Прочитать Опубликовать Настроить Войти

Рекомендуем прочитать

1. Евгений Добрушин — Супермаркет 12 тыс. знк.
«Покупаете две банки зеленого горошка – третью получаете бесплатно!»
Шломо остановился около большого стеллажа с консервами. Вообще-то, ему нужна была всего одна банка горошка. На базаре она стоила 4.50. Тут - 3.79, а если купить три, со скидкой…
Он достал калькулятор:
Итак, умножаем 3.79 на два, получаем – 7.58. Это за две. Третья – бесплатно. Итого, 7.58. Делим на три, получаем… Ага! 2.53! Почти в два раза дешевле, чем на базаре. Хотя, ему нужна всего одна банка зеленого горошка… Ничего, запас карман не ломит!
Он положил в корзину три банки, провел кредиткой по автоматическому считывателю и пошел дальше вдоль стеллажей. Мгновенная плата – нововведение этого магазина. Полное самообслуживание. Техника!
Шломо был доволен своей покупкой. Хотя, он потратил на нее больше, чем ожидал, но, ведь, и купил больше! «Интересно, - подумал он, - где же тут подвох?»
В принципе, можно было уже возвращаться. Все, что ему было нужно, он уже купил. Банку зеленого горошка для супа. Три банки…
Он уже развернул, было, тележку к выходу, как наткнулся на симпатичную продавщицу. В руках у нее был новенький миксер.
- Не хотите ли купить хороший миксер? Со скидкой.
Миксер Шломо был не нужен.
- Нет, спасибо! – он хотел двинуться дальше, по направлению к выходу.
- Два миксера по цене одного! Прекрасный японский миксер!
- Японский?
- Да, японский, не китайский! Вот, видите, тут написано: “Made in Japan”!
- И почем?
- Восемьдесят три шекеля!
- Не, это дорого…
В магазинчике напротив своего дома Шломо видел точно такой же за 60.
2. Александр Адамович Славинс — 34 тыс. знк.
ТРОЙСТВЕННЫЙ СОЮЗ

Виталий застонал от боли, а мысли устремились по привычному кругу. «Проклятие! Надо ж было так влипнуть. Как обычно, виновата спешка. Из-за неё с самого начала всё пошло наперекосяк: опоздали на посадку, недоукомплектовались, оставив на базе часть контейнеров с необходимым оборудованием и оружием. В результате попали под обстрел, лишились корабля, и что самое грустное, я в плену. Теперь я могу только сожалеть об упущенных возможностях и надеяться на судьбу».
В поле зрения возникло тёмное пятно. Но в полутьме контуры расплывались, лишая возможности сфокусироваться. А вот уши различили лёгкие шаги. Кто-то приближался. Нос Виталия уловил запах горелой резины. Значит, суйтц. А в следующий миг энергетический удар: толчок воздуха; тело подхватил и понёс какой-то поток; столкновение с твёрдой поверхностью; резкая боль; тьма.

Глава 1. Встреча Виталия с кохлотом Ашаш

– Что это за мир? Здесь всё не так. Зачем создавать низкочастотное энергетическое поле? Мне дискомфортно.
– Кто ты? – спросил или подумал Виталий, уловив странный монолог.
– ???
Виталий скривился – тело пронзила боль. Но лучше не стонать, чтобы снова не наказали ударом. «То ли меня хотят убить, то ли специально держат в бессознательном состоянии. Если так, то почему не усыпили? Мне плохо. Откуда столько негатива? А может, ощущаю не свою боль?»
– Где ты? – То ли вопрос, то ли понятие.
«Хм… Я здесь лежу, – подумал Виталий. – Я с кем-то общаюсь? Или улавливаю чужие мысли? Но ведь я не телепат и никогда им не был».
– Ты кто?
«Вот снова. Что я слышу? – размышлял Виталий. – А вообще, я человек».
3. Владимир Вейс — "Бегемот" в сетке 12 тыс. знк.
Поезд отходил от Казанского вокзала около шести вечера. Столица оправилась от летнего бума, поэтому в этот осенний вечер пассажиров оказалось мало, и немолодой уже поэт Валерий Сергеевич Садиков лелеял надежду, что хоть часть пути до родного города удастся побыть в купе одному. Посмотреть из окна на убегающую Москву, отпить горячего сладкого чаю, прилечь на постель и в который раз наугад открыть станицу любимой книги, потешить себя новой встречей с Мастером и Маргаритой...
Состав тронулся, и в купе Садиков остался один. Похоже, мечтам суждено было сбыться - хотя бы на несколько часов безостановочного движения до Рязани. Однако в дверь постучали, и проводница указала на свободное место новому пассажиру.
- Вот вам и попутчик, - почему-то радостно объявила она поэту. - Сейчас подам белье.
Даже до конца не развернувшись в сторону вошедшего, Садиков сразу увидел темно-коричневый баульчик вроде тех, что в незапамятные времена брали с собой в поездку машинисты поездов, и огромную авоську. Баульчик уже оказался на столе. А когда пассажир попытался подвесить авоську на крючок, она странно заворчала.
Изумленный Садиков развернулся всем телом и увидел в сетке свернувшегося клубком кота. Да какого там кота! Целого котища, черного, с крупной головой и осмысленным критическим взглядом.
Таких котов Садиков никогда не видел. Но смутно помнил, что читал о таком. И осознание, где именно, пришло с обзора пассажира, имевшего довольно странный наряд, накотором были кепка-"аэродром" - обязательная принадлежность каждого уважающего себя кавказца, красная с темно-синими горошинами косоворотка,
4. Владимир Вейс — Спас на родной крови 11 тыс. знк.
Я подошел к окну. За его стеклами – дома микрорайона, отстоящие от онкологического центра в некотором осторожном отдалении. Я думаю о том, сколько мне еще дней предстоит видеть, ощущать эту жизнь. Боль в груди утихает лишь тогда, когда приходит медсестра и делает укол. При этом у нее лицо бухгалтера, делающего совершенно зряшные начисления в ведомость на зарплату.
Тоска неимоверная. Слезы сами навернулись. Кого оплакиваю, зачем? Я прижался лбом к холодному стеклу. Должно отступить.
- Что, прижало? – услышал я за спиной.
Это вездесущий Садовничий. Мы познакомились дня три назад в столовой. В левом легком Леонида тоже рак. Так и сказал.
Он похлопал меня по плечу.
Я нехотя оторвался от окна.
- Что-то в наших мозгах прибегает к раку, - у Садовничего тон стал как у киношного дедушки-доктора с небольшой шапочкой на голове, да бородкой клинышком, - чтобы… проверить силу духа. Но у каждого человека своя, неповторимая болезнь, как бы ни называлась.
- Потрясающе, - воскликнул я, и был готов убить моего собеседника.
А он:
– А не покурить ли нам!
Курить здесь запрещено всем. А мы, легочники, должны быть вообще навеки исключены из списка не только курящих и нюхающих, но и даже смотрящих на табачные киоски. Но я купился. В горле першило, в висках било.
- А что у вас?
- «Vegas Robaina», - на меня взглянул с улыбкой Мефистофеля, уговаривающего Марту, - местной фабрики.
- «Аврора» что ли? Без фильтра?
- Угу.
Мы вышли. За трансформаторной будкой у забора мужики устроили курилку из ржавого бидона высокого пня, плиты на кирпичах, согнутой железяки от забора. Мы присели.
5. Александр Адамович Славинс — Адмирал 77 тыс. знк.
ИНТЕРЛЮДИЯ

