Прочитать Опубликовать Настроить Войти

Рекомендуем прочитать

1. Владимир — Пыль на зеркале 415 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
П Ы Л Ь Н А З Е Р К А Л Е

"Земную жизнь, пройдя до половины, я очутился в сумрачном
лесу."
Данте

I
Лето выдалось необычно дождливым, каждый день начинался и кончался ливнем, солнце лишь изредка выглядывало из-за туч и тут же снова скрывалось за мрачными облаками.
Когда Дмитрий достал из почтового ящика красивый конверт и извлек из него необычайно учтивое письмо, в котором Церковь Всеобщего Единения приглашало его отправиться на религиозный семинар в Крым, то первое желание, что у него возникло, - это выбросить приглашение в мусоропровод. Ехать туда он не собирался, хотя бы по одной причине - ему просто нечего там делать. И все же откуда им известен его адрес? И тут же вспомнил, что собственной рукой вписал его в блокнот Питеру.
" А все-таки они умело работают - эти ловцы человеческих душ, - подумал он. - Ведь у него с ними не было никаких серьезных контактов, случайно оказался на их мероприятии и тиснул об этом малюсенькую заметку. И вот они его уже записали в свой актив, приглашают на семинар. Ну, черт с ними".
Однако вечером с дачи неожиданно приехали жена с дочерью, и он переменил решение. К удивлению Дмитрия, Валентина не только одобрила его намерение принять приглашение, но даже вполне искренне обрадовалась тому, что в такие нелегкие времена ему выдалась возможность "бесплатно прокатиться к морю".
Через несколько дней они отправились на вокзал. Они стояли на платформе, жена давала ему последние указания, он же, наблюдая за вокзальной толчеей, почти не слушал ее. Мимо него шли люди, которые словно бурлаки тащили за собой гигантские баулы и чемоданы.
2. Наталья Ветрова — СТРАСТИ ПО ПАДИШАХУ 539 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
СТРАСТИ ПО ПАДИШАХУ
1.
Море – хрустальная мечта жителей среднерусской равнины. Особенно, юных её обитателей. Шесть студенток – самая дружная и самая броская на факультете компания, – успешно завершив третий год своего обучения в одном уж очень заумном техническом институте, заслужили благосклонное расположение своих родителей не только за положительные оценки, но и за стойкие моральные качества! И, в связи с этим, получили прекрасную возможность месяц или даже полтора – всё зависит от того, как будут тратиться денежки! – понежиться на Чёрном море.
Отправились к морю две Иры, две Лены, Катя и Мила. Мила – ласковое от Людмилы. Пунктом назначения был выбран Сочи, город сказочной красоты и неземной жизни. Так, во всяком случае, представлялось нашим милым девушкам. Там, у моря, всё ослепительно яркое, совсем не такое, как дома, в нечернозёмной полосе, где тоже, кстати сказать, полно своих прелестей. Но эти прелести были свои: куда они денутся? Дождутся – ведь никто не собирался убегать от них, разве что на месяц-другой! Так что никаких обид ревнители местных красот не должны держать на юных красавиц, которым так захотелось морских чудес, пальм, южных звёздных ночей и ослепительно-ярких солнечных дней!
Эйфорию предстоящих радостей не снизило даже то обстоятельство, что девушки не смогли достать билеты на один поезд, а самолётом показалось слишком дорого и страшновато. Их прибытие к вожделенному морю растягивалось на три этапа и четыре поезда. Первый этап – два поезда прибывали в Сочи в четверг днём, в первой его половине, разница всего–то в три часа. Этими поездами ехали две Иры и Мила.
3. Владимир Вейс — Ясень 11 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Ясень

Я спросил у ясеня:
«Где моя любимая?»
(Из песни
Владимира Кюршона)

Сознательная жизнь человека, наверное, начинается с соседей. Педагоги говорят, с семьи. И все правы: бывает так, что соседи становятся частью этой семьи, не замечая, этого, как свершившегося факта.

Меня называют писательницей. Так и называют, потому что по-другому не получается. Мне уже тридцать лет, а я, большей частью сижу в коляске и той же большей частью – у окна. У окна веранды, просторной, светлой, как мир на Земле. И не надо мне телевизора, потому что жизнь через стекло, а жарко, распахну окна, и без стекла, гораздо интереснее и поучительнее.

Лет семь назад мне купили ноутбук и дядя Степа, умелец на все руки, приладил рядом с сиденьем специальную подставку, которую можно вместе с планшетом откидывать набок, когда мне захочется встать и сделать то, что очень необходимо – я могу пройти один-два шага и все – назад, в коляску! Это я всё про окно. Открыть или закрыть. Открыть, когда душно, а закрыть при порыве ветра с дождём. И потом сцепить зубы, ожидая, когда резкая боль затихнет.

Место нашего посёлка рядом с шахтами, с «горами» от пород, окружившими нас некоем подобием громадных пограничных столбов. Я рассказываю о городе Дзержинском, и его самого тоже окружают посёлки, как наш, и то же - терриконы.

Не знаю, что вырастает первыми, посёлки или сами шахты? Но знаю, что надолго.
4. Муратов Петр Юрьевич — Сказ про научный центр "Вектор", и как я рыл погреб в к... 88 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
СКАЗ ПРО НАУЧНЫЙ ЦЕНТР "ВЕКТОР", И КАК Я РЫЛ ПОГРЕБ В КАНУН 70-ЛЕТИЯ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ
(невыдуманная история от молодого специалиста, получившего госраспределение в ныне спасающий Россию от коронавирусной напасти научный центр "Вектор" в обрамлении незабываемых «перестроечных» событий)

Опубликован под названием "Погреб" в литературном журнале "Сибирские огни" №8 август 2016 г. в сокращении http://www.sibogni.ru/content/pogreb Здесь приведен полный, немного дополненный авторский вариант.

— Подскажите мне, пожалуйста, где же зимой хранить картошку?! — Я, сверля взглядом, в упор смотрел на сидевших за длинным столом членов административной комиссии нашего поселкового совета.
В ответ — тишина. И не просто тишина — удрученное, гнетущее безмолвие. Даже поднять глаза на меня никто не осмеливался, настолько я был убедителен в незамысловатой житейской правоте поставленного ребром вопроса. Нечем крыть...

Эта любопытная и знаковая история произошла в августе-сентябре 1987 года, в самый канун юбилейных торжеств. Подумать только: Великому Октябрю — 70 лет! Новейшей истории мира, самому прогрессивному строю, новому передовому бесклассовому обществу, лишенному антагонистических противоречий — уже целых семь победных десятилетий! Тем более на дворе после «застойных лет» торжество новой стратегии партии — политики «обновления социализма, Перестройки, Гласности и Ускорения». Вся советская страна, да что там страна — всё прогрессивное человечество готовилось широко отпраздновать знаменательную дату, славную веху мировой истории! Ура, товарищи!
5. ралот — Фалеристы. Окончание 8 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Часть 6
Крулевская рылась в записных книжках Тарутова. Несколько десятков телефонных номеров! Владельцы которых именовались буквами с точками или кличками. К тому же помощница - практикантка Марина в прокуратуре перестала появляться совсем. Пропадала на телефонной станции. И, как говорится, если долго мучиться, что-то да получится. Итоговую справку с нескрываемой радостью положила на стол своего начальника.
— Маргарита, ты чего сияешь, словно пряник тульский, то есть, я хотел сказать самовар? — прокурор области надел на нос массивные роговые очки и погрузился в чтение.
Крулевская пыталась ещё что-то сказать, но передумала, так и стояла, ожидая дальнейших указаний.
Минут через десять Валентин Анатольевич отложил бумаги в сторону и глянул на подчинённую:
— Ну, что тут скажешь? Одно слово подлец.
— Так это я не одна нарыла, а со Стриженко. Она дневала и ночевала…
— И птичка твоя тоже умница, — бесцеремонно перебил её прокурор. Вот найдём этих подлецов, и я в приказе объявлю вам обеим благодарность, а может быть даже и до денежной премии дойдёт. А сейчас бери всё это и бегом к Рядову. Заждался наш важняк хороших новостей, ох как заждался.
Протокол допроса арестованного Тарутова.
Следователь:
— У Вас ведь дети есть?
Тарутов:
— двое. Близнецы. Сын и дочка. Круглые отличники, между прочим.
Следователь:
— и сколько же им стукнет, когда Вы отбудете свой срок, от звонка до звонка. А я уж об этот обязательно позабочусь, чтобы никакого условно-досрочно не было.
Тарутов:
— почему же вы так сурово? Я же все годы буду вести себя примерно и ничего не нарушать. Значит, мне могут и скостить, согласно нашего закона.
Следователь:
6. Владимир — Второе пришествие 702 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Второе пришествие

1.
Введенский решил отправиться к отцу на электричке. Так было и спокойней и проще. На шоссе сплошные заторы, придется долго стоять в них. А ему сейчас не хочется это делать. Лучше спокойней добраться до цели по железной дороге. А заодно без помех еще раз обдумать предстоящий разговор. Никаких сомнений, что он будет не легким. Вернее, он не правильно подобрал слово, он будет самым тяжелым в его жизни. Это он предчувствует. Даже если последует разрыв, не стоит об этом сожалеть. Есть вещи посерьезней и поважней. Он слишком долго шел к этому, столько раз все обдумывал. Иногда хотелось отказаться и от своих мыслей и от написания книги. Но все то время, что он работал над ней, непрерывно ощущал, как двигает им вперед неведомая сила. Сначала он сомневался в ее присутствии, полагал, что это внешнее воздействие ему только кажется. Но чем дольше продолжалась работа над рукописью, тем все больше уверялся, что это не выдумка, не иллюзия. Она есть, руководит им, направляет и определяет его мышление и поступки. И тогда он брался за труд с новой силой, с еще большим усердием. Он должен был его завершить, несмотря на сомнения и даже страх. Точнее, это не совсем правильный оборот речи, он должен был его завершить именно благодаря сомнениям и страхам, прочно поселившимся с некоторого времени в его душе. Но с какого-то момента он вдруг понял: их преодоление и является его главным делом, для этого он и пишет страницу за страницей. Не останавливаться – вот главная задача, потому что если это случится, это станет не только его поражением.
7. Лариса Вчерашнюк — КатИ и крылья 10 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Она влетела в мою жизнь неожиданно. Как, задавался я вопросом после, по какой ошибке высших сил, за что я получил такую награду? Полное ничтожество, ноль, гоголевский «Акакий Акакиевич» двадцати шести лет отроду, ничего не значащее для других существо, влекущее свое хилое тело чрез буреломы бытия, прозябающим «планктоном» в полуподвальном провинциальном офисе-филиале какой-то « СП ЧСТ».

Это произошло в один из моих обычных скучных летних вечеров. Я стоял на балконе своей квартирки-студии на втором этаже старого, обветшалого пятиэтажного здания. Вдруг сверху раздалась громкая брань, что-то глухо громыхнуло, будто упало кресло или стол, и о-па – некая сила помимо моей воли, резко подняла обе мои руки, и прямо на них упала с пятого этажа она – КатИ. Полностью обнаженная, она волшебноудивленными глазами смотрела на меня. Сверху посыпалась ее одежда – белье, джинсы и футболка и босоножки со множеством шнуровок. Затем где-то высоко хлопнуло закрывающееся окно, снова брань – и все затихло.

Я бережно поставил девушку на ноги, поднял ее вещи, и молча протянул ей. На удивление, девушка, не испытывая ни намека на стресс или смущение, рассмеялась, быстро оделась, уверенным движением отстранила меня с пути и вошла в комнату. По-хозяйски вытянула сигарету из пачки, которая лежала на низком столике, села на диванчик, сделала глубокую затяжку и спросила:

- Ты кто?

- Я… здесь живу, - сказал я с запинками, и сел на стул напротив этой удивительной гости. Руки, ноги, голос – все дрожало у меня, но не у нее.
8. Владимир Вейс — Ленин из нашей семьи 9 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Свадьбы никто не готовил. Стол стоял под виноградником, над головами свешивались спелые грозди янтарно-зеленых ягод, люди поднимали руки, отщипывая их закусывали вино.
За столом находилось человек десять, а может, и больше: соседи, знакомые, просто ротозеи с улицы и выпивали по стаканчику за вызывающих удивление молодоженов и уходили. Постоянно глазело несколько мальчишек.
Я, сестра жениха, думала, что же будет дальше? Не будь меня, брату Вите и его невесте Зое пришлось не сладко. Они постоянно были объектом шуток для всего города, а здесь и подавно.
Но у Вити лицо счастливого человека. Впрочем, оно всегда такое. Он ходил по городу с блаженной полуулыбкой и всем предлагал свои услуги. Бабули не отказывались, когда он помогал нести им тяжелые сумки, девушки шарахались от его комплиментов по поводу груди или ягодиц. Убивала его искренняя готовность погладить рукой то, что понравилось, с невозможным для дурочка выражением: «Отменно, сударыня, отменно!»
У его невесты, известной Зои-Давалки, было действительно все отменно. А лифчик и трусы ей сшила одна из сердобольных портних, когда девушке исполнилось восемнадцать лет, и она берегла это достояние уже много лет очень простым способом - ходила без них.
Витя, ее ровесник был, как сейчас говорят, сексуально озабоченным. Это и использовали некоторые шаловливые вдовушки, которые хвастали в очередях, что юный дурачок просто неутомим в постели.
Как в голову Вите пробилась мысль о том, что надо жениться – непостижимо. Но однажды он привел Зою в дом и сказал, чтобы готовились к свадьбе.
Родители мои отказались принять в этом участие, лишь мама коротко сказала:
- Ленка, блох с нее сними.
9. Муратов Петр Юрьевич — Как я нарушал государственную границу, или «наши люди» всюду 36 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Как я нарушал государственную границу, или «наши люди» всюду

Опубликован в февральском номере (№2) литературного журнала "Сибирские огни" за 2017 год http://xn--90aefkbacm4aisie.xn--p1ai/content/kak-eto-bylo

1

Эта забавная история произошла со мной, студентом Казанского университета, на каникулах в августе 1981 года. Захотелось новых впечатлений и я ещё зимой взял в профкоме университета путёвку в Туркмению на двадцать дней: по десять дней на Фирюзу и столицу Ашхабад.
Сначала мы остановились на турбазе в посёлке Фирюза – ухоженном курортном местечке в живописном ущелье Копетдага, которое находилось километрах в пятидесяти от Ашхабада. Название «Фирюза» произошло от туркменского слова «певризе», что в переводе означает «бирюза». Драгоценный камень. Турбаза действительно казалась драгоценным вкраплением в мрачноватых, серых нагромождениях скал, почти лишённых растительности. Копетдаг, как считают геологи, молодое горное образование, порода скал сильно крошилась.
В нашей группе собрались представители разных городов. Нас, казанцев, оказалось шестеро: я, Ринат Ахунзянов, перешедший на 5 курс физфака КГУ, две молодые сотрудницы физфака, подруги Лариса и Лузия да супружеская пара Неля и Салих. Мы сдружились, проводя время в вылазках на природу, в играх в настольный теннис и прочих развлечениях, как обычно бывает на отдыхе. Чуть позже к нашей компании прибился азербайджанец Алик (на самом деле его звали Шахид) – воздыхатель Лузии.
Ринат добирался до Ашхабада самостоятельно, через Баку: захотелось, говорит, посмотреть попутно столицу советского Азербайджана, которая ему очень понравилась. Запомним это обстоятельство.
10. Евгений Добрушин — Правдивая история 9 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
"На воре шапка горит!"
(народная мудрость)


