Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Наталья
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
12/5/2019 2 чел.
12/4/2019 1 чел.
12/3/2019 1 чел.
12/2/2019 0 чел.
12/1/2019 0 чел.
11/30/2019 0 чел.
11/29/2019 1 чел.
11/28/2019 0 чел.
11/27/2019 1 чел.
11/26/2019 4 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Огромный особняк вырос, словно из-под земли. Могу поклясться, что еще мгновение назад его здесь не было, и вдруг, он вынырнул из густых сумерек, окутавших землю. Стоя на краю холма, я с любопытством рассматривала этот прекрасный дом, сад, опоясывающий его с арками и беседками, оплетенными диким виноградом и розами. Под ногами, выныривая из тумана, стелилась тропинка. Она уткнулась мне прямо в кончики туфель, словно верный пес, только что хвостом не виляя, чтобы хозяин поиграл с ним. Сделав маленький шажок по ней, тропинка словно завибрировала, как будто и вправду завиляла хвостом. Тихонько рассмеявшись, я уверенно пошла вперед.
Мои приглушенные шаги были, наверное, единственным звуком в окружающей меня обстановке. Плотная гнетущая и словно живая, тишина следовала за мной по пятам, проглатывая звуки моих шагов. По краю тропинки клубился серый туман, время от времени мои глаза выхватывали из него какие-то неясные фигуры, и невозможно было понять, принадлежали ли они людям, либо кому-то еще. Я все видела, но ничего не слышала.
Я все шла, глядя на особняк, приближаясь к огромному, увитому плющом забору, который опоясывал дом и великолепным кованым воротам в два моих роста. Замысловатые узоры растений переплетались с фигурками птиц и зверей. Казалось, что если коснуться вот этого цветка, то он окрасится в какой-нибудь цвет, а если закрыть глаза, то можно будет услышать пение птиц, которые перепрыгивают с ветки на ветку. Но как я, ни старалась, не услышала абсолютно ничего. Открыв глаза, снова окинула восхищенным взглядом это произведение искусства. Сумерки за моей спиной все сгущались, уступая место ночи. Становилось все темнее и удушливее. Обернувшись, я зябко передернула плечами, туман проглотил тропинку, по которой я шла, не оставив ни кусочка и все ближе подбирался ко мне. И тут я услышала тихий скрип, переведя взгляд на ворота, я отступила на пару шагов назад, поравнявшись с кромкой тумана за моей спиной. Они медленно и величественно открывались, словно безмолвно приглашая войти внутрь. В нерешительности застыв, я вдруг почувствовала холодное прикосновение к своей шее и тихий шепот. Волосы на руках тут же стали дыбом, а по спине поползли противные мурашки. Не оборачиваясь, чтобы не видеть, что или кто только что касалось моей шеи, я быстренько забежала в столь гостеприимно распахнутые ворота, створки медленно сомкнулись за моей спиной. Туман тут же врезался в них, словно бурная волна в берег, но не смог преодолеть, не смог протянуть свои щупальца сквозь пробелы между коваными фигурками. А потому тихо бесился, раз за разом обрушиваясь и снова отступая, беснуясь в абсолютной тишине.
Но тишина была там, за оградой, а здесь, по сравнению с ее гнетущей силой было царство звуков. Хоть за воротами уже и цари темная ночь, вперемешку с серым туманом, то здесь солнце только пряталось за горизонт. Обернувшись, я рассматривала великолепное небо, опаленное последними его лучами и переливающееся насыщенными багряными оттенками. Зрелище было настолько великолепным, что я не могла отвести глаз. Наконец, насладившись им в полной мере, я обвела взглядом окружающее меня место. Высокие кусты, зеленая трава, отливающая красным золотом в заходящих лучах. Вокруг витали великолепные запахи цветов, тихий шум ветерка, играющего с растениями. Выглянув из-за ряда кустов, передо мной расстелилась целая россыпь каменных дорожек. И по какой же мне идти? А какая, собственно, разница. Пойду, осмотрюсь, что тут еще есть. Выбрав самую понравившуюся, я медленно побрела вперед, рассматривая окружающую меня красоту.
