Прочитать Опубликовать Настроить Войти

Рекомендуем прочитать

1. Лариса Вчерашнюк (Сарасват — Сказка об Аулессе – душе Леса и сыне Скалы, который сердце оживил 5 тыс. знк.
Аулесса – душа Леса,
Девушка пригожая,
На других не похожая,
В каждом деревце она,
Веточка – ее рука,
Травы – нежная стопа,
Косы – тучки-облака.

Аулесса – душа Леса,
Села как-то у Реки,
В глазах – радуг мотыльки,
Увидал то паренёк,
Скалы сумрачной сынок,
И влюбился в мотыльки,
Словно свечек огоньки.

Он не ест уже, не спит,
А за речку все глядит,
Где колышется трава,
Где зелёны дерева,
Где хозяйкой – Аулесса,
Чудо мира – душа Леса.

Мотыльки с утра летают,
Сердце паренька пленяют
Лёгким танцем огонька,
Но велит ему Скала:
- Ты за реку не смотри,
Ты же сын самой Скалы,
Вечен, прочен на века,
Камень – есть твоя броня.

Ни пожары не страшны,
Ни игра самой Реки,
Ты да я – навеки вместе,
Позабудь о той невесте,
И тебя не отпущу,
Я, сыночек, загрущу…
Тени сумрачной Скалы –
Ему стражи-кандалы.

Но раненько, поутру,
Он опять на берегу,
Взор влюбленный обнимает
Стан прозрачный, обжигает
Светом пламенной любви,
- Аулесса! Лишь взгляни!
И на лодочке послал
Ей, чудесной, сердца дар.

Огонёчки-мотыльки
Трепетали у Реки,
Вот и лодочка пристала,
Дары щедрые отдала
Аулессе – всё богато,
Самоцветы там и злато…

- Ты прими мое посланье,
Красоты твоей признанье!
Без тебя мне жизнь не в радость,
Без тебя и мёд – не в сладость,
Ни покой, ни вечный сон,
Аулесса, я влюблен!

Аулесса отвечает,
Шёпот с Ветром отправляет
На иной-то бережок,
Где так ждет её дружок:
- Самоцветы хороши,
Приняла твои дары,
Будут на ветвях блестеть,
Но не будут меня греть…

Парень горестно кивает,
Назад Ветер отправляет
С Тучкой Белой со слезой,
Что легла у ног росой,
Увлажнив травы шелка,
2. Эльвира — 6 тыс. знк.
Три старушки сказка

Красик Эльвира

Три старушки, три девицы,
Кто быстрей, мелькают спицы.
Лавка, тень, весна, садок,
Между делом говорок.

-Я была молодкой краше
Всякой Маши или Даши,
Увивалися за мной
Пол села, вот крест святой!

-Что ты, что ты расхвалилась!
Ишь краса, скажи на милость!
Мне в Париже, без прикрас,
Платья шили на заказ!

Третья тут же осерчала
- Ах, чего я не едала!
Стол у батюшки горой,
Вечно гости на постой.

-Эй, старушки, не рядитесь,
Вспоминать не торопитесь!
Из-за леса вышел дед.
 - Приглашайте на обед.

Открывай красотка двери,
Что была ты ей поверю.
Посмотрю как варишь щи,
Да краюшку поищи!

Ну, а ты, что наряжалась,
Что же в девках всё ж осталась?
Знать не всяк богатству рад,
Не польстились на наряд!

Обернулся к третьей сходу.
- Был у вас среди народу.
Батя твой, хоть хлебосол,
Не позвал меня за стол!

Смотрят бабы друг на друга.
Это что же за непруха?
Ясный сокол, ты откель?
Нам с тобою канитель!

Ну, да ладно, всё ж обслужим,
Хорошо живём, не тужим.
Жалко , что ли , нам борща
Для подобного хлыща?!

Сел дедок, борща отведал,
А потом завёл беседу.
- Знаю бабы вас давно,
А вот ссориться грешно!

Правду истинную баю,
Вон, моя хатёнка с краю.
Долго по свету ходил,
А остался всё ж один.

 - Мы тебя старик не помним,
Видно был ты слишком скромным.
Женихов было не счесть,
А тебе какая честь?

Сбросил дед мешок заплечный.
- Жизнь подруги, скоротечна.
К восемнадцати годкам
Был я парень "Вот те дам!"

Стройный, бравый да удалый,
Мать гордилася по праву!
Это нынче мне до ста,
А тогда...не всем чета!

Дал господь красу, осанку,
3. Владимир Радимиров — Посланец Солнца или молодец из колодца. 100 тыс. знк.
Как однажды мать Расею
Олигархи всю обсели.
Они знали – на Руси
В злате даже караси.

А в Америке, судачат,
Скоро мэров раскулачат.
Ну а немцы вслух бурчат
И в пивных вовсю торчат.

Мы же с вами не в печали,
И в балде мы не торчали.
Гадом, паря, быть не чай
И не брагу пей, а чай.

Язычок, ведь он лопочет,
А душонка ведать хочет.
Сказкой, милый, эту ночь
Ты умы нам оморочь.

Лабуду неси, короче,
Ври нам всяко что есть мочи,
Только правду не порочь
И... пора, брат, чушь толочь.

Ну, чушь, так чушь... Отчего бы её не отчебучить? Навострите получше уши насчёт мово чушного отчебучивания, а то в тупые уши даже чепуха не полезет, не то что всякая чушь... Вот кстати давеча я кваску малость тяпнул и полез себе спать на полати, чтобы домашние на меня зря не лаяли. И приснилась мне такая катавасия, что я, мол, не я, и хата де не моя, а что, дескать, я миллионщик пузатый и живу я в богатых палатах. А тут заявляется ко мне мужичонка некий сирый, чтобы деньжат малёхи у меня попросить. Я на него глядь – ёж его в раскаряку! – а то ж я сам у себя пришёл денег клянчить. Дать, думаю, или не дать? Хотел было сдуру дать рубликов этак с пять, а потом вдруг смекаю: да ведь пропьёт же всё пьяная энта харя, и не видать мне долгового возврата никогда, поскольку самому себе деньги ведь не возвращают. «Накося, – говорю, – выкуси!
4. Владимир Радимиров — Про Ивана Хвата, русского солдата. 130 тыс. знк.
Аудиомоноспектакль этой сказки в исполнении победителя международного конкурса "Артист из народа" Игоря Ященко можно послушать здесь:
http://www.i-yashchenko.ru/0531.php

Из-за яра, из-за бора
Прилетел пчелиный рой;
Барин помер под забором,
Схоронили под горой.

Как на нонешней неделе
Налетели к нам метели,
А Емеля аж вспотел:
Так жениться захотел.

Наш папаша был отважен,
Про него мы вам расскажем.
Он тягался с карасём
И боролся с поросём.

Злой бугай бодаться прёт,
А Митяйка складно врёт.
Начал сказывать он сказку,
Да заврался, обормот.

Так и быть, мы вас уважим,
5. Виктор_Шамонин_Версенев — О стихах и сказка Виктора Шамонина-Версенева 4 тыс. знк.
О стихах и сказках Виктора Шамонина-Версенева

Пословицы и поговорки, сказки и былины, песни и прибаутки можно сравнить с могучими реками, речушками и ручейками, истекающими из глубинного источника познания добра и зла. Тысячелетняя река времени уносила в небытие грязь и тину человеческой глупости, низменных пороков и заблуждений. А жемчужины духовных поучений всегда сохранялись и накапливались в памяти народной. Сказки, любимые нами с ранних лет, это духовные корни нашего детства. Они не только интересны, но и познавательны. Поэтому углубляться в их мудрость и силу, будет полезно каждому человеку в любом возрасте. Именно этих позиций придерживается Виктор Шамонин-Версенев, создавая свои сказки, в которых облачает зло и невежество, жадность и алчность. Эти недостатки он приписывает своим героям – обитателям леса, в которых мы легко узнаём людские недостатки. И если родители ребёнка станут в доступной форме раскрывать смысл прочитанных сказок, то тем самым, будет закладываться прочный фундамент и верное направление жизненного пути для юного поколения.

Разносторонний талант Виктора Шамонина-Версенева, позволяет совмещать детскую тематику с более сложной поэзией, воспевающей красоту природы.

