Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Андрейко Александр Юрьевич
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
6/28/2022 1 чел.
6/27/2022 1 чел.
6/26/2022 1 чел.
6/25/2022 2 чел.
6/24/2022 1 чел.
6/23/2022 2 чел.
6/22/2022 1 чел.
6/21/2022 0 чел.
6/20/2022 2 чел.
6/19/2022 1 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Проклятые коты, острые мечи и жестокая магия (глава 4)

Продолжение злоключений наёмников-бомжей и встреча с паладинами.

-------------------------------------

Сердце новоявленного наёмника упало куда-то в район прямой кишки. Он тут же понял, что скорее всего не справится с настигшей его напастью, поэтому издал полный отчаяния рык и ринулся к выходу, словно обезумевший хряк, застигнутый стаей волков.

- Гр-р-р-р! - зарычал Валик, слепо размахивая булавой и пытаясь обойти двух скелетов сбоку.

Спасительный выход был совсем рядом, но и скелеты находились недалече. Им не составит труда вцепится в него, словно паре голодных клещей.

Однако судьба неожиданно смилостивилась. Невероятно, но один из скелетов во время прыжка неудачно наступил на шаткий камень и рухнул вниз, потеряв равновесие. Валик был слишком напуган, чтобы воспользоваться ситуацией и прибить неуклюже распластавшуюся тварь. Кроме того, второй скелет уже вцепился ему в плечо, однако, наёмник не растерялся и прямо на ходу приложи того об уступ, торчавший из стены коридора. Особого ущерба это не нанесло, но веса его тела как раз хватило, чтобы противник от него отцепился.

Не веря своему счастью с хвостом трубой и с глазами размером с блюдце, Валик вырвался на простор, и хотел было уже ринуться к выходу, но и там, как на зло, ошивалось несколько скелетов. Прежде чем красные глаза нежити как следует на нём сфокусировались, Валик дал дёру. Оставалось лишь одно - бежать вглубь пещеры, обратно к Андрею.

Скользя по грязи, Валик нёсся так быстро, что в очередной раз приложился башкой об стену. Благо мозг не пострадал, а ещё факел каким-то чудом всё ещё был в руке, иначе, незадачливому мародёру бы точно пришёл конец.

Невезуха этого поганого дня просто зашкаливала. Сначала эти долбанные ранения, потом пустой кошелёк, а теперь все эти скелеты набежали к выходу именно за те считанные минуты, пока он этот кошелёк обыскивал! И теперь они не отстанут так просто. Валик чувствовал, как его кожа покрывается пупырышками, слыша многочисленные цокающие и шуршащие звуки за своей спиной. Они чем-то напоминали шелест жвал насекомых: саранчи, пожирающей листья или муравьёв, обгладывающих добычу.

"Меня сожрут, как того парня!" - внутренне взвизгнул он. Словно наяву перед ним всплыло серое лицо с впалыми глазницами, изо лба которого вытекал светящийся поток зелёной энергии.

Думая об этом, от ужаса Валик пропустил нужный поворот и случайно вбежал в тот, куда вели бурые следы волочения.

А Андрей, в это время, всё ещё воевал с напавшими на него тварями. Сперва те пытались задавить его массой, но помог щит, грамотный выбор места и громадная сила наёмника. После того, как четверо скелетов были легко разбиты в тесноте, оставшиеся, будто что-то поняв, перестали напирать в спины авангарда. Это дало им возможность уворачиваться и отпрыгивать, что несколько затянуло бой. Однако, Андрей не первый год ходил в пещеры, и прекрасно знал, как ему действовать. Спешка - не всегда лучшее решение. Прошло уже несколько минут, как завязалась битва, но наёмник не торопился форсировать. Он действовал наверняка и с наименьшим риском. Здоровье, как говорится, не казённое.

- Валик, ты светишь не туда, мне ни черта не видно, - крикнул Андрей напарнику за спину, - Только не отвлекайся сильно, поглядывай за спину. Оттуда тоже могут напасть, - однако в ответ наёмник получил лишь молчание.

Мельком взглянув туда, где должна была быть подмога, и едва не пропустив из-за этого атаку, он только и мог что выругаться сквозь зубы. Свежий факел был закреплён на стене, в то же время сзади никого не было и тыл никто не прикрывал.

"Куда же тебя понесло, идиота куска!" - яростно подумал Андрей, тут же отступая в другое, более надёжное место.

Оставаться тут было критически опасно. Получи он неожиданный удар сзади, и всё могло закончится печально. Пришлось оставить удобную позицию в узком коридоре и сместится в ближайший тупик, который был шире, и этим создавал неудобство в обороне. Зато теперь спина была прикрыта наверняка. Не успел он уйти, как из хода, к которому он ещё недавно стоял спиной, выбежал скелетик, и, яростно шипя, присоединился к общему веселью.

