Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Александр Адамович Славинский
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
16.08.2017 6 чел.
15.08.2017 4 чел.
14.08.2017 3 чел.
13.08.2017 4 чел.
12.08.2017 3 чел.
11.08.2017 3 чел.
10.08.2017 4 чел.
09.08.2017 2 чел.
08.08.2017 4 чел.
07.08.2017 3 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Охота!?

Проникнись верой в чудеса,
Добро неси и мир вселенной.
Отплатят тем же небеса,
И обретёшь покой душевный.
Н. Ничипорук.


ОХОТА!?


Два человека смотрели сквозь тюремную решётку.
Один видел грязь, другой видел звёзды.
Дэйл Карнеги. «Как перестать беспокоиться и начать жить».

-Внимание! Пристегнуть ремни. Входим в атмосферу. Через двадцать минут посадка, - усиленный бортовой аппаратурой посадочной шлюпки, резанул по нервам визгливый голос Арно - старшего группы космических охотников. И тотчас пронзительно взвыл тревожный сигнал.
Охотники, сидевшие в креслах напротив друг друга, сразу зашевелились. Пора. Настал тот самый момент, ради которого они пролетели пол Галактики.
-Ты, парень, слушай, что тебе говорят, - раздался голос справа. Это Гербер.
-Ага.
-Сказали – пристегнись, слушайся, - меж тем продолжал Гербер, поучая сына. - Думаешь, эти слова просто так сказаны? Нет, парень. Ты оглянись. Все здесь опытные профессионалы, хорошо знающие, что команды никогда просто так не дают. Потому все и пристёгиваются. И ты делай так же. Знаешь, сынок, меры предосторожности, изобретённые людьми, как правило, неоднократно подкреплялись густо пролитой кровью, пока не стали законом. Так что, хочешь выжить – подчиняйся. Это не место для лихой бравады и откровенного разгильдяйства.
-Да ладно тебе, па. Я пристегнулся раньше тебя.
-Вот и молодец.
Алекс глубоко вздохнул. Гербер со своими наставлениями, пожалуй, доймёт и мёртвого. Вот бы самого так подоставать.
Алекс откинулся на спинку кресла и привычным жестом вставил держатель ремня в карабин.
-Парень, не дрейфь, - похлопал его по закованной в броню коленке сидящий слева…. Как его? Кажется, Серж.
Да. Это Серж. Высокий, широкоплечий, средних лет здоровяк с серьёзными ледяными глазами, словно насквозь просвечивающими тебя. Всё лицо Сержа вдоль и поперек изборождено многочисленными рубцами, каждый из которых имеет драматическую историю. Хотя и говорят, что шрамы красят мужчину, но если их столько, как у Сержа, когда до неузнаваемости изменяют человеческое лицо, это в какой-то степени отталкивает, и навевает на определённые размышления о личности человека.
-Будь спок, - лениво зевнул Алекс. В противоперегрузочном кресле он не мог повернуть голову, чтобы посмотреть на соседа. – Что я, салага?
-Давно охотишься? – поинтересовался Серж. Перед высадкой многие охотники беседовали меж собой. Видимо, нарастающая тревога и Сержу развязала язык.
-Дай-ка вспомнить, - протянул Алекс. – Да уж лет шесть.
-Помотала тебя судьба по галактике.
-Да, успел с лихвой нахвататься впечатлений.
-Где охотился?
-Да разве упомнишь всё? – усмехнулся Алекс. – Крингстон, Аппарель, Парацельс, Нерея, Альтаир. Парень, да я, пожалуй, так пол галактики могу перечислить.
-И даже на Парацельсе? Хм, когда это ты успел? – недоверчиво хмыкнул Серж. – Что-то не припомню туда экспедиций в последние годы.
-Это ещё на службе. Я дембель легиона.
-Тогда понятно, - многозначительно выдохнул Серж. – Профессионал.
-Вроде того.
-Меня тоже чёртова судьба помотала. И хотя не служил, но тоже повидал немало, и до краёв пресыщен впечатлениями. А знаешь, парень, в этой шлюпке, почти все такие, как мы с тобой – ветераны, много чего повидавшие в жизни и исполосованные шрамами, как на теле, так и в душе. У каждого из этих бравых охотников своя трагическая история, погнавшая на край мира. Кто-то бежит от себя, от тяжёлых воспоминаний, не дающих спокойно жить. Вон, как Либо, потерявший семью. Я заметил, он всегда в самых рисковых экспедициях. Думаю, Либо просто ищет смерти, но та почему-то обходит его стороной.
-Знакомо, - кивнул Алекс. А Серж продолжал:
-Некоторые мужчины не могут найти себя в обычной мирной жизни, со всеми её ограничивающими условностями, потому и лезут чёрту на рога. Знаешь, что скажу? В этой шлюпке нет ни одного, кто прилетел сюда из чистого энтузиазма или охотничьего азарта. Здесь, где всё противозаконно, таких не найдёшь.
-Тут не поспоришь, - согласился Алекс. И тут у самого развязался язык.
-Знаешь, Серж, я ведь тоже здесь не из охотничьего азарта.
-Тогда ради чего? Зачем суёшь голову в петлю? Дрот, я тебе скажу, не место для развлечений.
-Хм. Это я знаю. А что делаю здесь? Что ищу в чужих мирах? Знаешь, я думал над этим долго, пока не осознал, что на самом деле ничего и не ищу. Что они могут дать такого, чего у меня нет? Впечатления? Я сыт ими по горло. Это по молодости всё в диковину. Но не у дембеля легиона. На службе такого довелось повидать, что у многих просто крыша ехала. Сам знаешь, чего только не происходит в космосе, где буквально всё против тебя. Что ещё? Богатство? Я и без этих опасных космических путешествий вполне сумел бы прожить.
-Значит, тоже ищешь смерти?
-Нет, Серж. Не то. Осознание пришло намного позже, с годами, и свойственной им мудростью. Как некое откровение. Я тоже, как и Либо, бегу от себя, от воспоминаний и неприкаянности. Возможно, ищу в иных мирах то особенное, что примирило бы меня с собой, или, чего греха таить, забрало бы эту постылую жизнь. Но, впрочем, над этим я стараюсь не задумываться, а то и свихнуться можно.
-Что-то ты поёшь странную песню, - заметил Серж.
-А что остаётся? – вздохнул Алекс. - Посуди сам. Возраст – уже за сорок. Нет семьи, а значит, негде душе найти покоя. Некуда вернуться, не с кем разделить печаль и радость. Что может быть хуже?
-Я тебе, Алекс, вот чё скажу, - похлопал Серж его по коленке. – Со своими демонами каждый борется в одиночку. У людей нет единого рецепта счастливой жизни. У каждого он свой. А думать о смерти не нужно. Она сама найдёт тебя, когда придёт время. Никто не вечен.
-Это точно.
-Но сейчас, парень, нужно думать об ином. Нам предстоит высадка на Дрот. А этот мир не прост. Очень много тут полегло нашего брата, потому и закрыли его. Но, ничего, я вот уже в четвертый раз высаживаюсь на эту треклятую планету и, как видишь, ещё жив. Главное, чтобы не застал рассвет.
-Знаешь, Серж, вернувшись с Парацельса, я перестал бояться новых миров. Там действительно насмотрелся такого, что долго не мог спать. Всё на снотворном, будь оно неладно. А потом всё было лишь чем-то похожим. Ты мне лучше расскажи об экспедиции. Я случайно ввязался сюда, а во время криогенного сна, сам понимаешь, нечего не рассказывают.
-Ты действительно ничего не знаешь о Дроте? – недоверчиво протянул Серж.
-Так. Что-то слышал.
-Ну, что ж. Кое-что и расскажу.
Челнок слегка качнуло. Опыт подсказал Алексу, что корабль вошёл в плотные слои атмосферы. Скоро посадка.
-Я, можно сказать, ветеран этих экспедиций, - похвастал Серж. - Четвёртый полёт. Что-то да значит. Этот рейс, как и все предыдущие, готовился давно, и очень тщательно. И, чего греха таить, весьма конспиративно, поскольку, сам понимаешь, является противозаконным. Ну, а главная цель экспедиции, думаю, ты уже знаешь - шкурки гортов.
-Горты? – переспросил Алекс.
-Э, парень, да ты, я вижу, совсем ничего не знаешь, - усмехнулся Серж. – На кого же ты собрался охотиться? Единственная добыча на Дроте – это горты. Здесь больше никто не водится. Это такие животные, похожие на земных обезьян. Кстати, тоже с хвостами. Обитают в скалистых местах. Убить их очень трудно, поскольку обладают буквально телепатическими способностями, и словно чуют, когда в них целятся.
-Вот как, - хмыкнул Алекс.
-Я те вот чё скажу, горты - настоящий вызов любому охотнику, желающему доказать своё мастерство, - воодушевлённо продолжил Серж. – Ну, а если ты вернулся с Дрота с богатой добычей, да ещё живой и здоровый, то слава о тебе разнесётся по всему миру. О тебе будут слагать легенды, и даже песни. Но, чтобы добиться такой славы, нужно хорошо потрудиться. И это знает каждый, прилетающий сюда.
-Чем же так опасен этот мир? – поинтересовался Алекс. – Слухов много. Но что-то же есть конкретное?
-Да, слухов много. И возникли они не на пустом месте. Понимаешь, главная трудность всех экспедиций на Дрот заключается в странной, неразгаданной до сих пор, жуткой особенности планеты. Любой человек, попавший на дневную поверхность Дрота, меняется непостижимым образом. Его внутренний мир становится другим. Видал я несколько ребят, побывавших под солнцем Дрота. Они все не желали больше охотиться не только на гортов, но и на иных животных. Что-то делает с людьми эта планета.
-Какие-то излучения?
-Да чёрт его знает, - выдохнул Серж. - Но это ещё не всё. Имеется ещё одна весьма неприятная особенность Дрота, стоившая жизни многим космонавтам. Вокруг этой планеты сейчас летает целая флотилия искорёженных останков тех, кто пытался быть с Дротом на “ты”. А всё дело в том, что если хотя бы одного из охотников заставал на планете рассвет, то, как правило, сходил с ума и погибал весь экипаж звездолёта, доставившего его сюда. Предпринималось множество различных хитрых уловок, чтобы как-то разрешить эту загадку. Но в основном выживали лишь те, кто успевал до рассвета всех людей забрать с планеты.
-Интересно.
-И ещё одно, - задумчиво продолжил Серж. - Охотиться на Дроте можно лишь в первую ночь по прибытии, так как в следующие происходят необъяснимые исчезновения охотников, дерзнувших снова высадиться на планету, и отсутствие дичи. Это я знаю уже по собственному опыту. Во второй экспедиции на Дрот главный решил, что трюмы ещё пусты, и опять заслал нас. Мы потеряли трёх охотников, но ни одного горта так и не увидели. Вот так то.
-Вы искали их?
-Конечно. Но, впрочем, никто не ожидал их найти. Это ведь Дрот. Знаешь, добытчиками пушнины придумано уже много разных мифов и легенд, которые, якобы, объясняют странности Дрота. Но пока его загадка так никем и не разрешена. Она ещё ожидает своего исследователя.
-Не забудьте о выданных пилюлях, - вновь раздался голос старшего. Арно будто чеканил слова, вкладывая их в головы охотников. - Напоминаю, в случае, если не успеваете по каким-то причинам до рассвета улететь с планеты, необходимо перед восходом солнца проглотить три пилюли. Это снотворное отключит ваш мозг на сорок восемь часов. На следующую ночь мы отыщем вас по личному опознавателю и заберём.
-Эх. Не хотелось бы их глотать, - пробурчал Серж.
-Почему?
-Я тебе уже рассказывал, - вздохнул собеседник. - Видел я людей, которых удалось отыскать на следующую ночь. Они менялись. Все эти парни возвращались на Землю и покидали ассоциацию охотников. Что с ними было дальше, не знаю. Но, заверяю тебя, они становились абсолютно другими. Все какие-то чокнутые. После экспедиции они как-то по-иному смотрели на жизнь, и что-то там происходило у них в голове.
Серж покрутил у виска, а Алекс вспомнил, что уже слышал нечто такое. Действительно некоторые охотники оставляли промысел именно после экспедиций на Дрот.
-Так что, парень, советую бежать к шлюпке по первому свистку, если хочешь быть нормальным и здоровым, - подытожил Серж.
-Захожу на посадку, - известил пилот.
Напряжение возросло. Оно липким туманом окутало людей, отгораживая от мира с его многочисленными проблемами, и фиксируя внимание лишь на тех, что в данный момент казались самыми насущными.
Подключив к встроенному в шлем экрану наружные камеры посадочного модуля, Алекс отрешённо наблюдал открывающиеся виды. Кажется, ты сам летишь сквозь атмосферу навстречу планете.
Темнота на ночной стороне Дрота почти идеальная. Здесь никто не живёт, за исключением самих гортов. Нет поселений, которые, словно маяки, указывают очаги цивилизации.
-Классный вид, - заметил Серж, тоже подключившийся к внешней камере. – По своим природно-климатическим условиям Дрот походит на Землю. Его давно заселили бы колонисты, если б не странные загадки. Говорят, влияние планеты на людей одинаковое везде, где бы ни высаживался – на всех полушариях и континентах. Потому и объявили Дрот закрытым миром, отгороженным от заселённой людьми галактики не только расстоянием, но и сводом законов.
-Но, как всегда, находятся личности, желающие бросить вызов заведённому порядку вещей и погреть руки на запретном, - усмехнулся Алекс.
Серж не ответил. Да и в салоне уже никто не разговаривал. Люди притихли в ожидании посадки.
И в этой напряжённой тишине Алекс ощутил укол в сердце. Он стиснул зубы. Ну вот, опять повторяется. И не отпускает уже который год. Это его проклятье и крест, что несёт почти всю жизнь.
Мария. Первая и единственная любовь. Он был тогда нежным юношей, едва вступившим в жизнь. А она идеал неопытного сердца. Алекс испытывал ни с чем несравнимое счастье рядом с ней. И был любим.
Но однажды они поссорились. Из-за какой-то ерунды. Подумать только, что может значить лишь одно случайно обронённое слово.
Алекс стоял у края проезжей части, по которой с рёвом на бешеной скорости проносились кары. Мария вспылила на какую-то его реплику. А потом неожиданно оступилась, когда оттолкнула от себя. И на глазах влюблённого юноши случилось то, чего он так и не смог простить себе.
Его любимая, на которую буквально молился и так нежно сжимал в объятиях всего несколько мгновений назад, в один миг вдруг разлетелась на тысячи кусков. Ужас. Кровавый дождь окутал его и поверг в шок.
Алекс до сих пор ощущал, как эти горячие капли падали на лицо. Нет, они больно хлестали, так, что он невольно закрыл глаза. Как же невыносимо осознавать, что это кровь любимой. И нет возможности ничего исправить. А потом от этих воспоминаний он и бежал всю жизнь. Да разве можно удрать от себя?
