Прочитать Опубликовать Настроить Войти

Рекомендуем прочитать

1. Владимир Вейс — Чемодан 8 тыс. знк.
Шурик Лесин свои фамилию и имя не слышал до пятого класса из уст своих одноклассников, его звали Чемоданом. Ещё в третьем с парты с грохотом слетел его ранец, но учительница попросила немедленно убрать Ч Е М О Д А Н. Шурик не обиделся и стоически воспринял необычную кличку. Сначала он вздыхал каждый раз, услышав необычное для себя обращение, а после привык. Но через два года категорически отказался идти с ранцем.
- Что же тебе с моей рыночной сумкой идти учиться? – предположила мать.
- Да хоть с чем, хоть с чемоданом!
Мать конечно знала, как называли его сына за глаза и сверстники, и, бывало, родители на собраниях. Пыталась заступиться, но поняла, что это только вредит ситуации.
Она поднапряглась с финансами, которых, как правило, всегда не хватало, и купила модный рюкзак с множеством карманов и карманчиков.
«Можно раскидать мелочь, чтобы что-то сохранилось до школьного буфета», - приветствовал приобретение сын.
В октябре, когда теплые и солнечные дни стали редкими, когда во вновь организованном из других пятом «А» привыкли к новичкам, Шурик решил после уроков зайти в библиотеку.
Но она была закрытой, а около двери стояла новенькая. Лиза Терентьева. Шурику она понравилась с первого взгляда. Но дальше такого первичного проявления симпатии он не знал, что делать.
- Ты тоже пришёл за «Мифами Древней Греции»? – спросила Лиза. – А Вера Фёдоровна обещала вернуться, когда закрывала дверь.
- Она придёт…
- Давай присядем, - предложила девочка.
Она указала на скамью, принесённую со школьного двора, выдерживающую десяток ребят, когда они наблюдали за соревнованиями по баскетболу.
2. Владимир Вейс — Взрыв 5 тыс. знк.
Вика Осташевская входила на территорию завода так и не отбросив остатки сна, в котором она была совсем маленькой девочкой у хороших и любящих её родителей. Папа только вернулся из командировки, весь загорелый, словно часами валялся на пляжах южного и не нашего моря, а мама сняла с себя белый халат врача в госпитале пришла, точнее, прибежала, тяжело дыша, но с лучезарной улыбкой счастливой женщины, когда ей позвонил папа. Бабушка, мама папы не отходила от него, совсем забыв о внучке…
- Осташевская, переверни пропуск, - раздался голос охранницы, - а то придётся проходить на руках, вниз головой, чтобы я узнала тебя…
Девочка вздрогнула, так всегда Марья Федотовна пугала её при входе в цех. В то же время, на удивление, на КПП завода строгие солдаты в форме НКВД как будто не замечали этой щупленькой работницы в старом пальтеце, потому что их взгляд «обыскивал» уже следующего человека. А за Викой, как по заказу, всегда шла Терентьева Зина, девушка лет 20, настолько в плотно подогнанной к фигуре телогрейке, что ничего нельзя пронести ни с завода, ни на завод. Солдаты не скрывая, любовались ею.
До начала работы оставалось 25 минут. Мастер цеха Серафим Терентьевич, пожилой мужчина, хромая, потому что протез правой ноги был подогнан наспех, уже возвращался от директора завода, чтобы под его руководством нарядчик Клавдия Васильевна раздала по журналу документы бригадирам. Впрочем, девушки, а именно они составляли костяк всего коллектива сборочного цеха, знали, кто в какой будет смене, знали свои рабочие места.
Клавдия Васильевна приказала мастеру Галине Тимофеевне:
- Терентьева, бери себе в помощники Осташевскую, Сонину заменить…
3. Наталья Ветрова — 117 тыс. знк.
Новый год на четвертом курсе.

I.
За стеной в соседней комнате крутили одну и ту же пленку. Чуть хриплый мужской голос пел и пел, внося приятную отрешенность. Слушатели млели, приняв расслабленные позы. Очень необходимое состояние в отдельные моменты зачетной недели. Столько тревог и забот, а впереди Новый год, каких-то еще пять дней и... не успеешь глазом моргнуть, как наступят еще более сильные треволнения - экзаменационная сессия! Сказочный праздник в окружении зубрежки и трясучки. Провести его надо на должном уровне. "На очень должном!" - не уставал подчеркивать Гусев, главный инициатор данного предновогоднего сборища.
За стеной - приятно щемящие душу мелодии, за окном - поздний зимний вечер с кружением снежинок в свете фонаря, в комнате - розовый полумрак. Горит лишь настольная лампа под розовым в цветочек абажуром. Такое ощущение, что канули в небытие эти предстоящие пять дней, что Новый год - вот он! Еще полчаса, час - и слетит с них все обыденное, скучное. В какой-то момент в комнате стало тихо, совсем тихо, той тишиной, что наступает в стенах общежития лишь где-то к середине ночи.
За стеной сменилась мелодия; Гусев выбрался на середину комнаты, томно изогнулся, картинно сладострастно прикрыл глаза и закачался, плавно изгибаясь, задрав мотающиеся руки кверху.
- Ну, что, шпиндрики! - не открывая глаз, воскликнул он, - Так и будем переваривать прошедший зачет? Дождетесь, налетят девицы, и уж тогда точно, ни до чего не договоримся! А ведь послезавтра опять зачет!
- Заладил, зачет-зачет!
4. Уставший Кривич Каменев А — Мужик сказал - мужик сделал 57 тыс. знк.
ПРЕДИСЛОВИЕ.
Всё, что написано в этом рассказе на пятьдесят процентов правда, чуть ли недокументальная, всё остальное тоже правда, но художественная. Обратите внимание, никаких посвящений. Я признаю, что иногда совершал непростительные ошибки. Хочешь человека на щит поднять, художественную память о нём оставить, а он, оказывается, настоящее …можно много слов поставить вместо точек и всё будет иметь право быть услышанным, вывод напрашивается сам: человек выбрал распущенный образ жизни. Я не хочу сказать, что там пробу ставить негде, возможно ещё осталось место, о котором никто не знает. Жёстко, но в то же время абстрактно, можно не обращать на это внимание, каждый вправе своё домысливать.

Проснулся Игорь у Сашки Зырина на затасканном старом диване, у которого в двух местах торчали пружины, и весь он от малейшего шевеления скрипел своими «костями», словно старый замученный человек. Игорь огляделся: Сашка спал на застойной панцирной кровати с никелированными дужками, почти что ретро, на грязных простынях, давненько не стиранных, как минимум пару месяцев; любил Сашка постельное бельё, никак не мог забыть свою прошлую благополучную жизнь. Этим он очень гордился и каждую пьянку, а последние годы пил он почти каждый день – перестроился, всем собутыльникам ставил это в пример. « Аккуратность , – говорил он , – самое важное в жизни одинокого мужчины.» Окно в комнату не мыл уже года три, и если бы не отдёргивали бы тюлевую занавеску серо -чёрного цвета, всем бы казалось, что на дворе сумерки, которые освещал чёрно-белый телевизор «Рекорд,» долгожитель, как и всё остальное, что было в комнате.
5. Татьяна Стрекалова — Шляпа 10 тыс. знк.
Места какие-то необжитые! От самой станции ни души. Но всё-таки мне повезло. К лесу через грунтовку гнала коз убогая старушка.
- Тимоновка-то? - переспросила она и озадачено уставилась вдаль. А потом ободрилась:
- Тимоновка! Часа ходу не будет. Бери, дочка, вот по этой тропочке - да так с неё и не сворачивай. Вдоль реки всё - а там спросишь.
- А будет кого спросить?
- А как же? У нас тут народу полно! Ближе к Тимоновке-то... Это здесь щас пусто.

Благодать какая! Ярким летним днём, под защитой белой шляпы, шагать по заросшей неразборчивой травкой тропинке цветущим лугом. Вдыхая все его ароматы, ни о чём не печалась, умиляясь ближнему полю, дальнему лесу, радостно сверкнувшей на солнце реке.
"Вдоль реки!", - отметила я про себя - и опять обрадовалась, потому как - бежит себе стёжка и не возражает: вдоль - так вдоль! А река - знай, блестит! Стало быть, знает. Стало быть, иду. Верю стёжке. Я вообще доверчивая. Это у меня врождённый дефект.
Многие пытались меня перевоспитать. Кто словом, кто делом. Словом - это когда ругают, лекции о жизни читают и пальцем у виска крутят. А делом...
Нет, я понимаю благой порыв. Всем же известно: делом куда эффективней! Люди стараются, даже собой жертвуют: грех на душу берут. Это мне совестно, что наука не впрок.