Поэтические строки поражают своей простотой, свободной от излишеств. Они способствуют очищению души и обретению добродетелей. Для того, чтобы сочинять такие стихи, нужно горячо любить свою родину.
6. Виктор_Шамонин_Версенев — Коза и волк Сказка в стихах 2 тыс. знк.
У козы полно забот,
Не один в домишке рот;
У козы детишек пять,
Ей кровати не знавать,
Накормить их нужно всех,
Нет во времени прорех.
Взяла удочку коза,
В тех глазах её, слеза,
И на речку, прямиком,
В думах горьких об одном.
Вдруг козе навстречу волк,
Знал он в рыбной ловле толк.
Рыбы волк тащил мешок,
Рыбий запах с ним волок.
У козы мелькнула мысль,
Страх козы над ней завис:
«Он меня умнёт в присест,
Только я сама, как бес,
И умна, волчок, поверь,
Взглядом ты меня не мерь!
Рыбка будет, волк, моя,
Обману я вмиг тебя!»
Пред козою волк предстал,
Громко он козе сказал:
- Нет уж в речке рыбки той,
Рыбка вся в мешке, со мной!
Да коза пред ним стоит,
В думке вдаль она глядит.
Бросил волк под куст мешок,
Заорал, как только смог:
- Разрази тебя гроза,
Ты глухая что ль, коза,
Иль тебя сейчас умять,
Что без дела мне стоять?!
А коза ему в ответ:
- Погоди смешить ты свет!
У меня в лесу сарай,
Мяса в нём скопилось в край,
Коль испортится, беда,
Сколько вложено труда?!
Удивился сильно волк,
Пред козою он расцвёл:
- Где ж ты мяса набрала,
На охоте, что ль была?!
Да коза не ищет слов,
У неё ответ готов:
- Я охочусь каждый день,
Мне охотиться не лень.
Вишь, рога мои, что сталь,
Ими только живность жаль!
Их кузнец мне день ковал,
День на лоб мне надевал,
Потрудился, что сказать,
Мне голодной не бывать.
Первым был убит кабан,
Он скончался, волк, от ран,
А за ним сражён верблюд,
Бой с ним длился пять минут,
А потом притопал слон,
И погиб в минуту он!
Мясо мне уж, поперёк,
Угостить бы рыбкой мог!
Слился волк в единый ком,
Огляделся он с трудом,
Вдруг попятился назад,
На тропе оставил взгляд,
7. Вероника Николаевна Черных — Заключённые в янтарь 28 тыс. знк.
ЗАКЛЮЧЁННЫЕ В ЯНТАРЬ

В маленькой одной стране у тёплого синего моря жил да был в давние времена король, которого при рождении назвали Эгертоном. Когда исполнился ему двадцать один год, родители его передали ему королевство Дзидзигурию и уехали в уютный дом на берегу океана, чтобы без печали и забот прожить оставшиеся годы…
И король Эгертон в одиночестве стал править страной, хотя, возможно, ему не очень-то этого хотелось: ему больше нравилось сражаться на мечах, шпагах, копьях, стрелять из лука или арбалета, скакать верхом, лазать по деревьям, плавать в солёных волнах, изучать интереснейшие предметы науки и искусства в столичном университете, а ему вместо этого приходилось выслушивать министров, думать о политике и экономике, разбираться с тяжбами, придумывать и принимать законы и следить за их выполнением.
Но Эгертон был ответственным человеком: раз он король, то что же делать, любимые увлечения пусть ждут свободной минутки. Зато свободные минутки не проходили даром: король усиленно тренировался владеть мечом, шпагой, луком, арбалетом, скакал верхом, лазал по деревьям и по скалам, изучал науку и искусство, плавал в солёных волнах.
Прошло четыре года.
Однажды король бродил по самому отдал отдалённому пляжу Дзидзигурии, на котором никогда прежде не бывал, и увидел под ногами во всей бухте россыпи странных камней. Прозрачно-жёлтые, они были не только лёгкие, но замечательные тем, что в них были заключены мелкие насекомые и частички растений. Королю Эгертону настолько понравился камень, что он распорядился не только доставить его в замок, увенчанный высокой смотровой башней с одним-единственным покоем, но и основать в бухте артель,
8. Лариса Вчерашнюк (Сарасват — Сказка о Чудесном Превращении – О Яге, Пришельце и Красоте 5 тыс. знк.
Между лесами высоченными,
Между низинами болоченными,
Была крохотная земля
И жила там совсем не Яга,
Не старушка какая корявая,
Одноокая, с виду костлявая,

А в Храме хрустальном, большом,
Убористо-ярко-витом,
Жила Королева одна
И ждала она только дня,
Когда лес - и справа большой,
И слева дремучий, глухой -
Откроет тропинки свои,
И песнь пропоют ей сверчки;

Низины тогда все вздохнут,
Болота под землю уйдут,
И тропки дорогами станут,
Не будет ни кочки, ни ямы…

Туманы густые скрывали
Ее красоту, искажали,
Яга! – говорили о ней,
Мол, не было в сказках страшней.

Она помогала всегда,
Кому хлеб, совет иль коня,
А гости быстрей проходили
И подвиги дальше вершили.
Она же Пришельца ждала…
И видим - пред нами – Яга.

Пришелец пятой постучал,
Хозяйку надменно позвал,
Яга, покряхтев, отворила
И гостя в светелку впустила.
- Старуха, нужна мне метла!
Лететь мне далёко – дела!

Хозяйка, моргая, смотрела,
Крюкою пришельца задела –
- Ты не торопись,
К обеду садись!
Не просьба, а просто велела.

Пришелец на лавку присел,
Коренья какие-то съел,
Вдруг, чудо – пред ним Красота
Явилась, стоит у стола!

Дохнуть он не может, сидит,
Ее он глазами сверлит,
Хозяйка к нему подошла –
- Смотри, что тебе припасла.

Кольцо-семьалмаз вынимает,
На палец ему одевает -
- Когда не узнаешь меня,
Спроси у подарка-кольца!

Его на метлу тут сажает
И быстро его провожает,
Пришелец под небом исчез,
Где тайный, где грозный рос лес.

Пришелец летит, словно спит,
Под ноги, где земли, глядит,
Душа полыхает огнем,
Как жар поселился вдруг в нем.

Царица, как Дива, стояла,
Ему что-то тихо шептала,
9. Виктор_Шамонин_Версенев — Петух и павлин Сказка в стихах 2 тыс. знк.

Сам себе был господин,
Тот петух и тот павлин.
В петухе был царский дух,
Ох, красавец был петух;
В разноцветье перьев весь,
Переливов красок смесь!
Да павлин уж, верь не верь,
Был в то время дюже сер.
Голый он от шеи вниз,
На хвосте пук шерсти свис,
Глазки узкие в прищур,
Он и завистлив, и хмур!
Вдруг павлин был в гости зван,
Встал павлин, как истукан;
Коль на нём такой наряд,
Кто ж ему там будет рад?!
Он полдня погоревал,
К Пете скоро прибежал:
- Зван я в гости, петушок,
Нужен мне наряд, дружок!
Петя тут же возразил,
Вмиг ответ он сотворил:
- Как же можно, а, павлин,
Я в миру такой один!
Тут павлин пустил слезу,
Стало горько вдруг ему:
- Ты меня не обижай,
Дай, петух наряд мне, дай!
Оказался добр петух,
Не был он ни нем, ни глух:
- Что ж, бери, павлин, наряд,
Будешь ты наряду рад!
Ахнут гости, не робей,
Нет наряда красивей!
Вороти его к утру,
А не то, павлин, умру!
А павлин наряд берёт,
Он от радости цветёт:
- Я наряд верну твой в срок,
Не волнуйся, петушок!
Как рассвет пойдёт на круг,
На плетень садись ты, друг,
Голос свой на части рви,
Так меня к себе зови!
Ну, а утром не вернусь,
В полдень точно появлюсь;
Только ты кричи опять,
Нужно голос просто рвать,
А коль в полдень мне не быть,
Прояви ты снова прыть;
Горло в деле не жалей,
Подозвать меня сумей!
Я тебя услышать рад,
Возвращу тебе наряд!
Приоделся вмиг павлин,
Он теперь такой один;
В разноцветье перьев весь,
Переливов красок смесь!
В путь он тут же поспешил,
В гости путь павлин вершил.
Сутки минули уж прочь,
Вот идёт вторая ночь,
С грустью ждёт его петух,
Напрягает в дрёме слух,
10. Лев Голубев — Знаем, знаем, не объясняйте! 3 тыс. знк.


В одном городе…, я не скажу в каком, потому что это большой секрет. Такой большой, что его, секрет этот, пришлось прятать в конверт и заверять семью сургучными печатями.
Так вот, в этом городе жили муж и жена, и были у них кот и маленькая комнатная собачка. Кот с утра до вечера лежал на горячем подоконнике - принимал солнечные ванны, а пёсик, то есть, собачка, не слазил с рук хозяйки. Ленивые они были - ужас!
Муж и жена были, как бы это по мягче сказать, всезнайками!
Соседи раньше к ним часто забегали, чтобы поделиться последними городскими новостями, или рассказать о каком-нибудь забавном случае. Но только они успевали произнести не-сколько слов, как муж с женой, начинали говорить: «Знаем, знаем, не рассказывайте».
Соседи никак не могли уразуметь, откуда эти двое узнавали новости раньше их! Вроде бы газет они не выписывают, да и радио у них не было…
Странная пара, начали они поговаривать - всё то они знают. И перестали к ним ходить.
Вот, как-то раз пошли муж с женой на речку рыбки половить - жена захотела ушицы похлебать.
Муж, конечно, взял с собой рыбацкие снасти, надел резиновые сапоги, а жена нахлобучила на голову панаму, а на нос нацепила солнцезащитные очки.
Идут они, значит, идут, а вот и речка: вода журчит, солнышко сверху припекает, но не очень, терпимо.
Муж давай снасти разматывать, да червячка на крючок надевать, а жена посмотрела, посмотрела - скучно ей стало. Она и говорит: «Муж, ты пока полови рыбку, а я пойду вдоль берега прогуляюсь».
11. Татьяна Стрекалова — Дочь шамана Рулткынывыт на икринке лосося 10 тыс. знк.
Три дела обожают чукчи: есть, болтать и смеяться. Одно обожают духи: слушать бубен шамана Тыркыльына.
Шаман Тыркыльын песцовой лапкой начнёт колотить по упругой коже - и тут же весёлые духи, хозяева моря и тундры, слетаются к бубну-ярар и кружатся в радостной пляске. "Кооо, косо!", - топают в лад ногами: "Коон, коон, коон!", - прыгают и хохочут: "Ооо, нооо!", - мяч друг дружке бросают.
Уж такая придумана песня шаманом, угодным духам. Такой у шамана голос, уменье сказать, услышать.
Очень сильный шаман был Тыркыльын.