И нигде он не находил покоя. Разве только в изнеможении, когда буквально валился с ног от усталости, а голова больше не могла думать. В те благословенные моменты удавалось забыться и хорошо выспаться. Но потом опять пробуждение, и снова возвращалась боль, терзавшая измученный разум. Алекс не мог простить себе, что стал виновником той глупой ссоры, и больше не мог смотреть на женщин. Все они были на одно лицо – осуждающее лицо Марии.
-До посадки три минуты, - известил пилот в полной тишине, нарушаемой лишь лёгким воркованием посадочных двигателей.
И вмиг салон пришёл в движение. Кто-то облегчённо вздохнул, кто-то начал осматривать сотни раз проверенное оружие. Каждый по-своему боролся с волнением.
Семь бригад охотников, высаживающихся на планету, должны за ночь промысла с лихвой окупить затраты на экспедицию, да ещё и обеспечить хорошую прибыль каждому члену экипажа доставившего их звездолёта. Обычно группа состоит из двенадцати человек. Больше не помещается в шлюпку, да и не имело смысла увеличивать количество, иначе люди начинают мешать друг другу. Конечно, на Дроте запрещено охотиться, и любая подобная операция вне закона и преследуется властями. Но за шкурки гортов столько платят, что народ идёт на любые преступления, лишь бы получить эти деньги. Такова человеческая природа.
Шлюпку плавно качнуло при посадке, и все облегчённо вздохнули, не смотря на тяжесть, придавившую к креслам. А на плечи легла полная масса снаряжённого комбинезона.
-Есть посадка, - объявил пилот.
-Ребята, пошли! - взревел Арно. - Шесть часов на охоту и один на сборы. Так что не мешкайте. Вперёд! Пошли!
Все охотники в этой экспедиции настоящие профессионалы. Иных сюда не берут. Невыгодно. И потому людей подгонять не требовалось. Здесь все по собственной воле и с общими интересами – страстью к охоте и наживе. Поэтому мужчины, подхватив амуницию, столпились у выхода. Ими овладело состояние крайнего возбуждения и предвкушение удачной охоты.
Облачённые в стандартные доспехи космодесантников, охотники выглядели довольно грозно, но в то же время как-то неуклюже. Из шлемов видны лишь напряжённые лица. И даже не лица, а угольки глаз, горящие во тьме. Всё остальное укрыто бронёй.
Если бы планета высадки не имела пригодной атмосферы, то не было бы видно и глаз. Их полностью скрыли бы тёмные стёкла шлемов. Охотники во враждебных мирах выходят на промысел лишь в полной экипировке. Жизнь уже не раз учила, что лучше излишне подготовиться, чем из-за какого-то пустячка расстаться с жизнью. А опасностей в чужих мирах предостаточно. Смерть может подкрасться мелкой букашкой, впрыскивающей под кожу яд. Или притаиться в каком-нибудь вполне безобидном растении, выделяющем убийственные ферменты. Да мало ли в чём. Так что лучше поберечься. Зато потом вернёшься домой здоровым и богатым.
-Ты держись меня, - посоветовал Серж Алексу, когда, поднявшись с кресел, направлялись к шлюзу. - Я говорил, что это моя четвёртая посадка на Дрот, так что я знаю эту местность непло...
Серж оборвал на полуслове, да и все охотники, ещё не покинувшие модуль, застыли в напряжённой тишине. Что-то явно не так. Алекс ощутил, как под ногами пол медленно наклоняется, и центр тяжести корабля смещается, из-за чего стало неудобно стоять. Посадочная шлюпка потеряла устойчивость и теперь куда-то падает.
-А ну все по местам! - разорвал тишину голос пилота.
Люди быстро вернулись в кресла. Здесь все профессионалы, и им не требовалось повторять дважды. Шлюпка уже наклонилась градусов на десять и продолжала оседать на правую сторону.
-Внимание! – снова раздался голос пилота, когда все заняли места. Говорил он спокойно и властно, и это ободряюще действовало на людей. - Сейчас быстро по одному выходите из шлюпки. Охотьтесь. Время ограничено. Действуем по расписанию.
-Хотелось бы, - хмыкнул Серж в полголоса. И хотя остальные промолчали, но все думали так же.
Когда настала очередь Алекса, он спокойно подошёл к шлюзовой камере и спрыгнул на грунт.

Здравствуй, Дрот!
Алекс полной грудью вдохнул свежий, не фильтрованный воздух планеты, и испытал головокружение. После спёртой атмосферы шлюпки снаружи просто замечательно. Воздух имеет сладковатый запах, чем-то напоминающий ваниль. Он бодрит и одновременно расслабляет.
-Эй, парень, чего застрял? - донёсся насмешливый голос Сержа. Он спрыгнул чуть раньше и отошёл в сторону, чтобы не мешать идущим следом. – Что, наслаждаешься? Да, пахнет здорово. Это тебе не какая-то там загаженная цивилизацией планетка. Это девственно чистый мир. Ну, что стоишь? Пошли.
И Алекс двинулся вперёд, настороженно знакомясь с Дротом. Что ожидает его здесь? Какие подстерегают опасности?
Алекс осмотрелся. Кроме товарища, стоявшего на грани тьмы, не видно никого. Охотники, вышедшие ранее, уже скрылись в ночи.
Сделав с десяток шагов, Алекс обернулся и посмотрел на громаду шлюпки, перемигивающую наружными огнями. Это сейчас единственная ниточка, связывающая его с домом. И нехорошее предчувствие охолодило душу.
Снаружи отчётливо виден наклон корабля. Алекс хоть и не пилот, но и так понятно, что ситуация критическая. Модуль стартует из вертикального положения с отклонениями в два – три градуса. А в настоящий момент уже больше пятнадцати, и его всё ещё продолжает кренить. Это земля проседает под массой шлюпки. И в данном случае можно рассчитывать лишь на чудо.
Алекс плюнул и мысленно выругался. Не время предаваться унынию. Пусть те, кому положено, думают над проблемой шлюпки. А ему нужно охотиться, ведь именно для этого его и доставили сюда, за сотни тысяч световых лет от Земли. Внутренне собравшись, он отринул прочь все тревоги, сделал шаг, затем ещё один, и тьма поглотила его.
Эта планета находится фактически на окраине галактики, и её ночная сторона, обращённая к великой межгалактической пустоте, кажется зловещей и пугающей. Спутника у Дрота нет, и потому ночью ему негде черпать свет. А Млечный путь отсюда виден едва светящейся полоской где-то на севере, почти у самого горизонта.
Крохотные незнакомые звёзды или, скорее, далёкие галактики, перемигиваясь во тьме, пытались разогнать ночной мрак. Но им это не по силам. Ветер неприветливо шумел, проносясь через скальные выступы и пещеры.
Сонное оцепенение сковало Алекса. Очень хотелось лечь где-нибудь в укромном местечке, свернуться калачиком, и забыться сном. И это само по себе довольно странно. Ведь по распорядку, принятому на корабле, сейчас позднее утро, примерно десять часов, то есть самое плодотворное время для работы. Но, несмотря на это, ночной Дрот усыплял.
Он шёл немного позади Сержа. Говорить не хотелось. Да, честно говоря, не до того. Приходилось каждый шаг делать с большой осторожностью, почти на ощупь. Есть, конечно, очки ночного видения, но их берегут до начала охоты, чтобы, не дай бог, в самый неподходящий момент не сели аккумуляторы. Конечно, можно прихватить и запасные, но это утяжеляло и без того нелёгкое обмундирование. Так что приходилось терпеть мелкие неудобства. Но зато после охоты человек мог за один раз доставить к посадочному модулю гораздо больше драгоценных шкурок.
Алекс внимательно присматривался к Дроту. Каждый мир имеет нечто особенное. Где-то хочется остаться жить, иные же, напротив, сразу вызывают отторжение. Словно гонят чужаков от себя. Как относиться к Дроту, он ещё не определился. Здесь приятный чистый воздух, освежающий мозги. Это большой плюс незнакомому миру. К тому же стоит тёплая погода. Ветер хотя изредка подавал зычный голос и овевал лицо, но совсем не мешал. Вот только света на небе маловато.
Да ещё недобрая слава Дрота постоянно тревожит душу, заставляя всё время быть настороже. Ладно, знал бы чего опасаться. Так ведь тайна планеты ещё не разгадана. И неизвестно, что ожидает тебя за очередным поворотом.
Разбившись на пары, люди веером расходились от шлюпки. Охота, как правило, начинается за километр-два от места посадки. Там ничего не подозревающие и не потревоженные горты мирно спят у своих нор - пещерок, где их и находят охотники. Только в это время гортов и можно убить. Днём же они неуловимы.
-Пора надевать очки, - донёсся голос Сержа. Алекс с трудом разглядел, как напарник остановился у горы, сгустившимся мраком проступающей во тьме, вытащил прибор ночного видения и надел на голову.
-Здорово! - через мгновения расслышал он одобрительный возглас коллеги. Серж удивительный он человек. С одной стороны со всеми своими многочисленными шрамами он казался грубым, холодным воякой. Серж и хотел, чтобы именно таким видели его окружающие. Но, иногда срывавшиеся с уст словечки, показывали, что эта душа ещё способна воспринимать мир прекрасного. Вот такие они люди - космические охотники - со странностями.
Алекс привычным движением надел очки, и оказался в совсем ином мире. И он действительно выглядит здорово. Этот прибор настоящее чудо. Видишь почти как днём. Немного ограничен боковой обзор. Но к этому быстро привыкаешь, и потом уже не замечаешь.
У Алекса большой опыт работы с очками. Беспокоился он лишь об одном - целиться в них не очень удобно. Большое расстояние от глаза до сетки прицела. Да и неудобно прикладывать оружие – очки мешают. Чтобы хоть как-то компенсировать это неудобство, они имеют увеличительную способность. Нужно лишь немного попрактиковаться.
Через стёкла прибора казалось, что на Дроте наступило раннее утро. Удавалось отчётливо разглядеть мельчайшие детали местности и даже, что немаловажно, различать цвета. Сиреневое небо, причудливые серо-жёлтые скалы, и даже скудная растительность имеют множество оттенков. Прямо виртуальный мир, придуманный талантливым художником.
-Расходимся, - Серж махнул рукой. – И не забывай, что я говорил. Ты идёшь справа, я слева. Постоянно мы должны видеть друг друга. Убитых гортов не собирай. Будем возвращаться - подберём. Мёртвые, хе-хе, они не разбегутся. Через два часа возвращаемся к шлюпке с добычей. И молчок. Поговорим на обратном пути.
-О’кей, шеф, - буркнул Алекс. Он мог бы, конечно, и огрызнуться, поскольку Серж обращался с ним как с неопытным юнцом. Но дембель легиона не любил зазря болтать. Он всё делал молча и по-своему. А жил по принципу – чужие советы о стену горохом. И до сих пор это, как ни удивительно, служило ему во благо.
Взяв охотничий скрамблер наизготовку, Алекс двинулся вперёд. Пришло время отрабатывать проезд.
Вот уже шесть лет он в космических охотниках. Немалый стаж. После службы в легионе, куда бежал от своих кошмаров (но так и не сбежал), оказалось, дембелю некуда вернуться. Он был единственным ребёнком в семье, и довольно поздним. К моменту окончания службы родители умерли. А дальние родственники отнеслись к угрюмому отставному вояке довольно прохладно. С женщинами как-то не заладилось. Любовь у него ассоциировалась с кровью и смертью. Где уж тут до нежных отношений.
Но он не жаловался. Отставной солдат привык бороться и самостоятельно одолевать все невзгоды. Алекс на деньги, заработанные в легионе, купил однокомнатную квартирку, где и жил, никого не стесняя и ни к кому не набиваясь. Правда, скучно одному. Но и к этому можно привыкнуть.
Не найдя себя в мирной жизни, он случайно попал к космическим охотникам. Как-то, проходя по улице родного городка, куда вернулся после демобилизации, увидел старого знакомого. Разговорились по душам. Грегори, так звали старого товарища по оружию, поведал о своей жизни, почти такой же, как и у него: одиночество и неприкаянность.
-И как сейчас живёшь? – не набиваясь на ответ, поинтересовался Алекс. Он понимал, что лучше не лезть в душу товарища, где и днём очень темно. Не скажет, и ладно. Он сам, пожалуй, смолчал бы, задай кто такой вопрос. Но Грегори ответил. Впрочем, плакаться не стал.
-Не скажу, что живу лучше других, - скромно ответил товарищ. - Но своё место в мирной жизни всё же нашёл. Я пошёл в космические охотники. Жить можно. Фактически занимаешься тем же, что и на службе. В космосе, сам знаешь, единые законы для всех. Зато медицинское обслуживание и экипировка за счёт ассоциации. А после экспедиции, вот как сейчас, несколько месяцев на Земле, пока снова не попадётся выгодный контракт. За год купил домик и несколько гектаров леса на побережье океана.
Для Алекса в то время это казалось сказкой.
-Парень, вот что, - продолжил Грегори, - если некуда приложить мозги и руки, иди в охотники. У нас в ассоциации много отставных военных. И знаешь что, брат, там нас ценят. Охотник, это всё равно, что солдат. А у нас ого-го, какой опыт. Только воюем со всяким инопланетным зверьём. Но получаем за это в твёрдой валюте. Попадёшь к нам, сам всё поймёшь. Я вот, к примеру, так словно вернулся на службу, только в иное подразделение. Да, кстати, и к здоровью в ассоциации не так сильно придираются, как во флоте. Главное, чтобы не пил и без наркоты. С этим у нас строго. Так что, будет желание – рискни. Не прогадаешь, даже если не понравится. Но я уверен – ты приживёшься. Знаю по себе.
Вот так Алекс Решински и стал космическим охотником. По крайней мере, здесь всё знакомо и привычно. И не так мучили кошмары. Всё же при деле, и мозги от скуки не ржавеют.
За шесть лет работы в ассоциации охотников Алекс посетил около двадцати разных миров. Это если не считать всяких пересадочных станций, астероидов, спутников. Убивал онетров, живущих в открытом космосе, помогал осваивать новые, во всех отношениях враждебные человеку миры, охотился под водой и в разных видах атмосфер.
Из экспедиции на планете Крийт вернулся один. Всех остальных коллег сожрали гигантские песчаные черви. Как тогда выжил, сам удивился. Вероятно, судьба. И его имя стало едва не легендой. А удачливых людей уважают и ценят, окружая таинственной аурой счастливчиков. И после у Алекса не было проблем с выгодными контрактами.
В экспедицию на Дрот, наверное, самый опасный из закрытых миров, но и высокооплачиваемый, попал опять-таки, по случайному приглашению. До этого работал с другой командой. Но там не получилось с контрактом, а здесь не хватало человека. Он как раз купил землю на побережье Средиземного моря и увяз в долгах. И вот теперь на Дроте.
Алекс отдавал себе отчёт, что это противозаконная операция. Но она давала хорошую возможность быстро поправить финансовые проблемы. К тому же степень риска по сравнению с иными мирами, не так уж и высока, и он не смог отказаться от выгодного предложения, пусть даже и незаконного.
Если всё пройдёт нормально, то заработает деньги, которые до этого мог получить за целых пять официально разрешённых контрактов. Ради этого стоило рискнуть. Да и есть ли разница, каких инопланетных тварей убивать? Здесь как на войне – либо ты их, либо они тебя.