Пока я бродила по саду в надежде встретить на своем пути хоть одну живую душу, тропинка вывела меня ко входу в дом, который венчала великолепная длинная лестница. Подойдя к середине мраморных ступеней, которые спускались вниз, словно шлейф невесты я, представляя себя светской дамой, присела в реверансе подхватила подол своего вечернего туалета и с улыбкой приняла предложенную руку своего невидимого сопровождающего.
Добравшись до вершины, я очутилась на небольшой площадке. Впереди возвышались великолепные двери, массивные из какого-то черного дерева. Так же как и ворота, двери были украшены резным рисунком, но здесь были вырезаны только вьющиеся ветви и цветы. Золотоватого цвета колотушка и ручка двери словно сияли, приглашая их потрогать, а еще лучше потянуть за них и открыв дверь пробраться внутрь. По обе стороны от двери два огромных окна. Подойдя к одному из них, я заглянула внутрь в попытке разглядеть, что же там внутри. Почти упираясь листьями в стекло, сзади меня раскинула свои листья огромная пальма. Листья были столь огромными, что при возможности я могла полностью спрятаться за одним из них. Наверное, именно из-за этих громадин, укрывающих половину площадки, я и не заметила человека, который сидел под их сенью.
- Здравствуй, - тихо прошелестел чей-то голос.
Не ожидая, что на кого-нибудь вообще можно наткнуться в этом месте, я даже подпрыгнула. Со страхом обернувшись, я уставилась на одинокую фигуру.
- Ой, я и не знала, что здесь кто-то есть, - пролепетала я.
- Но предполагала, - ответил парень, выныривая из тени листьев.
Худенький и очень бледный, он сидел в инвалидном кресле. Его ноги были укутаны в цветастый плед. Прямые русые волосы разметались по лбу, а его темные глаза пристально разглядывали меня.
- Ну, когда я ходила по саду, то мне абсолютно никто не встретился, ворота тоже открылись сами. Я бы не удивилась, если бы и дверь открылась сама, - улыбнулась я. Это место, - я обвела руками вокруг себя, - словно заколдованное.
Парень печально улыбнулся.
-Так и есть. Этот мир создан специально для меня, и очень странно, что ты вообще сюда попала. Но если врата тебя пустили, значит, в твоих помыслах нет ничего дурного.
- Да, я собственно сейчас сплю, и все это мне снится, - легкомысленно пожала я плечами и присела на каменный парапет лестницы.
- Снится, - с легкой грустью протянул парень и опустил голову. Челка тут же упала на его глаза, словно занавес.
-И давно ты здесь живешь, - спросила я, внимательно рассматривая парня.
- Не знаю, время здесь не имеет власти.
- Ты здесь один?
- Да, - еще печальнее проговорил парень.
- Как, совсем, совсем один? - удивилась я.
Место было замечательным, но все, же одному здесь как-то скучно.
- Да, - снова проговорил парень.
- Эй, - неуверенно позвала я, - ведь сейчас я с тобой.
Я соскочила с парапета и подошла к нему, присаживаясь рядом. Положив руку на его плечо, я легонько его сжала.
- Меня зовут Алиса, а тебя?
Парень поднял на меня свои глаза, и я поняла, что они у него черные, абсолютно.
- Альберт.
- Очень приятно, - улыбнулась я и протянула руку.
Парень слегка ее пожал.
- Вот и познакомились. Альбер неуверенно улыбнулся.
- А что ты тут делал? - спросила я.
- Смотрел на луну, - Альберт кивнул подбородком за мою спину.
- На луну? - переспросила я, вставая с корточек и оборачиваясь.