Шаман в окружении духов лечить и гадать умеет! То нерпой кричит, то белугой. То бродит без сна и пищи. То камнем стоит неподвижным. То варит в котле мухоморы.

Сильный шаман был Тыркыльын! И духи его любили, но только верней открывали в перевоплощении тайны!

Велел ему Ворон Куркыль: "Тебя не оставят духи, твоя не иссякнет сила - сумей лишь перевоплотиться. Весь вывернись наизнанку. Стань женщиною отныне!".

И шаман Тыркыльын стал женщиной.

Не бывает женщины без мужа! Женщины без мужа умирают: с голоду, морозу и печали. И у женщины должны быть дети!

Где взять мужа шаману Тыркыльыну?
Вот и бродил шаман Тыркыльын без сна по тундре и ел только мухоморы.

Сказал ему Ворон Куркыль: "Тебя не оставят духи! Сумеем беду исправить - сумей лишь перевоплотиться. Весь вывернись наизнанку. Мужчиною стань отныне!".

И шаман Тыркыльын стал мужчиной.

Так и родилась у него красавица-дочь Рулткынывыт.
Настоящий дар могучих духов, владетелей моря и тундры!
12. Владимир Радимиров — Сказ про Явана Говяду. Часть первая. 689 тыс. знк.
СКАЗ ПРО ЯВАНА ГОВЯДУ.
(Сочинение для взрослых детей)

Глава 1. Как чудесно раз не баба родила богатыря.


« Сказка ложь, да в ней намёк
Кто усёк – тому урок...»
( народная мудрость )

« Там русский дух… Там Русью пахнет!»
( Александр Сергеевич Пушкин)



В кои-некие-то годы
начались у нас невзгоды:
Одолела нас напасть,
говорят – могём пропасть...
Всё не то и всё не так,
и пошёл сплошной дурак:
Все балдеют,
водку пьют,
травку курят,
морды бьют...
Человека – не взыщи! –
днём с огнём
поди сыщи!
Да вот как-то тут случилось –
13. Татьяна Стрекалова — Поге 10 тыс. знк.


Счастлив народ бимоку!
Весел народ бимоку!
Год от году растут моху-тыквы у народа бимоку!
Год от году деревья-сапхи крепкие множат побеги.
Корни их из земли плодородной тянут к веткам густые соки.

Разве мыслимо людям бимоку
жить без крепких, как камень, моху,
что спасают от ветра и ливня,
и лучей, нещадно палящих?!

Разве мыслимо людям бимоку
жить без клейкого сока сапхи,
обволакивающего плечи,
высыхающего вдоль стана,
словно это вторая кожа
защищает от бурь и ненастья?!

Если сапхи пока молодое –
будет сок его розов, прозрачен,
чуть постарше – так ярко-пунцовый,
а ещё взрослЕе – то красный.
Потому все невесты-бимоку
корни сапхи сажают охотно
возле самой своей моху-тыквы,
что взрастили для жизни замужней.

Если сапхи – дерево в силе,
будет сок его тёмно-пурпурным,
пусть оденет достойного мужа,
что с почтением люди встречают!

Если дерево-сапхи не смогут
обхватить два могучих мужчины –
этот сок, высыхая, крепость
обретает, что меч не разрубит,
и становится тёмно-синим,
это цвет могучей защиты,
паруса из него надёжны,
и щиты не пробьёшь стрелою,
и одежды синего цвета
носят воины в дальних походах.

Маслянистый орех-кикомо
пусть расколет воин и щедро
им натрётся, пред тем, как ранит
Нож кору у старого сапхи.
Потекут тяжёлые капли,
а потом и вязкие струи,
обволакивая всё тело,
защищая и согревая.
Но пока не застыл этот панцирь,
надо сделать ножом надрезы,
чтоб в дальнейшем снять можно было –
нож иначе потом сломаешь!
14. Лариса Вчерашнюк (Сарасват — Сказка о Небылице 2 тыс. знк.
Верь-не верь ты в небылицу,
Но поймал Иван Жар-птицу
На поляне за селом,
И принес Жар-птицу в дом
Показать родне улов.

Лишь порог переступает,
Птица-Жар ему вещает:
«Меня, Ваня, отпусти
Да водою напои.
Потому как я девица,
Что умеет воплотиться
В зверя, птицу иль змею.
Отпусти, озолочу,
Тебя щедро одарю,
Заживете, как в раю.
Но не серебром, не златом –
Стоит это не богато.
Я огонь в тебе зажгу,
Двери в чудо отворю.
Как живешь из года в год?
Поле, лес и огород.
Подарю тебе талант –
Мастера в тебе создам».

От цитаты от такой
Ваня замер, сам не свой.
Не слыхал он никогда
Про такие чудеса.
Говорящая Жар-птица,
По ее словам, девица,
Больно сладко говорит,
Только мысль одна зудит:

«Не продать ли в цирк бродячий
Эту птицу говорящу.
Деньги, как никак, в руках.
Цены знаю, не дурак.
Про огонь, искру в груди
Ты, милашка, помолчи.
С чем едят ее, искру?
Лучше батю позову».

Не успел определиться –
Перед ним стоит девица.
Очи слепит красота –
Ваня ахнул: Вот так да!
Дева ж бровью повела,
Перья с пола подняла
Да Ивану поднесла:
«Вижу, Вань, твои мученья,
Лоб твой морщится в сомненьях.
Дар мой, все-таки, возьми
Да денечек погоди
Продавать меня куда-то.
Может, не захочешь злата!»
И дрожащею рукой
Весь в ознобе с головой
Чудо-перья те Иван
От красавицы принял.
Диво с Ваней вмиг случилось,
Перья в кисти превратились.
А душа пустилась в пляски,
Требуя немедля краски.

В час весь старый отчий дом
Разошелся ходуном.
Стены, кадки, ложки, миски –
Зацвели на них ириски,
Маки расцвели на печке,
А меж них лежат овечки.
И вошел Иван во вкус –
Сладок творчества искус.
А девица посмотрела,
15. Виктор_Шамонин_Версенев — Про жадную старуху Сказка в стихах 9 тыс. знк.
На краю лесной опушки,
В неказистенькой избушке,
Жили бабушка и дед,
Жили в мире сорок лет.
Вдруг старуха, вот те раз,
Расчудить-чудить взялась;
Каждый день идёт в разнос,
Деду шлёт поток угроз,
Машет скалкой перед ним,
Взглядом жжёт его своим,
Не слезал с печи дедок,
Пересилить страх не мог;
Вспоминал о прежних днях,
Там и каялся в грехах.
Шли денёчки чередой,
Не найти ему покой,
Но не знал он, наперёд;
Жизнь иная бабку ждёт!
Вот однажды утречком,
Потянуло сквознячком;
Бабка к печке и к столу,
Печь хлеба спешит в пылу,
Котелочками гремит,
Взором огненным искрит.
Дед с печи за ней следил,
Каждый жест её ловил,
Унимал невольный жар,
Был готов принять удар.
Бабка вспомнила о нём,
Грянул в доме тут же гром:
- Может, рохля, хватит спать,
Эту печку обнимать?!
Ну-к, езжай живее в лес,
Чтоб в секунду с глаз исчез,
Вишь, закончились дрова,
Бестолкова голова!
Дрыхнешь сутки, напролёт,
Смерть тебя-то не берёт;
Никудышный старый пень,
Наживёшь с тобой мигрень,
Скалку я сейчас возьму,
Научу тебя уму!
Подхватился здесь дедок,
Шасть в испуге за порог,
В спешке той схватил топор,
На лошадке в лес припёр,
Да в такие дебри влез
Незнаком ему был лес!
Устремил он взор вокруг,
Вожжи выпустил из рук;
Чудо-дуб стоит пред ним,
Красотою озарим;
Он высок и строен был,
Кроной пышною слепил,
А над кроной - яркий свет,
В свете том - короны след,
А на ветвях - стайки птиц,
В свете радужных зарниц,
Листья дуба все звенят,
Звуки музыки творят,
Ствол его корой покрыт,
Серебром она горит.
Волю чувствам дал старик,
С ними в нём и страх возник;
Коль вернётся он без дров,
Бабке тех не хватит слов!
16. Лариса Вчерашнюк (Сарасват — Сказка о мирном лесе, чудесном медальоне и зверьке-Пересмешнике 3 тыс. знк.
Росомаха-почтальон
Подобрала медальон,
В сумку бросила большую,
С прессой доверху такую,
«Его дома рассмотрю,
А то поздно уж в лесу!»

