Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Полина Кирченко
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
12/15/2019 1 чел.
12/14/2019 1 чел.
12/13/2019 1 чел.
12/12/2019 0 чел.
12/11/2019 2 чел.
12/10/2019 0 чел.
12/9/2019 1 чел.
12/8/2019 2 чел.
12/7/2019 1 чел.
12/6/2019 0 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Море

Море дышало, поднимая на своей празднично сияющей груди пенные валы. Волны накатывали на брусчатку, слизывали обычный городской мусор и возвращались к истокам. Все стремится стать единым с большим и сильным организмом. А что сильнее и необъятнее моря, Агнесс не могла придумать вот так с ходу. Она смотрела на воду под своими окнами и подумывала обратиться к доброму доктору, что часто захаживал за свежей выпечкой в лавку напротив. Агнесс не была с ним знакома лично, но от продавщицы слышала, что это — милейший человек. Если он сможет объяснить ей эту иллюзию – море в центре города, – Агнесс будет ему признательна. Искренне и до конца своих дней. Потому что так не бывает. Не должно быть.
Она проснулась утром, как обычно, чтобы отправиться на работу в овощную лавку. Все утренние ритуалы были тщательно соблюдены. Как это и было в ее жизни на протяжении многих лет. Однако стоило только взгляду проникнуть сквозь пыльное стекло окна – да, Агнесс никогда не была хорошей хозяйкой, – стакан чистой воды, которую девушка собиралась выпить, выскользнул из ослабевших пальцев и упал на мягкий ковер. За окном плескалось море. Такое, как его изображают на картинах — величественное и бескрайнее, наполненное силой и мощью древних времен. А в конце улицы, где раньше стоял дом старой школьной учительницы Агнесс, высился замок. Пожалуй, будь замок тверд и материален, это не подкосило бы девушку так, как полупрозрачность стен ее сна.
Почему она решила, будто еще спит? Но разве бывает так, что море появляется под твоими окнами за одну ночь, а буквально через несколько домов от тебя маячит призрак замка? Не бывает. И не может посреди вымышленного моря шелестеть зеленью лугов небольшой остров. Ведь замок стоит не на водной глади. Вернее сказать – стоял бы. Будь он реален.
Попытка проснуться оказалась безуспешной. Агнесс напрасно оставила пару синяков на коже рук. Она чувствовала боль от собственных щипков, но море никуда не делось, а замок словно чуть уплотнился.
– Так не бывает! – как можно тверже сказала самой себе Агнесс. И с усилием отвернулась от окна. Там, за окном, привычный мир исчез. Вместо него раскинулось море, и Агнесс это пугало до дрожи. Почти до истерики. Однако она редко позволяла себе забиться в угол и просто бояться. А сойти с ума очень страшно.
Покинув безопасность своей квартиры, девушка отправилась на работу. Частью своего сознания она даже надеялась, что море окажется реальным и не позволит ей покинуть дом. Это будет означать, что безумие – лишь призрак, которым она сама себя напугала, и с её миром случился какой-нибудь невероятный катаклизм. Что-то фантастическое и совершенно оторванное от реальности.
Однако на улице светило солнце, спешили прохожие по своим делам. Брусчатка нуждалась в серьезном ремонте, а дом учительницы стоял на месте. Жизнь шла в привычном ритме. Это немного успокаивало, и Агнесс даже успела забыть об утреннем полусне, отказаться от идеи собственного безумия, когда на работе случайно выглянула в окно. Море было на месте. Замок стоял на небольшом островке суши, окруженный водой, возвышался над ней и словно сиял в свете полуденного солнца.
Агнесс попятилась, инстинктивно прячась от накатившего ужаса за корзиной с картофелем. Но ужас был внутри нее, а корзина могла защитить только от того, кто находился снаружи. Овощи не могут служить щитом от эмоций и чувств. Ужас сковывал тело и заставлял кожу покрываться холодным липким потом.