Вот и сейчас. Дорожка бежит себе у самой ноги, попрыгивает вверх-вниз, как весёлая собачка - и вдруг, лукаво оглянувшись на меня, раздваивается. Хоп! Туфля упирается в травяную кочку. Приехали!
Уж сколько раз твердили миру... стыдно, девушка!
Kолупаю грунт мыском туфли, как двоечница у доски. Кругом леса, поля, впереди река. Две прелестные тропинки ведут в её сторону. И по какой идти?
6. Муратов Петр Юрьевич — ЛАТВИЙСКАЯ РАПСОДИЯ 28 тыс. знк.
Рассказ опубликован в февральском номере (№2) литературного журнала "Сибирские огни" за 2017 год http://xn--90aefkbacm4aisie.xn--p1ai/content/kak-eto-bylo

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

Первая часть «рапсодии» прозвучала в 1984 году – времена, не предвещавшие ничего трагического. То был предпоследний год безмятежной эпохи «развитого социализма», когда советская Латвия еще служила одним из маяков для многочисленных республик СССР.
Я тогда учился на биофаке Казанского университета и в начале четвёртого курса приступил к выполнению дипломной работы, сутью которой являлось получение и изучение антивирусных свойств одного химического соединения. Синтезировать его и химически охарактеризовать предстояло на кафедре микробиологии нашего универа, а испытать противовирусное действие – в Риге, в одной из лабораторий Института микробиологии имени Августа Кирхенштейна академии наук Латвийской ССР. Помимо чисто научного интереса, мне очень хотелось побывать почти за границей – в Латвии, в неведомой Риге.
Прибалтика в Советском Союзе пользовалась большим уважением – какой-никакой, а всё-таки Запад. Такой далёкий, неведомый и манящий… Скрывать не стану: прибалты – эстонцы, латыши и литовцы – смотрели на нас высокомерно. Мы подсознательно мирились с этим, был такой момент, и отрицать это бессмысленно. Даже акцент придавал прибалтам некоторый шарм. Но и основания для этого у них, в то время, имелись. Годы большого террора коснулись их по минимуму, коллективизация была не такой свирепой, как у нас, да и с «величественной» сталинианой познакомились они лишь в её конце. Добавить к этому самый высокий уровень жизни в СССР, наличие мощной промышленности.
7. Владимир Вейс — Кто скажет мне: "Сынок!"? 10 тыс. знк.
Я отрываюсь от себя. А может, отделяюсь… Это надо понять. Но скажу для вас: это такое состояние, когда душа пресыщена отрицательными чувствами и уже не воспринимает ничего нового. Ее надо очистить. Как? Надо умереть и уйти душой  во младенца, которому открыт весь мир…
А потом этот мир откроют мама и папа. Удачно или нет – судьба.
Мама у меня была. Она и подняла меня на ноги.
А вот с папой вышла незадача. Он исчез. А мне позарез нужно было перед полным самоопределением иметь в себе чувство благодарности отцу за этот мир!
Откликнись, мой папочка, чтобы я познал ласки отца!
Или…
Усыновите меня, люди хорошие, именно те, кто старше меня лет на двадцать!
Мне-то уже шестьдесят!
А ведь в чем дело-то? Дожил до такого возраста, то и радоваться должен неимоверно - Бог жалел все эти годы, смерть преждевременную не подпускал. А уж теперь, когда дни пошли на счет, надо все время оглядываться на Бога. Оступишься, упадешь - голову расшибешь. Переешь  – тоже прямая угроза. Организм-то уже не тот! Да и всякая зараза вокруг летает. То птичий грипп, то свиной косит и кур, и свиней, и людей!
Из всех оставшихся чувств хочется, чтобы тебя хоть раз в жизни кто-то позвал ласково и по-доброму: «Сынок!»
Услышу ли?

В очень древние времена

Заявил я о своем стремлении выйти на свет Божий в общем вагоне поезда, который шел в город Фрунзе. На станции Кара-Балта сняли мою матушку, охающую и причитающую, и повезли в районную больницу. Это был барачный блок, в котором родильное отделение занимало две комнатушки. Рожали здесь в основном русские женщины, а киргизки – дома, в окружении лопочущих родственниц.
8. Юрий — "101 НОЧНУШКА". 26 тыс. знк.
" НОЧНУШКАМИ", я называю свои миниатюры.
1. А ЧТО ЕСЛИ?
На месте гибели Титаника, или иных масштабных трагедий, в результате которых в морских или океанических пучинах нашли свою смерть сотни и даже тысячи людей, иногда, к черепам этих самых людей, мужчин, женщин, стариков, детей, приползают разные диковинные морские раковины, и прижавшись своими створками к ушным отверстиям, затихают и внимательно слушают как шумит суша…..
*********

2. СУПЕРБОТЕКС.
Если бы за каждое слово люблю, /без любви/, били как в детстве за неправду по губам, то у процентов 90та женщин, губы, без всяких пластических операций, были бы ни чем не хуже чем у Анжелины Джоли!
********
3. НЕТРАДИЦИОННО О НЕТРАДИЦИОННОМ.
И среди гомосексуалистов тоже хватает своих пидарасов!
*********
4. КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС.
Страшно себе даже представить, сколько мужей и жен, до сих пор остаются в живых, только благодаря тому, что в свое время, им пришло в голову, /хватило ума/, не прописать на свою жилплощадь, своих горячо любимых вторых половинок!
*********
5. ПРОСТИТУТКА.
Молодая, в теле, красивая сука, а глаза старые, старые...
*********
6. УЗОРЫ.
Прикольно, но до тех самых пор, пока человечество не научилось изготавливать стекло, а потом вставлять его в оконные рамы, мороз, даже понятия не имел какие красивые узоры, он умеет рисовать!
*********
7. КОЕ-ЧТО ОБ ОПТИКЕ.
Самые лучшие очки, это оптический прицел.
А самый лучший оптический прицел, это когда стреляешь в упор.
*********
8. РАЗОРУЖЕНИЕ.
Самая „обезоруживающая“ улыбка, у дула автомата Калашникова.
*********
9. Владимир Вейс — Пытка 7 тыс. знк.
- Ой!
Мы развернулись на это "Ой!". Ася уже рассматривала свою ногу. В правой руке у нее был чайник с кипятком. Левой она держалась за открытую дверь летней кухни.
Мы сидели в метрах четырех от нее у стены дома за большим летним столом. Вера Краснова, самая глазастая в нашем классе (с последней парты она узревала, какую оценку учитель выводил в журнале), закричала:
- Да ей же ногу проткнуло твоим гвоздем, Мишка!
Я подскочил к Асе в два прыжка и нагнулся. Гвоздь солидно продырявил носок тапочка, но крови на ржавом остряке не было.
Потом уж, когда Ася освободила ногу от неожиданного капкана в виде перевернутой доски, выяснилось, что гвоздь прошел между большим и вторым пальцами. Но одноклассница напустилась на меня:
- Чего ты разбросал деревяшки с гвоздями по двору? А если бы проткнуло? До ближайшей больницы не доберешься из твоих степей!
- Ладно тебе, не кричи - не жена, - сказал я. - Вон Ленка сидит и молчит.
Ленка смотрела на закат.
- Вот и повезло, что не жена, - не остыла еще Ася, - ни пылинки не было бы на дворе. Эх, как был безалаберным, так и остался.
Все засмеялись, так говорила наша классная.
40 лет прошло после выпускного. И вот, под старость, решили у меня собраться. Да приехало мало, восемь человек. Все пенсионеры.
- Что удивительно, - сказала Вера, - ведь если бы ногу проткнуло, вряд ли мы услышали от Аси ее "Ой!". Она бы молча выдернула ногу, залила водкой, да где-нибудь в уголочке платочком перевязала. Правда, Ась?
- Не заплакала бы, - отозвалась Ася. Она сбросила тапочки и пошла к нам босиком, статная и красивая, словно кинозвезда, которую не тронуло время.
10. Муратов Петр Юрьевич — СКАЗ ПРО РАЗВИТОЙ СОЦИАЛИЗМ (воспоминания о незабываемом периоде... 124 тыс. знк.

СКАЗ ПРО РАЗВИТОЙ СОЦИАЛИЗМ
(воспоминания о незабываемом периоде истории нашей страны)

Опубликован в мартовском номере литературного журнала "Нева" (№3) за 2017 год http://www.nevajournal.ru/Neva201703_20170207.pdf

Светлой памяти дорогого Леонида Ильича посвящаю...

Самое интересное, что дается человеку — это жизнь. Единственная и неповторимая. Не бывает неинтересных жизней, нужно лишь уметь интересно про них рассказать. «Времена не выбирают, в них живут и умирают…» Поэтому описать свою жизнь – значит описать своё время.
Пишу как представитель поколения, чья юность и молодость пришлась на 70-80-е годы минувшего века. Этот «Сказ» – своего рода попурри из ранее написанного мною, связанное общей фабулой повествования о временах «развито́го социализма» – кульминации существования уникальной страны под названием Советский Союз, эпохи грандиозной фантастической исторической абстракции – «строительства коммунизма под руководством КПСС». Неповторимые времена, отпечатавшиеся в моей памяти стойким ощущением целостности и противоречивости одновременно. Чувствую горячее желание не просто изложить факты, но и немного порассуждать.
Реалии той поры я попытался отразить на фоне колоритных декораций своей малой Родины — славных города Казани и Татарстана. Горбачевскую Перестройку встречал уже в Сибири. Я не старался ни очернить, ни приукрасить — вот так всё и было.

