Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Александр Адамович Славинский
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
23.10.2017 3 чел.
22.10.2017 2 чел.
21.10.2017 1 чел.
20.10.2017 2 чел.
19.10.2017 3 чел.
18.10.2017 2 чел.
17.10.2017 2 чел.
16.10.2017 0 чел.
15.10.2017 21 чел.
14.10.2017 27 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Брог

БРОГ.

-Атака мохнатых отбита, - радостно доложил капитан батальона охраны Грин Денев. Высокий черноволосый красавец, с крутой саженью в плечах.
-Молодцы, ребята, - одобрил полковник Стил, выглядывая из-за горы документов, оккупировавших рабочий стол.
У Анри Стила квадратное лицо профессионального военного. Строгий рот с полными губами. Седые волосы коротко острижены по армейскому образцу. Одет всегда в серый китель, выгодно подчёркивающий рельефное мускулистое тело.
Услышав радостное известие, Стил откинулся на спинку кресла, и благосклонно посмотрел на капитана.
-Но есть кое-что ещё, - многозначительно продолжил Денев. Капитан буквально искрился энергией. – Вы не поверите. Мы взяли в плен вожака мохнатых. Он здесь, в коридоре. Хотите взглянуть?
-Хм, - выдохнул Стил. - Вот уж не ожидал. Поздравляю, капитан! Да вы сегодня действительно молодцы. Впервые такая удача. А на вожака мохнатых стоит взглянуть. Пойдём к нему.
Полковник молодцевато подскочил и бодро направился к двери. Ему за сорок, но мог дать фору двадцатилетнему в любом виде спорта. У Анри натура холерика, огромное честолюбие и тяга к совершенству. Но в то же время это приятный в общении человек. Стила любят и уважают в коллективе, что для командира такого ранга огромная заслуга.
Если возникали дрязги на любом уровне, за советом шли к нему. Есть у Стила некая жилка, врождённая интуиция, помогавшая одолевать житейские невзгоды и подсказывающая верные решения.
Приблизившись к Деневу, Стил пожал ему руку, тем самым ещё раз поздравив с одержанной победой, и они покинули кабинет.
В вестибюле штаба царило оживление. Здесь собрались все офицеры. Ещё бы, такое событие - пленение вожака мохнатых, непримиримых и жестоких врагов - крайне редкое явление, даже эксклюзивное. Ведь случилось впервые за те десять месяцев, как люди высадились на планете.
Стил остановился в двух шагах от аборигена. Полковник делал собственные выводы и составлял личное мнение. И оно складывалось не в пользу человека. Яростная, животная, хищная и необоримая мощь ощущалась в мохнатом. Этот гуманоид примерно на две головы выше самого высокого человека. При том, что в колониальные войска отбирали лишь самых ярких представителей расы, имеющих рост не ниже метр девяносто.
Абориген весь покрыт густой шерстью. Сзади отросток длиной примерно с метр, походивший на кошачий хвост. Скелет, за незначительными исключениями, идентичен человеческому. На голове, прямо над глазами, из черепа выпирает нарост в виде рога. Нижняя челюсть выдаётся вперёд, а носа вообще не видно под короткой, но довольно густой шерстью. У мохнатых, так же, как и у людей, по пять пальцев на руках и ногах. Почти земная обезьяна.
Но есть у этих существ одна странная особенность. Когда находишься рядом с мохнатым, внутри пробуждается жуткий первобытный страх.
-Ишь, какой красавец. Ну, и как вы определили, что это вожак? – поинтересовался Стил.
-Видите кольцо над верхней губой? - указал взглядом Денев. – У мохнатых оно вроде знака отличия. Только вожаки носят такие. А ещё ребята видели, как он командовал другими.
-Ясно, - кивнул полковник. – Ну, а привели то сюда зачем? Для устрашения штаба? Или похвастаться - вот какие мы герои.
Шутка вызвала у офицеров улыбку. Но в присутствии мохнатого люди ощущали напряжённость, и потому сдерживали эмоции.
-Понимаете, - замялся Денев, - нападение мохнатых сегодня не походило на предшествующие. И выглядело каким-то наигранным. Мохнатые, как обычно, бросились на ограду. Но, едва мы сделали пару выстрелов, аборигены быстро откатили. А вожак отстал, чего раньше не наблюдалось, и сдался подбежавшим ребятам почти без сопротивления. А затем постоянно рычал и указывал лапой на штаб. Ну, мы и прикинули, что, может, хочет вести переговоры.
