь приложить все усилия...
- Слушай, по-моему, тот одноглазый все-таки отбил ей голову, - эльф не обратил внимания на мою реплику, задумчиво почесывая за ухом.
- Ну, допустим, одноглазым он стал не без ее участия, - задумчиво заметил мой благодетель.
Я сглотнула. Быть непонятно где и непонятно с кем было обидно до слез, голова просто раскалывалась. В памяти было слишком много провалов. Я не помнила, как тут оказалась, кто эти люди... пардон, нелюди. При всем этом я знала, что меня зовут Марина, хорошо помучив мозг, вспомнила должностные инструкции и поняла, что все, связанное с работой я помню, даже свой псевдоним, но главное... Главное ускользало из отбитого, видимо, мозга — как нас угораздило собраться такой страной компанией, что мы делаем в этом, практически чистом, поле, цель прогулки и «че ваще»? Я подняла голову, щурясь против солнца, и посмотрела на своих, видимо, соратников. Выглядели они не намного лучше меня — синяки, ссадины, повязки... Откуда-то я знала, что доверять им можно и нужно, и решилась:
- Блин, я правда ничегошеньки не помню, - голос осел до сипа, вышло очень жалобно. Откашлявшись, я продолжила: - Мне будет очень обидно, если меня все же пристукнули в какой-нибудь уличной драке и это - особый консультантский ад, без интернета, кофе, сигарет и пива.
При попытке улыбнуться, выяснилось, что губы у меня разбиты, а привкус крови окончательно убедил меня в том, что до окончательной моей аннигиляции врагам, кои явно имели место быть, было все-таки далеко. Это отлично подняло настроение — хорошо быть неубиваемой и непотопляемой! Пусть даже и с некоторыми провалами в памяти...
- Эх... - эльф присел рядом со мной на землю, вытягивая длинные ноги, - начнем сначала...
Предчувствуя долгий рассказ, я снова попыталась принять горизонтальное положение, с удивлением обнаружив, что полуживой альтруист сидит рядом и совершенно не возражает, что моя голова вольготно устроилась у него на коленях.
Эльфа звали сложно и зубодробительно — Арданиэль, он был моим другом-товарищем, а по совместительству — еще и Хозяином Леса. Моя капризная память выдала информацию, что это наивысшая для друидов должность, или что-то вроде того. В общем, власть дает необыкновенную, посему я очень удивилась наличию такого персонажа в собственной компании.
- Тип, любезно поделившийся с тобой одеждой...
- Меня зовут Голдот, - перебил означеный тип Арданиэля. Голос у него был низким и весьма приятным. Я закрыла глаза и сосредоточенно прислушалась. - Я маг Смерти, в простонародье — некромант. Нынешнее приключение напрямую связано с желанием поклонников культа Белой руки проверить меня на огнеупорность...
Я не выдержала, фыркнула и открыла глаза. Он говорил ровным голосом, но было слышно, что за каждым словом он смеется над незадачливыми преследователями. Судя по оттенкам голоса, настроение у мага была неплохим, возможно, он радовался удачному для нас исходу сражения, которого я не помню, но вместе с тем, настороженность в голосе присутствовала, он явно выбирал слова.
- И как их успехи?
- Пока — как видишь. Все мы относительно целы и частично невредимы, - голос стал более насмешливым и, вместе с тем, каким-то загадочным, что ли.
- Ага, как же! А моя разбитая голова? Это я лицо еще свое не видела, то-то вампир с меня глаз не сводит...
- Да с лицом у тебя все в порядке, ми... Рина. Кстати, кровожадный монстр — сам граф Даркфолт, редкий мерзавец, а лесную нимфу зовут Брусничка, она подруга Дана...
- Кто бы говорил, - фыркнул вампир, стараясь обаятельно улыбаться, несмотря на клыки разного размера и потеки запекшейся черной крови на щеке.
Блондинка подмигнула мне, присаживаясь рядом с эльфом, не сводящим недоуменного взгляда с моего экскурсовода.

В конце концов, когда я смогла встать, мы отправились дальше. На ходу мои старые новые товарищи посвятили меня в цель нашего путешествия. Мы шли в библиотеку. М-да, мне тоже было смешно, только голова быстро разболелась. Порекомендовав нелюдям больше так не шутить, ибо какая библиотека в три часа ночи, то есть в чистом поле, я потребовала более подробной информации. Они резво сформулировали и выдали короткий рассказ о том, что ищем мы не абы какое сборище книг, а летописи самого Хизариуса. Чем отличался сей достойный муж, кроме патологической скрупулезности в конспектировании происходящих вокруг событий, они тоже с удовольствием просветили. Хизариус был личем. Ага, сам себя убил, сам себя воскресил и отлично прожил почти две тысячи лет, пока по приказу некоего Капеллана, его не нашли ребята с белыми руками. Я так четко себе представила этих симпатичных ребят, что сразу пришла мысль о нашем свидании с ними. Оно, судя по всему, было скоротечным, потому что я все еще назло врагам была жива, и впору было получать почетное звание Несгибаемый Гвоздь.
Мои соратники подтвердили самые худшие подозрения. Я не просто пересеклась с этими товарищами, но и не придумала ничего лучше, чем сделать это на узкой тропинке, точнее, в темном лесочке. И опять же не по причине моих девичьих прелестей, а следуя приказу коменданта Цитадели, господина Даркфолта, совершенно случайно оказавшегося вампиром.
Понемногу я обозначила для себя место в этом странном месте. Оно отличалось от мира, который я замечательно помнила, как дождь от огня, но свежий воздух, говорят, полезен, а сидячая работа грозит всевозможными болезнями. В свете всего этого я наслаждалась прелестями дикой природы, не забивая и без того несчастный мозг мыслями, и просто шла вперед.
Привал мы сделали, когда солнце вовсю уже гладило горизонт ярко-оранжевым брюхом. Небо походило на внутреннюю поверхность гигантской перламутровой ракушки, а по всем приметам завтра должно было быть тепло. Я, если честно, еле волочила ноги, но упрямо шла вместе со всеми.
Пока Дан организовывал костер, нимфа отправилась за пропитанием, я путалась под ногами и предлагала помощь. В итоге меня уложили, сказав, что мой нездоровый приступ трудового энтузиазма связан с ударом головы, не иначе. В конечном итоге, я отключилась раньше, чем коснулась головой того, что заменяло мне подушку.

Не знаю, почему я проснулась. Просто открыла глаза и поняла, что не хочу спать. Кажется, все в порядке. Ну, подумаешь, память отшибло, так ведь не всю... Да и Дан сказал, вроде, что как только закончим эту эпопею, так они с Голдотом... ага, архимаги, так их!.. И тут меня, что называется, пробило. Простой такой вопросик меня не отпускал весь день, только не вылазил из подсознания... видимо, чтоб не пугать раньше времени...
- А я-то что с вами поперлась?.. - озарение было не столько неприятным, сколько озадачивало. - У-у-у-у... как же плохо ничего не помнить...
Я всегда хотела в походы, драки, чтоб магия и все такое... Конечно, Голдот кратко рассказал о наших предыдущих скитаниях и о моей роли в них, но ни он, ни Дан так и не обмолвились, за какой такой необходимостью я покинула уютный мир высоких технологий повторно? Что я забыла тут? Хорошо отдохнуть? Ну, вполне в моем духе. Тихонечко постенав еще немного, я осмотрелась.
У костра, завернувшись в плащ, сидел колдун. Возможно, удастся получить у него хоть немного ответов. Я тихонько встала и, стараясь не давить спящих сотоварищей, направилась в его сторону.
- Ни на кого не наступила? - еле слышный шепот дал мне понять, что либо я уже перебудила весь лагерь, либо слух у нашего сторожа отменный.
- Вроде, нет, - прошептала я в ответ.
- Не спится? - он был лаконичен.
- Очень трудно спать, не зная, зачем я здесь...
- О! - он усмехнулся, - этот философский вопрос занимает людей тысячелетия...
- Да не в этом смысле! - хохотнула я, подбрасывая в костер тонкую веточку, и осеклась.
Где-то на задворках памяти мелькнуло что-то, чего я не помнила, и от этого тоскливо засосало в районе желудка.
- Ты чего? - равнодушно осведомился Голдот.
Ну, это он думал, что равнодушно, но человек, который несколько лет только и делает, что сутками слушает других людей, способен распознать самые незаметные оттенки настроения собеседника. Когда-то мы с девчонками прикидывали, сколько эмоций мы можем определить по голосу, выходило никак не меньше пятидесяти. Посему, я удивленно воззрилась на мага. Что-то его встревожило в моих действиях, что-то, что случилось вот прямо сейчас. Я тряхнула волосами.
- Ничего, подумалось просто... - я уткнулась лбом в колени, не хочет признаваться — значит будем играть втемную. - Посетила меня интересная мысль. В прошлый раз я рванула навстречу приключениям, но у меня была своя роль в этой игре. А сейчас?.. Я точно знаю, что недели две назад была еще в своем мире.
- Ты отлично показала себя в прошлый раз, поэтому мы с Даном решили, что ты не откажешься нам помочь и сейчас... - он уставился на меня равнодушными черными глазами.
Я спокойно встретила взгляд. Врет ведь. Нет, все-таки я была недалека от истины. Это особый консультантский ад, особенность в том, что теперь мне врут прямо в лицо. «Я ничего не делал, а оно перестало работать... я все делал, только ничего не трогал...»
Устало вздохнув, я посмотрела в огонь. Некромант, маг Смерти... На краю зрения мелькнула ярко-алая искра. Тяжелое кольцо, рубины в оправе из черненого серебра, про него я тоже забыла, откуда оно у меня? Похоже на старинный артефакт, вполне может оказаться магическим, надо с ним осторожней.
Почему-то страшно не было. Да, отшибло память, да, сижу на природе у костра с мужиком, который считает себя некромантом, ну с кем не бывает? Со мной даже, говорят, уже бывало. Нереальность происходящего вызывала волну неудержимого истеричного смеха. Я честно пыталась сдержать его пару секунд, но потом не выдержала и, всхлипывая, уткнулась в колени. Видимо, ранее такое поведение было мне не очень свойственно, поэтому подняв голову, что бы утереть слезы, я наткнулась на недоуменный взгляд Голдота.
- Ниче-ниче, - пробормотала я, махнув рукой, и снова истерически захихикала. - Настроение хорошее...
Настроение и вправду нормализовалось. Депрессия, начавшая было охватывать меня вместе с головной болью, отступила. Осталась какая-то бесшабашная, истеричная радость и мысль, что, наверное, именно так и сходят с ума. Ну и пусть! Зато, похоже, тут весело, вон народ с какими приключениями в библиотеку ходит...