"Официальный" еврей у нас в классе был только я один. У меня сложилось такое впечатление, что, вообще, во всей школе больше евреев не было. Те немногие училки, которые принадлежали к "категории лиц..." эту свою категорию так скрывали, так старательно обходили эту тему, что никакой защиты с их стороны быть не могло. Так что все "шишки" сыпались исключительно на меня. Меня "травили" регулярно и основательно. Я дрался, уходил, снова дрался, и конца и краю этому концлагерю видно не было. Кончилось это тем, что я ушел из своей школы в другую, в которой преподавал мой отец, после чего, в течение последующих двух лет, более или менее "приходил в себя". Но эта история случилась в той, мною проклятой на веки веков школы номер 167 Смольнинского района города Ленинграда.
В нашем седьмом "б" классе был мальчик. Звали его Сережа Петраков. Он был вполне неплохой парнишка, но со мной, почему-то, не дружил. Когда меня дразнили и били подонки-антисемиты, он либо стоял в стороне, либо делал вид, что их поддерживает. Так, за компанию. С ними со всеми у него были прекрасные отношения. А кличка у него была "Петруча" - переделанное из "Петраков".
И вот однажды на уроке литературы мы проходили стихотворение одного американского поэта-негра, или, как принято сейчас говорить на политкорректном языке - "афроамериканца". Он писал про жизнь бедного гарлемского ребенка, который голодал, холодал, был нищ и бос. Там были такие строчки:
"Жил мальчонка Джонни.
Знаете его?
Не было у Джонни
Ровно ничего".
11. Уставший Кривич. Каменев — РАЗВЯЗКА 9 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Скорый поезд «Пермь – Санкт – Петербург» летел, как вроде за ним кто – то гнался. Колёса вбивали костыли: тук, тук, тук. Кизеллаг давно остался позади в кошмарном сне. Сергей стоял в тамбуре плацкартного вагона и жадно курил, всё ни как было не накуриться. За окном мелькали километровые столбы и маленькие столбики – пикеты. Он об этом узнал случайно и очень удивился, оказывается, они нужны для того, что если где случится поломка, обходчики могли точно сообщить координаты: километр такой – то пикет номер такой – то и так по всей стране. Окно в тамбуре было грязное, стекло пожелтело от времени, а возможно от , все дымили, вентиляция была между вагонов – российский сервиз.
Всё, что с ним случилось, было так неожиданно. Два года отбарабанил, с самого начала срока мозги сверлила мысль: «за, что сижу по совести не знаю» Теперь освободился, мысль осталась: « За что сидел по совести не знаю – прокуроры сто процентов были не правы», но повезло – раскаялась сука. Сука! Это Алексей Викторович, с которым они вместе занимались мелким бизнесом – челночили. В девяностые годы, если ты не в обойме, это был неплохой выход. На жизнь хватало. Бандитски - коммунистический капитализм навязывал свои правила поведения, неожиданно для всех в одночасье рухнувшей совдепии. Викторович со временем немного приборзел, Березовским себя почувствовал, решил клиента кинуть на вполне приличную сумму и когда за ж*** взяли, свалил всё на Сергея. Судья не долго думал – влепил Сергею семерик и Алексею Викторовичу столько же и тогда до того дошло: «на хитрую ж***, х** с винтом нашёлся».
12. Владимир — Последний бастион 513 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора


Последний бастион

Посвящается Дине Кирнарской

Глава первая

1

Как всегда после репетиции Княгинин чувствовал себя усталым и опустошенным. А сегодня это ощущение было особенно сильным. Хотя нагрузки были самые обычные, даже немного меньшие, чем всегда. Он закончил минут на пятнадцать раньше, чем удивил своих музыкантов. Его оркестранты привыкли к тому, что он все делает строго по расписанию. Если занятие должно длиться два часа, оно будет длиться ровно два часа. Ни минуты больше, ни минуты меньше. Такой порядок Княгинин завел вскоре после того, как возглавил коллектив. Он считал, что если существует во всем строгая дисциплина, то так легче управлять людьми. Музыканты же народ не самый дисциплинированный в мире, если произведение им нравится, репетировать они могут часами, но только тогда, когда им вздумается, когда есть настроение. Он хорошо это понимает, потому что по природе сам такой. Но они не могут себе позволить подобную расхлябанность, график выступлений и гастролей очень жесткий. Как и конкуренция. Слава богу, они в последнее время, как говорит Струмилин, на коне, приглашения выступить так и сыплются. И не только в своей стране, но почти со всего мира. Иногда у него даже возникает желание отказаться от некоторой их части. Во-первых, это не идет на пользу их игре, не всегда удается до конца отработать произведения, так как хотелось бы ему. А во-вторых, такой напряженный распорядок жизни все же несколько выматывает.
13. Уставший Кривич. Каменев — ГЛАСНОСТЬ - ПРИВАТИЗАЦИЯ (монолог обывателя) 1 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора


ГЛАСНОСТЬ – ПРИВАТИЗАЦИЯ
(монолог обывателя)

Не отрицаю при алкаше гласность вроде как была, без оглядки языком чесали, но что – то кажется мне, что допущена она была, скрипя зубами, люстрацию совсем «забыли». Отвлекали внимание народа - пед****ты!
Но надо помнить приватизация в то время шла. Сов деповские крысы собственность делили – необходимо было народу мозги зас****ь. Гласность в этом помогла, сумели миллионы убедить, что вроде как по закону общее добро дербанили. На справедливость **й забили.
Всем предлагаю вспомнить ФИО. Которое от имени Министерства финансов подпись ставило в залоговых аукционах, потом ФИО в списках Форбс оказалось, бывало, воровало, но под амнистию попало в сенаторах притёрлась на личном самолёте по миру рассекало…
Кремляди и их приспешники знают о ком я говорю, но все молчат. Отсюда вывод: Куча изначально навозная была – алкаш игрушка в руках чекисткой мафии.
Всем россиянам – желаю счастья! Солнце всходит и заходит. Ночь никак закончиться не хочет – рассвет наступит. Крысы сдохнут!

КОНЕЦ
14. Муратов Петр Юрьевич — КАК МЫ СТАЛИ СПОНСОРАМИ 11 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Рассказ опубликован в февральском номере (№2) литературного журнала "Сибирские огни" за 2017 год http://xn--90aefkbacm4aisie.xn--p1ai/content/kak-eto-bylo

Минула уже почти четверть века с того дня, когда мы вдвоем с товарищем Женей Коноваловым нырнули в мутные волны рынка. Оба на тот момент еще числились научными сотрудниками НПО «Вектор», но, скорее, номинальными, у обоих по двое детей. А на дворе расцвет эпохи незабываемых «лихих девяностых» – галопирующая инфляция, обесценивание вкладов, всероссийский «лохотрон» под названием ваучеризация, безверие, локальные войны, разгул преступности и прочие «прелести» времени бессовестного разграбления, «прихватизации» некогда общенародного достояния, поры первоначального накопления капиталов при практически полном самоустранении государства из всех сфер экономики под сладкую болтовню о свободном рынке и демократических ценностях.
Большинство наших коллег по «Вектору» уже слиняли за рубеж или собирались это сделать. А мы с Женей перебивались тогда книжной торговлей: мерзли на Чкаловской ярмарке, развозили книжки по области, открыли несколько небольших розничных точек, учредив товарищество с ограниченной ответственностью (ТОО) «Буян».
Мысли о поиске новых рынков сбыта сидели у нас в головах вечной занозой. Однажды услышал по радио рекламу: «Купеческий караван» отправляется в плавание!..» и контактные телефоны. Приехал, позвонил. Один новосибирский предприниматель Владимир Мегрэ (псевдоним), зафрахтовал круизный теплоход «Патрис Лумумба». Желающие могли сдать ему товар на реализацию – «караван» спускался вниз по Оби с торговой миссией.
15. Наталья Ветрова — 117 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Новый год на четвёртом курсе.

I.
За стеной в соседней комнате крутили одну и ту же плёнку. Чуть хриплый мужской голос пел и пел, внося приятную отрешённость. Слушатели млели, приняв расслабленные позы. Очень необходимое состояние в отдельные моменты зачётной недели. Столько тревог и забот, а впереди Новый год, каких-то ещё пять дней и... не успеешь глазом моргнуть, как наступят ещё более сильные треволнения - экзаменационная сессия! Сказочный праздник в окружении зубрёжки и трясучки. Провести его надо на должном уровне. "На очень должном!" - не уставал подчёркивать Гусев, главный инициатор данного предновогоднего сборища.
За стеной - приятно щемящие душу мелодии, за окном - поздний зимний вечер с кружением снежинок в свете фонаря, в комнате - розовый полумрак. Горит лишь настольная лампа под розовым в цветочек абажуром. Такое ощущение, что канули в небытие эти предстоящие пять дней, что Новый год - вот он! Ещё полчаса, час - и слетит с них всё обыденное, скучное. В какой-то момент в комнате стало тихо, совсем тихо, той тишиной, что наступает в стенах общежития лишь где-то к середине ночи.
За стеной сменилась мелодия; Гусев выбрался на середину комнаты, томно изогнулся, картинно сладострастно прикрыл глаза и закачался, плавно изгибаясь, задрав мотающиеся руки кверху.
- Ну, что, шпиндрики! - не открывая глаз, воскликнул он, - Так и будем переваривать прошедший зачёт? Дождётесь, налетят девицы, и уж тогда точно, ни до чего не договоримся! А ведь послезавтра опять зачёт!
- Заладил, зачёт-зачёт!
16. Лариса Вчерашнюк — Человек выходит на сцену 13 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Главный режиссер был доволен. Пьеса шла своим чередом, как всегда – полный зал, аншлаг! Актеры с чувством, с полной самоотдачей выкладывались на сцене на все сто. Зрители были довольны, ели попкорн – нововведение в их театре! А чего, пусть получают удовольствие, можно, если что и в нерадивого актера кинуть! Мадам Пошлость серой тенью вальяжно восседала на своем троне за полупрозрачной драпировкой в левом углу сцены, где шел по сценарию суд, вернее, судилище над Человеком. В верхней части сцены, прямо над трибуной с судьями на алом плакате с веселыми звездочками из рождественской мишуры значилось слово «Народовластие».

Главный Судья, Председательствующий, в одноглазой маске и в наряде Высшей Справедливости, которые плохо скрывали истинный вид злобного карающего Деспота и Тирана, топал ногами, призывая тонким голосом всех присутствующих к порядку:

- Паника, Паника! Ну что вы бегаете по залу, не создавайте хаос а зале и высокое давление мне! Выведите ее кто-нибудь. Что значит, не дается в руки. Усмирите ее, вы главный психиатр наш, или нет! Нет? А кто? Санитар? Вам еще тут рано. Где главный аналитик-психиатр? Вышел на обед? В разгар слушаний! Страх совсем потерял… Ладно. Кстати, а где Страх? Трясется в дальнем углу? Приведите его, пусть как-то повоздействует на Панику усмиряющее – подобное подобным, как говорится…. Поднимите под мышки и ведите… Н-да, что-то не очень. Паника в обмороке? Ну хоть так… Унесите ее из зала, а то голова разболелась…

Прокурор-обвинитель с многолетней армейской, колоподобной выправкой, в маске Благого Правосудия, гнусаво продолжил читать:
17. Муратов Петр Юрьевич — ЛАТВИЙСКАЯ РАПСОДИЯ 28 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Рассказ опубликован в февральском номере (№2) литературного журнала "Сибирские огни" за 2017 год http://xn--90aefkbacm4aisie.xn--p1ai/content/kak-eto-bylo