Уныло ровно, донельзя расслабляюще и невыносимо занудно гудели аппараты поддержания жизни. Они работали на пределе слышимости. Но когда других звуков нет, а мозги занять нечем, монотонное жужжание превращалось в адское испытание.
Анри лениво потянулся, будто сонный кот, и (Ой) едва не выпал из кресла. К счастью, спасла уменьшенная сила тяжести. Не то всё могло закончиться весьма печально.
Анри громко зевнул. И тут же промелькнула мысль: «А может, вздремнуть? Спать, не спать…. Надоело. Ничего не хочется, и невыносимо скучно. Просто напасть какая–то».
Третий месяц полёта доконал бы кого угодно. Молодой человек тоскливо глянул в круглое окошко иллюминатора. За ним царила непроглядная космическая тьма. «Как же она осточертела, – с тоской подумал Анри. – Всегда одно и то же». Редко там появлялось что–то иное: какая–нибудь звёздочка, или галактика. Тогда ещё можно хоть пофантазировать. А так не жизнь, а абстракция.
Когда долго заключён в тесном отсеке звездолёта, всё равно, что в консервной банке, начинает казаться, что больше ничего не существует. Ты сам центр вселенной. Но одному здесь так тоскливо. А сбежать некуда.
«Вот бы дед проснулся, – уныло подумал Анри. – Вместе всё же веселее».
Он любил деда. Особенно сильно это чувство проявлялось, когда вот так страдал, отделённый от родного мира бесчисленными миллиардами километров. Знали б вы, как это невыносимо. Открыл глаза, целый период бодрствования, называемый сутками, провёл в одиночестве, уснул. И так изо дня в день. Заверяю, после месяца подобного режима будешь рад любому собеседнику, даже самому негативному. Разумному существу необходимо общение.
6. Евгений Добрушин — Проснуться знаменитым 7 тыс. знк.
Габи Ялабай закрыл дверь своей квартиры и вызвал лифт.
Вообще-то, квартира эта была не его. Он ее снимал у старой "полячки" за 350 долларов в месяц. Два года, как он жил в этой дыре на окраине Лода, и за это время ни разу не перемолвился ни с кем даже словечком. Габи был пожилой холостяк, без друзей и подруг, одинокий и никому не нужный. Он давно смирился со своей серой жизнью, с примитивной работой конторщика на почте, с безразличными взглядами женщин, словно, не видя, проскальзывающих по его некрасивому лицу.
Он был неудачником.
В тайне, он, конечно, надеялся на "счастливый поворот своей дороги", лелея мечту о прекрасной незнакомке, которая, как сестра милосердия, полюбит его, и жизнь, наконец, изменится.
На всякий случай он покупал лотерейный билет.
И то, и другое было, примерно, равновероятно. Впрочем, он не знал точно, чего бы ему больше хотелось - чистой, бескорыстной любви или миллионного выигрыша в ЛОТТО...
Лифт прошел мимо его этажа.
"Опять не повезло!" - с досадой подумал Ялабай. Видимо, кто-то вызвал лифт сверху.
Наконец, кабина остановилась напротив него. Он открыл дверь и шагнул внутрь.
- Привет, Габи! - молоденькая соседка с седьмого этажа улыбнулась ему как старому приятелю. Это она вызвала лифт.
- Здравствуйте! - удивленно ответил Ялабай. - А мы разве знакомы?
- Нет, но мы можем познакомиться!
Такого поворота событий он никак не ожидал. С чего это вдруг она "положила на него глаз"? И даже имя его знает... Такая красотка, и он!
- Меня зовут Рики! - она протянула ему свою смуглую ладошку.
- Очень приятно! Габи.
7. Евгений Добрушин — Личное счастье 17 тыс. знк.
Мы дружили с детства. Я и Вадик. Лучшего друга у меня никогда не было, и вряд ли будет. Он был мне не только другом, но и защитником, покровителем и, пожалуй, даже, учителем. Будучи на два года меня старше, он, несомненно, имел преимущество передо мной. К тому же он был силен, как бык, и умен, как змей. У нас, в Ленинграде он входил в какую-то тайную сионистскую ячейку. Чем они занимались, я, толком, не знал. Единственное, что Вадим еще в восемьдесят седьмом начал подпольно учить иврит, и еще через год уехал в Израиль. А в девяностом уехали мы.
В школе Вадик постоянно дрался. Его боялись все, и старшие, и младшие, и даже учителя. Поэтому и меня не трогали. А в десятом классе он ввязался в какую-то крутую разборку с местной шпаной. Наших было всего трое. Тех – с десяток. В больницу попали всей компашей.
Не могу сказать, что мой друг пострадал больше остальных. Просто ему не повезло. С тех пор, у него «поехала крыша».
Я был свидетелем его болезни, и надо сказать, это было по-настоящему страшно. Он себя возомнил «контактером», что, мол, инопланетяне с ним «на короткой ноге», в общем, еще немного, и заберут его куда-нибудь на Альфа Центавра. Потом его вылечили, но раз в пять-шесть лет он, все же, залетал в психушку. В Израиле Вадим благополучно сел на пособие от Народного Страхования, получил государственную квартирку и жил себе припеваючи, хавая таблетки и пописывая стишки в местные русскоязычные газеты. Иногда он подрабатывал. В начале – на уборке, потом – по уходу за стариками, после – охранником. Родители у него умерли, когда ему еще и семнадцати не исполнилось, так что был он один как перст.
8. Евгений Добрушин — Душа и тело 12 тыс. знк.
- Завтра начинается Трансформация… - мечтательно произнесла Яллоа.
- Ты уже придумала себе облик? – спросил Малюц.
- А как же…
- Я тоже.
- Представляю, каким ты будешь красавчиком! - Яллоа нежно коснулась ложноножкой своего возлюбленного.
- Как, все-таки, это замечательно! – сказал Малюц. – Редко кому удается встретить свою половинку до Трансформации.
- Знаешь, чего мне сейчас не хватает для полного счастья?
- «Ксенона» Тертолла. Угадал?
- Точно! Кстати, мне родители подарили ко дню рождения новую стереосистему. Звук – просто полный отпад!
- Чего же ты молчала? Пошли, врубим нашу любимую! «Симфония Бездонного Космоса»…
Медленно переливаясь всеми цветами радуги, парочка поползла к многоэтажке. Их аморфные тела растекались по асфальту, иногда касаясь друг друга, и в местах их соприкосновения проскакивали легкие искорки.
Их знали все в районе. Яллоа и Малюц подружились еще в детском саду. Удивительное единение душ этих двух малышей приводило в умиление и родителей, и воспитателей, и даже строгих служителей Культа Трансформации. Они любили одну и ту же музыку, смотрели одни и те же фильмы, читали одни и те же книги. У них были общие друзья и подруги, общие враги (а как же без этого!), общие мечты, даже сны, говорят, они смотрели вместе.
И, вместе с тем, они ничем не отличались от остальных детей – до пятнадцати лет все они оставались обычными амебами, менялся только их размер. Вначале совсем крошечные, к пятнадцати годам они достигали двух релитов в поперечнике и веса двадцати гренгов.
9. Владимир Вейс — История Первого на Земле Убийства 43 тыс. знк.
I

- Встать, суд идёт! - возвестил секретарь суда, робот в форме коридорного пятизвёздочной гостиницы «Вселенная», которая составляла часть Дворца Всемирного Правосудия. Этот комплекс был построен в Москве по решению Всемирного Правительства.
Этот робот следил за ходом заседания суда. Производимая им скрупулёзная стенография была скорее данью традиции, чем необходимостью. В автоматическом режиме шла независимая голографическая запись всего заседания, которая передавалась на индивидуальные голоприемники каждого жителя Земли.
Огромный зал был забит до отказа пятьюдесятью тысячами зрителей, которые подчинились приказу секретаря встать. Но не было того звука «прибоя» характерного при этом: ни стуков о кресла и ног, ни кашля, ни вздохов. Звукопоглощающие фильтры работали отменно.
Верховный Судья Умберто Родригес, присяжные заседатели в количестве 120 человек – по одному от каждой страны Земли, исповедующей или признающей христианство в любом его виде, расположились в центре зала на высокой сцене, имеющей форму круга. Но все члены суда были обращены к зрителю лицом благодаря сложной системе голографического отражения, так же, как и подсудимый, сидевший на отдельном пятачке. И он был отовсюду виден: у каждого зрителя были специальные очки, через которые можно было заметить даже морщинки на лице Первого Преступника Земли.
Каин предстал перед зрителями настоящим убийцей. Если заглянуть через плечо художника, рисовавшего первого сына Адама и Евы, то сразу же бросались его низкий лоб, глубоко сидящие маленькие глазки, а кривая полуулыбка «заячьей» губы обнажала большие жёлтые зубы. И еще волосатые и длинные руки.
10. Александр Адамович Славинс — Эра Водолея 58 тыс. знк.
ЭРА ВОДОЛЕЯ

Пролог.