Утром, за завтраком, я порадовала спутников, что мне стало гораздо лучше и голова уже не трещит так немилосердно. Желудок же с готовностью принял все, что я туда оправила. Поэтому, попутно объявив, что выхожу замуж за Дана, потому что готовит он восхитительно, я легко поднялась, готовая к новым свершениям.
Лагерь был свернут за считанные минуты, и вот мы уже бодро шагаем по звериной тропе, распугивая окрестную живность. Вернее, распугиваю ее, в основном, я потому что другие движутся практически бесшумно. Чувствовалось и впрямь превосходно. Ребята пошутили, что я наполовину вурдалак, ну и ладно. Дочь вурдалака — роль ничем не хуже, чем чудовища из техподдержки, каковым меня считали вполне заслуженно. Тем более, одета я была соответственно своей теперешней роли — черная рубаха некроманта с очень интригующими прорехами тут и там, спускалась почти до колен, голубые некогда джинсы, заляпанные чем-то подозрительно похожим на кровь, имели отверстий не меньше, чем рубаха и тяжелые ботинки, черные волосы с одной белой прядью я небрежно собрала в хвост на затылке. Некромант так и рассекал с голым торсом, впрочем, накинув на плечи плащ, Даркфолт надеялся, что следующий привал мы совершим в более комфортном месте, но расстаться со своими лохмотьями не спешил. Эльф же и нимфа выглядели, как ни в чем ни бывало — духи леса, что поделать. Оружия у них не было видно, но можно было догадаться, что и голыми руками товарищи способны натворить немало.
К обеду Даркфолт привел нас в мрачную, какую-то готическую деревушку. На улицах не было ни души, дома, местами очень ветхие, наводили на мысли о том, что она безлюдна.
- Так и есть, - оскалил клыки вампир, склоняясь в церемониальном поклоне перед дверью в самое большое строение. Если честно, выглядело оно как склеп. О чем я не преминула заметить радушному кровопийце.
- Милая девочка! Это фамильный склеп Даркфолтов! - с гордостью заявил он в ответ.
- Королева в восхищении, - буркнула я, ступая под сень культового сооружения вслед за остальными спутниками, заметив, что Голдот как-то уж слишком неохотно сделал это.
В памяти всплыл какой-то отголосок мысли, что этому есть причина, и что я знаю ее, просто не помню. Посетовав, что девичья память ничем не лучше старческого склероза, я двинулась по прохладным гулким коридорам. Они вывели нас в весьма уютную восьмиугольную комнату, которую граф, очевидно, считал гостиной:
- Прошу, господа и дамы, - как-то уж очень скверно усмехнулся проводник. Обратив внимание, что остальные не торопятся расходиться, я не стала отбиваться от коллектива. - Ну что же вы?..
Он добавил несколько слов на отрывистом языке, смутно похожим на латынь, и из незаметных потайных входов, которые обнаружились во всех восьми стенах комнаты, к нам присоединилось еще восемь таки же красавцев, как наш спутник.
Судя по оскаленным клыкам и злобно глядящим глазкам, они явно были нам рады. Правда, я как-то не разделила их чувств и проявила разумную солидарность, вставая в круг между Голдотом и Брусничкой. Прикрывая спину друг другу, каждый выхватил самое надежное оружие. У меня был меч вампира, но он печально рассыпался в пыль под злобное хихиканье вампира. Проведя рукой по широкому поясу я поняла, что там что-то есть. Конечно, я никогда не выходила из дома без средств самообороны в своем мире. Сомневаюсь, что тут я поступала иначе.
- Остановите девчонку! У нее серебро! - неожиданно истерично завизжал граф. Ах, вот оно что! Чуть не запутавшись в таких технологичных отверстиях рубахи, я выхватила на свет симпатичный серебряный сюрикен.
- Давайте, ребята, кто первый хочет меня остановить?
Как ни странно, и среди вампиров встречаются камикадзе. Один, ближайший ко мне, одним прыжком оказался рядом. Зря он это. Я даже подумать не успела, а рука, с зажатой между пальцев пластинкой, уже метнулась вверх, немного разворачивая кисть. Наверное, мне показалось прикосновение костяшек к прохладной коже... но спустя долю секунды, ошалело глядя на меня разом увеличившимися красными глазами, комар-переросток бесформенным мешком рухнул к моим ногам, пачкая черной кровью пол и носы «камелотов». Сюрикен был по-прежнему зажат в пальцах, а по комнате уже распространялся едкий запах паленой кожи, почему-то показавшийся мне знакомым.
Тут же я краем глаза увидела две бледно-зеленые шаровые молнии. Уже не оглядываясь и, уж подавно, не думая ни о чем постороннем, я нашарила в поясе еще пару пятилучевых сюрикена, для удобства разрезая рубаху на уровне пояса одним легким движением кисти. Превосходная заточка серебряного оружия, тщательно выбранного в оружейной некроманта, немало порадовала меня...
Где я его взяла?! Неожиданное воспоминание так поразило меня, что я пропустила пинок в ребра. Воздух резко вырвался из легких, я упала на колени. Брусничка видимо могла видеть даже затылком, потому что мой обидчик тут же был награжден локтем в висок. Это его весьма удивило, и он решительно помотал головой, очевидно, прогоняя наваждение. Мстительным чудовищем меня прозвали не зря. Все еще безрезультатно пытаясь вдохнуть затхлый воздух склепа, я силой воли вытянула руку вперед и полоснула серебром... в общем, куда попала... Мужчина вампирской наружности завизжал весьма неплохим сопрано и составил мне компанию на полу. Что творилось у меня справа и за спиной я не видела, да и какое-то время волновало только отсутствие кислорода в легких, но нимфа, которую я видела весьма неплохо, успешно упокоила еще одного беспокойного представителя семейства Даркфолтов. Не иначе, близкого родственника нашего графа, хотя они вообще, по-моему, все на одно лицо. Товарищ напротив голосил не умолкая, очевидно, сожалея, что продолжить славный род стандартным образом он уже не сможет...
- Парень, - я тяжело привстала на колено, легко, но сильно замахиваясь, - тебе все равно это уже не нужно...
Прекрасное сопрано замолкло навеки, так и не осчастливив не один хор мира своим присутствием, а мое тело все же приняло вертикальное положение, правда изо всех сил придерживая бок. Чем эти твари подбивают свою обувь? Мне казалось, что если я уберу руку, ребра просто рассыпятся... Быстро оглянувшись по сторонам, я порадовалась расстановке сил — Голдот активно сражался с Даркфолтом и, похоже, одерживал верх, Арданиэль упокоил уже двоих и имел сомнительную честь сражаться с третьим по счету противником. Брусничка же увязла в драке с каким-то стариком. Нет, правда, он выглядел старым даже для вампира! Немного подумав, я резко дернула кистью.
Упырь, схватившись за плавящееся горло покатился по полу. Нимфа, обернувшись, весело мне подмигнула. Я хотела улыбнуться в ответ, но тут что-то ткнуло меня чуть выше виска. Пошатнувшись, я вдруг почувствовала небывалый прилив сил и резко махнула рукой в сторону обидчика...
Ярко-красная и бледно-зеленая молнии впились в Даркфолта одновременно. Он пылал как праздничный факел, красиво и долго, все, как завороженные смотрели на него, а я вдруг увидела, будто наяву...
...Годы боли и страданий, унижения, постепенное умерщвление... Все это горело в этом магическом огне... медленная-медленная смерть пленника... о да! Этот источник крови, так необходимый Даркфолту для продолжения рода, должен жить как можно дольше... маги... они, конечно, знали что-то главное о жизни, особенно маги Жизни...
- Или Смерти... - ошарашенная догадкой-воспоминанием, я не заметила, что сказала это вслух. На меня недоуменно уставились две пары недоуменных нечеловеческих глаз. А я смотрела в черные глаза полумертвого мага. Память начала возвращаться... как говориться, медленно, но верно. Я вспомнила, как наяву, знакомство с вампиром, как сама чуть не убила его в застенках Цитадели... все это неверными тенями воспоминаний всплывало в памяти, и то, что удавалось ухватить, пусть даже за ускользающий хвостик, было ценно и полезно... Да, я действительно дочь вурдалака, в силу необычности происхождения, наделенная особыми способностями... Я Аррг'вия! Я Хранительница! Вот почему рядом пасется Хозяин Леса! Теперь не я его охраняю, а он — меня... Потому что я выжила, что бывает не часто с тварями моей профессии. Как странно, я почти вспомнила прошлую эпопею... те моменты, которые были яркими, но ни Дан ни Голдот об этом не рассказывали, какие-то мелочи... Прошлое с огромным трудом проступало сквозь пелену беспамятства серых пятен... я тянула и тянула на себя эту нитку воспоминаний... Я чувствовала — не хватает каких-то деталей, чего-то главного, без чего на меня нападает глухая тоска, от которой хочется спрятаться подальше, чтоб никто не нашел... или шутить и громко смеяться, что бы никто не догадался, насколько мне плохо...
Глядя в равнодушные глаза Голдота, я почти извлекла из замученного потрясениями и сотрясениями, мозга то, что он настойчиво прятал от столь нерадивой хозяйки, почти все... Но когда мне казалось, что еще чуть-чуть — и я пойму самое главное... Он сморгнул и как-то уж слишком резко скомандовал:
- Валим отсюда, сейчас тут будут все обитатели деревни! - схватив меня за руку жесткими пальцами, он дернул меня за собой в одну из дверей. Мне стало обидно до слез, да что ж это такое! Но, слыша за спиной шаги эльфа и нимфы, послушно бежала вслед за некромантом.
Впихнув меня в комнату и подождав когда туда же ввалятся Дан и Брусничка, он подпер дверь стулом. Оглянувшись, я догадалась, что цель достигнута... Вот она, библиотека, которая работает по ночам... извиняюсь, Хизариуса. Книги в тяжелых кожаных переплетах громоздились огромными, в мой рост, стопками прямо на полу. Дан и Голдот кинулись к ним:
- Что ищем? - эльф был деловит и собран.
- Хроники... хроники трехсот-пятисотлетней давности, - некромант уже перелистывал какой-то пухлый том, пристроив его на специальной деревянной подставке. Брусничка и я недоуменно уставились на них — сами говорили, что времени нет...
- Расслабьтесь, девочки, - наконец, соизволил вспомнить о нас Хозяин Леса, - эта комната уже очень далеко от владений вампиров...
По-прежнему ничего не понимая, но немного успокоившись, мы переглянулись.
- Дай я гляну, что у тебя там, - предложила нимфа, кивая на мою руку, все еще придерживающую ребра.
Я сжала зубы, чтобы не застонать — рука онемела, да и кости... Боль прострелила все тело, угаснув в затылке. Все бы ничего, но это происходило с каждым движением, поэтому ее угасание в затылке фактически было незаметно. Пока я медленно и аккуратно опустилась на пол, друзья раз пятнадцать проигнорировали призывы прибить меня, чтоб не мучилась, пожелания провалиться поглубже, рекомендации пойти подальше... правда, последние два пункта, в основном, относились к вампирам, но мои друзья в различном контексте неизменно присутствовали...
Мужчины то и дело хмыкали, но вслух ничего не говорили, полностью поглощенные поисками. Брусничка, тем временем, окончательно укоротила рубаху Голдота, тем самым, напрочь лишив его надежды когда-нибудь надеть ее вновь. Осмотрев и ощупав меня вполне аккуратно, я всего лишь три раза послала ее на свидание с предками, дочь леса заявила, что есть трещина в двух ребрах, но это мелочи жизни, в основном, просто сильный ушиб. На виске расползался синяк. Некромант, не отрываясь от занимательного чтения, щелкнул пальцами. Передо мной материализовалось зеркало полный рост.
- Как, однако, удобно... - пробормотала я, разглядывая отвратительный фиолетово-черный кровоподтек, который нагло на моих глазах уже расползался от скулы под глаз. - Ничто так не украшает женщину... - я потрогала прохладными пальцами кожу под глазом, одновременно пытаясь решить, а не поставить ли такую красоту под другим — исключительно для симметрии. Насколько мне вспомнилось, нечто подобное у меня было совсем недавно...
- Как удачно подобранный мужчина, - закончила Брусничка, кокетлив поправляя прическу. Эх, прописные истины, они верны для всех миров. Нимфа стояла у меня за спиной и покусывала губы, чтобы не рассмеяться. Мое отражение в зеркале было на полторы головы ниже, посему мы совершенно не мешали друг другу.
Зеркало внезапно исчезло и, обернувшись, мы наткнулись на два возмущенных взгляда. Ответив невинными улыбочками, мы схватили по книжке и уткнулись в замысловатую вязь древнего языка. Краем глаза я видела, что Брусничка изо всех сил делает серьезное лицо, от этого становилось еще смешнее.

Прошло же, наверное, часов шесть, может и больше, я утратила чувство времени совершенно. С трудом сдерживая смех, я приступила к поискам, но вскоре они захватили меня с головой. Я знала этот язык. Могла даже немного писать на нем, а хроники были интересные. Автор явно любил жизнь, несмотря на свою... гм... противоположную направленность... Повествование было наполнено личными впечатлениями, забавными подробностями и понятными пояснениями непонятных слов... правда, мне досталась книжка, описывающая события, происходившие примерно шестьсот лет назад.
Брусничка тоже вскоре перестала хихикать, уточнив, что все же мы ищем и если это — неизвестно что, то по каким признакам она должна его опознать. Признаки оказались очень простыми — упоминание обо всех могущественных магах. Найдя таковое, необходимо уточнить у Голдота жив ли сей товарищ в настоящий момент. Тех, состояние которых известно ему не было, или он сомневался, решено было выписывать на отдельный лист.
Просматривая «наискосок» страницу за страницей, я не переставала думать о почти вернувшейся памяти. Голдот уничтожил своего врага. Упыря, мысль о мести которому вела его даже там, где утрачивали силу другие чувства. Откуда мне это известно?.. От самого колдуна, напрашивался ответ, вряд ли этот факт так уж широко известен. Тогда вопрос номер два. Мысль о том, что оружием я разжилась в оружейной некроманта тоже не давала покоя, я даже вспомнила эту комнату, точнее, залу. У некроманта мог быть замок, но как я там оказалась? Почему-то капризная память не хотела признаваться в этом, хотя информация о том, что путешествие мы начали именно оттуда, медленно всплывала в мозгу. Безрезультатно помучившись на два фронта, я прогнала мысли об ущербности собственной памяти, углубилась полностью в чтение летописи.
- Слушайте, а кто такой... - я, не отрывая взгляда от страницы, попыталась уточнить, но тут: - о блин!.. «Капеллан Акардосский, чернокнижник... бла-бла-бла... без вести пропал в руинах Академии...»
К концу моей цитаты, все дружно столпились у меня за спиной. Неожиданно из-за плеча протянули руку и, обдавая запахом мужского тела и влажной земли, выдернули книжку из рук. Я возмущенно обернулась:
- Я первая нашла! - насмешливый взгляд черных глаз над краем книги, заставил сменить тактику: - И что мне за это будет?
Взгляд изменился на заинтересованный:
- А что тебе надо?
- Я еще не придумала... - почему-то растерялась я, твердо зная, что любая ересь, которую я захочу, у меня будет. Такие они, колдуны, их собственная безопасность — самое главное. - Придумаю — скажу...
Я невольно залюбовалась его сосредоточенным лицом, он склонился над книгой и был полностью погружен в чтение. Четкие брови, тонкий крючковатый нос, решительный подбородок. На губы я старалась не смотреть — одного такого взгляда хватало, чтобы направить мои мысли в совсем неконструктивном направлении... Тем временем, некромант нахмурился и, тяжело вздохнув, захлопнул фолиант.
- Я подозревал, что это не будет легко, но... гм... соратники мои, данное предприятие практически невыполнимо, - голос его был тверд и серьезен.
Поймав встревоженный взгляд Дана, я сглотнула. Не каждый день видишь паникующего Хозяина Леса.
- Старик, ты спас мне жизнь, я иду с тобой...
- Нет, - Голдот упрямо тряхнул полуседой гривой волос, - я иду один.
- Вроде, это мне отбили голову, - нахмурилась я. Отпускать его, если уж даже эльф паникует, куда бы то ни было одного я была не намерена. Сама не знаю, почему, что-то было, чего я не могла объяснить. Пока, во всяком случае. - Он же, похоже убить тебя собирается! В смысле, уничтожить физически...
- И что? - невозмутимо пожал обнаженными плечами некромант. - Это же не повод и вам расставаться с жизнями.
От такого заявления я чуть заикаться не начала, впрочем, не я одна.
- Некромант, ты ч-ч-чего? - Брусничка смотрела на него совершенно круглыми глазами, ее невероятный бюст воинственно выпирал из узкого топика. Голдот не пошевелился, Арданиэль успокаивающе приобнял нимфу за плечи:
- Голдот, девочки совершенно правы, этот Капеллан возглавлял школу магии на правах сильнейшего, еще когда тебя и на свете не было! Он сплавил воедино магию четырех стихий, ты сам теперь знаешь, почему он так силен. В твоих заклинаниях магия двух стихий, в его — четырех! И ты хочешь сунуться туда один?!
- Дан, не мели чепухи! Я собственными глазами видел, как его расплющило колонной! Если он после этого выжил, вам троим там точно делать нечего...
- Ошибаешься! - я, наконец, обрела дар речи. - Мы — твои друзья, поэтому...
Мужчина бросил на меня тяжелый взгляд и распрямил плечи, упрямо скрестив руки на груди. Вот теперь передо мной стоял настоящий Голдот Полумертвый. Трехсотпятидесятилетний некромант, кровожадное чудовище, которым местное человеческое население пугает несмышленых детей в темноте деревенских изб. Он смотрел на меня так, что если бы взгляд мог убивать, я была бы мертва раз тридцать.
- У меня нет друзей! У тебя отшибло не только память, девчонка! Что ты о себе возомнила?! Дан, отправь эту малолетку обратно в ее мир сейчас же! Если она будет продолжать путаться у меня под ногами, я...
...Вы разговариваете некорректно, мы прерываем с Вами разговор... Стало обидно, аж руки затряслись. Непрошеные слезы выступили на глазах. Я вздернула бровь, сжимая зубы, чтобы не разреветься, четко развернулась и ушла вглубь комнаты за стеллажи. Там было что-то вроде рабочего места в этом кабинете.
Я обессилено упала в кресло, притянув ноги к груди, лихорадочно вытирая жгучие злые слезы. Что-то было неправильно в этом мире... что-то было не так. Я уже давно не обижалась на всевозможные эпитеты, которыми меня награждали посторонние люди. Даже друзья. Чтобы обидеть меня, нужно быть чем-то большим... Я снова вытерла щеки. Ответ лежал на поверхности. Я любила его. Возможно, уже давно. Странно, что эта мысль не пришла мне в голову раньше, но в своем мире я никого не любила. К семье была нежно привязана, но особого взаимопонимания, которое бывает, я слышала, у родителей с детьми, я не знала. Вполне возможно, это было связано с моим предназначением. Хранительницы выживают редко, крайне редко.
А он? Вряд ли он отвечал мне взаимностью когда либо. Слишком самовлюбленный тип, слишком гордый, слишком умный... Слишком великолепный мужчина...
Я откинула назад непослушные пряди давно немытых волос. Отрезать бы их, в очередной раз возникла мысль, и снова стало жалко.
- Когда-нибудь, их можно будет помыть, - мечтательно прошептала я и тихонько рассмеялась. Я слышала, как за двумя рядами стеллажей с книгами возмущался Дан, ему вторил голос Бруснички. Голдота я не слышала, да и не хотела слышать. Возможно, поэтому я вернулась сюда, потому что без него было еще хуже, чем с ним.
Незаметно меня окутал сон, как часто бывает после сильного потрясения...

