Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Ольга Парусникова
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
12/15/2019 2 чел.
12/14/2019 0 чел.
12/13/2019 2 чел.
12/12/2019 0 чел.
12/11/2019 0 чел.
12/10/2019 0 чел.
12/9/2019 2 чел.
12/8/2019 2 чел.
12/7/2019 4 чел.
12/6/2019 0 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

ПРЕДАННОЕ СЕРДЦЕ (неисторическая повесть) Глава 1




Глава 1.

Молодой князь Ярослав Святославович с дружиной возвращался с Дикого поля. Опять зашевелились кочевники. Явно не нападали, но маячили небольшими отрядами в виду границы. В бой он вступать не стал, но дал понять, что княжеские дружинники не дремлют, и врасплох их не застанешь.

Ехали по лесу. Под огромными елями было сумрачно и тихо, опавшая хвоя гасила стук копыт. Но расступились последние деревья, дорога вырвалась на луг – и засияло яркое весеннее солнце, зазвенел воздух от пения жаворонков…

Вдали уже виднелись городские стены, затейливые башенки княжеского терема на холме. Кони почувствовали близость дома, прибавили ходу…

Но в это время всадники увидели, что навстречу им со стороны города несётся чёрная туча. На мгновение она закрыла солнце, и тут же смолкли птицы, лошади заржали и поднялись на дыбы, ледяной ужас сжал сердца людей… Но вот туча умчалась на юг – всё вокруг стало как прежде.

Ярослав словно очнулся, поторопил коня, галопом поскакал в город. Вихрем влетел в ворота и, не снижая скорости, помчался к княжеским хоромам. Дружина неслась следом за ним. По сторонам улицы стояли люди и всё ещё смотрели в небо. Цокот копыт по мостовой, как бы снял с них оцепенение: закричали женщины, заплакали дети, мужчины удивлённо посмотрели друг на друга.

В княжеском дворе царил переполох. Челядь без толку бегала туда-сюда. Ярослав спрыгнул с коня, не глядя, сунул кому-то повод и торопливо взбежал на крыльцо.

Навстречу ему спешил отец. Трудно было узнать князя Святослава в этом сгорбившемся старике…

- Что случилось, отец?

- Сестру твою… Елану…

- Что?!

- Унесла её чёрная туча!..

- Ты видел?

- Нет, я в горнице был… Вдруг сердце, как заледенело… Елана! Выбежал, а её уже нет!

- Кто видел?

- Стражник один видел, Неждан… И девки, что с ней в саду гуляли, да ещё кормилица… Стражник ничего толком не разглядел, а девки ревут… - князь с досады крякнул.

- Ладно, я сейчас разберусь, а ты иди, отдохни - на тебе лица нет. Я зайду потом.

Ярослав решил начать со стражника. Неждана он нашёл во дворе. Это был пожилой уже человек, спокойный и неторопливый.

- Как было, говоришь? – начал он. – Да, как было. Княжна с подружками в саду гуляла. А я на стене недалеко стоял, сверху-то всё видно. Девки цветы собирали, венки плели… Вдруг налетела чёрная туча. На меня как оторопь нашла, стою столбом, ни рукой, ни ногой пошевелить не могу. А сердце болит, будто ранили меня. Опустилась туча на сад, черно стало, ничего не видно. А потом поднялась и улетела. И княжна с ней исчезла. Все остались, стоят как неживые, в небо смотрят, а княжны нет. Потом вдруг зашевелились – девки в слёзы, до сих пор, поди, ревут, а нянька подхватилась и куда-то убежала.

Ярославу от этого спокойного обстоятельного рассказа сделалось жутко. Он очень любил сестру. Красивая она была, умная, приветливая и в обхождении ласковая. Звери, птицы и даже растения её уважали и слушались. Она могла протянуть руку – и бабочка садилась к ней на ладонь. Птицы не скрывали от неё своих гнёзд и пели, сидя на плече. Самый строптивый конь смирялся, стоило ей сказать ему несколько слов. Кошки и собаки ходили за ней по пятам и никогда не ссорились между собой. А что самое удивительное: люди относились к этому очень спокойно, и никому не приходило в голову обвинить княжну в ведьмовстве или колдовстве. Елану все любили и на княжеском дворе, и в городе.

И вот она пропала. Ярослав старался сохранить спокойствие, хотя давалось ему это с большим трудом. Он пошёл в сад. Здесь ничего не изменилось. Всё также цвели повсюду прекрасные цветы, пели в зарослях невидимые птицы…

Вдруг в кустах что-то зашуршало, и на дорогу вышел полосатый лесной кот – баловень сестры Мурлыка. Ярослав наклонился, погладил кота и взял его на руки.