На небе и правда висела луна, словно жемчужина. Ее приглушенный свет таял в облаках, которые ее окружали. Темно фиолетовые, они бледнели и переходили в размыто синий и серый оттенок. Я смотрела на нее и чувствовала, как умиротворение теплой волной разливается по телу.
- Когда я зашла в сад, то видела великолепный закат солнца, - прошептала я, не в состоянии отвести глаза от неба, - и теперь даже не знаю что лучше или тот закат или этот восход луны.
- Так зачем себя ограничивать, - услышала я голос Альберта, - обернись.
Я обернулась.
- Дойди до третьей ступеньки и посмотри на запад.
Встав на указанную ступеньку, я повернулась на запад. Деревья расступились, и в просвете, я снова увидела алый свет. Повернула голову обратно и снова перед глазами расстелилась величественная луна, словно королева, в окружении своих слуг-облаков.
- Это великолепно, - прошептала я.
- А за вратами уже, наверное, ночь - задумчиво проговорил Альбер, рассматривая луну.
- Мгм, а еще там туман и какие-то тени.
Альберт вздрогнул.
- Они снова пришли.
- Кто они? - спросила я, не в состоянии оторвать взгляда от сияния луны.
- Мои воспоминания, - обреченно шепнул парень.
- Какие-то мрачные у тебя воспоминания, - заметила я, пожав плечами, - как вспомню, когда они коснулись меня, так снова мурашки по спине бегут.
- Какие есть.
- Хм, - хмыкнула я и обернулась к парню.
- А кто тебя сюда...ммм...отправил? - наконец сформулировала я свою мысль.
Альберт немного помолчал.
- Мой отец.
- Твой отец? Но зачем, за что? - воскликнула я.
- Не думай ничего плохого. Он сделал это для моего же блага. Хотя, иногда мне кажется, что скорее для своего, - вздохнул парень.
- Но зачем?
- Я должен был умереть. Не буду тебе рассказывать, что именно случилось, это слишком долгая история. А твой сон слишком непродолжителен, я просто не успею, - быстро добавил Альбер, видя, как я насупилась.
- А, ну тогда ладно, может как-нибудь в следующий раз, - легкомысленно кивнула я головой.
Альбер отвел взгляд в сторону.
- Может быть, кто знает...
- Ну, так расскажи не так подробно. Твой отец наведывается к тебе, ты здесь один или все же кто-то скрашивает твое одиночество?
- Может, пойдем в дом, выпьем чаю с пирожными, - гостеприимно предложил парень, - и я расскажу о себе, а ты поведаешь мне историю своей жизни, Алиса.
Хорошо, пошли, - я поставила ногу на ступеньку, но развернувшись, снова бросила прощальный взгляд, сперва на закат, а потом на луну. Затем, развернувшись, осмотрела великолепный сад. Высокие деревья, неизвестного мне происхождения, аккуратно подстриженные кусты, усеянные алыми и белыми цветами, клумбы с цветами, которые радовали своими красками. Каких здесь только не было видов и оттенков, зеленая трава, такая сочная и приятно манящая, так и хотелось прилечь на нее, раскинуть руки в стороны и просто наслаждаться моментом.
Налюбовавшись, я повернулась к Альберту. Он уже подъехал к двери, терпеливо дожидаясь, когда я насмотрюсь на окружающий нас пейзаж. Он так хорошо гармонировал с этим замечательным домом, словно они были созданы друг для друга, хотя, так оно и есть. Все это место сделано специально для Альберта, но тогда почему я чувствую себя здесь так, словно попала домой, словно это и мой мир тоже?!
Быстренько преодолев разделяющее нас расстояние, я поравнялась с парнем. Он внимательно посмотрел на меня. И сейчас его глаза были ярко голубыми, словно ясное весеннее небо. Не став удивляться такой метаморфозе, я отвернулась. Альберт дотронулся до двери, и она тут же тихо отворилась, пропуская нас внутрь.