Жил в лесу и Дуралей,
Пересмешник всех зверей,
Маленький такой зверек,
То ль бобер, а то ль хорек,
Хвост бобра, а нос хорька –
Вид заправского шута.

Мог кукушкой куковать,
Мог медведем зарычать,
Насмешит иль напугает,
На обличья не взирает,
Без прописки, без норы,
Но не выгонишь, поди.

Волк, конечно, тоже был,
Зубы по утрам точил,
Но в лесу постановили,
Всем собранием решили,
Жить по-мирному, друзьями,
Завтракать лишь пирогами.

На обед – грибы с петрушкой,
А на ужин – чай с ватрушкой,
Дятел по лесу летает
Да за всеми наблюдает,
Волку ж очень тяжело,
И живот совсем свело.

Росомаха с медальоном,
Что служила почтальоном,
Возле Волка тормозит
И на зуб его глядит:
«Что, не нравятся ватрушки
Да с грибочками кадушки?»

Медальон она достала,
Волку-братцу показала,
«Видно, где-то ураган
Стороною пролетал,
Медальончик непростой,
Знать, заморский, дорогой!

Здесь таких нет мастеров,
Где-то с дальних он краев;
Как на шею нацепила,
Появилась вдруг Горилла:
- Буду, говорит, служить,
Что захочешь, приносить.

Мне, конечно же, еды -
Хоть какой бы колбасы…
Вдруг, сосиски на траве
Во всей жареной красе!..
Но такие вот дела –
Вспомнила я про тебя.

Ты – мне друг, ты забирай,
Ты Гориллой управляй!»
Росомаха оглянулась,
Как-то странно поперхнулась,
Волку медальон отдала
И поспешно убежала.

Волк подумал, посмотрел,
Медальон на грудь одел -
Тут Горилла, как гора,
И мохната, и черна.
Волк такого не видал,
О гориллах лишь слыхал…
17. Таня Байр — Королевство Шк... 12 тыс. знк.
Аннотация: Новогодняя сказка. Идея, имена героев и многое другое принадлежит моей 6 - летней соавторше. Вдохновением для нее послужила шкатулка с балериной.
I
В далекой-далекой чудесной стране круглый год стояла зима. Здесь все здания представляли собой раритетные шкатулки. Снежной страной или «Королевством Шкатулок» неизменно правил Дед Мороз. Он жил в огромном замке с внучкой балериной Элиной и со своими друзьями маленькими волшебными снеговичками.
В течение всего года в сказочное королевство ребятишки присылали письма с новогодними просьбами. Дед Мороз и Элина читали каждое письмо.
Задолго до наступления Нового года в замке вовсю кипела работа: волшебники во главе с Дедом Морозом сами изобретали и изготовляли детишкам различные игрушки. В канун же праздника доставляли их адресатам в полночь и незаметно клали под елку.

А первого января правитель королевства посылал снеговичков на оленьих упряжках за детьми, которые отличились за прошедший год успешной учебой и примерным поведением, дабы пригласить их на новогодний карнавал, проводимый перед замком Шкатулка. Здесь царило невиданное пиршество: перед зданием располагался огромный каток, освещенный радужными фонарями и иллюминацией. Звучали праздничные мелодии. На льду катались Щелкунчик, Буратино с Мальвиной, Пьеро, Красная Шапочка с бабушкой, Золушка со своим принцем, Колобок, Том и Джерри, Волк и Заяц, Маша с другом Медведем, фея Динь-Динь со своими подружками… Словом, любимые ребятишками персонажи лучших сказок и мультфильмов мира!
18. Лариса Вчерашнюк (Сарасват — Сказка о том, как Иван-Ветер отца искал и День с Ночью объединил 10 тыс. знк.
В светлом Городе – Стена,
Над стеной – колокола,
А за ними – Башенка
Без единого окна.

Сторож в блеске сторожит,
День-деньской стоит, не спит,
Дверь закрыта - там одна
Дни проводит Госпожа.

При свечах не душно ей,
Только видит – в стене щель
Тоньше волоса – и враз
Лучик света в ней погас.

Голос тихий – Марьюшка!
Я на миг пришел сюда!
Полюби меня, я – Царь,
Неба Ночи Государь.

- Ночи Царь?!! Ты стар и сед,
Тыща лет тебе в обед!
Уходи-ка, Месяц Старый!
Быть тебе ли здесь гусаром?

Я назначена судьбой
Быть Стены всей Госпожой!
Свято долг я свой несу,
Вот я Стража позову! –

Марья ушки закрывает,
Слушать больше не желает,
Но на щелочку косится,
И платочек теребится!

Старый Месяц услыхал,
На минутку замолчал,
Белой бородой укрылся,
На секунду ликом скрылся,

Витой змейкой завернулся,
Тонким серпом обернулся,
В щель тончайшую проник –
И к ее губам приник.

Марья охнула, вскричала,
Она гостя не узнала –
Блистал Месяц Молодой
Своей силою-красой!

Целовал ее, ласкал,
Перлом ярким осыпал!
И тогда она вздохнула,
Ручкой белою взмахнула –

В тот же миг и зачала,
Сына Неба понесла.

Срок пришел – и Сын родился,
Водой чистою умылся,
Вырос быстро – назвался
Иван – Ветер – без – отца.

Шумный, быстрый, не сидит,
Только в щелочку глядит,
Страж где ходит величавый
В золотой красе и славе…

Не сдержался, за отцом
Вылетел – и будь здоров!
- Пусть накажут – без отца
Нет покоя мне - житья…

Крепко на ногах стоит,
Кудри ручкою ершит -
- Мой отец – Всей Ночи Царь,
Тайн Небесных государь.

Как добраться мне туда?
Где Ночная та страна?

Долго он летал по Свету -
19. Екатерина Короткова — ДУСЬКИНЫ ПРИКЛЮЧЕНИЯ 24 тыс. знк.
«ДУСЬКИНЫ ПРИКЛЮЧЕНИЯ» Екатерина Короткова
П О С Ы Л К А

- Странно, — вслух сказала мама, разглядывая извещение о посылке. — Мы вроде бы ничего не ждем. Да и неужели почта еще работает, все-таки уже канун Нового года.
- Тогда давай прямо сейчас и сходим на почту! Вдруг там какой-то сюрприз новогодний?! — предложила веселая Анюта. Ее глаза озарились озорным светом.
И вот уже через полчаса они были на почте. Предъявив карточку и паспорт, они вдруг с удивлением обнаружили, что на их имя пришла непонятная посылка. А так как за нее не надо было платить, то пришлось коробку забрать. На коробке указывалось имя Анюты, но обратный адрес был неизвестен.
Когда подходили к дому, в коробке что-то вдруг зашевелилось. Послышалось тихое шуршание. Осторожно сняв упаковку, мама раскрыла коробку. Каково же было удивление, когда из-под мягкой бумаги на них смотрели два маленьких черных глаза. Сначала Анюта даже испугалась: «Мама, это же змея!»
- Подожди, сейчас разберемся. Стой спокойно, не делай резких движений и не пугайся.
Мама медленно отвернула угол бумаги. Маленькая головка на длинной шее повернулась, и за ней показался панцирь.
- Это же черепаха!..
- Да уж… Слава Богу, что не змея. Но кто же нам ее прислал? — недоумевала мама.
- Можно, я ее достану? Я аккуратно, мам…
- Нет, давай я сама попробую.
Убрав все лишнее, мама извлекла из коробки черепашку. От страха та спрятала свои лапки в панцирь, и только хвостик вилял из стороны в сторону.
- Давай отнесем ее на кухню и нальем попить. Пусть осваивается. А там решим, что с ней делать.
20. ралот — Сказки от Бобра. Школа 6 тыс. знк.
Шустрый зайчонок пулей влетел в нору директрисы лесной школы.
- Там того! Там ваш супруг на поляне. Вас к себе требует. Срочно.
Злющий, словно волк. Зубами так страшно клацает. Говорит, что если опоздаем на презентацию новой норы коммерсанта Хоря, то он того, он вашу семейную фотографию на пополам разгрызёт.
Дородная Бобриха- директор лесной школы поправила на носу модные очки в золотой оправе.
-Косой, быстренько дуй назад. И передай этому псевдо волку, что у меня в настоящее время идёт приём родителей. Ещё один родитель не принятым остался. Вот отпринимаюсь и приду. Никуда нора эта хорева не денется. У него почитай уже пол леса личными норами утыканы. Ступить, понимаешь, скоро будет некуда. Того и гляди лапой в очередное хорево жилище угодишь. А вместо семейных реликвий пусть мой благоверный веточку какую погрызёт, зубы, а за одно и шкурку почистит. Иначе я ему её сама, лично почищу, а за одно и резцы посчитать могу. Работаю я, некогда мне, ступай. Да ещё вот что - пригласи там того, кто за дверью мается.
***
В кабинет руководителя степенно впал Колонок старший.
- Вызывали, милейшая.
-И ни какая я вам не милейшая. Это ваша жена наверное -милейшая. В прочем, наверное вам виднее. И давайте прекратим эти эки -воки и быстренько перейдём к сути вопроса.
Колонок хотел что то сказать в ответ, даже разинул пасть, но Бобриха продолжала.
- Жалуются на вашего сына. Все, кто ни попадя, понимаешь, жалуются.
- Как это жалуются -возмутился Колонок старший. -Зверёк малый мой, учится прилежно, занятия никогда не пропускает, с остальными зверятами никогда не дерётся. Поясните миле… .
21. Виктор_Шамонин_Версенев — Волк-дурень Сказка в стихах 7 тыс. знк.
Жил на свете умный пёс,
День и ночь он службу нёс;
Охранял хозяйский дом,
Скотный двор при доме том,
И вселял в воришек страх,
Дрался с ними в пух и прах;
Их нисколько не жалел,
Только вдруг он... заболел.
Зол на пса хозяин был,
К псу хозяин стал немил.
Кость ему теперь швырял,
Действо, словом упреждал:
- Это вовсе не пустяк,
На хозяйстве пёс-дохляк;
Не резон тебя держать,
Можно живность потерять!
Скоро он решил вопрос,
В чащу леса пса отвёз,
Как в издёвку, посему,
Бросил кость опять ему;
Напоследок больно пнул,
В путь обратный повернул.
Только пёс не знал каприз,
Кость тихонько он догрыз,
Никаких не ждал чудес,
Окроплял слезою лес.
Серый волк уж тут как тут,
Прибежал, на самосуд,
С ходу начал пса винить,
Словом злым в лесу сорить:
- Ты не ждал такого дня,
Помнишь, как гонял меня?!
Сам попался, наконец,
Чёрных душ лихой ловец!
Видно, в службе был ты плох,
На себе ловил лишь блох,
А хозяин, не дурак,
Не таких бивал собак!
Злобой серый волк пылал,
Он на лапы вмиг припал,
Приготовился к прыжку,
Растерзать его, ату;
А потом неспешно съесть,
Будет псу такая месть!
Отвечал спокойно пёс:
- Говоришь ты, волк, всерьёз,
И во мне сомненья нет,
Съешь меня ты, мясоед!
Только знаешь, не спеши,
Сделай дело для души;
Худобу такую жрать,
Можно зубы потерять!
Откорми меня чуток,
Чтоб я лапы хоть волок,
А потом на радость ешь,
Свой желудок мною тешь,
И делишек старых тех,
Поминать сейчас бы грех!
Волк задумчиво присел,
Думкой спешной богател.
Стал он вдруг безмерно рад,
Уловил её расклад:
- Ладно, пёс, тому и быть,
Отложу я суд вершить!
Ты уж, правда, больно худ,
Околеешь, от сих блюд;
22. мика маркарян — 1 тыс. знк.
Хочешь сказку, дитя?