Алекс шёл в пятидесяти шагах правее Сержа, периодически теряя из вида, когда товарища закрывали выступы рельефа. Везде торчали причудливые скалы, во множестве тёмным нутром зияли пещеры, а глубокие пропасти исчезали во мраке. Но в очках всё видно почти как днём. Без них эта охота вообще не состоялась бы.
Ночь на Дроте довольно жаркая. Каково же здесь днём под палящим солнцем!? Он приподнял маску и вытер пот со лба. Заливает, проклятый, глаза. Затем снова водрузил очки на место и огляделся. Серж что-то высматривал в скалах. Всё тихо и мирно. И Алекс направился дальше.
Завернув за одну из торчащих гротескных скал, он застыл в изумлении. Среди хаоса камней, слишком чуждая этому миру, выделялась аккуратная ровная площадка перед входом в небольшую пещерку. Красота этого места поражала, и человек какое-то время молча вбирал в себя неповторимость открывшегося пейзажа.
Это пещера горта. А он сам, безмятежно развалившись, мирно спал у входа, подстелив под себя травяной ковёр. Алекс с интересом разглядывал свою жертву. Бывалому охотнику доводилось убивать разных тварей. Но горт - нечто особенное. Тело гуманоидного типа покрыто мелким пушком с узорами. Сзади небольшой хвост, напоминающий львиный, с кисточкой на конце. Только голову рассмотреть не удалось, поскольку горт лежал спиной.
Алекс взял скрамблер наизготовку. Целиться нужно в голову, чтобы не испортить ценную шкурку. Потому и набирали в экспедицию только профессионалов, которые умеют и знают, как стрелять, чтобы не испортить дорогой товар. А глаз у Алекса верный, так что промаха не будет.
Он сделал выдох, и указательный палец уверенно лёг на курок. Тело немного подалось вперёд, чтобы отдача скрамблера, хоть и незначительная, не сбила прицел и...
Что-то не так. В душе стало скверно. Алекс в нерешительности опустил скрамблер. Что за хрень такая? Впервые в жизни не хотелось стрелять. Такого за собой он ещё не замечал. Казалось бы, военная служба и работа охотника должны смирить с необходимостью убийства и сделать менее чувствительным к подобным жизненным проявлениям. Да так всегда и было. Но сейчас…
Ничего не подозревая, горт мирно спал у входа в пещерку на фоне живописного пейзажа. А в душе человека разразилась буря противоречивых эмоций. Сама мысль о смерти начала казаться дикой, неестественной и даже нелепой. И это неожиданно приобрело огромное значение для него, охотника со стажем, привыкшего убивать.
Нечто, едва ощутимое и бесплотное, всколыхнуло душу и не позволяло надавить курок. Бессердечие, чёрствость, жестокость – все проявления, делающие человека животным, куда-то ушли, оставив на поверхности такие высокие понятия, как доброта, сострадание, и даже любовь. Душу словно вывернуло наизнанку, и поставило перед фактом планируемого убийства.
Настоящая пытка разума. Алекс ощутил, что на глазах выступили слёзы. Да что же происходит? Его эмоции - какая-то нелепость. Они не нужны сейчас. Он прилетел убивать, и именно этим и должен заниматься, иначе подведёт себя и организаторов экспедиции. Ведь эти убийства дадут возможность заработать деньги. А деньги - это шкурки гортов, так мирно, и слишком уж по-человечески спящих у входа в свои маленькие пещерки.
Алекс вновь через силу вскинул скрамблер и прицелился. Но ураган страстей, бушевавший в душе, мешал сосредоточиться. Где же подевался охотничий азарт, доставлявший раньше такое удовольствие?
Он гнал от себя эти нелепые мысли и эмоции, пришедшие так не вовремя. Но они давили своей логикой и парадоксами. Да сколько это будет продолжаться? Он не мог терпеть эту муку.
Алекс с трудом словил прицел. Очки всё же мешали, и он разнервничался. Если б не они, возможно, так и стоял бы в нерешительности. Но настройка оружия немного отвлекла, и он выстрелил.
И тогда в душе образовалась необычная пустота. И возникло неприятное ощущение - нечто очень необходимое, чрезвычайно важное и дорогое покинуло его, и теперь осталось лишь сожаление о потере, словно привкус на губах. Алекс не мог себе объяснить, что произошло в этот момент. Но, всё же наступило облегчение.
После выстрела он словно перешёл некий Рубикон. Эмоции улеглись, и теперь Алекс шёл с пустотой в душе и странной тишиной в голове, и убивал гортов. Одного за другим. Они теперь попадались за каждым поворотом. Алекс был опытным следопытом. Или на этот раз везло просто сказочно. Но он счёт потерял - сколько раз вставлял запасные обоймы, и сколько застреленных гортов осталось лежать у своих маленьких пещерок. Разум словно погрузился в дурман. Он ни о чём не думал, ни о чём не сожалел. Прицел - выстрел, прицел - выстрел, прицел...
-Алекс, пора возвращаться, - как из небытия, донёсся голос Сержа.
Он словно очнулся от кошмарного сна. Когда они говорили в последний раз? Честно говоря, не помнил. Да что это со мной? Никогда такого не было. Неужели оказался под влиянием проклятого Дрота?
В очках ночного видения мир выглядел всё так же - как ранним утром. Лёгкий ветерок слегка теребил листья кустов и шуршал в траве. Приятная тишина завораживала и приглашала лечь отдохнуть.
Полной грудью он набрал воздух. Умиротворение и покой наполняли разум. Но…. Эти проклятые воспоминания о застреленных гортах отравляли душу. Сегодня он чувствовал себя не бравым охотником, а безжалостным грязным убийцей. Что за напасть такая?
-Пошли назад! - донёсся голос Сержа. - Да, хе-хе, не забудь про гортов. Сейчас это главное. За них тебе платить будут.
-Помню, - буркнул Алекс, не заботясь, услышит ли товарищ. Напоминание о деньгах вернуло к реальности. Что-то невероятное творилось с ним на этой планете. Значит, вот так действует проклятие Дрота. Но ведь сейчас же ночь.
И тут пришло осознание, переворачивающее все прежние убеждения, насколько ужасно он поступал, убивая ни в чём не повинных жителей чужого мира ради мнимой выгоды. Пусть и не мнимой. Но разве можно за какие-либо блага уничтожать жизнь? Алекс встряхнул головой, прогоняя навязчивые мысли. Не привык он к таким размышлениям, загоняющим в тупик своими парадоксами.
Рука потянула тесёмки висящего за плечами свёрнутого грузохода. Нужно заняться делом, и тогда всё станет на свои места.
Едва сдерживающие канаты получили слабину, грузоход сразу наполнился воздухом, распрямился и завис над тропой. Весьма удобное приспособление, незаменимое во многих профессиях, когда приходится таскать множество вещей. Грузоход представляет собой небольшую платформу, выполненную из лёгкого и прочного ластика, снабжённую антигравитационным приводом. На него можно нагрузить довольно много поклажи, и затем легко тащить за собой, всё равно, что воздушный шарик.
Алекс повернул назад.
Он шёл, стараясь придерживаться едва заметной тропки. Наверно она протоптана маленькими ножками гортов, чьи трупики Алекс теперь собирал с неким отвращением. Хорошо ещё, на руках перчатки скафандра, поскольку он не мог без содрогания касаться ещё не остывших тел, у которых только отобрал жизнь. Алекс переживал необычное для охотника состояние. Этих маленьких жителей Дрота он почему-то не считал животными. Ему казалось, что горты - это маленький разумный народец, живущий собственной, непонятной человеку жизнью. А, может, и не желающему понять её в силу корыстных либо каких-то иных соображений.
Вскоре грузоход наполнился поклажей, даже с верхом, и Алекс присоединился к товарищу.
-Удачная охота! - воскликнул Серж, когда они, наконец, сошлись. - Знаешь, что скажу - впервые такая богатая добыча выпадает нам на Дроте. Это ты принёс удачу, не зря же тебя называют счастливчиком. Раньше мы высаживались в других местах, и нигде не было столько дичи, как в этот раз. Прямо целый городок.
-Вот именно - городок, - мрачно отозвался Алекс.
-Ты будто не рад добыче? - удивился товарищ, услышав пессимистические нотки.
-Даже не знаю. Паршиво у меня на душе.
-Да брось ты, парень, - натянуто рассмеялся Серж. - Тоже мне, чувственная барышня. Вот уж не думал, что живая легенда будет переживать из-за удачной охоты. Да ты радоваться должен, что такая богатая добыча на твоём грузоходе. У тебя на тележке уже целое состояние. А сколько ещё ты вывезешь за сегодня? Да после этой экспедиции ты можешь больше и не вылетать в космос. Обзаведёшься женой, хозяйством….
-Серж, - прервал Алекс излияния товарища. – Расскажи, за что так ценятся эти шкурки?
-А ты не знаешь? - удивился тот. – Это же настоящее сокровище.
Напряжённо пыхтя, Серж протащил тележку по довольно узкому проходу между скалами. Когда Алекс, так же справившись со своим грузом, догнал его, товарищ продолжил беседу.
-Ну, хорошо, если ты действительно ничего не знаешь о шкурках гортов, я расскажу. Странно, что ты прилетел охотиться и не знаешь цены своей добыче.
-Я же говорил, что попал сюда случайно. А до этого ни разу не слышал о гортах.
-Ну, тогда слушай. Во-первых, эти шкурки настолько прочны, что им нет сноса. Да и порезать их настоящая проблема. Знаешь, с тушки снимают шкуру специальным резаком с лазерным оборудованием, иначе ничего не получится. Только попортишь товар. Во-вторых, эти шкурки ценятся из-за своей редкости. А богатым дамочкам, сам знаешь, подавай всё исключительное, самое изысканное. Конечно, после выделки шкурки смотрятся изумительно. Сам видел. Ну, и в третьих. Я слышал, что они имеют какие-то особые лечебные свойства.
-Понятно, - выдохнул Алекс. Всё это и так известно. - Серж, что-то со мной творится. Не могу я убивать этих гортов.
-По твоему грузоходу не скажешь, - осклабился товарищ.
-Лишь бы зубы тебе поскалить, - со злостью пробурчал Алекс. - Я серьёзно говорю. Такое ощущение, что совершаю убийство каждый раз, когда стреляю в горта. Какие-то странные они. Эти их пещерки, ровные площадки у входа. Животные так не обустраивают свои норы. Да и что-то необычное есть здесь, в самой атмосфере. Я прям, не узнаю себя.
-Да брось ты, Алекс, - отмахнулся Серж. – Может, ещё скажешь, что на тебя действует проклятие Дрота? Успокойся, сейчас не день. И ещё не скоро наступит. Так что, нечего тут нюни распускать. Хе-хе. Вот расскажу остальным, каков наш герой, они со смеху попадают.
-Да ну, тебя, - со злобой гаркнул Алекс. И так тяжело на душе, а тут ещё Серж с плоскими шуточками.
-Ладно, ты не злись, парень, - обернулся товарищ. – Знаешь, в какой-то степени я тебя понимаю. Нечто подобное было и со мной во время первой высадки на этот проклятый Дрот. Честно тебе скажу, ночами не спал после самой первой охоты. Но потом всё как-то прошло. Жизнь продолжается.
В конце концов, люди тоже убивают сородичей. Этим солдаты и преступники и отличаются от нас, охотников. А насчёт разумности гортов я сомневаюсь. Они ничего не создали, не развили свою цивилизацию, нет доказательств их интеллекта а, следовательно, это обыкновенные животные. Обезьяны на Земле тоже похожи на людей. Но кто назовёт их разумными? Зверьё. И подумай вот ещё о чём. Будь они разумны, это уже давно определили бы те, кто задолго до нас посетил Дрот. Ведь его открыли более двухсот лет назад.
Алекс почему-то не мог согласиться с доводами Сержа, но и возразить на разумные аргументы нечем.
Повернув за очередной скальный выступ, товарищи увидели бортовые огни посадочной шлюпки. И оба испытали смешанные чувства. С одной стороны посадочный модуль - их цель, связующая нить с родным миром, и они рады вернуться сюда. Но шлюпка стояла всё так же - отклонившись от вертикали. И это вызывало тревогу. Видимо, положение всё же стабилизировалось - угол наклона почти не изменился с тех пор, как в последний раз видели её. Но от этого легче.
Снедаемые дурными предчувствиями, Алекс и Серж заспешили к кораблю. Несколько человек опередили их и теперь поштучно сдавали Арно свою добычу. Но почему-то никто не радовался удачной охоте. Людей одолевала тревога. И все разговоры сводились к одному - сможет ли шлюпка стартовать до рассвета. Никому не хотелось оставаться под проклятым солнцем Дрота.
Когда подошла очередь Алекса, он поспешил избавиться от поклажи и отправился за новой партией. Всего он вытащил три до предела заполненных грузохода. К этому времени у шлюпки собралась вся группа. Охотники стояли кучно, и в каждом их слове и жесте ощущалась тревога.
Состояние шлюпки критическое. Это понимал каждый. Стартовать из такого положения модуль практически не способен. Но, что ещё хуже, правая дюза смялась, и даже если бы удалось поставить шлюпку в стартовое положение, неизвестно, заработала бы она. Эта поломка требовала серьёзного ремонта в доке.
К охотникам вышел пилот.
-Я связался с кораблем, - сказал он встревоженным людям. - Мне пообещали, что к рассвету всех постараются забрать. Руководители экспедиции просят охотников продолжить отстрел.
-А какие гарантии, что они успеют нас забрать? - спросил один из группы. Как помнил Алекс, его звали Грант.
-Что мне вам ответить? - вздохнул пилот. – В крайнем случае, таблетки есть у всех.
-Чего стоим? – тут же взял инициативу Арно - старший группы. Он ветеран в своём деле, и хорошо понимал, что людей нужно взбодрить. От их работы зависит и его личный заработок. Ведь он не принимал участия в отстреле. У него иная функция.
-Вперёд, ребята! - подбадривал Арно. - Мы прилетели охотиться. Не упускайте свой звёздный час. Насколько я понимаю, там, на корабле, не дураки, и никто не хочет рисковать, оставляя здесь людей. Как вы хорошо знаете, это чревато гибелью всего экипажа. Они вытащат нас отсюда. Поэтому нечего зря болтать, за работу. Подумайте о своём будущем.
Поворчав, охотники разошлись. В душе каждого ещё теплилась надежда, что их вовремя заберут с планеты. Но опасений и скверных предчувствий у каждого с лихвой. Куда-то исчез охотничий азарт, с каким прилетели сюда. И даже богатая добыча ни у кого не вызывала должного энтузиазма. Люди боялись Дрота, и того неизвестного, что может с ними произойти. А страх - это не тот попутчик, с кем хотелось бы путешествовать, и кто вызывает душевный подъём.
Алекс в последний раз посмотрел на шлюпку и с тяжёлым сердцем направился к своей тропе. Ещё у модуля он свернул грузоход и привязал за спину, и теперь шёл налегке, со скрамблером в руках. Сейчас ему предстоит охотиться немного дальше.