Кстати, в тупике факел оказался закрыт уступом, и света от него почти не поступало. Хорошо, что Андрей не стал отказываться от собственного факела и постоянно держал его той же рукой, что и щит. Таким образом можно было, хоть и с некоторым трудом, но медленно и верно перещёлкать всю эту надоедливую мелочь. Однако был один момент.

Пусть и нерадивый, но товарищ, соратник ушёл бродить по подземелью, кишащему нежитью. В одиночку! Его нельзя было бросать на верную смерть. Наверно... Оставлять членов своей группы, было просто не в принципах Андрея. Он так не мог. Это не говоря уже о том, что он должен родителям Валика и лично пообещал за ним присмотреть.

Это будет очень хлопотно. Всё-таки, несмотря на все свои таланты, большинство из которых были заработаны потом, кровью и годами обучения, Андрей не был каким-то непобедимым сверхсилачом. В бродячем цирке вон попадались котолюди, которые гнули три подковы разом! Андрей пытался, но так много согнуть не смог. Только две. В общем, сила у него была скромная. Хотя и не совсем. Поразмыслив над этим и стиснув зубы, он отлепился от стены и с палицей наперевес бросился прямо в гущу нежити, в лобовую атаку.

Какое-то время спустя.

Валик с трудом разлепил глаза. Кажется, он ещё не помер, и это радовало. Всё тело болело и, непонятно почему, немного пощипывало. Не успев ещё сфокусировать взгляд, он хотел протереть глаза, и тут внезапно осознал, что не может пошевелиться. Причём от слова "совсем".

"Эти скелеты что, связали меня? Да ну!" - ошарашенно подумал наёмник. Эта нелепая мысль даже немного перебила испуг, и Валик, сфокусировавшись, сумел осмотреться вокруг.

И от того, что он узрел, зашевелились волосы на всём его теле. Сейчас он находился в какой-то широченной пещере. Её стены были покрыты ни то воском, ни то какой-то быстро твердеющей слизью, и он тут был не один. Овцы, коровы, куры, и местами даже люди. Кто-то, так же как Валик, был обёрнут в кокон, и преспокойно висел, приклеенный к стене, а кто-то валялся на полу, и от него уже тянулись зелёные лучики плазмы. Лучиков было так много, что они давали пусть и довольно мрачное, но весьма уверенное освещение, и весь ужас картины во всей красе отразился у наёмника в глазах.

- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! - Валик орал пронзительно, словно свинья на убое. Наверное, так он не орал ни разу в жизни. Он изо всех сил старался двигаться, но выходило что-то среднее между эпилептическим дёрганием и шевелением попавшего под лучи опарыша.

Делал он это зря. В ответ на его активность, несколько ближайших, самых тонких и нестабильных зелёных лучиков погасли, и группа скелетов медленно направились к нему. Судя по всему, им захотелось чего посвежее. Вообще, обычно, их жертвы не оставались в живых. Кто же мог знать, что как только пятеро скелетов повалят его на пол и соберутся прикончить, Валик потеряет сознание от страха. Так его, обмякшего и ничем не отличающегося от трупа, без проблем притащили в главное логово, где законсервировали в маринаде до лучших времён. И висел бы он там мариновался, возможно даже несколько часов, а то и сутки целёхонький. В засаде, так сказать. Однако, как видно, не судьба...

Не успел Валик остро пожалеть о своей тупости и снова отключится в обмороке, как кто-то с факелом ворвался в главное логово.

- Валик, болван ты безголовый, ты тут?! Ты живой?! - заорал Андрей. Конечно, это был он.

Время, прошедшее с их последней встречи, не прошло для него бесследно. Его прочный кожаный доспех был местами порван или прорезан, а на лице явственно виднелась глубокая царапина. Однако, в остальном, наёмник был живее всех живых и прямо-таки излучал воинственность. Гроза нежити, ни дать ни взять.

Углядев своего незадачливого напарника, приклеенного к стене и даже подающего признаки жизни, он явственно выдохнул и резво бросился в атаку.

- Спаси меня, я тут, я тут! Прошу тебя! Пожалуйста! - что было мочи заорал Валик, видя, что его пришли спасать и отчаянно извиваясь в своём коконе.

Андрея не надо было просить. Он обещал своим родителям и родителям Валика, что с тем ничего не случится. Если бы что-то произошло, он не смог бы смотреть своей матери в глаза. Он должен спасти товарища!

Но врагов было критически много, а напарник был беззащитен и мог погибнуть в любую секунду.

"Нет времени быть скупым!" - подумал Андрей, доставая из кармана гибридную метательную бомбу.

С помощью заклинания тления, он мгновенно зажёг фитиль и швырнул снаряд в дальнюю от Валика часть пещеры. Быть осторожным или бережливым он не мог. Теперь оставалось молиться Богу Кошачьей мяты, чтобы потолок не рухнул. Хотя, этого не должно было произойти. Особенностью гибридной бомбы было то, что слабый пороховой пшик, который мог разве что оглушить врага, разбивал нестабильный магический кристалл, доверху заполненный энергией. Поэтому, та взрывалась, нанося в основном магический, а не механический урон.

Как и предполагалось, бахнула она не сильно, только пыль с потолка осыпалась. По сравнению с магией, порох вообще не выдавал хоть сколько-то вменяемой мощности. Но последовавшая за этим магическая вспышка поджарила половину местных тварей. Они просто осыпались грудами костей, словно куклы, из которых вынули шарниры.

К сожалению, второй такой у Андрея не было. Бомба стоила немало, и хранилась на самый чёрный и непредвиденный случай. И вот, две полновесные золотые лапы улетели в дым, и неизвестно, что было дороже: алхимический порох или разбитый магический кристалл. Вот она, стоимость самой примитивной алхимии и самого простого зачарования!

Сожалеть было некогда, уцелевшие враги скоро оклемаются. Оставалось поднапрячься и решить дело по старинке. Да и деньги, какие бы они ни были, по глубокому убеждению Андрея, не стоили жизни коточеловека.

Быстро сокрушив двух ближайших тварей, Андрей тут же отступил к скоплению сталагмитов и избежал одновременного нападения ещё пятерых скелетов. Ловко увернувшись от выпада одного противника и приняв на щит удар когтей другого, он опустил булаву на череп третьего скелета, после чего достал из кармана ещё одну бомбу. Этот образец был другим. Он тоже хранился на чёрный день, хотя стоил не в пример меньше, зато против скелетов был не очень эффективен. Но выбора не было.

Кроме полудюжины тварей, с которыми наёмник играл в салки среди сталагмитов, отовсюду набегала ещё пара дюжин. Андрею ничего не оставалось, кроме как использовать на них зажигательную бутыль с пламенным маслом.

Не долго думая, наёмник бросил её прямо в беснующуюся толпу, после чего около десяти скелетов превратились в горящие факелы, противно заверещали и начали беспорядочно носиться по пещере. Впрочем, по большей части, твари не очень-то и пострадали. Зато они потерли ориентацию в пространстве, а более далёкие скелеты отшатнулись назад, затормозив. Однако мерзкие создания быстро сообразили, как оббежать пламя, и проворно засеменили к и так с трудом обороняющемуся котолюду.

Далее, пользуясь образовавшейся неразберихой, наёмник бегал с булавой и щитом наперевес, прикрываясь то камнями, то сталагмитами, то стеной огня, то бранными словечками, в то время как его противники были то дезориентированы, то вынуждены нападать по очереди, то просто не успевали угнаться за проворным и ловким противником. Благо, все они решили преследовать исключительно Андрея, который действительно не на шутку их взбесил, и забыли прикончить Валика. Миссия по спасению пленника выполнялась по графику.

В таком ключе битва затянулась на добрых десять минут, в течение которых Андрей был ещё несколько раз ранен. Один из скелетов почти насквозь прокусил ему левое предплечье, другой, будучи в огне, прыгнул наёмнику на спину и сильно обжёг тому правое плечо и ухо. Это не упоминая множество других, более мелких, травм. После такого, было бы лицемерием заявлять, что Андрей добивал последнего из оставшихся скелетов без некоего особого, почти садистского, удовольствия.

Окончательно изничтожив превосходящего противника, он тяжело опустился на землю, обливаясь героическим потом и хрипло дыша. Воздух полнился дымом и удушающей масляной гарью, но наёмник словно не замечал этого. Бой вышел долгим, неподготовленным и тяжёлым. Руки и ноги устали так, что, казалось, одеревенели. Несмотря на это, Андрей заставил себя подняться. Вынув из специального кармана припрятанный там нож, он освободил из плена напарника. Тот быстро очнулся и был так рад, что чуть не расплакался.

Однако, надо отдать Валику должное, он быстро оправился от стресса. Даже Андрей не был уверен, что смог бы сразу же начать обшаривать трупы в поисках ценностей, очнись он запечатанным в коконе. Коконе, предназначенном для хранения тебя, как пищи, без возможности двигаться, да ещё в темноте, и при этом прямо перед тобой монстры поглощали бы жертву, а ты следующий на очереди. Валик был просто невероятен! Правда, почему-то стал частенько хихикать по поводу и без, но, как говорится, у всех свои причуды!