Как хорошо, что стены не могут говорить. Иначе рассказали бы о таких ужасах, и с такими подробностями, что от осознания дух захватывает. Но, к счастью, окружающие перегородки молчат, и лишь наблюдают — внимательно и беспристрастно.
Улыбка тронула губы, ибо Творец смерти знает истину — безмолвные свидетели не проболтаются. Даже не смотря на то, что увиденное ими сегодня, ни много ни мало — изменит мир. Что неизбежно, как и шаги, раздающиеся на лестнице — едва слышные, неспешные. А чуткое ухо различает лёгкое дыхание. Потрясающая акустика.
Шаги приближаются. А ведь если задуматься — так неторопливо подкрадывается закат старой эпохи. Иногда одна смерть может перевернуть мир. И тому немало примеров. Взять хотя бы убийство Николая II, уход из жизни Клеопатры, либо отравление Александра Македонского.
Подумать только — я причастен к истории. Мне доверили столь великую честь. От осознания значимости ощущаешь волнение. Сейчас именно я вершитель судеб, и в моих руках будущее целого мира.
Творец смерти позволил себе расслабиться. Уже скоро. Да и убивать не впервой. Устранять неугодных — моя работа. И вот снова востребован. Говорят, ремесло проституток самое древнее. Но люди ошибаются. Каждый знает библейскую притчу, как Авель погиб от руки Каина. Вот самое первое задокументированное преступление. И где там путаны?
Жертва неторопливо поднялась по ступеням и остановилась на площадке у входа. Что случилось? Палач задержал дыхание.
Секунды тянутся бесконечно медленно. Но Творец смерти — профессионал, к тому же лучший. Потому и доверили столь ответственное задание. Следует набраться терпения, чтобы ничего не испортить.
11. Евгений Добрушин — Талисман 3 тыс. знк.
Ты когда-нибудь находился в эпицентре термоядерного взрыва? Нет? Ну и не жалей об этом! Ничего интересного, скажу я тебе, там не наблюдается - ровное белое сияние вокруг, и телу тепло-тепло. Даже чуть жарковато. Только и всего. Спросишь, откуда я это знаю? Да, был я там! Дело в том, что служил я в КСН. КСН - это Космический Спецназ. Бабки там платят - обалденные! В общем, послали нас в систему Альфа Волопаса. Там на планете Грен была база ливеранов - галактических террористов. И нам поручили их... Ну, ты понял... И тут мы по-крупному облажались. Перебили ливераны всю нашу команду. Кроме меня. И то, из-за талисмана. ...Черт! Земля какая мерзлая... ...Значит, купил я у одного старьевщика марсианский камень. За доллар. Ма-аленький такой камушек на простой веревочке. Один козел, геолог, говорил мне, что это обычный кусок кремния. Но я то знаю, что это не так! Иначе, как бы я выжил на этом чертовом Грене? И не просто выжил - добрался до их энергостанции и рванул реактор. И сам оказался в центре взрыва! Планету разнесло на куски. Меня потом подобрал какой-то туристический лайнер - я свободно парил в открытом космосе. Невероятно? Спроси об этом капитана Зинта, моего непосредственного начальника - он подтвердит. А все благодаря чему? Камушку моему, талисману. Бессмертие он дает. Абсолютное! Говоришь - не бывает бессмертия за доллар? Еще как бывает!.. ...Песок пошел... Да ты отгребай от могилки-то, отгребай! Что было дальше, спрашиваешь? За эту операцию Центр отвалил мне десять миллионов. Зажил я по-королевски. И тут появился этот гад, Сидоров. Продай, говорит, мне камушек!
12. Александр Адамович Славинс — 2 тыс. знк.
УДАЧА УЛЫБАЕТСЯ

«…Есть удача, на которую надеются и желают друг другу слабые да ленивые, и ещё есть успех, которого добиваются умные, сильные, талантливые»
Юрий Никитин
Удача — пожалуй, самая капризная и непредсказуемая госпожа. И это ещё мягко сказано. Подумай, сколько людей из поколения в поколение стремятся разгадать ЕЁ великую тайну. Но ОНА своенравна и жестока, и лишь сама, по каким-то собственным причинам, некоторым улыбается, на кого-то бросает мимолётный взгляд, и только немногим (буквально единицам) счастливым избранникам отдаёт свою дружбу, а то, случается, и поселяется рядом.
Люди бьются над секретом ЕЁ предпочтений. Но, увы, зачастую понапрасну. Никто ведь не знает, что именно привлекает внимание ЕЁ Величества и вызывает благосклонность. Впрочем, есть верный способ словить Удачу за хвост — надо оказаться в нужном месте в нужное время. И тогда если хватит ума, можно притянуть ЕЁ и попытаться удержать.
Случается, возникает у человека уверенность, что открыл сокровенную тайну великой госпожи. И с кружащейся от радости головой, сей везунчик мнит, что уже на коне и Удача навсегда останется рядом. Но не забывай: если не будешь «соответствовать», то хитрая и капризная Фортуна запросто извернётся, и ты, увы, вновь у стартовой черты.
Многие не выдерживают подобных выходок госпожи Удачи, разбивая души и сердца о подводные рифы жизни. И тогда личность теряет сам смысл бытия. Посмотри в зеркало. Ты случайно не один из них?
Но есть упрямцы (и их не так уж мало), лишь закаляющиеся от обрушивающихся несчастий. Эти люди находят мужество расставить новые силки на Удачу. И особо настырные иногда опять привлекают к себе ЕЁ Величество.
13. Евгений Добрушин — Молчание - золото! 7 тыс. знк.
Хаим был профессиональным безработным. Он жил на пособие от Народного Страхования, подрабатывая уборкой лестниц и продажей картин. Последнее, ему совсем не приносило дохода, но, тем не менее, каждый вечер он садился в машину своего напарника, такого же горемыки, как и он, и они ехали в какой-нибудь город обивать пороги чужих домов и предлагать творения бездарных, но очень плодовитых художников. Когда-то это занятие приносило весьма приличный доход, но с прибытием большой алии, в Израиль понаехало такое количество по-настоящему талантливых рисовальщиков, предлагающих свои картины за сущие гроши, что обыватель избаловался и перестал потреблять ту "жвачку", которую ему предлагали Хаим и Ко. Но они, тем не менее, упрямо пытались втюхать эти полотна всем, кто встречался им на пути, соревнуясь в красноречии и актерском мастерстве. Они выдавали себя за начинающих гениев изобразительного искусства, хотя ни один из них даже не знал с какой стороны подойти к мольберту.
Что же касается красноречия, то тут Хаиму не было равных. Он любил говорить красиво, а главное - много. И если он начинал "вещать", то остановить его было, практически, невозможно. Впрочем, через несколько часов непрерывного монолога, Хаим выдыхался, начинал повторяться и, в конце концов, умолкал. Правда, этого финала никто никогда не видел, так как его выпроваживали за дверь до того, как он успевал закончить свою мысль.
Но Хаим не унывал. Даже оставшись один, он продолжал "лекцию", уже просебя - выговаривая воображаемому собеседнику за его тупость и поверхностное мышление.
14. Владимир Партолин — Инцидент 38 тыс. знк.

1

Не знаю, зачем я сделал эту запись-ком. Прапорщик Лебедько посоветовал. Утверждал, что на острове, если надолго останусь, всё забуду.
___________________________

— Вот прибудут представители моих властей тогда и проведёшь инспекцию, а пока, майор, не мешай, полоть мне надо, — услышал я отказ председателя.

«Здравствуйте» — мне комроты спецназа — председатель колхоза «Отрадный», высокий, худой, крепкий ещё свиду старик, сказал вроде даже как радушно, но с моим извещением приказа инспектировать его деревню снова принялся мотыжить землю. Восторженной встречи я не ожидал, но и такой тоже, склонился над сутулой спиной к уху мужика и тихо, чтобы не услышали колхозники половшие тут же по всему полю, спросил:
— В деревне есть кто живой?..

Десятью минутами раньше я, взяв управление ветролётом на себя, сделал вираж над деревней, высадил отделение разведчиков у прохода под купол и направил машину обратно к отдаленному полю, над которым пролетели к поселению, прямо над головами здесь работавших крестьян. Женщины — определил их по косынкам — смотрели из-под ладошек у лба, мужики — в кепках — сходились в группки перекурить. Этим разом поле я обогнул стороной, ветролёт посадил поодаль на сопку — из почтения к крестьянам и вежливости. Мужики и бабы теперь прежнего к нам внимания не проявили, остались на местах, взглянули только в нашу сторону разогнувшись от мотыг. Усердно пололи, за всё время разговора моего с председателем ни кто к нам не подошёл.

— Ты же кружил над куполом прозрачным, никого не высмотрел? Разведчиков небось высадил, не доложили? — Съязвил председатель, — Меня пытаешь, им команду дать?
15. Евгений Добрушин — Телепорт 3 тыс. знк.
Евгений Добрушин

Телепорт

Мой друг-музыкант говорил: «Жену и дирижера надо слушать!»
Убеждала меня Люська: не покупай отечественную электронику! Нет. Не послушался! Вместо американского или, на худой конец, китайского, купил наш, российский телепорт…
Он проработал ровно год и три месяца и заглох. А гарантия всего на год! Значит, ремонт за свой счет…
Ну, слава Богу, мой приятель Вася вызвался помочь! Он парень головастый, ему что автомобиль, что телепорт починить – все знает, во всем разбирается. Пришел, посмотрел, говорит: мелочь! Надо пару конденсаторов и три резистора заменить. Только, вот, нужных номиналов у него не было. Ну, поставил то, что есть. Мол, без разницы! Плюс-минус два килоома погоды не делают. Правда, провозился он до полуночи. Я на следующий день проснулся невыспавшимся. После завтрака, как обычно, собрался на работу. А работаю я далеко – на другом континенте. Так что, без телепорта тут никак! Ну, одел я пояс телепортации, включил машинку и – хоп! – я уже на работе. Починил-таки, Васька аппарат!
Рабочий день прошел как обычно. И вот, я уже дома.
Прошел в гостиную, тут слышу: из нашей спальни люськины вздохи… Такие знакомые вздохи… И все громче и громче!..
Врываюсь в спальню – так и есть! С любовником! И процесс у них в самом разгаре!..
- Ах, ты, - кричу, - потаскуха! Пока я вкалываю в этих канадах, ты тут с хахалем!
Этот, ее, вскакивает как ошпаренный…
Смотрю: знакомая морда!
А он мне:
- Ты кто такой? Что делаешь в моей квартире?!
- Я кто такой?! Это ТЫ кто такой?!!
- Я - Михаил Белобородов! А это моя жена! И моя квартира!
16. Александр Адамович Славинс — Призрак 19 тыс. знк.
Рассказ вошёл в сборник, ставший лауреатом международного конкурса "Золотой Гомер" 2018г в номинации "Увлекательная фантастика". Вместе с ним в сборнике так же представлены рассказы "В конце пути" и "Непобедимое оружие"