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

Первая часть «рапсодии» прозвучала в 1984 году – времена, не предвещавшие ничего трагического. То был предпоследний год безмятежной эпохи «развитого социализма», когда советская Латвия еще служила одним из маяков для многочисленных республик СССР.
Я тогда учился на биофаке Казанского университета и в начале четвёртого курса приступил к выполнению дипломной работы, сутью которой являлось получение и изучение антивирусных свойств одного химического соединения. Синтезировать его и химически охарактеризовать предстояло на кафедре микробиологии нашего универа, а испытать противовирусное действие – в Риге, в одной из лабораторий Института микробиологии имени Августа Кирхенштейна академии наук Латвийской ССР. Помимо чисто научного интереса, мне очень хотелось побывать почти за границей – в Латвии, в неведомой Риге.
Прибалтика в Советском Союзе пользовалась большим уважением – какой-никакой, а всё-таки Запад. Такой далёкий, неведомый и манящий… Скрывать не стану: прибалты – эстонцы, латыши и литовцы – смотрели на нас высокомерно. Мы подсознательно мирились с этим, был такой момент, и отрицать это бессмысленно. Даже акцент придавал прибалтам некоторый шарм. Но и основания для этого у них, в то время, имелись. Годы большого террора коснулись их по минимуму, коллективизация была не такой свирепой, как у нас, да и с «величественной» сталинианой познакомились они лишь в её конце. Добавить к этому самый высокий уровень жизни в СССР, наличие мощной промышленности.
18. ралот — Проекция прямой на плоскость 10 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Январь 1973 года. Краснодарский политехнический институт. Кафедра высшей математики.
Ужас, кошмар и жуть! Конец света почти. Я схлопотал «пару»[1] на первой в жизни сессии и на первом же экзамене. То, что таких «олухов царя небесного», не умеющих брать простейший криволинейный интеграл[2], набралось полторы дюжины, утешало мало. Окончательно добивало ещё то, что теперь мне предстоял путь на голгофу, в наш деканат, за получением тёмно-синего, похожего на смерть и одновременно на конец тёмной ночи, плотного картонного квадратика, дающего право с сего дня и до окончания сессии сдавать экзамены не с родной группой, а с любой другой. Главное, чтобы пересдать злосчастную математику до часа икс, то есть до последнего дня сессии!
— Значит, так! Двоечник — староста группы! Что уже само по себе полнейший моветон! — пробасил декан, сверкая глазами. — Делай, что хочешь, но чтобы двойку до конца сессии исправил! Иначе вот этой не дрогнувшей рукой подпишу приказ об отчислении.
— Но ведь некоторые хвост в течение второго сем-м-местра — промямлил я, удивляясь собственной наглости.
— Убирайся с глаз моих долой! Ступай к Маличу Гайсовичу. Он как раз сейчас экзамен по Истории КПСС принимает! И не дай бог тебе получить что-нибудь ниже пятёрки.
— Но я ведь ещё не го-то-вил-ся. Как же мож-но? А вдруг и там…, тогда всё?
— Нахал! Историю нашей партии советский ребёнок обязан изучать с первого класса средней школы, так что часа на то, чтобы освежить в памяти даты и решения её съездов будет достаточно. Ступай с глаз моих вон и пригласи следующего недоросля. Из-за таких, как ты, в стране может дефицит картона образоваться!
19. Наталья Ветрова — ПАРИ (новелла о человечьей стае) 65 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
В некотором мире, очень далёком, но очень сходном с нашим, было лето, был солнечный день и было тёплое море. В парке, находящемся довольно высоко над слепящим глаза морем, в тени деревьев расположилась шумная группа молодых людей, юношей и девушек. Для простоты пусть имена у них будут похожи на наши. Так вот, к этой компании подошёл высокий стройный, спортивного вида парень. Его встретили более громким всплеском радостного шума. Он приветственно поднял вверх обе руки.
- Привет, привет! Рад вас видеть. О-о-о, Ларик! Сколько лет, сколько зим! - воскликнул он, обращаясь к одному из группы, составляющему центр шумного сборища.
- Ну, не так уж и много: всего две зимы и одно лето. - Ларик, слегка улыбаясь, протянул ему руку. - А ты, Жорж, всё тот же.
- Само собой. Нам ли меняться, - Жорж пожал протянутую руку, - у нас жизнь как текла, так и течёт, всё в том же русле.
Жорж засмеялся, засмеялись и все остальные, сквозь смех каждый на свой лад, подтверждая это высказывание. И опять центром внимания стал Ларик. Вновь на него посыпались вопросы, чтобы Жорж вместе с ними мог оценить перемены, происшедшие с их другом. Хотя самому Ларику рта не давали раскрыть - на задаваемые вопросы отвечали сами, подчас в один голос. Они уже успели наговориться и теперь с удовольствием пересказывали всё Жоржу, слушающему их со снисходительной улыбкой - если не находиться в той эйфории, что охватила ребят, можно было заметить, что его коробит такая восторженность и такая яркая заинтересованность Лариком, легкомыслие и эгоизм которого до сих пор витали в его облике.
20. Владимир Вейс — О чём грустим мы, люди? 7 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
- Пап, почему мы грустим?

- Прямо сейчас?

- Нет, иногда, когда наступает вечер и ты не знаешь, куда деть себя?

Инга выросла в красивую и очень независимую девушку. Именно это её стремление быть свободной, не подчиняться неизвестно когда и кем придуманным правилам, доводило до курьёзов. Лет пять-шесть назад: «Не хочу спать! Почему я должна лечь, закрыть глаза, а вы с мамой будете смотреть телевизор или шептаться в своей комнате».

Я отвечал: «Ты не хочешь спать, не можешь спать, не желаешь спать крепко и тебе не будут сниться красивые сны…» И она засыпала, наутро ругала меня за обман и применение гипноза. Правда её уже увлекали другие дневные дела, и иногда они сами укладывали её спать на диване в зале.

- Вечером человек проверяет прожитый день и вдруг получается, что он не так прожит. Многое не сделано, а если и готово, то не так, как надо. Но, главное, встретился ли за день человек, который тебе нравится. Не встретился, ты грустишь. Встретился, но он не сказал того, о чём бы ты хотела услышать. Тоже грустно. А вообще твоя мама, - а она сидела в кресле и, услышав наш разговор, отложила книгу, - тоже не любит ложиться спать, потому что ей жалко ещё одного дня жизни. И она всегда провожает текущий день до самого последнего его мгновенья! Так ли Катерина?

- В молодости, - ответила она, - я читала у какого-то классика про проводы каждого дня жизни. И заразилась этим…

Инга подскочила к ней, и они обнялись, как две закадычные подруги. У меня на сердце стало тепло. Но я всегда опасаюсь такой идиллии, потому что жизнь не любит, когда люди к чему-либо привыкают.
21. Муратов Петр Юрьевич — СКАЗ ПРО РАЗВИТОЙ СОЦИАЛИЗМ (воспоминания о незабываемом периоде... 124 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора

СКАЗ ПРО РАЗВИТОЙ СОЦИАЛИЗМ
(воспоминания о незабываемом периоде истории нашей страны)

Опубликован в мартовском номере литературного журнала "Нева" (№3) за 2017 год http://www.nevajournal.ru/Neva201703_20170207.pdf

Светлой памяти дорогого Леонида Ильича посвящаю...

Самое интересное, что дается человеку — это жизнь. Единственная и неповторимая. Не бывает неинтересных жизней, нужно лишь уметь интересно про них рассказать. «Времена не выбирают, в них живут и умирают…» Поэтому описать свою жизнь – значит описать своё время.
Пишу как представитель поколения, чья юность и молодость пришлась на 70-80-е годы минувшего века. Этот «Сказ» – своего рода попурри из ранее написанного мною, связанное общей фабулой повествования о временах «развито́го социализма» – кульминации существования уникальной страны под названием Советский Союз, эпохи грандиозной фантастической исторической абстракции – «строительства коммунизма под руководством КПСС». Неповторимые времена, отпечатавшиеся в моей памяти стойким ощущением целостности и противоречивости одновременно. Чувствую горячее желание не просто изложить факты, но и немного порассуждать.
Реалии той поры я попытался отразить на фоне колоритных декораций своей малой Родины — славных города Казани и Татарстана. Горбачевскую Перестройку встречал уже в Сибири. Я не старался ни очернить, ни приукрасить — вот так всё и было.

* * *

Казань-Казань… Казань семидесятых-восьмидесятых. Разлитая в воздухе патриархальная провинциальность, приправленная лёгким восточным колоритом.
22. Владимир — Водоворот 892 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Посвящается Елене Кондратьевой
Водоворот

Сцена первая
Любашин вышел из департамента культуры и пошел по улице. Несмотря на начала сентября, было прохладно, дул промозглый сильный ветер, на небесах собирался дождь. Но Любашин ничего этого не видел, он слишком углубился в собственные мысли. А они заслоняли от него все, что происходило вокруг. Даже если бы началась метель, то, возможно, он бы этого сразу и не заметил.
Только что произошло то, о чем говорилось давно, чего очень боялись, но надеялись, что не случится. Руководитель департамента культуры с сочувственным выражением лица, с извиняющей улыбкой на губах объявил, что театр снимается с государственного иждивения и отправляется в свободное плавание. «А там, уж как получится, выживет, значит, выживет, а если не выживет, то так тому и быть – придется навсегда закрыть его двери».
Чиновник, грустно глядя на Любашина, пояснил, что город больше не может финансировать такое количество учреждений культуры; в стране – экономический кризис, доходы бюджета падают. И городские власти приняли решение о резком уменьшении субсидирования всей этой сферы. Не только их театр попадает под это сокращение, есть целый длинный список. А потому ни о какой дискриминации речь не идет, наоборот, в департаменте очень надеются, что коллективу удастся выжить в новых нелегких условиях. Более того, они готовы оказать ему поддержку, правда, только моральную. А вот в чем она может заключаться, собеседник Любашина не уточнил.
23. Муратов Петр Юрьевич — А в заплатанном салопе сходит наземь небосвод... 7 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
А в заплатанном салопе сходит наземь небосвод...

Школьная история. Размещен в проекте "Народная книга" (раздел "Я вырос на уроках литературы ...) http://nk.ast.ru/lessons/story/2667/

Эта забавная история случилась с моей дочерью Люсей, когда она училась в 10 классе. Проходили советскую классику — поэзию Бориса Пастернака.
Литературу вела дама неопределенного возраста и пресно-серой наружности. В ее облике выделялась одна выразительная деталь — огромные роговые очки, напоминавшие корабельные иллюминаторы, за которые получила кличку «Водолаз». Она обожала русскую классику XIX и начала ХХ века, мысленно представляя себя в образах тургеневской Лизы и Незнакомки Блока одновременно. Но и соцреализм оказал своё влияние: преобладал авторитарный стиль преподавания, жесткое навязывание собственного мнения. Она могла с легкостью взорваться по пустяку, зайтись в истерическом визге, за что класс ее дружно не любил и побаивался.
Но самым опасным было потревожить Водолаза во время «медитации», когда она, медленно проплывая вдоль рядов парт, декламировала наизусть стихи. Манерой чтения Водолаз напоминала Ахмадуллину — как и та растягивала слова и чуточку подвывала. Стихов она знала много, поэтому «медитации» случались частенько. Класс любил их: можно было малость расслабиться, а поскольку Водолаз подолгу находилась к ученикам спиной, состроить кому-то рожицу, послать записочку или попросту положить голову на руки, прикрыв глаза. Главное — не спугнуть музу поэтического просветления Водолаза. И если подобное изредка случалось, ее реакция была молниеносной и истерической. Недаром говорят: «не буди лиха, пока оно тихо».
24. Муратов Петр Юрьевич — Книга как путь в бизнес 46 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Опубликован в небольшом сокращении в августовском номере (№8) литературного журнала «Сибирские огни» http://xn--90aefkbacm4aisie.xn--p1ai/content/kniga-kak-put- Это сокращенный вариант второй части моих «Сказов про бизнес» (рассказы сибирского предпринимателя).

Предисловие

Может быть, кто-то скажет, что в 54 года садиться за мемуары — рановато. Но окиньте взглядом прошедшие три десятилетия — сколько за них сменилось исторических эпох? Четверть века назад бизнес, как социальное явление, был внове, свободных ниш хватало, лидеры еще не обозначились, а небольшие обороты позволяли довольно легко перескакивать из «темы» в «тему». Характерный типаж предпринимателя девяностых сейчас уже в диковинку. Тогда в стране стартовал процесс массовой «селекции» в предпринимательской среде, ведь подались в бизнес миллионы.
Большую часть жизни я был уверен, что «занимаются бизнесом» только в «нехороших» капиталистических странах. Как и все советские люди, я не сомневался: жизнь, распланированная на многие годы вперед – это великое социальное благо, главное достижение социализма. Школа – ВУЗ – НИИ – научная карьера – тема – диссертация – степень… Однако их величествам Истории и Судьбе было угодно столкнуть меня в мутное море рыночной стихии, да еще на изломе эпох, в начале знаменитых «лихих девяностых». Признаюсь, даже начав предпринимать, сам долго не мог честно ответить себе: бизнес это «плохо» или «хорошо»?
На момент прихода в нашу страну эпохи Рынка, я еще полноценно трудился в науке, связывая с ней, родимой, свое будущее. Рынком грезили, его идеализировали, считая панацеей от всех бед в экономике.
25. Владимир Вейс — Unity Songs ... 8 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора


Unity Songs
Они слышат и они видят!

Прохор Семенович вышел утром на крыльцо дома. Ступеньки не спускались напрямую к калитке, а шли параллельно дому, примыкая к нему. Зять поставил новый из лёгкой жести, покрашенной в ярко синий цвет. Никто и ничто не могло нарушить уединения деда. Так тот и ставил условие. А что сельским?
Посудачили про странного нового соседа, да занялись своими привычными делами. А они известны, кто на ферме трудится, кто в мастерских из трёх тракторов один делает, кто беспробудно пьёт, не признаваясь в этом. Что тут такого? Жена за порог, к коровам, а Михалыч к тайничку. Возвращается Меланья, а он сидит и хмуро разглядывает сломанный утюг. А что там смотреть, подошва спалилась, выбрасывать надо всю эту заморскую красоту и бегти в магазин за новым утюгом. Жена подозрительно смотрит, а он вытаскивает из-под лавки старый утюг, где спиралька греет. «На, хозяйка, пока им поширкай бельёшко, а энтот на свалку! Дерьмо делают, детям на забаву!

Прохор Семёнович не боялся пересудов. Эк невидаль, бабьи языки да пьяная философия Михалыча! Он боялся Веру Борисовну, учительшу в здешней школе. Историю она преподаёт. А он не хочет быть у неё «ярким примером» мужества и доблести! Стой перед классом эдаким чучелом в новом костюме от зятя, с букетиком здешних цветов и потей, вспоминая «нужные» эпизоды жизни!

Да ему под сто лет. Но выглядит Прохор Иконников на все шестьдесят! Как же он ухитрился скосить почти полвека лет?! Вот об этом он рассказывал правнукам, что жили в городе.
26. ралот — Фалеристы. Часть вторая 10 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Часть 5

Из беседы с Евгенией Прядко.

— Да, был один интересный случай. Вечером, за ужином, бабушка рассказывала, что на днях к ним наведывались студенты журфака, мол у них задание, взять интервью у участника Великой Отечественной войны, вроде бы институт готовит праздничный альманах, к юбилею Победы. Расспрашивали деда, за какие подвиги он получил свои ордена и медали.

***

— Ну, хоть что-то. Хвалю, Крулевская, — Рядов, подошёл к женщине и хотел было по-дружески похлопать её по плечу, но передумал, да так и застыл с поднятой рукой, — Ну, коль удача тебе благоволит, то не упускай её. Разрабатывай эту жилу, вдруг она окажется не медной, а золотой. Бери свою практикантку и вперёд, в институт.

— Стриженко работает в архиве. Ищет аналогичные преступления. У неё работы…

— Она тоже молодчина, — следователь подошёл к столу и показал Крулевской бумагу, — В области твоя помощница ничего аналогичного не нарыла, но качественный запрос в Москву мы с ней уже состряпали. Как говорится — ждёмс! И ещё вот что, будешь работать с деканатами, обрати внимание и на отчисленных. Причём, на них в первую очередь.

— У нас в городе аж три института, которые готовят журналистов, да ещё на периферии имеется…

— Что ты мне прописные истины глаголишь, — бесцеремонно перебил её начальник, — Знаю работа предстоит большая: всех опросить, проверить правдивость их «сказок». Ты с этой птичкой-практиканткой начинай, а я вам ещё людишек подошлю. Подумаю, с какого участка можно снять.