* * *

Казань-Казань… Казань семидесятых-восьмидесятых. Разлитая в воздухе патриархальная провинциальность, приправленная лёгким восточным колоритом.
11. Муратов Петр Юрьевич — А в заплатанном салопе сходит наземь небосвод... 7 тыс. знк.
А в заплатанном салопе сходит наземь небосвод...

Школьная история. Размещен в проекте "Народная книга" (раздел "Я вырос на уроках литературы ...) http://nk.ast.ru/lessons/story/2667/

Эта забавная история случилась с моей дочерью Люсей, когда она училась в 10 классе. Проходили советскую классику — поэзию Бориса Пастернака.
Литературу вела дама неопределенного возраста и пресно-серой наружности. В ее облике выделялась одна выразительная деталь — огромные роговые очки, напоминавшие корабельные иллюминаторы, за которые получила кличку «Водолаз». Она обожала русскую классику XIX и начала ХХ века, мысленно представляя себя в образах тургеневской Лизы и Незнакомки Блока одновременно. Но и соцреализм оказал своё влияние: преобладал авторитарный стиль преподавания, жесткое навязывание собственного мнения. Она могла с легкостью взорваться по пустяку, зайтись в истерическом визге, за что класс ее дружно не любил и побаивался.
Но самым опасным было потревожить Водолаза во время «медитации», когда она, медленно проплывая вдоль рядов парт, декламировала наизусть стихи. Манерой чтения Водолаз напоминала Ахмадуллину — как и та растягивала слова и чуточку подвывала. Стихов она знала много, поэтому «медитации» случались частенько. Класс любил их: можно было малость расслабиться, а поскольку Водолаз подолгу находилась к ученикам спиной, состроить кому-то рожицу, послать записочку или попросту положить голову на руки, прикрыв глаза. Главное — не спугнуть музу поэтического просветления Водолаза. И если подобное изредка случалось, ее реакция была молниеносной и истерической. Недаром говорят: «не буди лиха, пока оно тихо».
12. Юрий — Т. 79. Пила - 6. Или как становятся вегетарианцами. 7 тыс. знк.
Некоторые свои решения, /коренным образом меняющие, “ломающие”, нашу жизнь и судьбу/, мы вынашиваем как ребенка, долго и мучительно, а некоторые, принимаем мгновенно. Вот об одном таком мгновенном решении, /которое одновременно, раз и на всю оставшуюся жизнь приняла группа людей, в том числе и ваш покорный слуга/, я и хочу рассказать.
1го мая, как обычно мы /студенты 5го курса юрфака, три парня и три девчонки/, отправились на маевку, на вылазку, на пикничок, короче куда угодно подальше от городской суеты на природу, выпить пивка, и поджарить шашлычок. Подобные мероприятия мы устраивали несколько раз в году, /одним и тем же составом/, и выглядело это вот каким образом. Утром мы собирались на вокзале, прихватив с собою все необходимое, садились на электричку, и ехали, /куда глаза глядят/, до абсолютно любой станции, которую мы и собирались на ближайший день осчастливить своим посещением. Выйдя на перроне, мы выясняли у местных, где здесь поблизости, есть живописное местечко, /желательно на берегу реки или пруда/, где можно просто спокойно отдохнуть. Туда мы и отправлялись. А там всякий раз происходило одно и то же - костер, шашлык, песни под гитару, потом иногда был секс, /назовем его дружеским/ без обязательств и претензий, короче самое обычное студенческое времяпровождение.
В тот злополучный день, все происходило в точности с вышеописанным сценарием, и когда наши тела улеглись на покрывале вокруг импровизированного мангала, в томительном ожидании плотских утех, вдруг всю окрестную территорию разорвал просто нечеловеческий женский крик:
---- ЛЮДИ ДОБРЫЕ, ПОМОГИТЕ, МАШКА ТОНЕТ!!!!
13. Владимир Вейс — Антихоспис 20 тыс. знк.
1

Можно ли бомжевать в благоустроенной квартире, когда любящая супруга разбирает постель, пахнущую морозной свежестью «ариэля», когда в холодильнике лежит тот набор продуктов, который не позволит развиться палочке Коха?
«Можно! Можно!» - забилась истерично требовательная мысль. Именно она заставила мужчину резко остановиться, словно он играл в детскую игру «Замри!», на улице перед витриной магазина. Взглянув на манекен, изображающего подростка, он оглянулся и словно впервые увидел этот город, эти дома и самого себя в витрине. Накатилась давящая усталость путника, выбравшегося из трясины. И вот он стоит весь в слякоти от контактов с работодателями, их совершенно равнодушными офисными работниками. Надо бы снова что-то искать. Но вопрос: куда еще можно поехать?
Куда ехать по этим улицам, впервые ставшими серыми и скучными?
А ведь было время, когда он, Аркадий Мамонтов не мог надышаться воздухом этого крупного российского города. И ранним летом, под звук дождя, когда асфальт покрывался потоками воды, хотелось идти по воде по щиколотку, не обращая внимания на то, что сандалии вот-вот развалятся, и придется шлепать босиком.
И осенью из окна общежития, когда с восторгом смотрел на золото листьев, стекающее с деревьев на землю.
И зимой, когда выманивал жену и дочку в близлежащий парк, чтобы забросать их снежками, вывалять в сугробах снега, не замечая того, что тот быстро становится серым, грязным, разлагающимся на кристаллы, составляющих «сезонные» кольца многоразового оттаивания и смерзания.
14. Муратов Петр Юрьевич — Встретимся на Сковородке (воспоминания о Казанском университете) 394 тыс. знк.
Пётр Муратов

ВСТРЕТИМСЯ НА «СКОВОРОДКЕ»
(воспоминания о Казанском университете)

ВСТУПЛЕНИЕ

ВОСПОМИНАНИЕ ПЕРВОЕ
«Человечный человек» и идейная наковальня университета

ВОСПОМИНАНИЕ ВТОРОЕ
«И всё кругом колхозное, и всё кругом – моё!»

ВОСПОМИНАНИЕ ТРЕТЬЕ
Как я нарушал государственную границу, или «наши люди» всюду

ВОСПОМИНАНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ
Месть неудачливого ухажёра…………

ВОСПОМИНАНИЕ ПЯТОЕ
Памяти Ирины Мисюровой…………..

ВОСПОМИНАНИЕ ШЕСТОЕ
Как я работал лесником

ВОСПОМИНАНИЕ СЕДЬМОЕ
Как я защищался

ЭПИЛОГ


Моим одногруппникам Андрею Ширшову, Елене
Ильиной, Ирине Скипиной, Валерии Бойко и
Татьяне Клоковой посвящаю

Вступление

Я – довольно типичный представитель поколения, чья юность и молодость пришлась на 70-е и 80-е годы минувшего века. Уроженец Казани, выпускник Казанского университета, ныне живущий в Сибири и ностальгирующий по родному Татарстану. Однажды я почувствовал неодолимую тягу рассказать о своей студенческой молодости. И вот пишу, что к этому подтолкнуло?
Известно: «времена не выбирают, в них живут и умирают…» Поэтому описать своё студенчество – значит описать своё время. Тем более, пять моих студенческих лет выпали на самую последнюю пятилетку «развитого социализма». Менее чем через год после окончания мною университета начнется горбачёвская перестройка, которая похоронит под собой и страну, и строй, затем последуют годы «ельцинских реформ». События тех времён широко растиражированы и общеизвестны.
15. Владимир Вейс — Исповедь проститутки 47 тыс. знк.
Глава первая о Борисе, его дочке и оргазме

Я поднимаю руку.
Хотя этого можно было и не делать.
Владелец «вольво» остановился не сразу, а чуть проехал.
Я его понимаю. Если не сотни глаз, то десятки видят эту картину – девушка лёгкого поведения, стоящая на обочине одной из оживлённых трасс города, ловит клиента. Особенно любопытны пассажиры общественного транспорта и маршрутных такси.
Но я не девушка лёгкого поведения! Ошибаетесь! Самого что ни на есть тяжёлого!
Владелец иномарки мужчина средних лет. Ему, судя по инею на висках, чуть за сорок. Он не перегибается через переднее сиденье, чтобы открыть мне дверь. Я знаю таких: они уверены в себе только с теми, кто зависим от них. И слегка трусливы. Остановиться чуть дальше – это подстраховка.
Я открываю дверь:
- Не передумал, - спросила я уже на сиденье, и сразу лезу в сумочку за сигаретами с ментоловым запахом. Он перебивает запах мужчины, лезущего ко мне с поцелуями. В тот самый момент. Подобные клиенты зомбированы своими жёнами, которые знают, что делают: «Ты меня поцелуй сначала, подогрей, а после…» Или в тот самый момент: «Ну, целуй меня, целуй!»
Пряча пачку сигарет в сумочку, показываю клиенту упаковку презервативов. Они у меня обычные. Навороченные пусть покупают сами клиенты!
Затем подсаживаюсь ближе к водителю. Моя рука делает рекогносцировку. Это поглаживание ног мужчины, нежный обжим. Ответная реакция говорит о том, что особых извращений можно не ожидать. Хотя ничего полностью нельзя предугадать.
- Ладно, - мужчина достаёт свои сигареты и прикуривает от зажигалки в приборной доске, и в этот момент я подумала, что мы знакомы, - брось ты это!
16. Уставший Кривич Каменев А — РАЗОЧАРОВАНИЕ 40 тыс. знк.