Я проснулась от того, что с невероятной силой хотелось курить. Я уже практически бросила, но сейчас... издерганные нервы требовали какой-нибудь компенсации. Усмехаясь собственной наивности, я подергала наугад несколько ящиков стола.
- Ребаный йот! - вырвалось у меня, когда в нижнем я нашла трубку и кисет. Сердце заколотилось уже по другой причине. Забивая табак в трубку, я походя удивилась тишине вокруг. Либо они ушли и бросили меня, либо... просто все спали. Я обнаружила это, выглянув из своего укрытия. На цыпочках, стараясь двигаться как можно более бесшумно, я прокралась к двери. Эльф сказал, что мы уже давно не склепе вампира. А где-то далеко. Вот сейчас и проверим, пришла мысль, пока свободная рука тихонько вытаскивала стул из дверных ручек. Совсем бесшумно не получилось, но нелюди не шелохнулись, видимо, у них тоже есть предел прочности.
А за порогом комнаты была каменная скала, метров десять по площади, уходящая вниз на неизвестную глубину. Вокруг были только горы, покрытые снегом, на землю опустилась ночь. Крупные яркие звезды, полная луна... В их свете тускло мерцал снег на горных пиках. Я глубоко вдохнула разреженный горный воздух — красота!
Провозившись минут пять с древней зажигалкой, я поняла, что было прототипом для китайских из нашего мира. И все же я сделала это. Ароматный дым настоящего табака поплыл над каменной площадкой. Мысли постепенно приводились в порядок. Какой-то хреновый, но порядок. Выходило, что я влюблена в старого страшного типа, который рычит по поводу и без. Ладно, это можно пережить. Но вот какое-то чутье подсказывало мне, что на этом моя лав-стори не заканчивается... Неожиданно, я услышала за дверью тихие голоса - мужчины не спали. Я была в курсе легендарной кошки, и все равно любопытство было неистребимым моим недостатком. Я прислушалась, немного трансформировав уши.
- Зачем ты устроил этот спектакль? Почему ты не сказал ей правду?
- Потому что так было надо, отстань...
- Нет, не отстану, если ты не заметил, она плакала! Она!.. Я себе даже представить не мог такого! Если ты забыл, она единственная, кто принимает тебя со всеми твоими выходками и драконами в твоей голове!
- Дан, в эльфийском есть синоним слова «тактичность»? - шепотом прорычали в ответ. - Ты думаешь я себя прекрасно чувствую?
- Конечно, старый эгоист! Ты чувствуешь себя не лучшим образом! Еще бы! Тебе ведь предстоит сразиться с главой твоей собственной Школы, пусть даже и бывшим! - из эльфа получился бы отличный прокурор.
- Сволочь ты, Дан... - в голосе было столько горечи, что внутри у меня невольно что-то сжалось.
Дальше они говорили на эльфийском, который я так и не удосужилась выучить. Ну и что мне с этим всем делать? Я устало прижалась спиной к холодной стене, делая очередную затяжку. Как объяснить этому чертову упрямцу, что я все равно не уйду.
Выдавать себя не хотелось. Судя по голосу, Голдот чувствовал себя абсолютным моральным уродом. Каким, собственно, и являлся, язвительно добавил внутренний голос. Нет, я была не согласна. Конечно, в голову лезли всякие романтические бредни, что делает он это ради меня, чтобы оградить такую прекрасную-распрекрасную, от ужаса и грязи жизни! От этих мыслей я тихонько рассмеялась, качая головой.
Присутствие эльфа за спиной я почувствовала сразу же.
- Будешь? - этот неисправимый алкоголик протянул мне серебряную фляжку. Я пожала плечами и сделала глоток. Е... ... ...! У меня конкретно отшибло мозг, если я забыла этот термоядерный вкус эльфийского самогона, пардон, «вина столетней выдержки». Но второй глоток дался проще, он отпустил натянуты до предела нервы.
- Спасибо, Дан, - я вытерла губы и пыхнула трубкой. - Я ведь давно люблю его? Да?..
- Почему ты так решила? - он недоверчиво сощурился.
- Дан, хорошего консультанта технической поддержки обидеть очень сложно. Психика вырабатывает кучу защитных реакций на хамство, угрозы и прочее, - угольки в трубке переливались ярко-алыми искрами, гипнотизируя своим свечением. - Даже друзьям сложно задеть меня за живое, хотя друзей-то у меня, кажется, и не было. По крайней мере, таких, как вы... А тут разревелась, как кисейная барышня, тьфу!
- Ну-ну, - он присел рядом, делая глоток из фляжки. - Голдот, в сущности, неплохо к тебе относится...
- Не ври, ушастый, я отлично тебя слышу, ты просто не хочешь признаваться, - я усмехнулась. - Не пойму, из чего в делаете такую страшную тайну и зачем, но то, что и ты и Голдот что-то скрываете, ясно, как день. Я догадываюсь, что некромант хочет от меня избавиться, но с какой целью? Ни одного более менее правдоподобного объяснения мне не приходит в голову...
- А неправдоподобные? - эльф улыбался настолько искусительной улыбкой, что я невольно рассмеялась.
- Дан, не говори ерунды. Но я в любом случае в игре, только... гм...

- Ты еще здесь? - только и буркнул некромант, когда эльф объявил готовность номер один к переносу нашей компании ближе к логову врага.
- Да, Голдот. Я нахожусь здесь по собственной воле, я свободная нечисть, - с этими словами, приняв соответствующее обличие, я встала между ним и Брусничкой.
Ярко-зеленая, цвета молодой листвы, вспышка резанула по глазам, и мы перенеслись. Вокруг возвышались вулканы и гейзеры, текли маленькие ручейки расплавленной лавы. Земля под ногами была просто утоптанным до твердости камня пеплом.
- Мы по адресу? - это был риторический вопрос, Дан усмехнулся.
Вещей у нас не было, только то, что надето на нас, поэтому, не медля ни минуты, мы двинулись в путь. Едва заметная тропа петляла и извивалась, как-будто ее прокладывал нетрезвый бес. Вдоль направления в котором решено было идти возвышались серые холмы, изредка подсвеченные красным. Насколько я понимала, эти были недавними образованиями и, видимо, весьма горячими. Отовсюду веяло нестерпимым жаром вулканической лавы. И Дан и Брусничка неважно переносили эту жару, то и дело вяло подкалывая друг друга насчет огнеупорности девиц, чья душа, как говорят, имеет вид дерева и теплолюбивости эльфов, которые, как говорят, даже в уединении спальни, холодны. Брусничке была обещана наглядная демонстрация неких таинственных талантов, на что Дан получил заверения, что душа — дерево, это не показатель того, что все остальное — бревно. Меня забавляла их перебранка. Они явно были вместе давно, и их отношения были не всегда безоблачными.
Голдот был невероятно мрачен и сосредоточен. Его плечи обтягивала новая рубаха, но хорошего настроения ему это не прибавляло. Пейзаж занимал его меньше всего.
- Я так понимаю, ты даже не догадываешься, в связи с чем к тебе прицепился этот достопочтенный товарищ? - я догнала некроманта и пошла рядом. Он устало опустил плечи и покосился в мою сторону.
- Ну что тебе от меня надо?
- Хм... - я задумчиво почесала за звериным ухом когтистой лапой. - Знаешь, я, кажется, придумала плату за свою наблюдательность...
- Вот как? - он равнодушно вздернул бровь, но я видела, как крепко он стиснул челюсти.
- Ага, - уверенности, что поступаю правильно, у меня не было. - Скажу позже.
Он хмыкнул и покачал головой. Меня же не отпускало де жа вю.

Совершенно неожиданно перед нами разверзлась пропасть. В совершенно адском ландшафте не хватало только этого. Отвесные стены уходили метров на сто в глубину, внизу булькала лава.
- Дан? - три пары вопросительных глаз уставились на эльфа.
- Господа! - он усмехнулся. - Если бы моя магия распространялась на эти земли, я бы с удовольствием избавил нас всех от этого утомительного путешествия... И, - он поднял руку, призывая к молчанию, - уж конечно, телепортировал нас на ту сторону.
Тяжело вздохнув, мы опустились на землю, недалеко от края. Подробностей об этих землях у людей было немного, так же, как и у нелюдей. Хотелось есть, но здесь не было ничего такого, что можно было употребить в пищу, даже предварительно поймав. Это было печально, но, по словам эльфа, это был самый узкий участок земель ифритов и прочих Огненнорожденных между нами и конечной нашей целью — Землями Волшебников.
- Почему они называются так странно? - я притянула колени к груди. - Это ведь далеко от людских государств, насколько я понимаю... А люди, там маги... они же, вроде, селились... близко друг от друга... - я неопределенно взмахнула рукой.
- Если честно, - Брусничка наклонилась ко мне. - Их нужно было назвать Земли Чернокнижников. Там край магов, бежавших от установленных людьми законов. Даже после подписания мирного договора с другими расами, они сказали, что милости от людей им не нужны.
- Но ведь Капеллан — глава человеческого культа, - недоуменно вскинула брови я.
- Он стал им недавно, - со вздохом пояснил Голдот. - И, видимо, для того, чтобы свести старые счеты. Он стал слишком опасен, детка. Поэтому мы с твои отцом и Хизариусом во время катастрофы обрушили Школу. Я все триста лет был уверен, что он погиб, поэтому совсем забыл, что он видел меня в тот последний... я думал, что последний, для него момент существования. Он не должен был выжить. Это слишком опасен, чтобы существовать. Возглавив клан Белой Руки, он стал гораздо опасней, чем можно подумать. Теперь в его распоряжении помимо небывалой магии толпы фанатиков. Но вряд ли он проводит все время в своей резиденции Главы клана. Он в первую очередь все же маг. Но маг-отщепенец. Поэтому мы и отправились в Земли Волшебников, больше ему негде скрыться.
Как у них все запущено. Гадость, сделанная во имя добра (а как же иначе?), аукается через триста лет. Брр... Я передернула плечами. И, тем не менее, пропасть, преградившая нам дорогу к верному суициду, простиралась равно и вправо и влево, насколько хватало глаз.