***
27. Муратов Петр Юрьевич — СОЛНЦЕ ВОСХОДИТ НАД РЕЧКОЙ ХУАНХЭ... (к столетию Октябрьской рево... 31 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
СОЛНЦЕ ВОСХОДИТ НАД РЕЧКОЙ ХУАНХЭ...
(к столетию Октябрьской революции)

Начало «экваторного» третьего курса, пришедшееся на осень 1981 года, запомнилось появлением на биофаке Казанского университета первых иностранных студентов. Трое из ГДР – Нильс Дебус и две девчонки Аннет и Бетина, двое из КНДР – Чонг Киль Ун и Ли Кым Хэк.
Факультетский комитет комсомола поручил мне проинтервьюировать их для стенгазеты «Бигль». Сперва я направился к немкам, однако их в комнате общежития не оказалось. Зашел к Нильсу. Он, угостив чаем, заверил, что я могу не беспокоиться, и завтра ровно в 12-00 нужный материал будет в комитете комсомола. Мы немножко поболтали о том, о сём, и я, уходя, спросил его:
– Ну, как тебе вообще здесь?
Нильс немного сморщил лоб и, кашлянув, дипломатично ответил:
– Думаю, я ещё привыкну, освоюсь.
Забегая вперед, скажу: он, со временем, не только полностью освоился, но и почти натурализовался, увлекшись самодеятельной авторской песней, спортивным туризмом и побывав, благодаря этому, во многих местах нашей страны. Нильс научился не зацикливаться на внешней окружающей картинке, философски отсекая негатив, нередко выплывающий в различных ситуациях. Научился ставить духовное выше материального, читать между строк, видеть «за кадром» и отрешаться от официальной трескотни. Сумел прочувствовать и оценить глубину души и искренность наших людей. Добавить к этому радость юношеских взаимоотношений, дух студенческого братства, особенно зримо проявляемого в общежитиях. Всегда нравилось, когда Дебус при встрече широко улыбался, приветствовал «ловлей краба» и своим фирменным «Питег, здогово!
28. Уставший Кривич. Каменев — ПРОВОКАЦИЯ 30 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора


ПРОВОКАЦИЯ

На добро, отвечай добром, на зло – справедливостью. Конфуций.

Просыпаться не хотелось, всегда хочется ещё чуть – чуть понежиться. Ночь беспокойная была, ворочался всё время с боку на бок – кружилась голова – химеры снились и только под утро по-настоящему заснул. Виктор лежал в постели с закрытыми глазами и рядом с ним крепко прижавшись, печаль лежала. Она его уже, как год не покидала – жалела. Вспоминать ни чего не хотелось, но куда денешься, когда мозг так устроен и тебя не спрашивает, а сверлит твои клетки грустными воспоминаниями – терпи. Пока склероз войну им не объявит и не возьмёт всё под свой административный контроль.
Печаль, как женщина родная, вместе с ним переживала, всё понимала, но была настырна и постоянно ему напоминала: расслабься, раскройся, груз с души с ними и легче станет, но Виктор, как мог, сопротивлялся, пока она его так достала, что не выдержал и решил кусочком жизни поделиться. Вдруг на самом деле легче станет, а возможно кому поможет…
Но, чтобы полностью всё наболевшее излить, должна быть грамотейка, которой, как раз и не хватало, ведь в институтах не учился, образование, как Рэй Брэдбери, в библиотеках получал – расширял свой узкий кругозор. Всё остальное, чем обладал – шахматы научили аналитику с логикой познать, что помогло в дальнейшем меньше спотыкаться, когда нужно мог веское слово сказать, хотя признаться надо на жизнь он не в самоварную трубу смотрел – изнанку видел не понаслышке, пришлось не раз соприкасаться. Не только розы нюхать, но и в говне купаться.
29. Владимир Вейс — Маяковский. Это недалеко! 3 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Лубянка осенняя – это больше серого. Детский универмаг покрыт маскировочной тканью – идет ремонт. Мало что в этом торговом центре осталось для детей – все идет вперемежку с нечто блестящим, нейлоновым и цифровым. Мне представилось, как у того места, где я стою, прямо у спуска в метро, в июне 1957 года, останавливается правительственная машина, выходит Никита Хрущев:
- Вот это отгрохали! Американцы и посмотрят, как мы заботимся о советских детях! Кто строил?
- Метростроевцы, Никита Сергеевич. Вы же сами настаивали…
- Молодцы! Ну, пусть первыми и приведут сюда своих ребятишек! Завезите товаров получше, чтобы и негры домой подарки отвезли с нашего всемирного фестиваля!
Свита смеется, свита улыбается.
- А что здесь раньше было?
- Да так, Никита Сергеевич, всякая шара-бара. Все от старого времени.
Видение пропадает – я же не в магазин пришел. За моей спиной под стеклом витрины приглашение посетить дом-Музей Маяковского.
Поворачиваюсь. Прохожу внутрь небольшого двора и ищу вход в дом, что аккурат сегодня посредине внутренней площади. Время передвинуло дом от улицы. И она была со стороны старой массивной двери. Кнопка.
Подумал, наверное, сегодня музей не работает. Но давлю.
Замок щелкает, и я с трудом открываю дверь. При первом соприкосновении с ней – в голове туман. Я чувствую себя Давидом Бурлюком. У меня в кармане 50 копеек, чтобы Владимир взял себе еды.
Два лестничных маршрута, ведущих на второй этаж, зашарпанный запах подъезда и дверь в квартиру.
Удивительное строение. Полукруглый коридор уводит к гостиной. Но здесь поэта нет, зато слышатся голоса из спальни.
30. Уставший Кривич. Каменев — ЕВДОКИМ И ЕВДОКИЯ 92 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Письмо пришло, когда Светлана была на работе, вроде как ни сном ни духом, а сердце кольнуло, да и паука увидела, точно к известию, подумала она, предчувствие и на этот раз не обмануло её. Войдя в парадную, сразу бросилась к почтовому ящику, а там одни газеты, выдохнула с облегчением и тут же заметила уголок конверта, сжала зубы и взяла конверт в руки. Письмо было от Галины - соседки отца, которая по просьбе Светланы да и по доброте душевной присматривала за ним, помогала по хозяйству. После смерти матери, оставшись в одиночестве, отец не пожелал продать дом, чтобы уехать жить к кому-нибудь из детей. Никакие уговоры не могли переубедить его. Он упрямо, ничего не объясняя, стоял на своём неизвестно когда и почему принятом решении.
У него было четверо детей: три дочери и сын. Все уже в таком возрасте, когда начинают подводить итоги прожитого. Но Галина постоянно писала только ей, потому что Светлана была самая старшая среди них и уже как пять лет находилась на пенсии, продолжая работать, при нашей власти не будешь работать - подохнешь, если ты вовремя не сумел прогнуться, а когда тебе под шестьдесят, мало кто без таблеток обходится, работа становится жизненной необходимостью и все, кто может шевелиться, понимают: "отдыхать" придётся, скорей всего, на том свете. Да и дети-внуки, куда от них денешься, так устроена жизнь простых людей: пока в ящик не заколотят - надо кувыркаться. Светлана осознавала это достаточно чётко, внучат своих, которых у неё было трое, она любила, стараясь никого из них не выделять, вкладывая в своё отношение к ним весь опыт прожитых лет,
31. Владимир Вейс — Будущее 12 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
- Нэлла, я иду домой. Если хочешь, пошли вместе.
Так я позвал новенькую первого сентября домой. Её посадили со мной за одну парту, когда представили перед классом.
– Хорошо, Лёнчик, отдам план работы с пионерской дружиной в комитете комсомола. Это у меня ещё с той школы.
- Тогда догонишь, я на выходе подожду…
Всё это естественно и просто. Дело в том, что соседние железнодорожные школы слились в одну, и наш класс пополнили новые ученики, но я знал почти всех из старших классов. Но Нэллы не видел. Чуть позже выяснилось, что её семья приехала из южного района области, а это словно с другой планеты. И во время первой же переменки оказалось, что мы живём недалеко друг от друга.
Она была симпатичной, волейболисткой и участницей хора. И этого достаточно, чтобы стать центром вздыханий одноклассников. Ходила Нэлла какой-то прыгающей походкой, словно всегда ждала мяча на передаче. И она же переделала имена всех учеников на какие-то ласкательные за счёт суффикса «чик».
Путь со школы был достаточным по времени, чтобы поговорить о том или сём. Мы и говорили, что было на уме - о киноартистах, певцах, космонавтах. И время от времени спрашивали друг: «А хотел ты стать Юрием Гагариным?» Или «А ты - Валентиной Терешковой?» Или певицей Ненашевой, которая недавно приезжала в наш город и билеты нельзя было купить. Но я бы достал, моя мама работала в парке культуры и отдыха, в летнем театре, где и пела приезжая певица.
Мимо своего дома, окна квартиры выходили на улицу, я проходил, как будто его не существовало, а ведь в окно могли выглянуть сестра или рано пришедшая с работы мама.
32. Муратов Петр Юрьевич — «Эй, вратарь, готовься к бою!» 27 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
«Эй, вратарь, готовься к бою!»

Эта история случилась в далёкие 70-е годы, в пору моего насыщенного разноцветного казанского детства.
Четвертый учебный год начался для меня с неприятной неожиданности: лучший друг одноклассник Валерка Денисов перешел в другой класс — из «А» в «В». Дело в том, что классным руководителем 4«В» назначили Зою Ивановну, у которой когда-то училась мать Валерки. Без него своей жизни в «А»-классе я уже не представлял, а потому тоже попросился в новый класс. Бывшие одноклассники, встречаясь со мной в коридорах школы, года два укоряли: «Предатель, предатель...»
Однако в новом классе мне была уготована непростая жизнь. Валерке было попроще, ибо его мать работала учителем в нашей школе. Большинство учеников 4«В» были знакомы между собой с самого раннего детства: их переселили из каких-то бараков с Суконной Слободы. Многие байки о прошлом так и начинались: «Когда мы жили в Старых бараках...» «Мазу» в классе держали двое: Шамиль Хайбуллин, по кличке «Шампунь», и Толя Коровин, по кличке «Куцый». Между собой «авторитеты» класса были не очень, у каждого имелись свои «приближенные». Куцый, вдобавок, был на год старше остальных учеников.
Решающее значение для веса в коллективе имело наличие старших братьев или просто «наставников». Так и говорили: «Он ходит с таким-то». «Такой-то», разумеется, должен был принадлежать к числу «блатных», как они себя называли. Хулиганьё обитало повсюду, их дух, своеобразная субкультура, казалось, были разлиты в воздухе той, прежней Казани. «Нормальный» пацан стремился выглядеть приблатненным, культивировал в себе бойцовские качества — бесстрашие, агрессивность и умение драться.
33. Уставший Кривич. Каменев — КЛЯТВА ГИППОКРАТА 16 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора


«Первая заповедь врача: Не навреди!». Гиппократ.

«Когда врач не может принести пользы, пусть он не вредит». Гиппократ.

«Жизнь коротка, искусство обширно, случай шаток, опыт обманчив, суждения затруднительны». Гиппократ.

«Сгорая сам, свети другим всегда (врачам)». Гиппократ.

Никита работу потерял, нельзя сказать, что неожиданно. Всё медленно, но верно шло к этому. Поначалу его уволили с фирмы, где он проработал восемь лет, через некоторое время позвонили и взяли на работу в транспортную компанию диспетчером, которая полностью была зависима от его бывшей уже фирмы. Никита это расценил, как хороший знак, проявленное уважение и желание загладить сделанную ошибку, но всё оказалось на много запутанней. К сожалению не все были с этим согласны, особенно это не нравилось бывшему начальнику склада, где он прежде работал, обижен тот был, что Никита. К нему уважение публично не проявляли. Мальчик он был смазливый, и это мешало ему быть объективным. Не понимал, что уважение, это, прежде всего поступки, которыми он похвастаться не мог.
Выполнять задание «партии» было поручено бывшему прямому начальнику Никиты – Кружанскому. Сделать всё возможное, чтобы Никита потерял свою новую работу, но постараться сделать так, чтобы Никита ничего не заподозрил. Кружанский не сразу это понял и сходу попытался обвинить Никиту в экстремизме, что выглядело в высшей мере тупо. Но что взять с бывшего алкоголика и дешёвого мента выполняющего роль шестёрки. Для этого у Никиты, так считать были все основания. Ещё когда Никита работал в фирме, ему пришлось выслушать пожелания Кружанского.
34. Муратов Петр Юрьевич — Синдром Сарафанова (или как мне однажды пригодилось уличное казан... 12 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора

«Из комнаты выходит Васенька. Он в телогрейке, за его плечами рюкзак.
ВАСЕНЬКА. Большое оживление в семейной жизни… Ну что ж, продолжайте, я желаю вам всего хорошего.
САРАФАНОВ. Сынок-сынок, неподходящий момент для выяснения наших семейных...
ВАСЕНЬКА. Нет, папа! На этот раз ты меня не остановишь.
БУСЫГИН. Послушай, старина, бросай мешок, не надо так спешить.
ВАСЕНЬКА(Сарафанову) Зачем ты ходил к ней ночью? Кто тебя просил?
САРАФАНОВ. Сынок, я хотел тебе добра, я делал это всё для тебя.
ВАСЕНЬКА. Лучше бы ты обо мне не заботился! Прощайте!
САРАФАНОВ. Я прошу прощения, я на колени встану перед тобой, но я запрещаю тебе уходить.
БУСЫГИН (Васеньке). Послушай, старина, а как же наш уговор?
ВАСЕНЬКА. Пусти! Вы все мне осточертели! (Сарафанову) Видеть тебя не могу! (Бусыгину) И тебя тоже!
САРАФАНОВ. Что ты сказал? Так о родном брате?(Указывает на дверь) Убирайся! Сию минуту! Силой тебя оставлять не будем! Убирайся!..»
Александр Вампилов. «Старший сын»

Мы были добрыми соседями много лет еще с общежитских времен. Занимали по комнатке в угловом «аппендиксе» у туалета. Трудились также на одном предприятии: мы с супругой — на производстве, мать-одиночка Валя — в техническом бюро. Наши дочери были ровесницами.
И как же мы обрадовались новому соседству, получив квартиры в одном углу лестничной клетки панельной девятиэтажки, дверь в дверь. Всегда учтиво раскланивались, христосовались на пасху, менялись куличами, поздравляли друг друга с новым годом. Присматривали в их отсутствие за кошкой, а Валя, помнится, печатала мне реферат.
35. ралот — Охота за душой бухгалтера + необычный коктейль от шеф-повара кафе... 7 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Из серии жизнь и удивительные приключения бухгалтера Семёна Семёновича Чеснокова

ohota buhgalter

Кафе «Душа компании» (Бывшая столовая No13. Треста столовых и ресторанов города, в прочем, неважно какого)

«Итак, решено! Сегодня или никогда! В конце концов мужик я или нет? И чего тут страшного? Достал из кармана коробочку с кольцом, опустился на колено и сделал предложение. Нет, на колени становиться не буду, у них тут пол грязный, а по такому случаю, я белые брюки надел. Белые. Почти. Просто протяну ей кольцо через стол и скажу, как можно серьёзнее:

— Выходи за меня! Ой, а если откажет, что тогда?» — Мысль Семёна внезапно оборвалась и в голове зазвучала набившая оскомину[1] песня «Твои глаза цвета виски».