Рельеф местности изменился. Уклон горы увеличился, и потому возросли трудности с передвижением. В тяжёлых скафандрах не очень удобно карабкаться по расселинам.
После общения с другими охотниками Алекс смирился с необходимостью убивать гортов. Ведь они животные, а не мыслящие существа. Вон, ребята охотятся на них уже не в первый раз, и нормально себя чувствуют. А какая выгода будет! От этих мыслей Алексу стало приятно. Ведь теперь он сможет отдать долги, и ещё останется.
Серж прав – Алекс знал по опыту - такой добычи не было ещё ни в одной экспедиции. Он станет миллионером. Как здорово будет жить ему на побережье Средиземного моря! Он выстроит приличный домик. Может, даже женится. Уже давно пора, ведь перевалило за сорок. Нет, не женится. Ну и пусть. Жил ведь и раньше без женщин. Зато теперь станет настоящим богачом.
С мыслями, приподнявшими настроение, Алекс завернул за очередной скальный выступ. И сразу же удача. Вот он, горт. Разлегся себе, как барин, возле норы, и дрыхнет. Сейчас, сейчас, - шептал Алекс, - будет такой, едва слышный бум, и твоя шкурка, дружок, прибавит мне немножко капитала.
Он прицелился в голову и нажал курок. И вдруг, в тот самый момент, как прозвучал выстрел, в прицеле мелькнула тень. В очках ночного видения трудно рассмотреть быстро движущиеся предметы. Алекс пригляделся.
Невероятно. Там, где только что спал один горт, теперь их два. Один лежал, прижав лапки к груди, и безмолвно раскрывал пасть. Видимо, ему очень больно от полученной раны. И как Алекс мог промахнуться? Целился то в голову. Вероятно, мешали все эти мысли, с самого начала бередившие душу.
Он стоял и удивлённо смотрел, как второй горт заботливо суетится возле раненого. Ну, совсем как врач. Или заботливая подруга. И настроение сразу упало. Зато возникло осуждающее лицо Марии. И такие у неё были выразительные глаза, что Алексу захотелось разрыдаться.
Он недоумённо таращился на гортов. Откуда появился второй? Они же все спали возле своих пещерок по одному. А этот бодрствовал, да ещё в компании.
Тем лучше, - злобно подумал Алекс. Он слишком нервничал на этом проклятом Дроте. – Значит, вместо одного будет пара.
Он вскинул скрамблер и прицелился. Но теперь видел лишь одного горта, лежащего у норки. Тот уже не шевелился. А где же второй? Или вторая?
Алекс оторвался от прицела и осмотрелся. Тишина. Второго горта нет. И куда он, подлец, делся?
Странный тревожный звук донёсся сзади. Будто что-то упало. Алекс опустил скрамблер и резко повернулся. Что это?
Сильный удар в спину поверг его на землю. Алекс растерялся от неожиданного толчка, и его тело покатилось по откосу, больно ударяясь о выступающие камни. В своём обмундировании он был очень неуклюж, и никак не мог остановить падение. В очередной раз перекувыркнувшись, он сильно ударился головой, и потерял сознание.

* * *

-Эй, парень, очнись, - звал голос Сержа. Алекс почувствовал удары по щекам и открыл глаза. Вокруг сплошная тьма.
-Ну, вот, ты и очнулся, - облегчённо вздохнул товарищ. – А я уже забеспокоился, что потерял живую легенду. Досталось бы мне тогда на орехи.
Алекс с трудом различил на фоне далёких звёзд тёмную фигуру коллеги. Память медленно восстанавливалась. Но почему так сейчас темно?
-А ты как здесь оказался? – спросил Алекс. Язык почему-то толстой сарделькой ворочался во рту, не желая говорить членораздельно.
-Услышал твой крик. Сперва не понял, что это было. Ты кричал слишком тихо. Думаю, из-за шлема. И я решил посмотреть, как у тебя дела. Мало ли что. И вот, пройдя по твоим следам, обнаружил то ли труп, то ли невесть что. Слава богам, хоть жив. Ну, а теперь выкладывай, что случилось.
Пока Алекс сбивчиво рассказывал о своём приключении, Серж был чем-то занят. Но вот товарищ наклонился и надел ему прибор ночного видения. Он снова обрёл зрение, и сразу почувствовал себя лучше. Но, видимо, при ударе о скалы что-то сломалось в приборе, так что теперь можно смотреть лишь одним глазом.
-Чудеса, - хмыкнул Серж, когда Алекс закончил. – Не видел ещё, чтобы горты по двое спали в пещере. У них это вроде как однокомнатная квартира, и посторонним там нет места.
-Но ведь горты должны как-то спариваться, - возразил Алекс. – Может, я как раз и застукал их после этой процедуры. Знаешь, Серж, этот второй так заботливо суетился возле раненного. И я невольно подумал о нём, вернее о ней, как о подруге.
-Ха-ха-ха, - вырвалось у Сержа. И он ещё долго не мог остановиться.
-А что тут смешного? Все размножаются…
-Скажешь тоже, - ржал товарищ. – У горта подруга. Ха-ха. У них тут любовь, амуры. Ха-ха-ха. Что-то не замечал я у суки нежной любви к кобелям. Сегодня, Алекс, ты какой-то странный. Да ещё по голове трахнутый.
И снова Сержа пробрало на смех.
Алекс промолчал. Странные мысли бередили разум, а душу неясные переживания. Он не разделял настроение коллеги. Что-то здесь, на Дроте, не так. Но он не мог понять себя, и уяснить смысл предчувствий.
Товарищ вскоре успокоился, и стал задумчивым.
-Прости, если обидел, - произнёс Серж чуть позже. И его голос стал иным – отрывистым и нервным. – Знаешь, Алекс, честно говоря, чёртов Дрот как-то странно действует и на меня. Я тут не узнаю себя. Боюсь, что и на меня начинает действовать его проклятие. Всё. Я решил. Больше сюда ни ногой. К чёрту, этот Дрот. Лучше быть здоровым и спокойным, чем постоянно копаться в себе и выискивать, что не так со мной.
-Ты о чём?
-Да всё о Дроте, - в сердцах воскликнул Серж. – Начальство не говорит об этом, но я по себе чувствую, что даже ночной Дрот как-то воздействует на человека. Не могу этого объяснить, но я стал каким-то другим после экспедиций сюда.
-Каким? – поинтересовался Алекс, стараясь не придавать голосу тревоги, овладевшей им. Но Серж, видимо, услышал.
-Ну…, - задумчиво протянул он. И снова рассмеялся. – Да ладно тебе. Я взял тебя на пушку. Не бери в голову. Уж и пошутить нельзя.
И всё же Алекс уловил, что смех его деланный. И говорил он последние слова неискренне. Бравировал, стараясь выглядеть суперменом и не желая открывать душу. Ведь настоящему воину чужды всякие там сантименты. Ну, кто видел, чтобы бравый вояка пускал сопли и копался в душе? Абсурд.
-Ты лучше вставай, парень, - сменил тему Серж. – Нечего тут валяться. Это тебе не пляж на берегу Средиземного моря. Надо приниматься за дело. Ты помнишь, мы тут ненадолго. Скоро вернёмся на корабль, и тогда прощай Дрот. И будешь потом жалеть, что так мало убил гортов, когда начнёшь дома считать прибыль. Вставай.
Пока Алекс лежал, всё было в порядке, но стоило немного пошевелиться, как острая боль пронзила тело, и он застонал.
-Что, больно? – участливо спросил товарищ. - Ничего, крепись парень. Это всё ерунда по сравнению с тем, чего ты избежал. Я и впрямь начинаю верить, что ты счастливчик, настоящая живая легенда. Вот, оглянись сейчас.
Превозмогая боль, Алекс повернул голову.
-Видишь, тот выступ, на самом краю обрыва? Так вот, когда я тебя нашёл, ты висел в пропасти, зацепившись за этот камень грузоходом. Еле вытащил тебя. Всё боялся, что отпущу ненароком, и ты упадёшь. И знаешь, в чём ирония? Никто и не подумал бы, что это не я, а горт сбросил тебя в пропасть. А мне потом ещё за тебя срок мотать пришлось бы. Ну и тяжелый же ты со всей этой хренотенью.
Алекс равнодушно посмотрел на камень, указанный Сержем. Но постепенно начал доходить смысл услышанного. Особенно после того, как увидел изорванный в клочья десантный комбинезон и валяющиеся у самого края вещи, составлявшие амуницию.
-Ну, что, дошло? - усмехнулся Серж. - Так что поздравляю тебя со вторым рождением. Только, чур, меня не называй мамой. Договорились? Хе-хе. Мне не плохо и мужиком. Лучше считай, что я вытащил тебя из пасти смерти.
Алекс с трудом встал на ноги. Тело ужасно болело от ударов о камни, особенно голова. Но более серьезных травм вроде нет. К счастью, отделался синяками да шишками, может, ещё и небольшим вывихом. Не получалось стать на ногу без того, чтобы не ойкнуть от боли. Но идти всё равно надо.
Прихрамывая и опираясь на товарища, Алекс поковылял вверх по склону. Ни о какой охоте, естественно, больше нет и речи. Добраться бы до шлюпки.
-Тогда это третий день рождения, - заметил Алекс.
-Ты о чём?
-Да так, о своём.
Он медленно шёл, прихрамывая на каждом шагу, когда жуткая боль пронзала всё тело. Очень не хотелось раскиснуть. И Алекс решил поговорить. Беседа всегда помогает отвлечься.
-В экспедиции на Крийте всех сожрали лопы - такие огромные песчаные черви размером с нашу шлюпку, а то и больше. Я тогда чудом спасся, - отрывисто говорил Алекс в перерывах между простреливающей болью, когда приходилось ступать на левую ногу. – Несколько очень больших, прямо гигантских червей выползли из-под земли и принялись всё крушить. От лопов не спрячешься и ничем их не убьёшь. Они такие огромные с толстенной шкурой, которую не пробивают даже выстрелы в упор. А взрывы гранат их только злят.
-Да-а, - протянул Серж. – Бывает. И зачем природа создаёт таких монстров?
-Когда летели на Крийт, все понимали, с чем придётся иметь дело, - продолжил Алекс. - Но никто не думал, что это действительно окажется настолько…., - он замялся, подыскивая слово. Не хотелось говорить банальности, но, порой иначе и не скажешь, - …настолько ужасно. Когда лопы напали на лагерь, никто не сомневался, что пришёл конец. Но, ты же знаешь, надежда умирает последней. И каждый пытался спасти жизнь. Но Крийт - это пустыня, и у людей шансов там выжить просто нет. Или почти нет.
Опираясь на Сержа, Алекс брёл по тропе, не позволяя себе расслабиться. Он понимал, что если сдастся, то может не дойти до шлюпки. И чего это, интересно, вспомнился Крийт? Ни с кем не обсуждал Алекс эту тему.
-Так как же ты спасся? - полюбопытствовал товарищ.
-Хм. Сам удивляюсь, - продолжил Алекс, поойкивая от боли. - Когда лопы появились, я валялся в лазарете. Как уже говорил, Крийт - это сплошная пустыня, и солнце там жарит на всю катушку. Накануне пришлось немного позагорать под его лучами, потому и оказался на койке с сильными ожогами. Так вот, я проснулся и услышал дикие крики. Смотрю в окошко, а в лагере настоящий хаос. И буквально в следующий миг палатка взлетает, и я лечу невесть куда. Затем упал и потерял сознание.
Алекс остановился и присел на камень, торчавший возле тропки. Подвёрнутая нога ужасно ныла, и ему требовалась небольшая передышка. Серж так же не возражал против отдыха и пристроился рядом.
Алекс снял с пояса флягу с водой, отпил и затем, смочив руки, протёр свой пылавший лоб. Вроде стало легче.
-И что же ты увидел, когда пришёл в себя? – поинтересовался Серж, так же отпив воды из своей фляги.
-Хм. Когда пришёл в себя и открыл глаза, увидел жуткую картину, - продолжил Алекс. – Только представь - огромные лопы застыли по сторонам с широко открытыми пастями. Ну, я и заорал от страха. Любой бы не сдержался, оказавшись настолько близко от этих уродливых тварей. Всё равно, что увидеть смерть в лицо. Вот ору я и думаю: а почему ещё жив? Эти черви просто ненасытны, а тут вдруг брезгуют мною. И тогда, осмотревшись, всё понял. Вот это и есть ирония судьбы. Подброшенный вместе с лазаретной палаткой, я случайно, по какой-то странной прихоти судьбы, упал в клетку, ту самую, куда мы хотели словить песчаного червя. Именно с этой целью и была организована вся та экспедиция на Крийт. Вот в той клетке я и оказался.
-Да ты и впрямь счастливчик, - гоготнул Серж. – Интересно, можно ли вычислить, какой выпадет процент случайностей, чтобы единственный человек на далёкой планете спасся подобным образом?
-Это вопрос к повёрнутым на математике, - выдохнул Алекс. – Знаешь, насмотрелся я на лопов тогда вдоволь. Целых одиннадцать дней они сторожили клетку, надеясь мною поживиться. Думаю, люди пришлись им по вкусу. Мы в их представлении, наверное, этакие мясистые котлетки.
Лопам, чтобы пообедать, нужно проползать огромные дистанции по раскалённой пустыне, а затем ещё и сражаться с кем-то наподобие себя. А тут вообще без всякого боя – открывай рот да лопай. Насколько я знаю, они не брезгуют ничем. Их желудки переваривают всё, даже, казалось бы, вообще несъедобные вещи инопланетного производства. В нашем лагере они оставили нетронутым только металл. Знаешь, в какой-то степени я даже завидую им. У них не бывает несварения желудка из-за того, что не то съел.
-Ну, и как же ты выжил?
-К счастью, в клетку вместе со мной угодила и вся лазаретная палатка. К тому же, полностью укомплектованная всем необходимым – вода, пища и даже лекарства. Так что, знаешь, я там неплохо устроился и даже вылечился от ожогов.
Меня поддерживало только одно. Я знал, что скоро прилетят наши ребята и спасут. Через одиннадцать дней прибыла шлюпка. Я связался с пилотами и рассказал о произошедшем. Лопов сожгли огнём дюз. Они никак не хотели уходить, и до последнего вздоха сидели у клетки. Помню, едва не задохнулся от вони, когда они горели. Хорошо, что был в медицинской палатке и имел возможность надеть на лицо кислородную маску. Вот так и спасся.
Алекс замолчал. Мужчины вообще неразговорчивые. А тут он столько наболтал, что даже горло запершило.
Передохнув, он встал. За ним поднялся и Серж, и они неспешно отправились дальше. Идти по горной тропе здоровому тяжело. А с больной ногой это вообще немыслимая задача. Но, всё же, превозмогая боль, Алекс, опираясь на плечо товарища, двигался к шлюпке.
-Серж, оставь меня, - попросил Алекс, когда тропа стала почти ровной. Ему не нравилось, что кто-то печётся о нём в ущерб своим интересам. Жизнь научила самостоятельно решать собственные проблемы. А ещё он не любил чувствовать себя обязанным. – Ты иди, охоться. А я доберусь как-нибудь до шлюпки. Здесь уже по прямой.