Ну слушай сказку.
Жил на свете Кащей Бессмертный.
И жил он много лет. Много-много.
А смерть-то его была в яйце. А в каком? В левом? В правом? Того никто не ведал.
А только узнал он, что народился на Руси Иван-царевич.
И стал Иван-царевич всем известным мажориком. И до того был крут, что всех дуплил по яйцам. И направо и налево. Да любого. Ваще всех. То есть до того был крут. Уж такова была его силушка молдецкая.
И почуял Кащей смерть неминучую.
А тут идёт Иван в его царство-государство. И входит в его палаты каменные.
Затосковал Кащей. Сказал:
Ваня, я ведь уже миллион лет живу. Я много знал, я многое видел. Я знаю такое, за что любой нобелевский лауреат тысячу раз душу прозакладывает дьяволу.. А ты как думал, Ваня? За миллион-то лет много чему научишься. Мир огромен, Ваня. Мир удивителен.И что? Свести огромный мир к тому, чтоб тупо лупцевать людей по яйцам? Неужели ты не хочешь, чтоб я тебе открыл тайны этого огромного мира, Ванёк?
А накой? - удивился Иван-царевич.
Да как даст по яйцам. Красиво. С хряском. По обоим. И по левому. И по правому.

Ну, спи, дитя.
23. Владимир Радимиров — Царевна-ведьма. 190 тыс. знк.
Во саду ли, в огороде
Наш барчук при всём народе
Не по личику – по морде
Получил от Митьки вроде.

А сороки, пролетая,
Над башкой его витая,
Да его не почитая,
Враз обгадили, ага.

Ну а наш бугай Бузила
Был уж явно не мазила;
Барчука он, образина,
Рогом в лягу поразил.

А потом баран там мчался,
И откуда только взялся!
Разбежался, разогнался –
Как поддаст ему под зад!

Шмяк барчук и своим рылом
Борозду в грязи прорыл он…
Так свинарка говорила,
Да и конюх подтвердил...

Барам хоть не по породе
Обретаться в огороде,
Как балакают в народе,
24. ралот — Сказки для взрослых. Часть 1. Общее собрание членов литературног... 6 тыс. знк.


Члены литературного объединения, а именно те - которые считали себя писателями и поэтами, в большинстве своём травоядные, конкретно зайцы и кролики, с шумом рассаживались по правую сторону от трибуны. Все они без исключения косо посматривали на на скамейки расположенные по левую сторону. Именно там в данную минуту бесшумно и очень организовано размещались критики -рыжие и чернобурые лисы.
Председатель -солидные бобёр поправил роговые очки, постучал своим плоским хвостом по бревну, прокашлялся и произнёс.
-Товарищи, творческая интеллигенция нашего леса. На повестке дня собрания стоит вопрос, а именно — жалоба со стороны поэтов на жёсткую, я бы не побоялся этого слова, хрустящую критику со стороны- наших уважаемых лисиц.
Молодой зайчишка молниеносно вскочил на свою скамейку и заверещал.
- Да какая это критика, они же просто нас едят, это я по интеллигентному, а если по простому, по нашему, по лесному- жрут! Вот!
Председатель уставился на наглого зайца.
-Вообще-то я вам ещё слово не давал, но раз со стороны литераторов выдвинуто такое серьёзное обвинения, то я предлагаю незамедлительно послушать противоположную сторону. Товарищи критики, вы что в самом деле, как бы это выразиться по мягче -кушаете бедных зайчиков?
Лисы дружно молчали, все как один обхватив морды лапами.
-Ну! Кто из вас наберётся смелости и ответит на предъявленное обвинение? - Бобёр сквозь очки смотрел на критиков и постукивал хвостом.
- Ну, я того, не удержался и съел.- С заднего ряда поднялся чернобурый лис с серебристо- белыми подпалинами вокруг морды.
25. Виктор_Шамонин_Версенев — Баран и волк Сказка в стихах 3 тыс. знк.
Ожил утром светлый лес,
Солнце глянуло с небес,
Птички стали песни петь,
Комары в кустах звенеть,
Пчёлки принялись за труд,
На цветах они снуют.
Вот на луг пришёл баран,
С ним и друг его - Полкан.
Пёс в кусты с улыбкой лёг
И заснул он, без тревог.
Стал баран траву щипать,
Радость он не мог унять:
- Ох, и травушка, вкусна,
И пахуча, и сочна!
Вдруг пред ним предстал волчок:
- Это мой, баран, лужок!
Уходи, покуда цел,
Я с утра ещё не ел!
Свой испуг баран сдержал,
Возмущённо он сказал:
- Ты не прав, однако, волк,
Ты бы лучше, волк, ушёл!
Здесь паслись мой дед, отец,
Брат и мама, наконец!
Рассердился волк, орёт:
- Ты, барашек, словоплёт!
Убирайся и скорей,
Ног для бега не жалей!
Да баран одно твердит,
Все слова его гранит:
- Это наш семейный луг,
Сам ступай отсель, бирюк!
Волк набрал уже разгон,
Говорил с усмешкой он:
- Зря встаёшь ты поперёк,
Это мой, баран, лужок!
Вон, лиса сюда спешит,
Пусть она свой суд свершит,
И решит меж нами спор,
Кто из нас тут крохобор!
Подошла лисичка к ним,
Взгляд лисы невозмутим:
- Слышу, спор меж вами тут,
Я могу устроить суд!
Ей ответил с ходу волк,
Он не брал словечек в долг:
- Подтверди, лиса, как есть,
Что щенком гулял я здесь!
Призадумалась лиса,
Закатила вверх глаза:
- Как же, помню эти дни,
Были яркими они!
Мама с папой, ты да я,
Были мы одна семья!
Так что ты, баран, не прав,
Волчьи все права поправ!
Заупрямился баран:
- Это, лисонька, обман!
Мне ты ушки не потрёшь,
Поклянись, что ты не врёшь?!
К тем кустам сейчас ступай,
Мне у них ты клятву дай!
Место там святей святых,
Врать не будешь возле них!
Встала лисонька под куст,
26. Лариса Вчерашнюк (Сарасват — Сказка о том, как Алёнку-богатырку замуж за царя Чахлуна выдавали 8 тыс. знк.
Раскрывай, Красота,
Широченны рукава!
Вылетают с рукава
Сказок разные слова!
В короб их насобираем,
Про дела-быльё узнаем,
Захотел как царь Чахлун
Богатырку взять в жену,
А закончилась чем байка,
Расскажу я без утайки.