А в нашей жизни все не просто так!
Моменты, люди, взгляды не случайны...
И каждый, кто войдет в нее хоть раз,
Оставит отпечаток изначальный.
Янина Бурмистр

Тьма. Искорки звёзд. Размытые пятна галактик. И тишина. Всегда одно и то же. Надоело. Виды космоса давно приелись и стали обыденными. А этот уголок вселенной навевает уныние и тоску. И виной тому мрачные воспоминания.
В салоне корабля тоже царит тьма. Под стать настроению. А сейчас на душе весьма скверно. Тарла отвлеклась на мгновение от грустных мыслей, чтобы скорректировать курс звездолёта. И опять удалилась в страну печали.
Когда становилось невмоготу, она забрасывала дела, и прилетала в этот отдаленный сектор Галактики, на планету, называемую местными жителями Земля. Тут могила сына.
Зачем ей эти полёты? И сама не знала. Но по возвращении Тарла чувствовала себя лучше. Да и дела начинали спориться. Конечно, можно перенести могилу ближе к дому. Но тогда не было б длительных рейсов, когда одолевала скука, а в голову приходили бредовые идеи, кстати, при реализации дававшие потрясающие результаты. И позволявшие ей сохранять престиж, а родне на Исирионе увеличивать политическое влияние. Не летать же по огромному космосу лишь бы куда.
Грым, старший и единственный сын Тарлы, работал наблюдателем на планете Земля. Но, к сожалению, оказался не в том месте и не в то время. Шла война, и кровожадные варвары убили попавшегося под руку человека.
17. Александр Адамович Славинс — Превратности судьбы 76 тыс. знк.
Превратности судьбы.

Яркие солнечные лучи, щедро дарующие благодатный свет и тепло, радостно приветствуют мир. Голубое бездонное небо притягивает взор, чарующий свежий воздух наполняет лёгкие, приятный тёплый ветерок овевает кожу. В такие дни, что называется, охота жить. И создаётся впечатление, что сама природа радуется вместе с тобой.
Крэй с удовольствием подставил лицо солнцу, наслаждаясь живительной энергией светила и ощущая, как лучи нежно ласкают кожу. И чудится, сама душа поёт от восторга. В такие моменты думаешь - жить просто замечательно. Да и не может быть как-то иначе. И как же здорово в такой день возвращаться домой.
Крэй окинул своё поместье взглядом хозяина. На фоне окружающей чахлой растительности усадьба выглядит настоящим оазисом. Ты словно попал в дивное райское местечко, где всё радует глаз. И так приятно вернуться сюда после долгого путешествия.
Весь облик Крэя говорит, что перед вами серьёзный человек, привыкший твёрдо стоять на ногах, и отвечающий за свои поступки. А незримая, но подсознательно ощутимая аура души внушает уважение. Кремовые лёгкие брюки и светлая рубашка с коротким рукавом как нельзя, кстати, для лета. Нечто спортивное просматривается в фигуре мужчины. Возможно, худощавость придаёт облику стройность, или лёгкая походка, свойственная энергичным натурам. Крэй чуть выше среднего роста, коренастый, неопределённого возраста, но молодость явно осталась позади. Ему можно дать где-то между тридцатью пятью и сорока. Или больше, если судить по мудрости, что просматривается в карих глазах. Чёрные слегка курчавые волосы коротко острижены.
18. Владимир Вейс — Изгнание из Рая 30 тыс. знк.
I
Чих-чих-чих. Стоп!
Под колесами сначала зашуршал гравий, затем звук перешел в шелест и потрескивание. Трава, ветки.
Я остановил шестерку в тени большой сосны, затем вышел и затолкал машину за кустарник. Получилось неплохое убежище. И со стороны дороги не видно, и в придорожной посадке, переходящей в лес, машина не бросается в глаза. Двигатель остынет и, может быть, я все-таки доеду до дома. Щит с названием города уже остался позади.
После ремонта двигатель грелся. Кажется до ремонта меньше. Я выехал только второй раз, но проклял «сервисные» услуги тестя, с которым до сих пор поддерживаю отношения. Или он был под "мухой", собирая движок, или сэкономил на запчастях. Эх, лучше платить чужим…
Привычка мыть руки после минутного стояния у дерева заставила спуститься по склону оврага к небольшому роднику. Вода была чистой и холодной! Я разделся по пояс и овраг огласили мои уханья.
Спуститься вниз одно, а вот подняться – это медленный поиск пологой тропы по склону.
За небольшим скоплением деревьев я увидел огромную поляну, вид которой поразил меня каким-то странным искажением перспективы. Вроде марева, поднимающегося от горячего асфальта. Но асфальта не было, а это марево исходило от травы, и при этом большой круг зеленого ковра смотрелся тускло, словно на него набросили полиэтиленовую пленку.
Приглядевшись, я увидел, что эта и не пленка, а над поляной навис некий огромный, но прозрачный конус, сквозь который были видны деревья.
Мне бы плюнуть на все, списав видение на глюки уставшего человека, не выспавшегося из-за ранней поездки,но я бездумно двинулся к «воздушному» замку.
19. Евгений Добрушин — Идеальная пара 2 тыс. знк.
- Так вот, Эдик,- продолжил свою речь пришелец,- за то, что ты сделал для нашей цивилизации, мы решили тебя отблагодарить. Говори, чего бы ты хотел больше всего?
Парнишка немного подумал и сказал:
- Я хочу жениться. Все мои друзья уже имеют семьи, а я нет. Найдите мне, пожалуйста, идеальную пару. Такую девушку, чтобы мы полюбили друг друга с первого взгляда. Ведь есть на земле где-то моя половинка… Та, единственная, ради которой даже жизнь не жалко отдать!
- Конечно, есть, - ответил инопланетянин.- И мы можем помочь тебе ее отыскать. Для нас это не составит большого труда.
- Отлично! Когда начнем поиски?
- Скажи, а ты уверен, что это тебе принесет счастье?
- Еще бы! В чем же еще может быть настоящее счастье, как не в идеальной любви?
- Хорошо. Подожди, я сейчас свяжусь со станцией слежения и дам тебе адрес.
Пришелец достал небольшой приборчик, типа портативного компьютера, что-то набрал на клавиатуре, и тут же откуда-то сбоку выползла небольшая ленточка тонкого пластика. Он подал ее парню. На ней по-русски, синими буквами на белом фоне было написано: "Владивосток, Солнечная улица, дом 5, квартира 22, Алена Смолина"
Через восемь дней Эдик уже стоял у заветной двери и нажимал на кнопку звонка. За его спиной был путь в тысячи километров и рюкзак, набитый московской снедью и кассетами с любимой музыкой.
Дверь открыла женщина лет сорока.
- Здравствуйте! - сказал ей юноша, думая просебя: "А может, это ошибка?"
- Здравствуйте! - ответила женщина. - Вам кого?
- Извините, Алена здесь живет?
- Да, а вы кем ей будете?
20. Владимир Вейс — Дед Пронский 12 тыс. знк.
Я возвращался из командировки, зная, что дома нет никого – жена и дети на даче, точнее, у тёщи в деревне. От этого не было радости встречи с городом, но и была своя прелесть привести себя в порядок наедине. После ванны в халате лечь на диван и посмотреть привезённый из Москвы диск. Мне его почти за бесценок вручил продавец, когда я покупал флешку.
Мой дом находится в районе Воронежских озёр, но к городу на Дону это не относится, так называлось это место до прихода сюда строителей. Место – живописное, и наши многоэтажки были скрыты густым окружением высоких ив…
- Вишь, какая у нас красота! – услышал я голос сверху.
Мой сосед дед Пронский стоял на балконе второго этажа и наблюдал, как я подхожу к подъезду, да, и, наверное, как стекаются к дому и другие его жильцы. Наверное, в этом есть какой-то сторожевой инстинкт, заложенный во времена, когда окруженный лесами и врагами древнеславянский город оберегался со сторожевых постов. Чувство дома, вероятно, отсюда: живут люди то в одном городе, то в другом, то на одной улице, то – на другой. А возвратиться туда, где твой очаг – это самое главное в существовании человека.
- Да, красота, - коротко откликнулся я, обшаривал себя в поисках ключа от домофона. Но он куда-то задевался, хотя точно помню, лежал в правом.
- Заходь ко мне, Николай, - пригласил меня тем временем сосед, - не закрыто.
Вероятно, я, всё-таки, прошёл бы мимо, но он ожидал меня у своей приоткрытой двери.
По виду не скажешь, что ему семьдесят. Поджарый, подвижный и многим женщинам за пятьдесят он нравился. А что – вдовец со своей двухкомнатной, чем не жених!
21. Александр Адамович Славинс — Возвращение 78 тыс. знк.
Через тысячу лет
Вдруг звонок,
Голос до боли знакомый.
Щёки так запылали,
Как прежде.