- Что, Мурлыка, пропала наша Еланка…

Кот посмотрел на Ярослава умным взглядом и коротко мяукнул, словно хотел что-то сказать.

- Ты ведь, наверное, всё видел?..

Кот опять мяукнул, вроде бы ответил: «Да», и потерся головой о его щёку. Если бы Ярослав мог его понять.

Так с котом на руках он и вышел на полянку, где всё ещё рыдали девушки. Впрочем, рыдали не все: Дарёнка, молочная сестра Еланы, сидела на траве и о чём-то думала, подперев голову кулачками. Увидев княжича, она поднялась, подошла к нему и, с трудом сдерживая слёзы, сказала:

- Елану унёс Змей Горыныч…

Ярослав опустил кота на землю, обнял девушку. Дарёнка прижалась к нему и, наконец-то, заплакала. Княжич не стал её успокаивать – пусть поплачет, а то невесть что мерещится с перепуга. Но тут и другие девушки сквозь слёзы стали говорить то же самое:

- Да, Змей, огромный, с тремя головами… и крылья…

- Из пасти огонь и дым чёрный…

Ярослав растерялся. Он сам, его отец и Неждан видели только чёрную тучу, но, может быть, это был дым… «Нет, стой, погоди! Так ты и сам до Змея Горыныча додумаешься!..» Он хотел что-то возразить, но услышал спокойный голос кормилицы:

- Не веришь, Ярек? А я тоже Змея видела…

Дарёнка кинулась к ней:

- Мама!.. – и опять расплакалась.

- Подожди, дочка, не плачь. Надо всё по порядку рассказать княжичу. Если я что пропущу, вы, девушки, доскажите… Я тут задремала на солнышке. Вдруг в сердце у меня трепыхнулось что-то – беда! Глянула, несётся с полудня чёрная туча, а как ближе она подлетела, стало видно, что дым это чёрный, а в дыму огромный трёхголовый Змей. Я как неживая сделалась, ни кричать, ни бежать – ничего не могу. И девушки все стоят как вкопанные. Колдовство это, не иначе. Только Елана ему не поддалась, она да кошки. Мурку она на руках держала, так с ней и бежать кинулась. А Мурлыка спину выгнул, уши прижал, шипит на Змея, - кот завозился у ног Ярослава, жалобно мяукнул. – Да что он один мог против такой громадины. Схватил Змей нашу Еланку, взмахнул крыльями и снова стал тучей. Тут с нас морок и спал. Девки в слёзы, а я побежала на стену, поглядеть, куда туча унеслась.

- На юг, - не задумываясь, сказал Ярослав.

- Сначала на юг, а потом чуть к востоку свернула.

Больше никто ничего не сказал. Все тихонько ушли, и Ярослав остался в саду один. Он сел на траву, погладил Мурлыку и вдруг вспомнил, как тот попал на княжеский двор. Сейчас это был огромный пушистый котище, с яркими жёлтыми глазами, отливающими зеленью. А нашёл его Ярослав в лесу маленьким тощим котёнком. Мать, вероятно, погибла, он остался один и жалобно пищал в кустах около дороги. Но, увидев человека, сразу показал свой характер – ощетинился, зашипел. Ярослав, не долго думая, сгрёб его в шапку и отвёз Елане. Она увидела, ахнула, взяла на руки. Сердитый малыш сразу прижался к ней и превратился из злобного дикого зверя в жалобно плачущего голодного детёныша. А когда поел и попил молока, замурлыкал так звонко, что его тут же назвали Мурлыка.

Мурка появилась чуть позже, её принёс охотник в подарок княжне. Два котёнка никогда не расставались: вместе ели, играли, спали и повсюду ходили за Еланкой, оттеснив прежних любимцев.

Мурлыка, кроме хозяйки, признавал только Ярослава.

«Это он, Ярек, помнит, кто его от беды спас», - говорила Елана.

Мурка была более ласковая… Пропала теперь вместе с Еланкой…

Ярослав внезапно осознал, что сейчас не время для воспоминаний. Надо действовать. Он вскочил на ноги и поспешил к отцу. Старый князь обязательно что-нибудь посоветует. Мурлыка уверенно бежал впереди, будто знал, куда идёт княжич. Так вдвоём они и пришли в горницу князя Святослава. Кот тут же вспрыгнул на лавку и уселся там, как равноправный член совета. Князь вдруг улыбнулся:

- Ну что ж, две головы хорошо, а три лучше… Ладно, Ярек, говори, что узнал.