Часть первая

Было то давным-давно,
Когда правило Добро,
Когда слову доверяли,
Дом отважно защищали,
Зло в свой край не допускали
Да на ус урок мотали,
И случилось то в стране,
Славной царственной земле,
Жили где богатыри -
Богатырки – все ладны!

Ну а правил той страной,
Как одной большой семьей,
Муж Силан – отважный царь,
Важный в думах государь.
Мудро всем повелевает,
За страною наблюдает,
Сыновей-богатырей
Вырастил – не знать сильней,
Дочка тоже подросла –
Богатырка – вся в отца!

Но сороки поутру
Растрещались на беду –
Нет покою голове,
Царской белой седине -
Думу думал царь Силан,
Плохо ел и плохо спал,
Думал же не о себе -
О народе, о стране!
И решение принял -
Свадьбу дочки назначал.

Как Аленка-то прознала,
Со всех ног к отцу примчала,
Позабыла про игру –
Богатырскую сечу.
- Хоть отец ты мне и царь –
От беды такой избавь!
Только от сорок узнала,
Что невестой уже стала,
И меня ты не спросил,
На совет не пригласил!

Иль забыл ты про родство,
Иль что сделала не то?
Да и кто тот молодец,
Отведет что под венец?
Знают все вокруг края –
Богатырской крови я!
Справится ли он со мною,
Богатыркою-женою?
Не умею вышивать,
А умею воевать!

Очи гневно не отводит,
Вкруг отца тигрицей ходит,
- Сам учил меня сражаться
Да с мечами управляться,
Знаю, как врага сразить,
Да как Землю защитить!..
Но Силан, великий царь,
Ей отец, всем государь,
27. Катерина — Папины драконы 11 тыс. знк.
На самом деле, у меня есть папа. Кристина из садика мне не верит, потому, что никогда его не видела. А он есть. Он работает укротителем драконов. Я это знаю, потому, что в прошлый раз, когда он приезжал, он подарил мне игрушечного дракона. Розового. А настоящих драконов нашем королевстве нет. Вот папа и улетел в другое королевство, туда, где они водятся. Там все так: идешь по улице – по небу летит дракон. Плаваешь в бассейне, рядом с тобой плывет дракон. И причем, без шапочки! И тети на него за это ругаются. Дали тебе мороженое, не успела ты его лизнуть бац – дракон! Стоит с твоим мороженым, весь перепачкался, улыбается… Это потому, что он не воспитанный. А папа как раз их укрощает, учит на зеленый свет дорогу переходить и по небу летать ровно, так, чтобы лбами не сталкиваться.

И вот, мы с мамой решили сами навестить папу. Потому, что он там очень занят, и сам к нам приехать не может. Сначала, мы летели на самолете. Потом, ехали на автобусе. Потом еще долго шагали пешком и вот… нашли папин дом.

Папа стоял на пороге и радостно улыбался. Я кинулась к нему, обняла крепко – крепко, сказала, что очень соскучилась. Мама тоже хотела обнять папу, но сдержалась.

- Ты мне должен шестьдесят тысяч, - сказала мама.
- Я высылаю, сколько могу, - ответил папа.
Я стала осматриваться. Наверняка, где-то здесь, в папином доме есть хоть один дракон. Вдруг, из комнаты ко мне вышла девочка. Она была меньше меня, попа у нее была очень толстая, а ноги какие-то кривые. Разговаривала она на итальянском. И никто ее не понимал. Мне сказали, что эта итальянка – моя сестра. Только я не поверила. Как у меня может быть сестра, если я ее ни разу не видела?
28. Михаил Темнов — Королевский указ 25 тыс. знк.
Михаил Темнов, г. Ужгород. Украина.

Королевский указ
По мотивам романа "Сады Хаоса"
http://www.proza.ru/2012/03/17/872

Эта история произошла давно. Настолько давно, что о ней помнят разве что ветер, седые горы да сказки, жившие в те времена.
В первые дни весны готовился взойти на трон юный принц Атрес, отец которого погиб зимой на охоте. Новые обязанности тяжелым грузом нависли над мальчишечьими плечами. Предстояло сделать многое. Об еще большем он мечтал. Будущее королевства он видел через Сказку, в которой родился и жил: без войны, насилия и бедности. Об этом мире ему в детстве рассказывала по вечерам мама.
– Всеединый, помоги мне сделать все правильно, очень тебя прошу, – прошептал Атрес.
Через несколько дней ему исполняется шестнадцать лет. А это значит, что он станет королем. А управлять королевством – не ахаров в горах гонять, чтобы они шерсть от страха роняли.
Принц поежился, хотя в это прохладное весеннее утро был закутан в плащ из шерсти ахара. Невесомый и теплый, он хорошо согревал, защищая от резкого соленого ветра с моря и холода каменной глыбы, на которой принц расположился.
Пожалуй, Атрес не горел желанием быть королем, может быть, именно потому, что должен был им стать обязательно. Но не сейчас, а когда-нибудь, потом. И только обстоятельства заставили именно сейчас, когда он не чувствовал себя еще достаточно опытным и уверенным. Да, Атреса учили. Учили хорошо. Еще с пяти лет, хотя мама была против – королеве хотелось, чтобы сын подольше оставался маленьким и принадлежал только ей.
29. Владимир Радимиров — Сын Лаймы. 114 тыс. знк.
Как-то утром, ковыляя,
Гурт бурёнок гнал в поля я.
И тут глядь – навстречу лось!
Надо ж – встретить довелось!

Ну а я подслеповатый.
Глух вдобавок. Уши ватой
Как набиты. Зрю – лошак,
А не лось, чеканит шаг.

Присмотрелся я получше.
Где лошак?! То шпарит с кручи
В направленьи дальних сёл
Вроде бабушкин козёл.

Он поближе… Фу ты, ёлы!
Стал я, блин, очами квёлый.
Иль я пива выпил жбан?!
Где козёл?! Да то ж кабан!

У меня буркалы впалы.
Я их тру – и ёлы-палы!
Вместо хряка вижу – кот
По дороге прёт в поход.

Жмурю я слепые очи.
И гляжу что было мочи.
Ну, я думаю, и пень!
То ж летит навстречь слепень!
30. Владимир Радимиров — Про героя Буривоя. 183 тыс. знк.
В КАПКАНЕ КОВАРСТВА.

Хляби с неба воду льют,
Птахи в ветках гнёзда вьют.
За морями ж али тут
Жил да был немалый плут.

Раз поехал он на рынок
И купил себе … ботинок.
А потом в него залез
И потопал в ближний лес.

А в лесу-то страшновато:
Темень, жуть, земля мохната…
Стал тут плут совсем не рад:
Леший нашим ведь не брат.

И вдруг видит – что за диво!
Сердце стукнуло ретиво.
Возле речки, у ракит
Хатка ветхая стоит.

Та избушка с курьей ножкой
Повернулася немножко,
Плут – вовнутрь, глядит – ага!
В хатке ждёт его Яга.

«Вот что, плут, – Яга смеётся, –
Мне тебя сожрать неймётся.
Попадёшь ко мне ты в пасть:
Голодна я прямо страсть!

Но коль ты меня уважишь,
Бабке сказочку расскажешь,
Так и быть – я враз уймусь
И за щи тотчас примусь».

Что же, плуту делать неча.
Вот он, бабке не переча,
Хохотнул, прищурил глаз,
Да и начал без прикрас…

Лапоть по небу летит, сокол во поле пыхтит, слуги в бары подрядились, господа в хлеву трудились, мы рыдали на пиру, и нашли в игле дыру. Поп чертям поклялся нами, клоп гонялся за слонами, ну а мухи еле-еле с голодухи лошадь съели. Ковали сковали волю, власти хаяли недолю, а обжоры в жирном теле кушать сроду не хотели...
31. Лариса Вчерашнюк (Сарасват — Сказка про Алёнку-богатырку, пойманном Богатыре и Огненном Цветке 10 тыс. знк.
Весна-Красна по лугам-лесам гуляла,
С Солнцем Ярким песни напевала
Да богатырку-Аленку в поле увидала,
Что шлем свой да кольчугу хмуро поправляла.

Подошла к ней Весна-Красна, улыбнулась,
А Богатырка от нее отвернулась:
- Что ты, милая, меня не встречаешь?
Что ты, грустная, меня не замечаешь?

А ведь я тебя-дитя в колыбели ветерком качала,
Песни ручейками звонкие напевала,
Баловала тебя утренними росными лучами,
Да ночными звездами да яркими цветами…

Что ж ты, девица, мне не улыбнешься,
Что ты ликом ко мне не повернешься?
Или прячешь что в глазах, или стыдишься,
Или на меня ты, светлая, за что-то сердишься?