Сергей Рац «Поющая вечность»

Глава 1. Катастрофа

Сигнал тревоги резким аллегро вспорол тишину, безжалостно разрушая привычный распорядок дня. Он мгновенно разнёсся по всем закоулкам и переходам звездолёта, спеша оповестить, что случилась беда. И с этого момента твоя жизнь больше не принадлежит лишь тебе. Хочешь выжить – торопись и действуй заодно с остальными. Или рискуешь навсегда затеряться во Вселенной.
Космолёт «Стремительный» класса «Омега» несмотря на кажущуюся (по сравнению с гигантами класса «Альфа») миниатюрность, тоже предназначен для полётов между звёздами. Корабли данной категории имеют ограниченное количество людей в экипаже, и это обстоятельство налагает дополнительную ответственность на каждого его члена. Искусственный интеллект выполняет основную работу по поддержанию корабля в надлежащем состоянии. Но без человека любая техника рано или поздно выходит из строя.
Не успели смолкнуть аккорды сирены, а капитан звездолёта Этель Тано уже влетела в отсек управления. На «Стремительном» она фактически минибог для команды на текущий рейс. Ведь от неё многое зависит, и в первую очередь – вернёшься ли ты живым.
– Что случилось? – спокойным твёрдым голосом осведомилась она.
– Мы падаем, – в отчаянии доложил Арин Брун, дежуривший у пульта. А встретившись с суровым взглядом капитана, поспешил ввести её в курс дела. – Отключилась энергетическая установка, а вслед за ней – все системы жизнеобеспечения. Чем это вызвано – не знаю. Программа оповещения о неполадках тоже вышла из строя. Так что корабль фактически парализован.
22. Евгений Добрушин — Бездонный колодец 5 тыс. знк.
Телефон звонил не переставая. Черт! Я вчера опять забыл его отключить.
На будильнике было четыре часа утра.
- Але? – я взял трубку.
- Мишак! У меня получилось! – заорала она голосом Шмулика.
- Иди ты к дьяволу! – огрызнулся я в ответ. Теперь точно не усну…
- Мишель, это открытие века!
- Какие могут быть открытия в четыре часа утра?
- Ты не поверишь – моя машина заработала!
- Да ну?!
От неожиданности я сел в кровати. На другой половине недовольно заворчала жена. А из трубки несся голос моего приятеля:
- Представляешь? Скоро я стану миллионером! Мультимиллионером!
- Ты же давным-давно забросил эту идею?
- На словах. Дурил я вас всех, понял? Потому что не верил. Но сейчас – система работает. Аппарат выдал уже сто тысяч баксов. Тысячу стодолларовых купюр!
- А они не поддельные?
- Ты что, так и не врубился? Это настоящие доллары. А захочу – будут рубли, или золотые монеты, или шекели – любая валюта!
- И ты хочешь сказать, что лепишь их напрямую из информационного поля Вселенной?
- Ну да! Как у Шефнера, помнишь? Тот сгущал время, а я информацию перевожу в деньги. Напрямую!
- А по-моему, ты купил обычный ксерокс, цветной, японский…
- Да пошел ты!
Он бросил трубку.
Я выдернул штеккер телефона из розетки. До подъема осталось всего три часа. Может, удастся еще поспать?
Слова Шмуля не шли у меня из головы. Неужели это правда?
А идея была проста.
23. Владимир Вейс — Мой папа почти Бог! 19 тыс. знк.
- Но почему, почему ты должен уехать? Разве нельзя по-другому, ведь ты не маленький!
- Я говорил об этом родителям, но они просто не слушают меня.
Мы сидели с Жанной Поливановой в пустом тёмном классе, куда убежали, когда начали с танцевать. Я не стал дожидаться конца танца:
- Пойдём отсюда, у меня всё очень серьёзно!
И вот мы здесь, дверь закрыли изнутри шваброй, оставленной техничкой.
Жанна просто была убита моими словами о скором отъезде. У нас так всё было хорошо, мы думали о большой жизни вдвоём. И только вдвоём!
- У нас дома тоже иногда бывает так, - сказала девушка, - старшие считают, что всё делается только для нас!
- Мои выбрали момент, когда мы ещё ничего не можем самостоятельно решить!
- Тогда сделаем по-своему.
Жанна вскочила со скамейки парты и подошла ко мне, взяв моё лицо в ладони. Она долго молчала и просто смотрела на меня. Окна были тёмными, хотя свет уличных фонарей отбрасывал уродливые тени на потолке и дальней от окон стене. Точнее, верхнего угла.
Жанна была красивой. Ростом – чуть ниже меня. У неё были тонкие руки с длинными пальцами. И этот миг я должен был запомнить на всю жизнь, хотя уже готовился следующий миг!
- Сделаем так, чтобы с тобой не произошло, встретимся здесь, в Москве, у Большого театра!
- Но…
- Подожди, мы не знаем, где ты окажешься в ближайшие дни. Но, наверняка, тебе дадут поступить в какой-нибудь институт. Моя сестра в прошлом году пошла на занятия в сентябре. С первого числа! Давай 31 августа часов в шесть у фонтана напротив Большого!
- Хорошо! Я обязательно приду, если надо, сбегу, прилечу, но приеду в Москву!
24. Александр Адамович Славинс — Плащ 25 тыс. знк.
ПЛАЩ.

Всё произошло в одно мгновение. В бездонном сине-фиолетовом небе появились две маленькие сверкающие искорки, такие незаметные с виду, что мало кто обратил на них внимание. И буквально сразу шквал огня сожрал огромную долину. Горела и плавилась сама земля, и даже камень. И всё спекалось в корж. Выжить в этом аду не смог никто.
Бич вселенной - космические пираты, неизбежное порождение технологического прогресса. Они бороздят Вселенную в поисках добычи, как дикие хищники. Только ещё хуже, поскольку не знают меры своей алчности. Насилие, разбой, убийства – их обычная работа. Но в таких масштабах, что и представить невозможно. Целые планеты и даже нарождающиеся цивилизации страдают от космических головорезов. Вооружённые мощными разрушительными технологиями, позаимствованными у далеко ушедших в развитии высших рас, пираты стали настоящими могильщиками прогресса.

Перед самой атакой Удур вышла из мастерской. Сегодня чудный прекрасный летний день, и невольно тянуло наружу, на свежий воздух. И Удур просто не могла усидеть в закрытом душном помещении. А здесь, под открытым небом, так легко дышится. И так здорово пройтись по улице, когда тебя овевает нежный ветерок, и ощутить на коже ни с чем несравнимую ласку солнечных лучей.
Удур самая искусная швея в долине, если вообще не на всей планете. Из её талантливых рук выходили изумительные вещи, носить которые почитали за честь даже самые богатые и знатные дуэны, поскольку изделия Удур такого высокого качества и удивительной красоты, что никто не мог повторить их.
25. Евгений Добрушин — Светлое послезавтра 4 тыс. знк.
«Президент России Суй Хунь Вынь подписал указ о введении нового налога на алкоголь. Теперь литр водки будет стоить минимум 50 долларов. Президентом также подписан указ об увеличении срока принудительных работ за самогоноварение до 10 лет…»
- Лютует, китаеза… - Васька аккуратно наполнил стакан доверху, стараясь не пролить ни капли драгоценной жидкости.
По телевизору шли новости.
- Это все жиды… - Его друг, Петька Симонюк, уже приготовился к очередному тосту. – Давай, Васяня, выпьем за то, чтобы на Земле не осталось ни одного жида!
- Тише ты, Петруха! Сейчас за такие разговоры вмиг «пятерочку» огребешь…
- А мне пох… Я этих жидов вот где имею! – Петр поднял сжатый кулак, на костяшках которого было вытутаировано его имя.
- Это они тебя имеют… И не только тебя… И твою жену, и твою дочку, и сестру твою – всю вашу е…анную семейку…
- А по е..лу хочешь?! – лицо Симонюка вдруг страшно побагровело, а на скулах заходили желваки.
- А что, скажешь, я не прав? У тебя, ведь, давно уже не стоит! А русская баба за хороший хер не только мужа, маму родную продаст!
- Заткнись, сука! – Петька вскочил.
- Ладно, друган, не кипятись! – Васька уже принял «на грудь» и заметно подобрел. – Моя тоже мне изменяет. Но не с жидами, а с китайцами. В открытую с ними живет. Уже беременна от кого-то из них… Рожать будет, падла…
- Да ну?!
- Вот тебе и ну! А ты думал – откуда у меня это фирменное пойло? Китайцы дают! В качестве отступных...
- А моя дочка иудаизм приняла… Прикинь?..
- Ну, я же сказал! Так и есть. Как зятя зовут твоего? Мойша, Хаим, Абрам?
- Ицик,.. …лять!
- Это сестрин муженек?
26. Александр Адамович Славинс — 54 тыс. знк.
ГЕНЕЗИС.