-Хм, переговоры, - задумчиво выдохнул полковник. – Ну, и как мы будем с ним общаться? Кто знает язык мохнатых? Или он телепат?
Офицеры вновь рассмеялись. Неплохо. Бодрое настроение всегда лучше уныния и тоски.
Мохнатый зарычал, словно понял, о чём говорят люди. Офицеры тут же замолчали, напряжённо разглядывая аборигена. Как-то странно он ведёт себя. И проявляет явные признаки интеллекта, чего раньше не наблюдалось.
Стил тоже отметил нехарактерное для аборигенов поведение. Мохнатый уставился на полковника в упор. А значит, понимает, кто здесь главный.
И до Анри дошло, почему капитан доставил пленника в штаб. Аборигенов, страдавших неумеренным аппетитом, и любивших полакомиться даже человеческим мясом, люди принимали за хищных животных. Но это существо проявляет несомненные признаки разума, не свойственного их расе. А значит, следует по-новому переосмыслить, что действительно происходит на Броге. Если у мохнатых вожаки достаточно разумны, чтобы предпринимать обдуманные поступки, выходит, люди сильно ошибались в них, посчитав зверьми. Впрочем, о местных жителях колонисты вообще мало что знают.
-Ведите красавца в мой кабинет, - распорядился Стил.
Двое солдат потянули цепи, окрутившие мохнатого. И тот беспрекословно подчинился. Будто знал, что так и надо.
Стил молча следовал за ними, теряясь в догадках - что теперь делать, и как вести переговоры? Мохнатый определённо что-то задумал, если решился прийти. А раз так, следует ему подыграть, а там видно будет.
Полковник зашёл в кабинет вслед за сопровождавшими аборигена солдатами, и закрыл дверь. Затем уселся за стол. Мохнатого поставили напротив. На всякий случай Анри приоткрыл верхний ящик, где хранит бластер, чтобы, в случае чего, успеть им воспользоваться. Кто знает, что на уме у монстра.
Полковник сосредоточился на глазах мохнатого. У аборигена они почти человеческие. Но вокруг тёмного зрачка вместо белка всё красное. И нечто хищное и голодное просматривается в них. Примерно то же видишь у приготовившегося к броску хищника.
-Ну, и что дальше? О чём будем говорить? – спросил полковник, собираясь с мыслями. И, в общем, не ожидая, что мохнатый ответит.
Абориген обвёл взглядом кабинет. Вот глаза задержались на окне, сквозь которое видны далёкие горы, и снова вернулись к полковнику. В них явно ощущается интеллект. Стил пытался определить, что выражают глаза мохнатого - страх, тоску, либо полное безразличие? Но нет, совсем иное увидел полковник. У мохнатого решительный взгляд.
Что-то будет, - интуитивно уловил Стил. И точно. Проявляя не дюжую силу, абориген резко вырвал цепи из рук солдат и, обхватив огромными лапами их головы, ударил ими друг о друга.
Ребята, не успев вскрикнуть, рухнули на пол. Всё заняло секунду-две. И всё же Стил успел схватить бластер и навести на аборигена. Но тот больше не проявлял агрессивности. Мохнатый просто освободил лапы.
Полковник не терял хладнокровия, с интересом ожидая продолжения. Вряд ли мохнатый убил людей. Солдаты в металлических касках, и сильный удар должен лишь оглушить. Они крепкие ребята. В программу колонизации хлюпиков не берут.
Под защитой бластера Анри внимательно наблюдал, как абориген разрывает крепкие металлические цепи. Да уж, силы ему не занимать.

Прошло неполных десять месяцев, как группа колонистов, возглавляемая полковником Стилом, высадилась в новом мире. В галактическом каталоге четвёртая планета звезды Алгол значится - Брог. И по предварительным оценкам косморазведчиков вполне пригодна для заселения людьми.
Брог во многом подобен Земле. Планета имеет почти такое же удаление от звезды, и получает достаточное количество солнечной энергии. Сила тяжести в 1,25 G приемлема для человека. К ней быстро привыкаешь, и потом не замечаешь. Продолжительность суток около тридцати часов так же допустима для человеческого организма. Смена времён года аналогична земным. Наклон оси эклиптики поменьше, чем на родной планете. Немного длиннее год. Имеются и другие небольшие отличия, но в целом Брог - идеальное место для колонизации. И к тому же, на планете нет коренного разумного населения.