ПРЕДИСЛОВИЕ: Не верь, не бойся, не проси.

ПОСВЕЩАЕТСЯ: Каменевой Екатерине Александровне.

Владимир проснулся как обычно – последнее время позже семи часов утра не просыпался, а так хотелось подрыхнуть. Он надеялся, что когда выйдет на пенсию выспится, чёрта с два, ничего не получалось, привычка выработанная годами, сильней твоего желания. Не ты организму – организм определяет твои возможности и желания.
Он хотел потянуться, но не получилось, почему – то желание пропало, в голове промелькнуло – расти перестал – решил вставать, валяться не было ни какого смысла. Надо было позавтракать , физиономию, слегка опухшую после сна, привести в порядок. К десяти часам обещала прийти Света, доченька любимая, самый важный человечек в его жизни. Она ему вчера звонила и очень волновалась. Всё ли у него в порядке, не решил ли он от обиды на организацию, которой доверял, ускорить своё пребывание на этой грешной земле – повод для этого – думать у неё был. Она была в курсе всех его передряг, которые шли рядом с ним как ни странно почти постоянно. А это была особенная из ряда простых серых полос – выпадающая – настоящая чёрная полоса. Это было не забыть. Света, чтобы как – то снять у него стрессовое напряжение, пообещала ему: Пап, завтра приду, и мы с тобой на твою малую родину съездим – «Царское село».
Дело от которого его трясло. Когда начинал, ему представлялось, что выеденного яйца не стоит, оказалось, он ошибся по крупному – верней будет считать, что не он ошибся – подлость по свету циркулирует повсеместная. Зло и добро рядышком по жизни стометровку бегут.
17. Наталья Ветрова — СТРАСТИ ПО ПАДИШАХУ 539 тыс. знк.


СТРАСТИ ПО ПАДИШАХУ
1.
Море - хрустальная мечта жителей среднерусской равнины. Особенно, юных ее обитателей. Шесть студенток - самая дружная и самая броская на факультете компания, - успешно завершив третий год своего обучения в одном уж очень заумном техническом институте, заслужили благосклонное расположение своих родителей не только за положительные оценки, но и за стойкие моральные качества! И в связи с этим получили прекрасную возможность месяц или даже полтора - все зависит от того, как будут тратиться денежки! - понежиться на Черном море.
Отправились к морю две Иры, две Лены, Катя и Мила. Мила - ласковое от Людмилы. Пунктом назначения был выбран Сочи, город сказочной красоты и неземной жизни. Так, во всяком случае, представлялось нашим милым девушкам. Там, у моря, все ослепительно яркое, совсем не такое, как дома, в нечерноземной полосе, где тоже, кстати сказать, полно своих прелестей. Но эти прелести были свои: куда они денутся? Дождутся - ведь никто не собирался убегать от них, разве что на месяц-другой! Так что никаких обид ревнители местных красот не должны держать на юных красавиц, которым так захотелось морских чудес, пальм, южных звездных ночей и ослепительно-ярких солнечных дней!
Эйфорию предстоящих радостей не снизило даже то обстоятельство, что девушки не смогли достать билеты на один поезд, а самолетом показалось слишком дорого и страшновато. Их прибытие к вожделенному морю растягивалось на три этапа и четыре поезда. Первый этап - два поезда прибывали в Сочи в четверг днем, в первой его половине, разница всего-то в три часа. Этими поездами ехали две Иры и Мила.
18. Муратов Петр Юрьевич — Сказы про бизнес (рассказы сибирского предпринимателя) 271 тыс. знк.
Муратов П.Ю.

СКАЗЫ ПРО БИЗНЕС
(рассказы сибирского предпринимателя)

Компаньону Евгению,
супруге Светлане посвящаю

Вступление

Таких «сказов» в нашей стране можно услышать миллионы. Кому-то они могут показаться самыми обыкновенными, ничем не примечательными – нашел-де чем удивить. Не спорю, это не мемуары олигархов, которые могут поведать нечто такое... Зато мои Сказы автобиографичны и правдивы, их герои живут среди нас, все персонажи абсолютно реальные. Кому-то я изменил имя, кому-то – нет, а кого-то не назвал по имени вообще.
Не раз сюжеты будущих Сказов излагались мною устно в различных компаниях, и всегда воспринимались слушателями очень живо. Но слово прозвучит и исчезнет. И, со временем, всё забывается. Как говорил Проспер Меримэ, одну книгу в жизни может написать каждый. Может. Но далеко не каждый это делает. Однажды я попробовал, и первая моя книга «Встретимся на «Сковородке» (воспоминания о Казанском университете), вроде бы, получилась. Как сказал один мой читатель, чувствуется, что написано непрофессионалом, зато точно не на заказ. И, говорит, присутствует самое главное: «схвачен» и воспроизведен колорит места и времени. Но если удалось передать ощущение времени относительно стабильного периода нашей истории – последней пятилетки «развитого социализма», то события более поздних «веселых» времён тем более должны получиться колоритно и объемно.
19. Уставший Кривич Каменев А — История одного знакомства 171 тыс. знк.
ПРЕДИСЛОВИЕ.

Всё написано и каждый сделает собственные выводы, объяснять, значит навязывать своё понимание..., но всё равно хотелось бы, чтобы каждый, кто прочитает до конца понял: Не торопитесь с выводами, жизнь одна. Главная и единственная причина которая, понуждает меня написать предисловие. Только из-за того, чтоб не у кого не возникал вопрос, почему эта повесть посвящена Irati Sanjurjo Мне и самому интересно, почему так получилось, но должен честно сказать. Эта девочка, которой 21 год, не по возрасту умна и я её считаю своим самым лучшим другом. Мы с ней переписываемся семь месяцев и она почти каждый день спрашивает, как мои дела, всё ли у меня в порядке. Я вообще не хотел ничего писать - гандоны вмешиваются в жизнь и стараются её испортить. Но она сумела переубедить меня, сказала: «Забей на гандонов, делай то, что у тебя получается профессионально». Нашла нужные правильные слова и я ей дал слово, что обязательно, что-нибудь напишу и посвящу ей. И мне очень приятно, что я сумел сдержать данное обещание. Она приёмная дочь испанских граждан, живёт в Испании, воспитывалась в российском детдоме, нормальные люди знают, что это такое, ей повезло, а теперь повезёт ещё больше. Кто понимает, тот знает: Слово не умирает, оно вечно и теперь я знаю, что её имя узнают тысячи, десятки тысяч людей и мне от этого приятней вдвойне. Мой юный друг: I love you!

Посвящается — Irati Sanjurjo
Моему любимому юному другу,
который на всегда останется для
меня Моральным соавтором
20. Aлександр Соколов — ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ТРОПА 309 тыс. знк.
21+
Повесть содержит гей-тематику
Случайно узнав о нетрадиционной сексуальной ориентации сына подростка, герой проходит путь от скорби и уныния до восприятия его таким, какой он есть, а переосмысление многих привычных понятий, приводит к коренному изменению собственной жизни.

АЛЕКСАНДР СОКОЛОВ

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ТРОПА

Повесть

1.