27 И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.
Бытие, глава 1

-Странно, не могу ни с кем связаться, - озабоченно выдохнул Саваоф. - Время сеанса прошло, а в эфире по-прежнему тишина.
-По инструкции нужно дождаться следующего времени сеанса и попытаться ещё раз, - заметила Сатана.
-Да знаю я, - отмахнулся Саваоф, теребя отросшую по грудь бороду. - Но меня беспокоит молчание флота.
-Разве такого раньше не было?
-Случалось как-то. Всего раз.
-Так почему ты переживаешь?
-Хм. В тот раз флот отражал атаку.
-Ты думаешь..., - озабоченно начала Сатана.
-Пока я ничего не думаю, а лишь констатирую факты. Ладно. Дождёмся следующего времени эфира и тогда, возможно, получим ответы. А пока я хочу отдохнуть.
Саваоф встал из-за приборов и направился в свои апартаменты. Сказывалась усталость, и не столько физическая, как от переживаний. И теперь можно позволить себе расслабиться. Модуль слежения работает в автономном режиме, исследуя огромный сектор космоса между рукавами Галактики, и не требует постоянного внимания оператора. Лишь при возникновении нестандартной ситуации потребуются мозги и вмешательство.
Сатана заметила, что коллега нервничает, и сама заразилась беспокойством. Саваоф опытный специалист, и если волнуется, значит, тому есть причины. Но пока рано бить тревогу. Космос огромен, и в пределах наблюдаемого пространства может произойти что угодно. Следующий сеанс должен всё расставить по местам.
И Сатана, как и коллега, так же направилась к себе.
27. Евгений Добрушин — "Нэсэ Галя воду..." 29 тыс. знк.
"Сестру Эллу - в приемный покой!" - раздалось в динамиках селекторной связи.
Элла закончила делать укол больному и выбросила использованный шприц в утилизатор.

"А коль вкололи в попу пару миллиграмм -
Значит все не так уж плохо на сегодняшний день!.."

- пропел Ицик переделанную песню Цоя, натягивая пижамные штаны.
- Молодец, Ицик! Если опять не сорвешься, через пару месяцев выпишут... - сказал Моше на иврите, заглянув в процедурную.
- Дай Бог! - сказал Ицик, тоже на иврите, и поднял вверх протез правой руки. Он уже четыре года торчал в этой клинике - сразу после военной операции "Нерушимая Скала", где он потерял руку.
"Выпишут его, как же..." - подумала медсестра и отправилась в приемный покой. Видимо, поступил новый больной...
Так и есть!
Это был совсем молодой парень, лет двадцати, беленький такой, голубоглазый, и... заколотый "в овоща". "Галоперидол..." - пронеслось в голове у медсестры. Таких она определяла безошибочно: остановившийся взгляд, заторможенные движения, тремор...
Рядом с ним сидела женщина, лет сорока пяти, тоже блондинка, слегка полноватая, но, при этом, со вкусом одетая. Явно - славянка.
- Элла, оформи поступление нового больного! Они с Украины. Судя по всему - "боевой шок". Там же война... - Главврач говорил только на иврите.
- Хорошо, доктор Склярц! Они туристы?
- Парень - новый репатриант. У его матери - рабочая виза. Она - нееврейка и право на репатриацию не имеет. Они с мужем в разводе.
- Так, у него отец еврей?
- Судя по всему - да. Но фамилия русская - Пигмалионов.
- Понятно. Я все сделаю. Я знаю процедуру записи.
28. Александр Адамович Славинс — Планета отшельников 47 тыс. знк.
ПЛАНЕТА ОТШЕЛЬНИКОВ.

Всем, кто одинок.

.
-Уважаемые пассажиры, наш звездолёт совершит кратковременную посадку на планету Игбая, - мягко прозвучал бархатистый голос информатора.
-Игбая, Иг-бая-бая-бая, - кто-то рядом сидящий иронично переигрывал непривычное название. Да, оно и в самом деле какое-то странное. Одно бесспорно – на этой планете можно жить. Обычно мирам, имеющим атмосферу, дают какое-нибудь звучное, красивое имя. Это необитаемым, мёртвым присваивают лишь номер, что-нибудь типа прямо таки убийственного ПЦ Цж – 339179331….
Игбая. Что это значит? На какие-то доли секунды Лита задумалась, но вскоре её мысли, захваченные популярной мелодией, вновь поплыли куда-то в страну нереального счастья. Что для неё значит какая-то там планета, даже с таким загадочным названием? Это всего лишь миг в её жизни, который она вынуждена пережить, и затем так же благополучно забыть.
Этот полёт для неё, как ни банально звучит, всего лишь вынужденная обязанность. Так уж сложилась жизнь. Проводить три недели в году на борту какого-нибудь попутного звездолёта - запрограммированная необходимость.
Лита Тинен работает в компании “Туран”, занимающейся добычей радиоактивных изотопов по всему рукаву Галактики. В её служебные обязанности входит раз в год облетать прииски, разбросанные по разным мирам, и собрать документацию.
29. Евгений Добрушин — Иголка в стоге сена 12 тыс. знк.
- У нас нет выхода, мистер Дженкинс. На нашей старушке Земле сейчас ядерная зима. И продлится она минимум десять тысяч лет, - старый профессор грустно смотрел в экран внешнего обзора, где серый снег заметал развалины некогда большого и красивого города.
- Но ученые могут и ошибаться, - его коллега, молодой аспирант Дженкинс, тоже был в полнейшей депрессии. Однако врождённый оптимизм последнего помогал ему бороться с ней, хотя и весьма тривиальным способом - он продолжал уничтожать запасы спиртного, которое сейчас ценилось на вес золота.
- Дженкинс, вы бы оставили хотя бы пару литров спирта на нужды лаборатории!
- Кому теперь нужна ваша лаборатория? Да и вся эта чёртова наука вообще?!
- Нам, Дженкинс. Вам и мне.
- Дойч, вы наивны, как ребенок. А если ТАМ будет все то же самое?
- Наши зонды засняли фильм.
- В самом деле?
- Хотите посмотреть?
- Обязательно. Вот только допью этот стакан...
- Если вы не прекратите ваш запой, я отправлюсь туда без вас.
- А вы справитесь?
- Совершенно спокойно.
- В таком случае, скатертью дорога. Ваши мозги, Дойч, нужны человечеству. Это последнее, что у него осталось.
- Вы называете человечеством эту горстку мерзавцев, которые сейчас как пауки в банке пожирают друг друга?
- Ну да, конечно, вы один хороший.
- Я этого не говорил.
- Оставьте, Дойч. Вы всегда были эгоцентриком. Впрочем, может в этом и есть доля истины. Вы же теперь как Бог - держите в руках целую Вселенную!
- Вы тоже можете ее подержать. Как и любой человек, который возьмет этот кварк в руки. В конце концов, это самая обычная сфера Пуанкаре...
30. Александр Адамович Славинс — Брог 33 тыс. знк.
БРОГ.

-Атака мохнатых отбита, - радостно доложил капитан батальона охраны Грин Денев. Высокий черноволосый красавец, с крутой саженью в плечах.
-Молодцы, ребята, - одобрил полковник Стил, выглядывая из-за горы документов, оккупировавших рабочий стол.
У Анри Стила квадратное лицо профессионального военного. Строгий рот с полными губами. Седые волосы коротко острижены по армейскому образцу. Одет всегда в серый китель, выгодно подчёркивающий рельефное мускулистое тело.
Услышав радостное известие, Стил откинулся на спинку кресла, и благосклонно посмотрел на капитана.
-Но есть кое-что ещё, - многозначительно продолжил Денев. Капитан буквально искрился энергией. – Вы не поверите. Мы взяли в плен вожака мохнатых. Он здесь, в коридоре. Хотите взглянуть?
-Хм, - выдохнул Стил. - Вот уж не ожидал. Поздравляю, капитан! Да вы сегодня действительно молодцы. Впервые такая удача. А на вожака мохнатых стоит взглянуть. Пойдём к нему.
Полковник молодцевато подскочил и бодро направился к двери. Ему за сорок, но мог дать фору двадцатилетнему в любом виде спорта. У Анри натура холерика, огромное честолюбие и тяга к совершенству. Но в то же время это приятный в общении человек. Стила любят и уважают в коллективе, что для командира такого ранга огромная заслуга.
Если возникали дрязги на любом уровне, за советом шли к нему. Есть у Стила некая жилка, врождённая интуиция, помогавшая одолевать житейские невзгоды и подсказывающая верные решения.
Приблизившись к Деневу, Стил пожал ему руку, тем самым ещё раз поздравив с одержанной победой, и они покинули кабинет.
31. Паламарчук Виктор Юрьевич — И только бег ... 22 тыс. знк.
И только – бег …

Фантастический рассказ.
Автор: Паламарчук Виктор Юрьевич.