Когда первые спускаемые аппараты доставили на звездолёт колонистов пробы воздуха и грунта, учёные выявили местные бактерии, микроорганизмы и вирусы. От паразитов изготовили вакцины. И теперь самим людям предстояло определить возможность колонизации планеты.
Стила вывели из анабиоза и дали изучить материалы, собранные учёными и аппаратурой корабля. И Анри буквально загорелся освоить Брог. По сути, здесь ничего опасного, и условия довольно благоприятны.
Есть лишь одно НО. В архивах службы колонизации значилось, что несколько десятков лет назад сюда отбыла экспедиция с Земли. Но людей на Броге не обнаружили, хотя типовые постройки, обычно сооружаемые первопоселенцами, всё же сохранились. Их вполне можно отнести ко времени посещения Брога предыдущей экспедицией. Но больше никаких следов люди не оставили. И эта загадка почти год не давала покоя группе Стила.
Большинство специалистов уверены - та экспедиция направилась по другим адресам. К тому же, ни на орбите Брога, ни в системе Алгола нет корабля, доставившего колонистов. Значит, люди отправились на поиски новых миров. Группа первопоселенцев высадилась, пожила здесь какое-то время и, оставив после себя посёлок из десятка бетонных домов, отправились дальше. Судя по царившему запустению, колонисты давно покинули Брог.
У каждой такой экспедиции есть по несколько адресов, где можно найти миры, предположительно годные для заселения. Если, к примеру, ближайшая по курсу планета по каким-то причинам не подходит, корабль направляется к следующей. И такая стратегия оправдывает себя. Зачастую возвращение на Землю просто невозможно: корабль мог удалиться слишком далеко от родной планеты, настолько, что на обратный путь не хватит топлива, или следующий адрес гораздо ближе, и стоит попытать счастья ещё раз. Да мало ли что. А люди, отправляющиеся на освоение новых миров, довольно решительны.
И Стил решил покорить Брог. Анри никогда не пасовал ни перед какими трудностями. А сей благодатный мир кажется самим богом создан для заселения людьми.
Могло иметься множество причин, из-за чего предыдущая экспедиция отправилась дальше. Что не так и важно. Если люди не оставили сообщений возможным последователям, значит, им просто не понравилось здесь, и они полетели к новым мирам. Иной мысли Стил не допускал. И изучив документы, принял окончательное решение - быть колонии на Броге.
И тогда из состояния анабиоза вывели первую группу первопоселенцев. Команда состояла из ста человек. Они должны обжиться на новом месте. Затем, спустя два года, если всё пойдёт нормально, разбудят остальных - ещё четыре тысячи человек. Вот тогда и начнётся настоящее заселение и освоение планеты.

Абориген напряжённо замер посреди кабинета, и полковник с интересом наблюдал за ним. Время тянулось, но мохнатый не спешил. Он долго стоял, по-видимому, о чём-то размышляя. Абориген словно ушёл в себя, что говорит о способности к абстрактному мышлению. По крайней мере, так казалось Стилу, успевшему заскучать.
Кроме небольших животных на Броге имеется лишь один вид крупных существ – вот эти псевдообезьяны. С ними люди встретились лишь спустя четыре месяца после высадки. Мохнатые оказались довольно агрессивны и прожорливы. Они едят всё подряд, не брезгуя и человечиной. Узнав о том довольно трагическим образом, колонисты сразу же обнесли поселение, доставшееся им от предыдущей экспедиции, высокой стеной из крепких пород деревьев. И теперь отражали регулярные набеги вечно голодных обжор.
Возможно, рассуждал Стил, первая экспедиция, столкнувшись с людоедами, решила поискать более гостеприимный мир, где не придётся истреблять местное население. Но лично он не собирался отступать ни перед какими чудовищами.
Мохнатый зашевелился, и Стил тут же приподнял бластер. Аборигены хорошо знают, что такое оружие - единственное, чего боятся эти кровожадные монстры.
А в следующий миг произошло событие, которого Стил не ожидал. Мохнатый достал из пасти какой-то предмет, и запустил им в полковника. Не мешкая, Стил выстрелил. Но абориген оказался быстрее. Увернувшись от луча бластера, он разбил стекло и выпрыгнул прямо в окно.