- Я могу вам помочь... - резко оглянувшись мы увидели беса. Очень важный, выпятив пузо в перед, он натурально предлагал нам помощь.
- Что? - вздернула бровь Брусничка. Даже сидя на земле, она возвышалась над нашим неожиданным помощником на полголовы. Рогатый оскалил мелкие кривые зубки и повторил:
- Я могу вам помочь. За определенную плату, разумеется, - его масляные глазки предполагали, очевидно, натуральную оплату, и отнюдь не картошечкой, огурчиками, помидорчиками.
Я усмехнулась — альтруисты нынче редки.
- И что же вам нужно, - высокомерно осведомился Хозяин Леса.
- Ваши женщины! - в натуре, незамысловатый тип. Заметив, как потемнели разом лица мужчин, он быстро поправился: - на той стороне им делать нечего, а у меня в замке им будет хорошо... В качестве, гостий, разумеется.
- Не знаю, как ты, а я из него сейчас сделаю чучело... - колдун задумчиво обратился к эльфу.
- Да он и так, в общем-то, - согласился Дан. - Но в моей гостиной он будет смотреться лучше.
- Вы меня неправильно поняли, - быстро затарахтел разом вспомнив, что ближним помогать — благое дело, бес. - Мы живем безумно скучно, а эти милые дамы отлично скрасят наше одиночество. Я, между прочим, местный сюзерен...
Видимо, в доказательство своего благородного происхождения, он напялил на голову неизвестно откуда вытащенную диадему. Если во время всего диалога мы с Брусничкой с любопытством рассматривали странного помощника с явно завышенной самооценкой, то сейчас просто рухнули от смеха. Мы были уже согласны идти вслед за бесом хоть на край земли.
- Это сильно меняет дело, - согласился Голдот, потирая колючий подбородок, - может, вы желаете, чтобы ваша голова украсила стену над каминной полкой? Ну прямо в этой чудесной короне...
Руки некроманта уже светились магическим сиянием, впрочем, и эльф медленно растирал запястья.
Бес попятился и уже почти завизжал:
- Я из клана Наводящих Пути! Я не позволю вам так со мной поступить!.. - он наткнулся на невидимую преграду.
- Вот и наведите для нас Путь через эту пропасть, - Арданиэль был сама вежливость.
- Хорошо-хорошо! - бледный бес замахал волосатыми лапами. - Если вы стремитесь попасть в Земли Волшебников, я даже покажу вам дорогу, но...
- Нельзя ли без условий? - покачал головой Хозяин Леса.
- Нельзя, - отмахнулся представитель местной фауны. - Я бес, поэтому предлагаю условие, которое устроит всех. Ваши женщины гостят у меня в замке ровно семь дней и вы встретитесь с ними на этом же месте. Этого времени вам должно хватить, чтобы сходить туда и вернуться обратно. Мое слово тверже базальта. Меня зовут Гош О'Дирркват, я старший в своей семье. Леди будут в полной безопасности под моей защитой...
Мужчины задумались на сей раз серьезно. Мы с Брусничкой устав смеяться, тоже призадумались. Бес не лгал, я это чувствовала. Другой вопрос — где... гм... хитрость.
- Нет, - твердо сказал некромант, - мы можем не вернуться, и в это случае они останутся неизвестно где совершенно без защиты...
Брусничка явно что-то задумала, потому что придав лицу серьезно-воинственное выражение, она обратилась к мужчинам:
- Соглашайся, колдун, иначе ты никогда не разберешься с этим делом. Мы с Риной способны о себе позаботиться, даже... В общем, если вы задержитесь. Но стать добровольно заложницами мы согласны при одном условии — бес выведет нас к Землям Волшебников через семь дней в любом случае, туда, где вы пересечете границу. Встречаемся там. А чтобы он не смог нас обмануть... - резко бросившись к Гошу, она легонько сжала его запястье. Когда она расцепила пальцы, на запястье Наводящего Пути висел маленький цветочный браслетик. - Если ты соврешь, дружок, смерть твоя будет ужасной, это я тебе говорю, Вациния Витис-Идая.
Она так ласково посмотрела на помощника, что масляный блеск его глазок угас окончательно. Похоже, он уже сожалел, что позарился на такое сокровище, как мы. Но отступать ему было некуда, ни в прямом, нив переносном смысле. Я усмехнулась — наверняка нимфа задумала какую-нибудь авантюру. Голосок ее чуть-чуть подрагивал от возбуждения, а блестящие глаза подтверждали мою догадку. Мужчины все еще сомневались. Мне показалось, я слышала, как скрипел их мозг, принимая столь судьбоносное для всех решение. Я посмотрела на Голдота. Его лицо не выражало ничего, но я заметила, как бьется жилка на левом виске, видимо, сие означало непомерную трудность раздумий. Захотелось коснуться ее, но не при этом же пошловатом персонаже! Бес, конечно, он и есть бес. Маленький, пузатый, непомерно волосатый... бррр... бегающие глазки, пятачок и заискивающая улыбка, обнажавшая гнилые зубки...
Дан был еще более задумчивым, но как уважающий себя эльф, выглядел настоящим романтическим героем. Он трагически смотрел на нимфу, опускал голову, закатывал глаза, в общем, очень трогательно. Но я чувствовала почему-то, что решение он уже принял, да и знал, что дочь леса, особенно эта, нигде не пропадет.
- Я вернусь, - неожиданно твердо заявил некромант. - Ты согласна, Рина?
- С тем, что ты вернешься? - я усмехнулась.
Он махнул рукой и поднялся. Арданиэль и мы встали следом за ним. Наводящий Путь пошел вперед, делая странные пассы руками. Брусничка аккуратно взяла меня за локоть.
- Повеселишься напоследок, - и подмигнула. Я не очень поняла, но принять участие во всяком сомнительном мероприятии искренне считала своим долгом, поэтому подмигнула в ответ. От нимфы исходила совершенно пьянящая радость, как будто мы не на страшную битву отправляем своих мужчин, а наконец-то, спровадили мужей в командировку и теперь устроим девичник с приглашением стриптизеров. Это оказалось заразительным и я чувствовала, что еще чуть-чуть, и сама добавлю им всем для скорости.
Над пропастью постепенно проступал легкий навесной мостик. Доверия он не вызывал, но другого пути не было и мужчины сделали первый шаг.
- Я верю в тебя, любимый, - моя шалость чуть не стоила Голдоту жизни. Он дернулся обернуться и чуть не свалился вниз. Я покраснела и закусила губу — ох, как неловко получилось! Но смех распирал и раскаяние вышло не очень убедительным.

- Пойдемте, девочки, - хихикнул Гош, едва мужчины, две черные точки на горизонте, ступили на ту сторону пропасти. Мостик так же незаметно растаял, как и появился.
- Давай, дружок, - усмехнулась в тон ему я, - веди, показывай свое... хм... хозяйство.
Конечно, я не имела в виду никакой похабщины, но Брусничка своим смехом все испортила. Из серовато-красной, кожа беса стала густо-бордовой.
- Пошли, пошли, - нимфа похлопала его по плечу. - Рина шутит, где там твой замок? Надеюсь, винный погреб у тебя есть?
Кажется, Наводящий Путь никак не мог решить, кто из этих двух девиц, таких примерных издалека, более опасен для обитателей его дома.
Ландшафт не радовал разнообразием, и мне оставалось только догадываться по каким таким признакам обитатели этой местности на ней, собственно, ориентируются. Солнца не было, о свет странным образом шел отовсюду. Мы шли уже второй час и начали появляться подозрения, что мы заблудились. Но нет, перевалив за следующий холм, мы вышли к замку.
Он странным образом проступал из следующей кучи утрамбованного пепла. Ничего так домик, не замок, конечно, в моем понимании, но тоже ничего. На встречу старшему семьи высыпали, наверное, все обитатели коттеджа. Мы с Брусничкой, переглянувшись, приняли эффектные позы, дабы хозяину было не стыдно за наш потрепаный вид. Ослепительно улыбаясь, мы остановились перед встречающей группой.
- Об-б-б-боротень... - слабонервно пискнул кто-то. Подумаешь, переборщила с улыбкой!
- Какие-то они... задохлики, - капризно скривила губы нимфа, поворачиваясь ко мне.
- Все зависит от величины винного погреба, - возразила я, легонько подталкивая коленом нашего проводника. - Представь нас, дружок, своим домочадцам!
- Эт-т-то легендарная Д-д-дева-зверь и...
- Че ты несешь?! - возмутилась я.
- П-п-по нашим легендам, когда в дом придет женщина о двух обличиях, начнется эра благоденствия для нашего Дома! А когда она родит... - с каждым словом голос беса креп, и становился все менее писклявым и более величественным.
- Чего-о-о? - я сама начала заикаться от таких заявлений.
- Ща мы вам устроим эру благоденствия, - одновременно с моим удивлением пообещала Брусничка.
Одним словом, удержать нас им не удалось. Они легко отделались парой разбитых носов, оцарапанной щекой и, кажется тому, самому шустрому, я все-таки свернула челюсть. А мы успешно забаррикадировались в каком-то подвале. Нимфа придвинула к дверям какую-то бочку для надежности и, подозревая, что на этом наши приключения не окончены, осмотрелась.
- Девушки, выходите, - чей-то сладкий голосок за дверью. - Мы вас не обидим, вы будете нашими королевами...
- Заманчиво, - крикнула в ответ Брусничка. - Только я столько не выпью!
- А что вы тогда там делаете? - голос был другой, полный удивления.
- Где? - удивилась в ответ я.
- В подвале, - немного замешкался голос. В нем послышалась хитринка.
- А что в бочках? - решила прямо спросить я.
- Запасы пи... - послышалась звонкая затрещина.
Ха-ха! Я всегда могла справиться даже с самым упрямым абонентом. Подойдя к самой двери, самым эротичным голосом, на который были способны осипшие связки, выдала:
- Я делаю логичный вывод, что в этих замечательных емкостях находится пиво. Ребята, мы попробуем сейчас облегчить вам жизнь, ибо нельзя спокойно жить в одном доме с такими запасами алкоголя. У меня лично, пиво в холодильнике не задерживается дольше суток...
Одного взгляда на подругу по не... нет уж, по счастью, было достаточно, чтобы понять насколько она солидарна со мной. Из-за двери раздался коллективный стон коренных обитателей.
- Ничего-ничего, - пробормотала нимфа, исчезая в полутьме помещения в поисках посуды и закуски. Я же продолжила сои переговоры:
- Незачем так расстраиваться, где ваше гостеприимство?
- Но там все наши запасы! - они еще пытались воззвать к нашему гуманизму и порядочности. Ага, двум милым дамам, которые лишь недавно осознали родство душ, а так же настоятельную потребность родство это закрепить путем совместных возлияний.
- Глянь, какая благодать! - нимфа вернулась с добычей в виде копченого окорока и и двух ковшиков, на вид, не меньше, чем по литру.
- А и правда! - радостно кивнула я. - Все ребята, отвалите от нас! Мы в печали! - это уже господам по ту сторону баррикады. Очередной слаженный вой не произвел ни малейшего впечатления.
- За успех! - первый тост был актуален, как нельзя более. Ковшики бодро звякнули и понеслось...

- Ну что ты молчишь, старый упырь? - Дану явно надоело смотреть на угрюмо шагающего друга.
- Я должен тебе что-то объяснять? - огрызнулся некромант.
Они шли уже несколько часов, не проронив ни слова.
- Нет, конечно, - хмыкнул неугомонный эльф. - Просто я никак не пойму, зачем ты девчонке соврал. Ты же смирился с тем, что она...
- Дан, заткнись! - некромант резко остановился и зло посмотрел в глаза эльфу. - Почему до тебя не доходит, что я ей хочу только добра! Мне проще самому умереть, чем узнать, что с ней что-то случилось! Я отпустил ее с нимфой только потому, что Вациния - самая хитроумная бестия, которую я знаю! Она выпутается откуда угодно!
- Так ты еще и не доверяешь ей! - ухмыльнулся Хозяин Леса. Он не боялся друга даже в минуты гнева.
- Ублюдок! - процедил некромант, вцепившись жесткими пальцами в воротник туники Дана. - Она потеряла память! Она забыла, что любит меня! Ты себе не представляешь, что это... - глядя в непроницаемые глаза сына леса, Голдот остыл и расцепил пальцы, устало отводя глаза.
- Эй, ты чего? - резкие смены настроения, такие несвойственные магу, встревожили эльфа не на шутку.
- Ничего, - он отвернулся и пошел дальше.
Глядя на его опущенные плечи, Арданиэль подумал о том, что никогда не думал, что этот самовлюбленный эгоист, лелеющий старые обиды и вынашивающий планы мести на протяжении трех столетий, так изменится под влиянием совсем ребенка, по эльфийским меркам. Да, она была необычной, Дан и сам часто размышлял над этим, но такого он не ожидал.
Холмы, между которыми вилась тропинка, тем временем, стали все более пологими, появилась некоторая растительность в виде обугленных деревьев. Сколько прошло времени можно было только догадываться, потому что смены дня и ночи в этих землях не было.
Вскоре решено было остановиться. Привал организовали быстро, еды не было, спать было необязательно. Они просто кинули плащи на землю.
- Дан, - наконец, не выдержал некромант. - Я первый раз в жизни не уверен в том, что поступил правильно.
- Конечно, ты дурак, - эльф растянулся на своем плаще, грызя невесть откуда взявшийся стебелек, закинув руки за голову. - Рина тебя любит и прекрасно это знает. И нечего было на нее рычать!
- С чего ты взял? - чуть не потерял дар речи Голдот, раньше за эльфом не водилось такой тонкой душевной организации.
- Спросил, - невозмутимость Хозяина приводила в бешенство.
- Что спросил?!
- Не веди себя, как мальчишка, - Дан досадливо поморщился. - Ты очень напугал ее в библиотеке, видимо, она решила, что никогда у вас ничего не было.
У некроманта с фантазией все было в порядке, поэтому выражался он долго и красиво. На всех языках, которые знал.
- Знаешь, Капеллан — труп, - такой итог неконструктивной критики в свой адрес удивил Арданиэля, заставив приподняться на локте и выплюнуть травинку. - Причем, не подлежащий восстановлению.
- Вот как?
Закончив приступ самобичевания на оптимистичной ноте, колдун с пессимистичными наклонностями поднялся, отряхивая плащ. Еще пара часов, и впереди покажется застава отщепенцев, нужно будет ее обходить, считаясь с магической защитой.