-Да какая тут охота, - тяжело вздохнул Серж. - Мы и так имеем уже целые состояния. Да что от них проку, если не сможем вовремя смотаться с этой планетки? И я очень сомневаюсь, что нам это удастся. Дичи в этот раз набили много, это я тебе точно говорю. Я ведь здесь уже четвёртый раз. Но такой добычи ещё никогда не было. Это точно. Я один в этот раз настрелял столько, как в прошлый раз половина экспедиции.
Алекс молча ковылял рядом, стараясь меньше налегать на товарища. Сержу и так нелегко – собственная амуниция весит килограмм сорок, да ещё нужно поддерживать раненного коллегу.
-Вот, смотри, - продолжил Серж. - Мы сегодня настреляли много гортов. Если бы шлюпка была исправна, то с дичью уже летела бы к звездолёту. Именно этим сейчас и заняты другие пилоты. И будут заниматься, пока не вывезут остальной груз, или не начнётся рассвет, и уже нельзя будет приземляться. Сам знаешь - своя рубашка ближе к телу, а кошелёк так и совсем рядом. Никто не захочет жертвовать капиталом ради спасения каких-то неудачников.
-Они ведь могут всё потерять, если кто-то останется на планете, - возразил Алекс.
-Хм. Это ты говоришь, потому что сам попал в ситуацию. А там каждый рассуждает примерно так: у всех есть снотворное, и лишь полный идиот не примет его. А таких в этой экспедиции нет. Так что наше будущее довольно туманно.
Дорога к шлюпке заняла раза в два больше времени из-за плохого состояния Алекса. Когда же они, наконец, добрались к посадочному модулю, оставалось два часа до рассвета. Самое время улетать.
Все члены группы уже собрались. Никто больше не охотился, и люди вернулись к шлюпке с пустыми руками. Добыча, сваленная в огромную кучу, теперь мозолила глаза своей бесполезностью. У всех подавленное состояние в предчувствии ожидающей участи.
Серж в двух словах рассказал о происшествии с Алексом и ему наложили тугую повязку с заживляющим раствором. Снимая боль, она приятно холодила ногу. Но он всё ещё не мог нормально ходить.
Из шлюпки вышли старший группы Арно и пилот. Они мрачно смотрели на товарищей по несчастью.
-Я только что разговаривал со звездолётом, - оповестил пилот. - Они твердят одно - ждите.
-А что нам ещё остаётся? - выразил общее мнение темнокожий Рино.
-Есть у меня одна задумка. Я попытаюсь взлететь, - сказал пилот. - Я уже проверял дюзы - обе работоспособны, но правая сильно помята. Если там не повреждены энергопередатчики, есть надежда, что мы улетим. В данной ситуации другого выхода я не вижу. Иначе придётся остаться на день.
-Но ты же не сможешь маневрировать, - воскликнул Грант. - У тебя нет рулей.
-Это не очень серьёзная неисправность, - отмахнулся пилот. - Маневрировать я буду посадочными двигателями. Мне уже доводилось так летать.
-Короче, что требуется от нас? - спросил Арно. Его лысина немного вспотела и лоснилась в ослепительных прожекторах шлюпки.
-Слушайте все! - обратился пилот к охотникам. - В двух милях отсюда есть ровная каменистая площадка. Вы направитесь туда. Если всё будет нормально, то я заберу вас, и мы полетим на корабль. Добычу оставляем здесь, поскольку тащить её с собой бессмысленно. Да и не подниму я в космос столько груза. Эти тушки заберут если не сегодня, то завтра. Они не испортятся. Это я знаю, поскольку уже не первый раз прилетаю сюда. Да и среди вас есть те, кто уже здесь бывал.
-Да бог с ними, с этими тушками, - встрял Серж. – Главное убраться отсюда как можно скорее.
-Вот это правильно, - поддержали остальные.
В данной ситуации это единственный выход. Посовещавшись, охотники двинулись в указанном направлении. Каждый понимал, насколько трудное положение. Арно, как старший, пошёл впереди. Алекс и Серж замыкали колонну.
Пилот одиноко стоял возле раненного корабля и провожал людей отрешённым взглядом. Он ждал, когда все покинут опасную зону, но в то же время нечто внутри словно не пускало в шлюпку. Может, предчувствие.
Алекс, хромая, проковылял к нему.
-Как звать тебя?
-Артур.
-Желаю тебе удачи, - Алекс протянул руку. – Мы все сейчас молимся за тебя.
-Благодарю, - пожал руку пилот. И вдруг у него сорвалось: - Простите меня.
-Хороший ты парень, Артур, - сказал Алекс. - Но не стоит винить себя. Я считаю, это та случайность, от которой никто не застрахован. Кто же мог предположить, что почва здесь такая непрочная, и сразу осядет под массой шлюпки?
-Это верно, - поддержал Серж, подошедший сзади. - Удачи тебе, Артур. Да и всем нам тоже.
-Спасибо, - ответил пилот, и в его голосе было что-то, задевшее Алекса за душу.
-Ну, идём, - потянул Серж товарища за руку. - Ему уже пора стартовать. А нам ещё нужно успеть дойти до площадки. Как нога, ещё болит?
-Да, - кивнул Алекс и, вздохнув, двинулся вслед за товарищем. Но на душе скребли кошки. Он несколько раз оборачивался на стоявшую в одиночестве такую маленькую подле шлюпки фигуру пилота. Алекс словно уже знал, что больше не увидит этого человека. Сейчас он чувствовал себя пешкой в чужой игре, а Артур ему представился жертвенной фигурой. Несправедливо, но, видимо, такова судьба.
Наконец, они завернули за скалу, и шлюпка с пилотом исчезли из поля зрения. Алекс почувствовал, как порвалась нить, соединявшая его судьбу и Артура. Но, что он мог сделать, чтобы спасти его и остальных? Ничего. И это угнетало.
Время тянулось невыносимо медленно. Для Алекса сейчас оно измерялось не в минутах или секундах, а в шагах. И не просто шагах, а мучительных опираниях на больную ногу. Только силой воли заставлял он себя двигаться.
Охотники вереницей растянулись по тропе. Дорога в незнакомой местности всегда трудна и опасна, тем более в горах. Но их выручала подготовка и большой опыт. Новичков здесь нет.
Люди уже не замечали ни окружающей местности, ни спящих у норок гортов, изредка встречавшихся на пути, ради которых они, собственно, и прилетели сюда. Каждого сейчас занимали лишь мысли о спасении.
-Знаешь, Серж, у меня всё не идёт из головы тот горт, толкнувший меня, - сказал Алекс, замыкавший колонну. Ему хотелось избавиться от мыслей о боли в ноге и не думать о неизбежном мрачном грядущем, и потому начал размышлять вслух. – Получается, он мне отомстил за друга. А где ты видел у животных такое поведение?
-Бывает, - отмахнулся Серж. – Я слышал, что даже собаки могут отомстить за хозяина.
-Я знаю. Но здесь такая ситуация, в которой нужно быстро сориентироваться. И потом, горт – такой с виду маленький зверёк, незаметно подкрался ко мне в ночи и с такой силой ударил, что я во всей своей тяжеленной амуниции не смог устоять на ногах. Меня прямо отшвырнуло, и потому я упал на крутой склон горы.
-Алекс, ты хочешь сказать, что горты разумны, и способны на большие чувства? Именно этим ты хочешь объяснить необычайную силу зверька, который в отчаянии приобрёл гигантскую мощь и потому сбил тебя с ног, хотя ты и был в полном десантном комплекте?
-Не знаю, - вздохнул Алекс. Он понимал, что товарищ приводит вполне разумные контраргументы. Да и кто бы подумал об этом?
Стоп. Но Серж не обладает таким уж острым умом, чтобы вот так в беседе мимоходом сразу найти ответ. Значит, говорит то, о чём сам думал. Ведь он уже четвёртый раз на Дроте и не мог не заметить многих его странных особенностей. Сам же говорил, что человек как-то меняется здесь. И Алекс понял, что тот знает гораздо больше, чем говорит. Нужно будет с этим как-то разобраться. Но не сейчас, не здесь. В более подходящей обстановке.
Люди прошли около половины расстояния, когда издали донёсся звук стартующей шлюпки. У каждого в этот момент всё замерло внутри. Что произойдёт? Взлетит шлюпка или нет? Доберётся ли к месту посадки? И смогут ли они сегодня покинуть проклятый Дрот?
По доносившемуся звуку они слышали, что шлюпка взлетела, и скоро увидели загоревшуюся в небе стремительно двигающуюся точку.
-Летит! - радостно воскликнул Серж. И даже у Алекса отлегло на сердце. Он почему-то настроился на худшее.
Маленькая звёздочка плавно набирала высоту, а люди стояли и с восторгом следили за её полётом. Ведь это летит их спасательная шлюпка, их надежда, и единственный путь домой. Охотники сразу же воспряли духом, и заспешили к месту посадки.
-Смотрите! - внезапно заорал Серж.
В тишине Дрота его голос далеко разнёсся, и был услышан всеми. Охотники как по команде подняли головы и застыли с изумлением на лицах. На месте спасительной звёздочки возник целый фейерверк.
-Она взорвалась! - закричал кто-то голосом, полным ужаса.
И теперь до всех дошло, что разлетающиеся искры не что иное, как осколки шлюпки.
Алекс отвёл взгляд, не в состоянии наблюдать, как умирает последняя надежда. Он буквально рухнул на камень, возле которого стоял. Это огромное потрясение даже для него, хотя и предчувствовал трагический исход, и в какой-то мере приготовился к нему. Лучше бы шлюпка взорвалась на старте, подумал он со злостью.
Прошло время, прежде чем Алекс начал воспринимать окружающее. Вероятно, получил сильный эмоциональный шок и отключился.
Кто-то в панике орал не своим голосом, кто-то что-то доказывал. Сидевший рядом Серж плакал в открытую. Да и кому сейчас до него дело? Каждый по-своему переживал несчастье, понимая, что спасение уже не придёт, и, осознавая, что в жизни каждого наступил особый переломный момент, которого все так боялись.
Среди общего гомона Алекс выделил голос, пытавшийся что-то разумное донести до окружающих. Но это ему явно не удавалось. Да это же Арно. Поднявшись на ноги, Алекс, прихрамывая, двинулся к старшему группы.
-Ты куда? - всхлипывающим голосом спросил товарищ.
-Пойдём.
Увидев движение, люди тоже зашевелились. Когда же Алекс остановился возле Арно, то обнаружил себя в окружении толпы. Люди с тревожными лицами смотрели на старшего группы, ища поддержки, а возможно (ведь человек всегда надеется на чудо), и разрешения проблемы. Но чудес, к сожалению, не бывает.
-Что будем делать? - за всех спросил Алекс.
-Сколько я буду повторять? Но меня никто не слушает! - воскликнул Арно. – Нечего тут переживать и ударяться в панику. Ведь у каждого есть на экстренный случай три таблетки снотворного. Я знаю, что они выручают. В предыдущих экспедициях были подобные случаи, когда люди вынуждено оставались на дневной поверхности Дрота. И все они…
-Ты нам зубы не заговаривай, - перебил Арно темнокожий Рино. – Мы тоже знаем, что почём.
-Давайте без паники, - отрезал старший. - Мы сейчас пойдём к тому месту, куда направлялись, и подождём до рассвета. Если за нами не прилетят, то примем снотворное.
-Арно, а ты не знаешь, что случается с людьми, встретившимися с Дротским солнцем? - зловещим тоном поинтересовался Рино. – Не расскажешь, куда они деваются после экспедиции? Я что-то здесь не видел ни одного, кто хоть раз пережил день на этой чёртовой планете.
-Я знаю одно - все выживают, если принимают снотворное, - с вызовом ответил Арно.
-Но что случится с нашими мозгами? - не унимался Рино.
И, похоже, этот вопрос сейчас волновал каждого, ведь им предстоит всё испытать на себе.
-Одно могу гарантировать - вы останетесь живы, - парировал Арно тоном, не допускающим возражения. Но он явно ошибся тембром или словами.
Охотники напряжённо смотрели на начальника. И Алекс видел, что в душах людей вызревает буря, которая может привести к чему-то ужасному. Они чувствовали себя обречёнными, и это состояние могло поднять с глубин их душ самые низменные инстинкты.
Так устроен человек - всегда ищет козла отпущения на все обрушившиеся беды. И в настоящий момент тем, кто окажется под рукой, вполне может оказаться Арно. Он начальник, стоит над ними, член руководства экспедиции, и потому невольно виноват в том, что их постигло несчастье.
-Арно, ты давай, связывайся с кораблём, - спокойно произнёс Алекс, стараясь разрядить накалявшуюся атмосферу. – Требуй, чтобы за нами прислали шлюпку. А мы все пойдём к намеченному месту посадки, и будем ждать. Здесь, между скал нас подобрать не смогут. А там, где приземлилась наша шлюпка, садиться нельзя. Это каждому понятно. Так что, мужики, надо идти.
Алекс не стал дожидаться ответных реплик. Он чувствовал себя правым. И потому, грубо растолкав коллег, заковылял вперёд по едва заметной тропке. Сейчас он стал направляющим.
Атмосфера заметно разрядилась. Это ощутили все. Алексу удалось сбить накал страстей отчаявшихся людей. Но чувствовал, что ненадолго. Он и сам не верил в спасение.
-Пошли! - скомандовал Арно, глядя в спину удаляющемуся Алексу, и сам направился вслед.
Охотники, привыкшие слушаться руководителя, и в этот раз последовали его приказу, несмотря на то, что мгновение назад готовы были едва не убить. Но, опять-таки, вопрос - что делать? В незнакомом мире, тем более таком, как Дрот, иных альтернатив нет. Только сплочённость даст им хоть какой-то шанс выжить.

Охотники собрались на площадке, указанной пилотом. Чего стоил этот переход Алексу, известно только ему. Он стискивал зубы, чтобы не орать от боли, но всё шёл и шёл, ведя за собой людей.
Теперь все сидели с унылыми лицами. Они не создали общий кружок, но держались поблизости. Каждого угнетало неведомое пугающее будущее. Никто не разговаривал. Люди просто сидели и ждали неизвестно чего. Лишь охрипший голос Арно, пытавшегося связаться с кораблём, нарушал тишину.
Алекс тоже поддался всеобщему унынию. Грядущий перелом в судьбе взволновал и его. Что ожидает за порогом дротского рассвета? Как эта планета меняет людей? Неизвестность страшит, потому и мрачных предсказаний всегда больше.
Сами вдруг ожили воспоминания, и Алекс незаметно окунулся в мир прошлого. Много всего было. Вспоминалось больше хорошее. Плохое как-то не удерживается в памяти. Но некоторые моменты словно якорятся. Как тот эпизод с Марией. «Я, наверно, скоро встречусь с тобой, - подумал Алекс. - И тогда закончатся эти муки». Но почему-то не верилось. Он так сжился с кошмаром, что тот уже казался чем-то привычным, хотя и ужасным. Как обычно, Алекс отогнал видение разлетающихся кровавых ошмётков. И тогда освободившийся мозг заполнил иной образ. Хотя и он не из радостных.