Со второго этажа мохнатый буквально рухнул вниз. Подбежав к окну, Стил увидел, как абориген домчался до забора. Он двигался так стремительно, что попасть в него успел бы лишь подготовленный стрелок, ожидавший с оружием в руках. Абориген мастерски забрался по подмостям, и сиганул вниз, прямо с шестиметровой высоты.
Привлечённые шумом, в кабинет вломились офицеры. Но увидев полковника в добром здравии, заметно повеселели.
Солдат, оглушённых мохнатым, привели в чувства, и направили в лазарет. Постепенно люди успокоились и принялись обсуждать произошедшее. Здесь есть над чем подумать.
Увидев воочию силу местных жителей, Анри понял, что с ними будет нелегко. Эту проблему ещё как-то предстоит решать. Вечно голодные и прожорливые, аборигены никогда не будут добрыми соседями. А человек с врагами обычно расправляется весьма жестоко – уничтожает подчистую. Видимо, та же участь ожидает и этих существ, размышлял Стил, впрочем, не сильно переживая о том. Как офицер, он принимал участие в боевых операциях. А там убивают.
Вскоре офицеры разошлись, и Стил остался в кабинете один. Усевшись в кресло, полковник задумался. Странное и необычное происшествие. Анри не мог понять логики в действиях аборигена. Зачем вожак сдался? Ведь судя по словам капитана Денева мохнатые умышленно устроили атаку на стену, чтобы привлечь внимание и дать возможность арестовать своего представителя. Но почему тот быстро убежал? Пришёл на разведку? Или здесь нечто иное?
Сквозь разбитое окно тянуло холодком. На Броге сейчас весна, и температура не поднимается выше пятнадцати градусов. Стил поёжился. Нужно бы заняться ремонтом. При такой температуре работать не комфортно.
Негромкий стук в дверь вывел полковника из задумчивости. Анри встрепенулся и пригласил гостя войти.
Алексей Рязанцев - стройный, опрятный мужчина двадцати пяти лет в звании рядового. Кстати, самый высокий среди колонистов. Стил лично знал всю команду, и не по одним именам, поскольку сам отбирал кандидатов в первопоселенцы.
-Что случилось? – осведомился полковник.
-Я из лазарета, - сказал посыльный, запыхавшийся от быстрой ходьбы. Затем Алексей немного замялся, и как-то нерешительно продолжил: - У Памелы Стил, вашей жены, начались схватки.
-Наконец, – вырвалось у Анри. И в следующий миг, подскочив, бросился к двери. Самое долгожданное и волнующее событие, и он не мог больше думать ни о чём другом. Скорее туда.
У двери взгляд полковника упал на предмет, каким мохнатый запустил в него. После удара о стену, тот срикошетил и отлетел к входу. В суматохе Анри забыл о нём. Поколебавшись, он брезгливо подхватил мокрый комок, сунул в карман и захлопнул дверь. Теперь всё прочь. Стил душой рвался к жене. А к лазарету ещё нужно бежать через весь посёлок.
Анри решил, что дома предыдущей экспедиции вполне подойдут для временного жилья. Ведь для того их и соорудили. Да и меньше дополнительных хлопот по обустройству. Здесь пара десятков просторных бетонных домов, расположенных по кругу, с удобной планировкой, хорошо сохранившимися крышами и подведёнными коммуникациями. Вставили окна, навели порядок и можно жить. А в центре посёлка двухэтажное здание, приспособленное Стилом под штаб. Здесь же и радиорубка, обеспечивавшая связь с кораблём на орбите.
Люди подремонтировали старые постройки и заселили. А пережив столкновения с мохнатыми каннибалами, и потеряв четверых товарищей, колонисты обнесли дома высоким шестиметровым забором из местных деревьев. И теперь поселение выглядит словно крепость. Но, зато так безопасно.
Покинув штаб, Стил по привычке обвёл взглядом своё хозяйство. Сколько труда и сил вложено в сей кусочек земли, дабы сделать пригодным для проживания. И это лишь начало. Но, как бы там ни было, люди обязательно покорят Брог. И с этими мыслями Анри устремился к лазарету.
На ходу полковник достал из кармана мокрый комок размером с пол ладони. Внутри что-то твёрдое, обмотанное серым листом растения. Хм. Посылка в обёртке? Такого ещё не случалось.