-Ну, что, Валерий Аркадьевич? Превосходно! Как всегда – превосходно.
Редактор встал, заложил руки в карманы и несколько раз прошелся, не выходя из-за стола, от стены к стене.
На губах у Валерия заиграла улыбка:
-Я рад. Как всегда - рад.
Редактору было уже за шестьдесят, но выглядел он крепко, мыслил ясно и покидать своего кресла не собирался. И вообще, в стенах этого издательства еще витал дух той эпохи, которая рухнула через десяток лет после рождения Валерия, и воспоминания о которой у него всегда отдавали какой-то сладостной ностальгией.
-Хотел предложить вам интересную работенку…
Редактор порылся в ящике стола и извлек довольно объемистую папку:
-...Но, как сказано кое-где, меня одолевают смутные сомнения. Взгляните сами.
Валерий взял и начал листать материал.
-Сомнения относительно моих способностей? – уточнил он.
Редактор усмехнулся и стал набивать свою неизменную трубку.
-По этому поводу у меня, как раз, сомнений не возникает. Мне бы очень хотелось, чтобы работу выполнили именно вы, - проговорил он прикуривая.
По кабинету поплыл ароматный дымок Золотого руна. Редактор не признавал ничего другого, очевидно, тоже все еще с тех времен. Впрочем, это касалось не только сорта табака.
-Срок, - пояснил он, - Это должно быть сделано к пятнадцатому апреля.
21. Владимир Вейс — Если радость на всех одна 9 тыс. знк.
- Дина, осторожнее, упадешь!
Я увидела, как рядом со мной  девочка с разлету бежит за мячом и успела подхватить ее за мгновенье до паденья.
Ко мне уже спешила ее бабушка. Наверное, бабушка, потому что   мамы бывают моложе.
- Ой, спасибо! Такая Дина егоза!
- Он такой прыткий, мячик Вовка, не угонишься!
В глазах пятилетней девочки еще горел азарт.
- Ваша?
- Они все наши, - уклончиво ответила бабушка. – Это вы на этой неделе въехали в 12 квартиру?
- Да. Зовут меня Аглаидой.
- Редкое имя. А я Валентина, ваша соседка. Диночка пошли домой, надо поспать.
- А Вовка будет спать?
- Если его умоешь. Спасибо вам, что удержали внученьку.
- Да ну что вы. Давайте я помогу донести вашу сумку.
Так мы и познакомились. Но не со всеми.
На днях пришла женщина, у которой я купила квартиру. Что-то еще надо было подписать. Я усадила Татьяну Семеновну чай пить. Предупредила:
- Ничего, что на кухне? В зале еще надо наводить порядок.
- А что, там паркет отошел? – всполошилась бывшая хозяйка.
- Нет, нет, вещи разложить…
Так и говорили. Хлопнула дверь на лестничной площадке.
- Это Николай вышел, - сказала Татьяна Семеновна. - Хороший мужчина, да инвалид.
- Как же он ходит? – спросила я.
- Инвалид он от войны, ходит хорошо. Что-то там, в Чечне, было. Но он сейчас вернется, пока помнит номер квартиры.
- Как так, пока помнит?
- Эх, как бывает в жизни, не разберешь, где горе, а где счастье. Задержусь-ка немного, да расскажу про соседей, пока вам не наговорили иное. Я лучше их знаю. Так мне кажется.
Вот я и пересказываю вам  ту историю, что Татьяна Семеновна мне поведала за тем чаем на кухне.
22. Евгений Кремнёв — ПРЕСТУПЛЕНИЕ СТРАСТИ 14 тыс. знк.
После пива на Леху накатывали приступы человеколюбия и если ему в это время не мешали следовать золотому правилу "Не делать сегодня то, что можно перенести на завтра", можно было быть уверенным - вокруг все будет спокойно. Ни на какие эксцессы в этом состоянии он не поддавался.
Но сегодня было не так. Родной батя по кличке "Дурак", проживавший с незапамятных времен сторожем в треугольнике "турбаза-бутылка-стакан", растолкал его, срубившегося после обеда в обнимку с любимым журналом "Человек и закон", и стал доставать с ремонтом бредня, который был порван по пьяной рыбалке с закадычным другом Андрюхой и который, долбаный ты козел, один фиг сегодня тебе не нужен!..
Как не лягался сонный Леха, но Дурак нынче ещё не похмелялся и, подверженный тряске, тряс и сына, и таки растолкал. Кровинушка хотел двинуть бате в рыло, но это, во-первых, противоречило гуманистическому настрою, во-вторых - дня на три придется валить из дому, пока Дурак не набегается со своим двуствольным пугачом двенадцатого калибра и не наорется "Убью, собаку!". Они ограничились неоднократным посыланием к матери, известно какой и в процессе этих препирательств Леха встал и свинтил от греха подальше к Андрюхе.
У его друга была достопримечательность - кобыла Машка - будучи жеребенком, она досталась отцу-покойнику после раздела имущества их последнего в районе колхоза имени начдива Чапаева. В довесок к жеребенку шла двуколка.
Все это, в свою очередь, перешло по наследству к сыну.
Андрюха холил и лелеял пегую с белой звездочкой на лбу шестилетку, как его бывшая жена, выгнанная пинком под зад за гульбу, свое ленивое упитанное тело.
23. Владимир Вейс — Шанель номер пять 9 тыс. знк.
Этот флакончик остался после ухода одной дамочки, малевавшейся перед свиданием у входа в метро. Дамочка приметная: блондиночка, хорошо упакованная в меха. Такая в подземный переход спустится лишь подразмяться после езды в «Мерседесе»  или «Ауди». Так оно почти и вышло. Дамочка повертелась у входа. Оставила флакончик на высоком барьерчике и торопливо направилась к ожидавшей ее  машине. Это была длинная белая машина. Сейчас скажу, какая.  Американская. Кадиллак.  Меня Витька научил различать машины. Знаю почти все, что бегают по Москве.
Никого не было этим утром рядом со мной. Я взяла флакончик, поднесла к носу. Запах духов.
Спустилась вниз, показала Зине, что торгует колготками здесь же, в переходе, какие? Она сразу сказала:
- Шанель, пятерка,   наливные. Где взяла?
- Из бочки, как пиво, что ли, наливные? – я забыла про ее вопрос.
И представила бочку, а рядом Зину, разливающую духи по банкам и бидонам.
Моя взрослая подруга рассмеялась. Она тоже представила.
- Дурочка. Это французские духи. Дорогие. Их привозят в   длинных флаконах. Где ты их взяла?
- Из Франции?
- Из Балашихи! Дуреха! Нашла что ли?
Вот зануда! Кивнула головой в знак того, что нашла.
- Выбросить? – спросила я у нее.
- Как хочешь. - К ней подошла покупательница.
Я засунула флакончик в карман своей куртки. Поежилась.  Кафель облицовки тускло поблескивает холодом.
Передо мной складной холщовый столик, на которую обычно на даче раскладывают почту. У меня тоже газеты и журналы. Это Зинина нагрузка. Она договорилась с киоскершами «Роспечати» продавать здесь «СпидИнфо». Те номера, которые у  них залеживаются. Они могли бы сдать их, но у меня идет торговля.
24. Муратов Петр Юрьевич — Сказ про туристов 76 тыс. знк.
СКАЗ ПРО ТУРИСТОВ

Памяти друзей Ирины Мисюровой, Сергея Пантюшина
и Александра Брызгалова

Давно хотел написать что-нибудь про нас, туристов. Нет, не про тех, кто пялится в окно автобуса или крутит баранку авто, не тех, кому зычный экскурсовод бойко приказывает: «Посмотрите направо, посмотрите налево!» И даже не про тех, кого сплавляют по рекам или таскают по горам нанятые профессиональные инструктора, хотя счастливый владелец путевки, одевший рюкзак, взявший в руки весло или оседлавший коня, уже вызывает уважение. Нет, не про них. А про самодеятельных туристов, это беспокойное племя горников, водников, «пешеходов», лыжников, спелеологов… Про тех, кому не надо растолковывать смысл словосочетания «категорированный спортивный поход», кто всегда улыбнется человеку, сходившему, например, в горную «пятерку». Это как пароль: «свой» – «чужой». «Свой» примет и оценит, а «чужой» и не поймет в чем дело: «Что-что? Куда сходил? В какую-такую «пятерку»? А зачем?» И сразу же чувствуешь внутреннее расположение к «своему» или, напротив, усталую скуку к «чужому». Действительно, «зачем»? «Зачем ходить» – не объяснишь, да и пытаться объяснить «зачем ходить» – лень или пустая трата времени.
Долго думал, как выстроить фабулу повествования, чтоб читалось с интересом и «своими», и «чужими». Просто рассказать про походы, красоты гор и рек, трудности преодоления маршрутов, туристский фольклор? Банально – подумалось мне, ведь информации на эту тему – море. Хотя, стоит заметить, к теме туризма я уже пару раз примерялся и в книге «Встретимся на «Сковородке», и в «Сказе про кольцовское чудо». Что же можно поведать нового?
25. Татьяна Стрекалова — Дикое животное кот 4 тыс. знк.


Кот! Подлая рыжая тварь! Прекрати смотреть мне в рот большими голодными глазами! Хочешь, чтобы я подавилась?! Ты ж минуту как выкушал свой законный пакетик Вискаса, крокодил! Ну, чего зубами щёлкаешь?! Таких диких и беспородных вообще Вискасом не кормят! Мышей лови! За что тебя только терплю...

Что? Принёс, живоглот? Предъявляешь. Дескать, не зря кормим. Убери эту гадость! Стой! Мне не надо мыша в тапок! Пшёл прочь, чтоб я больше не видела! Нет! Только не на моих глазах! Сожрал? А это что?! Не доел - мне оставил?! Тьфу! Тьфу! Мерзость какая! Кыш, зараза, и тапок тебе вслед!

Нет, за что мне такое наказание?! Навязали мне эту скотину! В каждом углу кладка!

Что, что... Яйца куриные, 100 рублей десяток! Научился б ты, кот, яйца нести - может, я б тебя и вытерпела... Только и убирай твои катышки, засранец! Как за младенцем пелёнки! Вон, опять дерьмо закапывает! Чем закапываешь-то, ты, дикарь?! Ах, ты тварь ядовитая! Моей нарядной юбкой! Почему она на полу-то?! Ах, цапалка когтистая! Когти точил? Об мою юбку?! Искромсал в лапшу, людоед! Да тебя самого сожрать мало! Кыш! Куда на стол?! К бабушке под защиту?! Ты её замучил совсем, зверюга! Жалеет тебя старушка, ты и пользуешься, вымогатель! Не смей царапаться! На шею ей лезешь, изверг! Пошёл-пошёл! Куда к бабушке в тарелку?! Отдай котлету!

