Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Андрейко Александр Юрьевич
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
6/28/2022 1 чел.
6/27/2022 2 чел.
6/26/2022 2 чел.
6/25/2022 2 чел.
6/24/2022 1 чел.
6/23/2022 2 чел.
6/22/2022 1 чел.
6/21/2022 0 чел.
6/20/2022 1 чел.
6/19/2022 0 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Проклятые коты, острые мечи и жестокая магия (глава 7)

О том, как наёмников послали на чрезвычайное дело.

-----------------------------------

Андрей тоже нахмурился, он давно работал в своей сфере, часто имел спорные вопросы, и был подкован в законах. Именно поэтому он понимал, что дело дрянь. В чрезвычайной ситуации они с Валиком не могли отказаться от помощи властям, и на это было сразу несколько причин, начиная с до сих пор невыплаченных им денег, заканчивая возможностью попасть в тюрьму за дезертирство. Потому что фактически они уже были мобилизованы и стояли тут, у главы деревни, безоружные. Вооружённые мордовороты не дадут соврать.

Однако, оставалась ещё одна возможность - косить под дурака. Валик, хихикавший рядом с пустым взглядом, кажется давно понял это. Андрей в очередной раз поразился его сообразительности. Однако, в тот момент, когда он уже собирался сказать, что не умеет драться, и вообще, с нежитью им просто повезло, в тёмном углу, на кровати, кто-то зашевелился.

- Не может быть, это снова ты, ублюдок! - раздался знакомый каркающий голос.

Услышав это, начальник охраны и глава деревни тут же сорвались со своих мест и бросились к кровати, будто от этого действия зависела их жизнь. Здоровенные охранники уже были там, придерживая широкоплечего усача с порванной щекой. Щека уже была зашита, смазана заживляющей мазью и явственно срасталась, зато появилась рана на голове, которая была вся в кровавых бинтах, и жуткий ожог руке. Однако, не смотря на всё это, гнев в глазах усача полыхал, как и вчера.

- Господин Борис, вам нельзя вставать! - стража всё никак не могла унять дюжего паладина.

- Наши люди уже в пещере, мы разбираем завал и ведём поиски, но ради Бога, расскажите толком, что случилось? Прежде, чем открыть проход, хотелось бы знать, с чем мы имеем дело! - подскочил к кровати глава деревни.

- Всё шло хорошо, это должна была быть лёгкая исследовательская вылазка, но потом напала эта тварь... Гибридная бомба вызвала обвал, а леди Ирис и советник провалились вниз. Вы должны спешить! - на этом паладин замолчал, схватившись за грудь, ему стало трудно дышать.

- Этот наёмник, мы собираемся мобилизовать его в помощь, вы его знаете? - удивлённо спросил подошедший Василий.

- В помощь? Да... Отправьте его туда... Отправьте в самое пекло! - после этих слов, усач закатил глаза и принял горизонтальное положение. Снова потерял сознание.

- Опять он толком ничего не объяснил, паладинов что, учат только мышцы напрягать? - Альфред вернулся за свой стол, отчаянно массируя виски.

Т-т-тварь?! - ошарашенно пропищал Валик, чувствуя, как у него подкашиваются ноги.

Через четверть часа его, хихикающего каждую минуту, Андрея, сохранявшего серьёзный вид, и ещё кучу ополченцев, с обозом из двух лошадей, уже отправили в чрезвычайную спасательную миссию. Пол часа спустя, они уже топали за пределами города и подходили к искомому месту - шахте по добыче железной руды. Во главе шёл сам начальник ополчения. Все ополченцы были на редкость мрачны и до зубов вооружены, бряцая оружием при каждом своём шаге. Что касается Андрея с Валиком, им отдали их собственные вещи и оружие.

Сразу за городом, в стороне от главной дороги, начиналось одно из тех самых ущелий, которые Андрей терпеть не мог. Оно не было таким же громадным, как на Травяном плато, но всё равно внушало неуютное чувство. Сначала они шли вдоль ручья немного вверх к горе, петляя между деревьями и камнями, а потом камни будто выросли из-под земли, оставив между собой какие-то жалкие несколько метров, и сразу стало темнее. Слава Богу Кошачьей мяты, долго это не продлилось, и группа быстро нашла вход в ещё более тёмную и мрачную шахту. Вот где стало по-настоящему жутко.