Анри начал разворачивать серый лист. Из-за прожилок он довольно прочный. Это лист столовочника - местного растения, прозванного так из-за своеобразной формы ствола. Полковник заинтриговано развернул лист. Вот уж не ожидал, что аборигены, которых считали едва не родственниками обезьян, окажутся настолько разумны, что додумаются до подобного трюка. Но события дня показали, что люди явно недооценили мохнатых.
И вот новый сюрприз. Развернув лист столовочника, Анри обнаружил внутри обыкновенную скомканную бумагу. А присмотревшись, опознал страницу рукописи. Чернила почти стёрлись, а поверх что-то нацарапано кровью. Письменность у аборигенов? Невероятно.
Пытаясь разгадать странный ребус, Стил всю дорогу крутил смятый лист. Завитушки на клочке бумаги напоминают буквы. Но сложить что-либо осмысленное не удавалось. Лишь перед самым лазаретом показалось, что нашёл разгадку. На общегалактическом языке с большими ошибками можно прочитать: Уходите, спасайтесь.
Пытаясь собраться с мыслями, Стил замер у дверей медпункта. Любое послание, доставленное столь необычным способом, выглядело бы подозрительно. Но мысли о жене и предстоящих родах не давали сосредоточиться.
Решив отложить послание до более удобного времени, Анри заспешил внутрь. Сейчас гораздо важнее другое. Памела готовится родить на Броге первого ребёнка. Чрезвычайно важное событие для экспедиции, поскольку является основополагающим фактором, определяющим пригодность мира для заселения. Если дети рождаются здоровыми - на планете можно жить. И тогда запускается программа настоящей колонизации.
Стил решил - именно его ребёнок должен появиться самым первым, и ознаменовать своим рождением новую эру на Броге.
Когда Анри буквально влетел в лазарет, там оказалось довольно оживлённо. Все женщины и большинство мужчин, свободных от постоянных обязанностей, прослышав животрепещущую новость, поспешили сюда. Каждый понимает всю значимость происходящего, и с нетерпением ожидает появления долгожданного ребёнка.
У Памелы Стил беременность протекала нормально, без осложнений. Она зачала на Броге и выносила дитя положенные девять месяцев. Схватки начались в срок. Но присутствующие всё равно волновались, понимая, что сдаёт Памела самый главный экзамен колониста. Если всё пройдёт нормально, люди смогут здесь жить. И в галактике появится ещё один обжитой мир.
-Ну, как дела? – возбуждённо спросил Анри у вышедшей в коридор медсестры.
-Пока всё нормально, - успокоила Катрин. – Воды отходят, сейчас будет рожать. Вы не переживайте, всё должно быть хорошо.
-Да-да, - ответил Стил, от волнения не в состоянии произнести больше ни слова.

Так сложилась жизнь Анри, что лишь к сорока годам стал молодожёном. Армия, карьера, бесконечная муштра – такова была жизнь Стила на теперь далёкой Земле. Но ему хотелось чего-то большего. А в армии всё слишком условно. И вот как-то на глаза попалось объявление службы колонизации. В нём приглашали добровольцев, желающих покорить новые миры, продолжить род человеческий на иных планетах, водрузить знамя разума в диких землях. Вот то, что нужно - решил Стил. Настоящее дело для сильных мужчин. Оно буквально захватило Анри. И, собравшись духом, он написал заявление.
Стила приняли в службе колонизации с распростёртыми объятиями. Дело в том, что сюда довольно редко попадают специалисты, умеющие командовать людьми и имеющие настоящий боевой опыт. Последнее обстоятельство довольно важное, поскольку в новых мирах ситуации возникают самые разные, и нужно уметь им противостоять.
Сразу же Анри зачислили в руководящий состав готовящейся экспедиции. Но имелось одно НО, и притом, довольно существенное. Одиноких в подобные экспедиции не берут. Вдали от привычных условий цивилизованного мира необходим близкий человек, кто поможет в трудную минуту преодолеть, или хотя бы скрасить одиночество. Важный психологический фактор в далёком внеземелье.
Мужчины и женщины - воочию две половинки непостижимого целого, именуемого обтекаемым понятием семья. И они не могут длительное время прожить друг без друга. И дело не только в сексе. Тут скорее чистая психология, инстинкты.
Одиночество немного угнетало Стила. Но Анри был постоянно занят, и ему порой даже нравилось, что нет ещё и сердечных забот. Это когда видел, как страдают коллеги из-за всевозможных семейных неурядиц. В век космической экспансии, зачастую, жёны офицеров годами не видят мужей, что и приводит к разрушению семьи. Но, уволившись из армии и подписав контракт со службой колонизации, Стил оказался перед выбором – либо обзаведётся семьёй, либо не пустят в космос. Жёсткое требование. Такого нет даже в армии. Но у службы колонизации свои законы.