- Ой, хорошо-о-о... - нимфа снова наполнила наши импровизированные кружки. - За что пьем?
- За любовь, - пожала плечами я.
Где-то после третьего литра Брусничка призналась, что лучшей подруги, чем и желать нельзя. Я согласилась с ней целиком и полностью — настолько много общего у нас было. Осваивая мужские, в общем-то, профессии, оказывается нами было упущено столько девичьих радостей!
- У меня никогда не было подруг, - разоткровенничалась нимфа. - Да и ушастый сначала относился как к парню...
Хихикая, как две заговорщицы, мы снова звякнули посудой.
- Такая же ерунда, - поддержала я, разглядывая свои сбитые костяшки... - Б...! Кажись, я что-то вспомнила!...
Мы сидели рядом на полу, облокотившись о бочку с живительной влагой.
- Что ты вспомнила? - Брусничка отстранилась, чтобы заглянуть мне в лицо.
А что я могла ей сказать? Что как сон всплыло из памяти воспоминание — тонкие сбитые, абсолютно живые пальцы на фоне серой мертвой плоти. Как наяву я почувствовала прохладу кожи под рукой. Вспомнила, как боялась сделать ему больно, такому гордому и обиженному на весь мир. Чем все закончилось память отказывалась выдавать, хоть плачь!
- Не знаю, что это было... Воспоминания возвращаются так странно, как будто вспоминаешь давно приснившийся сон.
Сделав еще глоток, нимфа воровато покосилась на меня:
- Рин, скажи чессно, я те подруга? - оказывается и нимфу можно напоить. Совсем, как эльфа... Эльфа?! Хотелось ругаться, смеяться и плакать одновременно — еще одна деталь мозаики встала на место!
- А то! - я была готова броситься ей на шею.
- А ты мне?
- Обижаешь, дорогая! - я, вскочив было от переполнявших меня чувств, тут же хлопнулась обратно.
- Хошь секрет скажу?
- Угу! - язык слушался как-то не очень, а секрет знать хотелось.
- Голдот влюблен в тебя по уши! - шепнула она мне в ухо, отстранилась полюбоваться произведенным эффектом и снова затарахтела доверительным шепотом, как будто нас кто-то мог подслушать: - Он жить без тебя не может, точно тебе говорю, его аж трясти начинает когда ты рядом!..
- Да ладно! - я недоверчиво толкнула хохочущую нимфу в плечо, - Чей-то он меня любить будет! Хи-хи-хи... А трясти его начинает, потому что он боится, что я его буду домогаться, в нашем мире девочки оччень самостоятельные!..
- Везет вам! Но все равно, он глаз с тебя не сводит!
- Да, что б я ни в какую историю не вляпалась, - нести чушь в компании существа своего пола оказалось очень весело, - А че он на меня орал? Ну в этой, бил... библ.. лиотеке, вот! Врешь ты все!.. Откуда знаешь?
Хохот нимфы был настолько заразительным, что я невольно поддалась массовой истерии.
- Ты дурочка, что ли? - округлила глаза Брусничка. И сразу стала похожа на классическую блондинку из анекдотов. Этого я не выдержала и истеричный хохот двух пьяных девиц снова пошел гулять под сводами подвала. - Он же этот... эгоист! Он не сможет жить, зная, что тя больше нету... ну, в смысле, нигде... вот и старается.. вовсю, так сказать...
Она подлила себе пива из бочки и сделала короткий глоток.
- С ними же опасно... - она вытерла губы тыльной стороной ладони, - Эта парочка непременно найдет приключения на свои... гм... головы... От он и старается тебя прогнать подальше... Как это романтично! Хи-хи... Старый упырь влюбился по уши!
- Знаешь, даже мои родители такого себе не позволяют! Я самостоятельная и, как его, эмансипированная, вот.
- Я аж дар речи потеряла, когда застукала вас в кустах.
- Нас?! Да ну нафиг! Когда это было?!
- Да уж было!..
Но Брусничка была так убедительна, а мы были так пьяны, что верилось во что угодно, даже в такую ерунду. А последней разумной мыслью было, что хорошая болезнь — склероз, каждый день узнаешь что-то новое.

- Впереди, глянь!
- Вижу...
Перепачканные грязью, мужчины уже с полчаса перемещались по кустам, наблюдая за заставой. Там происходило что-то странное. Ни одной живой души, ни одного шевеления.
- Я не чувствую там ничего живого, - прошептал эльф.
- Я не чувствую там ничего мертвого, что гораздо хуже, - возразил Голдот. - Такое впечатление, что либо за последние сто лет здесь никто не умер, или, что более вероятно, покойники просто встали и ушли.
- Ага, мигрировали, где земля помягче, - почти беззвучно хохотнул Дан.
- Там нет никого, пошли, выясним на месте.
Они пошли прямо по дороге, ни от кого не таясь. Вблизи все выглядело еще печальней.
- Такое впечатление, что некромант, работавший тут, позволил своим творениям набрать силу... - задумчиво пробормотал Голдот, оглядывая то, что некогда было человеческим поселением. Кругом грязь, кровь, останки живших тут людей, растерзанные неизвестными тварями...
- Хорошо, что девчонок оставили, - деликатный Хозяин прикрыл лицо рукавом — смрад стоял невыносимый. Будучи архимагом Природы, Арданиэль не выносил издевательства на ее творениями ни в каком виде.
- Пожалуй, ты прав, - казалось, некромант даже не обратил внимания на слова спутника, сосредоточенно изучая следы, которые оставил его коллега. - Приберемся здесь и переночуем.
Такой неожиданный поворот привел эльфа в ступор — ночевать в месте, где произошла такая бойня? О чем он и заявил другу. Ни за что!
- Если такой щепетильный, ищи другое место, - огрызнулся Голдот, распутывая завязки на рукавах рубашки.
Тряхнув головой, прогоняя непрошеные воспоминания, он взялся за работу. Его не зря считали лучшим. Упокоив все, что не упокоилось само, он тщательно очистил место. Его магия была слишком сильной, чтобы применять ее по таким пустякам, вроде ночлега. Но здесь было другое дело. Чума среди людей распространялась, как пожар, а в Землях Волшебников жили люди, в основном, люди. И не все из них были маги. И не все маги могли оградить себя. Здесь витала древнейшая смерть, правда, об этом он не стал сообщать эльфу. Эту смерть нужно было отправить туда, откуда она взялась — в местную преисподнюю.
Здесь время неожиданно делилось на день и ночь, и странное багровое солнце уже собиралось скрыться за горизонтом окончательно, когда Голдот откинул со лба мокрые от пота пряди и с кривой усмешкой оглянулся на Дана, так и стоявшего там, где некогда были ворота.
- Проверяй, друид. Не было тут ничего, ничего не было.
Нервный смешок вырвался у эльфа, когда прощупав местность своим магическим полем, он понял, что здесь действительно ничего не было. Здесь НЕ вставали из могил мертвецы, здесь никогда НЕ жили люди, да здесь вообще неизвестно откуда взялись постройки! Судя по ощущениям — творения природы...
- Все время удивляюсь, как ты это делаешь, - смущенно качая головой, хмыкнул Дан, идя следом за некромантом.

- Ема... - вытягивая ноги, напрочь затекшие за ночь, я думала, как здорово мы вчера пообщались. И ведь никто не мешает повторить! Впереди еще почти неделя!
Нимфа зашевелилась, поднимая голову с моего плеча. Я хихикнула — ее пушистые волосы защекотали плечо. Посмотрев на меня сонными глазами, она улыбнулась и попыталась встать. Но тут нас ждала засада - волосы за ночь так перепутались, что на их распутывание ушло не меньше десяти минут.
За это время кто-то, видимо, карауливший дверь, успел сбегать доложить, что мы проснулись и возимся. Почему-то наивные бесы решили, что две девицы с похмелья будут куда более сговорчивыми, чем трезвые в предвкушении пьянки. Зря это они. Чем нас выманивать, когда еды и выпивки навалом?
- Продолжим? - подмигнула мне нимфа, поднимаясь сама и протягивая мне загорелую руку.
- Организовывать эру благоденствия? - приняв помощь, я прошлась, разминая затекшее за ночь тело. Брусничка хохотнула, удаляясь на поиски завтрака.
Вчера, будем считать его день первый, я не успела как следует изучить наше временное пристанище, но сейчас я без труда нашла ручеек, вытекавший прямо из стены в специальную чашу. Приведя себя в порядок с помощью сего допотопного умывальника, можно было дальше радоваться жизни. Подвал был огромный, видимо, действительно здесь хранились запасы на весь дом. Усмехнувшись, я направилась к двери, в которую вот уже минут пятнадцать настойчиво колотили хозяева дома, очевидно, в ожидании завтрака.
- Господа! Мы не одеты! - я старалась придать голосу необходимое выражение.
- А чем вы там занимались?
- Хи-хи, - вежливо умолчала я о том, что их запасы мы уже достаточно подсократили.
Они совещались некоторое время, но сколько я ни пыталась подслушать — услышала только отдельные слова. Кажется, они не оставляли надежды договориться с нами полюбовно. Нимфа тем временем организовала шикарную поляну и кивком пригласила меня к импровизированному столу.
Решив, что бесовское семейство может совещаться сколь угодно долго, а обед — по расписанию, приняла приглашение.
- Как думаешь, где они сейчас? - вопрос местонахождения наших боевых товарищей меня все еще волновал. Брусничка махнула рукой и пробурчала что-то с набитым ртом. На мой немой вопрос она нахмурилась, быстро прожевала и повторила:
- Если не ошибаюсь, они дошли уже до границы и углубились в Земли, - и, подумав, добавила: - Давай не будем о них. Иначе я все уши тебе прожужжу, как я соскучилась по... мммм... разговорам с Даном!
- До или после? - хохотнула я, наливая пиво во вчерашнюю тару.
Спустя еще несколько литров, разговор вернулся к извечной женской теме.
- Я с тобой не согласна, мужчина должен быть умным!
- Да зачем ему вообще мозг?!
- Не, ну как?.. - от аргументов Бруснички я немного растерялась. - А как ты будешь общаться с тупым, как пробка, красавчиком?
- Хи-хи, жестами и мимикой, - выразительно приподнимая брови, ответила нимфа. - Мужик должен быть красив, как... гм... ну, как эльф, в общем-то.
- Понимаешь, если мужик глупее меня, я не могу с ним общаться, он переходит в разряд абонентов.
- Это как?
- Гм... ну если приводить аналогии, человеком, совершенно не смыслящим в магии, но упорно пытающимся пользоваться артефактами.
Сравнение меня саму рассмешило своей правдивостью.
- А в своем мире ты владела магией, - это было скорее утверждение, чем вопрос. Припомнив удачное сравнение, некогда приведенное Арданиэлем, я кивнула:
- Что-то вроде того.
Чего стоили мои рекомендации по перезагрузке оборудования. Я думаю, никто не знает, почему это помогает при неработающем интернете, но какое-то шаманство в этом, определенно, есть. Мы выпили. М-да, пиво с утра, как известно, шаг в неизвестность.
Сколько прошло времени сказать трудно. Мы обсуждали все на свете: почему нимфа — и вдруг наемница, почему маги живут так долго, почему я оборотень, владеющий телепатией... Кстати, последнее стало для меня открытием. Мы обсудили особенности личной жизни некромантов в сравнении с их воспитанниками-эльфами. Выяснилось, что особенностей-то и нет, по причине полного отсутствия оной. По крайней мере, не было до появления одной вредной наглой дочки вурдалака. Этот вопрос по некоторым причинам волновал меня достаточно сильно. Каким-то странным образом наши рассуждения плавно перетекли к обсуждению нижнего белья, ношению определенной формы одежды и удобно ли шляться по лесам на таких каблуках, как у Бруснички.
- Стоило мне выйти из отпуска, как на работе ввели дресс-код! Для меня это было самое страшное, - делилась я.
- Это что за такое? - удивляющаяся нимфа, оказывается, весьма забавное зрелище.
- Это как раз, когда нужно одеваться специальным образом, - попыталась объяснить я, - для женщин, в частности, предусмотрены юбки и каблуки... Но я не видела у себя в шкафу ничего подобного последние лет десять! - на насмешливое хихиканье Бруснички, я грозно напомнила, что это немного меньше половины моей жизни.
Сто-с-лишним-летнего лесного духа женского пола пришлось отпаивать пивом, потому что ее смех начал плавно переходить в истерику.
- Не-не-не, - она начала успокаиваться. - Просто... Ну... ыыы... Уф... продолжай...
- Ну, а что продолжать? - пожала плечами я, - Пришлось в спешном порядке обзаводится этими предметами туалета. Да и всем остальным, прическа там, ногти, косметика всякая... Вспомню — вздрогну! То ли дело мои милые ботиночки.
Я нежно посмотрела на килограммовые ботиночки устрашающих размеров. Нимфа согласилась, что в такой обуви очень удобно регулировать рождаемость неприятелей.
- Ага, жить будут, а размножится уже не смогут, - хохотнула она, доливая из бесконечной бочки.