Пока Ярослав рассказывал, князь молчал, не перебивая… Только, когда услышал про Змея Горыныча, как-то странно хмыкнул и сказал:

- Да… дела… - но вроде не очень и удивился.

Выслушав сына, Святослав вздохнул и начал так:

- Ну что ж, как говорится… сказка ложь, да в ней намёк… и так далее… - сказал и замолчал, задумался.

Ярек подождал немного для приличия. Но он прекрасно знал отца: не о чем ему сейчас думать, знает, что сказать, да почему-то не решается.

- Отец, говори, не томи! Что ты всё вокруг, да около…

- Трудно ясно выразить… Сказка, понимаешь, кругом… А тут ещё котище этот уставился… - Мурлыка действительно смотрел на Святослава круглыми немигающими глазами, казалось, он тоже с нетерпением ждёт княжеского слова.

Ярослав промолчал, и князь начал снова:

- Мой прапрадед, а твой прапрапрадед невесту себе в лесу нашёл, женился на ней. Двух сыновей-близнецов славных богатырей она ему родила, а сама погибла…

- Историю своего рода я знаю.

- Знаешь, да не всё… Красавица она была, каких не сыскать, умница, все её любили; птицы и звери её слушались… - Ярослав насторожился. – Короче, она была дочкой Яги…

- Какой Яги?

- Какой, какой! – вдруг рассердился князь. – Бабы Яги! Вот какой!

- Всемогущие Боги! – только и смог выговорить Ярослав и подумал: «Может быть, я просто умом тронулся – Змей Горыныч, Баба Яга…»

Святослав, тем временем, немного успокоился и продолжил:

- Держится это в великой тайне. Так Яга приказала. Знает об этом старший в роду. Когда сыну исполняется двадцать лет, его тоже посвящают в эту тайну и отправляют к Яге за пророчеством. Тебе двадцать-то этой осенью исполняется, и, не случись беды, всё равно бы пошёл совета просить…

- А почему ты сказал, сына посвящают в тайну, а дочь?

- «Я историю своего рода знаю…» - передразнил Ярека Святослав. – Не было ведь с тех пор в роду девочек, всё мальчики рождались. Елана – первая.

- Отец, скажи, если не тайна… что тебе предсказала Яга?

- Да какая теперь тайна… Но не зря говорят: совет к разуму хорош, а я тогда ничего не понял. Думал – из ума выжила старая… А сейчас гляжу, это я до ума не дошёл… Но помню всё слово в слово: «Тяжёлые времена наступают, снова пробуждаются тёмные силы. И тебя, Святослав, это коснётся. Сказка в твою жизнь ворвётся. Она тебе несчастье принесёт, но она и из беды вызволит. Родятся у тебя двое детей: сын и дочка. Воспитай их честными, добрыми, отважными, на чужую беду отзывчивыми… Дети твои смогут мир от чёрной тучи спасти, если сохранят в дружбе верность и Родной земле преданность». Вот, сынок, видно пришло то время… мир от чёрной тучи спасать. – Святослав посмотрел серьёзно и печально. – Подойди, благословлю.

Ярослав встал и подошёл к отцу. В это время Мурлыка спрыгнул с лавки, гордо прошествовал к двери. Видимо всё, что его интересовало, он уже услышал.

Святослав благословил сына, снова сел на лавку и продолжил так:

- А сейчас я расскажу тебе, как добраться до Яги. Живёт она в Ведьмином лесу. Подъедешь к нему со стороны реки, увидишь два больших дуба на опушке, как ворота, между ними проедешь, и откроется тебе тропа. С тропы ни в коем случае не съезжай! Это не простой лес, заповедный, не нашим дубравам чета. Там дубы – и троим не обхватить, они пращуров наших помнят. Говорят, там леший шалит и русалки водятся… Но давно уж люди не бывали в том лесу, а сам не видел, врать не стану… Тропа выведет тебя к избушке…

- На курьих ножках? – улыбнулся Ярек.

Но князь легкомысленного тона не принял, остался серьёзным:

- Ножек не видел, ни курьих, ни других каких. Но стоит она действительно к лесу передом, а к тропе задом, и нужно сказать…

- Избушка, избушка, повернись к лесу задом, а ко мне передом… - снова не выдержал Ярек.

- Нет! – как отрезал старик. – Нужно сказать: «Я – Ярослав, сын Святослава, твой родич, с миром пришёл», и вдруг окажется, что избушка к тебе крыльцом повёрнута.