Вот тогда Анри и познакомился с Памелой, оказавшейся в аналогичной ситуации. Она так же подписала контракт, и не имела супруга. Нельзя сказать, что у них всё получалось гладко. Обоим за тридцать, у каждого своя привычная, и такая разная жизнь, сложившиеся устои и стереотипы. Но всё же какая-то искра вспыхнула между ними при первой же встрече, разгоревшаяся затем во всепоглощающее пламя взаимной любви. И общее дело сблизило их.
Перед стартом Анри и Памела заключили брачный договор. А вот медовый месяц провели в анабиозе. Но здесь, на Броге, оттянулись вовсю. И по-настоящему познали друг друга. Им хорошо вместе, настолько, что не могли провести без любимого и дня. Анри и Памела стремились наверстать упущенное, чего лишали себя на Земле. Можно сказать, именно Брог стал для них настоящим раем.

Ну, что же так долго? Стил не находил места. Неужели Памела так долго рожает? Ну, почему никто не выходит и ничего не говорит?
Анри слышал, что иногда при родах случаются осложнения. Но почему-то уверен, что у Памелы всё сложится хорошо. Да и не может быть иначе, ведь они так любят друг друга. Оба здоровы, не имеют врождённых или наследственных отклонений. Ещё на Земле прошли тесты на совместимость, давшие положительные результаты. Беременность протекала нормально, осложнений у Памелы не возникало. Значит, всё будет хорошо.
Стил обвёл взглядом коллег. Людей привело сюда не праздное любопытство. Сейчас решается будущее колонии. Сколько всего ребята перенесли за год – неустроенность, переживания, неизвестность, война, налаживание быта, гибель товарищей, строительство. Но люди мужественно со всем справились, всё преодолели. И вот последний, самый важный экзамен. Если у Памелы всё пройдёт успешно, то усилия команды не пропадут даром, и жертвы будут оправданы.
Как бы там ни было, но у собравшихся преобладало торжественно приподнятое настроение. Люди ожидали успешных родов и готовились к празднику. Но всё же у каждого в глазах читались затаённые страхи. Не зря же в службе колонизации придумали такой необычный тест.
Вот открылась дверь в палату роженицы. Присутствующие устремились туда. Скрытое напряжение затопило помещение.
Вышла женщина в белом халате с повязкой на лице. Но Стил узнал её и в таком виде. По глазам. Анри вообще здесь всех знает, а так же всё о личной жизни каждого. Впрочем, как и остальные всё знают друг о друге. В маленьком коллективе люди не чураются остальных, а наоборот, стремятся жить одной большой семьёй.
Врач-универсал Мэри Рилли - невысокая сорокалетняя женщина. Хороший специалист. Иных служба колонизации не допускала в полёт. Закрыв дверь, Мэри как-то странно взглянула на Стила, и молча прошла мимо. Женщины тут же засыпали её вопросами. Но Мэри промолчала и лишь ускорила шаги.
Могла бы и ответить, - взволновано подумал Стил. - Мы же переживаем. И в тот же миг нехорошее предчувствие закралось в сердце. Анри увидел нечто в глазах Мэри. Такое, о чём боялся думать. Волевым решением полковник отогнал негативные мысли. Всё должно быть хорошо. Здесь отличные врачи, лучшая медицинская аппаратура, а значит, самая передовая, что имелась на Земле к моменту старта экспедиции. Люди должны победить.
Напряжение заметно возросло после ухода врача Рилли. Люди стали напряжённо шептаться, и помещение наполнилось зловещим гулом. Полковник сохранял в душе надежду на лучшее. Вот сейчас снова откроется дверь, и оттуда выйдет медсестра. И объявит, кто родился: мальчик или девочка. А затем Анри пройдёт к жене. Ему так хотелось вновь оказаться с ней рядом, увидеть любимые глаза, ощутить душевное тепло.
И вот дверь в палату роженицы вновь отворилась.
Наконец-то, - облегчённо вздохнул Стил. Кто? Мальчик или девочка? Анри хотел сына, но и дочь будет любить не менее сильно. Ведь это ребёнок его и Памелы - драгоценный плод их любви.