Там, прямо с порога, их встретил коренастый и жилистый котолюд, ещё не преклонного, но уже достаточно почтенного возраста, с облезлым хвостом и громадными желтыми глазами, похожими скорее на совиные, чем на кошачьи.

- Как продвигаются раскопки? - сходу перешёл к делу Василий.

- Мы почти закончили. Все шахтёры и двое охранников работают не покладая рук. Осталось убрать последние камни, хорошо, что вы как раз подоспели, - обрисовал ситуацию жилистый, сгорбленно ковыляя впереди и неся зажженный масляный фонарь. Мерзкий сквознячок, гуляющий внутри, вызывал тревожный озноб и трепыхал обрывки паутины, свисающие с потолка.

"Ага, как же, именно сейчас почти закончили! Не появись мы здесь, они бы с места не двинулись!" - мрачно подумал Василий, не поверив ни одному слову совокота. Никому не хотелось лезть за завал. Оттуда явственно веяло жутью, даже простые шахтёры и тупые охранники это чувствовали.

С лошадей сняли спасательное снаряжение и привязали возле шахты, поручив их охрану одному из ополченцев. Тот даже не скрывал, насколько был рад выполнять такой приказ. Остальные же двинулись дальше, во тьму.

Получив на складе ещё несколько фонарей, группа направилась в дальнюю часть шахты, к завалу. По пути туда, то и дело попадались брошенные выработки, возле которых валялись кирки и вёдра с рудой. Света катастрофически не хватало, и за каждой опорой, за каждым камнем, Валику чудилось чьё-то враждебное присутствие. Внезапно во тьме и правда что-то зашевелилось. Благо, ополченцы быстро среагировали, тут же покромсав существо на лоскуты. Взору группы предстал мохнатый червь, который истекал зелёной слизью и всё ещё слабо извивался на полу.

- Это всего лишь пещерная гусеница, она мерзкая, но не особо опасная, - усмехнулся совообразный котолюд.

- И много их здесь? Хи-хи! - подал голос Валик, с трудом проглотив ком в горле.

- Наверняка немало, но вряд ли они стали бы проблемой для мага и четырёх паладинов. Здесь что-то другое, - задумчиво проговорил Андрей.

- До этого ты всю дорогу молчал, а теперь стал болтать такое. Это может отрицательно сказаться на боевом духе. Не мог бы ты и дальше помалкивать? - обернулся к нему Василий, пристально посмотрев на наёмника.

- Лучше сразу предполагать худшее, чтобы не застыть в опасный момент, - возразил Андрей. Он знал немало случаев, когда именно недооценка противника губила всё дело.

На это Василий лишь хмыкнул. Во всяком случае бежать уже поздно, они пришли.

В этом месте собралось много народу. Кто-то стоял и о чем-то болтал, другие сидели и нервно курили мяту. Рядом с толпой лежал один из знакомых Андрею паладинов. Судя по помятому виду и отсутствию признаков жизни, того недавно вытащили из-под камней, коих было ещё разбирать и разбирать. Завал, конечно же, до сих пор так и не откопали до конца.

Увидев, что к ним идут вооружённые ополченцы, рабочие тут же повскакивали и принялись цепочкой передавать камни, будто так и было всё время. Глядя на эту картину, Василий лишь хмыкнул.

Рядом с мёртвым паладином валялось его оружие. Один из ополченцев попытался взять его, однако его тут же затрясло, и меч выпал у него из рук.

- Ты что, идиот? Или считаешь себя самым умным в этой шахте? Никто кроме хозяина не может брать паладинское оборудование. Оно заколдовано специально от таких олухов, как ты. И ничего нельзя сделать, разве что отнести обратно в орден, там тебе скажут спасибо, - рассмеялся начальник охраны, глядя на незадачливого подчинённого. Того всё ещё немного трясло и не отпускало мерзкое чувство, похожее на похмелье.

- Но у того наёмника па-паладинская ду-дубина. Он же в-взял! - возразил трясущийся, это был тот самый жадный ополченец, что зарился на булаву Андрея.

- Это бракованный экземпляр. Я получил его чисто случайно, и лишь потому, что фактически это мусор со сломанной руной, - решил на всякий случай прояснить Андрей. Ему не хотелось отдельно объясняться с каждым алчным идиотом.