Тут повернула лик свой Аленка-богатырка – не улыбается,
А слезинки на ресницах дрожат-качаются:
- Не рада я тебе, Весна, все грустна,
Не весело мне с тобой, все тоска…

Не радует меня сеча да слава,
Ни меч боевой, ни стрела, ни булава,
Сон оставил меня – ночами не спится,
А дивное что-то в груди моей творится…

Жар огненный в груди под кольчугой горит-полыхает,
Да тосковать меня тот жар заставляет,
Не знаю от чего, мне скажи,
Не знаю, что со мной, объясни.

Обняла Весна-Красна Аленку-богатырку, приласкала,
Да на ушко ей такое слово сказала:
- Время пришло тебе полюбить
Да о боях-сражениях бравых забыть.

Не томи огонь, пусть прольется,
Пусть сердце песнею отзовется
На Весны шаги, на Весны тепло,
С ним и найдешь покой и счастие свое…

И ушла Весна – легка! – трав высоких-зврнких стопами не касается,
И всему миру сразу улыбается.
Аленка-богатырка ей вослед посмотрела,
Да между трав весенних, задумавшись, присела.

А жар в груди не остывает,
Голову богатырки дурманит: -
32. Виктор Ушаков — Солдат и Камень-спотыкач 5 тыс. знк.


Шёл солдат по лесу… Сказка

Шел солдат по лесу и стукнулся ногой о камень. Упал, медленно поднялся, потер ушибленное место, на сгибе колено. Хорошо, портки спасли – из домотканой ткани ручной работы – матушка заботливо снарядила сынка в армию, а отец сапоги яловые добротные стачал как под себя.
Присел раненный солдатик на шершавый валун и задумался.

Крепко задумался, думу думает.
Что за камень такой спотыкачий попался в дороге, кумекает. Нехай, Камень-спотыкач сам нашёлся. На дорогу к нему вышел.
А в голове - как медовая брага разлилась или яблочный струдень.
Решил разобраться, что почём.
Вспомнил, что в народе слышал подобное. Начал рыться в памяти, по ейным волнам плыть, заглядывая в закрома, как водолаз в маске парит на поверхности моря, глядя на причудливое дно с местным населением.
Неглубоких низин, признаться, по правде говоря.
Потом встал, отвалил булыгу с трудом превеликим, крепко тот сидел в земле, глубоко окопался, мохом зарос.
А под ним видит - маленькая норка.
Заглянул в неё – темно и сыро.

Крикнул: Эй! - из кристально чистого любопытства, не со зла, с добрыми намерениями и пожеланиями серьёзных отношений.

А его Некто хвать за нос и затащило в нору всего целиком, вместе с сапогами отцовскими яловыми сшитыми на заказ. Выменянные за кусок мыла на лобном месте в базарный день.
Что делать? А делать нечего. Надо жить дальше. Обживаться помалу на новом месте. Перво-наперво.

Огляделся для начала.
Темно и сыро. И ноги почему-то уже без сапог, увязли в чём-то, как в озёрной тине на вроде болота. И голова в паутине запуталась. И руки нечистые.
33. Лариса Вчерашнюк (Сарасват — Басенки. Из мира страстей животных, насекомых и др. 3 тыс. знк.
Какая разная любовь!

Два льва влюбились в антилопу,
Случается, бывает, так.
Один хотел ее лишь слопать,
Второй вдруг вспомнил о стихах.
Она сказала: – Я хочу
Бананы с той высокой пальмы!
И лев взобрался по стволу –
Чего не сделаешь для свадьбы!

Да ты не лев! – сказал другой
И плотоядно облизался, -
Совсем не дружишь с головой,
Ты в обезьяны записался?

Любовь как только не чудит,
Но звери льва не освистали,
Кто не мечтал хоть раз из них
Увидеть льва у ног с цветами.

«»»

Павлинье перо

Одна наседка отыскала
Павлина яркое перо,
И тут цепляла, там цепляла,
И тут не так, и там не то.

«Неловко, непривычно как-то
С таким огромным-то хвостом,
Иная здесь нужна осанка,
И шаг, наверное, иной.

Ах, как же это неудобно! -
Наседка бросила перо. –
Павлин пусть с этой штукой ходит,
Я лучше высижу яйцо…»

«»»

Насест

- Красавица! – сказал Петух,
Завидев Паву среди веток. –
Теперь к другим я слеп и глух,
Ты – в моем сердце королева!

Ты не смотри, что неказист,
Но гребень ярок, взгляд орлиный,
А по утрам как голосист!
Где встретишь певчего павлина?

Померкла кур всех красота
Перед тобой. То разве птицы?!
Сбежим из этого двора,
В лесу быстрей уединимся…

Прижму всех хищников к ногтю,
Мне в драке нету в мире равных!
Узнает мир “кукареку!”,
Тебе я брошу славы лавры.

Дворец построю и насест
Сооружу, моя царица,
На тысячу я ложе-мест,
Вот гусь лапчатый удивиться…

Ты будешь первою звездой! -
Но Пава с ветки вдруг взлетела -
- Эк, тебя, милый, занесло!
Иди к курам, им кукарекай!

«»»

Про одну злую Муху

Развалившись на спине,
Едет Муха на Быке.
Муха та, конечно, злая
34. Лариса Вчерашнюк (Сарасват — Сказка про Ерёму-богатыря, про подземного Царька, про красавицу-д... 16 тыс. знк.
Как-то раз богатыри
Зимней стужей у печи,
Поедая калачи,
Положив у стен мечи,
Пока ветер за окошком
Вьюгой заметал дорожки,
Стали хвастать, кто сильнее,
Кто смекалистей, храбрее.

Пока бабы-девки пряли
Да под песни вышивали,
Разошлись богатыри,
Тут и байки в ход пошли.
«Я, - поднял калач Ерема, -
Вышел давеча из дома
И мечом так замахал,
Что все тучи разогнал.

В этом деле нет мне равных,
Мне что меч, а что лопата
Или вилы, хоть бы что -
Разберусь с любым врагом.
С самураем не встречался,
Только вряд ли оплошался
Перед ним бы я при встрече -
Меч в моих руках, что ветер,
Также быстр, неуловим ».

«Это да, мы подтвердим, -
Бабы с прялкой закивали. -
Ты, Ерема, славный парень.
Тучи те и тот буран
Мы видали – разогнал.
Заодно снесло забор,
С ним - всех наших мужиков,
Что из шинка возвращались.
Всей деревней собирали
Их по снегу, по полям.

Обещают, говорят
Навестить тебя к утру,
Так что жди гостей, зайдут!»
«Да уж ладно, напугали
Разговором с мужиками…
Встретил как-то под мостом
Волка с огненным клыком.
Тихо сиживал он там
Да прохожих поджидал.
Ох, здоровый был, прохвост!

Я схватил его за хвост,
Вытянул на снежный мост,
Клык ко льду его прижал,
Сутки так его держал,
Пока клык тот не остыл,
Волк и дух там испустил…»
«Это да, мы подтвердим, -

Бабы снова закивали. -
На реке весь лед растаял!
Подтопило рыбаков,
Позабыли про улов.
Сутки плавали на льдине,
Все баграми их ловили…»
«Смейтесь, только не могу
Сиднем сиживать в дому.

Собираюсь поутру
Встретиться в глухом бору
Я с Медведем-Шатуном.
Ох, и злит меня давно –
Ни проехать, ни пройти,
Так и лезет, норовит
35. Валерий Рыбалкин. — Принцесса Надежда и околдованный Принц 7 тыс. знк.
В некотором царстве, в некотором государстве жила-была девочка по имени Надя – добрая и красивая. Король той далёкой страны любил устраивать всевозможные праздники, балы и карнавалы, на которых все – от башмачника до визиря – веселились, не считаясь с рангами и чинами. Время шло, и вот Надежда во всём блеске своей семнадцатилетней юности, окружённая красавицами-подругами, впервые переступила порог царского дворца. Гостей встречал Принц – сын главы государства. Но как только девушка посмотрела в его нежные голубые глаза, то тут же забыла обо всём на свете, до конца своих дней влюбившись в прекрасного юношу. А он, едва сдерживая поток внезапно нахлынувших чувств, взял её за руку и усадил за стол рядом с собой.

Начался бал, и влюблённые закружились в хороводе смеха, масок и пышных карнавальных костюмов, наслаждаясь беседой и начиная понимать, что теперь они неразлучны – будто два цвета небесной радуги. Сердца их стучали в унисон, разбивая все условности и преграды, и казалось, что так будет продолжаться вечно.

Но вдруг зашелестели кроны деревьев, заклубились облака. Огромная чёрная туча, закрыв полнеба, с жадностью поглотила слабые искорки далёких звёзд и жёлтую беззащитную луну. Из глубокой тьмы в ярком свете внезапных молний явилась перед изумлёнными участниками карнавала страшная седая ведьма с огромным крючковатым носом и горящими злыми глазами. Ветер трепал на её плечах длинный платок цвета воронова крыла, и казалось, будто это весёлый Роджер развевается на мачте пиратского судна.
36. Лариса Вчерашнюк (Сарасват — Сказка про Царицу-Мармеладку, ее мудрого братца Соль и Перца-злодея 4 тыс. знк.
В царство Сахарных земель
Перец вдруг пришел, злодей,
Захватил он замок сладкий
С королевой Мармеладкой,
Сам по царству важно ходит,
Свои правила заводит,
Вместо сахарных цветов –
Жгучих перчиков забор,
Вместо киселя – реки –
Огненный поток воды.
И заплакала в темнице
Мармеладная Царица,
Сладкие текут ручьи
Через улицы, сады,
Прямо в царство, где король
Правил братец ее, Соль.

«Ах, видать стряслась беда,
Плачет бедная сестра!»
А у окон уж гонец,
Храбрый воин-Леденец.
И – в палаты, где король
Поджидал могучий Соль.
Неуютно Леденцу
На соленом-то полу,
Но колени преклонил
И письмо быстрей вручил.
«Говорил я Мармеладке,
Что нельзя быть такой сладкой! –
Хмурил брови важный Соль,
Соляных земель король. –
Воинов своих давал,
Охранять я предлагал…
А сестрице ты скажи,
Пусть не плачет от беды,
Хоть и Перец жгучий, злой,
Он ведь все же не огонь,
Ее царство не растает,
Слезы пусть не расточает!
Я же пушки наведу,
Перца быстро прогоню…»

Побежал назад гонец,
Бравый воин-Леденец,
И царице-Мармеладке
Сообщил в темнице сладкой
План, что предложил король,
Ее брат премудрый Соль.
И царица встрепенулась,
От печали отряхнулась,
Перца тут же зазвала,
И злодею изрекла:

«В царстве ты теперь король,
Напоследок же позволь
Праздник всюду объявить,
Всех мне подданных явить,
Я же с ними попрощаюсь –
И навеки удаляюсь…»
Согласился Перец жгучий,
Станет он теперь могучий,
Правда, донесли ему,
Что войска сюда идут
Мармеладкиного брата,
«Разбросаю соль лопатой! -
Грозный Перец не боится,
Важничает и храбрится. -
Мне их пушки не помеха,
Соль для Перца - то потеха,
Перцы бравые мои –
37. Валерий Рыбалкин. — Ведьма Яга и Кощей Бессмертный 10 тыс. знк.
1.
В некотором царстве, в славном государстве жил-был царь Святозар – великий Государь своей страны. Правил он мудро и великодушно, а потому народ искренне любил славного монарха. Люди в земле той были трудолюбивы, дружелюбны, щедры и добродетельны. Никогда не кичились своим богатством, а напротив – чем могли, помогали сиротам и тем, кто случайно попал в беду. Сам Святозар был главой большого семейства, и подданные, подражая Государю, со временем тоже стали многочадны и детолюбивы, что всячески поощрялось их мудрым правителем.

Так и жили они до тех пор, пока не появилась в дремучем лесу в вековой дубраве ведьма-колдунья по прозвищу Яга. Нет, не старая карга из сказок, что детей на лопате в разожжённую печь толкала, а другая – молодящаяся женщина, приветливая и говорливая. Странно только, что объявилась она в одночасье – вместе с избушкой и ступой своей огромной, в которой сушила травы лесные, из коих настои да зелья чернокнижные делала, дабы больных и страждущих ими потчевать.
Потянулись к Яге окрестные жители. Сперва страшились они иноземной ведуньи, а более того – её жилища ветхого, скрипучего, невесть откуда занесённого в этот густой вековечный бор. Но со временем привыкли люди к новому соседству, а когда слава о знахарке пошла гулять по свету, то и из дальних мест стали приходить к ней сирые да недужные.

– Ведьма я, ведьма, – говорила она им с улыбкой. – И потому меня так зовут, что знаю я много – ведаю. Жила в дальних странах заморских, там всему научилась. Порчу снять, отворот-приворот – это для меня проще пареной репы. Мёртвого, конечно, не воскрешу, но хворь из больного тела выгоняю легко.
38. Лариса Вчерашнюк (Сарасват — Басенки. О лукавстве 3 тыс. знк.
«»»

Забывчивость тем хороша,
Что оправдает дурость дурака,
Он скажет – все вранье! Так не бывало,
Я этого не видел/не видала!

Все ваши враки! – крикнет гордо,
Не придраться,
И остается только сердцем сокрушаться…

«»»

Не я, не я! – кричал Осел,
Весь в страхе наказанья,
Что съел овса он весь мешок,
Но выдало иканье…

«»»

Признать свою ошибку, чтоб прощать -
Себя, других – и перестать тем лгать…

«»»

С высот своих Орел все наблюдал,
Как Волк Зайчишку быстро догонял,
А тот как ловко по траве петлял –
Уйдет! Орел взлетел и Зайца вверх поднял –

Ужель спасти? Ан нет, не сказку говорю,
Хотя чтоб было по-иному, конечно же, хочу…

«»»»

- Слова-пустышки! За копейку продаю
Их целый короб! – молвил Заяц Воробью. –
Инструкция проста! Плети без остановки,
Чтоб не заметил кто твоей уловки!

Пусть слышат только лишь тебя!
И счастлив Воробей - близка его мечта!
Теперь по лесу он летает,
О всем неважном рассуждает –
Но громко так – его лишь и слыхать!
И собирается послушать его рать –

И ждут, когда же ценное что скажет,
Или быть может, что покажет!
И поят, кормят Воробья –
Что вот уж скажет что-то важное! Все зря.

Все лето он чирикал, улетел,
А звери удивлялись – Что сказать хотел?
К чему весь этот крик был? Не узнали,
Слов паутину по углам лесным снимали…

«»»

Как падок глаз на яркие цвета!
Как падки уши на красивые слова!
За ними истину простую увидать
Так часто нелегко, но рук не опускать!

За яркостью, за громкостью – она скрывается,
И чистотой бескрайней изливается,
Не разрушая зрение и слух –
То величайшая из всех наук!

Науку эту познавай,
39. Валерий Рыбалкин. — Монстр, сказка 11 тыс. знк.
1.
Стояла мёртвая кладбищенская тишина. Бледно-розовый мигающий свет луны едва пробивался сквозь рваные облака. Где-то вдалеке с надрывом выла собака, а совсем рядом из-под покосившегося памятника ближайшей к Павлу могилы раздавались приглушённые душераздирающие стоны и подозрительное поскрипывание – будто гвозди выходили из досок наспех сколоченного дубового гроба. Но вот тяжёлая мраморная плита с непонятной надписью слегка шевельнулась, неспешно отошла в сторону, обнажая потемневшую от времени крышку гроба, и мертвец с обезображенным от разложившейся плоти лицом, не разгибая своих закоченевших членов, нечеловечески плоский, будто доска, восстал из Преисподней.

Павлуша задрожал всем телом, побледнел от ужаса, но только крепче сжал в руке гвоздодёр – своё надёжное, много раз проверенное оружие. А тем временем в глубине кладбища из-под покосившихся крестов и памятников, будто чёрные цыплята из прогнивших деревянных яиц, вылуплялись всё новые и новые вурдалаки. Ближний мертвец, будто робот, сверкнув глазницами, повернулся к мальчишке, протягивая к нему свои длинные костлявые руки с огромными загнутыми вовнутрь ногтями на пальцах, и сделал шаг вперёд. Но наш герой был готов к отражению атаки. Он взмахнул гвоздодёром и всадил его конец в мёртвую плоть чудовища. Удар, ещё удар, и вот Вурдалак с предсмертными стонами, переходящими в дикий вой, брызгая слюной и изрыгая проклятия, упал на вздыбленную кладбищенскую землю, а затем медленно растаял, будто провалился в Преисподнюю.
40. Валерий Рыбалкин. — Алекс и Алиса, история любви 10 тыс. знк.
1.
Зелёненький волнистый попугайчик шустро скакал среди стаи обычных серых воробьёв, то и дело склёвывая спелые зёрна какого-то дикого злака. Было ему комфортно и весело, несмотря на то, что резвился он не на австралийском зелёном лугу, а на газоне обычного городского сквера у нас в России, где температура иногда опускается ниже тридцати градусов. Но сейчас, тёплым августовским вечером, мороза не было, и молодые мамаши со своими чадами вышли из душных квартир, чтобы в тени деревьев насладиться тишиной, прохладой и красотами вечернего города. Расположившись на аккуратных голубеньких скамейках, женщины активно обращали внимание своих отпрысков на увлечённо щебечущее цветастое заморское чудо.

Попугайчика звали Алекс. Был он молод и неопытен в делах житейских. Всего полтора месяца назад желторотым птенцом вылупился он из яйца в самодельном инкубаторе доброго мальчика Вени, заядлого юного натуралиста, решившего подзаработать на продаже экзотических птиц. Первым, кого увидел наш желторотик, появившись на свет, был этот самый мальчишка. И, как зачастую бывает у птиц, именно его новорожденный признал своим отцом и кормильцем.

Прошло совсем немного времени, и вместо сваренных вкрутую куриных яиц хозяин начал подкармливать питомцев мелким набухшим зерном. Попугайчики быстро оперились и стали разноцветно-нарядными – от зелёного до жёлто-голубого окраса. С утра до позднего вечера они галдели, пытаясь подражать друг другу и без разбора повторяя любые подслушанные где-то звуки. Причём, Алекс при виде Венички вполне разборчиво выкрикивал с восторгом и упоением: «Птенцы мои, птенцы!