В дверях появилась врач Ингма Ким. Она наблюдала Памелу во время беременности и принимала роды. Ну, почему доктор молчит?
Лицо Ингмы осунувшееся и усталое. Мешки под глазами от напряжения заметно старят. На плечах белый халат, медицинский чепчик на голове, но лицо без повязки.
-Кто? – само вырвалось у Анри. Сейчас не время сдерживать эмоции.
-Мне очень жаль, полковник, - отчуждённо, словно робот, произнесла Ингма. – Нам не удалось спасти Памелу.
-Что? Как? – не осознавая услышанного, воскликнул Стил. – Памела…она…
-Её больше нет с нами, - холодно произнесла доктор, словно подводя некую черту. Кто бы знал, насколько тяжело озвучивать такие вести.
-А…А, ребёнок?.. - спросил кто-то робко.
-Плод жив, - сухо произнесла врач.
-Плод? – выдохнул Стил. - П-почему плод, а не ребёнок?
Люди напряжённо зашевелились. Некая аура беды сковала присутствующих. Счастье, как и несчастье - понятия не разума, а души. На каком-то глубинном подсознательном уровне человек предчувствует, что вскоре познает мозг. Нужно лишь слушать внутренний голос. Но некоторые ощущают всё раньше других, и их реакция быстро распространяется на остальных.
-Где ребёнок? – в отчаянии воскликнул Стил. Он в шоке, потрясён и растерян. Анри ещё не смирился с мыслью о смерти жены, и сознание упорно искало выход. Человек живёт силой привычки. И Анри всё ещё находился в мире, где каждый день был счастлив с любимой женой, нетерпеливо ожидал встречи с ней и наслаждался каждым мигом совместной близости. И ещё не мог представить, что её нет.
-Где мой ребёнок? – повторял Анри, словно заклинание.
Доктор отодвинулась и из палаты вышла медсестра. В полной тишине Катрин вынесла нечто, завёрнутое в одеяло. И тут же колонисты столпились за спиной полковника. Люди сочувствовали несчастному супругу, потерявшему жену. Но самое главное сейчас - ребёнок.
Анри протянул дрожащие руки, чтобы принять своего первенца. Но Катрин не дала ему ребёнка, а лишь распахнула одеяло.
Нет! Что угодно, только не это. Стил не мог перенести новый удар. Ноги сами подогнулись, и Анри рухнул на пол.
На руках медсестры лежал младенец, покрытый густой шерстью, с небольшим хвостом и роговым отростком на лбу. Носа совсем нет. А налитые кровью глаза смотрят с тупым голодным выражением хищника. Кто видел мохнатого, тому не нужны дополнительные объяснения.

* * *

-Анри, пошли. Шлюпка ждёт. Ну, нельзя же так. Ведь ты ещё молод. Найдёшь другую женщину. Сам знаешь, кто из них потерял мужа на проклятом Броге.
Стил поднял глаза. Но видел ли он старого друга? После смерти жены Анри изменился. Лицо похудело и осунулось, и нет в глазах той жизнерадостности, что раньше была визитной карточкой. Лишь на прошлой неделе Стил покинул лазарет, но всё ещё чувствовал слабость.
-Нет, Грон, - тихо прозвучал голос Анри. – Пойми, я не могу улететь. Здесь осталась моя Памела. Тут я буду растить нашего ребёнка. А вы летите дальше, ищите новый мир. А я нашёл свой. Лишь сейчас пришло осознание, что жил ради краткого мига встречи с той, что ушла так рано, но оставила так много в моём сердце. Всё остальное не важно. Я обрёл то, что заслужил, и большего мне не надо. Уходите, спасайтесь.
-Уходите, спасайтесь, - повторил Грон Иванов и тяжело вздохнул. На его плечах лежит ответственность за всю экспедицию. В звании адмирала Иванов командует огромным кораблём, бороздящим просторы Вселенной в поисках новых планет, где человечество может основать колонию.
-Послушай, Анри. Ты вспомнил слова из той записки, что принёс мохнатый. Возможно, ты ещё не всё знаешь, поскольку долго лежал без сознания. Учёные на корабле обследовали кровь твоего ребёнка и сравнили с кровью местных жителей. И знаешь, что мы обнаружили? Мохнатые - дети предыдущей экспедиции. Они так же родились мутантами. Учёные предполагают, что на Броге есть какая-то радиация, влияющая на нашу половую систему. Людям здесь не выжить. Поэтому, Анри, нужно уходить. Ты нам необходим. У тебя есть опыт и талант руководить. Кто ещё поможет нам в следующем мире?