- А какая она Яга?

- Сам увидишь, она разная может быть, - неохотно ответил князь и встал. – Ну, иди, сын, тебе отдохнуть надо, дорога дальняя, а выезжать будешь затемно – чтобы меньше народа видело. Никто не должен знать, куда ты едешь! В крайнем случае, скажешь – к прорицателю, судьбу пытать.

Ярослав вдруг ощутил страшную усталость. Он вспомнил, что даже не умылся, не передохнул с дороги, да и не ел целый день.

Он вышел на крыльцо и увидел знакомую худощавую фигурку. На ступеньке сидел его оруженосец Светлан. Он так крепко задумался, что, когда Ярослав окликнул его: «Светик!», вздрогнул от неожиданности. Мысли, видимо, были невесёлые, в глазах стояли слёзы. Светлан вскочил и уронил свёрток, который держал на коленях, покраснел, быстро поднял его, сказал нарочито сердито:

- Жду, жду… баня уж давно истоплена, вот смену белья мать приготовила, и поесть тебе оставили, Дарёнка караулит… Остыло уж, небось, всё! – Светик совсем застеснялся и добавил тихо. – Хочешь париться помогу?

Ярослав ласково потрепал его по рыжим вихрам, обнял за плечи:

- Пойдём, братишка…

Светлан вдруг прижался к нему на мгновение, всхлипнул, но сдержался, не заплакал. Он ведь княжеский отрок и оруженосец, стыдно ему реветь как девчонке.

Ярек легонько подтолкнул его вперёд, спросил, как ни в чём не бывало:

- Веники-то приготовил?

- А как же, и берёзовые, и дубовые… и травы душистой… А мама квасу принесла.

У Ярослава потеплело на сердце. Мать свою он помнил смутно. Она умерла после того, как родила дочь. Ему тогда было четыре года. Кормилица Еланы стала ему вместо матери, а дети её – Дарёнка и Светик – как брат и сестра.

В бане Ярослав долго мылся, несколько раз парился; смыл пыль и пот дальней дороги – на душе немного полегчало. Повеселел и Светик. Оказалось, он тоже не мылся с дороги и не ел – ждал своего князя. Они поспешили к Дарёнке и съели всё, что она им положила, и ещё по две добавки.

Брат и сестра о Елане не говорили ни слова, как сговорились. Болтали о пустяках, старались казаться весёлыми. Им было не до смеха, но они щадили Ярослава – понимали как ему сейчас тяжело. Он ещё немного посидел с ними, а потом сказал, что пойдёт спать.

Зашёл в конюшню проведать своего вороного, тот радостно заржал, ткнулся мордой в руку. Ярослав подсыпал ему зерна в кормушку – завтра дорога будет дальняя, ласково погладил по шее и вышел.

Поднялся к себе в горницу. Окна были открыты в сад, пели соловьи, пахло поздней черёмухой. Весна… Уже стемнело. Ярек так устал, что не стал зажигать свет, лёг и сразу уснул.

Приснилась ему Елана. Она стояла с Муркой на руках посреди богато убранных покоев и удивлённо оглядывалась вокруг. Ярослав только подумал: «Жива!..» С этой мыслью и проснулся. Посмотрел в окно, близился рассвет. Пора в путь.

Он осторожно пробрался на конюшню. Засветил лучину, начал седлать коня. Воронок застоялся, беспокойно переступал с ноги на ногу, поэтому Ярек не сразу услышал осторожные шаги. Обернулся и в тусклом дрожащем свете с трудом узнал Светлана.

- Ты что здесь?

- Ярек, возьми меня с собой!.. – Светик старался говорить спокойно и уверенно, но голос предательски вздрагивал, а глаза смотрели умоляюще.

- Не могу, отец велел одному ехать. Да я вернусь скоро: завтра, а может даже сегодня вечером.

- Так ты не насовсем, - Светлан облегчённо вздохнул и даже улыбнулся. – А я думал, ты за Еланой поехал… - и продолжил настойчиво: - Поедешь, возьми меня с собой.

- Ну, куда же я без тебя, Рыжик… Ты же мой оруженосец. Но, пока, отец послал меня к прорицателю, обязательно одного. Ты об этом не очень-то болтай!

- Я никому не скажу!

Ярек вывел Воронка из конюшни, а потом со двора. Вскочил в седло и поскакал из города.

Светик проводил княжича глазами, повернулся и вошёл в конюшню. Его душили давно сдерживаемые слёзы, он бросился на кучу соломы и зарыдал.
31.08.2014

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.