Перед мысленным взором предстало грустное лицо пилота Артура. Его серые печальные глаза смотрели так же обречённо, как и при расставании. Теперь, наверно, они тоже будут преследовать Алекса, хотя он и знал этого человека лишь несколько часов. Но, порой, какие-то мгновения помнишь вечно, а иногда и целые годы уходят в небытие, словно их и не было.
Артур ведь знал, что ничего не получится, с болью в сердце думал Алекс. Но всё равно пошёл на отчаянный шаг – рискнул взлететь на повреждённой шлюпке. Почему-то никто не вспоминал его. Вероятно, потому, что всем сейчас тяжело, а человек, как правило, в первую очередь печётся о себе.
А ведь Артура вполне можно назвать героем. Только, к сожалению, он так и останется никем не признанным и забытым неудачником. Артур так хотел спасти людей, что не побоялся взлететь на поломанном модуле, хотя отлично знал инструкции, строжайше запрещавшие даже заводить двигатель при такой поломке. Может, надеялся на чудо?
В космофлоте Алекс сталкивался с подобными случаями. Из памяти всплыла инструкция, которую тогда держал в руках. Будто дословно прочитал текст, в котором строжайше запрещалось взлетать с помятой дюзой. И почему раньше не вспомнил её? Злость на себя взорвалась неожиданной бурей эмоций. Если б раньше подумал о том, может, и удержал бы Артура от безумного поступка, стоившего ему жизни. Пилот не мог не знать этой инструкции.
И снова Алекс вспомнил Артура, как тот одиноко стоял у поломанного модуля. А глаза, казалось, просили, чтобы отговорили его от безумного плана. Они взывали и к Алексу во время прощания. А ведь он мог бы всё изменить, вспомнив раньше эту проклятую инструкцию. И сожаления об упущенном болью вгрызлись в душу.
Но можно ли назвать поступок Артура безрассудным? Если бы у него всё получилось, то люди чествовали бы его как героя. А так он навеки канул в безвестность. Упокой, господи, его душу.
-Что-то летит, - произнёс смотревший в небо Грант.
Охотники нехотя подняли головы. С каждым мгновением улетучивалась надежда на спасение. Алекс видел - уже никто не верит, что за ними прилетят. До рассвета осталось минут двадцать.
Люди обычно не задумываются, каким будет их конец. И большинство желает, чтобы он наступил как можно позже. В человеке заложен инстинкт жизни. Но сейчас каждый из присутствующих здесь хоронил себя. Дурные слухи о Дроте нагнетали особую тяжёлую атмосферу.
В ночном небе действительно плыла маленькая яркая звёздочка. И все знали, что это посадочная шлюпка. Но, увы, летит не сюда. Вероятно, более удачливая соседняя группа после удачной охоты направляется на базу. Вон как долго тянули, значит, настреляли много дичи.
Вскоре маленькая звёздочка исчезла, a вместе с ней умерла и последняя надежда.
-Время принимать снотворное, - осипшим голосом произнёс старший группы. Но никто не отреагировал.
Арно, вопреки своей вспыльчивой натуре, больше ничего не сказал. То ли вспомнил предыдущий опыт, когда на него едва не набросились разъярённые охотники, то ли понимал, что настал особый момент, и каждый готовится встретиться с неизбежным. И для этих людей уже ничто не имеет значения.
Это как предсмертное мгновение. Все знают, что людей меняет солнце Дрота, и каждый думает - что станет со мной, когда проснусь на звездолёте? Какие будут последствия? Останусь ли прежним, со всеми своими достоинствами и недостатками, или превращусь в зомби? К сожалению, информации об этом нет. И потому каждый с ужасом отсчитывал последние секунды перед роковым мигом принятия таблеток, словно готовясь хлебнуть дозу смертельного яда.
А Алекс ничего не слышал. Он мысленно отправился на тот маленький участок побережья Средиземного моря, где мечтал построить дом. Алекс прогуливался по самому берегу у воды, пробуждая в душе те непередаваемые ощущения, когда волна касается ступней ног.
-Шшуг - прожужжало в воздухе. Этот тихий, почти шепчущий звук вывел его из состояния полусна. Он быстро обернулся, поскольку хорошо знал, что может его издать.
Это маленький тщедушный Гари. Самый неприметный из всей группы. Сейчас он лежал в неестественной позе, широко раскинув ноги и руки, словно хотел обнять небо.
Алекс сразу понял, что произошло. Гари выстрелил в себя из низкочастотного лазера. Но его больше поразила спокойная реакция сидящих рядом людей. Никто даже не пошевелился, словно ничего страшного и не произошло.
А что? Скоро все будут такими же трупами. А может, Гари даже нашёл лучший выход. Люди меняются под солнцем Дрота. И об этом все знают. Но примеру Гари никто не последовал. Наоборот, его смерть подстегнула остальных. Люди начали доставать таблетки и запивать их из фляги, передаваемой по кругу. И хотя ёмкость наполняла вода, они выпивали её как благородный напиток. А пили за свою жизнь, за будущее.
Алекс протянул руку к отсеку комбинезона, где должно храниться снотворное, и ощутил, как холодные мураши побежали по спине. Таблеток нет, как и самого кармана. И он с ужасом осознал, что всё потерял. Вероятно, это произошло, когда его толкнул горт. Занятый иными проблемами, он не обратил на это внимания. Что же теперь делать?
Алекс поднял голову и осмотрелся. Серж запивал снотворное. А большинство охотников уже заняло горизонтальное положение, готовясь к путешествию в страну Морфея.
-Держи, - протянул флягу товарищ. Алекс чисто машинально взял её, но пить не стал.
-Ты чего? – не понял Серж, укладываясь на импровизированное ложе из кустарника.
-У меня нет снотворного. Я потерял его.
Какое-то время товарищ размышлял. Алекс видел, как менялось выражение его лица, на котором, словно на экране, промелькнула целая гамма всевозможных эмоций. И, наконец, он принял решение.
-Держи, - протянул своё оружие.
-И что мне с ним делать? - не понял Алекс, но ответа не получил. Серж уже спал крепким сном продолжительностью в сорок восемь часов. И лишь позже до него дошло, что товарищ предлагал ему метод Гари.

На востоке серело небо, предвещая рассвет.
Алекс сидел над бездной, свесив ноги в пропасть. Внизу расстилалась горная долина с вытянувшейся блестящей проволокой рекой. Казалось, до неё так далеко, что, наверное, пешком шёл бы туда целую неделю. Хотя расстояние в горах всегда обманчиво.
Тяжёлый шлем вместе с очками ночного видения лежат рядом. Надоело смотреть на мир одним глазом. А так гораздо лучше. И можно созерцать настоящие краски планеты. А они довольно необычны. Дрот - мир со свойственными лишь ему, особыми и неповторимыми - цветом, запахом и, собственно, восприятием. И, к своему удивлению, Алекс чувствовал себя удивительно хорошо, и даже хотелось остаться здесь. Хм. Абсурд какой-то, - отметил краем сознания. Хотя, может, и действительно останется, похороненным в могиле. Не зря же все так боятся этой планеты.
Дрот немного больше Земли, и период обращения вокруг оси несколько длиннее, поэтому и рассвет чуток затягивался. Что имело несомненные плюсы.
И вот, наконец, занавес поднимается, и из-за горизонта несмело выглянул первый жёлтый лучик. За ним следующий, и ещё. И вот небосвод заиграл разными оттенками.
Алекс с наслаждением впитывал завораживающую игру красок восходящего светила со всеми нюансами изменяющейся палитры. Это не опишешь. Надо видеть, и душой участвовать в замечательном представлении зарождения нового дня. Ему доводилось наблюдать рассветы на других планетах. Но это что-то особенное. Волшебное действо окрыляло душу, изрядно зачерствевшую в скитаниях по жизни. И он воочию наслаждался божественно прекрасным видением.
Спустя какое-то время блуждающий взгляд упал на лежащий рядом скрамблер. Некое смутное воспоминание запульсировало в голове, тревогой отдаваясь в душе. Он что-то должен сделать с этим оружием. Но, что? Забыл.
Все страхи и волнения исчезли, улетучились. Осталась лишь восхитительная действительность и эмоции. Да разве можно отдаваться печальным размышлениям среди подобной красоты?
И в следующий миг взгляд снова устремился к небу, и душа наполнились красотой при созерцании очаровательной Аиды в её изумительных убранствах. Обыграв почти все краски цветовой палитры, она, наконец, явилась миру во всей красе.
Ослеплённый сиянием восходящего светила, Алекс посмотрел вниз, и обомлел. На каменных площадках y своих норок на задних лапках стояли горты, точно маленькие человечки. И они тоже завороженно любовались, подумать только, зарождением нового дня.
Как охотник со стажем, он неплохо знаком с повадками многих животных. Но такое отвлечённое занятие, как буквально ритуальное массовое наблюдение за восходом солнца, нехарактерно примитивному разуму. Понимание красоты - свойство высшего сознания.
Алекс поймал себя на мысли, что определил словом «ритуальное» - необычное поведение гортов. И действительно, иначе не назовешь. И это казалось настолько естественно - стоять и любоваться восходящим солнцем, и получать эмоциональное удовольствие - что он вновь отрешился от всего и предался созерцанию. Так устроен человек - всегда стремится получить что-либо приятное: вкусная еда, удобная постель, красивое зрелище. Да мало ли что ещё. Потому и забываются негативные впечатления, поскольку неохота снова вызывать их из памяти.
Краем сознания Алекс отметил неуловимое изменение в окружающем мире. Он не сразу осознал произошедшее, но вновь переведя взгляд на долину, заметил ещё более странное поведение гортов. Эти маленькие, вовсе не имеющие крыльев существа парили в воздухе. Причём выглядело это не неуклюже, как при падении, а вполне естественно. Плавно скользя, полные грации и достоинства, горты летели в нужном им направлении. А для неподготовленного человека это подобно чуду.
Новый день неторопливо вступал в свои права. Солнце взошло. Горты разлетелись по делам, а Алекс всё не мог оторваться от созерцания этого удивительного мира. И не замечал ничего ужасного.
Посторонний звук вывел из состояния транса. Алекс оглянулся, и застыл в изумлении. Его обыкновенное человеческое тело, не имеющее крыльев, тем не менее, парило в нескольких метрах над землёй. Мозг запаниковал. Это уж слишком. Он испугался, и сразу начал опускаться. Впрочем, не настолько быстро, чтобы это вызвало новый приступ страха. Довольно скоро, но без ощутимого удара, Алекс вновь оказался на краю скалы. И испытал настоящее облегчение.
Вероятно, потихоньку рассудок покидает его. Теперь он понял, чего так боялись люди. Видимо, именно эта особенность Дрота и явилась причиной его изоляции. Незаметно для себя, захваченный врасплох открывающимися чудесами, начинаешь теряться от всех этих неестественных проявлений, обыденных для этого мира, и постепенно у тебя пропадает здравый смысл. Ну, как объяснить, что ты вдруг начал парить? Это же полнейший абсурд. Неужели теряю контроль над разумом? – пронеслось в голове. А парящие горты? Они же не птицы. У них нет крыльев. Определённо, всё это плод галлюцинаций.
Опять в сознание вторгся какой-то шум. Алекс решил, что он тоже игра воображения. Но, посмотрев в направлении звука, увидел в двадцати метрах от себя двух парящих гортов. И всё-таки парящих. Нет, у него точно не всё в порядке с головой. Алекс сморгнул. Но горты по-прежнему висят над землёй, откровенно рассматривая человека.
Или они настоящие, или у меня окончательно поехала крыша, - вынес себе вердикт. Ну и пусть, - пронеслось в голове. Что мне, хуже стало? И Алекс в свою очередь принялся разглядывать местных жителей.
Эти два горта совсем крошечные. Вероятно, ещё дети. Необычные звуки, напоминающие шуршание металлической фольги, они издавали своими маленькими ртами, по-видимому, при общении. Повисев в воздухе, малыши вскоре удалились, причём, не сделав ни единого заметного движения.
На какое-то время эти события вывели человека из обычного душевного равновесия, и он попытался осмыслить увиденное. Но вскоре бросил это занятие. Не получалось здесь долго предаваться размышлениям. Ведь столько вокруг красоты и гармонии.
И Алекс, неожиданно для себя, вдруг открыл, что может восхищаться красивыми пейзажами, до слёз восторгаться чудными красками нового мира, а разум способен рифмовать стихи, дабы передать всё это, неописуемое обычным языком, совершенство. И это здорово! А мозг, взамен привычным, холодным и циничным размышлениям, может предаваться буквально детской радости. И тогда, наверное, впервые в жизни, Алекс открыто и свободно засмеялся, даря позитивные эмоции окружающему миру. И от этого ему стало необычайно хорошо.
Через какое-то время он снова обнаружил себя парящим в воздухе. Но на этот раз воспринял это спокойно и попытался разобраться, что происходит. Алекс - человек практичного ума, военного склада характера. Всякие фантастические бредни никогда его не занимали. Им просто нет места в его мире. Но происходящее ни в какие рамки не влазило.
Он парил метрах в шести над скалой, и это доставляло необъяснимую радость, переполнявшую душу, можно сказать, через край. Есть нечто мистическое во всём происходящем. Или он действительно сходит с ума и всё это только кажется?
Алекс осмотрелся. Внимание невольно привлекла скала на другой стороне долины. Яркий блеск исходит от неё. К сожалению, отсюда плохо видно, что там. Возникло желание приблизиться к скале. И вдруг тело само поплыло в нужном направлении. Это так здорово, что захватывает дух. Но в тоже время страшно, когда оказался над пропастью глубиной в несколько километров.
Он испугался, и тут же заметил, что начинает снижаться. Теперь стал понятен механизм перемещения по воздуху. Радость и любознательность, наполняющие сознание, окрыляют душу, и ты летишь. Но стоит отдаться неизменным мыслям и страхам, падаешь. И Алекс решил проверить своё открытие на практике. Он поднял глаза к небу и попытался наполнить душу радостью от созерцания окружающей красоты, и тотчас устремился вверх. Потом взглянул в требуемом направлении и полетел к скале.
На плоской вершине горы воцарилось некое сооружение, отражающее лучи солнца. Облетев его несколько раз, Алекс определил, что создать нечто подобное не могли на Земле или других планетах, входящих в Галактическое содружество. Что это такое и для чего, непонятно. Он видел лишь блестящую поверхность, абсолютно лишённую швов. Сооружение имело неправильную звездообразную форму в виде хаотично торчавших в разные стороны острых лучей. Но это странное тело так гармонично вписывалось в окружавший ландшафт, что без него невозможно представить эту вершину.
И всё же Алекс не рискнул вплотную приближаться к сооружению. Что-то словно не подпускало ближе. Какой-то внутренний запрет, впрочем, не казавшийся враждебным, советовал лететь дальше. Частично удовлетворив любопытство, он последовал указаниям и направился в другую сторону. Очень хотелось получше осмотреть этот удивительный мир.
Горная страна постепенно снижалась к югу. Где-то там, внизу, есть река. Вот бы увидеть её вблизи. Он с детства обожал воду и открытые водоёмы.