Стил молчал, покачивая на руках завёрнутого в одеяло Тима. Памела дала имя сыну. Она была здесь, рядом с ним, живая. И потом, когда лежал без сознания. А вместе с ней и души тех, кто здесь погиб. От них Анри узнал, что на Брог высаживалось уже четыре экспедиции. И потерпели крах. Несчастные души погибших так же звали его, как и адмирал. Но просили остаться. Им тоже нужен Стил.
Люди здесь чужие. Брог отторгает души чужаков. И те мечутся, бедные и неприкаянные, меж двумя мирами, не находя себе места. Но Стил ничего не стал рассказывать живым, чтобы не сочли полоумным. А может, и стоило открыть истину - человеку место лишь там, где хорошо душе, а так же душам предков, охраняющим живых. Ведь жизнь никогда не заканчивается. И наше бытие во плоти, лишь одна из фаз существования души. А потом она отправляется на иной энергетический уровень.
-Наши ребята прочесали окрестные леса, и нашли обитель мохнатых, - продолжил адмирал, чтобы не затягивать неловкую паузу. – Аборигены обороняли пещеру отчаянно. Но всё же не могли противостоять оружию. И, знаешь, что мы нашли в той пещере? Записи прежней экспедиции, дневники колонистов и другие важные документы. Так вот, там говорится, что на Брог люди высадились, посетив шесть адресов. Представляешь, сколько пережили всего. Но, тем не менее, не сдались, а продолжали искать.
Стил по-прежнему молчал. И адмирал, тяжело вздохнув, выложил свой последний козырь.
-Знаешь, Анри, и у нашей экспедиции Брог – второй адрес. Мы не рассказывали вам, чтобы не провоцировать мысли о возможном поражении. В прошлый раз мы высаживались на Траяну. Выжило там лишь десять человек. Одни мужчины. Они сейчас в анабиозе. И там, как и здесь, рождались мутанты. Знаешь, такое пережить очень тяжело. Потому мы и решили на Броге ограничиться лишь одним пробным ребёнком, хотя инструкция предписывает минимум десять. А на Траяне родилось девяносто. И матери умирали в муках.
Стил ничего не ответил.
-Анри, ну нельзя так всё драматизировать. Негоже предаваться отчаянию. Пройдёт время, зарубцуются старые раны, и ты вновь обретёшь себя. Но будешь среди людей. Человек не может жить в одиночестве.
Анри посмотрел на адмирала, но так и не открыл рта. Нет, ничего Грону не скажет, поскольку останется непонятым. У каждого свой путь овладения истиной. Пусть корабль летит дальше, а люди сражаются с новыми мирами, где будут такими же чужаками, пасынками, как и здесь. Родная мать любит и холит своё дитя. А мачеха всегда чужая.
-Прощайте, адмирал, - произнёс Анри Стил, бывший полковник, бывший руководитель колонии, несчастный отец, безутешный вдовец.
Напряжённая тишина повисла в воздухе. Каждый молчал, думая о своём. Один искренне жалел товарища, желая помочь. А другой, потерявшийся в жизни от обрушившихся несчастий, больше ничего не хотел.
-Прощай, Стил, - печально вздохнул Грон. Адмирал понял, этот человек сделал окончательный выбор. И отвернувшись, Иванов, сутулясь, побрёл к стоявшей в отдалении посадочной шлюпке.
Анри сидел на лавочке возле лазарета, качая на руках заснувшего сына. И рассеяно смотрел вслед уходящему товарищу. Вместе с ним уходит и прошлая жизнь. Стил знал, что больше не увидит людей, и навсегда останется в одиночестве. Но не мог покинуть Брог. Кто ещё позаботится о ребёнке? Оставить здесь малыша равносильно убийству, а взять на корабль - обречь на страдания ни в чём не повинное существо, кому не место среди людей. Нет, он не может уйти.
А ещё здесь Памела. Каждую ночь она приходит к нему во сне, и там Анри счастлив с нею, как никогда не был даже при жизни. Как можно всю семью бросить здесь?
Стил встал и побрёл к своему дому. Сейчас Анри думал лишь о сыне. А ещё ждал ночи, когда придёт Памела, и они вместе окунутся в волшебный мир любви.
23.08.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.