Ну, и кто ты после этого, хищник?! Ворюга и уголовник, у кого повернётся язык тебя домашним назвать?! А чего орёшь? Ах, тебе мало! НА, тебе, кровосос, чтоб только не слышать тебя, разорение моё! Что?! Опять орёшь?! Ну, ты, кот, обнаглел! Ну, ты просто все мыслимые нормы перешагнул!
26. Берещенко Юрий — Письмо Президенту Российской Федерации. 7 тыс. знк.
Начальный вариант статьи написан в 2009 году. Статистика того же года. Статья публиковалась в нескольких газетах в разных регионах страны, но с большими, не устраивающими меня изменениями. Это подлинный, авторский вариант статьи.

Письмо Президенту Российской Федерации .

УГРОЗА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
ИЛИ УЗАКОНЕННОЕ МОШЕННИЧЕСТВО.

Платная медицина в том виде, в котором она сейчас существует, особенно в Москве, ведет к вырождению профессии врача как таковой. Милосердие, сострадание, порядочность, неотъемлемо являющиеся составными частями понятия «врач», утрачиваются. Обществу навязывается нормальность такого явления как врач-хапуга. Платная медицина в нашей стране отнюдь не является рыночным явлением, так как прибыль не зависит от результатов работы. Успешен курс лечения или не успешен, ошибочен или нет клиника все равно получает деньги и не малые. А если система работает и деньги капают при отсутствии знаний и результата, то врачам нет смысла совершенствоваться в своей профессии. Оттачивается только умение отфутболивать недовольных или покалеченных пациентов. Действует принцип: клиент всегда не прав, дурака сделают из любого.
Грабить начинают уже на первом приеме. Проведя для проформы элементарные манипуляции или же просто сказав «не знаю», они все равно получают свои 2-3 тысячи рублей, некоторые умудряются сдирать и 4-6 тысяч за пустую, так называемую консультацию. Зачастую врач – это персона, которая вытягивает деньги из попавшего в беду человека, обещая помощь, но, не давая ее.
27. Владимир Вейс — Свобода, как продолжение рода 8 тыс. знк.
Я уплыла далеко. Наверное, на километр от берега. Солнце поднялось на четверть от горизонта. Надо бы возвращаться на берег, уже заполненный отдыхающими, но не хотелось гама от пустопорожней болтовни, вскриков и рекламных объявлений по мегафонам. Здесь спокойно и тихо.
Я и море. Кажется, мы с ним подружились, каждый раз, ныряя с берега, я кричала ему в воде мысленно: «Привет, старик!»  И, кажется, слышала в ответ его дружелюбное неразборчивое ворчание.
Представила сейчас его огромным великаном из голубой воды, сидящим на земле. Ему было нипочём – ни скучно, ни грустно, ни весело. И я на его спине лежу, распластав руки. Это не трудно, если владеешь своим телом, а вода спокойная.
Однако не успела проплыть несколько метров, как почувствовала острую боль в левой ноге, которая превратилась в бесполезный в воде протез. Давно так не сводило мышцы. Главное, думала я,  не пугаться. Необходимо расслабиться,  набрать в лёгкие побольше воздуха и стать медленно оседающим на дно «поплавком».  Конечно, до дна далеко, судорога, если про неё забыть, проходит быстро.
Действительно, когда отпустило,  я поспешила наверх. Но желанная граница воды и воздуха почему-то не появлялась. Сердцем мгновенно овладела паника, словно больным клаустрофобией, оказавшимся в тесном помещении с захлопнувшейся дверью. Я стала сильнее отталкиваться от воды и ногами, и  руками, понимая, что пять-шесть метров – это не проблема, ещё немного, ещё чуть-чуть!
И тут снова острая боль  пронзила ту же ногу. Здесь уже не до расслабления, главное – не прекращать подниматься. Наконец, я выхватила глоток воздуха. Ещё вдох, ещё один, а боль не отступала и тянула вниз.
28. Vladimir Sanier — Элвис 13 тыс. знк.
Он уже проснулся. Я слышу его возню за спиной: бумажное шуршание, стеклянное побрякивание, приглушённое покашливание. Солнце давно в зените, а он только поднимается с постели... нет, скорее с ложа, ибо постелью это не назовёшь. Я продолжаю поливать клумбу и делаю вид, будто его не вижу. Почему я не замечаю его? А потому что я - иностранец, белый, европеец. А он - местный абориген, индеец. И к тому же, выходец из побласьона, из самой низшей ступени общественной пирамиды. И он это чётко усвоил, впитал с молоком матери. Он должен первым поздороваться и только после этого я могу себе позволить снизойти до его уровня и пренебрежительно проронить несколько любезных фраз. Иначе нельзя, я в этой стране гость и не мне рушить её вековые устои. И руки ему подать я не могу - этого уже не поймет патрон, тот, который даёт мне работу и кров. Для хозяина я хоть и обреро (работник), но белый иностранец, а значит загадка. Здесь на какой бы ступени общественной лестницы человек ни находился, всегда завидует европейскому происхождению иностранца. И я уже привык к постоянному повышенному вниманию к собственной персоне. Привык к тому, что должен держаться обособленно в местном обществе, ориентироваться на богатых, поддерживать с ними подобие дружбы, правда с некоторыми меркантильными умыслами с обеих сторон: с моей - как бы побольше сорвать суэльдо (оплата) и при этом поменьше трудиться, с их - загрузить меня по полной работами, не входящими в контракт, и при этом ухитриться возможно больше недоплатить мне. Что поделаешь, таковы здешние нравы.
- Буэнос диас, сеньор! - наконец раздается у меня за спиной весёлый хриплый голос.
29. ралот — Вкус комиссарского тела 11 тыс. знк.
— Жёнушка, супружница моя ненаглядная- как можно ласковее воркую я и демонстрирую спортивную обувь. Всё это означает, что нам с ней пора отправляться в фитнес центр.

— Не мешай мне смотреть кино, совсем немного осталось. Никуда, эти чёртовы тренажёры от нас не денутся. Будь они трижды не ладны. Съела одно малюсенькое пироженко и крути теперь педали целый час. Вот же жили раньше люди, без тренажёров и ничего все как один стройненькие были. Полюбуйся!- жена тычет рукой в экран, где демонстрируется черно-белый фильм со странным противоречивым названием «Оптимистическая трагедия», снятый давным-давно, по ещё более древней пьесе Вишневского.

— Во, женщина даёт! Так вам мужикам, кобелям и надо!-Восклицает моя половинка и со вздохом останавливает запись.-Ладно, так и быть, пошли на экзекуцию, кино я после досмотрю. Стоишь тут, над душой! Не даёшь насладиться высоким искусством. Только чур, по дороге, ты мне про эту леди, в кожаном, всё расскажешь.

— Замётано — радостно восклицаю я и быстро хватаю спортивную сумку.

***

— Не все уже помнят, а многие так и совсем не знают, что у женщины-комиссара, по теперешнему сказать – секс символа революции, из фильма и пьесы, существовал реальный прототип. Я, уже писал о фуриях революции Софье Перовской, дочери аж самого петербуржского генерал-губернатора, о первой женщине министре и первой в мире женщине после Александре Коллонтай, кстати, тоже дочери генерала. И конечно же не забыл я и красавице Инессе Арманд. Француженке из богемной, артистической семьи.
30. Муратов Петр Юрьевич — Не выдуманная история про жизнь, или почему мужики в России живут... 20 тыс. знк.
Не выдуманная история про жизнь, или почему
мужики в России живут намного меньше женщин