Спустя некоторое время, завал был окончательно расчищен, потому что груда камней, преграждавшая путь, рассыпалась, рухнув куда-то внутрь. Тут же взгляду отряда предстал чернильно-чёрный проход, ведущий к широкому участку шахты. Мерзкий сквознячок тут же пахнул в сосредоточенные лица котолюдей, заставляя их тревожно опустить хвосты и крепче сжать оружие.

- Все вперёд! Чего встали? - скомандовал Василий.

От его резкого окрика шахтёры бросились врассыпную, а ополченцы наконец зашевелились, осторожно прокладывая себе путь в неизвестность, сам начальник охраны при этом остался снаружи завала, всё ещё продолжая подбадривать подчинённых всевозможными угрозами и ругательствами. Вместе с ним остались только два бугая, те самые, которых Андрей видел в комнате главы деревни.

За завалом, в шахте начиналось что-то вроде широкого зала, из которого расходилось несколько шахтных рукавов, штолен. Место было достаточно объёмным, поэтому масляные фонари не могли осветить всего пространства. Из-за этого, экспедиция оказалась словно бы в круге света, окружённого бесконечным бездонным мраком.

Валик, которого как-то само собой вытолкнули ближе к авангарду, почувствовал острое чувство дежавю, а ещё, что его уже тошнит от всех этих пещер и их мрака, словно сама судьба толкала его именно туда, куда он меньше всего хотел идти.

"В таких местах ничего хорошего произойти не может" - подумал наёмник, в очередной раз нервно сглатывая слюну и чувствуя, как дрожит его хвост.

Внезапно, как он и боялся, окружающий мрак зашевелился. Валик почувствовал, как каждый волосок на его теле встал дыбом.

- К бою! - крик одного из ополченцев громом прогремел прямо над его ухом.

Этот ор послужил сигналом, после которого в пещере завязалась боевая толчея. Нападающими были пещерные гусеницы, много гусениц. Несмотря на то, что они были исключительно слабыми, и даже Валик легко дробил их своей булавой, их было какое-то просто гигантское количество. Потребовалось пару минут напряжённого сражения, прежде чем ситуация стала клониться к победе.

- Они что, из всех рукавов шахты сюда понаползли? - бросил кто-то из вояк.

- Нет, судя по всему, они вылезли отсюда, - бросил ещё один ополченец.

- Что там такое, что вы нашли? Немедленно докладывайте! - проорал им откуда-то издали Василий.

- Шеф, тут громадная яма! Я не вижу дна! - крикнул ему в ответ тот же ополченец.

- Тут полно гусениц, которые уже давно дохлые. Странно, но они выглядят так, будто обгорели, - донёсся ещё один голос.

- Это ещё не всё... - донеслось откуда-то сбоку.

- Что там ещё, докладывайте яснее. Где маг? Вы её видите? Она жива? Не молчите! Вы сюда пришли, чтобы язык проглотить?! - не унимался начальник ополчения, всё так же крича откуда-то из дальней дыры. Из-за этого его голос казался странно приглушённым.

- Шеф, это...

- Тс-с-с-с! Всем молчать! - схватил его за руку Андрей, и показывая остальным, чтобы не издавали ни звука, но его предупреждение уже запоздало.

В нескольких метрах перед ними во тьме колыхалось что-то вроде флуоресцентного облака. Оно было настолько тусклым, что его не сразу заметили. До этого это нечто спокойно переваривало свою добычу, а именно, ещё одного паладина из отряда Джеральда, однако почувствовав внешний раздражитель, тут же начало раздуваться и вытягиваться, в конце концов, став размером с двух быков. Его студенистая структура пульсировала вверху, в то время как нижняя часть превратилась во множество щупалец.

- Докладывайте, что там происходит, немедленно! - всё так же орал Василий. Это было последней каплей. Взбешённая тварь ринулась прямо на ничего не успевших понять ополченцев.

- Врассыпную! Это призрачная медуза! Не дайте ей прикоснуться к вам щупальцами! - закричал Андрей.

Повторять дважды не пришлось, хотя, вряд ли кто-то вообще слушал. Народ уже вовсю ломился прочь, подальше от этой жуткой штуки. Валик был в числе первых, однако ему вновь не повезло. В толкучке какой-то здоровяк задел его, и неверно оступившись, незадачливый наёмник полетел прямо в зиявшую рядом бездонную яму.

- А-а-а-а-а-а-а! - крик Валика потонул в животном рёве панически бежавших ополченцев, а также Василия, оравшего, что все они, собаки позорные, пойдут под трибунал или вообще будут казнены на месте, без суда и следствия.