Теперь Алекс парил на относительно небольшой высоте, позволявшей рассмотреть всё, что захочешь, но в то же время, не вмешиваясь в дела живущих своей жизнью гортов. Этими местными жителями здесь буквально кишело. Они летали по воздуху, что-то делали у своих норок, общались друг с другом, и при этом, казалось, никто из них не замечал парящего человека.
Алекс спускался всё ниже. Стояло позднее утро. Масса впечатлений захватила душу, и впервые в жизни он чувствовал себя по-настоящему счастливым. Хотелось радоваться, смеяться, открывать что-то новое и приятное. Но больше всего хотелось летать. Это как во сне. И всё время казалось, что внезапно проснёшься, и чудо исчезнет.
И Алекс наполнял душу радостными эмоциями, чтобы продолжить волшебный полёт. Воздух становился теплее. Он скинул куртку и, свернув её, прикрепил за спину, возле грузохода. Всё получилось чисто автоматически. Руки сами знали, что делать, а разум не переставал восхищаться окружающим миром.
Чувство голода, ранее сознательно притупляемое, начало проявляться всё сильнее. По корабельному времени давно миновал ужин. Алекс в последний раз ел во время завтрака перед спуском на планету. С того момента прошло уже больше десяти часов. К тому же, масса переживаний и впечатлений сжигают дополнительную энергию в организме.
К сожалению, в экипировку охотника не входили съестные припасы, чтобы не утяжелять переносимую кладь. Да никто и не планировал надолго задерживаться на Дроте из-за его дурной славы.
Алекс заприметил живописное озеро, разлившееся едва не по всей ширине долины и окружённое лесом. Возможно, на его берегах найдётся что-нибудь для утоления голода. На планете, с природной средой, приближённой к земной, растительный белок должен быть пригоден человеку в пищу. Это он знал по опыту. Ведь успел за свою жизнь побывать на десятках планет и изучил немало наук, чтобы уметь выживать в разных условиях.
Алекс опустился на берег. Мелкий жёлтый песок манил растянуться во весь рост и позагорать. Но прежде нужно поесть.
Лес начинался в пяти шагах от воды. А может и не лес. Таких деревьев он ещё не видел. Каждое из них сформировано в виде животного, одетого в листву разного цвета. Алекс не уловил лишних штрихов в композициях. Лёгкий ветерок слегка шевелил листву, и создавалось впечатление, что вокруг целое стадо зверей. Алекс невольно залюбовался этим творением. Да-да, именно творением. Вряд ли такой лес мог вырасти сам. В его создание вложило труд не одно поколение селекционеров. Но чей мозг работал над этим дивным парком? Неужели гортов, кого люди отстреливали ночью как диких животных?
Алекс направился вглубь то ли леса, то ли парка. Землю укрывала трава, по виду напоминающая земную, что высаживают для декорации. Она здесь к месту, и выглядит эффектно возле деревьев - животных. К сожалению, здесь ни одного плодового растения. Но его рука не поднялась бы что-то сорвать, даже если бы такое и оказалось, чтобы не нарушить эту удивительную красоту.
Он шагал мимо динозавров, слонов, гурэки, червей планеты Кийт и многих других знакомых и вовсе неизвестных ему животных, застывших в мирном соседстве. Все они шевелились, вызывая в душе странные ощущения. Казалось, все эти звери действительно живые. И хотя разум понимал, что это лишь плод воображения, но подумайте, как бы вы чувствовали себя, например, в львином прайде?
Вскоре чудо парк остался позади. И лишь тогда пришло воспоминание, что здесь можно летать. Вероятно, селекционеры именно так и передвигались через парк, так как нигде не видно ни единой тропки. Алекс мысленно сосредоточился, наполнил душу положительными эмоциями и плавно оторвался от земли. Ощущение полёта ещё не успело приесться, и он вновь наслаждался волшебным переживанием свободного парения.
Спустя какое-то время удалось отыскать дерево, увешанное большими сочными плодами жёлто-красного цвета. Они напоминали персики. Алекс осторожно сорвал плод и, разломив, лизнул языком. Это оказалось райским наслаждением. И он с удовольствием набросился на плоды.
Но тут ожидало новое открытие. Наслаждаясь фруктами, Алекс пожалел, что нет чего-нибудь посытнее. К примеру, мяса. И тогда прямо в руках плод начал приобретать вид куриной ножки, о которой мечтал. Причём вкус также изменился. Просто объедение.
Взяв следующий плод, он представил, что это запечённая рыба с планеты Гара, и буквально тут же получил желаемое. Даже пальцы немного обжигало от поджаренной корочки. Ну, разве не чудо?! Или я окончательно спятил? А, впрочем, какая разница?
Утолив голод, Алекс ощутил прилив жизненных сил, а вместе с ними и желание исследовать этот удивительный мир.
День здесь длится 32 земных часа из-за более медленного вращения планеты вокруг оси. Но для человека пролетел почти незаметно. Это ведь настоящая сказка со своей загадкой, удивительными приключениями, чудесными превращениями и необычными явлениями. Алекс нашёл и осмотрел старинный разрушенный город, покинутый неведомыми жителями, по-видимому, очень давно. Он видел диковинные памятники неизвестной цивилизации, наслаждался изумительными красотами природы. Но разве возможно познать целый мир всего за один день, пусть даже такой длинный, как на Дроте?
За день Алекс пролетел немалое расстояние на юг, и добрался до тёплого пояса. Когда солнце начало клониться к закату, он спустился на землю. Сказывалась усталость. А возвращаться к спящим коллегам не хотелось. Душа буквально взбунтовалась против этого.
Гораздо приятнее улечься на траву и заснуть, а утром вновь отправиться на исследование этого удивительного мира. Алекс чувствовал, что ведёт себя не так, как обычно. Исчезли привычные: уравновешенность и практичность. Он словно вернулся в детство, и стал таким же впечатлительным юношей, как тридцать лет назад. И это нисколько не тревожило. Наоборот, он радовался взрыву эмоций. Это так здорово, испытывать удовольствие и радость от жизни.
Алекс лениво растянулся на траве, подложив под голову свёрнутый военный костюм. Тяжёлый комбинезон он сбросил уже давно. Он здесь без надобности.
Заходящее солнце Дрота - такая же восхитительная картина, что и восход. Та же изумительная игра цвета и настроения. Алекс восхищённо любовался незабываемым зрелищем. Какое прекрасное, воистину сказочное завершение дня.
Исподволь возникло странное ощущение. Сперва на подсознательном уровне, но спустя какое-то время окрепло и даже забило тревогу. Не понимая себя, Алекс сел и осмотрелся. Всё понятно.
В нескольких шагах от него стоял горт. Такой степенный и важный, ну совсем как маленький человечек, скажем, пигмей. И с высоты своего метрового роста настороженно взирал на пришельца. Это первый горт, если не считать утренних малышей, проявивший к нему интерес.
Какое-то время человек и местный житель рассматривали друг друга. Алекс впервые наблюдал вблизи живого взрослого горта, и на него это произвело сильное впечатление. Поза, умные пронзительные глаза, неуловимая аура величия - всё в нём говорило, что это не животное, а разумное существо. А шкурка, так дорого ценившаяся на чёрном рынке Земли, на хозяине выглядит потрясающе.
Молчание несколько подзатянулось, но Алекс не спешил брать инициативу. Охотники хорошо знают, что если вести себя мирно, то зверь успокоится и не станет проявлять агрессию. Пусть горт покажет сам, что хочет. Он явно здесь не просто так.
И случилось чудо. Горт словно понял мысли человека, и протянул вперёд левую ручку. Алекс с интересом смотрел, ожидая продолжения. Ни тени страха не возникло в душе. Не потому, что не боялся коротышки, а просто испытывал дружеское расположение к горту. Чем-то ему нравилось это небольшое существо, как и всё, что он видел на этой планете.
На вытянутой лапке горта, словно наколдованное, материализовалось диковинное устройство. Человек с интересом рассматривал его. Это оказалась уменьшенная копия огромного сооружения, расположенного на вершине горы, которое Алекс обследовал утром. Те же острые шипы торчат во все стороны, и тот же серебристый цвет отливает на поверхности.
Раздался звук, похожий на шелест металла. Горт заговорил, и человек, к своему удивлению, всё понял. Хотя и неизвестно, каким образом.
-Благоденствуй, чужеземец.
-Здравствуй, - ответил Алекс с неким восторгом. Он уже понял, что перед ним не бестолковое животное, как представляли на Земле, а вполне разумное существо. Но всё равно это казалось чудом. Представьте на миг, что с вами вдруг заговорила ручная обезьянка.
-Ты должен вернуться к своим, - сказал горт.
Какое-то время Алекс обдумывал слова коротышки, удивляясь категоричной форме заявления.
Не получив ответа, горт продолжил:
-Мы дали тебе возможность узнать наш мир, а теперь ты должен вернуться.
-Мне нравится здесь, - воодушевлённо произнёс Алекс.
Теперь горт задумался над услышанным.
-В нашем мире, - продолжил человек, - полагают, что Дрот - самая ужасная планета. А я бы хотел остаться здесь жить. Почему вы ненавидите людей? Что вы с нами здесь вытворяете?
-Мы ничего не делаем с людьми, - возразил горт с удивлением. – Вы сами творите здесь всё, что хотите.
-Как это понять?
-С тобой же ничего не произошло. Это потому, что помыслы твои чисты и благородны.
-Объясни.
-Когда-то наши предки сконструировали этот мир таким, как ты его видишь. Здесь возможно всё. Любое желание легко осуществляется. Но и последствия твоих действий также быстро проявляются. На Дроте можно жить лишь с благородными стремлениями, иначе хаос мыслей быстро тебя погубит. Это случалось со многими гортами, как и с людьми, попадавшими сюда.
-Ты сказал, что ваш мир сконструирован, - напомнил Алекс. - Но здесь нигде не видно и следа цивилизации. Вы живёте в норах, не пользуетесь техникой, не летаете в космос.
-То есть, ты хочешь сказать, что мы варвары, либо животные? - уточнил горт.
-После того, что увидел, думаю, вы разумны. Но не вижу плодов вашей цивилизации.
-Наша раса очень древняя, - степенно произнёс горт. - Исторические хроники нашей цивилизации отстоят на миллион лет. А ты упрекаешь нас в варварстве. Но, может, ты сам, в силу молодости и неопытности собственной расы, не можешь оценить, чего мы достигли?
-Ну, так просвети меня, - попросил Алекс.
Горт задумался.
А человек ощутил исходящую от этого небольшого существа ауру, какой не ощущал ни у одного землянина. Интересно, сколько ему лет? - подумал Алекс. Перед ним явно не юноша.
-Наши предки, создавая планету, сделали её такой, чтобы здесь было хорошо и безопасно жить, - поведал горт через какое-то время. - Инженеры спроектировали климат, чтобы наша раса чувствовала себя комфортно. Мы живём здесь в гармонии с природой, и это благоприятно отражается на нас.
-Хм. Но не может же разум застыть на одном месте, - воскликнул человек. - Ведь обществу необходимо развитие творческой мысли, иначе воспоследует застой и регресс. А это в свою очередь приводит к вырождению и конфликтам.
Горт задумчиво смотрел на человека.
-Вот уж не думал, что буду обсуждать с тобой философские проблемы. Хорошо. Если наша беседа перешла в такую плоскость, и ты желаешь продолжить серьёзную тему, могу показать ещё кое-что.
-Давай.
-Тогда пожелай отправиться со мной, - предложил горт.
И в следующий миг Алекс очутился в новом месте. Его очень удивил столь необычный способ перемещения. Ну, прямо как в сказке. Впрочем, этот мир и так в чём-то сказочный.
Человек и горт стояли посреди небольшого зала. Тут комфортно и уютно. Вдоль стен установлены небольшие диванчики. По мнению Алекса это либо зал ожидания, либо место отдыха. Множество растений создаёт атмосферу зимнего сада. У одной из стен небольшой фонтан, наполняющий помещение свежестью и тихим журчанием воды.
-Где мы? - спросил Алекс, с удивлением осматривая помещение. Вот уж не ожидал нечто подобное увидеть на Дроте.
-Это мой рабочий кабинет, - ответил горт.
-Простите, а чем вы тут занимаетесь? - полюбопытствовал человек. С его точки зрения в этом помещении можно лишь приятно отдохнуть.
-Я ..., - дальше Алекс ничего не понял.
Хозяин заметил недоумение гостя и замолчал.
-В вашей культуре ещё нет понятий, о которых я говорю, поэтому вы не поняли меня, - пояснил хозяин. - С развитием цивилизации меняются потребности общества, и возникает необходимость в новых формах удовлетворения его нужд. В частности, я - хранитель гармонии биосферы планеты. Я не занимаюсь научными разработками. Это заботы других. Я лишь должен следить, чтобы моей расе ничто не мешало жить.
-Теперь ясно, почему мы встретились, - кивнул человек. - Я нежелательный элемент для вашего благополучного мира.
-Хоть это и невежливо с моей стороны, - произнёс горт, - но вы правы. И я тоже хочу задать вопрос. А как бы вы в своём мире отнеслись к появляющимся в ночи убийцам? Разве вы стали бы вести с ними философские беседы?
-Конечно, нет, - согласился Алекс. – Но, отчасти вы сами виноваты, что так вышло. С пьедестала многовековой цивилизации вы свысока взираете на молодую расу людей, в свою очередь, принимая нас за варваров и убийц. И вдруг оказывается, что мы просто не понимаем друг друга. А знаете, в этом больше виноваты вы сами.
Горт поднял лапку, и в следующий миг Алекс очутился в новом месте. И увиденное потрясло его. Здесь царил хаос. Разрушенные города, пылающие леса, убитые горты.
-Куда мы попали?
-Это музей, - пояснил горт. - Наша раса не раз сталкивалась с пришельцами. Но, к сожалению, всегда один и тот же результат. И мы не хотели бы вновь оказаться в этом хаосе.
Алекс потрясённо взирал на ужасное зрелище - по-видимому, результат бомбардировки из космоса. Это не похоже на декорации. Он ощущал себя в центре событий. Обонял запах гари, осязал жар, исходящий от пылающих развалин, слышал вопли боли живых существ. Всё настолько реально и ужасно, что он не выдержал.
Алекс вернулся в уютный кабинет хранителя гармонии. Вскоре и горт присоединился к нему. Человек сел на диванчик и закрыл руками лицо.
-Теперь вы понимаете - чужакам здесь не место, - произнёс горт. – Наш мир предлагает своим жителям уровень комфорта, невозможный в молодых развивающихся культурах. Это требует длительного процесса развития интеллекта, да и самого общества. Как я уже говорил, наши хроники описывают исторические события за миллион лет. Раса гортов очень древняя, но нам хватило мудрости сохраниться и развить собственную культуру. Что говорит о зрелости нашего общества.
-И всё это время вы жили на одной планете?
-Нет. Мы заселили несколько миров. Но, к сожалению, не везде нас ожидало процветание.
-Вы хотите сказать, что остальные ваши колонии погибли?
-Сейчас мы не будем обсуждать эту тему, - решительно взмахнул горт своей ручкой - лапкой.
-Почему же вы допускаете нас в свой мир, и позволяете убивать сограждан?