Обожаю ездить на поездах. Особое, ни с чем не сравнимое дорожное настроение, легкое смятение, волнительное ожидание чего-то нового, даже если прекрасно знаешь куда и зачем едешь. Философские размышления, навеваемые созерцанием бескрайних российских просторов. Сладостное ощущение покорности судьбе на ближайшие два-три дня — времени в пути, в которые от тебя ничего, абсолютно ничего не зависит. Ты просто едешь... Давишь своей массой полку, неспешно принимаешь пищу, гоняешь чаи, тонко чувствуя неистребимый специфический привкус «железнодорожной» воды, часами безразлично пялишься в окно, в сотый раз изучаешь расписание: когда же, наконец, будет крупная станция — глотнуть свежего воздуха, малость размяться. Кстати, самый крепкий сон у меня именно в поездах: мерный стук колес и убаюкивающее легкое покачивание вагона, видимо, воскрешает в потаенных глубинах подсознания младенческие рефлексы. А когда поезд стоит, частенько просыпаешься и, ворочаясь, никак не можешь заснуть. Но вот легкий толчок — и снова в путь... Всё нормально, едем дальше...
Отдельная тема — попутчики. С такими интересными людьми иногда доводится столкнуться! Бывает, за несколько дней совместного пути настолько сходишься с человеком, что при прощании возникает ощущение расставания с родственником. Хочется новой встречи, нового общения. Но нет, уже наперед знаешь неизменный финал: «Всего доброго! Спасибо за компанию! Счастливого пути!» Больше никогда ты с ним не встретишься. Даже если порой обменяешься контактами — всё потом куда-то теряется-девается. Прощай, человече, на веки вечные!
31. Владимир Вейс — Ленин из нашей семьи 8 тыс. знк.
Свадьбы никто не готовил. Стол  стоял под  виноградником, над головами свешивались спелые грозди янтарно-зеленых ягод, люди поднимали руки, отщипывали их - закусывали вино. За столом находилось человек десять, а может, и больше, а может, и меньше. Соседи, знакомые, просто ротозеи заходили с улицы и  выпивали по стаканчику за молодоженов и уходили. Постоянно глазело несколько мальчишек. Я, сестра жениха, думала, что же будет дальше? Не будь меня, брату Вите и его невесте Зое пришлось бы не сладко. Они  всегда были постоянным объектом шуток для всего города.
У Вити  лицо счастливого человека. Впрочем, оно у него всегда  такое. Он ходил по городу с блаженной полуулыбкой и всем предлагал свои услуги. Бабули не отказывались, когда он помогал нести им тяжелые сумки, девушки шарахались от его комплиментов по поводу груди или зада. Убивала его искренняя готовность погладить  с невозможным для дурочка выражением: «Отменно, сударыня, отменно!»
У его невесты, известной Зои-Давалки, было действительно все отменно. А лифчик  и трусы ей сшила  одна из сердобольных портних, когда девушке исполнилось восемнадцать лет, и она берегла это достояние уже много лет очень простым способом - ходила без них.
Витя, ее ровесник был, как сейчас говорят, сексуально озабоченным. Это и использовали некоторые городские вдовушки, которые хвастали в очередях, что юный дурачок просто неутомим в постели.
Как в голову Вите пробилась мысль о том, что надо жениться – непостижимо. Но однажды он привел Зою в дом и сказал, чтобы готовились к свадьбе.
Родители мои отказались принять в этом участие, лишь мама коротко сказала:
- Ленка, блох с нее сними.
32. Наталья Ветрова — ПАРИ (новелла о человечьей стае) 65 тыс. знк.
Пари.
(Новелла о стае)

В некотором мире, очень далеком, но очень сходном с нашим, было лето, был солнечный день, и было теплое море. В парке, находящемся довольно высоко над слепящим глаза морем, в тени деревьев расположилась шумная группа молодых людей, юношей и девушек. Для простоты пусть имена у них будут похожи на наши. Так вот, к этой компании подошел высокий стройный, спортивного вида парень. Его встретили более громким всплеском радостного шума. Он приветственно поднял вверх обе руки.
- Привет, привет! Рад вас видеть. О-о-о, Ларик! Сколько лет, сколько зим! - воскликнул он, обращаясь к одному из группы, составляющему центр шумного сборища.
- Ну, не так уж и много: всего две зимы и одно лето. - Ларик, слегка улыбаясь, протянул ему руку. - А ты, Жорж, все тот же.
- Само собой. Нам ли меняться, - Жорж пожал протянутую руку, - у нас жизнь как текла, так и течет, все в том же русле.
Жорж засмеялся, засмеялись и все остальные, сквозь смех каждый на свой лад, подтверждая это высказывание. И опять центром внимания стал Ларик. Вновь на него посыпались вопросы, чтобы Жорж вместе с ними мог оценить перемены, происшедшие с их другом. Хотя самому Ларику рта не давали раскрыть - на задаваемые вопросы отвечали сами, подчас в один голос. Они уже успели наговориться и теперь с удовольствием пересказывали все Жоржу, слушающему их со снисходительной улыбкой - если не находиться в той эйфории, что охватила ребят, можно было заметить, что его коробит такая восторженность и такая яркая заинтересованность Лариком, легкомыслие и эгоизм которого до сих пор витали в его облике.
33. Vladimir Sanier — Помни имя своё 14 тыс. знк.

ПОЖЕЛТЕВШИЕ СТРАНИЦЫ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ ПОРОЙ ОТКРЫВАЮТ НАМ ТАКИЕ ХАРАКТЕРНЫЕ ДЕТАЛИ ИЗ ЖИЗНИ ПРЕДЫДУЩИХ ПОКОЛЕНИЙ, ЧТО, ОЗНАКОМИВШИСЬ, НЕВОЛЬНО ПРОНИКАЕШЬСЯ К НАШИМ ПРЕДКАМ УВАЖЕНИЕМ, ПОЧТЕНИЕМ, ЛЮБОВЬЮ И... БОЛЬЮ. ВСЕ ЭТИ ЧУВСТВА Я СПОЛНА ИСПЫТАЛ, ПОЗНАКОМИВШИСЬ С СЕМЕЙНЫМ АРХИВОМ ТАТЬЯНЫ ДМИТРИЕВНЫ КОРЕНЕВОЙ, КОТОРАЯ ПРОЖИВАЕТ В СТАНИЦЕ САРАТОВСКОЙ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ.
СТАРЫЕ ФОТОГРАФИИ... КАКИЕ УМНЫЕ, БЛАГОРОДНЫЕ, ПОЛНЫЕ ДОСТОИНСТВА ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЕ ЛИЦА!
ВСЛУШАЙТЕСЬ В РАССКАЗ ТАТЬЯНЫ ДМИТРИЕВНЫ.

СОН

Помещение казарменного типа - длинные ряды коек, стандартные серые одеяла, одинаковые, небрежно стриженные наголо детские головы... Кругом грязь, вонь, вши, чесотка. Неопрятные, циничные беспризорники, грубые воспитатели. И среди этого Содома - она - скромная, испуганная 12-летняя девочка, вырванная из благополучной жизни по злому стечению обстоятельств, лишённая крова и семьи. Ночами ей снится один и тот же сон: улыбающаяся мама, строгий отец, родной Ставрополь...
На календаре 1937 год.
Их детский дом находится в чужой заброшенной деревеньке в далёкой Саратовской области. Привезли её сюда в автомобиле суровые чужие дяди в военной форме с синими околышами в фуражках. Гораздо внушительнее её тощего узелка с пожитками выглядит "дело", лёгшее на зелёное сукно массивного стола заведующего детским домом. На его обложке с ярко-красной полосой наискось отчётливо пропечатано: "По путёвке НКВД"...
Может, всё это продолжение какого-то непонятного кошмарного сна? С чего же всё началось?
34. Уставший Кривич Каменев А — Попугай 41 тыс. знк.
ПРЕДИСЛОВИЕ

Все должны понимать: автор - не профессиональный литератор, бабло не зарабатывает, в бога не верит, поэтому вправе считать: Космос дал ему возможность профессионально владеть пером, и это стало его хобби.
Автор, при желании, может раскрыть любую тему, и это душу лечит: можно любого гадёныша вывести на чистую воду с помощью литературы, не зря же Александр Сергеевич говорил: «Сердца нужно глаголом жечь»
В этом рассказе всё до предела просто: немножко, совсем капелька политической «желчи» - живя в стране, которую превращают в «говняндию», не хочется корчить из себя позитивную куклу, - остальное юмор и жизнь, моментами очень даже душевная.
Но главный вопрос, который всех знакомых автора будет напрягать больше всего. Кто эта мадам, ради которой рассказы пишут и ей же посвящают? Ответ прямой: Она лучше всех! Она прекрасна! Она цветок, выросший там, где упали слёзы! Аббревиатура расшифровывается очень просто: «Ласковый, Любимый, Ландыш». I love you! Lily of the valley.
На вопрос к автору на странице Вконтакте - расскажите о себе - автор ответил: «Он homo sapiens – трёхмерный». И лет автору совсем немного, всего-то двадцать с хвостиком, если это волнует какого-нибудь ханжу.
Одного вы знаете более-менее: он ходит на работу. Второго узнали совсем недавно - это сам автор. А третий... самая главная сущность, она же тень автора. Про неё много чего можно рассказать, но время писать автобиографию ещё не пришло. Тень чувствует себя в расцвете сил, для неё жизнь только начинается. Вот она-то — Тень!
35. Владимир Партолин — Повесть послехронных лет 281 тыс. знк.
Владимир Партолин