- Валик! - Андрей на мгновение забыл про битву. Он тут же подбежал к краю ямы, но так и не смог ничего рассмотреть. Его напарник просто исчез в бездонной тьме.

За спиной послышался звук битвы, обернувшись он увидел, что Василий и два бугая безжалостно закололи первого из сбегавшей группы. Это тут же остановило и остудило остальных беглецов.

- А ну стоять! - заорал начальник ополчения. Его лицо было перекошено, а изо рта летели брызги слюны, - Вы вытащите отсюда мага живого или мёртвого, или я вас сам всех лично отправлю к праотцам! А ну, живо развернулись, достали оружие, и в бой!

Оценив возможность прорваться сквозь трёх профессиональных бойцов в узком проходе, и шокированные жестокостью своего командира, беглецы были вынуждены развернуться и принять бой со смертоносной тварью. Ведь их шеф казался им куда большим монстром.

Справедливости ради, надо сказать, что не все ополченцы сразу же сбежали, кто-то изначально видел спасение лишь в борьбе. Где-то пятая часть осталась, обнажила мечи и с рёвом бросилась на врага. Но не успели они добраться до мерцающей в темноте твари, как их поразили светящиеся щупальца.

Соприкоснувшись с ними, бойцы падали на землю в жестоких конвульсиях и с пеной на губах. Кто-то пытался рубить щупальца, но те были словно текучая вода. Клинок буквально проходил сквозь них.

Призрачная медуза, тем временем, наползала. Один ряд её щупалец был для парализации, другой для переваривания, и он был страшно ядовит. Стоило её дотянуться до жертвы своей внутренней бахромой, и той было уже не помочь. Андрей не хотел тут погибать, и не желал смерти ополченцев. Всё ж таки они тоже котолюди. Нужно было что-то делать.

Тут он вспомнил один трюк. Кажется, его дядя говорил, что монстры с нестабильной и бесплотной структурой боялись огня. Правда сам Андрей эту теорию никогда не проверял, как-то не приходилось лично попадать в такой переплёт, но выбора не было.

Вылив на меч масло из фонаря, наёмник поджёг его. И битва сразу стала ярче. Прорвавшись сквозь царившее вокруг мракобесие, Андрей принялся отсекать щупальца, используя горящий меч. К его радости уловка сработала. Отрубленные части перестали восстанавливаться. Вместо этого они рассеивались, словно дым.

- Зажигайте мечи, оно боится огня! - заорал он, снова уклоняясь от смертоносных нитей и нанося ещё один удар. К счастью он был достаточно ловок, да и медуза была страшна в первую очередь своей неуязвимостью, а не скоростью. Скоро и другие ополченцы присоединились к битве, размахивая горящими мечами. Тварь получала всё больше урона и в какой-то момент тонко заверещала, опав на пол и превратившись в недвижимую вонючую кучу слизи.

- Лучше не трогайте это, - посоветовал тяжело дышавший Андрей. Его меч, на который он опирался, раскалился и слабо мерцал в темноте шахты.

Окружающие и не собирались прикасаться к поверженной твари. Даже сейчас они старались сохранять дистанцию. На всякий случай. Шумно дыша от пережитого ужаса, они чувствовали, будто заново родились. Но постепенно шок проходил, и вояки снова оживились.

- Вот что значит толковый наёмник! - они то и дело повторяли это, подходя, похлопывая Андрея по плечам и громко смеясь. Кажется, благодарность в их сердцах не знала границ. Ещё бы!

- И какая разница, что он проклятый, он мне жизнь спас, - вторил кто-то ещё.

- Храни тебя Бог кошачьей мяты! - кивнул Андрею крепкий котолюд с пышной бородой.

- Будет о чём рассказать за кружечкой! - доносилось с третьей и четвёртой стороны.

Честно говоря, Андрею было не до похвалы, он сокрушённо думал о судьбе своего незадачливого напарника. Однако долго переживать ему не дали. В воздухе уже слышался дикий ор Василия, который, уже бежал сюда, выбравшись из своей норы.

- Хватит сопли жевать, трусливые собаки! Живо обыщите шахты, пока я не потерял остатки терпения! - начальник охраны был в своём репертуаре.