— Ну уж нет! Я не сошла с ума! – она заставила себя двигаться. И почти уверенная в том, что это не мираж, опрокинула корзину на пол.
В этот раз на улицу Агнесс бросилась даже с предвкушением, проигнорировав оклик покупателя. Ей было необходимо убедиться, что море там. Однако это не принесло облегчения: на улице не было ничего необычного. И остаток дня прошел как в тумане. Словно молитву, Агнесс твердила себе: «Не смотри в окно!».
Комнату наполнял вечерний сумрак. Медленно проникая в каждый уголок, обволакивая собой каждый предмет. Сумрак еще не добрался до плетеного кресла, в котором замерла Агнесс. Взгляд ее больших и выразительных глаз был устремлен куда-то за грань реального.
Агнесс моргнула, стараясь не смотреть в сторону окна. И в этот момент ей показалось, что время замерло. Оно резко застыло, и обломки дня и вечера не сумели подготовиться к этому. Замерли вместе со временем ломаными линиями, неправильными формами – набегающими, наползающими друг на друга.
– Этого не может быть! Это просто сон! – пробормотала девушка, однако время так и не возобновило свой ход.
У Агнесс, как это часто бывает с людьми, случился непростой период в жизни. Заботливо выстроенный личный мир, упорядоченный и облагороженный, рассыпался, как карточный домик, в один миг. В тот миг, когда она увидела под своими окнами море. Почему, кроме нее, никто не видит пенных валов, никто не видит острова с очертаниями, еще нечеткими, замка? Спросить некого. Конечно, она попыталась. Сегодня, после того как увидела море из окон своей лавки. Она хотела услышать, что здорова, что это – не плод ее воображения. И старалась убедиться в этом доступными способами – осторожными расспросами, намеками и шутками на волнующую ее тему. Однако в ответ были только смех или удивление. Покупатели не знали, как еще реагировать на подобное. Они списывали это на общительный характер скучающей продавщицы.
Вечером в гости к девушке зашла ее подруга. Она тоже посмотрела в окно, но не увидела там ничего необычного. Марта отвела Агнесс от окна, не понимая, на что там можно так долго смотреть. Она так и спросила, и Агнесс, завороженная красотой этого миража – все же он был красив – поделилась увиденным с подругой. Но Марта не видела моря. Не видела ничего, кроме стен домов и камня улиц. Даже глядя из окна Агнесс. Девушка только посмеялась и посоветовала поменьше читать и больше гулять. И отправилась жить своей обычной жизнью. А Агнесс продолжила свое скромное существование, каждое утро отправляясь на работу в овощной магазинчик. Скудный ассортимент этого магазинчика привлекал мало покупателей, и большую часть дня Агнесс читала. Раньше читала. А теперь она не отходила далеко от окна. Словно надеясь, что море исчезнет. И исчезнет замок, с каждым днем становившийся все более реальным.
– Это неправда. Я просто устала. Не выспалась. Нужно отдохнуть, – уговаривала себя Агнесс, отрицая очевидное: она безумна. А взгляд вновь и вновь возвращался к миражу. Белый камень так чудесно сиял в свете летнего солнца, что у девушки начинало резать глаза. Она смигивала слезы, отвлекалась на что-то рабочее, повседневное. А затем вновь подходила к окну. День за днем. Агнесс почему-то была уверена, что в замке находится Счастье и оно ее ждет. А значит, в замок необходимо попасть. Но как? Море не принадлежало к этому миру. Пусть иногда девушка могла почувствовать его вкус на своих губах. Так было в те пару штормов, из-за которых она не сомкнула глаз до утра. Всю ночь завывал ветер, небо раскалывалось грохотом грома, уши закладывало от шума бушующих волн.
Агнесс закрыла окно, не выдержав такого реализма своего миража. Стало немного тише, но поспать ей не удалось.
К счастью, за лето шторма случались редко.