- Помочь? - кивнула подбородком на его коляску, - если позволишь, конечно.
Альберт хотел отказаться, ведь как-то же он справлялся без моей помощи все это время, но вдруг передумал. Философски приподняв и опустив брови, он согласно кивнул головой.
- Если тебя не затруднит, - отозвался он.
Обойдя коляску, я взялась за ручки, и потихоньку втолкнула ее в двери. Просторная прихожая была уставлена резной мебелью. Все такое красивое, что дух захватывало. У левого окна, в которое я заглядывала, в попытке увидеть хозяев дома стоял сервированный чайный столик и один стул с высокой спинкой.
- Я подумал, что тебе понравится у этого окна, отсюда открывается отличный вид. Когда сумерки сгущаются, то лунный свет играет с листьями вот этой пальмы. Это мое самое любимое окно.
- А что из других окон этого не видно? - удивилась я, подвозя Альберта к столику.
- Нет, из каждого окна открывается свой вид. Где-то раннее утро, где-то знойный, дождливый, либо снежный день. Где-то отражается глубокая ночь. В доме, очень много окон и каждое показывает что-то свое.
- А времена года тоже разные? - изумленно спросила я, подходя к соседнему окну. Заглянув в него, я увидела ранний рассвет, когда лучи солнца только окрашивают горизонт нежно розовым цветом, пытаясь оттеснить темные ночные облака. А звезды, рассыпанные на горизонте, становятся бледными и словно кусочки сахара, брошенные в кипяток, растворяются в рассветных лучах.
- Да. Все восточные окна показывают весну, западные - осень, южные - лето, а северные - зиму.
- А мы сейчас в какие окна смотрим? - спросила я, возвращаясь к Альберту и усаживаясь на стул.
- Эти два окна показывают только то, что желаю я, - ответил Альберт, скрещивая пальцы и подпирая ими подбородок.
- Понятно, - улыбнулась я, разливая чай.
- Спасибо, - вежливо поблагодарил меня Альберт, принимая чашку.
Чай был очень вкусным. Согревающим и охлаждающим одновременно. Сделав большой глоток, я откинулась на спинку стула.
- Ну так что, расскажешь мне в двух словах, как ты вообще сюда попал?
Не став отнекиваться, парень откинулся на спинку кресла и, поставив чашку с чаем на колени, отвел глаза в сторону окна.
- Я очень любил путешествовать со своим отцом, и однажды мы попали в неприятную историю. Я был смертельно ранен и уже умирал, тогда отец принес меня к своей знакомой ведунье. Она вылечила меня. Хоть и не до конца, - кивнул парень на свои ноги. Когда я пришел в себя, ведунья посмотрела на меня и ужаснулась. Она сказала, что я помечен печатью смерти, что половина моей души умерла, и смерть не остановится, пока не заберет оставшуюся часть. Единственный выход это спрятать меня от нее, в своеобразной временной петле, где вчера уже давно прошло, завтра еще не наступило, а сегодня попросту не существует. Отец очень любил меня, да и я хотел жить, одна мысль о том, что смерть ждет меня, вызывала во мне протест и отчаяние. Поэтому я попросил отца спрятать меня. Он без слов согласился. Но ведунья, взяв меня за руку, предупредила, что отныне одиночество станет моим единственным другом. Как только я окажусь в этом месте, я останусь здесь один на один, так как любой, кто придет ко мне приведет с собой смерть.
Я изумленно воскликнула.
- Так что же это, я же ведь пришла, Неужели... - я не договорила, слова повисли в воздухе.
- Не знаю, ты единственная кого я увидел впервые после того, как оказался здесь. И даже если ты привела белую невесту с собой, я буду только рад. Я устал быть один.
- Но если ты так устал, - медленно спросила я, взвешивая каждое словно, - то не проще ли было выбраться отсюда и принять свою судьбу, какой бы она ни была?
Альберт скривил губы в горькой усмешке.