Надо сказать, что собаки было очень обидным ругательством для котолюдей. Никто из них не любил, когда его сравнивали с собакой, но все ополченцы ужасно боялись Василия. Поэтому в мгновение ока толпа разбежалась и осмотрела оставшиеся ходы, коих, по правде говоря, было не много. Но там не оказалось никого, кроме пары пещерных гусениц.

Зато в процессе поисков, все обратили внимание на одну интересную деталь: паладин, которого мусолила медуза, судя по всему, погиб не из-за неё. Всё его тело было обожжено, словно бы...

- Какой идиот швырял здесь гибридные бомбы направо и налево? Что тут вообще случилось? - задумчиво пробормотал начальник ополчения. Он прекрасно знал, что это за ожоги.

Внезапно, он вспомнил слова усача, которые тот выдал в комнате главы деревни. Теперь многое вставало на места.

- Неужели можно быть настолько косоруким? - ошарашенно пробормотал Василий, хлопнув себя по лбу рукой. Он всё ещё не мог поверить в то, до чего додумался.

"Неужели это... Джеральд? Он что, случайно убил своих людей, мага, да ещё и себя?!" - данная мысль птицей металась в голове начальника ополчения. Это было так абсурдно, что просто не укладывалось у него в мозгах.

- А-ха-ха-ха-ха! А-ха-ха! - Василия словно прорвало, он не мог остановиться, однако его смех не был весёлым. Это был нервный злой хохот. Окружающие молча смотрели на обожженного паладина, кажется, многие также сообразили, что здесь случилось, в том числе и Андрей.

Тем не менее, даже понимание произошедшего не решало первоначальную проблему.

- Надо спускаться вниз, - высказал нависшую в воздухе мысль Андрей.

- Э-э-э... Может не стоит... - произнёс кто-то, не зная, что возразить, но очень не желая даже думать о спуске.

- Какой спуск? Да кто вообще выживет в такой глубокой яме?! - добавил ещё один ополченец.

- А ну молчать! - взревел Василий. Для него и Альфреда довести миссию до конца было практически делом жизни и смерти. Никто в ордене магов не станет разбираться, что произошло. Скорее всего, просто казнят всех, кого смогут. Тем более, когда пропала такая персона...

Услышав этот окрик, толпа тут же притихла.

- Мне нравится твой настрой! - Василий ощерился, обращаясь уже к Андрею. Он был рад, что кто-то сам подал эту идею. Не подумай об этом наёмник, Василий загнал бы в яму любого другого из этой толпы. Он перероет этот провал хоть до подземного огня, но достанет упавшего туда магика.

Затем, снова развернувшись к остальным, он отправил нескольких ополченцев за шахтёрами и спасательным оборудованием, в числе которого были верёвки, пригрозив, что если ушедшие ополченцы не вернуться, он лично найдёт их и казнит.

Андрей не одобрял такие драконовские методы, но не стал спорить. Дела ополчения - это дела ополчения, а ему надо было вытащить товарища из подземной дыры, собственно, только поэтому он и суетился. Пока что их с Василием цели не сильно противоречили друг другу.

Никто так и не посмел сбежать, и верёвки быстро принесли. За это время Андрей успел призвать народ к тишине, после чего кинул в яму небольшой камень, однако так и не сумел понять, насколько та глубока. Оставалось лишь попытаться проверить лично.

Связав все имевшиеся верёвки между собой, так называемая чрезвычайная спасательная экспедиция получила приличный канат. Прочно закрепив его за одну из толстых подпорок шахты, канат сбросили вниз. Он тут же улетел в темноту. Полностью.

- Прошу вас, гражданин наёмник, вы первый, раз уж вызвались. Покажите класс, как вы это умеете, - с этими словами Василий сунул в руки Андрею ещё один масляный фонарь. Тот был в стеклянном колпаке и с ручкой наверху. Очень удобно, чтобы цеплять за амуницию, и руки будут свободны.

- Постараюсь, - кивнул Андрей, забирая лампу и цепляя её себе на пояс. Проверив остальное снаряжение, сумку и оружие, он ещё раз глянул вниз, в темноту, мрачно вздохнул, после чего с поистине кошачьей ловкостью начал спускаться вниз.

Оставалось лишь надеяться, что Валик ещё не склеил ласты.
"Как я посмотрю в глаза его матери? Что я теперь ей скажу?" - угрюмо думал наёмник.

Я на Самиздате: http://samlib.ru/editors/a/andrejko_a_j/

Продолжение следует...
29.04.2021

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.