Не прошло и пяти минут, а Валик уже ловко, будто обезьяна, обшарил почти всех трупаков, до которых мог дотянуться. Кажется, после пережитого стресса, он стал более морально устойчивым, поэтому беззастенчиво выворачивал карманы и ворочая мёртвяков, как мешки с картошкой. Андрей тоже не считал себя лицемерным чистоплюем и верил, что мёртвым деньги ни к чему, поэтому помог. В этом жестоком мире, будешь брезгливым - помрёшь. Было время, когда ему приходилось буквально выживать и идти на всё, чтобы получить кусок хлеба. Он не видел в таком мародёрстве больших моральных проблем.

В тот период, когда ему пришлось это постичь, он был ещё ребёнком, но уже работал у дяди, того самого ныне погибшего наёмника. Однако дядя не имел возможности таскаться с малолеткой абсолютно везде. Уходя на сложные миссии и "весьма прибыльные дела", он бросал племянника в ближайшем городе, где тот выживал, как мог. Однажды так вышло, что Андрея ограбили, абсолютно не побрезговав его болезненным видом. Без денег и еды, похожий на прокаженно-зачумлённого больного, он не мог найти работу и выжил лишь потому, что воровал кошельки и продукты. А когда не получалось что-то стащить, ловил и ел крыс.

В тот раз дядя пропал на пять месяцев. Славные были деньки... Андрей до сих пор содрогался, вспоминая своё "счастливое детство". Вероятно, не вернись его родственник назад, он так бы и остался на тех улицах, промышляя воровством, пока его не поймали и не казнили. Хотя, кто его знает... Теперь у него другая жизнь.

- О! Хи-хи-хи! Андрюха, погляди-ка на это. Хи-хи-хи! - голос Валика донёсся из другого конца пещерного зала и вырвал адресата из грёз прошлого.

Подойдя ближе, Андрей увидел, что его напарник мнётся перед очередным замурованным в слизь жмуром. Этот бедолага был не крестьянином и даже как-то экипирован. Во всяком случае, он носил кожаную броню и выглядел внушительно. Если можно так сказать... Судя по всему, опять какой-то низкопробный наёмник, которому не повезло. Андрей уже видел десятки, если не сотни таких. Вот она - оборотная сторона романтики приключений. Как говориться, кто их ищет, обязательно найдёт.

- Кажись, мы не первые, кто попытал здесь удачи, - мрачно вздохнул он, высвобождая из слизи своего теперь уже бывшего коллегу.

Слизь имела едкий эффект, поэтому доспехи полностью испортились. От оружия остались лишь пустые ножны, а сам меч исчез невесть куда. Других пожитков у бедолаги не обнаружилось. Зато в кошельке нашлись аж две серебряных и пять медных лапок. Ещё был потертый серебряный медальон с картинкой какой-то смазливой котолюдки внутри. Валик хотел снять и его, но Андрей остановил его руку, покачав головой.

- Хи-хи-хи! Но это же как минимум пятьдесят меди! - пытался спорит тот, но под давлением Андрея, кулон пришлось оставить.

"Ладно... Будем считать, что этой уступкой я расплатился за своё спасение, теперь мы в расчёте, Андрюша! Я никому ничего не должен!" - скрипнув зубами, подумал Валик, с трудом забыв о кулоне.

Но это он так думал. Несмотря на жутко колотящий невроз, ему (о Господи!) пришлось продолжить работать и дозачистить ненавистную ему пещеру, составляя компанию своему неугомонному напарнику. Благо, в "живых" там оставалось лишь пару скелетов, а тот факт, что сейчас был день, гарантировал, что все твари точно находились в гнезде. Миссия выполнена!

Проблема крестьян была решена, и оставалось лишь пойти в деревню и получить награду. Однако перед этим они ещё (о Госсподи!) вынесли из пещеры всех котолюдей и похоронили недалеко от входа. После этого тщательно обыскали все закоулки подземелья, найдя там, в закоулках: булаву Валика, два охотничьих ножа в хорошем состоянии, ржавый топор, промокший лук с порванной тетивой, ржавый меч, покрытый безобразными сколами на лезвии и довольно симпатичный браслет из редких ракушек.