Повесть послехронных лет

1

Переключившись в режим телефона, Хизатуллин ответил:
— "Полковник Хизатуллин, слушаю". — "Закончила правку первой части. Будет время, прочти. Файл под именем "ppl". — "Ночь работала, куда спешишь?" — "От Франца есть что?" — "Я бы сразу позвонил… Твой брат даст о себе знать и вернется, я в этом уверен. Верь мне. Вместе закончите роман". — "Ты предлагал участие, соавторство и информацию". — "Утром сброшу текст, а пока вычитаю, поправлю, может, что-то. Встанешь, уже будет". — "Пока". — "Целую".
Хизатуллин подключил служебный компьютер к домашнему, нашел поисковиком и открыл файл с обозначением "ppl".
Написать роман его идея. Позавчера, в день снятия грифа "СЕКРЕТНО" с операции под кодовым названием "Миссия бин", в которой Франц был задействован, жена зашла проведать своячницу, сели разобрать семейный архив и обнаружили старый — дохронных еще лет — диск с литературными произведениями. Один из текстов был авторизирован именем "Покрышкин" . Прозвище Франца. Позвонили в штаб, нашли в секретном отделе и попросили срочно вернуться к себе в кабинет, где ждал сюрприз — на мониторе дневник друга, школьных, еще дохронных лет. В отделе он просматривал записи-ком ротного каптенармуса, кока и самого комроты майора Франца Курта. Годы эти документы пролежали в сейфе, знал о них кроме него, начальника управления контразведкой, только командующий. Секретность сняли, потому-то и пришла в голову мысль использовать воспоминания Франца и записи-ком его подчиненных — написать книгу.
36. Vladimir Sanier — Кремневый нож 12 тыс. знк.
Рок преследует человечество на протяжении всего его существования; люди страшатся фатальности его распространения. Мистический ужас гнетёт затравленные души мыслящих созданий. Спиритические сеансы, астрологические прогнозы, пророчества ясновидцев рождают лишь суеверный страх и трепет в сознании. Страсти сокрушают дух, порождая жуткие фантомы в воображении и придают им видимое обличье. Так было всегда. А развитие и достижения науки ни в коей мере не вторгались в непознанную бесконечность астрального мира и отнюдь не способствовали развеянию тумана в данной области знаний. И в наше время бесконечные споры сторонников идеи материализма с приверженцами астральной природы вещей не привели к консенсусу. Я же, как выбракованный продукт своего времени, окончательно не примкнул ни к одной из противостоящих сторон и занял в данном вопросе нейтральную позицию стороннего наблюдателя: я, сам по себе, не так, чтобы окончательно уверовал в материализм, однако, не совсем отвергаю и астрал. А посему расскажу одну историю... Очевидцем её стал один мой близкий приятель, назовём его Павлом, и косвенное подтверждение происшедшему он мне однажды продемонстрировал...
Случилось всё на охоте в горах Памира. Павел и четверо его друзей отправились к вершинам горного Ховалинга поохотиться на памирских архаров. У этих животных чрезвычайно развито чутьё, и они за несколько километров чувствуют подстерегающих их охотников, поэтому преследование горных козлов требует большой сноровки, крайней осторожности и неутомимой настойчивости. А ещё надо обладать марафонской выносливостью и тогда быть может измученному преследователю судьба реализует его шанс в погоне за удачей.
37. Владимир — Последний бастион 513 тыс. знк.


Последний бастион

Посвящается Дине Кирнарской

Глава первая

1

Как всегда после репетиции Княгинин чувствовал себя усталым и опустошенным. А сегодня это ощущение было особенно сильным. Хотя нагрузки были самые обычные, даже немного меньшие, чем всегда. Он закончил минут на пятнадцать раньше, чем удивил своих музыкантов. Его оркестранты привыкли к тому, что он все делает строго по расписанию. Если занятие должно длиться два часа, оно будет длиться ровно два часа. Ни минуты больше, ни минуты меньше. Такой порядок Княгинин завел вскоре после того, как возглавил коллектив. Он считал, что если существует во всем строгая дисциплина, то так легче управлять людьми. Музыканты же народ не самый дисциплинированный в мире, если произведение им нравится, репетировать они могут часами, но только тогда, когда им вздумается, когда есть настроение. Он хорошо это понимает, потому что по природе сам такой. Но они не могут себе позволить подобную расхлябанность, график выступлений и гастролей очень жесткий. Как и конкуренция. Слава богу, они в последнее время, как говорит Струмилин, на коне, приглашения выступить так и сыплются. И не только в своей стране, но почти со всего мира. Иногда у него даже возникает желание отказаться от некоторой их части. Во-первых, это не идет на пользу их игре, не всегда удается до конца отработать произведения, так как хотелось бы ему. А во-вторых, такой напряженный распорядок жизни все же несколько выматывает.
38. Владимир Партолин — Провал «Миссии бин» 188 тыс. знк.
Если бы не топинамбур и не местная ягода, зиму не пережили бы. Тянули на одном пюре с киселем, а под Рождество прапорщик Лебедько упросил меня построить и отвести роту на дальнее от лагеря поле. Срубил саперкой не убранный подсолнечник, сгреб снег и выкопал клубень. На вид — банан, только с одного конца — юбочка в сеточку, с другого — пузырь с цветочками внутри.

— Цветы называли «анютиными глазками», ягоду — «оскоминой», — пояснил Лебедько. — Мы с Батей, Францем Аскольдовичем, — земля ему пухом, — в голод ели, только она и спасала.

Оскомина — ягода удивительная, сыграла немалую роль в моих злоключениях. Вот сижу, пишу о том. Мне, одному в четырех стенах гауптвахты, делать все равно нечего. Рапорт, поданный мной сразу после ареста, у начальства вызвал, мне рассказали, скептические усмешки. Но это до поры до времени — все скоро прояснится, и поверить придется.

* * *

Лагерь я приказал разбить на ратушной площади. Казарму, тир, госпиталь, столовую и гальюн обмазали глиной — эти блок-модули с ротного ветролета нам, забрав оружие, на острове оставили, но одни «стены» без оборудования и брони. Взять что в хижинах погибших крестьян я морпехам запретил, а зря: на девять дней пришли поселяне соседней деревни Мирное и забрали всю обстановку, утварь и одежду.

Перезимовали на солдатском батоне, спецназовских сливках и флотских макаронах, а по весне я вывел роту в поле сеять. Это событие Лебедько отметил в своем трактате с названием «Сельскохозяйственная деятельность спецназа морской пехоты ОВМР на острове Монтекристо».
39. Муратов Петр Юрьевич — Было ли у нас время для эволюции? 41 тыс. знк.
БЫЛО ЛИ У НАС ВРЕМЯ ДЛЯ ЭВОЛЮЦИИ?

Вместо предисловия

Уважаемый Любознательный Читатель! Если тебе интересны вопросы науки, эта статья для тебя! Если ты, споткнувшись о цифры и формулы, решишь, что материал слишком сложен, не пугайся: он не труднее обычной статьи научно-популярного журнала «Наука и жизнь», а уровня знаний по биологии в пределах программы средней школы для понимания будет вполне достаточно. Расчитай, дочитай до конца — и будешь приятно удивлен и своей любознательности, и умению понять некоторые интересные вещи.
Впервые этот материал был анонсирован мною в первой части «Сказов про бизнес» (рассказы сибирского предпринимателя) более четырех лет назад. Часть так и называлась: «Сказ про сферы деятельности и друга моего Рудаля, оные прошедший».
Пару слов о нас, корешах-татарстанцах. Оба родились в Татарстане: я — в Казани, Рудаль — в Сабинском районе. Оба с разницей в курс закончили биофак Казанского университета, физиолого-генетический поток (я — кафедру микробиологии, он (с отличием) — кафедру генетики). Оба получили государственное распределение во Всесоюзный НИИ Молекулярной биологии НПО «Вектор» под Новосибирском (наукоград Кольцово, недалеко от Новосибирского Академгородка). Я успел защититься, Рудаль — нет, зато он раньше меня дорос до должности старшего научного сотрудника, хотя и без ученой степени. Впрочем, всё это подробно изложено в «Сказах».
Да, судьбе угодно было распорядиться таким образом, что из науки нам обоим пришлось уйти — «спасибо» лихим девяностым. Но биология-матушка, как первая любовь, «навсегда осталась в наших сердцах»...
40. Уставший Кривич Каменев А — ОХОТА 45 тыс. знк.

Сколько ждал, здравому уму понять непостижимо, годы жизни по глупости подгонял, заставлял их рваться к финишу, словно они участвовали в гонках формулы – 1. И вот, наконец - то свершилось, дождался этого «счастливого» дня и горькая радость сопутствовала ему. Серёга летел как на крыльях, кому скажи молодому, что это радость может приносить, не поверил бы. Надо же пенсию оформил, но если подумать по-честному, то молодых понять можно. Радость должна приносить жизнь, а не пенсия. В молодости о старости не думаешь, всем кажется, что они вечны, а если бы знали, что их ждёт, возможно, думали по - другому. Пенсия, на которую можно прожить неделю достойно, две по скользящему графику убеждая себя в том, что организм здорового человека, хоть раз в неделю, но нуждается в очистке. А месяц? Тут уж крыть не чем, заботливого вождя частенько придётся вспоминать нежными, ласковыми словами на буквы «Х..», «Б..», «П..». Честные адекватные слова характеризующие клептократию. Вождь он всегда самый умный дятел в стране. Авторитарное государство везде одинаково, кормит своих: полицию, армию, депутатов, бюрократию, им и пенсия почётная, чтоб на булочку с маслом хватало слегка смазанной икорочкой, иначе у вождя в любой момент может открыться диарея от страха оказаться на цугундере. Народ хоть и примитивный, но постепенно и до него дойдёт, почему вождь резиденции строит по миллиарду долларов, а народу приходится, зубы на полку класть. С катушек если народ сорвётся, мало не покажется. Но не дай бог.