Моя история скорее заинтересует психиатра, чем мало-мальски здравомыслящего обывателя, однако! … я – просыпаюсь в холодном поту, и не могу спокойно существовать далее в ночь, не содрогнувшись в очередной раз от воспоминаний о своей былой жизни, которая привела меня на край земли, к неизвестным людям, к неизведанным далям.
Всё дело в том, что я постоянно нахожусь в бегстве … от реальностей прошлого – к иллюзорному будущему … И, кому бы я не рассказывал свою историю, не только не в силах мне помочь, но и подозревают, что я обуреваем дьявольскими наваждениями … Впрочем, я – никого не виню, ведь, ко всем напастям, обрушившимся на меня, мне ещё будто бы не доставало обвинять людей в безучастности к моей судьбе, сыгравшей со мной такую злую шутку.
Впрочем, по порядку … Я постараюсь записать, что со мной случилось, ну, а неведомый мне читатель, пусть сам решит: кем ему меня разуметь, то ли выдумщиком, то ли жертвой неведомых доселе сил зла.

****************************************

История эта началась весьма давно (я уж потерял счёт времени) и так же весьма отдалённо (скажу, только, что на обратной, мне нынешнему, стороне нашей планеты) закончилась. Я – последний сын в довольно большой моей семье, и, поэтому, я был пожалуй баловнем многочисленных моих братьев и сестёр, не говоря уж о родителях, которые, хотя и были люди сострадательные, однако, воспитывали своё многочисленное потомство в одержимости пуританства, что, впрочем, объяснялось тем обстоятельством, что жили мы на своей большой ферме, вдали от цивилизации и всех её благ …
32. Евгений Добрушин — Шестнадцатое чувство 30 тыс. знк.
Рассказ, написанный за полтора года до освобождения из хамасовского плена израильского солдата Гилада Шалита.

ШЕСТНАДЦАТОЕ ЧУВСТВО

На десятые сутки я начал приходить в себя. Меня отвязали от койки и разрешили пойти искупаться.
После душа я переоделся в чистую пижаму, перестелил кровать и, уже спокойно и уверенно, пошел обедать в столовую. Поначалу, все обходилось без эксцессов. Когда я пошел за добавкой компота, ко мне вдруг подскочил какой-то хилый очкарик и изо всей силы двинул мне кулаком поддых! От неожиданности я сложился пополам, чашка с компотом отлетела далеко в сторону, опрокинув на меня содержимое, а сам я грохнулся на пол, пребольно ударившись локтем о ножку стола.
- Только не вздумайте отвечать! - крикнул мне очкарик по-русски. - Великодушно простите и забудьте! Поверьте, я не хотел вам зла!..
- Придурок, ты че, совсем охренел? - заорал я на том же великом и могучем.
- Молчите, ради бога, молчите! Или мне придется ударить вас по голове! - крикнул нападавший, и уже размахнулся для нового удара.
Ну, я долго раздумывать не стал и крепко врезал ему справа в челюсть. Чувак отлетел назад и упал на столик с закусками, аккурат попой в салат.
Дружные аплодисменты зрителей (пациентов нашего отделения) были мне наградой.
Тут же подскочили трое санитаров, схватили меня и потащили на отделение.
- Что, Шизкиель, - стал укорять меня Шломо. Он сегодня дежурил во вторую смену. - Опять дерешься? И с кем связался! С этим новеньким... Нет у тебя совести никакой!
- Да он первый меня ударил! - теперь разговор шел на иврите.
- Да, я видел. И он за это будет наказан.
33. Евгений Добрушин — Голова профессора Токинга 15 тыс. знк.
Да, Джорж был разгильдяем. Так что? Зато - гений! Впрочем, в Принстоне все гении. За редким исключением. Именно таким исключением и был ректор Кельтс. Говорят, он был идеальным администатором. Но в физике - по-олный ноль. Впрочем, и связей у него было во всех "эшелонах власти" (почему так говорят? "эшелонах", а не "эскадронах власти", например?), да, так вот связей этих у него... В смысле, блатной был чувак.
А вот Джорж - талант! Ни черта не занимался, но все схватывал на лету. Весь в отца пошел - в Грега Шпрингфельда. Тот работал у самого Токинга, был его "правой рукой". Только Токинг теоретик, а Шпрингфельд экспериментатор. Говорят, они даже пытались сделать искусственную "черную дыру" на орбите Земли. Но Джорж мне сказал, что это полная чушь. Не знаю. Я в этом ничего не понимаю.
Мы с Джоржем работаем в крематории. Да, да - сжигаем трупы. А чего? Работа как работа, не хуже других. Тихая, не пыльная. Погрузил в печь, кнопку нажал, потом, через пару часов, когда все прогорит, загоняешь контейнер в поддон, пепел пересыпается автоматически. Из контейнера - в урну. Родственникам покойного ее вручает специальный человек.
Платят нормально. Да и жмурики ведут себя спокойно. Как правило...
Тут свои легенды ходят... И про летаргический сон с последующим воскрешением в печи, и про некрофилов...
А вообще, у нас с этим строго! Ни у меня, ни у Джоржа - никаких отклонений. Раз в месяц нас проверяет психолог. Меня уже достали эти тесты! "Как вы думаете, почему многие трупы улыбаются?" Да хрен их знает! Хорошо им в раю, наверное...
34. Александр Адамович Славинс — Злой рок 20 тыс. знк.


ЗЛОЙ РОК.

Взрыв. Прямым попаданием снаряд разворотил двигатель и расколол фюзеляж. Звездолёт сразу потерял управление, и теперь искорёженной грудой металла стремительно нёсся к планете. Это конец. И пилот знал об этом.
Кир с горькой усмешкой опустил руки и отрешённо наблюдал как смерть мчится навстречу. Вот и конец его такой невезучей жизни. И уже ничего не изменишь. Вся электроника сгорела, а без неё корабль всё равно, что тело без души.
Перед глазами вновь предстал образ Леи, единственной девушки, полюбившей его. Но и она не выдержала. “Прости меня, - сказала она. – Я буду проклинать себя всю жизнь, но больше так не могу”. Это случилось через год после их встречи. Лея выдержала тринадцать месяцев. При воспоминании о ней слёзы не выступили из глаз. Видимо, зарубцовывается и эта рана, которых бесчисленое количество в его исстрадавшейся душе.

Кир неудачник. И это ещё мягко сказано. Как ни крути, но это его рок, его несчастная судьба.
С самого детства, с семимесячного возраста, как остался без родителей и его взяла на воспитание тётка, невезение не оставляло Кира ни на минуту. Но, скорее, оно началось с самого рождения. Ведь появился он на свет недоношенным, болезненным, едва не умер в первые секунды жизни, и, к тому же, рано осиротел. Что это? Судьба?
Невезение. Оно стало неотъемлемой частью его жизни. Конечно, всё можно отнести к банальному стечению обстоятельств, или посчитать болезненным восприятием личностью собственных просчётов. Но стало аксиомой, что возле Кира всё оборудование портилось, даже такое, что вообще невозможно сломать. И об этом знало всё его окружение.
35. Евгений Добрушин — Дважды в одну реку 6 тыс. знк.
«Жизнь, как злая соседка – прошла мимо и даже не поздоровалась!»
Эта фраза Фаины Раневской очень подходила и ко мне…
И вот, мне уже семьдесят лет, а все один…
А друзья?..
«Иных уж нет, а те далече…»
Одиночество все уже сжимало свое кольцо. Да, в материальном плане все было в порядке – наследство, доставшееся от родителей, позволяло мне жить безбедно. Но старость!.. Она все сильнее давала о себе знать. И здоров, вроде, и чувствую себя хорошо, но старею… И чем старше становлюсь, тем меньше шансов найти себе подходящую спутницу жизни. Да…
И вот тут-то раздался этот звонок…
Звонили из больничной кассы.
- Константин Шлемович?
- Я.
- Меня зовут Маргалит. У меня для вас хорошая новость.
- Какая же?
- В ваш расширенный пакет медицинской страховки включен «Эликсир Молодости».
- Да, ну?! – я несказанно обрадовался. Раньше «эликсир» можно было купить только за миллион долларов. Таких денег у меня не было.
- Да. Курс этого препарата вам будет стоить всего десять тысяч шекелей.
- Это потрясающе! И когда можно его получить?
- Я запишу вас на очередь… Через месяц. Пятого декабря. В семнадцать тридцать. Вас устроит?
- Конечно! Записывайте! А плату можно разбить на платежи?
- Можно. До десяти платежей.
- О кей! Я согласен!
- Ваш номер удостоверения личности, пожалуйста!
Я продиктовал служащей свой номер «теудат-зеута».
- Спасибо! – сказала девушка. – Итак, ждем вас через месяц!
- Спасибо большое!
- До свидания!
- До свидания!
Сказать, что я был в восторге от предстоящей перспективы – ничего не сказать!
Говорят, этот препарат творит чудеса…
36. Александр Адамович Славинс — Талисман счастья 41 тыс. знк.
ТАЛИСМАН СЧАСТЬЯ.

Холод (бр-р-р-р….) здесь, на проклятом Нурде, особенный, ни с чем несравнимый. Не веришь? Хм. Как бы объяснить? Тут не обыкновенный привычный холод, как, скажем, на Земле, или ещё где, когда просто замерзаешь. Нет, нет и ещё раз нет. Здесь холод пронизывает тебя до самого мозга костей, и лишает способности мыслить. Ты коченеешь и сходишь с ума. Вот где настоящий ад.
Нечто странное есть в атмосфере планеты, не поддающееся изучению и объяснению. И потому всякие там умники, называющие себя учёными, лишь разводят руками.
В какие бы одежды не укутывался, как бы жарко ни натапливал помещение, неприятный озноб не покидает. Даже во сне ты хочешь согреться. И это всё давит, давит. Здесь не приживаются ни земные растения, ни животные, ни люди. Холод, в конце концов, изматывает самых закалённых. И тогда они тоже спешат покинуть столь негостеприимный мир.
Потому и не вышло основать здесь колонию. В первые же часы по прибытии, едва ощутив на себе влияние адского холода, человек буквально заболевает желанием убраться отсюда. Улететь, и больше не возвращаться. Нурд словно постоянно напоминает - здесь нет места чужим. Всё пришедшее из глубин космоса, лишнее на планете. Люди, убирайтесь! – кричит он.
Сегодня на мысе Южном, далеко выдающимся в Штормовой океан, холод самый настоящий. И властвует не только в душе. Ледяной ураганный ветер хлещет незащищённое лицо и валит с ног. А порывистые шквалы не позволяют одинокому путнику, имевшему несчастье попасть в бурю, двигаться к цели.
37. Евгений Добрушин — Подробности - мелким шрифтом 9 тыс. знк.
Сидоров сидел в кресле и читал газету. Его привлекло одно рекламное объявление: «Фирма «Рог изобилия». Исполнение любого желания за небольшие деньги».
Он взял телефон, и набрал номер.
- «Рог изобилия». Здравствуйте! Чем могу вам помочь?
Голос в трубке показался ему знакомым.
- Васек, ты?
- Ну, я. Сидоров?
- Он самый. А ты че, в самом деле?..
- Да. Что хочешь, то и сделаю. За бабки.
- Тогда дуй ко мне и принеси банку черной икры.
- Десять долларов. Идет?
- Гадидзэ!
Через полчаса позвонили в дверь. Сидоров открыл.
Васильев был одет, как типичный бомж – старая, грязная куртка, шапка-ушанка, в которой он ходил еще в школе, рваные ботинки, давно нестиранные джинсы, тоже рваные. И только сотовый телефон, болтающийся на ремешке куртки, выдавал в нем «бизнесмена».
- Привет, Васек! – сказал Сидоров. – Икру принес?
- Вот! – Васильев протянул банку.
- ЗдОрово! Ну, проходи. Разговор есть. Да не бойся, в этот раз бить не буду. Гы-гы!
В классе Васильев был самым тихим мальчиком. Над ним издевались все, а Сидоров больше всех. С тех пор прошло уже почти десять лет. И вот – встреча двух бывших одноклассников.
Они прошли в гостиную.
- Ну, садись, рассказывай, как ты дошел до такой жизни, - в присутствии неудачников, Сидоров всегда чувствовал себя «значимым» человеком.
- Десять долларов, - сказал Васильев.
- Что «десять долларов»? – не понял хозяин.
- Заказ стоит десять долларов.
- А, да! Извини…
Сидоров полез в карман и достал мятую бумажку.
- Еще чего желать будешь?
- Хочу тебя трахнуть!
Васильев изменился в лице.
- Шучу, шучу! – засмеялся Сидоров. – Кстати, познакомься: моя жена Лариса.
38. Александр Адамович Славинс — Не ёжик 46 тыс. знк.
НЕ ЁЖИК.

Пробуждение было приятным и каким-то чудным. Знаете, ощущение, как наутро после классной пьянки. Но при этом не болит голова. Здорово, правда? Ну, вы же понимаете. Хмель ещё не выветрился, в голове по-прежнему шумит, перед глазами всё плывёт. И ничего не болит. И даже не тошнит. Во, блин! Хм. И что это я вчера принял на душу? Надо бы обязательно вспомнить. Отходняк клёвый.
Артур поёрзал, удобнее пристраиваясь на… Чём? Пожалуй, так сразу и не определишь. Снизу какое-то ну очень неудобное, твёрдое и явно не предназначенное для человека кресло с необъяснимым треугольным углублением по центру. Что бы это могло быть? Вы тоже об этом подумали? Ну, уж не горшок ли?
Артур и посмотрел бы. Да что-то неладное творится с окружающим миром. Если это вообще мир, а не бред пьяного мозга. То взрываются какие-то пузыри. То всё бешено крутится и улетает в тартарары. И ничто долго не задерживается в приемлемом застывшем виде. Мир по ту сторону глаз постоянно куда-то перемещается, сдвигается, прыгает и даже танцует. Так и хочется брякнуть что-нибудь типа: эй, настройте телевизор.
Неужели я всё-таки надрался вчера? Да так, что не могу этого вспомнить? И с кем?
Нет, сам Артур не пил. Ещё не дошёл он в этом деле до точки, когда себе тосты читают. Но, сколько ни напрягался, так и не мог припомнить, кто же вчера наливал ему. Бывает же.
Что-то снова начало меняться. Вернее, это происходило всё время, но не сразу воспринималось адекватно. И это явно что-то новое. Или наоборот, более привычное?
39. Евгений Добрушин — Прыжок 5 тыс. знк.
Макс посмотрел вверх. Гигантская, четырехкилометровая башня "Глобального Центра" терялась своей вершиной в низких серых тучах.
"Неудачный день я выбрал", - подумал он.
Однако, отступать было поздно. Он решительно вошел в дверь главного входа и вызвал лифт. Подъем в пневмокабине занял полчаса. И вот, он уже на крыше.
Что его неприятно удивило, так это чья-то самодельная доска-указатель:
«САМОУБИЙЦАМ – НАЛЕВО».
- Ах, так! Вы еще издеваетесь, - процедил Макс сквозь зубы. И назло повернул направо.
И, очень напрасно! Вся крыша по периметру была ограждена прочным пластиком, абсолютно прозрачным, но непреодолимым. И только в одном месте зиял проем, точно слева от лифта. Там и надпись была:
«ПРЫГАТЬ ОТСЮДА».
- Сволочи! - громко крикнул Макс. Но его никто не услышал.
Была глубокая ночь, холод и тишина. Только свист ветра в антеннах спутниковой связи. Макс первый раз в жизни был на крыше тысячеэтажного небоскреба, самого высокого здания на Земле. Тем не менее, он не собирался здесь задерживаться долго. Телескопы обозрения его не интересовали. Спутниковые антенны - тоже. Он не был ни туристом, ни техником. Он был самоубийцей.
Современные люди, попав в положение Раскольникова, не идут убивать несчастных старушек-процентщиц. Когда мир отворачивается от них, они отворачиваются от него. Зачем жить, если ты никому не нужен?
Так думал Макс, преодолевая путь в десять тысяч километров, чтобы попасть сюда, на башню самоубийц. Он хотел уйти из жизни красиво. Четыре километра свободного полета - что может быть прекраснее этого?
40. Александр Адамович Славинс — Охота!? 113 тыс. знк.
Проникнись верой в чудеса,
Добро неси и мир вселенной.
Отплатят тем же небеса,
И обретёшь покой душевный.
Н. Ничипорук.

ОХОТА!?

Два человека смотрели сквозь тюремную решётку.
Один видел грязь, другой видел звёзды.
Дэйл Карнеги. «Как перестать беспокоиться и начать жить».

-Внимание! Пристегнуть ремни. Входим в атмосферу. Через двадцать минут посадка, - усиленный бортовой аппаратурой посадочной шлюпки, резанул по нервам визгливый голос Арно - старшего группы космических охотников. И тотчас пронзительно взвыл тревожный сигнал.
Охотники, сидевшие в креслах напротив друг друга, сразу зашевелились. Пора. Настал тот самый момент, ради которого они пролетели пол Галактики.
-Ты, парень, слушай, что тебе говорят, - раздался голос справа. Это Гербер.
-Ага.
-Сказали – пристегнись, слушайся, - меж тем продолжал Гербер, поучая сына. - Думаешь, эти слова просто так сказаны? Нет, парень. Ты оглянись. Все здесь опытные профессионалы, хорошо знающие, что команды никогда просто так не дают. Потому все и пристёгиваются. И ты делай так же. Знаешь, сынок, меры предосторожности, изобретённые людьми, как правило, неоднократно подкреплялись густо пролитой кровью, пока не стали законом. Так что, хочешь выжить – подчиняйся. Это не место для лихой бравады и откровенного разгильдяйства.
-Да ладно тебе, па. Я пристегнулся раньше тебя.
-Вот и молодец.
Алекс глубоко вздохнул. Гербер со своими наставлениями, пожалуй, доймёт и мёртвого. Вот бы самого так подоставать.
Алекс откинулся на спинку кресла и привычным жестом вставил держатель ремня в карабин.