Осень пришла в город рваными дождями, редким и робким солнцем и ветром, наглым до такой степени, что его не могли остановить ни шарфы, ни кофты. Он забирался под одежду и ласкал кожу своим холодными пальцами, вызывая дрожь и мурашки.
Агнесс в очередной раз поежилась и подняла воротник куртки повыше. Сегодня было особенно холодно, но ее это почти не тревожило. Ведь мираж никуда не делся. Словно насмехаясь над ней, море за окном поменяло свой цвет с приветливо-синего на устало-серый. Море продолжало доказывать Агнесс свою реальность. Хотя любая попытка приблизиться к нему ни разу не увенчалась успехом – оно было недосягаемо из любого окна в этом городе. Девушка слышала шум волн, чувствовала вкус морской соли в ветре, даже холодном, осеннем. Но не могла коснуться воды. Заглянуть в нее, чтобы увидеть отражение неба и себя. А пока это не произойдет, Агнесс вольна была считать все происходящее игрой своего воображения. Пусть она сама себе придумала этот замок и это море. Ее безумие никому не мешало, никому не причиняло вреда. А сама девушка привыкла. Жить, словно в полусне, было трудно, и все же Агнесс справлялась. Она научилась никому не рассказывать о своем секрете. Не выглядывать в каждое оказавшееся поблизости окно. Вести себя как все нормальные люди. И с каждым днем все меньше сомневалась в собственном душевном здравии. Ведь почему волшебство не может придти в мир, подчиненный прагматизму живущих в нем людей? Каждый взрослый когда-то был ребенком. А каждый ребенок любит сказки. И наконец Агнесс позволила себе снова стать ребенком и поверить в сказку. В сказку под ее окном. Она так и не обратилась к доктору из булочной напротив. В этом больше не было необходимости. Агнесс твердо решила, что она не сумасшедшая. Единственное, чего девушка отчаянно желала – оказаться на острове. Познакомиться с обитателями замка и обрести свое счастье. Построить новый мир взамен разбившегося тем летним утром. Агнесс даже не сомневалась, что это возможно. Нужно только придумать способ. Ведь в сказках всегда находится путь к заветной цели.
– А что, если море и есть тот Путь? Нужно только ступить на него! – Она впервые подумала о такой возможности. Привычка задавать себе вопросы была не такой плохой, как могло показаться. Так девушка теперь решала вопросы, с которыми раньше обращалась к друзьям. Но нельзя же пригласить единственную подругу в гости на чай и между делом спросить: «Марта, как ты думаешь, если я выпрыгну из окна – упаду на брусчатку или в море?» Марта без лишних охов и ахов позовет врачей и будет права. Взрослые люди не задают себе такие вопросы, если они здоровы. Но Агнесс решила быть ребенком, верящим в чудеса и волшебство. Пожалуй, работай она в школе, а не в овощной лавке, ей было бы с кем посоветоваться.
Море за окном сонно ворочалось, лениво перекатывая серо-стальные волны с неизменной белой пеной по кромке прибоя. И решение пришло. Агнесс не хотела больше ждать и метаться, сомневаться и стремиться узнать то, что скрыто за каждым окном, в которое она смотрела эти полгода.
Была ли она безумна? Тот, кто увидел бы, как спокойно и уверенно шагнула Агнесс из окна своей квартиры, с сожалением сказал бы «да». Но Агнесс верила в чудо. И оно свершилось.
… Под ногами девушки приятно хрустела влажная галька, с моря дул такой привычный уже ветерок. Он был по-осеннему холодным и соленым. Но вкус соли на губах вызывал у Агнесс улыбку. Она с восторгом смотрела на новый мир, распахнувший ей свое окно. Показавший путь. И замок оказался совсем рядом. Только найти лодку и доплыть. И почему-то Агнесс не сомневалась что это будет проще, чем пройти грань, разделяющую два мира. Она любила оба мира по-своему. И все же этот, такой реальный для нее – чуточку сильнее…
16.10.2019

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.