После этого, они сложили и поделили трофейные деньги, причём Андрей не стал торговаться и просто отдал Валику ровно половину. Он вообще старался всегда быть справедливым. Какая дурость! Вышло почти по две лапы серебра. Весьма неплохо для подобной дыры. Никаких чудесных артефактов по углам, зато стабильная мародёрская, можно сказать честная деньга. На эту деньгу можно было неделю проживать в нормальной таверне или закатить неслабый пир. Только тогда Валик наконец успокоился и перестал ныть про то, что они опять страдают какой-то бессмысленной ерундой.

- Это не ерунда, я верю, что добро возвращается. Зло возвращается тоже, - возразил ему напарник, когда они устало сидели снаружи пещеры, поглощённые мрачными тенями падающими от скал. Да, именно напарник, Валик просто не мог называть учителем кого-то своего возраста, хотя фактически так и было. Да и Андрей не настаивал, ему было плевать на подобные понты, он был слишком простым для этого.

Возможно именно поэтому, услышав от него очередную чушь, Валик не мог сдержать хихиканье.

- Хи-хи! Ха-ха-ха! - его просто-напросто трясло.

- Я что-то не так сказал? - удивлённо обернулся к нему Андрей.

"Да он же просто больной! И как я умудрился оказаться с ним рядом?" - удручённо думал Валик, пока они шли забирать свои пожитки, спрятанные неподалёку. Чумазые, все в крови и слизи, в порванной амуниции, они походили на бомжей или нищих. Бинты, язвы и опалённая шерсть на ухе Андрея только усиливали эффект.

За всеми приключившимися хлопотами, подступил вечер. Андрей решил сразу же отправиться к тракту. Тем более, что там находился источник, на котором можно было хоть как-то привести себя в порядок.

Когда они добрались до места, Гелиос приближался к гряде Небесных когтей, высившейся на востоке. Скоро стемнеет. Едва добравшись до воды, Валик тут же облегчённо выдохнул и бросил вещи. Всё тело ужасно зудело, особенно там, где была шерсть, и, честно говоря, попахивало. Причём попахивало так, что с некоторых помоек несло мягче. Каждая мелкая ранка, не говоря уже о крупных, причиняла неудобство и грозила загноится. Андрей выглядел не лучше.

"Это всё он, если бы я только знал с кем связался!" - внутренне причитал Валик. Во время этих мыслей, его то и дело против воли пробивало на дурное хихиканье.

Однако не успели наёмники даже умыться, как из-за поворота дороги вылетела карета. Это было роскошное средство передвижения, выполненное из дорогой красной древесины, украшенной резьбой и кованным отполированным металлом. Несли её четыре бодрые лошади явно недешевой породы, отчего длинное синее перо, притороченное над крышей, развивалось на ветру, будто флаг.

Кстати о флагах и гербах, дверцы кареты были украшены изображением оскалившегося волка. Правда, между нами говоря, волк сильно смахивал на крысу. Даже клыки у него были как-то уж очень криво нарисованы, и больше походили на передние резцы, но хозяева герба сильно гордились им. Кучером кареты выступал довольно широкий на вид дяденька с пышными усами, облачённый в дорогие металлические доспехи с выгравированным на груди мятным листом. Позади кареты, верхом на лошадях, ехало ещё двое не менее широких дядек, также облачённых в металл. Их хвосты горделиво топорщились. Длинные мечи, притороченные к их поясам отбивали такт при каждом шаге лошадей.

- Ик! Паладины, хи-хи! - от неожиданности Валик едва не подавился слюной. Его чумазая рожа, грязные торчащие уши и распахнутый рот выдавали крайнюю степень удивления.

Не нужно быть гением, чтобы понять - эта группа паладинов явилась из столицы, до которой, кстати, было недалеко. Вопрос был в том, кого они сопровождают. Судя по антуражу, это должно быть важная персона. Однако, положа руку на сердце, в данный момент Андрею было абсолютно до фонаря, кого там бесы несут. Он просто пытался промыть глаза от песка и крови и не собирался прерываться на созерцание проезжих. Однако, вопреки ожиданиям, карета не проехала мимо, а тоже остановилась возле источника.

Остановив лошадей, широкий кучер медленно повернулся к двоим, что занимали источник. Его толстый, словно питон, хвост мрачно похлопывал по сиденью. Скользнув взглядом по невозмутимому Андрею, который всё ещё умывался и даже не соизволил повернуться, здоровяк вперил взгляд в ошарашенного Валика. После чего с резкой и в то же время брезгливо-пренебрежительной интонацией, будто пиная лошадиное дерьмо, гаркнул.

- А ну, пшли отсюда! - у него был каркающий, неприятный для слуха голос.

Продолжение следует...

Яже на Самиздате: http://samlib.ru/editors/a/andrejko_a_j/
21.04.2021

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.