Бухгалтер обернулся, но в кафе стояла тишина. Посетителей не было, от слова — совсем. Даже бывшая раздатчица, дородная тётя Люба, а ныне госпожа Бариста (да, да, — именно так, с большой буквы!) куда-то запропастилась.

***

За спиной единственного присутствующего трансгрессировали[2] из внеземных пределов невидимые смертным и вечно спорящие Чёрт и Ангел.

***

Опять на душу посетителя ставить будем, как в добрые советские времена? — Ангел ткнул в бок оппонента? — и не дождавшись ответа продолжил, — ты ему музыку ужасную врубил, следовательно, теперь моя очередь! — поднял руку вверх, тем самым показывая, что никакие возражения не приемлет!

— Ну, давай, валяй! Но предупреждаю, вот конкретно за бессмертную субстанцию, принадлежащую этому бедолаге, лично я, сегодня буду сражаться исключительно честно. Конечно, в пределах инструкций и правил утверждённых господином Вельзевулом!
36. Уставший Кривич. Каменев — ПРИХОДИТ НЕ СПРОСИВ 1 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора


ПРИХОДИТ НЕ СПРОСИВ

ПРЕДИСЛОВИЕ: Никто не поверит, и я не верю. Ночью ко мне Портер заскочил, сюжетик подсказал. Я проснулся и записал. Спасибо друг!

Квартира была в доме на берегу залива, девятый этаж, окна на залив – пейзаж я вам скажу: «пальчики от зависти оближешь».
Кому жара в лом, а кому благодать райская, сидишь на кухни у открытого окна, прохладный ветерок с залива занавесочки колышет, организм освежает, кайфуешь – жизнь прекрасна. Думать не хочется: на срать на этих Явлинских, хуин**их, бункерных… на все советские инфузории – Питер я тебя люблю!
- Петенька ты лекарства принял? – спросила Лида, жена любимая, незаменимая и что он без неё, давно бы уже подох.
- Лидусик мы геморроя не боимся и инфаркт нам не грозит – ответил и засмеялся.
- Не остри, всё у тебя смешки, а когда прихватит поздно будет.
- Милая я улетаю – еле слышно ответил он.
- Что ты бормочешь лекарство принимай – строгим голосом сказала Лида. Он слышал, но ответить не мог – покойники не отвечают.

КОНЕЦ
37. Муратов Петр Юрьевич — СОП (или как я однажды работал лесником) 43 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
СОП
(или как я однажды работал лесником)

Эта история произошла в январе 1984 года. Я, дипломник Казанского университета и заядлый турист, столкнулся с проблемой: не с кем сходить в лыжный поход в свои последние студенческие зимние каникулы. Большинство знакомых туристов либо уже окончили ВУЗы, либо, как и я, стали дипломниками. Безусловно, выполнение дипломного проекта – безоговорочный приоритет, и некоторым было явно не до каникул. Но у меня, к счастью, возможность куда-нибудь вырваться появилась: я шёл с опережением графика выполнения дипломной работы. Однако один за другим «обломились» все варианты походов.
И тут в голову пришла идея, как совместить приятное с полезным – слиться с природой и поработать на общее благо в нашей университетской дружине «Служба охрана природы», сокращенно «СОП».

Казанский университет первым в Советском Союзе открыл на биолого-почвенном факультете специализированную кафедру «Охрана природы». На момент моего поступления (правда, на другую кафедру) она продолжала оставаться единственной и уникальной во всей стране – молодые энтузиасты дела защиты природы, желавшие посвятить этому свою жизнь, ехали поступать отовсюду.
Создателем и первым заведующим кафедры «Охрана природы» был профессор, доктор наук Попов Виктор Алексеевич – настоящий подвижник и пламенный защитник природы. Много пришлось потрудиться, прежде чем возникла кафедра его мечты. И мне приятно осознавать, что первые в стране выпускники со специальностью «охрана природы» вышли из стен моей Альма-матер.
38. Владимир Вейс — Смерть и радость идут рядом 5 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
- Не знаю, страшно или кощунственно представить себя на месте распятого на кресте?
Спросил меня мой дед, когда я вошла в его комнату чтобы навести порядок. Это надо. Дед ведёт себя тихо, не докучает своим присутствием, когда приходят гости, в эту категорию входит и мой парень Валерка, который пытается написать роман. Да, роман, потому что он увидел в одном фильме Голливуда, что такое, быть может, и люди враз становятся знаменитыми и богатыми.
- А где твой ухажёр, Марина? – поинтересовался он.
-Это ты о ком? – сделала вид, что не понял о ком или о чём.
- Твой Валерка. Да, кстати, ты с ним не того самое?
- Дедушка? Что ты? Это моё дело.
- А родишь? Чьё будет дело?
- Ну уж только не твоё! Сама разберусь!
- Да ты не злись, я ведь переживаю за тебя.
- Ты спросил, что страшно: обычная жизнь или казнь на кресте? Так вот, милый дедушка, каждая нормальная женщина едет в роддом, как на Голгофу. Ей больно, она в страхе, все вокруг здоровые и они не думают о смерти. И только женщина не знает, выживет ли…
- Так-то оно так. Муки проходят, и она улыбается первому крику младенца. Всё, забыто.
Дед взял у меня щётку, швабру и сказал:
- Иди, сам уберусь.
- Ты плохо уберешься, мама будет ругаться…
- Кому мама, а кому Нинка. Не боись, иди…
Я вышла. У себя в комнате задумалась, что ужасное и радостное идут рядом. Что было с Христом, трудно сказать. Его любили, как учителя и очень мудрого человека. Это было хорошо. Но, вот казнь. Муки… Дед бы сказал, что за смертью пришло воскресение, радость встречи с отцом небесным. А потом ещё встреча на небесах с Марией. И вечное участие в жизни человечества как носителя надежды на лучшую жизнь.
39. Уставший Кривич. Каменев — ТЁМНЫЕ МЫСЛИ 1 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора


ТЁМНЫЕ МЫСЛИ

Лишний раз Сергей убедился – случайностей в жизни не бывает. Рядом с домом открылся Корейский демонстрационный центр, где всем без исключения, бесплатно делают диагностику и массаж. Смешно звучит, но это так. Такая оздоровительная программа – людям помогать. Не верил – зашёл случайно и убедился, есть люди на земле, для которых чужая жизнь не безразлична. Есть такие люди – есть!
Двадцать лет спина болела – боль отступила. Мысли «тёмные» не отступают. Как нужно презирать собственный народ, чтоб вместо того, чтоб жизнь ему более – менее создать – не надо европейский уровень …, хотя бы 25% от европейского пенсию платить. Кремлёвской крысе не до этого. Она глобально мыслит! Воюет, бюджетом, как собственными деньгами распоряжается, строит резиденции, а в это время дети умирают.
Страна погрязла во вранье, скажи кому, что люди могут безвозмездно помощь оказать на тебя смотрят, как на афериста…
Мы слышали – чекист женился на России. У кого остался здравый смысл, кто любит родину свою. У того одна мечта – быстрей бы плешивый разводился.
Сергей понимал – жизнь коротка. Живём в стране, где нет рассвета. Одно хочется людям пожелать: Берегите себя!

КОНЕЦ
40. Владимир — Или или 478 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Или или

"Я попытался выразить ту мысль, что применение категории "рода" для обозначения того, чем должен быть человек, и особенно в качестве обозначения высшего итога, есть неправильное понимание и чистое язычество, поскольку этот род, человечество, отличается от рода животных не только его общим превосходством как рода, но и той человеческой особенностью, что каждый отдельный индивид в роде (не только выдающиеся индивиды, но каждый индивид) есть нечто большее, чем род. Ведь соотнести себя с Богом - это гораздо более высокая вещь, чем принадлежать роду и через род быть соотнесенным с Богом".
Серен Кьеркегор

1.
Дубровин ехал к любовнице. Они не виделись две недели, и он успел соскучиться. И сейчас глазами он смотрел на дорогу, а в голове вставили соблазнительные картины предстоящих сексуальных утех. Молодая, красивая, страстная и уже очень умелая в науке любви. От одной мысли о ней закипала кровь сильней, чем вода в чайнике.
Дубровин усмехнулся; ему уже пятьдесят пять лет, у него было столько женщин, а он совершенно не утолил голод по ним. Все хочется и хочется, почти как в молодости, словно бы года над ним и не властны. Хотя с другой стороны кое-что все-таки меняется. В молодости он был в сексе груб и примитивен, брал напором, не признавал никаких обходных путей и маневров. Просто элементарно получал наслаждение почти так же, как это делает бык. Однажды он видел, как тот вспарывает буренку, как при этом мычит от огромного удовольствия.
Он был еще тогда подростком, но его буквально всего пронзило мощным зарядом электричества.
41. ралот — Фалеристы. Часть первая 15 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора

Фалеристы

На основе имевших место событий

Все имена и фамилии в этом рассказе придуманы автором и совпадения с реальными людьми - чистая случайность
Часть 1
198... год. Лето. Москва. Кремль. Кабинет Генерального секретаря Коммунистической партии Советского Союза.
Старик, не отрываясь, смотрел в окно. Там, внизу, его личный шофёр прижимал к дереву молоденькую девушку, из обслуги. Та, деликатно, для порядка, отталкивала руки верзилы, тянущиеся к её груди, пытаясь при этом увернуться от поцелуя.
Хозяин огромной страны, всемогущий Генеральный хотел кликнуть помощника и распорядиться, чтобы этого наглеца примерно наказали, и даже потянулся к кнопке вызова, но передумал. «Ты просто завидуешь, старый хрыч. У тебя уже ни за что вот так не получится. Ещё десяток лет назад, наверное, смог бы, а сейчас увы. Даже таблетки, заморские, перестали помогать. Вот и выходит, что тебе только и остаётся подглядывать, а им, молодым, да горячим...» — его размышления прервало тихое покашливание. У двери кабинета, по стойке смирно, стоял личный секретарь, Дмитрий Данин, держа в руках толстую кожаную папку. — Это всё мне? В стране, кроме нас с тобой, ещё кто-то работает? — проворчал хозяин кабинета, — что там, на твой взгляд, самое важное?
— Письмо из Совета ветеранов. Требуют вашего личного участия, — мужчина ловко выдернул из папки бумагу и положил на стол.
— Какого ещё участия? Где? На собрании? И не просят, а именно требуют? Так и написали? — Генеральный потянулся за очками, в тонкой, золотой оправе, но потом передумал и рявкнул, — читай вслух, мне сегодня, нездоровится.
42. Владимир Вейс — История проститутки 47 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Глава первая о Борисе, его дочке и оргазме

Я поднимаю руку.
Хотя этого можно было и не делать.
Владелец «вольво» остановился не сразу, а чуть проехал.
Я его понимаю. Если не сотни глаз, то десятки видят эту картину – девушка лёгкого поведения, стоящая на обочине одной из оживлённых трасс города, ловит клиента. Особенно любопытны пассажиры общественного транспорта и маршрутных такси.
Но я не девушка лёгкого поведения! Ошибаетесь! Самого что ни на есть тяжёлого!
Владелец иномарки мужчина средних лет. Ему, судя по инею на висках, чуть за сорок. Он не перегибается через переднее сиденье, чтобы открыть мне дверь. Я знаю таких: они уверены в себе только с теми, кто зависим от них. И слегка трусливы. Остановиться чуть дальше – это подстраховка.
Я открываю дверь:
- Не передумал, - спросила я уже на сиденье, и сразу лезу в сумочку за сигаретами с ментоловым запахом. Он перебивает запах мужчины, лезущего ко мне с поцелуями. В тот самый момент. Подобные клиенты зомбированы своими жёнами, которые знают, что делают: «Ты меня поцелуй сначала, подогрей, а после…» Или в тот самый момент: «Ну, целуй меня, целуй!»
Пряча пачку сигарет в сумочку, показываю клиенту упаковку презервативов. Они у меня обычные. Навороченные пусть покупают сами клиенты!
Затем подсаживаюсь ближе к водителю. Моя рука делает рекогносцировку. Это поглаживание ног мужчины, нежный обжим. Ответная реакция говорит о том, что особых извращений можно не ожидать. Хотя ничего полностью нельзя предугадать.
- Ладно, - мужчина достаёт свои сигареты и прикуривает от зажигалки в приборной доске, и в этот момент я подумала, что мы знакомы, - брось ты это!
43. Владимир Вейс — Икона на окне 4 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Димочка сидел на широком подоконнике и, вцепившись в прутья оконной решётки, смотрел в окно. Дом и арык разделял асфальтированный тротуар, дальше шла серая обочина мощенная крупным булыжником дорога, по которой проезжали полуторки, пузатые автобусы КВЗ, и арбы, запряжённые осликами. И эта жизнь успокаивала маленького мальчика. За ним «наблюдал» нарисованный на иконе дяденька, которого мама называла святым Николаем. Он сурово смотрел на Димочку и не одобрял его страх в закрытой на ключ комнате., надо подойти к двери и крикнуть. Соседка по коридору может открыть и посидеть с ним, пока тот не успокоится и не заснёт.
В комнате были и другие иконы, стоящие на полочке в углу над кроватью, они были закрыты марлевой занавеской и рядом свеч, которые иногда зажигали, но тушили быстро. А вот Никола-чудотворец висел почему-то отдельно в углу между окном и стеной, и мама часто подходила к иконе и страстно молилась за здоровье детей и возвращение папы с войны. Он был танкистом и стрелял в немцев в упор, когда те убегали от него. Так рисовала бой тётя Галя, которая иногда брала Димочку на колени и рассказывала обо всём, но, особенно интересно, - про папу. Тётка говорила, что папа перед войной работал бух-галтером. В голове мальчика это ассоциировалось с артиллерией на каком-то корабле.
А ещё тетка говорила, что надо чаще молится Николе и просить у него о чуде, когда попадаешь в беду, болеешь, идёшь по ночному городу или находишься на войне.
- Он всё может, потому что Он любим Богом и выполняет все просьбы людей по воле Господа. И ты проси, когда растут зубы и больно во рту.
44. Владимир Котиков — Марсианский дворник 4 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
http://www.stihi.ru/2013/07/23/10278