- Я пытался, но как оказалось только тот, кто привел меня сюда и сможет вывести обратно. А отец ушел. Ушел, оставив меня здесь, с моего согласия и обещал никогда более не возвращаться.
Мы замолчали. Я уткнулась в чашку с чаем, а Альберт в окно.
- Мнда, - наконец протянула я, отставляя чашку в сторону.
- Посмотри, разве это не прекрасно, - указал ладонью Альберт.
Я проследила взглядом за его рукой. За окном творилась сказка. Тонкие лунные лучики запутались в листьях огромного пальмового дерева, раскрашивая их серебряными линиями, которые менялись, образовывая различные фигуры. Они словно наливались жизнью, прямо на глазах, становясь выпуклыми. Чуть прищурившись, я попыталась рассмотреть, что эти за фигурки.
- Маленькие феи, - словно читая мои мысли, сказал Альберт.
Я затаила дыхание. Феи, действительно, настоящая сказка.
Они были похожи на маленьких светлячков, водящих хороводы и перелетающих с листика на листик. Вот лунные лучи спрятались за облаком и феи замерли, как по приказу повернули головы и посмотрели на луну. Секунда, две, три и луна снова вынырнула и окутала их своим светом. И они снова радостно запрыгали по листочкам.
- Волшебство, - благоговейно прошептала я, почти уткнувшись носом в стекло.
Альберт тихонько рассмеялся за моей спиной. Его смех был очень мелодичным.
Вопросительно приподняв брови, я взглянула на него и снова вернулась к созерцанию маленьких фей.
- Что? - спросила я.
- Когда я впервые увидел их, я отреагировал точно так же как и ты, и сейчас, словно в зеркало смотрю.
- А к ним можно подойти? Они не исчезнут, если я выйду за дверь и подойду к ним?
- Попробуй, - Альберт снисходительно махнул рукой на дверь.
Вскочив, я быстренько подошла к двери. Взявшись за ручку, сделала глубокий вдох и выдох, открыла дверь. На листьях никого не было. Да, лунный свет окутывал их, но ни светящихся линий, ни танцующих фей. Я даже подошла и потрогала листья, убеждаясь, что они реальны. Обернувшись, посмотрела сквозь окно на Альберта, пожав плечами и разведя руки в стороны.
Вернувшись обратно, я снова посмотрела в окно. Феи снова были на месте и все как одна сейчас смотрели на меня в окно. Я так удивилась, что снова уткнулась носом в стекло.
- Они что меня видят? - изумилась я.
- Да.
- Но почему я их не вижу?
- Они тебя не знают, поэтому боятся, вот и спрятались когда ты вышла.
- А тебе они показываются?
- Да, но они долго привыкали ко мне.
- Понятно,- протянула я, усаживаясь в кресло. Взяла свой чай и сделала еще один глоток.
- Расскажи мне о себе? - немного помолчав, попросил Альберт.
- Даже не знаю, что тебе рассказать, - улыбнулась я, а затем задумалась.
- Я учусь в школе, в одиннадцатом классе. Через пол года я буду поступать в университет. Живу с родителями в небольшом городе. Я люблю свой дом. Знаешь, я живу словно на экваторе. С одной стороны от моего дома находится центр города, и если я хочу как-то развеяться, то иду туда. Встречаюсь с друзьями, и мы, то ли идем в кино, то ли сидим в кафе. Еще я обожаю ходить в городскую библиотеку. Там столько интересных книг, - я закатила глаза вверх, не в состоянии передать свой восторг.
- Любишь читать? - заинтересовался Альберт.
- Очень. Я хожу туда чуть ли не каждую неделю. Ну так вот, а с другой стороны от моего дома расположена роща. Вот это мое самое любимое место. Когда я прихожу туда чтобы отдохнуть, я, словно окунаюсь в сказку. Моя фантазия не знает границ, петляя между деревьев и раскрашивая все вокруг яркими красками. Но больше всего я люблю рощу осенью. Осень это мое любимое время года. А твое?
- Осень.
- Хм, а мы в чем-то с тобой похожи, - засмеялась я. Глаза Альберта снова сменили цвет, сейчас они были светло зеленого цвета, словно молодые листочки весной.
- И, наверное, даже больше чем ты себе представляешь, - улыбнулся мне в ответ парень.
- Скажи, Альберт, почему твои глаза меняют цвет? Это зависит от твоего настроения? - наконец спросила я.
- А твои? - уклонившись от прямого ответа, переспросил Альберт.
- Мои? - схватив чайную ложечку, я попыталась рассмотреть свои метаморфозы в ее отражении.
- Когда я тебя только увидел, твои глаза были чернее ночи, затем стали ярко голубыми, а сейчас светло зеленые.
- Прости, но ты сейчас слово в слово описал свои глаза, - я внимательно всматривалась в Альберта, еще один трюк, какой-то вид волшебства? Он, в свою очередь, не менее внимательно смотрел на меня.
- Вот черт...
- Не может быть...
Мы с Альбертом вскрикнули одновременно.
- Что, и у мня тоже? - снова в унисон произнесли мы.
Наши глаза снова поменяли цвет.
- Какого они цвета? - требовательно спросила я, подаваясь вперед, чтобы лучше рассмотреть глаза парня.
- Они словно расплавленное золото, - прошептал парень.
- Эээ... ну да, - я тихонько хмыкнула, - светло-коричневые.
- Это твои фокусы? - спросила я, гневно сводя брови.
- Я думал что твои, - пожимая плечами, ответил Альберт, после чего выехал из за столика.
Отрицательно покачав головой, я тоже встала.
- Тогда я не знаю, что происходит, - задумчиво протянул парень, - хотя это очень и очень странно.
- Да уж...
Немного постояв и посмотрев в окно, я последовала за Альбертом, который выехал за порог. Двери снова сами открылись перед ним, как по мановению волшебной палочки.
- Может, прогуляемся по саду? - предложил Альберт.
- С радостью, - ответила я, пропуская Альберта вперед. Интересно, как он собирается спускаться по лестнице?
- Тебе помочь? - снова предложила я свою помощь, почему-то зная, что Альберт откажется.
- Нет, я справлюсь сам. Махнув рукой, Альберт поехал вниз. Под колесами его кресла, ступеньки словно плавились и преобразовывались в гладкую дорожку, по которой и он съехал без каких-либо проблем.
Что тут скажешь, мне оставалось, только молча следовать за ним.
Прогуливаться по парку было сплошным удовольствием. Вокруг нас сгущалась темнота, но нам она совершенно не мешала. Я прекрасно все видела.
- Я люблю этот сад. Он действует на меня очень умиротворяюще.
Я скосила глаза на Альберта. Его лицо было таким спокойным, а на губах играла легкая улыбка. Луна, которая светила нам в спины окутывала его фигуру своим мистическим светом, предавая парню какую-то эфемерность. А его глаза светились серебром. Глядя на парня, я чувствовала тепло в груди, словно он был самым дорогим для меня человеком. Поддавшись порыву, я положила ладонь на плечо Альберта. Он вздрогнул и покосился на мою ладонь. Затем, немного подумав, накрыл мою руку своей. На этот раз вздрогнула я. Медленно повернув голову, я смотрела в лицо Альберта.
- Твои глаза... - начала я.
- Светятся серебром - закончил Альберт.
- Они просто изумительны, - тихо добавила я.
- Ты права, - улыбнулся он и переплел свои пальцы с моими. Так мы и шли дальше в полном молчании. Впитывая красоту этой ночи. Она словно пронзила нас, окутывая, маня и обещая вечный покой. Выйдя на небольшую полянку, посреди которой росло великолепное дерево, мы замерли. Оно было большим, точнее огромным. Багряный ствол, светящийся изнутри, серебряные листья. Ветра не было, но листья шевелились, издавая какую-то мелодию. Никогда не видела и уверена, что не увижу и не услышу ничего подобного. Эта картинка навсегда запечатлелась в моем мозгу. Утопающая в лунном серебре поляна, великолепное дерево, внутри которого, как я позже поняла, что-то пульсировало в такт нашим сердцам. И Альберт, разделяющий со мной великолепие и неповторимость этого момента.
Я не знаю, как долго мы простояли здесь. Мне казалось, что я уснула, хоть и не закрывала глаза ни на секунду. А очнувшись, почувствовала себя полностью отдохнувшей. Альберт тоже встрепенулся. Отпустив мою руку, отвернулся от дерева.
- Давай вернемся к дому, - печально проговорил парень и, не дожидаясь меня, поехал обратно.
Я медленно поплелась за ним. Мне не хотелось уходить, казалось, что час расставания уже близок. Альберт вырвался далеко вперед, и когда я поднялась по ступенькам, увидела его в окне. Дверь была услужливо приоткрыта, приглашая зайти внутрь. Я и зашла.
Он сидел у того же окна, у которого мы до этого пили чай. Но, ни столика, ни стула не было.
- Скоро рассвет, тебе пора возвращаться, - проговорил Альберт, гипнотизируя взглядом что-то за окном.
- Рассвет? - я удивленно выглянула за дверь. Там царила ночь. Освещая землю только светом луны и звезд.
- Чтобы выбраться отсюда, тебе нужно покинуть мой мир, то есть, выйти за врата. А как ты, я надеюсь, заметила, когда шла сюда, за вратами время течет иначе.
- Ясно.
Еще немного посмотрев в окно, Альберт повернулся ко мне. Его глаза были темно-зелеными.
- Твои глаза теперь светло-зеленого цвета, - констатировал он.
- А твои темно-зеленого.
- Это настоящий цвет моих глаз, - задумчиво проговорил парень.
- И мой.
Мы замолчали. Что говорить и говорить ли вообще я не знала. Судя по всему, Альберт тоже. Я уже набрала в легкие воздух, чтобы выдать что-то стандартное и необременительное, типа "Ну держись тут, не кисни. Скоро увидимся", но Альберт опередил меня. Подъехав ко мне вплотную, парень безмолвно кивнул на огромное мягкое кресло, непонятно каким образом, появившееся за моей спиной.
Присев я расправила подол великолепного насыщенно синего платья, хотя все время, проведенное здесь, пробыла в своих любимых джинсах и майке. Полюбовавшись этим произведением швейного искусства я, наконец, снова обратила внимание на Альберта.
- Тебе пора уходить... - начал он, взмахом руки призывая меня к молчанию, так как я уже хотела его перебить.
- Я несказанно счастлив, что ты, гуляя во сне, забрела именно в мой мир, в мой сад, в мой дом. Ты скрасила мое одиночество, хоть и на одну ночь. Ты, более, никогда сюда не вернешься...
- Но почему - все же перебила я, хватая Альберта за руку.
- Не знаю откуда эта уверенность, но я точно знаю что мы с тобой больше никогда не встретимся, более того даже сегодняшняя наша встреча это ошибка, чье-то упущение.
Он внимательно посмотрел на меня.
- Да ты и сама это знаешь. Чувствуешь.
И, правда, уверенность в том, что я никогда больше не увижу Альберта, росла в душе словно снежный ком. Но я не хочу покидать его, не хочу уходить отсюда. Мне кажется словно это мой дом и мое место.
- Я знаю. - Альберт успокаивающе пожал мою руку, - и все же ты должна уйти.
Вот и все. В голове роились мысли, сталкивались друг с другом, рассыпались осколками и снова складывались в доводы, упреки, просьбы. Я не хочу уходить, не хочу, не хочу...
Но все они так и не были озвучены. Всматриваясь в глубину глаз Альберта, я словно видела себя, видела тот же водоворот мыслей. И вдруг я поняла кто он. И это ошеломило меня. По расширившимся зрачкам Альберта я поняла, что и он, наконец, обо всем догадался, кем являюсь я, и кем является он сам. И все стало на свои места. А где-то в груди стало тепло и уютно. Переплетя пальцы на обеих руках, мы с Албертом коснулись лбами друг друга.
- Пришла твоя очередь, на этот раз я смогла оторваться от белой невесты всего лишь на мгновение, надеюсь, тебе больше повезет, - пробормотала я.
- В следующий раз, мы пробудем вместе дольше, и память вернется быстрее, обещаю тебе, - прошептал Альберт, - и даже Вечность не разлучит нас.
- И даже Вечность не разлучит нас, - эхом отозвалась я, открывая глаза.
Напротив меня в глубоком кресле сидела юная девушка с темно-зелеными глазами. Ее пушистые русые волосы мягкими волнами лежали на плечах и спине, темно-синее платье, подчеркивающее все достоинства фигуры, обнимало ее как перчатка, а его длинный подол, словно озеро, разлился у ее ног. Посмотрев на наши переплетенные пальцы, я улыбнулась, точнее улыбнулся. Еще немного насладившись теплом ее рук, выпустил их, отпуская девушку.
Она без слов поднялась. Кресло за ее спиной, растаяло сизой дымкой, словно было сделано из тумана. Легкая улыбка, словно лучик солнца, коснулась ее губ. Последний взгляд ее зеленых глаз и она уже за порогом, медленно спускается по ступенькам. Дойдя до последней ступеньки, девушка колеблется, но, все же, оборачивается. Отыскав глазами мое смутное отражение в окне, она машет рукой и что-то выкрикивает, после чего резко поворачивается и, срываясь в стремительный бег, скрывается за поворотом.
- Конечно, дождусь, - шепчу я в ответ, касаясь пальцами холодного стекла. И почему мы вспоминаем о том кто мы есть только в последний момент, ведь это место полно подсказок. Но нет же, мы даже не обращаем на них внимания, пока не становится слишком поздно. Тяжело вздохнув, я выезжаю на площадку к лестнице, меня неумолимо влечет в глубину сада, там, где возвышается живой монолит, подтверждение того что мы все еще существуем не только в своем воображении, но и в реальности. Пока воспоминания еще свежи, пока не стерла их заботливая рука. Я спешу, спешу изо всех сил, чтобы успеть увидеть, убедиться.
Поляна была усеяна серебряными листьями. Они опадали медленно, с какой-то неохотой, мерным слоем устилая все вокруг, а потом... потом, резко одним рывком опали все разом. Значит, Альб... то есть, Алиса уже ступила за врата. Значит с ней все хорошо.
А со мной? Я дотронулся до груди, в районе сердца. Вскинул глаза на дерево. Его ствол стал серебриться, а на ветках начали показываться почки, они прямо на глазах росли, созревали и из них начали проклевываться листья, багрово-кровавые. Они выросли в мгновение ока. Дерево встрепенулось, завибрировало и успокоилось. Тут же в листья залетел ветерок, деловито прошуршал своим новым приобретением и словно профессиональный музыкант заиграл на них, выводя знакомую только ему мелодию, только ему и...
Я сидел в своем доме и смотрел, как за окном на огромных листьях пальмы танцуют серебряные феи. Они каждый вечер водили хороводы и смеялись, их тихий смех, словно звон маленьких колокольчиков, разносился по округе, заставляя мое сердце о чем-то сожалеть. О чем-то близком, о чем-то утерянном. Я не знал, почему тоска наваливалась на меня, когда я смотрел на танец маленьких фей, но это было неимоверно грустно и завораживающе. Может быть, когда-нибудь, я узнаю, вспомню...
01.08.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.