С первыми лучами солнца мужчины покинули место, обозначавшее раньше границу Земель Волшебников. День впереди обещал быть долгим и, судя по предыдущему опыту, насыщенным. Эльф не спал всю ночь, на всякий случай неся дозор. Некромант же, видимо, наколдовавшись вволю, отключился, едва они устроили ночлег.
Дорога была ровная, но за каждым кустом могли прятаться творения неизвестного мага.
- Как ты думаешь, это был он? - задал, наконец, мучивший его вопрос, Дан. Не было нужды уточнять, кого он имеет в виду, Голдот просто кивнул.
- Скорее всего, то, куда мы сейчас идем — банальная ловушка, - нарушил установившееся было молчание, колдун. - Капеллан сильнее нас обоих вместе взятых, это объективно. Я даже затрудняюсь предположить при каком раскладе мы можем его победить, даже объединив усилия...
- Правильно говорила Рина, ты самый настоящий пессимист, ты никогда не учитываешь фактор удачи, - усмехнулся эльф, жмурясь от солнца, бившего глаза.
- Не говори мне о ней, - буркнул некромант.
- Конечно, - легко согласился Дан. - Ведь ты поступил отвратительно и сам это прекрасно знаешь...
Голдот устало повернулся к нему. Запавшие глаза выражали крайнюю степень обреченности:
- Ты сам понимаешь, что, скорее всего, я не вернусь. Зачем мучить ее? Пусть лучше обижается и ненавидит... Она сможет все забыть, она еще очень и очень молодая...
Дан досадливо сплюнул на утоптанную землю.
- Если ты думаешь, что это так, ты еще больший дурак, чем я подозревал...
Путь они продолжили в молчании.
Когда солнце перевалило за условный полдень, они попали в засаду. Весьма грамотно организованную, между прочим. Моментально опутанные заклинанием Анти-магических кандалов, мужчины поняли, что их ждали долго и терпеливо. Вот только такой готовности к встрече не могли и предположить — заклинание весьма трудоемкое, требующее долгой подготовки и полного сосредоточения. Стоило ошибиться в тонкостях необходимых интонаций и оно опутывало самого мага. Как правило, намертво.
Но тут, к несчастью, заклинание сработало удачно, и два архимага оказались лишены всех своих необыкновенных возможностей. Конечно, драться оба умели отлично, но врагов было слишком много — их просто смяли числом.
И в тот момент, когда мужчин в совершенно неприглядном виде поставили на ноги, старательно упаковывая в веревки, из-за кустов появился старик. Лицо его было испещрено шрамами, но глаза смотрели ясно и потрясающе злобно.
- Попался, мальчик мой, давно же я ждал этого свидания, - голос старика был на удивление молод и звучен. Он констатировал факт, немного лениво прохаживаясь поперек неширокой дороги. - Ты совершенно напрасно забыл о моем существовании... Ха-ха...
Он самостоятельно шутил и смеялся еще какое-то время, издевательски покручивая на пальце шаровую молнию, переливающуюся всеми цветами радуги. Таким образом Капеллан напоминал угрюмо молчавшему некроманту, что ему доступны куда большие силы, чем кому бы то ни было. Арданиэль же думал только о том, что путешествие налегке имеет и свои отрицательные стороны. Будь у него с собой магический посох Хозяина, пусть бы попробовал этот наглый пенсионер его так легко скрутить!
- Что же мы будем с тобой делать? - вдоволь насмеявшись, вернулся к конструктивному диалогу с самим собой Капеллан. - А пока ничего не будем!
Заявление было неожиданным и оттого еще более пугающим. Голдот пытался понять, что теперь ждет его и эльфа, и только ли месть руководит бывшим Главой Академии Магов, но тот, казалось, тут же забыл об их существовании. Лишь перед тем, как эффектно исчезнуть в языках пламени небрежно махнул своим белоруким помощникам.
Повинуясь такому расплывчатому приказу, двух сильнейших магов ласково приложили тяжелым тупым предметом по затылку.

- Треснув, лопается веной черная река, по реке плывут деревья, сны и облака... - я сидела на полу и меланхолично напевала, отстукивая такт ногой.
- А знаешь что? - Брусничка встала передо мной, уперев руки в бока, слегка покачиваясь. Ей явно претило мое лирическое настроение.
- Не-а, - помотала я запрокинутой головой, радостно глядя на жизнь после очередной кружки.
- А давай уже отсюда сваливать, пока наши мужчины опять куда-нить не влезли!
Нимфе явно требовался экшн. Еще бы! За сегодняшний день мы отлично повеселились, чего стоит только демонстрация незаурядных вокальных данных нашим хозяевам. Ибо мы так орали, что наверняка было слышно на самых верхних этажах дома. Потом немного подремали и продолжили мучение желающих эры благоденствия бесов.
Конечно, еду мы им все же выдали. Я, конечно, чудовище, но не до такой же степени! Просовывая продукты в окошко в двери, очевидно, предназначавшееся для чего-то подобного, Брусничка оглядела группу собравшихся на кормежку.
- Зачем это, лучше выходите, - попытал счастья какой-то молодой представитель Дома Наводящих Пути.
- Может, вам еще и яйца поджарить? - ласково осведомилась начинающая официантка, кивая на оный продукт.
Нет, все же существа мужского пола любой расы явно думают в одном направлении. Ни разу не слышала, чтобы мужчина при подобной фразе в первую очередь подумал о яичнице... Вот и малый побледнел, потом еще больше покраснел. Тут и до Бруснички дошло, что она сказала. Дикий хохот сложил ее пополам, и мы захлопнули окошко, дабы не смущать молодую поросль этого славного рода.
Вспомнив глаза остальных обитателей дома, я снова рассмеялась. Расслабленное состояние сменилось пьяной бодростью и я поднялась на ноги:
- Пожалуй, ты права, и почему-то мне кажется, что они уже успели найти приключений на свои многодумные... гм... головы...
- И я о том же! - она излишне резко опустилась на пол рядом со мной, потерла ушибленное место, и продолжила: - Но как мы отсюда выйдем? Вдруг на сразу же потащат улучшать породу местного населения?..
Почему-то этот вопрос меня волновал меньше всего. Гораздо больше интересовало направление движения. Но после двухдневного запоя наступило то волшебное состояние, когда море — по колено, а все остальные проблемы... гм... до пояса. Я вежливо постучала по двери:
- Тук-тук, бесы, тук-тук, - на всякий случай решив озвучит свои действия.
- Да, миледи... - откликнулись с той стороны.
- Вот видишь, - назидательно пояснила я Брусничке. - Нам угодно покинуть пределы столь гостеприимного подавала... да и дома вообще!
Вопль, раздавшийся с той стороны двери, явно говорил о том, что эра, которую они так долго ждали, наконец-то приблизилась на расстояние вытянутой руки.
- Не торопитесь, дорогие, - попробовала я остудить их пылкие проявления радости. - Нам нужен проводник, как уговаривались. А то мы останемся тут насовсем.
Видимо, последняя угроза возымела безупречное действие и вскоре договоренность была достигнута. В провожатые нам выделили младшего сына Гоша — Ликаша. При ближайшем рассмотрении, это оказался добрый молодец, так неловко смущенный утренним высказыванием Бруснички. Она, видимо, тоже это заметила, потому что когда мы все же покинули подвал, прихватив, впрочем, божественный напиток в немаленькой таре, дружески приобняла его за плечи. Тип был хоть и намного выше папаши, все равно едва доходил нимфе до груди. Соседство с выдающимся бюстом явно приводило мальчика в смятение.
- Не боись, дружок! Ты не в моем вкусе...
За порогом гостеприимного дома О'Диррквата было все то же странное время суток. Я вдохнула странный воздух полной грудью.
- Хорошая прогулка, согласись, - Вациния ткнула меня локтем, не забывая придерживать проводника за плечи. - Пойдемте, дорогие, впереди нас ждут великие дела!
- Вас ждут, - пробормотал Ликаш, но нимфа обладала идеальным слухом.
- Не, дорогуша, для тебя дорога до точки пересечения наших друзей и Земель Волшебников будет самым великим делом твоей жизни! - парня это не обнадежило и он замолчал.
Дорога и впрямь была веселой. Я все время пыталась измерить «на глазок» глубину пропасти, напрочь позабыв, что боюсь высоты, нимфа то и дело отпускала двусмысленности, отчего Ликаш демонстрировал всю палитру красного. На той стороне оказалось вполне себе миленько, начала появляться местная растительность, больше похожая на окаменевшие тысячелетия назад деревья. Но тара, скромно прихваченная нимфой, отлично скрашивала путь.
- Кстати, - не сбавляя шага, нимфа умудрялась вести диалог и со мной и с юным бесом. Впрочем, с бесом у нее был скорее монолог, потому что его реплики ограничивались невнятным мычанием. - Вот останешься ты с некромантом, а твой мир? Ты же будешь постоянной спутницей своего нареченного!
- Да не хочу я замуж! - фыркнула я. - И никогда не хотела... Как же, спутницей! Да он сразу же запрет меня в самой высокой башне своего замка! Чтоб никто на такое счастье не позарился!
- Вообще то, да, - призадумалась нимфа. - Хотя традиции... Да плевал он на традиции...
Дальше Брусничка вела диалог сама с собой, видимо, выстраивая логичную цепь рассуждений. А я задумалась, как же все-таки это все будет выглядеть? Если он питает такие уж сильные симпатии к моей скромной чудовищной персоне, как говорит подруга, вряд ли он согласится просто встречаться. Да, задачка. Такие отношения меня бы устроили больше всего. Безусловно, я испытывала к нему чувства настолько сильные, что при одной мысли начинала кружиться голова, но... Пожертвовать своей свободой? Сидеть и ждать, пока он путешествует, управлять замком и его странной прислугой? Ради чего? Эх, ну почему нельзя просто любить друг друга, не давая каких-то обязательств. Правда, когда-то давно я слышала, как мама говорила брату, что желание принять на себя обязанности брака так или иначе возникнет. А у меня не возникало.
- О чем задумалась? - голос Бруснички отвлек меня от размышлений. Она протягивала мне пиво.
- Не хочу замуж выходить. Вот ты бы вышла за Арданиэля?
- Хм... у Хозяина не может быть жены, у него есть Спутница, Помощница. Это разные вещи, разные ритуалы, но суть, как ты понимаешь, одна. Конечно, я согласилась бы, если бы ушастый негодяй сделал бы мне предложение!
Ответ меня удивил и, как ни странно, немного успокоил.
- Пришли, - как выплюнул Ликаш.
- Что, уже? - в один голос удивились мы.
Перед нами открывался шикарный вид на развалины, некогда бывшие человеческим поселением.
- Да, и дальше вы уж сами, - он мстительно улыбнулся и растаял в воздухе, даже не махнув рукой на прощание.
- Вот все они такие, - усмехнулась я, отгоняя тревожные мысли о предстоящем выяснении отношений с одним вредным упырем. - Сделал дело и пропал!
Дружный хохот оживил древние развалины.

- Что скажешь, оптимист? - оба прекрасно видели в темноте и Капеллан об этом отлично знал.
Поэтому, очнувшись, оба обнаружили на глазах повязки и скованные руки. Заклинание действовало по-прежнему. Оно вообще отличалось завидным постоянством, по сравнению со многими другими.
- Скажу, что мы влипли по самое немогу, - хмыкнул Дан, поворачиваясь на голос. - Ты видишь то же, что и я?
- Абсолютно, - кивнул некромант.
Сколько прошло времени было неизвестно, но явно меньше оговоренной недели. Предполагать, что сделают две женщины, обладающие такими странными качествами, как верность и преданность, они даже не пытались. Да и упоминать о них тоже - наверняка, Капеллан их очень внимательно слушает.
Темнота начала угнетать уже спустя полчаса. Оба колдуна чувствовали себя слепыми и глухими — настолько привыкли за столетия полагаться на магические способности.
Ожидание закончилось спустя еще несколько часов.
- Так-так... Сидите?
- Сидим, - эльф не видел смысла спорить.
- Ага, куда ж вы денетесь, - усмехнулся Капеллан. - Я тут кое-что придумал. Про культ Белой Руки вы уж точно наслышаны. Так вот, друзья мои, устрою-ка я показательную казнь, дабы народ еще больше уверовал в его могущество. Я, было подумал, вернуть вам частично способности и победить в магическом поединке, но... Один мой ученик, много лет назад втихую решил избавиться от своего учителя, под шумок всеобщей паники. Поэтому месть этому человечишке должна быть ужасной! Ведь это меня пришлось собирать по кускам, но поверь, - он приблизился к Голдоту вплотную, - тебя собирать будет некому и не из чего...
- Хочешь поговорить об этом? - осклабился некромант.
- Смеешься? - прошипел старик. - Давай, пока есть чем!
Раздался хлесткий звук удара и снова смешок.
- Капеллан, я давно хотел сказать тебе, какой ты мерзкий ублюдок, да все случая не было, - Голдот сплюнул.
- Да, я такой, - самодовольно улыбнулся голос, - но только это секрет, который ты унесешь с собой в могилу.
Он еще раз пнул некроманта так, что тот закашлялся, и вышел.
Пытаясь протолкнуть в легкие воздух, Голдот прошипел:
- Ты даже не представляешь, на что он способен...
- И не хочу, - спокойно ответил Хозяин Леса. - И тебе не советую, аппетит испортишь сразу.
- Дан, ты сумасшедший, - усмехнулся в ответ некромант.
- А ты нормальный? Наша удача ведет нас на протяжении двух столетий, неужели отвернется теперь? - остроухий хранил поистине эльфийское спокойствие.
Его оптимизму можно было позавидовать. Весь в синяках, пара ребер точно сломано, одно ухо больше другого раза в два, сидит неизвестно где в одних подштанниках и продолжает верить в какую-то мифическую удачу! Колдун уже давно ни во что не верил. Он надеялся лишь, что Рина, самая большая удача в его четырехсотлетней жизни, достаточно сильно обижена, чтобы телепортироваться домой. Она, может, и права, что он пессимист, но это мелочи. Труднее было бороться с воспоминаниями, которые настойчиво лезли в голову. Она была упряма, как любой маг, но все же женщина.
- Между прочим, - снова подал голос неунывающий Хозяин, - я припоминаю одного человека, который мог бы распутать эту гадость, что ограничивает наши магические способности...
Некромант невольно вздрогнул. Его состояние было еще более плачевным, чем у Дана. К тому же, живая половина его тела уже окоченела так, что было сомнительно, что встать без посторонней помощи вообще возможно.
- Что за чушь ты несешь? - вежливо осведомился он у товарища по несчастью.
- И вовсе не чушь, - прошелестело на самом краю сознания. Видимо, это были коллективные слуховые галлюцинации, потому что он тут же услышал, как зазвенела цепь со стороны Дана. Он тоже пытался найти источник посторонних высказываний.
Они не могли видеть, что в камеру ввалились две совершенно пьяные девицы, волоча за собой какого-то несчастного...

- Сиди тут, - криво усмехаясь, нимфа указала своему поклоннику место, которое, по ее мнению, должен был занять несчастный, плененный прелестями высокой подтянутой блондинки. Я с пинка распахнула дверь в камеру.
Пленник внезапно вспыхнувшего чувства не обманул. Сидят, голубчики, но, Господи, в каком виде! Такое впечатление, что их ровняли катком, причем долго и с завидной фантазией! Постояв за дверью, мы убедились, что наше предположение о том, что здесь они не в качестве гостей, подтвердилось. Каюсь, не могла не влезть в разговор. Пусть даже мысленно...
Поддерживая друг друга и распространяя вокруг себя алкогольные пары мы ввалились в камеру.
- Ой, че ты там про мужское белье говорила? - хихикнула Брусничка, наблюдая два полуголых безобразия.
- Мужчина в трусах считается одетым, - я была счастлива, что они в порядке. Каком-то очень хреновом, но порядке. Покачиваясь, и то и дело ловя равновесие, мы сделали попытку подойти к ним. Но земля вращалась слишком быстро...
- Ох, гравитация! Бессердечная ты сука! - выдала я любимую цитату, когда внезапно подвернула ногу и больно ударилась коленкой об пол.
Они в совершенном шоке пытались смотреть на нас. Это не очень удавалось из-за черных повязок на глазах.
- Рин, ты жива? - нимфа честно пыталась помочь мне подняться. В конце концов ей это удалось, и мы продолжили непосильную задачу по пересечению четырех метров, оставшихся до мужчин. Они живописно были прикованы к противоположной от входа стене.
- Вот как его назвать? - продолжала я возмущаться, приняв вертикальное положение, - не мог поближе их приковать...
- Ч-ч-ч-что вы тут дел-л-лаете? - Дан, судя по всему, в удачу верил, а в наше присутствие в этом злачном месте — нет.
- Как что? - круглые глаза Бруснички снова заставили меня захихикать. - Вас спасаем...
- Можно было и поделикатней им об этом сообщить, - укорила я подругу, вспомнив о щепетильности мужчин в данном вопросе.
Я отлично чувствовала заклинание, которым он были связаны. Проводя аналогии, можно было сказать, что это была очень хитрая защита. А защищала она Капеллана от сил, которыми владели архимаги.
Наконец Голдот тоже обрел дар речи:
- Рина? Брусничка? - очень тонко подмечено, подумалось мне.
Близко я решила не подходить, потому что даже избитый и грязный, он был самый притягательный мужчина на свете. Поэтому удобно устроившись на полу, я потребовала еще пива и задумалась. Пиво у нас закончилось, но Брусничка скомандовала своему пленнику раздобыть чего-нибудь горячительного:
- Видишь, моя подружка не может думать!
- Подружка не может думать по другой причине, - выразительный кивок в сторону колдуна заставил нимфу совершенно неприлично расхохотаться.
В любой защите есть дыры. Это общеизвестная аксиома. Поэтому я полностью сосредоточилась на их поиске, даже не заметив, как вернулся стражник и как нимфа поставила мне под руку нечто, похожее на кубок.
Перевести магические формулы в более понятные мне команды труда не составило, но на этом легкие задачи кончились. В свое время я интересовалась взломами всевозможных защит компьютерных программ, разумеется, исключительно с эстетической точки зрения. Здесь же была профессиональная, выверенная веками использования формула. К счастью, я не знала, чем мне грозит малейшая ошибка в расшифровке, иначе бы не полезла.
- Как вы здесь оказались? Зачем вы здесь? Чем занята Рина? - вопросов у мужчин было много, но Брусничка старалась честно отвечать на каждый. В меру возможности, конечно.
- Мы шли, шли и пришли, здесь мы, потому что любим вас... Да, прохвост, доволен? Я люблю тебя, не меньше сотни лет, между прочим... - поясняла она, снимая с них повязки.
Я первый раз в жизни видела такое искренне удивление на лице эльфа. Оказывается, он думал, что дочь леса таскается за ним исключительно из любви к приключениям.
Тут пришла моя очередь неприлично заржать. Нимфа тоже была довольна произведенным эффектом...
- А как же я?.. - раздался робкий голос от двери.
- Ты? - блондинка обернулась к говорившему. Нахмуренные бровки свидетельствовали о напряженной работе мысли, возможно, она вспоминала, что могло ее связывать с человеком. - Кто это? - шепотом уточнила она у нас.
- Твой поклонник, - так же шепотом, усмехаясь, просветила ее я, когда Дан и Голдот недоуменно пожали плечами.
- А! Дорогой! - просветлела лицом ветреная особа, - Иди посиди в коридоре!
Классно — хлопнула ресницами и мужика как ветром сдуло. Вполуха слушая вольный пересказ нашего загула в подвале у бесов, я вернулась
к своим баранам. Понимая, что времени у нас все-таки немного, старалась сделать все как можно быстрее. Уставший мозг работал все хуже и хуже. Я виновато посмотрела на некроманта. Неожиданно он поймал мой взгляд и черные глаза потеплели. Всего на мгновение, но этого оказалось достаточно. Вот этого творец заклинания не учел...
Скрестив пальцы на удачу, я пробормотала несколько слов из исходного заклинания наоборот.
Что-то поменялось в окружающем мире, мне показалось, что содрогнулась вся эта громадина, в подземельях которой мы находились.
- Кажись, накосячила, - смущенно пробормотала я и все поплыло перед глазами.

Я начала заваливаться назад, показалось, что это — конец. Но нимфа вовремя пришла на помощь, крепко обняв меня за плечи, она рявкнула:
- Только попробуй сдохнуть!
Видимо, видок у меня и вправду был неприглядный. Помирать я передумала, но туман, настойчиво лез в глаза и показалось, что цепи, сдерживающие мужчин, рассыпались в песок.
- Получилось, - недоверчиво глядя на нашу с Брусничкой скульптурную группу, хмыкнул Голдот.
Дан, растирая запястья, подошел к нам:
- Я верил в вас с самого начала, но тебе оторву голову за такой риск. Ты хорошо меня слышишь, Спутница Хозяина?
И подмигнув мне, направился к двери. Недоуменное выражение на лице блондинки сменилось растерянным и смущенным. Она посмотрела на меня. В ее взгляде читалось явное недоверие своим ушам, я же откровенно забавлялась, глядя на эту парочку — два подарочка.
Тем временем, Голдот подошел к нам и опустился на колени передо мной. Торжественное выражение его лица никак не увязывалось с совершенно неприглядным внешним видом. Меня начал разбирать нервный смех. К счастью, он не обратил на это внимание и слова были сказаны:
- Марина! Согласна ли ты стать хозяйкой замка одного старого злобного упыря?
Я с удивлением обнаружила искорки смеха в по-звериному черных глазах этого типа.
- Гм... Если он обязуется завязать с заготовкой зельев из юных девственниц, я подумаю...
Смех прорвался наружу, но усталость брала свое. Да и принесение эры благоденствия в дом бесовского семейства отняло очень много сил. Заметив это, некромант сделал рукой незамысловатый пасс, и в голове у меня резко прояснилось. О трехдневной пьянке напоминал гадкий привкус во рту и невообразимый перегар. На мой удивленный взгляд колдун ответил иронично приподнятой бровью.
- Слушай, а заявленный в предложении упырь так умеет?
- Он и не так умеет, поверь.
Я почувствовала, как меня бросило в жар, потом в холод, мурашки побежали по голым рукам. Оборванная рубашка некроманта до сих пор была моей единственной защитой от холода этой темницы, если не считать не менее рваных джинсов. Потирая озябшие плечи, я смотрела на мужчину:
- А можно как-нибудь попроще этот вопрос решить? - неожиданно голос сорвался на писк. Вышло очень жалобно, я не могла понять, шутит он или всерьез. Голдот же только любопытно склонил голову к плечу. На глаза мне попалось кольцо Четырех Стихий.
Капеллан был непростительно беспечен здесь, в своем логове. Напичкав все коридоры ловушками, магическими и не очень, он решил, что этого достаточно. Конечно он не рассчитывал на двух пьяных девиц, решивших посетить его с целью экскурсии по замку. Брусничка живо нашла себе поклонника, а у меня на пальце поблескивала рубинами абсолютная защита от магии. Ну, и пресловутый фактор удачи, конечно. Говорят, пьяному море по колено, вот и нам эти ловушки были... Почему-то уже за нашими спинами обрушивались стены, срабатывали невидимые арбалеты и прочая доисторическая ерунда, способная наделать в наших шкурах совсем не ерундовых отверстий.
Магические ловушки могли нанести нам вред несравнимо больший, но, видимо, настроены они были на чужаков, а нимфа столь жарко прижимала совершенно млеющего пленника к бюсту, что магия не реагировала на этот странный симбиоз знакомого и незнакомого. Зато все стихии решили отыграться на бедной, нетрезвой вурдалачке. Если бы не колечко, нацепленное мне в незапамятные времена Голдотом, я бы давно сгорела, утонула, пять раз меня планировали тряхнуть током, ну и камень этот как-то странно промахнулся...
- Возвращайся, там видно будет, - я, наконец, посмотрела ему в глаза.
Он равнодушно кивнул, поднимаясь потрепал меня по волосам и покровительственно усмехнулся. Колдун разминал окоченевшее тело, а мы с Брусничкой так и сидели на холодном сыром полу камеры, каждая в своих размышлениях.
- Кстати, а что ты хотела попросить за свою наблюдательность? - тем самым унизительно-покровительственным тоном поинтересовался он уже от двери. - Проси сейчас, я могу и не успеть выполнить своего обещания.
Поднимаясь на затекшие ноги, я высказала под нос несколько непечатных слов. Что за люди? Когда я приблизилась к нему вплотную, он попытался отступить на шаг, и уперся спиной в косяк.
- Отлично, - оценила я его маневр, наблюдая все то же высокомерное выражение лица. - А теперь поцелуй меня на прощание и повтори весь тот бред, который ты нес в библиотеке.
Зажатому в угол, Голдоту ничего не оставалось, как подчиниться. Едва прохладные полумертвые губы коснулись моих, кое-где разбитых, но от этого еще больше живых, я почувствовала, что пол уходит из-под ног. В этот момент я поняла, что стану хозяйкой его замка, буду командовать ожившими мертвецами, которые там прислуживают и есть на завтрак сосиски сомнительного происхождения, только бы...
- Соскучилась... Больше жизни... Свет мой... О Небеса, за что?.. Счастье? Нет, край... так не хочу умирать... Будь со мной!.. - где чей шепот невозможно понять. В голове слишком резко прояснилось и я поняла, что в памяти больше нет пробелов.
Лишь бы эта сказка, которая так неожиданно началась, продолжалась.

Потолки неожиданно взлетели вверх и мы вышли в огромную залу. Если честно, в таких помещениях я не была ни разу и резко обострилась боязнь огромных пространств, хотя раньше за мной такого не замечалось. Сгорбленный старик, шедший в нашу сторону, казался крошечной точкой всего секунду назад. С каждым шагом, казалось, он рос вверх и вширь. Плечи его расправлялись, одежда трещала по швам. Голдот, не оглядываясь, пошел в его сторону. Мы замерли, как будто неведомая сила сдерживала нас. Даже грозный Хозяин Леса остался на месте.
Наблюдая эти метаморфозы, я почувствовала, как по спине пробежал холодок. Справиться с монстром, в которого трансформировался старик, казалось невозможным. Описывая вокруг его фигуры странные орбиты, кружились разноцветные шары... Я вспомнила, что это означает владение всеми магическими началами. Голдот же лишь презрительно хмыкнул, откинув назад пепельно-седые волосы. Конечно, выглядел он гораздо менее презентабельно, чем его противник — избитый полутруп в какой-то тряпке на бедрах.
- Посмотрим, на что ты способен, кроме как убивать исподтишка! - пророкотало сверху.
- С такими монстрами, как ты, все средства хороши, - усмехнулся в ответ некромант...
Все, что было потом слилось в один сплошной поток ругани и силы. Если сначала они пытались достать друг друга какими-то более-менее конкретными заклинаниями, то после того, как Голдот задел Капеллана, видимо, очень неприятным словом, в ход пошли потоки чистой магической энергии. На стороне Капеллана были многолетний опыт, невероятные возможности четырех стихий и, вообще, дома и стены помогают. На стороне некроманта было виртуозное умение пользоваться своими силами и невероятное желание жить.
Они уже несколько раз задели друг друга, но серьезного перевеса не было ни на одной стороне. У монстра из плеча сочилась зеленая желчь, некромант был ранен в бедро, и каждый шаг отнимал у живой его плоти силы вместе с живой кровью. Капеллан знал, куда бить. Я поняла это сразу, как только левая рука некроманта безвольно повисла вдоль тела. Сразу же его лицо стало ровно-серым, но он продолжал колдовать правой рукой. В результате соперник пожалел о своей акселерации, потому что колдун, стараясь максимально эффективно расходовать силы, двигался с неуловимой быстротой. В три пасса он пробил чудесную защиту гигантского монстра, и вот уже рев на частоте инфразвука сотряс невидимый потолок.
То, что не так давно было сгорбленным стариком, тяжело упало, прижимая передние лапы к коленям, которые уже, судя по всему, не способны будут поднять его в вертикальное положение. Показалось, что замок содрогнулся до основания и вот-вот начнет рушиться потолок. Поток густой зеленой жижи хлынул на плиты пола, от них пошел едкий дымок. Я отстранено подумала, из чего же тогда шкура этого гада, если камень плавится от его крови не хуже, чем бумага от серной кислоты. Совершенно озверевший от боли и ненависти Капеллан начал метать магические потоки в разные стороны. Я завороженно наблюдала, как разноцветные кометы медленно плывут, словно разрезая воздух вверх и вниз, как Голдот то уворачивается от них, то ставит блок, отправляя их обратно... Хвостатые звезды впивались в отправившего их Главу культа Белой Руки. От этого он, понятно, добрее не становился, как и проникаться вселенским всепрощением не торопился.
И вскоре я поняла, что наблюдаю за всем этим буйством магии одна. Уже не было ни Хозяина Леса, ни его Спутницы. Но в этот момент мне было все равно, что с ними и где они. Волосы мои шевелились от страха и потоков магии. Я поняла, что до боли стискиваю зубы, когда показалось, что еще чуть-чуть и они просто раскрошатся. И тут в Голдота выплеснулся поток аннигилирующей некроманта Магии Жизни...
- Нет... - хотелось крикнуть, но из горла вырвался только сип.
Голдот увернулся и снизу вверх запустил в монстра... что-то. Это было похоже на голубя, сотканного из потоков лунного и солнечного света.
Это была смерть Капеллана. Окончательная и бесповоротная. Труп, не подлежащий восстановлению, как говорит некромант. Монстр, выплеснув такой поток Жизни остался беззащитным. Птица впилась ему в шею...
Инстинкт самосохранения оказался сильнее любопытства. Он резко приложил меня на пол, заставляя сгруппироваться и зажмуриться. Рядом начали рушиться стены, и камни устрашающей величины падали в нескольких сантиметрах от меня. Последнее, что я видела, как прозрачный поток воздуха ударил некроманта в грудь и он пошатнулся. Пол пытался уползти из-под меня, но ломая ногти, руки бессознательно цеплялись за каждую попадающуюся неровность. Я отлично чувствовала запах горелого мяса, причем умом осознавала, что мясо это самое, что ни на есть мое, но боли не было. Ногу чем-то прижало, а я все зачем-то пыталась выползти из этого магического ада, ослепшая, оглохшая, напуганная и потерянная.
О направлении я в тот момент не думала. Надо было просто ползти и я ползла. Песок, бывший всего несколько часов назад огромными глыбами камня, запорошил глаза и пытался попасть в рот. Стараясь не дышать глубоко, периодически выплевывая эту гадость, я продвигалась в том направлении, где, как казалось, пол не шатался. Это было иллюзией, но обнаружить это удавалось, только продвинувшись еще на несколько сантиметров...
Показалось, что прошло много лет. Неожиданно, чья-то сильная загорелая рука с наманикюренными ногтями встретилась с моей. Тонкие эльфийские пальцы оплели мое разбитое запястье, заставляя ответить на рукопожатие. Из последних сил, уже только силой воли, я заставила пальцы кое-как сомкнуться и потеряла сознание.