автор: Владимир КОТИКОВ

Говорят, что не бывает худа без добра. И это верно, как любая прописная истина. Тем не менее, художник-авангардист Аполлинарий Глюков невольно вздрагивает, вспоминая тот погожий летний день, когда выбравшись на пленэр, писал на берегу речки Переплюевки свой очередной «шедевр». Солнце пекло, прибрежные деревья цепенели в сладкой дрёме. Жара, тишина, яркие краски и полное безлюдье чаровали изощрённую фантазию художника,создавали какой-то оттенок ирреальности, что вполне соответствовало его творческому кредо. Охваченный эмоциональным воодушевлением, он довольно быстро сотворил свою очередную «нетленку», после чего решил искупаться в речке. Аполлинарий разделся донага, прошёл чуть вниз по течению – туда, где Переплюевка разливалась нешироким плёсом, и с разбегу, распугивая водомерок и мальков, плюхнулся в воду. Купался Глюков долго и с удовольствием. Хорошенько освежившись, в самом радужном настроении выбрался на берег. Однако настроение у художника резко изменилось, когда он вдруг обнаружил, что вся его одежда исчезла. Кто-то просто-напросто украл её, оставив за собой лишь следы на песке. Бессчётное множество горестных мыслей и чувств овладели нашим героем. Полный бессильной злости и отчаянья, он во весь голос стал ругаться последними словами, но поупражнявшись в народном красноречии, наконец затих, осознав, что в данной ситуации необходим холодный расчёт.
Надо заметить, что вместе с одеждой злоумышленники прихватили и этюдник с красками, а вот саму картину не тронули.
45. Владимир Вейс — Ишо и Его мама 4 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Однажды, приоткрыв глаза солнечным утром, я тотчас же их зажмурил: не хотелось просыпаться. И снова оказался в том мире, что приснился. Тогда мы жили в Чарджоу, в городе с городским парком культуры и отдыха, где мама была кассиром на качелях и комнате смеха с кривыми зеркалами, с детским садом в районе страшного кладбища на Уралке, с фабрикой, на которой работала моя двоюродная сестра и приводила меня купаться в большие чаны, в котором ткачихи красили гирлянды пряжи для ковровых дорожек, в городе, который был на берегу широкой и мутной реки Амударья. В этом городе было интересно жить. Минуту назад, прижав лицо к подушке, я видел совершенно другой город, чем-то похожий на туркменский, если поехать на автобусе в старую часть, где все дома стояли из глины, а внутри было прохладно в любую жару.
Во сне я сначала летал, раскинув руки, как крылья, над неизвестной мне страной, над горами, где паслись овцы, пронёсся над речушкой, потом опустился на землю и оказался на узкой улочке то ли городка, то ли посёлка. И вдруг увидел, как на меня несётся повозка и я в страхе прижался к стене дома. Только дыхнуло ветром, а коляска неслась уже в конце улицы, вверх по склону холма. Рядом дрожал от испуга мальчик моего возраста.
- Нестор-каменщик куда-то всегда спешит, не думает о людях…- сказал мальчик.
Я посмотрел на него. Он улыбнулся:
- Испугался? Я – тоже. Меня зовут Ишо. А ты кто?
- Я?
Он засмеялся:
- Ну а кто же, рядом никого нет, и ты один?
Я подумал, что назваться русским будет ему непонятно и назвал только последние буквы имени. Буквам меня научила старшая сестра, которая уже училась в школе.
- Ва.
46. Владимир — Капиталист 759 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Капиталист

Часть первая
Начало

1.
Ну, вот и все, он это сделал, он защитил диссертацию, и теперь он кандидат наук. Пять лет напряженного труда завершились триумфом, это редкий случай, когда слушатели провожают претендента аплодисментами. Да он и сам знает, что заслужил, у него действительно во многом новаторская работа. Точнее, идеи в целом не новы, но их интерпретация уже вызвала немалый интерес в научных кругах. Из Америки, Японии, Германии, даже из Австралии приходили отклики. Отец бы им гордился, как жаль, что он не дожил до этого события. Слава богу, жива мать. Надо будет ей позвонить, обрадовать. Она сильно волнуется. Даже побоялась присутствовать на защите. Сказала, что ей так спокойней. Ну, ничего, сейчас все ее волнения завершатся.
Туров двинулся на кафедру, к телефону, но удалось сделать всего несколько шагов, как он оказался в крепких объятиях Саватюгина.
- Поздравляю, Олег, ты молодчина. Я был уверен в тебе. Ты тут самый лучший.
Туров знал, что эти произнесенные им последние слова были любимой присказкой Саватюгина, которую он произносил в редких, но самых торжественных или ответственных случаях.
- Ерунда, ты не хуже. Ты тоже хорошо защитился.
Саватюгин посмотрел на друга, но ничего не сказал. Внезапно он приблизил свои губы к его уху.
- Ты готов продолжить наш недавний разговор? – почти шепотом спросил он.
- Всегда готов! – засмеялся Туров.
- Я серьезно.
- И я серьезно.
- Значит, поговорим.
- Да.
Принимая поздравления, Туров двинулся дальше. Он вошел на кафедру, закрыл дверь и вздохнул. Наконец-то он хотя бы несколько минут может побыть один.
47. ралот — С точки зрения кота! 7 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора


С точки зрения кота!

Пять часов утра. Прихожая в двухкомнатной квартире городской пятиэтажки района «Черёмушек»

Удивительное дело, но слегка покачивающейся Зинаиде уже с пятой попытки удалось-таки попасть ключом в замочную скважину и почти без шума открыть запирающее устройство.
Кинув взгляд в зеркало, она поняла, что в женщине, отобразившейся по ту сторону изделия, выпущенного много лет назад местным «Фурнитурно-зеркальным заводом», виновата обитая стареньким дермантином входная дверь.
Зина тоскливо посмотрела на левую ногу, облачённую в туфельку, с болтающимся каблуком, и со всей силы пнула дверь вторым, целым предметом местной обувной фабрики «Освобождённый труд».
Грохот произведённый неодушевлённым предметом, по всей видимости, разбудил весь подъезд, но её такая мелочь уже не волновала.
Она увидела то, что приводит в ярость любую особь женского пола, вне зависимости от возраста.
Возле тумбочки стояли красно-чёрные «Лабутены»!1 О таких она мечтала всю сознательную жизнь. Туфельки не раз приходили ей во сне! Элегантные, призывно-манящие и недоступные.
«Значит, пока я там с подругами на девичнике...! Ну задержалась маленько..., я же СМСку, честь по чести отправила, предупредила. А он, кот шкодливый, притащил сюда ту, которая может позволить себе эти..., — Зинка подняла одну туфлю и, открыв дверь в спальню, что есть силы швырнула их в темноту, крикнув:
— Развод и немедля! Просыпайся, изверг рода нечеловеческого, выгоняй шалаву, будем делить имущество! И учти! Кота я не отдам! Животное только моё! Понял! Где потаскуха? Спрятал? В шкаф запихал? Под кровать засунул?
48. Муратов Петр Юрьевич — Учёный 29 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Предлагаемый Вашему вниманию рассказ о профессоре Казанского университета Винтере В.Г., открытия которого (мол.биология) опередили своё время на несколько десятилетий, написан в соавторстве с моим бывшим университетским преподавателем, ныне профессором МХТУ им. Д.И. Менделеева Евгением Николаевичем Офицеровым. Рассказ был удостоен второй премии на первом лит.конкурсе "Иду на грозу", организованном в 2021 году редакцией старейшего литературного журнала России "Сибирские огни" (в марте отпраздновали его столетие) и администрацией наукограда Кольцово Новосибирской обл., с целью популяризации науки и людей науки. Опубликован в литературном журнале "Сибирские огни" (№4, 2022 г., стр.179) https://сибирскиеогни.рф/sites/default/files/so-1922-4.pdf


Евгений Офицеров, Петр Муратов

УЧЁНЫЙ

«Уже сегодня мы должны смотреть далеко вперед,
за горизонты современной науки…»
(В.Г. Винтер).

2018 год. На полках аптек США появился «Патисиран» — первый препарат, который не только спасает жизни людей, страдающих амилоидной полинейропатией1, считавшейся ранее неизлечимой, но и открывает новую эру практического использования нового механизма экспрессии генов, которому по официальным данным исполнилось 20 лет. Однако на самом деле этому выдающемуся открытию в 2021 году исполняется 55 лет.

Ноябрь 2019 года. В Казанском университете скромно отметили 80-летие со дня рождения Виктора Георгиевича Винтера – неутомимого новатора, блестящего экспериментатора, талантливого организатора, Учёного с большой буквы.
49. Владимир — ...И корабль плывет 752 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
И корабль плывет

1.
- Какая красота! Ты разве видел что-нибудь подобное. Это же самый настоящий рай. Эдем. Только ради того, чтобы увидеть все это, стоило приехать сюда. Ну, скажи, Андрей разве я не прав? Поддержите меня, Ольга Анатольевна. - Суздальцев вытянул руку вперед, в сторону моря, которое сверкало всеми существующими в природе красками.
Ольга Анатольевна не без тревоги взглянула на мужа. Тот не то что ни разделял восторга Суздальцева, но был чересчур задумчивым. Правильно ли они поступили, что оказались здесь. Хотя продюсер прав, красота тут такая, что не верится собственным глазам. Но ведь это далеко не все, есть много других обстоятельств, которые могут оказаться важней.
Суздальцев сощурился и чертыхнулся про себя. Он знал Шаронова много лет, когда-то они были даже почти друзьями. По крайней мере, приятелями уж точно. Пока он не свихнулся или, как выражался сам Андрей, пошел своим путем. Вот и пришел в нищету. Но это нисколько не изменило его; теперь, когда ему предлагают такие бабки, он ведет себя так, словно ему всовывают ненужный товар. И самое чудное, что баба его ведет себя не лучше, тоже кривит губы. Будь его воля, с удовольствием бы отправил эту парочку первым же самолетом в их однокомнатную конуренку в Москву. Но приходится терпеть, такой шанс выпадает раз в жизни. И то далеко не у каждого. И как он должен себя вести с ними, тоскливо подумал Суздальцев.
- Между прочим, без денег и красоты бы не было, - продолжил Суздальцев. - Чтобы увидеть все это, надо выложить приличную сумму только на один перелет. Да и вообще, что можно сделать без них.
50. ралот — Окончательная точка 13 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора


Восьмое августа 1945 года

derevyanko1

Посол Японской империи ехал в Министерство иностранных дел Советского союза. Жаркая, безветренная погода не давала возможности флагу, установленному на капоте автомобиля, красоваться в своём величии. Белая материя с ярко-красным кружком в центре обвисла и еле-еле шевелилась, вяло реагируя на скорость машины.

Шофёр заметил это и обратился к, сидящему на заднем сидении, послу.

— Я сейчас прибавлю газу, и он будет виден. И водителям, и пешеходам.

— Не вздумай. Только этого не хватало! — зло оборвал посол. Никогда ещё не бывало, чтобы полномочный представитель великого Микадо мчался в министерство враждебного государства, нарушая правила дорожного движения.

— Так не посмеет же ни один русский регулировщик, остановить....

— Сбавь скорость! Ползи как черепаха! Пусть ждут! - Пассажир ухмыльнулся и процедил сквозь зубы, - по-беди-тели.

***

На Смоленской площади посла встретили подчёркнуто холодно. Не было обязательных в таких случаях протокольных улыбок и рукопожатий.

Дежурный сотрудник Министерства, пропуская приветствия, сухо произнёс.

— Вас ждут. После чего проводил японского дипломата на нужный этаж.

Старинные часы в приёмной Министра иностранных дел пробили пять раз.

— Ох уж эти русские. — Отгоняя тревожные мысли, подумал посол, — вероятно трофейные. Вывезли из Германии.

Окна в комнате плотно завешены тяжёлой тканью, плохо пропускающей солнечные лучи. Из-за чего в приёмной царил полумрак.

— Специально повесили. Чтобы посетители не догадывались, утро сейчас или вечер. — Развить до конца мысль посол не успел.
51. Евгений Добрушин — UBI BENE, IBI PATRIA (Где хорошо, там отечество) 5 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
UBI BENE, IBI PATRIA
(Где хорошо, там отечество)

Эпиграф:
«Еврейка жена – не роскошь, а средство передвижения»

В 1990 году серьезно «запахло» погромами. Сначала ходили слухи, что погром назначен на 23 февраля, потом дату перенесли на 1 мая. Мне на заводе прямо так и сказали: скоро будет погром, и ты будешь первой жертвой.
Мы с родителями решили не ждать. Так как разрешение на выезд мы уже получили, то за два месяца все собрали, распродали все что можно, и с 570 долларами на семью выехали на ПМЖ в Израиль.
Как проходила наша «абсорбция» - это отдельная «пестня». Мы все успели поработать и на «никайоне» (уборки), и намыкались по съемным квартирам, но вскоре все наладилось и родители стали работать по специальности – учителями физики в школе. Мы накопили денег и купили скромную трехкомнатную квартиру в центре Петах-Тиквы. Несмотря на смешно звучащее название для русского уха, оно переводилось весьма романтично - «Врата надежды». И надо сказать, что эти врата для нас распахнулись достаточно широко. Мы жили вчетвером: родители, бабушка и я. Родители спали в «салоне» - гостиной, бабушка – в одной спальне, я – в другой. Жили дружно.
Я учился в Бар-Иланском университете на математике и подрабатывал охранником в одном из зданий «хайтека». Деньги мы складывали в «общак», чтобы быстрей выплатить банковскую ссуду на квартиру. К 2000 году мы ее уже выплатили, а еще через три года родители (уже без всякой ссуды) купили вторую квартиру – четырехкомнатную – в элитарном районе города.
52. Владимир — Федеральный наемник 642 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ НАЕМНИК

Автор предупреждает, что любые сходства с реальными событиями и с реальными людьми абсолютн случайны. Да их и не может быть, так как все описанное в романе родилось исключительно в голове создателя этого произведения.