Горт тяжело вздохнул. И теперь человек видел в собеседнике умудрённого жизнью старика. Хранитель гармонии должен иметь преклонный возраст, поскольку молодость беспечна.
-Это самый больной вопрос, - сказал горт. - Это наша плата за возможность сохранить в тайне нашу цивилизацию от вторжения чужаков. Не все согласны с тем, что необходимо платить такую цену, но, по мнению большинства, это меньшее из зол. Мы стараемся избегать конфликтов.
-Но ведь для этого совсем не обязательно жертвовать близкими, - возразил Алекс. - Можно вступить в контакт с правительствами на равных правах и объявить себя цивилизованным народом.
-И что это даст? - спросил горт. - Да любой из ваших правителей, явившись сюда, захочет нашу технологию. Понимаете, всё заключается в том, что вы можете дать нам, а мы - вам.
-Ну, так дайте нам эту технологию, и все будут счастливы, - горячо воскликнул Алекс.
Горт покачал головой:
-Вы не сможете её внедрить у себя. Ваша раса ещё очень молода. Я ни в коем случае не хочу вас оскорбить. Но многие пришельцы, имевшие более зрелую, чем ваша, цивилизацию, пытались скопировать наш мир. И, замечу, они были миролюбивы и довольно мудры. Но всегда это заканчивалось трагедией. Мы не хотим нести ответственность за гибель вашей цивилизации. Развивайтесь, взрослейте, идите по собственному пути, и когда-нибудь и вы сможете добиться того же, что и мы.
-Это в какой-то степени я могу понять, - задумчиво кивнул Алекс. – Но, объясните, что происходит здесь с людьми? Мои коллеги, проспавшие на планете весь день, внутренне меняются. А пробудившись, становятся другими.
Горт задумался.
-Так сразу и не скажешь. Возможно, побочный эффект от работы устройств, считывающих мысли. Или воздействие учителя.
-Какого учителя? - не понял Алекс.
-Это сконструированный нами прибор. Он помогает детям воспитывать себя и лечит зарождающиеся неврозы. Думаю, люди просто излечиваются от тех маний, которыми страдают.
У Алекса крутилось множество вопросов, готовых сорваться с языка, но горт не позволил их задать. Хранитель гармонии поднял лапку и сказал:
-Пришло время расстаться, чужак.
-Вы не боитесь, что я разглашу тайну Дрота?
-Ты не сделаешь этого, - ответил горт, и человек понял, что это так.
Есть множество причин не разглашать тайну этого удивительного народа.
-Прощайте, - сказал горт, и сжал в ладошку переводящий аппарат.
-Погодите, - воскликнул Алекс, - ещё одна просьба.
Хранитель разжал ладошку.
-Покажите, что составляет, по-вашему, счастье. Каковы представления древней цивилизации о правильной жизни?
Горт задумчиво смотрел на человека.
-Счастье - понятие неописуемое, и для каждого оно своё. Я полагаю, счастье - это гармония внутреннего мира личности с окружающим. А что вы называете счастьем?
-По-моему, это возможность удовлетворять свои желания, - не мудрствуя, ответил Алекс.
-Вот видите, какие разные толкования одного понятия. Как же в таком случае я могу вам показать, что составляет для моего народа счастье? Это абсурд. Но, если хотите, могу поделиться, что лично меня наполняет возвышенными чувствами.
-Идёт, - согласился человек, понимая, что иначе больше ничего не увидит.
А в следующий миг очутился в ... Пожалуй, Алекс не смог бы это описать. Вокруг, насколько видел глаз, лишь пустота. И сразу зародилась мысль, что горт обманул. Но, в таком случае, что происходит? И где?
Первое, что осознал - состояние полёта. Тело наполнило приятное ощущение свободы. Вот нахлынул лёгкий ветерок и принёс с собой очаровательный аромат, и ещё что-то невыразимое, от чего, казалось, запела душа. А от нахлынувших эмоций даже замерло дыхание.
А ещё с ветерком прилетело целое облако красок. Переливаясь, они создавали целую гамму образов. Это музыка, но не звуков, а цвета. Такого Алексу ещё не доводилось видеть, и он с наслаждением впитывал аромат и необычную мелодию, ласкающую душу.
Он задыхался от впечатлений, а на глаза навернулись слёзы. Казалось бредом, но у бывалого охотника, дембеля легиона действительно текли слёзы восхищения. А потом он словно растворился в окружающем мире и вобрал в себя целую Галактику. И стал богом - всеобъемлющим и всезнающим. Алекс чувствовал движение космических сил, и вместе с тем сам был каждой частичкой, каждым атомом огромной Вселенной. Или только казалось?

Алекс вдохнул что-то мерзко-зловонное, закашлялся и открыл заслезившиеся глаза. Проклятие. Где я?
Над собой в полутьме с трудом разглядел какие-то неясные контуры. Они проступали нечёткими очертаниями. Что происходит? Только он куда-то нёсся сквозь красочную феерию. А теперь масса неприятных ощущений.
По мере пробуждения, он начал различать окружение более отчётливо, да и глаза приспособились к слабому освещению. И тогда разглядел склонившегося человека. Правда, во тьме, похожей на дротскую ночь, не удалось рассмотреть, кто это.
-Наконец-то, ты проснулся, - вздохнул человек, пряча в карман, вероятно, средство, с помощью которого вывел охотника из сна. - С возвращением на звездолёт.
Алекс с удивлением осмотрелся. И действительно, он в своей каюте на звездолёте "Омега", доставившем его к Дроту. Всё привычно и знакомо. Помещение, мебель. Вон над дверью едва различимый плакат с видом его поместья на берегу Средиземного моря. Он сам прицепил его.
Но кто этот человек, склонившийся над ним? Врач? Но он без медицинской униформы. Хотя нет, на нём комбинезон. Да, так и есть, судя по контурам, это офицер из подразделения связи. Но, что он делает здесь? Они лично незнакомы.
Гость вновь наклонился к охотнику.
-Ну, что, пришел в себя?
-Вроде бы, - ответил Алекс заплетающимся языком.
-Я следил за тобой, - поведал незнакомец. - Ты единственный, кто не заснул и бродил по Дроту целый день.
Теперь, кажется, дошло, зачем он здесь. Ему что-то нужно. Вероятно, уже назначена следственная комиссия, чтобы разобраться, почему охотник не принял снотворное и не заснул, и тем самым поставил под угрозу весь экипаж. Да, за это достанется теперь. Даже могут лишить законной прибыли. А этот тип, наверно, хочет что-то узнать в обход властей.
-Я один следил за тобой, - прошептал незнакомец. – И теперь мне ты обязан жизнью. Если бы я ещё кому-то проболтался, что ты не принял снотворное, тебя просто уничтожили бы с орбиты. Ты понял? Но я не сделал этого. И никому не сказал, что ты не спал.
Алекс насторожился. Это что, шантаж?
-Они тоже прогнали тебя? - вновь зашептал незнакомец.
-Кто? - не понял Алекс.
-Горты. Я ведь тоже был там.
Горты. Алекс вспомнил маленького хранителя гармонии. Получается, коротышка действительно прогнал его с планеты. Хранитель тогда ясно сказал, что ему следует вернуться к своим. И Алекс не в обиде. Его место действительно среди людей. Слишком чужой он для этих маленьких разумных существ.
-Я один спасся из всей экспедиции позапрошлого года, - шептал связист. - Какой-то дебил из экипажа тоже не заснул и уничтожил звездолёт. Мне тогда повезло. Я ремонтировал посадочный модуль в открытом космосе. На моих глазах огромный «Полендор» буквально истаял. Я провёл тогда на Дроте целую неделю. Потом горты отправили меня на Землю. И с тех пор жизнь для меня не мила.
Незнакомец перевёл дыхание. А Алекс лежал в молчании, ожидая продолжения, и гадая, в какую авантюру хочет втянуть его этот человек.
-Я хочу снова вернуться на Дрот, - продолжил связист. - Я обмозговал тут план, но один не справлюсь. Ты был там, внизу, всё видел и, если сохранил в живых весь экипаж, значит, я разговариваю с умным человеком.
Алекс по-прежнему молчал. Он нутром чуял ловушку, и боялся в неё попасть. А незнакомец, склонившись к самому уху, горячо продолжал:
-Я придумал, как захватить власть на Дроте, и тогда вся их технология будет в наших руках. Представляешь - делай, что хочешь, и никаких ограничений. Да мы с тобой станем настоящими хозяевами всей Галактики. Ты представляешь….
Незнакомец ещё что-то шептал, но Алекс уже не слушал. Теперь он понимал хранителя гармонии, - спасти уникальную технологию этой цивилизации можно лишь в том случае, если никто не будет о ней знать. Иначе сразу же появится куча маньяков, готовых пойти на всё, лишь бы завладеть этим секретом. Взять хотя бы этого малого в костюме связиста, мечтающего целый мир прибрать к рукам. Удивительно, что даже недельное пребывание на Дроте не излечило его от маниакальных наклонностей. Видимо, это настолько глубоко в нём, что составляет натуру в целом.
Теперь Алекс знал, что делать, как и тогда на Крийте. Ведь огромных червей было у его палатки не два, а целых восемь. Он смог уничтожить шестерых. Что оказалось, на удивление, просто. Лопы довольно глупы. Стоило лишь смочить кровью тряпку и, пока она не просохла, кинуть в одного из червей. И его товарищи, побуждаемые запахом крови и вечным чувством голода, накидывались на меченого червя и сжирали. Алекс никому не открыл секрета, ограничившись полуправдой, а в результате целая планета осталась девственно чистой и заселённой коренными обитателями. И он чувствовал, что и в этот раз должен помочь гортам сохранить уникальную цивилизацию в тайне. Действительно, люди ещё не дозрели для этих технологий.
Алекс пошевелил руками. С трудом, но слушались. Бывший военный спец потянулся, расправляя затёкшие мышцы. Незнакомец при этом слегка отстранился, не переставая шептать свои безумные планы.
-Ха, - выдохнул Алекс, нанося резкий удар.
Связист тут же без сознания рухнул на пол. Не ожидал парнишка такого от полусонного охотника.
Разминая затёкшие мышцы, и с трудом превозмогая боль закоченевшего тела, Алекс свесил ноги с ложа. Нужно довести начатое до конца. В армии его научили устраивать правдоподобные несчастные случаи, чем сейчас и займётся. Конечно, спасибо этому типу, что не выдал, и тем самым, возможно, спас ему жизнь. Но сейчас на кону находится существование целой расы, а возможно, и Галактики. И жизнь одного человека никак не может перевесить.

* * *

Алекс лежал в капсуле, готовясь погрузиться в сон на время обратного перелёта к Земле. Миссия на Дрот завершилась. В целом все довольны: удачная охота, а значит, большая прибыль.
Но, к сожалению, не обошлось без жертв. Три члена экипажа возвращаются в гробах. Тщедушный Гарри, о ком вряд ли кто вспомнит после обряда погребения. Геройски погибший пилот Артур, чей подвиг, к сожалению, так и останется неоцененным. И некий связист, задумавший стать властителем мира, кого не смогли излечить от пагубных страстей даже совершенные приборы гортов. Если бы в истории было сослагательное “если”, то Алексу, может, поставили бы памятник за то, что остановил маньяка и спас Галактику от разрушения.
Звездолёт ложится на обратный курс, и сила тяжести постепенно увеличивается, припечатывая тело к ложу. Пора спать, чтобы не страдать от возрастающих перегрузок. Вероятно, уже все, кто не занят на вахте, погрузились в заказанные сны.
Алекс поёрзал, устраиваясь на ложе. Достаточно пальцем нажать кнопку, и газ усыпит его. Он погрузится в сон в окрестностях звезды Аида, а проснётся уже на Земле. Но это подождёт. Разные мысли бередили душу, над чем стоило поработать.
Какой-то прибор на Дроте, вероятно, так называемый Учитель, помог и самому Алексу. Неким образом изменился его внутренний мир. И за это он благодарен гортам. Больше образ Марии не преследовал его. Это действительно полное избавление от фобии, терзавшей его почти всю жизнь. И теперь он наслаждается покоем и свободой в душе.
Кстати, и направление мыслей изменилось. Он начал размышлять о мире в позитивном ключе, как в детстве. И это ему нравилось. А сейчас всё больше занимали разум чудные видения Дрота – сказочно красивые восход и закат Аиды, изумительные пейзажи, красочная музыка, подаренная ему Хранителем гармонии. Вот бы это показать жителям Земли. Но, к сожалению, в силу разных обстоятельств, Алекс не мог позволить себе открыться. Хотя, есть идея. Можно нечто подобное сотворить и на Земле.
Осталась по-прежнему сокрытой в тайне древняя цивилизация гортов. Они сделали выбор. Как отдельная личность, так и общество делает определённые шаги. А насколько они верны, рассудит время. Как правило, выживает более мудрый, а не самый горячий. Если древние жители Дрота не хотят брать на себя ответственность за наши судьбы, то вправе ли мы винить их за это?
Алекс коснулся пальцем кнопки. Последние мгновения перед долгим сном. Давление уже невыносимо. И снова пришла мысль - что ждёт его по возвращении? Как он проведёт остаток дней? Следовало всё хорошо обдумать и взвесить, чтобы потом неожиданно не всплыло такое, что по возвращении будет поставлено ему в вину.
Коллеги нашли связиста у энергетического кабеля полностью обгоревшим. Следственная комиссия определила происшедшее как несчастный случай. Правда, сперва долго ломали головы, кому принадлежит тело, настолько сильно оно обуглилось. На борту огромного корабля в этом полёте находилось четыреста десять человек, и определить погибшего смогли лишь на следующий день, сверив подписи всех присутствующих.
А потом никак не могли понять, что с силовым кабелем делал связист, не имеющий никакого отношения к этому оборудованию. Но это так и осталось неразгаданным, и было снесено к очередной странности проклятого Дрота.
На Алекса не пало ни малейшего подозрения. Да и кто бы мог связать гибель вахтенного офицера с охотником, спавшим в это время под воздействием снотворного.
Добычу группы, застрявшей на Дроте, вместе с охотниками следующей ночью подняли на борт звездолёта. И она была впечатляющей. Люди довольно потирали руки в предвкушении хорошего гонорара.
Алекс не собирался отказываться от своей доли прибыли. Но из охотников уйдёт. Это окончательно. Что-то действительно изменилось в нём. Память о гортах и их цивилизации наложила свой отпечаток. Не хотел быть убийцей разумных существ.
Вот так обстоят дела на этот момент. Кстати, пришлось изрядно повозиться с аппаратурой слежения. Алекс по-варварски уничтожил её, спалив внутренности. Но иного выхода нет. Не хотелось, чтобы кто-нибудь на борту докопался до факта, что один из охотников весь день путешествовал по Дроту, а не спал, как надлежало. Иначе самому Алексу пришлось бы очень не сладко. А так вся вина за порчу оборудования пала на связиста. А с мёртвого, как известно, нет спроса.
Перегрузка стала невыносимой. И это только начало. Дальше будет ещё хуже. Палец сам, опускаясь под давлением, нажал кнопку и тотчас зашипел газ. Пора спать. И вы, горты, спите спокойно.
30.07.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.