- Она еще жива?
- Ну, вроде бы, дышит...
- Хвала Небесам!
Голоса пробивались, как сквозь вату. Откуда-то лился мягкий золотистый свет, не раздражая измученные нервы. Веки были тяжелые, поднять их было непосильной задачей, тело покоилось на чем-то мягком. Я вздохнула. Грудь была перетянула, но не сильно, под пальцами я почувствовала что-то, похожее на шелк.
- Ой, она зашевелилась!..
- Да ладно тебе! Она не пошевелиться еще долго — столько переломов...
Переломов, насмешливо повторило что-то внутри меня. Я уже сейчас чувствовала, что кости целы. Глаза, наконец-то, открылись, и я увидела над собой бледно-изумрудный балдахин кровати. Скосив взгляд ниже, были обнаружены разговорчивые целители. Дан и Брусничка стояли рядом с кроватью и шепотом спорили.
- Эй, водички дайте! - усмехнулась я, попутно обнаружив, что губы хоть и пересохли, но уже не саднит от трещин.
Они одновременно обернулись ко мне и уставились с суеверным ужасом.
- Да, я знаю, что выгляжу не очень, но неплохо было бы водички попить... - просьба была молниеносно удовлетворена. - Ну, и подробностями поделитесь, вы наверняка знаете больше, чем я!
Брусничка протянув мне бокал, резво уселась на кровати, Дан пристроился рядом и они принялись рассказывать.
Выяснилось, что магией Капеллана их отшвырнуло куда-то за пределы замка. К моменту возвращения они нашли руины. Надеяться, что в этом магическом аду выжил хоть кто-то было глупо, но парочка настойчиво лазила по развалинам. В результате оба испытали бездну удивления, когда из всей этой дымящейся, еще дрожащей от не погасшей магии, груды камней выползло нечто. При ближайшем рассмотрении, оно оказалось весьма живучей дочерью вурдалака. Уже на первый взгляд, девчонка была не жилец. На одной руке на кости висела отставшая плоть, видимо, я все же влезла в кровь Капеллана локтем, другая — перебита. Ноги, вроде бы целы, но только благодаря начавшейся трансформации. Я вспомнила, как сон, с чего началась трансформация — на плечи неожиданно навалилась невыносимая тяжесть...
- Ага, чуть не сломавшая тебе хребет, - усмехнулся Арданиэль, кивая на повязку на груди.
Оказывается, я провела в бессознательности чуть больше двух суток. Организм задействовал звериные резервы, пытаясь срастить кости. К концу первых суток бреда я перестала кашлять кровью и стала нормально дышать. Хозяин делал все, что мог, стараясь помочь мне побороть смерть. Отвары, примочки, магия и просто «только попробуй помереть, чудовище!» сделали свое дело. Я уже чувствовала, что легкие в норме, кости целы, и хоть и побитая, но все же живая, бывшая Аррг'вия способна на дальнейшие подвиги.
- Что с Голдотом? - наконец, задала я вопрос, ответ на который боялась услышать.
Оба как-то разом смутились, и я поняла, что жить дальше, в общем-то, не за чем. Скучно. Не нужно. Грустно. Его больше нет. Я устало откинулась на подушку и закрыла глаза. Зачем все? Если его больше нет? Самого лучшего мужчины на свете? Полумертвого упыря, с которым я готова разделить даже фамильный склеп, полуразрушенный замок и все прочие прелести полумертвого существования?.. Глаза были сухими, а внутри было пусто и больно. Арданиэль и Брусничка испуганно посмотрели на меня.
- Расскажите...
- Похоже, последняя волна Силы Капеллана его полностью распылила, - пряча глаза, пробормотала нимфа. Дан согласно кивнул.
Добавить им явно было нечего, посему я, не открывая глаз, кивнула. Слов не было, да и мыслей тоже. Никогда в жизни мне не было так пусто на душе, как в тот момент, когда я поняла, что единственного существа, которое я приняла со всеми его достоинствами и недостатками, помимо себя, разумеется, просто больше нет. Видеть виноватое выражение на лицах друзей было еще хуже — как будто они что-то могли сделать и не сделали. Я справилась с собой и открыла глаза. Во всем теле была слабость и нежелание что-то делать, но я твердо посмотрела на них. Нежелание шевелиться можно списать на то, что организм еще не окреп после многочисленных переломов, но Хозяина не проведешь - на мой вопрос про дальнейшие планы, он сдвинул брови:
- Рина, не ври себе, - покачал головой эльф.
- Я не вру, - вздохнула я, - просто надо переключиться, иначе боль разорвет меня изнутри...
Он понимающе кивнул и тихо, будто прося прощение за что-то, проговорил:
- Рина, мне нужно представить свою Спутницу высшему свету...
Я кивнула. Это было что-то вроде официального бракосочетания. Хозяин Леса не может жениться, как обычный эльф, он выбирает себе спутницу и ставит всех перед фактом. И после этого она становится вторым лицом Леса.
- Надеюсь, я приглашена, - кривая усмешка дала им понять, что я держусь и буду держаться и дальше. Умирать не хотелось — жалко стараний некроманта по сбережению моей частично мохнатой шкуры.
- А то! - тряхнул белоснежными волосами Дан. - Спи пока, сейчас еще ночь, завтра на закате я пришлю тебе все необходимое...
Он подал руку Брусничке, легко вставая с кровати.
Оставшись одна, я, наконец, осмотрелась. Великолепная комната с элегантной мебелью. Зеркальный столик, умывальник, камин — все, что нужно, выздоравливающей девушке. Обстановка куда более роскошная, чем в форте, но стиль тот же. Эльфийская любовь к ненавязчивой элегантности мне нравилась. В груди что-то болезненно сжималась, но изо всех сил, я пыталась отбросить неприятные чувства. В конце концов, удалось забыться беспокойным сном...

Остроухий был в своем репертуаре — он прислал мне темно-серебристое шелковое платье. Его, похоже, забавляло, как я выгляжу в женской одежде. Я попыталась встать и, на удивление, это удалось.
Едва я натянула платье не расстегивая, по-прежнему боясь, что не смогу застегнуть обратно все эти многочисленные крючочки и пуговки, как в дверь заглянула фейка. Существо было маленьким, худеньким и большеглазым.
- Мастер Арданиэль повелел сделать Вам прическу... - смущенно пробормотала она. - И макияж...
Фейка продолжала топтаться в дверях. Я глянула на себя в зеркало и поняла, что никакие средства современной косметологии не способны за столь короткое время исправить это. Лицо было одним сплошным кровоподтеком уже зелено-желтого цвета. От виска вниз, к челюсти, тянулась глубокая царапина. Красавица, констатировал внутренний голос.
- Ну попробуй, - усмехнулась я, садясь за туалетный столик и царственным движением приглашая девушку взяться за работу.
Фея преобразилась. Встав напротив меня, она свела бровки на пару секунд, будто раздумывая, и быстро принялась ковыряться в каких-то баночках, доставая одни из ящичков столика, пряча другие обратно. Ее тонкие руки порхали вокруг моего лица и волос, как бабочки. Постепенно она разговорилась. Звали ее Лоррейна, Все женщины ее семьи владели особой магией, они могли заставить волосы блестеть и лежать в прическе сколько надо, кожу — стать мягкой, как шелк, ногти — вырасти до нужной длины всего парой слов. Я пробормотала в ответ, что в моем мире ей цены бы не было, в ответ она смущенно улыбнулась.
Казалось, не прошло и пары часов, когда она отошла от зеркала в сторону и предложила мне оценить ее работу. Если честно, я все же ахнула. Из зеркала на меня смотрела... я. Но только я — выспавшаяся, отдохнувшая, правильно питающаяся последние несколько лет. В общем, и не я вовсе. Волосы мягко струились по спине, две тонкие косички лежали на плечах, перевитые серебряными цепочками. Не стоит и говорить, что того ужаса на лице, что лицезрела я совсем недавно, не было и в помине. Косметики, в обычном понимании, не было совершенно, только мелкие серебряные блестки на висках да тонкая линия вдоль лба, напоминающая плющ. Из украшений она предложила литое серебряное ожерелье с рубинами и крошечные сережки. В сочетании с кольцом все смотрелось великолепно. Я смущенно улыбнулась Лоррейне:
- Знаешь, я никогда не чувствовала себя такой красивой.
- Вы выполнили предназначение, одно это делает Аррг'вию и умницей и красавицей, - церемонно поклонилась в ответ фея.
Она подождала, пока я обую туфли на высоченной шпильке, похоже, эльфийки других не носили, и пройдусь по комнате, ловя равновесие и тренируя походку. Посмеявшись над своими приготовлениями, я кивнула ей, что готова и мы покинули комнату.

Зала была похожа на ту самую, что я видела в воспоминаниях Дана. Нарядно одетые существа бродили туда-сюда, обмениваясь короткими репликами. Помимо эльфов, здесь были и представители других рас, населяющих лес, подчиняющихся Хозяину. Лоррейна куда-то испарилась, едва я переступила порог. Дан подошел ко мне и провел к возвышению в центре. Вациния Витис-Идая, одетая, на сей раз прилично, видимо, в виде исключения, ободряюще мне улыбнулась.
Пока все собирались вокруг помоста, пока Дан решал какие-то организационные моменты, было еще ничего. Но когда он начал церемонию представления Спутницы, мне стало совсем тошно. Голдота больше нет, в это невозможно поверить. На глаза навернулись слезы, все подернулось туманом. Сморгнуть их не удавалось, поэтому я так и простояла всю церемонию, не видя и не слыша никого и ничего.
- ...Но господа! - Хозяин Леса поднял руку. - Нарушая традиции, я, с позволения Вацинии, приглашу свою великолепную Аррг'вию...
Я встрепенулась, когда он протянул мне руку и заиграла музыка. Вытирая слезы, я краем глаза заметила, что толпа расступилась, неожиданно пропуская кого-то в круг.
- По-моему, это должен быть мой танец, - раздалось у меня за спиной.
От этого хрипловатого низкого голоса у меня чуть не подкосились колени. А он стоял, будто ни в чем не бывало, криво улыбаясь, наблюдал произведенный эффект.
- Не хочу с Вами спорить Повелитель Мертвых, - церемонно раскланялся Арданиэль, едва сдерживая смех. - Надеюсь лишь, что вы не материализуетесь так же виртуозно в моей спальне? - добавил он шепотом.
- У меня своя есть, - так же шепотом отмахнулся некромант, не сводя с меня глаз.
Брусничка радостно хихикала, прижав ладонь, затянутую в розовую перчатку, к губам. А я по-прежнему не могла ничего сказать.
По толпе гостей пронесся удивленный шепоток, сводившийся к тому, что легенды об Арданиэле А'Лерривель-Локкериане были правдой. Его воспитатель-некромант стоял посреди роскошного зала, среди них, эльфов, дриад, нимф, друидов и прочих лесных народов. Его черная одежда выделялась на фоне пастельных тонов, как выделялось темно-серебристое платье Аррг'вии. Он вернулся. Голдот восстал из мертвых, собрав себя после разрушительной силы удара Капеллана. Он стал Повелителем Мертвых, высшая ступень некромантии осталась позади. Через что ему пришлось пройти для достижения этой цели — неизвестно, пока особых изменений не наблюдалось. Только его осанка стала еще более властной, в черных глазах появилось потустороннее сияние. Теперь Голдот Полумертвый был всесилен. Зал снова поплыл перед глазами. Да что же со мной такое? Когда я успела стать такой нервной девицей?!

Повелитель Мертвых склонился передо мной в церемонном поклоне, я на автопилоте приняла его руку, все еще не веря в происходящее.
- Ты подумала над моим предложением? - шепнул он куда-то мне в волосы, пока музыка, обволакивая, вела нас куда-то, за пределы этого зала, за пределы Леса, за пределы этого мира.
- Да, - выдохнула я, поднимая голову. Черты его лица заострились, волосы стали почти совсем седыми, взгляд совершенно нечеловеческих глаз был серьезно-вопрошающим. - Я согласна на упыря...
03.06.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.