Когда нечистый дух выйдет из чело-
века, то ходит по безводным местам,
ища покой и не находя говорит:
возвращусь в дом мой, откуда вышел.
Евангелие от Луки

Часть первая

О том, что я стану делать в первые минуты на свободе, я начал думать едва ли не за полгода до освобождения. Сперва эти мысли были эпизодическими, но по мере приближения долгожданного часа они заполнили едва ли не все мое мысленное пространство. Все остальные темы, которые вращались в моей голове предыдущее время, куда-то исчезли, вернее эти мысли не пропускали других.
Впрочем, когда человек три года видит одни и те же лица, когда вся его жилая площадь ограничена жестким прямоугольником койки в бараке, когда любое твое передвижение на самое ничтожное расстояние контролируется бдительным оком охранников с автоматами в руках, о чем еще можно думать. Прошлые события, которые занимали меня большую часть срока моего заключения, внезапно отошли в сторону, сделались незначительными. Передо мной растирался безбрежный океан будущего, но вот каким оно будет, я, несмотря на все свои мыслительные усилия, не представлял. В одном я был уверен: к старому пути нет, все что было в той прежней жизни, навсегда умерло.
53. ралот — О знаменитой болгарской простокваше замолвлю я слово 4 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора

О знаменитой болгарской простокваше замолвлю я слово
­После того, как я написал о болгарских «углеходцах» - нестинарах, посыпались письма, давай, мол ещё! Что у наших соседей интересненького. Даю читатель — твоё слово закон.
Дорога нашей интернациональной группы мельников пролегала через Шипкинский перевал. Время к обеду, дело святое. Значит спешить некуда. Вот и решили сделать привал в историческом месте. Высота в том мечте приличная! Современные швейцарские часы показали -1185 метров, над уровнем моря. На вершине установлен памятник Свободы. К нему ведёт добротная лестница.
Если наши солдаты, полтора века назад затащили туда тяжеленные пушки, то мне по ступенькам, без поклажи, да ещё в тени разросшихся деревьев подняться к монументу? Раз плюнуть. Тем более, что знатоки, утверждают - наверху сувениры стоят дешевле.
***
Описывать моё полуобморочное состояние, когда я, высунув язык, добрался до подножия памятника не стану. Лучше поведаю, о том, что разглядев вспотевшее (донельзя) человекоподобное существо, ко мне подошла пожилая женщина и молча, протянула крынку с напитком. Глаза у жительницы близлежащего села, расположившегося на берегу реки Тунджи, светились одновременно добротой и состраданием. Глиняная посудина опустела мгновенно. Так я впервые познакомился с удивительным болгарским напитком «кисело мляко».
Отдышавшись, с ужасом подумал, что мне ещё предстоит дорога назад! Хоть и под гору, но всё же при непосредственном участии уставших и гудящих ног!
Проследив за моим печальным взглядом, старушка хитро прищурилась, протянула кувшин по размеру вдвое больше прежнего.
— Купи. Тебе нада! Ошень!
54. Муратов Петр Юрьевич — Руина 6 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
РУИНА

Андрей Смирнов

В подражание и память Лимонова

Бальзаминов, дряхлеющий русский эмигрант невнятной внешности, гулял по Нью-Йорку теплым летним вечером 2020 года.
Лето в тот год выдалось по всей Америке жарким. Сотни тысяч, если не миллионы, американцев бились на улицах с полицией и друг другом не на жизнь, а на смерть. Восстание BLMов. Гуманоиды всех рас и цветов кожи, позабыв о распрях, объединились в едином порыве разрушить свою некогда любимую и боготворимую Америку до основания.
Кеглеобразные накаченные нигеры и импульсивно жестикулирующие латиносы, внешне флегматичные WASPы и раскосые азиаты, сторонники и противники республиканской и демократической партий, политики и пожиратели пособий, национальные промышленники и финансовые спекулянты, студенты и реднеки в ковбойских шляпах - все словно взбесились в едином порыве разнести старушку Америку в хлам.
За свою пятидесятилетнюю эмигрантскую жизнь Бальзаминов никогда не видел Америку такой. По его мнению, за всеми этими событиями явственно угадывалась большая круглая задница. Было страшно и тревожно за свою жизнь, за свое будущее. Все его годы борьбы и страданий, вписывания в новую реальность могли пойти прахом. «Дурак, - шептал он себе, - надо было остаться в России. Сейчас сидел бы в лесу на речке Волчихе с друзьями, с круглой суммой в кармане, слушал бы местных соловьев, попивая коньячок с теплым ощущением удавшейся жизни».
Бальзаминов часто размышлял, как надо было поступить в том или ином случае, куда направить свою бурную жизнь, и каждый раз парадоксальным образом приходил к совершенно разным выводам.
55. Муратов Петр Юрьевич — СКАЗ ПРО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ ДЕВЯНОСТЫХ (или как научный сотрудник в ... 42 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
СКАЗ ПРО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ ДЕВЯНОСТЫХ
(или как научный сотрудник в бизнес ходил)

Пролог

Бизнес – это сама жизнь. А в жизни как без песен? Недаром поётся: «И тот, кто с песней по жизни шагает…» Виражи бытия, нестандартные ситуации, разнообразие выбора действий позволяют проявляться подлинной натуре каждого «игрока-певца». Столько колоритных образов прошло передо мной, столько «песенных» сюжетов возникло! Тут, хочешь – не хочешь, запоешь.
Я долго выбирал персонаж, который стал бы наиболее характерным и красочным и, наконец, остановил выбор на своем хорошем друге, земляке – Рудольфе Надирове. Он, пожалуй, идеально подходит под определение типичного предпринимателя девяностых, когда на обломках «развитого социализма» стартовал процесс массовой «селекции» предпринимателей, ведь в бизнес подались миллионы. В те времена многим казалось: нашел! Многое было внове, свободных ниш хватало, лидеры еще не обозначились, а небольшие обороты позволяли легко перескакивать из «темы» в «тему».
Я постарался изложить о Рудике с теплотой и приязнью, дружеской иронией и участием. События и персонажи Сказа абсолютно реальные, все они, безусловно, узна́ют себя, поэтому их имена изменены.
Главный герой Сказа по окончании Казанского университета, как и я, получил распределение во Всесоюзный НИИ Молекулярной биологии НПО «Вектор» в Кольцово. Быстро вырос до должности старшего научного сотрудника, руководил темами, хотя ученой степени не имел. Рудик умён, логичен, рукаст и рационален. Силён физически, вынослив, неприхотлив. По натуре лидер, заносчив, высокомерен. Завышенное самомнение часто приводило к неумению работать в команде. Типичный «волк-одиночка».
56. Муратов Петр Юрьевич — Сказ о Сове 14 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Из цикла «Истории нашего леса»

СКАЗ О СОВЕ

Андрей Смирнов

Большое Дуло однажды на охоте нашёл Сову.
Бродя, как обычно, с ружьём по своим любимым местам, которые обожал в любую погоду, время года и суток, он внезапно услышал вороний гвалт. Вороньё было его любимым объектом охоты, и пройти мимо, естественно, он не смог.

О, вороны! Хитрые и умные существа, охота на которых приносила не только охотничье, но и интеллектуальное удовольствие. Насколько они умны, хитры, изворотливы! Охота на них не терпит шаблонного подхода.
Дуло перерыл кучу орнитологической литературы, высмотрел в небе десятки километров вороньих трасс. Он научился отличать их друг от друга, так же как и они его от других людей. Конечно, воронам решительно не нравилось, когда на них охотились. Летят, бывало, себе домой после кормёжки на городской свалке - довольные, ужратые, перекаркиваются друг с другом. Наверное обсуждают, как проведут вечер в гнездах.
И вдруг! Бум-бум-бум! Шмяк-шмяк-шмяк... Роняя перья, несколько из них падают камнем на землю. Остальные, истошно возопив, удирают, неся в клювах ужасные вести о гибели своих сородичей.
Вороны быстро научились его узнавать, облетая за сотни метров. Большое Дуло менял одежду, прятал ружьё в чехлы или, подобно снайперу, обматывал его тряпками. Но это не помогало, его всё равно узнавали.
Вороны стали менять свои небесные маршруты, он, старательно маскируясь, выслеживал их с помощью оптики, устраивая засады. Птицы продолжали нести потери, поэтому начали мстить Дулу.
57. ралот — Дорогие мои рельсы 8 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
— Аж вон, бачишь, с дроту цепок висить, то вона, бисова душа, тим цепком подпираетця, та й бижить, — со знанием дела отвечали екатеринодарцы.

(«Кубанские областные ведомости» 1900 год.[1])

Не знаю, как у других детей, но у внука Тимофея напрочь отсутствует способность сосредотачиваться на каком-либо деле в течение небольшого периода времени или попросту — усидчивость, в прямом смысле этого слова. Да чего там далеко ходить.

Вот сидим с ним на остановке, трамвая ждём. Рано или поздно приедет, куда денется. Тем не менее Тимоха вскакивает со скамейки, всматривается вдаль и вздыхая, произносит:

— Едет, но не наш.

— Ты такой глазастый, номер за километр видишь? — вопрошаю я, беру его за руку и пытаюсь усадить на скамейку.

— Цифру ещё не вижу, но цвета запросто. Один красный, другой синий, а на нашем одинаковые — белые.[2] Дед, а правда, что трамваи в России изобрели?

— Ну, как тебе сказать... два века назад, американцы в городе Балтиморе догадались поставить конные экипажи на специально проложенные рельсы. Это позволило уменьшить нагрузку на лошадей, и, главное, возросла скорость передвижения.

konniy tramvay

Полвека спустя появились различные двигатели, которые начали вытеснять из городского транспорта непарнокопытных...

— Паровые трамваи, что ли? — бесцеремонно перебил внук.

— По-своему ты прав. По городу ездили этакие мини паровозы, тянувшие за собой пару, тройку вагонов. Но от них быстро отказались, правда, не везде. В нашем городе они до революции трудились. Возили людей из близлежащей Пашковки до окраины города.
58. Уставший Кривич. Каменев — ПЕРВАЯ ПРАВДА ЖИЗНИ 20 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора


ПЕРВАЯ ПРАВДА ЖИЗНИ

Как только заорал, ногами и руками брыкаясь, врачи радостно кричат: «Живой, мамаша, принимайте.»
Оказывается ты родился, глаза открыл и с интересом, страхом, перемешанным с радостью, пытаешься познать окружающий тебя мир. С каждым днём познания идут сопутствующие счастливые моменты и негативные мелочи жизни, которые ты не замечаешь, а точней ты просто этого не понимаешь. Тебя всегда вовремя пожалеют, поцелуют, по спинке погладят, покачают, и ты успокоишься, к материнской груди прижавшись.
Так продолжается несколько лет, примерно до пяти. Из пелёнок вырастешь и вроде как не жил до этого времени. После пяти ещё не кинолента, но случайные кадры отпечатываются как бы замирают, и остаются с тобой на всю жизнь. В школу пойдёшь, уже можно кое-где монтаж сделать, кое – какие короткометражки в памяти останутся. Так постепенно на жизненных примерах характер вырастает и отношение к жизни людям.
Первая такая серьёзная короткометражка, запечатлённая в памяти у Сергея, осталась в восемь лет.
Он летом отдыхал у деда с бабкой в деревне под Витебском в Белоруссии, вместе с ним был двоюродный брат Женька. Женькина мать, тётя Вера, не очень это приветствовала, считала, что Сергей оказывает плохое влияние на Женьку – это в восемь-то лет, но им вдвоём было хорошо они, что в жизни есть главное, друг друга понимали.
Перед Сергеем стояла задача отдыхать с пользой для дела заготовить как минимум ведро малинового варенья до приезда матери, но пока малина не поспела, они ходили за черникой.
59. Владимир — 783 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора

Рай

Познание горько: кто глубже всех познал,
Тот плачет над роковой истиной –
Древо познания не есть древо жизни.
Лорд Байрон

Из-за того, что истина нам кажется такой
невероятной, мы избегаем ее познание
Гераклит


Настоящий путь открытий не в поиске
новых пейзажей, а в приобретение новых
глаз
Марсель Пруст

Часть первая
Глава 1
Это был самый печальный год моей жизни, год крушения всех моих надежд. Все началось с развода. Наш брак с Мариной давно шел к своему краху, хотя я все же до самого последнего момента надеялся на то, что каким-то чудом удастся сохранить этот союз. Но то, что должно случится, непременно случится, и она подала на развод. Ни уговоры, ни мольбы, ни обещания ничего не действовали, она была непреклонна, как уверенный в своей правоте инквизитор, и довела это дело до логического финала.
Для меня это был не просто крах моей семейной жизни, это был крах самих ее основ. Моя любовь к жене однажды вспыхнула, как факел, и с тех пор накал пламени ничуть не ослабел. Но если в начале жар огня воспламенял и ее, то со временем она загоралась от него все меньше и меньше. Было много причин, почему это происходило, но я не стану их тут препарировать, подобно патологоанатому заниматься их вскрытием.
60. Владимир — Гарем 388 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Гарем

1.

В ЗАГСе было душно, и они с удовольствием вышли на улицу. По крайней мере, с удовольствием вышел на улицу Смуров. Судя же по выражению лица жены, которая несколько минут назад стала уже бывшей женой, ею владели менее радужные чувства. Но Смурова это уже не волновало, этот развод дался ему с таким напряжением, что ни о чем подобном думать больше не хотелось. Сделано главное, он добился своей цели, к которой шел не один год. И едва дочери исполнилось восемнадцать, объявил супруге о своем намерении.
Что тут же началось, он даже не подозревал в своей жене наличия столько злобности, мстительности, мелочности и узости. До сих пор он воспринимал ее иначе, считал женщиной интеллигентной, достаточно широко мыслящей. Разумеется, за более чем четверть века совместной жизни он хорошо узнал ее недостатки, но, как оказалось, о многих и не подозревал. Да и вообще, она предстала перед ним в совершенно ином свете. Хотя, признавал Смуров, наверное, и он, в ее глазах стал выглядеть иначе: предателем, отступником, эгоистом. Всех эпитетов, которыми она награждала его, сложно не только перечислить, но и просто запомнить. Ничего не изменилось даже после того, как он снял свои претензии на их большую квартиру. А ведь она приобретена целиком на его средства. Но чтобы успокоить страсти он решил не претендовать на нее, отказаться от любого дележа. Ничего, поживет в первое время в старенькой небольшой квартирке, оставшейся ему от родителей. Свобода всегда требует жертв, иначе не почувствовать всей ее сладости. А он столько лет втайне мечтал о ней, она ему грезилась, как любимая женщина.
61. Владимир Вейс — Пытка 7 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
- Ой!
Мы развернулись на это "Ой!". Ася уже рассматривала свою ногу. В правой руке у нее был чайник с кипятком. Левой она держалась за открытую дверь летней кухни.
Мы сидели в метрах четырех от нее у стены дома за большим летним столом. Вера Краснова, самая глазастая в нашем классе (с последней парты она узревала, какую оценку учитель выводил в журнале), закричала:
- Да ей же ногу проткнуло твоим гвоздем, Мишка!
Я подскочил к Асе в два прыжка и нагнулся. Гвоздь солидно продырявил носок тапочка, но крови на ржавом остряке не было.
Потом уж, когда Ася освободила ногу от неожиданного капкана в виде перевернутой доски, выяснилось, что гвоздь прошел между большим и вторым пальцами. Но одноклассница напустилась на меня:
- Чего ты разбросал деревяшки с гвоздями по двору? А если бы проткнуло? До ближайшей больницы не доберешься из твоих степей!
- Ладно тебе, не кричи - не жена, - сказал я. - Вон Ленка сидит и молчит.
Ленка смотрела на закат.
- Вот и повезло, что не жена, - не остыла еще Ася, - ни пылинки не было бы на дворе. Эх, как был безалаберным, так и остался.
Все засмеялись, так говорила наша классная.
40 лет прошло после выпускного. И вот, под старость, решили у меня собраться. Да приехало мало, восемь человек. Все пенсионеры.
- Что удивительно, - сказала Вера, - ведь если бы ногу проткнуло, вряд ли мы услышали от Аси ее "Ой!". Она бы молча выдернула ногу, залила водкой, да где-нибудь в уголочке платочком перевязала. Правда, Ась?
- Не заплакала бы, - отозвалась Ася. Она сбросила тапочки и пошла к нам босиком, статная и красивая, словно кинозвезда, которую не тронуло время.
62. ралот — Блюдо из кишлака Хриштоб 7 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора

­Кто о чём, а я, дорогой мой читатель, опять о своей любимой Средней Азии. Ну, что поделать, прикипел я к ней. Там прошла моя молодость, там я встретил свою любовь, да и в старости воспоминания тянут меня туда - в зыбучие пески Кызыл - Кумов, в тамошние аулы и оазисы. К простым людям и живым иллюстрациям сказок Шехерезады. Вот и намедни сижу я за дастарханом, то бишь за столом, пью терпкий чай зелёный из кружки, гжельскими мастерами расписанной. Смотрю на эту самую кружку - гжель, она гжель и есть. Ярко синие узоры на белом фоне.
Раньше дефицит был страшный, а сейчас пожалуйста, в любой посудной лавке запросто купить можно. Подделка китайская или подлинник — не важно. Речь сейчас совсем о другом пойдёт. О кишлаке Хриштоб, что затерялся в песках, близ вымирающего Аральского моря.
Довелось мне побывать в тех местах, в одной из моих многочисленных командировок. Так уж вышло, что по соседству со мной, в доме одинокой старушки-дехканки квартировала такая же командировочная, как и я, но не из Ташкента, а бери выше, из столицы нашей Родины, из самой Москвы! Как сейчас помню, Валерией её звали. Я оборудование на местном хлебоприёмном предприятии монтировал, а она его отлаживала. Работа, как работа. Жара за сорок, ветер с пустыни, как пескоструйный аппарат работает. Любая еда на зубах скрипит, потому как от этого песка никуда не спрятаться, да и помыться толком негде. Узенький арык, что вдоль кишлака протекает, так он только для питья предназначен. Ну, ещё можно из него воды немного набрать да и посуду помыть. А что бы для ванны вёдра таскать, так это на вас командировочных и не напасёшься.
63. Владимир — Деньги дороже крови 624 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Глава 1

Такого неудачного вечера, как этот, в моей жизни еще не было. Я проигрался в пух и прах. Я ставил фишки на самые разные цифры, но волчок рулетки, словно бы заколдованный, никак не хотел останавливаться на нужном мне числе. Но самое печальное заключалось не в этом, а в том, что я никак не мог остановиться. В меня словно бы вселился бес, который нашептывал мне, что надо продолжать игру и в следующей партии мне непременно повезет.
Я то и дело подходил к банкомату и опустошал свои банковские закрома, который я наполнял не один год. Я никогда не был богатым человеком, а потому финансовых резервов надолго мне не хватило. В этой ситуации мне оставалось лишь делать вид, что ничего особенного не происходит и проигрыш в несколько тысяч баксов для меня значит не больше, чем счет за междугородние телефонные переговоры.
Но под конец вечера банкомат вместо того, чтобы выдать мне очередную порцию "зеленых", выдал надпись, что денег на счету больше нет.
Я поспешно положил пластиковую карточку в бумажник и внимательно осмотрелся: не видел ли кто-нибудь моего позора? Но на мое счастье или скорей несчастье никого по близости не было.
Несмотря на то, что денег больше не было, и я был гол, как сокол, ажиотаж не проходил, змий искуситель, как и некогда нашей прародительницы Еве по-прежнему шептал, что еще не все потеряно, и я обязательно отыграюсь.
В этом казино я бывал часто и потому имел почетное звание постоянного клиента. А этому избранному контингенту в случае нехватки денег предоставлялся кредит.
64. Уставший Кривич. Каменев — МУЖСКАЯ КРАСОТА 7 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора


МУЖСКАЯ КРАСОТА

Опять я не за своё дело взялся. Ну, так всегда, получается, лезешь в дебри и только тогда когда наговоришь вагон и маленькую тележку – правды перемешанной с фантазией, а иногда и «бредом», что и самому становится непонятно, откуда это в голове помещается. Но как бы я не упражнялся, пытаясь людей сведущих удивить, приходит мысль – зачем. Я сам собою удивлён.
Обыватель, то есть автор пытается со своим субъективном взглядом о красоте мужской поговорить. Вот зарядил сказал и самому смешно.
Ни кто не будет отрицать, что «учёных» развелось лопатой не разгрести, не раз приходилось мне об этом говорить. Сидят славянофилы ( конспирологи одухотворённые) в большинстве своём бывшие члены КПСС за компом в своих двухкомнатных хрущёвках, никуда не вхожи, но знают почему – то всё, что нужно в политике делать и зачем. Они убеждены, что в американском конгрессе сидят одни дилетанты, которые ни чёрта не понимают. Считают, что только у них мыслителей в кавычках требуется советы спрашивать. А тут о красоте обыватель разговор завёл – простите патриоты – жизнь иногда от темы отклоняет.
Нет, чтоб о глобальном поговорить, к примеру, о пи**е, или как Трампу памятник при жизни поставить, а Миллера в расход смести. К этому заметить стоит, что вся контора на кремлёвском кладбище прогнившая, для которой свобода вторична, с конспирологами в этих вопросах солидарна, не предполагает, а с уверенность утверждает: мы знаем, что и где и, как и почему. Чем глупей мысли фактами не подкреплены, тем больше амбиций и лживой уверенности в своей правоте.
65. Владимир — Неудавшийся сценарий 358 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Неудавшийся сценарий

Глава 1
Орехов смотрел в лицо сидящий напротив женщины и чувствовал, как все сильней его обхватывают шершавые руки скуки. Свидание явно не удалось, и он только теряет время и деньги. С этой особой им явно не найти общего языка даже если они тут просидят целый год. Его опыт говорит ему об этом уже целых полчаса. И лишь деликатность не позволяет встать и уйти.
Ладно, решил Орехов, пройдемся еще по последнему кругу и затем уж точно разлетимся в разные стороны.
- Так значит, вы женаты и у вас двое детей? – желчно прозвучал голос женщины.
- Мальчик и девочка, - уточнил Орехов.
- А жена, значит, стерва?
- Кто это вам сказал, я такого не говорил. Прекрасная женщина.
- Тогда не понимаю, зачем я вам нужна, если у вас все так хорошо.
- Все хорошо, - подтвердил Орехов, - а хочется, чтобы было еще лучше. По-моему, естественное желание.
- Вы издеваетесь надо мной? – возмущенно проговорила женщина.
«Я издеваюсь над ней?» - мысленно задал себе тот же вопрос Орехов.
- Даже в мыслях нет. Я говорю то, что есть.
- Но тогда это возмутительно. Вы меня принимаете за проститутку.
«Что за тупое создание, как я это сразу не почувствовал еще при переписке на сайте», - подумал он. - Наоборот, показалась умной и понимающей».
- Ни за какую проститутку я вас не принимаю. Проституток в кафе не водят. С ними ведут себя иначе.
- Что же вы хотите от меня, женатый мужчина?
- У женатых мужчин бывают любовницы. Вещь весьма распространенная в этом мире. С тех пор, как возник брак, так в тот же день появились любовники и любовницы. Вы об этом ничего не знали?
- Не думайте, что я полная дура.
66. Уставший Кривич. Каменев — СЛОВО ЗАКОН 500 знк. Не показывать публикацию Не показывать автора


СЛОВО ЗАКОН

Он дал слово, что вернётся. Друзья верили ему. Шёл к цели, как танк Армата. Падал и поднимался, но шёл потому – что знал: «слово дороже денег».
С огромным трудом, но дошёл. Это грело ему душу, он же слово дал.
- Ирка! Пол-литра на бочку.
- Не могу, время вышло – участковый запретил.
- Убью сука! Я слово дал!
Судья был в хорошем настроении. Ему повезло – отделался административным арестом.

КОНЕЦ
67. ралот — Спанакопита с щавелем и демократия 9 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Не знаю у кого как, а в нашей конторе декабрь и конец света-слова синонимы. Запарка полная.
В отгороженном от остального редакционного мира закутке внештатных корреспондентов творилось что-то невообразимое. Молоденькое неугомонное создание с хвостиком, перетянутым резиновым патриотическим триколором, по имени Анна, пыталась перекричать сразу двух своих оппонентов.
- Ну, как вы не поймёте, олухи царя небесного! С нашей грымзой надо что-то делать! И срочно! Установила в отделе сплошную тиранию. Ввела драконовские законы. Никакой демократии. За малейшее опоздание, будь добр, получи дополнительное редакционное задание. За внешний вид, отличающийся от её допотопных понятий, - тоже.
- И вдобавок ещё и этот шефский спектакль! Оно нам надо? - поддержал её вихрастый парень - Игнат. - Новый год на носу, а она - репетиции. Древнегреческая трагедия. Костюмы той эпохи. Может нам в местный «Союз журналистов» на неё «телегу» накатать? Ведь главреду жаловаться, полный бесполезняк. Во всём Грымзу поддерживает. Как же, редактор-новатор, наставник молодёжи! - Он увидел меня в проёме двери и осёкся, не закончив свой монолог.
- Викторович, ты слышал? - Аннушка вскочила с места и прижалась ко мне. Помоги. Как нам правильно бумаженцию на диктатора в юбке настрочить? У нас же в стране демократия! Хотим - ставим спектакль, хотим - нет. А она, дракониха! На каждой летучке твердит: «Участвуют все!». Правда, обещала за это от обязательного «ликбеза» по Древней Греции ослобонить. Но ведь не в этом дело. Нам её древность уже во, где сидит! Как там в мультике поётся: «Нам летать, то есть гулять, охота!»
Минуту, другую я стоял молча. Не зная, с чего начать.
68. Лариса Вчерашнюк — Чудеса в Решете города Нечёсинска 14 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
4-я психиатрическая больница города Нечёсинска получила неожиданно статус Экспериментального Закрытого Центра, правда ненадолго, так как события, которые там происходили, просачивались слухами через все щели решеток и замков. И так она вскоре стала 1-ым Экспериментальным Открытым Центром по ПВФТЧ ибо скрыть всю правду от недовольного народа города было уже невозможно. Что такое ПВФТЧ, спросите вы? Отвечу без экивоков – Психические возможности физической трансформации человека. Обычному жителю это мало что скажет, он этими заковыками словесными и не интересуется – главное для него – это получить результат за свои немалые денежки.

Итак, начнем с самого что ни есть начала этой увлекательной истории ранее никому не известного города. Некто Степан Равлик, находясь на стационарном лечении в связи с очередным «запойным» деструктивом личности (допился-таки до чертиков!) в 4-ой псих. больнице их города, в простонародье названной просто «Решето», так как находилась на ул. Большой Решетинской, вдруг, вернувшись домой в пустую однокомнатную квартиру заядлого алкоголика со стажем – изобрел Аппарат, как он это всем рассказывал потом с замираем сердца, закатывая куда-то на затылок глаза. Схему этого Аппарата дала ему, как он утверждал, некая симпатичная медсестра этого многопроклятого учреждения (а в Решете, добавим от себя, со дня основания симпатичных! медсестричек не было!!! Одни санитары-тяжеловесы да тетки громогласные в белых халатах, больше напоминающих маскировочную одежду штурмовой военной группы).
69. Уставший Кривич. Каменев — ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ 16 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора


Поздняя осень, погода была ужасная. Шквальный западный ветер гнал с Финского залива нагонную волну. Вода поднялась выше ординара и как обычно заливала набережные питерских рек, проток и каналов, но не на столько, чтобы это стало катастрофой. Настроение было хуже некуда, когда в кармане не гроша, только что – то из ряда вон выходящее может его поднять. Они в вчетвером стояли на углу Ефимова, курили и уже собрались разбегаться по домам, как неожиданно, прямо из под земли перед ними вырос Сэм. Кличка у него такая была, а получил он её, потому - что из принципа всем взрослым «отморозкам» говорил: « Америка великая страна!». Такой он был Сэм. Он же в настоящем: Григорий Крутилов, свой пацан в доску. В одной школе прозябали, знания пытались черпать, не всегда правда получалось, но пытались, так что кличка ему в самую пору подошла. Сэм после седьмого класса школу бросил, фарцовкой занимался в Гостином дворе на галерее - спекуляцией тогда это называлось. Большой риск загреметь в ГУЛАГ был всегда. В настоящее время трудно в это поверить, но в то время, шариковых ручек и тех не было, за всё остальное лучше не говорить... Трудно осознать, что за «сраные» джинсы, люди месячную зарплату отдавали. Такая советская жизнь была, но кабаки работали.
- Парни! Как я рад, что вас увидел, думал, что в такую погоду никого не встречу – радостно говорил Сэм, пожимая всем руки.
- Смотри ты какой радостный, без пол-литра не разберёшься – сказал Володька – ты давай по делу, а то у него голос радостный, а мы тут стоим, продрогли до костей.
70. ралот — ­ Бессмертное изобретение ради любви 6 тыс. знк. Не показывать публикацию Не показывать автора
Бессмертное изобретение ради любви

1879 год. Тульская губерния. Пруд близ имения помещиков Арсеньевых.

Тридцатилетний штабс-капитан подобрал с земли плоский камень. Если коснётся воды три раза, то всё будет хорошо; а если нет, так и суда нет.
Однако прежде чем отправить камень в полёт, вдруг неожиданно для самого себя сел на заросший пень и задумался.
— А ежели откажет, тогда что? Ведь двоюродная сестра самого Тургенева! У неё сейчас есть всё: и усадьба, и двое детишек, и муж впридачу, правда, вечно пропадающий в столицах. А что я могу предложить помимо офицерского жалования?
Неожиданно перед глазами всплыло лицо старика-отца.
Припомнилось, как семь лет назад он, будучи курсантом элитного Михайловского училища, подавал рапорт за рапортом.
Просил отпустить на время, в тульскую губернию, дабы хоть чем-то помочь овдовевшему и сильно постаревшему отцу, отставному поручику лейб-гвардии и управляющему богатым имением помещиков Арсеньевых.
Конечно, нынче он уже далеко не юноша-курсант и не «научный сухарь» и «схимник», как прозвали его товарищи, а офицер, более того, возглавляет замочное производство на Тульском Императорском оружейном заводе...
Душа мужчины неожиданно возликовала и он размахнувшись, швырнул камень в воду. Тот, трижды шлёпнувшись по глади пруда, исчез в глубине.
— Судьба! Значит так тому и быть! — непонятно для кого, вслух произнёс капитан и усмехнувшись зашагал в сторону села, за которым виднелась крыша богатого барского дома.

Вечер того же дня

Поджидая свою возлюбленную, он размышлял: