Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Александр Адамович Славинский
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
6/15/2019 7 чел.
6/14/2019 9 чел.
6/13/2019 7 чел.
6/12/2019 5 чел.
6/11/2019 5 чел.
6/10/2019 6 чел.
6/9/2019 8 чел.
6/8/2019 7 чел.
6/7/2019 27 чел.
6/6/2019 18 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

УДАЧА УЛЫБАЕТСЯ

«…Есть удача, на которую надеются и желают друг другу слабые да ленивые, и ещё есть успех, которого добиваются умные, сильные, талантливые»
Юрий Никитин
Удача — пожалуй, самая капризная и непредсказуемая госпожа. И это ещё мягко сказано. Подумай, сколько людей из поколения в поколение стремятся разгадать ЕЁ великую тайну. Но ОНА своенравна и жестока, и лишь сама, по каким-то собственным причинам, некоторым улыбается, на кого-то бросает мимолётный взгляд, и только немногим (буквально единицам) счастливым избранникам отдаёт свою дружбу, а то, случается, и поселяется рядом.
Люди бьются над секретом ЕЁ предпочтений. Но, увы, зачастую понапрасну. Никто ведь не знает, что именно привлекает внимание ЕЁ Величества и вызывает благосклонность. Впрочем, есть верный способ словить Удачу за хвост — надо оказаться в нужном месте в нужное время. И тогда если хватит ума, можно притянуть ЕЁ и попытаться удержать.
Случается, возникает у человека уверенность, что открыл сокровенную тайну великой госпожи. И с кружащейся от радости головой, сей везунчик мнит, что уже на коне и Удача навсегда останется рядом. Но не забывай: если не будешь «соответствовать», то хитрая и капризная Фортуна запросто извернётся, и ты, увы, вновь у стартовой черты.
Многие не выдерживают подобных выходок госпожи Удачи, разбивая души и сердца о подводные рифы жизни. И тогда личность теряет сам смысл бытия. Посмотри в зеркало. Ты случайно не один из них?
Но есть упрямцы (и их не так уж мало), лишь закаляющиеся от обрушивающихся несчастий. Эти люди находят мужество расставить новые силки на Удачу. И особо настырные иногда опять привлекают к себе ЕЁ Величество.
Стоит задуматься. Может, Фортуна проверяет каждого? Ведь нужно же ЕЙ как-то отличить достойных ЕЁ внимания от прочих неудачников.
И ещё одно правило надо помнить, когда охотишься на Удачу. Всегда есть некое НО во взаимоотношениях с НЕЮ. А зачастую их несколько. И потому не следует забывать: если схватил Удачу, вовсе не значит, что ты победил. Имей в виду: если будешь невежлив с НЕЙ или решишь, что достиг вершины и теперь можно беззаботно почивать на лаврах, то великая госпожа жестоко накажет за гордыню. ОНА схитрит, и покинет тебя. И больше не вернётся, как ЕЁ ни зови.
(Из дневника подполковника Космического Легиона Ледана Дукова)



Глава 1

Глава 1
Пути госпожи Удачи неисповедимы.
Но если проявишь выдержку и благоразумие,
то ОНА вознаградит тебя.
(Из дневника Ледана Дукова)

— Я вас не знаю и ничего не скажу, — в который раз прошамкала хозяйка квартиры, из-под облезлого парика враждебно таращась на мужчину. Девяностолетняя старуха оказалась непреклонной и всем своим видом показывала, что больше не желает беседовать с гостем.
Ледан растерянно теребил рукав куртки. Ни одна психологическая техника не сработала, и упрямая хозяйка так ничего и не сказала. «Что же делать? Три недели ушло на поиски Арьяны Олли. Но увы».
Взгляд потеряно обежал квартиру. «Думай, Ледан. Ты же профи. Найди, чем дорожит старуха, на чём сосредотачивает мысли. Ты должен отыскать, за какую ниточку зацепиться, чтобы разговорить упрямицу».
Обстановка квартиры такая же отжившая свой век, как и сама хозяйка. Старые обтрепавшиеся голограммные обои с живописным пейзажем из-за повреждения сегментов изобиловали большими чёрными пятнами. Слева от входной двери у окна деревянная кровать, застеленная выцветшим покрывалом неопределённого цвета. Два едва живых кресла по центру помещения. Ледану приходилось сидеть едва ли не на корточках, чтобы не раздавить одно из них. Заднюю стену квартиры занимал шкаф с прислонёнными нижними дверками. А верхние чудом держались на петлях. Высокотехнологичным оазисом смотрелась лишь кухня, составленная из отдельных блоков. За безопасной работой механизмов, видимо, следила обслуживающая компания.
Гость посмотрел в глаза хозяйки. Из-под припухлых век не видно белков. Кожа на лице покрыта частой сетью глубоких морщин. А не имевший губ рот, словно прорезанная тонкая щель, выдавала, как автомат, лишь одну фразу: «Я вас не знаю и ничего не скажу». И у Ледана сложилось впечатление, что старуху заклинило.
— Послушайте, уважаемая, — в последний раз попытался мужчина, впрочем без особой надежды. — Я предлагал за информацию деньги и помощь. Но вы ничего не хотите. Понимаете, Арьяна, я прилетел с другой планеты, чтобы вас отыскать, но из-за вашего упрямства оказался в тупике. Я не могу уйти с пустыми руками. Почему вы не желаете сотрудничать? Можете ответить хотя бы на один вопрос?
— Я вас не знаю… — снова затянула Арьяна.
Взрыв. По крайней мере, Ледану так показалось, и он мигом выскочил из кресла. Входная дверь разлетелась в щепки, и, круша всё на пути, в одноблочную квартиру ворвалось огромное чудовище. В высоту около трёх метров, впереди длинный хобот, мощные ноги, сзади массивный хвост.
— Нет! — выдохнула маленькая, ссохшаяся Арьяна. И больше старуха ничего не успела сказать, поскольку в следующий миг чудовище хоботом сразило несчастную. От сильного удара женщина вместе с креслом опрокинулась навзничь, и больше от неё не доносилось ни звука.
На голове монстра взметнулась роскошная грива, когда он повернул в сторону мужчины, намереваясь сразить ещё одну жертву. Но Фортуна уже покинула убийцу. Она хоть и капризная дама, но предпочитает разумных индивидов.
Несмотря на стремительность монстра, Ледан успел отработанным до автоматизма движением мгновенно извлечь бластер из кобуры и активировать на полную мощность. И когда чудовище устремилось к новой жертве, в него врезался безжалостный луч энергии.
Прервав бег, монстр застыл, словно натолкнувшись на препятствие, и затем, рухнув на пол, забился в агонии. А огромные конечности чудовища, круша мебель, разлетелись по квартире.
Ледану доводилось убивать зверьё на разных планетах. И сейчас он не слышал мучительного рёва умирающей твари. С хладнокровным спокойствием, будто повар, разделывавший дичь, подполковник упорно резал монстра. Лишь тонкие лучи энергии мелькали в полумраке. Конечности чудовища, даже отделённые от тела, продолжали двигаться. И Ледан, войдя в раж, безжалостно кромсал их.
Вот один из парадоксов Вселенной. Мир в целом так огромен, что и вообразить трудно. Но тем не менее его обитателям не хватает пространства. И они постоянно сражаются друг с другом, в жестокой борьбе отвоёвывая право на жизнь, место под солнцем, пищу и ещё много чего. И отчаянная битва не прекращается ни на миг…
Но вот сражение завершено. Самый удачливый — или, может, более разумный — победил и продолжит жизненный путь. А проигравший отбыл в мир иной, и ему теперь безразлично, какой сценарий напишет далее величайший драматург бытия — время. И лишь один вопрос так и остался без ответа. Пожалуй, наиглавнейший. А стоило ли оно того? Того, за что пришлось расплачиваться самым дорогим — жизнью.
Ледан устало вытер пот со лба и присел на корточки. И лишь сейчас заметил, как его трясло. Конечно, воинская подготовка и боевой опыт — большое дело. Благодаря им и выжил. Но после схватки с чудовищем, когда на кону стояла жизнь, любой ощутил бы усталость.
— Вступайте в Космический Легион! — сквозь дверной проём рубанул бодрый мужской голос. — Лишь на службе в Легионе вы сможете увидеть всю галактику. Именно тут ожидает тебя удача…
Дуков кисло поморщился. Сколько прошло лет, а реклама не изменилась. Когда-то и сам попался на эту удочку. Впрочем, сейчас подполковник не сильно-то и жалел, что выбрал жизнь солдата. Ведь действительно посетил множество планет. Хотя, с другой стороны, так и не получил желаемого.
В квартире не продохнуть. Гарь настолько едкая, что начала вызывать удушливый кашель и спазмы в желудке. Ледан очистил лёгкие, задержал дыхание и настежь распахнул створки окна. А затем, с удовольствием втянув свежий воздух, невольно улыбнулся. Самый приятный аромат.
Где-то заплакал ребёнок, залаяла собака, за окном прошелестел хикоки (по-японски «летательный аппарат»). Диктор за стеной читал сводку новостей. Привычные мирные звуки вернули сознание к реальности, и Ледан расслабился.
«Что за странное нападение? — размышлял он погодя. — Непостижимо, для чего понадобилось гадуру забираться так далеко вглубь территории, заселённой людьми, и вламываться сюда. Чем старуха могла угрожать аборигену?»
Ледан окинул взглядом развороченную квартиру. Ничего ценного, даже для бедняка. Обстановка давно обветшала и готовилась после смерти хозяйки отправиться на свалку. Да ещё и гадур постарался, не оставив ни одной целой вещи. Попробуй теперь определить, где и что стояло.
«Не то, — одёрнул себя Ледан. — Нужно подходить с другой стороны, ведь гадуры не люди. Но как объяснить вторжение аборигена?»
Из богатого жизненного опыта подполковнику известны многие истины. Есть в галактике универсальное сокровище, вызывавшее одинаково жгучий интерес у существ, обладавших разумом. И эта всемирная ценность называлась — «информация». Ледан нутром чуял — в ней причина. Лишь знания Арьяны могли представлять угрозу аборигенам. Потому-то один из них и проделал столь длинный и опасный путь через два континента, чтобы убить старуху.
«Проклятье. А если это именно то, до чего я сам пытался докопаться? Тогда я много потерял со смертью Арьяны, поскольку та ничего не рассказала. За какие же секреты пришлось старухе расплачиваться жизнью? Что гадуры и Олли не поделили меж собой? А может, знала некую сокровенную тайну аборигенов? И те опасались, что запретная информация просочится в мир людей. Как много предположений…»
Ледан включил электронный дневник. Нужна информация. Готовясь к полёту на Эйрит, он как-то скопировал небольшую заметку о гадурах. Может, здесь удастся отыскать ниточку, ускользавшую в поисках. А чутьё подсказывало — надо копать в данном направлении.
Гадуры — аборигены планеты Эйрит, теплокровные прямоходящие существа с гуманоидным строением тела и придатками в виде мощного хвоста и длинного хобота на лицевой стороне головы. В какой-то степени местные обитатели разумны, и даже имеют цивилизацию. Хотя, конечно, по нашим меркам весьма примитивную. У гадуров своя культура, в корне отличные от человеческих жизненные ценности и собственные понятия о добре и зле. И в силу этих различий интересы людей и гадуров не пересекаются.
Взрослые особи аборигенов буквально во всём превосходят человека — силой, ростом, скоростью. Но, к счастью, не умом. Люди пытались воспитывать гадуров с младенческого возраста, обучали языку и помещали в собственную культурную среду. Но все попытки оказались тщетны. Взрослея, гадуры либо убегали к сородичам, либо погибали. И ещё одно ценное наблюдение: аборигены едят лишь рыбу и не питаются человеческим мясом.
Вот, пожалуй, и всё. Не густо, но даёт общее представление. Впрочем, из других источников есть информация, что лет сто пятьдесят назад на Эйрите закончилась большая война между людьми и гадурами. Аборигенов согнали в резервацию, где те живут и поныне.

* * *

Звонок, резанувший громким аллегро, вырвал из мира размышлений и вернул к реальности. Поединок с гадуром завершился минуты три назад. Ледан едва успел расслабиться и очистить лёгкие. Мелодичная трель удивила, поскольку гадур в щепки разнёс всю мебель, и в первую очередь досталось входной двери. Нет смысла звонить, если проход и так открыт.
Невольно потянуло обернуться к источнику звука, и тут взгляд упал на Арьяну. В тёмном старушечьем платье и разметавшемся парике, съехавшем с положенного места, та безмолвно лежала среди обломков мебели. Как ни удивительно, но хозяйка квартиры ещё жива. Глаза женщины сквозь приоткрытые веки пристально смотрят на мужчину. И у подполковника сложилось впечатление, что та хочет говорить.
Направляемый скорее внутренним голосом, а не здравым смыслом, небрежно отталкивая куски горелой плоти, Ледан опустился на пол. А приблизившись к лицу старой женщины, уставился на неё.
Арьяна пару раз судорожно вздохнула и затем едва слышно прошипела:
— Всю жизнь я молчала… Но они решили… меня убить… Чтобы никто не узнал…
Ледан едва различал шёпот старухи и внимательно прислушивался к невнятной речи. Оказывается, Арьяна обладает здравым рассудком, в чём подполковник вначале сомневался.
— Я слышала от Майка… Рибейна… Я дала ему… клятву… что… никто не узнает… Есть общество… охраняет тайну… Они всё знают… и убивают… проговорившихся… Удача в… озере… Это самый… главный… секрет… гадур…
— Тадаима! (яп. «А вот я и дома!») Что здесь случилось? Сумимасэн (яп. «Простите»). Что ты сделал с Арьяной?! Полиция!!! — надтреснутым голосом завопила некстати вернувшаяся сиделка.
Вздрогнув, Дуков недовольно поморщился. Старуха не дала услышать последние слова умирающей. А ведь Арьяна открывала сокровенное, что он сам так долго искал на Эйрите. Ледан с ненавистью посмотрел на вопящую толстуху, облачённую в неопределённого цвета поношенное кимоно. А когда взгляд снова вернулся к лицу Олли, та уже отошла в мир иной. Досада и злость наполнили душу, но он сдержался.
— Я не убивал Арьяну, — произнёс Ледан, поднимаясь над телом хозяйки. Но, видимо, смысл не доходил до разума старой женщины, охваченной эмоциями.
— Акумабито (яп. «демон»)! Убийца! — задыхаясь от гнева, орала сиделка. — Полиция! Сацугайся (яп. «убийца»)! Он убил её! Маньяк проклятый. И зачем я оставила канойо (яп. «подруга»)?! Почему ты убил её, акума (яп. «дьявол»)?! Чем Арьяна мешала тебе?
Взлохмаченная, с раскрасневшимся от гнева лицом, женщина в рыданиях сотрясала необъятными телесами и выдёргивала остатки седых волос. Старая японка проклинала бандита, ничего не замечая вокруг. Сейчас весь мир для неё сошёлся на трагедии, где убийца — мужчина, которого сама впустила в квартиру. И на большее старухе не хватало воображения.
«Полиция. Совсем о ней забыл. Но ведь прошло так мало времени. Сам едва оправился от поединка с монстром. Конечно, нужно сообщить о трагедии, хозяйка-то скончалась».
Ледан вытащил из кармана миниатюрный армейский телеком и, связавшись с полицейским участком, под истеричные вопли сиделки заявил о смерти женщины. Служащий вежливо попросил оставить всё как есть и дождаться следственную бригаду. Та сразу же отбудет по указанному адресу.
После звонка Ледан успокоился. Всё должно идти своим чередом. К тому же вины за собой он не чувствовал.
Дуков уселся на подоконник — единственный оставшийся неповреждённым элемент квартиры. Бывалый солдат привык к всевозможным смертям и излишне не волновался.
К раскрытому окну, словно мухи, слетелись мини-видеокамеры размером с вишню и принялись роиться, пытаясь заглянуть внутрь. «Как же обыватели любят чужие тайны». Ледан по-особому скрестил пальцы, и роботы тут же потеряли интерес к данному окну. В такие камеры встраивают программы, реагирующие на определённые жесты, чем и воспользовался подполковник, знакомый со многими технологическими хитростями.
«Да уж, иногда попадаешь в невообразимые ситуации. Кто бы мог подумать, что гадур ворвётся сюда и устроит хаос? Пожалуй, господа, принимающие ставки, возможность подобного события приравняли бы к вероятности падения метеорита из чистого золота. Но ведь случилось же.
И что теперь? Сиделка реагировала предсказуемо. Так на её месте поступил бы любой человек. Косвенные улики складываются против меня как возможного убийцы Арьяны. Хватит ли ума следователям Тавнеира докопаться до истины?» Ледану оставалось надеяться на профессионализм столичной полиции.
«Да, и уходить нельзя. Лишь сотрудничая с властями, можно избежать обвинения в убийстве. А иначе подозреваемого найдут где угодно, даже в Космическом Легионе на другом конце галактики. И тогда вся вина падёт на человека, скрывшегося с места преступления».
— Не тронь её! — грозно рыкнул Ледан, когда сиделка попыталась коснуться головы Арьяны.
Будто получив разряд тока, старуха испугано отскочила и вновь, коверкая галакто и нихонго (офиц. яп. язык), обрушила на мужчину поток ругательств. Видимо, из-за стресса женщина утратила пресловутое японское хладнокровие и теперь, не контролируя себя, безудержно выплёскивала гнев.
Но Дуков не слушал перепуганную старуху. Новые мысли атаковали разум подполковника. Лишь сейчас Ледан осознал, что Её Величество госпожа Удача наконец улыбнулась. «Ведь Арьяна указала, где искать. А нападение гадура подтвердило, что я нахожусь на верном пути. Значит, попал в нужное время в нужное место. И теперь стоит хорошенько пораскинуть мозгами».
Почти месяц Ледан прожил на Эйрите, в забытом богом уголке галактики, на самой окраине, и едва продвинулся в поисках. Но иногда какое-нибудь происшествие может вмиг перевернуть всё.
Полёт сюда планировался давно, но лишь сейчас удалось осуществить. А предпосылкой к нему была долгая кропотливая работа в огромных базах данных Космического Легиона. Как-то по молодости Ледан придумал себе оригинальное хобби — изучение биографий выдающихся граждан Федерации. Дукова интересовало главное: почему люди добились успеха? В чём заключался секрет везения?
Скрупулёзно, по крупицам добывал Ледан информацию о суперэлите, изучал прошлое, основы бизнеса, предпринимаемые шаги и технологии. И открыл, что семеро денежных аристократов, совершивших головокружительное восхождение на Олимп богатства и процветания, имели нечто общее. Каждый из них, будучи обыкновенной, не блещущей особыми талантами личностью, посетил Эйрит. И после начинался стремительный рост.
Ледан не знал, является ли это настоящей зацепкой. Мало ли в жизни совпадений. Но семь человек даже по статистическим расчётам немало. Дуков запланировал посетить места, где побывали супербогачи и, едва представилась возможность, ушёл на полгода в отпуск и прилетел на Эйрит.
Эйрит — своеобразный, удивительный и загадочный мир. Само название планеты люди переняли у гадуров. Оно гармонично сочетается с этим кусочком галактики. С мягким, не жарким климатом и ночным небом почти без звёзд; скалистым рельефом, преобладающим на материках, и холодными громадными океанами; немногочисленными лесами и глубокими озёрами.
Что хотели отыскать тут люди две сотни лет назад? Трудно сказать. Изучая справочники и каталоги Федерации, Дуков выяснил, что здесь нет изобилия руд и полезных ископаемых, привлекающих галактические промышленные империи и приносящих немыслимые прибыли. Из-за длинных холодных зим и недостатка плодородных земель нечего рассчитывать на обильные урожаи, а соответственно и на сверхдоходы, прельщающие торговых гигантов. Но люди остались здесь. Может, Эйрит казался им местом, где человека ожидает удача? Как ни удивительно, но и Ледан прибыл сюда за тем же.
К сожалению, времени до конца отпуска почти не осталось. Слишком долго он блуждал в потёмках. Богатейшие люди мира умеют хранить тайны.
Но сегодня наконец состоялся прорыв и вселил уверенность в правильности выбранного пути. Имя Майка Рибейна заставило сердце затрепетать. А душа запела от радости. Майк Рибейн — один из супербогачей Федерации и первый номер в списке Ледана. Произнеся имя, Арьяна словно назвала заветный пароль и вручила золотой ключик от сокровенной тайны. А госпожа Удача лукаво подмигнула.

* * *

На удивление, следственная бригада прибыла быстро. Сразу видно — служба в столице поставлена чётко.
Первыми к месту преступления явились робокопы — полутораметровые серебристые цилиндры с ногами. Лениво поскрипывая суставами, два металлических увальня обосновались в противоположных углах помещения и взяли квартиру под полный контроль. Теперь ничто не угрожало представителям закона приступать к выполнению обязанностей.
Заняв позицию, железные стражи не производили ни звука, но одним своим присутствием внушали уважение к закону. По опыту Дуков знал, что эти полуразумные механизмы невозможно уничтожить. Даже взрыв обычной бомбы прямо под ногами лишь оцарапает корпус. Но имеющейся мощью роботы могут усмирить любую толпу.
Затем помещение, словно мухами, наполнилось летающими видеокамерами. Миниатюрные аппараты зароились по комнате, обнюхав каждый дюйм поверхности. Конечным итогом трудов маленьких помощников станет полная трёхмерная проекция квартиры. А специальные датчики зафиксируют также структуру материалов и запахи, что порой немаловажно для следователя, воссоздающего цепь событий.
Примерно минуту спустя после роботов в квартиру вошли несколько человек в серой форме и с азиатскими лицами. Что понятно — Эйрит заселён преимущественно выходцами из земной Японии.
— Одзяма-симасу (яп. ритуал. «извините за вторжение»). Сумимасэн. Коннити-ва (яп. «добрый день»), — произносил каждый входящий. Затем, не мешкая, полицейские со знанием дела принялись изучать обстановку. Из-за атаки гадура создавалось впечатление, что здесь пронёсся ураган, и представители закона с интересом осматривали последствия разыгравшейся драмы.
При виде людей в форме угомонившаяся сиделка ожила.
— Гайдзин (яп. «иностранец») убийца! — слезливо запричитала старуха, трясущейся рукой указывая на Ледана. — Арестуйте его. Засудите гайдзин. Маньяк проклятый. Кёдзоку (яп. «бандит») должен сидеть в тюрьме. Сацугайся. За что ты, подлец, убил бедную Арьяну?
Но полицейские лишь настороженно посмотрели на белого мужчину, спокойно восседающего на подоконнике. И, занятые служебными обязанностями, неторопливо разбрелись по квартире.
— Одзяма-симасу. Сумимасэн. Коннити-ва. Итак, что тут у нас? — на галакто поинтересовался вошедший за полицейскими лысоватый мужчина средних лет в строгом официальном костюме, белой сорочке и синем галстуке. Суховатое лицо азиата, густые нахмуренные брови, цепкий пытливый взгляд раскосых глаз, словно просвечивающий тебя. На службе довелось повидать немало братии из сыскных ведомств разных планет, и Дуков понял сразу — перед ним главный следователь.
— Сёгун (яп. «офицер»), арестуйте его! — продолжала тянуть сиделка, коверкая слова непослушным языком. — Гайдзин убийца.
— Сумимасэн. Нихонго-га вакарима-су ка? (яп. «Вы говорите по-японски?) — обратился следователь к Ледану. Готовясь к путешествию на Эйрит, Дуков изучал разговорный японский. Но поверхностно. И потому решил промолчать. Ведь если неверно ответить на непонятный вопрос, можно серьёзно влипнуть.
— Инспектор Тана Син, — представился следователь на галакто. — Что здесь случилось?
— Нападение гадура, — ответил Ледан, не обращая внимания на обвинения сиделки, и стал во весь рост перед следователем, готовый ответить на любые вопросы.
Стройный, мускулистый, высокий, Ледан раза в два по габаритам превосходил инспектора. По-армейски коротко остриженные русые волосы обрамляли решительное, не лишённое строгой мужской красоты лицо. Прямой небольшой нос; суровые, неглубоко посаженные карие глаза с кустиками густых бровей; широкие скулы и полные губы. На левой щеке тонкий белый шрам, исчезающий под воротом серого комбинезона. На нём тёмно-синяя пластиковая куртка, скрывающая перевязь с кобурой. На ногах сапожки косморазведчика. Обувка недорогая, удобная, и потому многие носят такую в колониях.
Не каждый решится бросить Ледану вызов. От него словно исходит дикая необузданная энергия хищника. И вместе с тем ум и даже романтичность ощущаются с первого же взгляда. С таким человеком следует держаться настороже. И в то же время ему можно довериться, если занимаетесь общим делом. Одним словом — авантюрист.
— Сумимасэн. Гадура? — недоверчиво спросил инспектор, потирая руки. — И где же он?
— Вот. — Ледан небрежно пнул ногой комок спёкшейся плоти.
— И это гадур? — Следователь удивлённо посмотрел на нечто, отлетевшее от ноги свидетеля. — Масака! (яп. «Этого не может быть!»)
— Кейсатсу (яп. «полиция»)! Арестуйте его! — тянула сиделка. — Гайдзин убийца. Сацугайся убил мою бедную Арьяну.
— Я удивлён не меньше вашего, — меж тем спокойно ответил Ледан. — Мы сидели и беседовали с тётей, как вдруг дверь буквально взорвалась и сюда вломилось чудовище. Гадур сразу набросился на Арьяну и убил хоботом. Но у меня есть бластер.
— Бластер? — Следователь поднял бровь, и в его глазах появился угрожающий огонёк.
— Да. — Ледан привычным движением из-под куртки извлёк оружие и представил к осмотру.
— Военного образца, — сразу оценил инспектор, рассматривая со стороны небольшой, но мощный ствол.
— Так точно.
В квартиру вошли ещё три человека в гражданской одежде.
— Кейсатсу! Вы слышите меня или нет?! — истерично завопила сиделка, переключаясь на вновь прибывших, так как никто не обращал на неё внимания. — Почему вы не арестуете гайдзин? Наручники на него — и в тюрьму. Он убийца!
— Послушайте, обачан (яп. уважит. обращ. к женщине), — повернулся инспектор к старухе, и та мигом сникла под суровым взглядом. — Мы разберёмся, что здесь произошло. А вы, пожалуйста, замолчите. Или я прикажу вас арестовать за то, что мешаете проводить следственные мероприятия.
— Но как же? — опешила женщина, заламывая руки. — Сёгун, я пытаюсь вам помочь. Кёдзоку убил Арьяну.
— Вы лично видели момент совершения преступления?
— Сумимасэн. Ие (яп. «нет»), — вынужденно протянула старуха, явно не в восторге, что пришлось так ответить. И тут же изворотливый женский ум нашёл причину для обвинения: — Но отоко (яп. «мужчина») был с моей канойо. Я вышла в магазин на несколько минут, а он тогда и убил. Когда я пришла, кёдзоку душил Арьяну. Сацугайся. Арестуйте его.
— Гунсоу (яп. «сержант») Окира, — кликнул следователь.
— Джибун (яп. муж. «я»), — тут же отозвался невысокий, слегка полноватый мужчина.
— Выведите онна (яп. «женщина») в коридор, и посмотрите, чтобы никуда не ушла. Я опрошу её позже.
— Есть, — взял сержант под козырёк и повернулся к сиделке.
— Но как же так, сёгун? Почему вы не арестуете гайдзин? — в слезах запричитала женщина, сжимая кулаки. Создавалось впечатление, что та сама набросится на белого мужчину, дабы свершить праведный суд и покарать убийцу.
— Сумимасэн, обачан, пожалуйста, давайте пройдём в коридор, — вежливо попросил сержант. Но сиделка оказалась непреклонной, и между ними завязался диалог на повышенных тонах.
— Сэмпай (яп. обращение к старшему), что нам ищи? — обратился к следователю невысокий молодой человек из тройки сотрудников, явившихся последними. Редкие волосы зачёсаны назад, видимо прикрывая раннюю лысину. На худощавых плечах болтается растянутая серая парка. Измятые брюки и разорванные космические сапожки довершают наряд. Холостяк и неудачник — определил Ледан.
— Гадура, — сказал Тана Син, не отводя взгляда от подполковника.
— Что? — не понял тот.
— Вили, у тебя плохо со слухом? — посмотрел следователь на члена экспертной группы.
— Но где, сэмпай? — Парень так широко открыл раскосые глаза, что те стали большими, как у европеоида. — В этот квартира?
— Вот, — Тана Син пнул ногой чёрный комок. — Проверьте, что это.
— И эта гадур? — удивлённо протянул Вили, говоривший на галакто с большим акцентом. — Я смотреть абриген на экран…
Сержанту Окире наконец удалось вывести сиделку из комнаты, и в развороченной квартире воцарилась тишина.
— Итак, — следователь повернулся к Ледану, — продолжим. Откуда у вас оружие?
— Я подполковник Космического Легиона. На бластер у меня есть разрешение.
— Предъявите ваш скиндок, — велел следователь, извлекая из кармана считывающий прибор.
Дуков снял с шеи флешку электронного паспорта и протянул инспектору.
— Сумимасэн, — возразил тот, — но я желаю ознакомиться с вашим скиндоком. Приложите сюда палец, и устройство считает данные.
— Инспектор, вы должны знать, что солдатам не вводят микрочипы под кожу.
— Гомэнасай (яп. «прошу прощения»), — кивнул тот. — Забыл. Не часто приходится иметь дело с военными. Сами понимаете — в основном бытовуха.
Инспектор взял флешку и вставил в прорезь карманного помощника.
— Итак, Ледан Арсеньевич Дуков. Подполковник Космического Легиона. Тридцать девять лет. Принимал участие в боевых действиях. Награждён. Группа крови. Готово, — завершил следователь просматривать данные. — Покажите номер оружия.
Ледан развернул бластер и предъявил выбитые на рукоятке цифры.
— Что вы здесь делаете, подполковник? — спросил инспектор, возвращая флешку хозяину, после того, как скопировал данные в КП. В голосе следователя явственно ощущалось уважение к офицеру Легиона. — Вы же понимаете, я должен расследовать преступление со смертельным исходом. Надеюсь, ваше присутствие здесь не военная тайна?
— Нет, конечно, — усмехнулся Ледан и, вкладывая бластер в кобуру, поведал инспектору заранее приготовленную историю. — В настоящее время я в отпуске. А на Эйрит прилетел с единственной целью — найти Олли. По словам моей покойной матери, она наша дальняя родственница. И больше у меня нет родни. Я с трудом нашёл тётю Арьяну. Но мы не успели сказать и пары слов, как сюда ворвался гадур и убил её.
— Сумимасэн. Выражаю соболезнования по поводу гибели родственника, — сухо произнёс инспектор.
— Благодарю, — кивнул Ледан и печально добавил: — Теперь я остался совсем один.
— Вспомните, подполковник, сколько прошло времени от вашего прихода и до нападения гадура? — Тана Син, переходя на галакто, упускал автоматические японские выражения, и речь воспринималась привычно.
— Думаю, минут десять.
— Расскажите, как развивались события.
— Я позвонил. Женщина, которую вывел гунсоу Окира, открыла дверь. Я представился и сказал, что хотел бы переговорить с Арьяной Олли. Сиделка проводила меня в комнату и познакомила с хозяйкой. А потом заявила, что раз уж собиралась, то сходит в магазин. И мы остались с тётей наедине.
— Что дальше?
— После ухода сиделки тётя Арьяна предложила мне сесть в кресло. Вот сюда. — Ледан указал на куски обивочной ткани, валявшейся на полу. — Я присел, и едва открыл рот, как дверь буквально взорвалась и сюда вломился гадур. Я лишь успел встать, а чудовище уже сразило тётю. Ну а потом я убил аборигена.
— А зачем покромсал тело? — поинтересовался следователь.
— Вероятно, в горячке. Я впервые увидел монстра. Гадур мгновенно убил тётю и набросился на меня. Честно скажу — я испугался и принялся резать его.
— Ну а погром в квартире? — следователь обвёл помещение рукой. — Вы что, боролись?
— Думаю, в таком случае не выжил бы. — Ледан покачал головой. — А разрушения из-за хвоста. Гадур размахивал им в разные стороны. А площадь квартиры сами видите какая. Если б абориген вытянулся во всю длину, как раз достал бы от одной стены до другой.
— Сейчас по нему не скажешь, — заметил Тана Син, бросив взгляд на спёкшиеся куски, хаотично разбросанные по полу.
— Сэмпай, — обратился Вили к инспектору. — Вакаримасэн (яп. «не понимаю»). Но этот есть гадур. Пробы ДНК верно. Но как тот мог сюда приходить? И так далеко от дом-резервация.
— Да, странное дело, — задумчиво произнёс Тана Син, потирая руки. — И, честно говоря, в моей практике впервые. Ещё ни разу гадуры не проникали в столицу и не нападали на людей.
— Я думать, сюдзин (яп. «господин») привести гадур. — Вили подозрительно скосился на Ледана.
— Вили, ты летал на Южный континент? — в свою очередь спросил инспектор.
— Сумимасэн. Ие.
— Советую посетить. Тогда не будешь нести подобную чушь. Подполковник никак не мог привести с собой гадура, поскольку с аборигенами невозможно ни о чём договориться.
— Я думать, сюдзин тащить гадур на цепи, — воодушевлённо предположил Вили. — Чуса (яп. «подполковник») большой и сильный.
— Гадура? На цепи? Через весь город? И никто не заметил? — Инспектор с усмешкой посмотрел на подчинённого. — И ты нашёл цепь?
— Ие. Но есть в жизня исключений, — заявил молодой человек. — Сэмпай, цепи я не найти, но, я видеть в цирк учёный хищный…
— Вот попадёшь на Южный континент — и выяснишь, какие бывают исключения, — резко прервал Тана Син. И затем с усмешкой продолжил: — Я могу даже подарить собачий ошейник. Хотелось бы посмотреть, что получилось бы. Но, думаю, скорее гадур тебя самого посадит на цепь. Кстати, я ни разу не слышал, чтобы за двести лет совместного проживания на планете людей и аборигенов между двумя расами возникли бы хоть какие-то отношения. Кроме взаимной ненависти, конечно.
— Ну хорошо, я говорить нансенсу (яп. «ерунда»). Мосиваке аримасэн (яп. «мне нет прощения»), — продолжая возиться с приборами, сказал Вили. Похоже, ему хотелось произвести впечатление на шефа. — Сэмпай, давай видеть другой сторона. Чуса летать на Минами на таирику (яп. «Южный континент»), пристрелить там гадур и резать, а потом нести в сумка. Тут сюдзин убить хозяйка, а абригена бросить по квартира.
— Что вы скажете? — поинтересовался следователь у Ледана. Инспектор пристально наблюдал за легионером, словно желая прочесть мысли.
— Чушь, — хладнокровно отмахнулся Ледан. Ни тени эмоций не промелькнуло на застывшем лице солдата. Да и внутренне подполковник старался контролировать себя, поскольку хорошо знал, что робокопы с помощью бесчисленных датчиков постоянно наблюдают за ним и отслеживают параметры тела. Если подозреваемый хоть слегка заволнуется или вспотеет, то встроенный детектор лжи сразу зафиксируют произошедшее изменение и сопоставит с заданным вопросом.
— Я думаю так же, — погодя сказал инспектор, но всё же осмотрел квартиру. — Вили, а ты нашёл сумку, где лежали останки гадура?
— Ие.
— Вот и займись этим, — распорядился следователь. — Впрочем, я сомневаюсь, что ты на верном пути. Лишь свихнувшийся приготовит такое нелепое алиби. Вили, ты каждый день встречаешься с нападающими на людей гадурами, чтобы это казалось в порядке вещей?
— Ие, — печально вздохнул парень. — Но….
— Тогда хватит молоть ерунду, — жёстко отрезал Тана Син. — Надоел, гаки (яп.ругат. «молодой»). Лучше займись делом, Шерлок Холмс.
— Сэмпай, — обратился к инспектору ещё один член экспертной группы на нихонго. — Предположение Вили, что останки гадура принесли в сумке, не соответствует действительности. Абориген был жив по меньшей мере час назад. Поверхность кожи снаружи хоть и спеклась, явно от лазера, но внутренние органы ещё не просохли.
Тана Син посмотрел на Вили и покачал головой. А парень, спрятав глаза, принялся сосредоточенно укладывать в пластиковый мешок разбросанные по квартире останки.
Инспектор задавал Ледану вопросы, уточняя время и последовательность событий. Но уяснив, что тут замешан гадур, отношение к подполковнику изменил. Да и развороченная квартира подтверждала версию Дукова. Но, похоже, следователь ещё недоумевал по поводу самого происшествия. Нетипичный случай. А обстоятельство, выбивающееся из привычной картины мира, вызывает подозрение.
— Сэмпай, — на японском обратился к инспектору судебно-медицинский эксперт, осматривавший тело убитой. — Женщина скончалась от удара, нанесённого в верхнюю часть головы. Отпечаток хобота гадура явственно проступает на разбитом лице в виде огромного синяка. Контур не соотносится с человеческой рукой.
— Итак, картина ясна, — подытожил главный следователь. — Но вот чего не пойму — зачем понадобилось гадуру вламываться сюда? Абориген прошёл три тысячи километров, чтобы убить хозяйку квартиры. Что вы можете рассказать о взаимоотношениях между родственницей и гадурами?
— Ничего. На Эйрите я недавно. А с тётей познакомился сегодня, за несколько минут до её смерти.
— Не сомневаюсь, данный вопрос так и останется без ответа, — погодя сказал Тана Син, потирая бровь. — Даже спросить не у кого. Гадуров в суд не вызовешь. И, насколько я знаю, таких происшествий раньше не случалось.
На том, пожалуй, можно бы и закрыть дело. Но инспектор не спешил, продолжая дотошно выспрашивать подробности.
— Шеф, — обратился к следователю один из полицейских. Он говорил на японском, но Ледан улавливал общую суть. — По служебному каналу передали, что люди сегодня видели гадура на улицах города. Спрашивают, не относится ли к нашему делу?
— Полагаю, да, — тут же отреагировал инспектор, бросив взгляд на Вили. — Я не припоминаю, чтобы гадуры бандами разгуливали по столице.
Тана Син прошёлся по квартире, внимательно осматривая разломанную мебель. Задержался у кухонной стойки, где целым остался лишь водопроводный кран, утопленный в стене. Дуков следил за инспектором взглядом, ожидая дальнейших расспросов. Но и так ясно, что подполковник больше не являлся подозреваемым.
— Сэмпай, мы изучили видео с камеры у входа в подъезд, — доложил вновь прибывший коп. Судя по эмблемам на кителе — специалист по электронике и нанотехнологиям.
— Что там? — живо поинтересовался инспектор.
— Мы опознали иностранца, — указал полицейский на Дукова. — Мужчина вошёл в подъезд в тринадцать часов двадцать три минуты. Секунды опускаю. Затем, помимо ещё трёх человек, из дома вышла женщина, которую мы встретили в коридоре с сержантом Окирой, — полицейский сверился с записями, — в тринадцать сорок шесть. А гадур вошёл в подъезд в тринадцать пятьдесят.
— Итак, у нас имеется полная картина, — потирая руки, подытожил следователь, — когда и куда проходили действующие лица. Подполковник и гадур пришли независимо друг от друга, в чём я и не сомневался.
Инспектор снова выразительно посмотрел на Вили, отчего парень скукожился.
— Как удалось гадуру незаметно преодолеть большое расстояние от резервации до Тавнеира — вопрос не к нам, — размышляя, продолжил Тана Син. — Но теперь следует задуматься о том, что гадуры, возможно, умнее, чем предполагалось. Абориген преодолел три тысячи километров, чтобы оказаться в этом доме. Значит, убийство планировалось давно. Остаётся неясным: кто дал гадуру адрес? Как он определил номер квартиры? Я не слышал, чтобы аборигены могли считать…
— Шеф, мы кое-что нашли, — прервал рассуждения инспектора коллега Вили.
— Нани (яп. «что»)? — Тана Син с интересом посмотрел в ту сторону.
— Здесь установлена прослушка, — доложил капрал на японском. И Ледан ощутил, как тревожно забилось сердце. Подполковник ещё не знал, почему обеспокоился, но предчувствовал опасность.
— Прослушка? — удивился Тана Син.
— Кто-то следил за хозяевами квартиры, — продолжил капрал, указывая на отбитую штукатурку. — Вот камера, совмещённая с микрофоном и передатчиком. Стандартное армейское оборудование.
Приблизившись, Дуков распознал аппаратуру, изготовленную на Долгожданной гавани. Высокотехнологичные изделия этой планеты славятся по миру новаторством и качеством. Подполковнику, неоднократно работавшему с подобными системами, известны технические характеристики. Чувствительность микрофона данной модели способна записать шёпот Олли. А значит, исповедь старухи услышали не одни уши. И Ледан от досады сжал кулаки.
— Дело становится всё более интересным. — Следователь задумчиво потёр руки. — Но мы не сможем определить, кому принадлежит камера, и отследить, куда передавалась информация?
— Сумимасэн. Нет, — ответил капрал. — Судя по возрасту штукатурки и обоев, система установлена давно. Обычно аппаратура настраивается на ключевые слова или фразы, подключающие запись. Я вижу, что камера совмещена с передатчиком. А радиоволны, как вы знаете, отследить невозможно. Думаю, едва робокопы просканировали комнату, передающая аппаратура, установленная где-то на крыше, расплавилась. Обычная практика, чтобы полиция не смогла обнаружить приёмник.
— Ты думаешь о том же, что и я? — поинтересовался инспектор.
— Сэмпай, вы имеете в виду орден? — уточнил капрал.
— Ладно, не важно… — Бросив на подполковника настороженный взгляд, следователь махнул рукой.
Похоже, данная находка окончательно сняла подозрения с Ледана, что могли зародиться у инспектора, и на том допрос завершился. Тана Син даже поспешил выдворить Дукова из квартиры. Дело принимает новый серьёзный оборот, когда лишние свидетели не нужны.
Инспектор не стал отбирать бластер у подполковника Легиона, но попросил быть с ним поосторожнее. Осведомившись, где тот остановился, следователь отпустил Дукова. Ледану импонировал профессионализм инспектора, но по своему богатому опыту он знал, что дело ещё не закончено.
Уже в дверях Ледан поинтересовался, как можно организовать похороны Арьяны Олли. Раз представился родственником, надо играть до конца. По крайней мере, так учат в Легионе.
— Вам сообщат, когда состоится кремирование, — ответил следователь. — Вы, подполковник, должны знать правила колоний. У нас запрещены любые захоронения. А поскольку Арьяна Олли являлась сотрудником космического департамента, служба организует траурное мероприятие, как положено.
— Благодарю вас, — кивнул Ледан и направился к выходу.
— И ещё кое-что, — сказал инспектор в спину подполковнику.
— Слушаю! — Дуков тут же обернулся.
— Я подозреваю, здесь кое-что серьёзное… — Не закончив мысль, Тана Син осёкся.
— Что вы имеете в виду?
— Ладно, не важно, — покусывая губы, махнул следователь рукой. — Просто будьте осторожны.
Ледан чувствовал — Тана Син хотел сказать больше, но сдержался. Выждав секунду-другую, и осознав что продолжения не будет, он понял — настало время уходить.
— Саёнара (яп. «до свидания») — кивнул Ледан и покинул квартиру.

Глава 2
Глава 2
Случайностей не бывает. Если что-то происходит, значит, ты сам притянул это в свою жизнь. И даже если получился отрицательный результат, не позволяй себе сдаваться. Внимательно обдумав создавшееся положение, можно попытаться внести изменения и опять привлечь к себе Удачу.
(Из дневника Ледана Дукова)

Время за полдень. Выйдя из подъезда двадцатиэтажного здания, где проживала Арьяна Олли, Ледан остановился и сощурил глаза. После коридорных ламп дневной свет казался ярким. Вдохнул полной грудью. Нужно расслабиться. Произошедшие события выбили из привычной колеи. Но главное — полиция отпустила. Если б инспектор задержал, была бы потеряна куча времени, которого и так в обрез.
Ледан осмотрелся. Двор, окружённый многоэтажками, сейчас пуст, если не считать яйцевидного полицейского хикоки, стоявшего на парковке, да ещё несколько электрокаров, по-видимому, местных жителей. Привлечённые визитом копов, праздные зеваки бросали любопытные взгляды. Но в целом тихо и спокойно. И ничто не напоминало о событиях, развернувшихся в квартире Арьяны Олли.
«Интересно, как получилось, что соседи не заметили проходящего по двору гадура? — размышлял Дуков, пытаясь определить маршрут аборигена до подъезда. Здесь всё открыто, как на ладони. Но никто не поднял тревогу. Вероятно, тому виной банальное равнодушие жителей крупного города».
Несмотря на желание отвлечься, не получалось избавиться от мыслей о пережитом. На ум пришла и взволновала фраза, сорвавшаяся с губ Арьяны. Оказывается, есть общество, стерегущее тайну Эйрита. Похоже, о нём же говорил и капрал, упомянув в беседе с инспектором о неком ордене.
«Внимание, опасность! — пробудился внутренний голос. — Нужно обдумать предыдущие ходы — не оставил ли я слишком заметного следа для ищеек? С тайными обществами связываться опасно. Адепты культов не отличаются гуманностью и особой щепетильностью, если требуется кого-то убрать. Вроде не замечал подозрительных типов. Но теперь нужно проявлять внимание и осторожность. Специалист по выживанию, как и любой мудрый человек, думает на несколько шагов вперёд».
И тут же Ледана озаботила новая мысль: «А ведь я, убив гадура на квартире Олли, засветился перед тайным обществом, и теперь наверняка попаду под колпак. В ордене знали, что Арьяна осведомлена о великом секрете Эйрита, потому и поставили в квартире подслушивающую аппаратуру. Так что следует ускорить поиск».
Захваченный тревожными мыслями, Дуков шёл к отелю, где остановился по прибытии. Идти недалеко, и потому он решил прогуляться. Ледану нравилось думать на ходу, а сейчас требовалось хорошенько пораскинуть мозгами.
Сильно поджимали сроки. Отпуск-то заканчивался. Когда занимаешься поисками, тратится уйма времени. Зато удалось выйти на Олли. Что на самом деле большая удача.
Арьяна в годы далёкой молодости служила в геологической разведке космического департамента. Вот кому известно, что и где находится на Эйрите. Там же и в те же времена работал и Майк Рибейн, ставший впоследствии денежным аристократом. Ему удалось вознестись на самую вершину, а Арьяне нет. Может, такова судьба? Но скорее женщина сама не захотела иной жизни. И последние слова Олли лишний раз подчеркнули эту мысль. Ведь поклялась она Рибейну хранить секрет.

* * *

Мир непрост, несмотря на кажущуюся логичность и предсказуемость. Человек вроде живёт подобно остальным, внешне подчиняясь одним и тем же законам. Но так ли на самом деле? Ведь каждый индивид существует несколько обособленно, пребывая в собственном мире, куда посторонним нет доступа. Словно в виртуальной реальности, отдельном измерении, огромной вселенной, принадлежащей лишь одному мозгу.
Пропуская события через фильтр своих мыслей и ощущений, человек создаёт целый мир, где всё устроено по определённым правилам. Мы живём в личном континууме, то чувствуя себя счастливыми, то, напротив, убиваясь из-за никому не понятных горестей и печалей. А ведь то, о чём мы думаем, что нам кажется, чего мы боимся или чему радуемся, лишь игра воображения. И потому одно и то же событие каждый воспринимает по-своему. Ведь ни для кого не секрет: сколько людей — столько мнений, определений и мыслей. А отсюда и разные выводы.
Так, если смерть Арьяны Олли кому-то могла показаться трагедией, то Дуков воспринимал произошедшее иначе. Старуху, погибшую от удара гадура, Ледан не знал. За те несколько минут, что они провели вместе, пытаясь общаться, Арьяна оставалась холодной и неприветливой. А потому Ледан откровенно равнодушно отнёсся к её смерти. И даже исповедь умирающей не изменила первоначального негативного впечатления.
Размышляя о произошедшем, аналитический ум подполковника сделал вывод, что нападение гадура пришлось как нельзя кстати. Арьяна ничего не открыла бы при других обстоятельствах. Как выяснилось из исповеди — Олли боялась за собственную жизнь и не желала нарушать клятву. Ледан так и ушёл бы от неё, как говорится, не солоно хлебавши. А потому нападение гадура явилось настоящим подарком судьбы, неким важным звеном в цепи событий на пути к успеху. «А значит, — заключил он, — мне сегодня крупно повезло — оказался в нужном месте в нужное время».
— Сумимасэн. Отоко (яп. «мужчина»), отоко!— Кто-то настойчиво дёргал за рукав, когда Ледан остановился перед светофором. И лишь сейчас он уяснил, что обращались именно к нему.
Дуков обернулся. Перед ним стояла ухоженная худощавая японка с седыми волосами, покрытыми сетчатой вуалью. На ней ладно, и даже гламурно, смотрелось новое белое кимоно. Явная противоположность сиделке Арьяны Олли, и чем-то знакома.
— Сумимасэн. Отоко, вам обязательно нужно погадать, — с лёгким акцентом на галакто произнесла японка, перекрикивая гомон окружающей толпы. Ледан вспомнил, где видел женщину. Та часто сидит на лавочке напротив отеля под причудливым бумажным фонариком с иероглифами и вывеской «ГАДАЮ».
Ледан отвернулся от незнакомки.
— Сумимасен, отоко, — не отступала японка, и в голосе ощущалась удивительная настойчивость. — Я несколько дней за вами наблюдаю. У вас странный узор судьбы. А сегодня в вашей жизни произошло нечто особенное. Вы обязательно должны погадать.
— Извините, мне некогда, — раздражённо бросил Ледан. В другое время, может, и повёлся бы. Вообще-то солдат удачи верит в судьбу и счастливые амулеты. Но сейчас не то настроение, чтобы беседовать с уличными гадалками. К тому же он почему-то сразу решил: дама — агент тайного общества. А что? Сидит а улице и наблюдает.
Светофор вспыхнул зелёным. Ледан отвернулся и, влекомый толпой, зашагал через проезжую часть.
— Отоко, стойте! — закричала японка вслед. — Мне не нужны деньги. Я хочу вам помочь. Вы должны немедленно покинуть Эйрит. У вас десятка мечей. Ваша жизнь может скоро…
Последние слова гадалки Ледан едва расслышал из-за шума проезжавшего мимо грузовика, и не понял, что та имела в виду. Но не будет же он возвращаться после отказа. Да и вообще, сейчас не до гаданий. А странное предсказание японки следовало принять к сведению, но полностью доверяться не стоило. Мало ли кому и что показалось.

* * *

Отель, где остановился Ледан — трёхэтажное здание, возведённое в стиле колониальных построек — надёжное и безликое. И чем-то напоминало крепость. Возможно, кладкой из коричневых тёсаных камней. С плоского фасада лишь плохо вымытые окна со слегка углублёнными проёмами, как бойницы, равнодушно взирали на окружающий мир. Единственное украшение здания, ломающее скучную коробочную плоскообразность — козырёк над входной дверью, поддерживаемый закрученными колоннами. А на крыше — зубчатые каменные выступы.
Если поднять голову и присмотреться, на фронтоне выведено, наверное, лет сто назад вычурными, с трудом читаемыми буквами — «КАРДИГ». На одном из бесчисленных языков галактики слово переводилось ни много, ни мало — как «победитель». Именно так назывался звездолёт первооткрывателей Эйрита. Вообще-то странное имя для строительной конструкции, ничем особым не выделявшейся на фоне окружавших зданий.
В отеле «Кардиг», расположенном вдали от центральных улиц, останавливались небогатые путешественники, желавшие иметь хоть какие-то удобства, но за умеренную плату. Никаких отельных звёзд тут нет и близко.
Получив информацию у Арьяны, Ледан загорелся отправиться на поиски озера. А в отель вернулся с единственной целью — собраться в экспедицию. Гадур натолкнул на мысль, что водоём должен находиться где-то на территории резервации. И данное обстоятельство заметно сужало район поисков, ограничивая его лишь половиной Южного континента. Ледану казалось, что нужное озеро отыщется легко. «Ну, в самом деле, — размышлял он, — сколько их может быть на такой сравнительно небольшой территории?»
По пути в номер Ледан по привычке заглянул в почтовую ячейку за спиной вечно дремавшего портье — удивительное исключение в японском обществе. Он не ожидал корреспонденции, но в жизни всякое случается. И нынешний день тому подтверждение. Но ячейка сохраняла девственную пустоту. Тоже неплохо. Значит, ничто не расстроит планы.
Ледан направился к лестнице и увидел новый слайдер, прикреплённый к обшарпанной стене. Вероятно, его принёс кто-то из редких постояльцев. Вряд ли хозяева отеля раскошелились бы даже на такое украшение. На радужном фоне девушка с раскосыми глазами и в розовом кимоно задорно улыбалась, протягивая руки. Ветер развевал чёрные волосы красавицы. А справа летели буквы, стилизованные под иероглифы. Слова на галакто складывались в предложение: «Хочешь добиться успеха? Измени свой взгляд на жизнь. Удача улыбается тому, кто упорно идёт к цели».
Мысль нашла отклик в душе, и Ледан приостановился у слайдера. Но сейчас не то состояние, чтобы размышлять над чем-то возвышенным, и потому он сразу же отправился дальше.

* * *

Отдавая время поискам, Дуков обычно не задерживался в снимаемом номере. Да и зачем? Тут можно лишь переспать и на следующий день убраться по своим делам. На большее комната и не рассчитана. Единственное удобство — совмещённая с туалетом крошечная душевая. Сетевых коммуникаций и не предполагалось. Обстановку составляли обветшалая кровать и такой же по возрасту шкаф. Здесь останавливалось столько людей, что комната основательно износилась. Подобное Ледан наблюдал в квартире доживавшей свои годы Арьяны. Оставалось удивляться, почему хозяева не сделали ремонт, ведь номер давно окупился. Впрочем, в таком же плачевном состоянии был и весь отель.
Как у военного человека, всегда готового в бой, сборы у подполковника заняли минимум времени. Снаряжение, уложенное в армейские вещмешки, давно ожидало своего часа. Ледан спешил и в номере провёл не больше десяти минут.
Покончив со сборами, Дуков вернулся в холл и остановился возле портье. Тот едва продрал красные ото сна глаза и теперь, как удав на мартышку, пялился на постояльца. А смятые чёрный костюм, белая сорочка и даже тонкий серебристый галстук, похоже, так и не покинули сонное царство, откуда хозяин отлучился лишь на минуту.
Ледан сунул парню двадцатку, отчего взгляд портье стал осмысленней, и затем попросил, чтобы за ним сохранили номер ещё на месяц, что вообще-то запрещено правилами отеля. Тут можно внести бронь лишь на пять дней вперёд. Но общий язык найти удалось, и мужчины заключили сделку. Ледану, отправлявшемуся на поиски, требовалось место, где можно оставить кое-какие вещи и куда он смог бы вернуться. А портье, как и все портье мира, нуждался в дополнительном заработке.
Получив чаевые, парень лишних вопросов не задавал. Впрочем, японец и так не отличался разговорчивостью.
— Сумимасэн. С вас сто шестьдесят галакто, — сонным голосом назвал служащий обычную цену.
Дуков внёс сумму наличными. И вскоре, с приятным ощущением, что всё на мази, покинул отель. Дальнейший путь лежал в компанию «Ханастэ!» — ближайшее заведение, где можно взять в аренду хикоки. Гараж расположен на соседней улице — что называется, рукой подать. Ледану доводилось пользоваться услугами компании. К тому же он являлся обладателем личной карточки офицера Космического Легиона. А по ней здесь давали скидки. Владелец «Ханастэ!», сам в прошлом майор, с уважением относился к бывшим коллегам.
Длинными ногами меряя улицы столицы, подполковник не замечал ни тавнеирцев, ни примелькавшихся красот мегаполиса. Имея высокий рост и габариты тяжелоатлета, Дуков на голову возвышался над выходцами из земной Японии. И те вынужденно увёртывались, чтобы не столкнуться с грозным чужаком, совсем не ясасии (яп. умение быть нежным, мягким, заботливым, уступчивым и внимательным.)
Сейчас Ледана больше волновали собственные планы, чем окружение. К тому же он спешил. Но тут душу охолодило странное, неприятное ощущение.
«Стоп. Да ведь за мной следят. Или показалось?»
Легионер остановился, пропуская электрокар, выруливавший из проулка. На зеркальной боковой панели осмотрел улицу за спиной. Опытный глаз знал, что и где искать. «Вот.!Так и есть». Вновь сзади маячило лицо европейца, выделявшееся среди азиатских физиономий местных жителей.
Ледан ощутил нарастающую тревогу и раздражение. Всегда неприятно, когда за тобой шпионят. Впрочем, слежка дилетантская. Уж в таких делах подполковник разбирался. Парень топал открыто, позволяя рассматривать и запоминать лицо. «Или, может, совпадение? — размышлял Ледан. — Мало ли кого встретишь за день».
Он пытался вспомнить, где впервые увидел незнакомца. И постепенно, отметая предположения, остановился на наиболее вероятном. Когда уходил от Арьяны, парень стоял у выхода из двора. Но раньше не встречался.
«Может, совпадение? А если ищейка ордена вышла на след? После сигнала передатчика, сработавшего на ключевую фразу, оперативникам хватало времени, чтобы направить шпика по нужному адресу. И тот, прибыв на место, тут же связал громадного европеоида с событиями в квартире Олли. Ведь Арьяна тоже белая».
Дуков с тоской посмотрел на гараж. «Идти туда, или обождать? Не хочется терять время». К тому же Ледан хотел воспользоваться оплошностью полиции, не выдавшей предписание о невыезде. А значит, Дуков свободный человек и вполне мог уехать из Тавнеира.
«Лучше перестраховаться, — решил подполковник, — чем неизвестно кого тащить на хвосте. Пусть несколько задержусь, зато обрету ясность, кто и почему топает за мной. Госпожа Удача предпочитает разумных и осмотрительных.
Кстати, парень может служить и в полиции. Раскрывая преступления, следователи часто используют различные психологические трюки. И вполне могли установить открытую слежку, чтобы подозреваемый запаниковал. А там, глядишь, и вскроется что-нибудь.
Хуже, если парень из тайного общества. Тогда на любых начинаниях поставь большой жирный крест. Если профи взяли на крючок, то, как ни трепыхайся, всё равно убьют. Элита надёжно охраняет секреты. А значит, нужно обрубить хвост».
Есть несколько способов, позволяющих избавиться от преследователя. И самый известный всему миру — сбежать. Поэтому Ледан, хорошо знакомый с ним, ускорил шаги и начал сворачивать в переулки, следуя без определённого направления.
Тавнеир застраивался в соответствии с утверждённым планом градостроения в течение пятидесяти лет со дня основания. На едва открытый Эйрит тогда прилетели строители, работавшие по контракту с правительством Земли. Опытные мастера создали инфраструктуру, послужившую основой для дальнейшего развития города и планеты.
За века существования межзвёздной цивилизации выработаны правила освоения новых миров. Для процветания колонии требовалось привлечь капитал. А значит, необходимо создать приемлемые условия для работы компаний, чтобы те захотели вложить сюда галакты. Тавнеир с самого начала строился по накатанной схеме, опробованной на других планетах. Основу мегаполиса составляли четыре стоэтажных небоскрёба, расположенных в соответствии с направлениями сторон света. Каждый из них имел собственное имя. Они объединены по центру сто пятидесятиэтажной башней Процветания, больше известной в японском произношении как Тауа Ханей.
Но ввиду скудности ресурсов Эйрит не оправдал надежд галактических компаний, и потому столица не стала крупнейшим центром межзвёздной торговли. Ведь большинство людей предпочитали селиться в развитых мирах, где можно хорошо заработать.
Тавнеир просуществовал в изначальном виде примерно лет пятьдесят. Но, вероятно, из-за войны с гадурами приоритеты изменились и власти перестали следить за плановой застройкой. И вторую сотню лет от начала колонизации, Тавнеир разрастался хаотично. Некогда широкие лесопарковые зоны, заложенные в генеральный план столицы, теперь сплошь застроены многоэтажками и частными особняками. А небоскрёбы, простоявшие две сотни лет, по-прежнему возвышались над прочими строениями подобно горным хребтам и делили город на четыре долины. В одной из них — Юго-западной, расположенной между Домом Сарка и Дворцом Космонавтов, и кружил сейчас Ледан, стараясь оторваться от назойливого хвоста.
А парень топал по пятам, как привязанный. Но обнаружить шпика пол дела. А вот узнать, почему следует за тобой и что вынюхивает, куда сложнее.
Вечерело. Солнце нырнуло за Дом Сарка, но ещё светло. Ночь лучше подошла бы для разборок с хвостом, но увы, времени в обрез — нужно успеть взять хикоки до закрытия гаража. А до полной темноты ещё далеко. Сутки на Эйрите — тридцать восемь стандартных часов, а вечерние сумерки здесь длились целых шесть. Слишком долго.
Нынешний мэр Тавнеира строго контролировал порядок, и улицы сверкали идеальной чистотой. Столицу убирали киберавтоматы, доставленные с других планет и прозванные в народе биоботами. Путешествуя по мегаполису, Дуков частенько встречал этих неутомимых трудяг, выискивавших мусор среди вылизанных до блеска мостовых.
Повернув в очередной раз, Ледан обрадовался. То, что надо для засады. Между стенами не больше полутора метров и нет свидетелей. Примерно на середине проулка копошился биобот. Он-то и натолкнул на идею.
Не мешкая, Ледан бросился к щели меж близко стоявших особняков. Здесь можно укрыться и выждать топтуна. А вот и он. Появившись из-за поворота с видом праздного гуляки, парень неспешно прошествовал метров пять. Но, потеряв объект наблюдения, заволновался и даже заметался. А потом бегом припустил к следующему проулку, лихо перепрыгнув через тронувшегося биобота.
Из-за узости щели отсутствовало пространство для манёвра. Но Ледан всё продумал. Едва не сев на шпагат, сделал подножку, и шпик тут же растянулся на тротуаре. А в следующий миг, не успев сообразить, что к чему, парень оказался прижат к бетонной дорожке.
Подполковник навалился всей массой и, увлёкшись, едва не сломал бедняге шею. Лишь услышав, как затрещало у того в позвонках, ослабил хватку. Можно и перестараться.
— Давай, приятель, выкладывай! — гаркнул Ледан. — Почему топаешь за мной? Говори!
Но придавленный шпик мог лишь отчаянно трепыхаться.
— Сейчас ты мне всё расскажешь, — грозно проскрежетал Ледан. — И сразу предупреждаю: если не будешь искренним, могу немного укоротить твою драгоценную жизнь. Усёк? Слегка поверну голову — и прощай навек.
Ледан наглядно продемонстрировал угрозу, и придушенный шпик запаниковал. Парень хватал ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег, и нашёл силы выдавить лишь одно слово:
— О-о-отпу-у-ус-с-ссти-и-и.
Ледан смилостивился и снова ослабил хватку. Но, не желая терять инициативу, тут же напомнил:
— Я жду ответа. Почему ты следишь за мной?
— Х-х-хор-р-рош-шо, я-а фсё-о-о р-р-рас-скажу-у-у-у, — сдался парень. — Фсё-о по-олучилось та-ак не-елепо, и я-а признаю-у вину-у сво-ою-у.
— Хватить болтать! — рявкнул Ледан. Но отпустил горло парня, чтобы тот мог говорить. — Выкладывай начистоту. Почему идёшь за мной? Кто ты?
— Хорошо — хорошо, — заторопился невезучий преследователь, жадно хватая воздух. — Я расскажу. Понимаешь, я увидел гадура и удивился. Насколько известно, аборигены не покидают резервацию. И я пошёл за ним. Но вскоре тот исчез во дворе многоэтажек.
— Дальше.
— Затем я увидел, как прибыли копы. А перед этим слышал крики женщины. Когда полицейские вывели тебя, я предположил, что ты как-то причастен к событиям с гадуром, и последовал за тобой.
— Зачем? — требовательно спросил Ледан, наступив коленкой на спину незнакомцу, отчего у парня спёрло дыхание.
— Прекрати… Возможно, мы занимаемся одним делом, — прошипел тот, едва не задыхаясь. — Отпусти и давай поговорим.
«Хм. Рассказ вполне правдоподобен, — размышлял Ледан. — Вряд ли парень специально готовил блеф на случай провала. Любителя вычисляют по мелким оплошностям. Но глаза и уши профессионала фиксируют несоответствие.
А если мы занимаемся одним делом? Появится новая информация. Сегодня великая госпожа милостива ко мне».
Внимание привлекло движение. Повернувшись, намётанным глазом подполковник засёк крошечную видеокамеру, парившую метрах в десяти. Судя по размерам — полицейская. Значит, копы следят. А потому нужно отпустить парня, иначе сюда могут примчаться кобаны (яп. «полицейский»). И тогда прощай свобода.
— Каким делом? — поинтересовался Ледан, наклонившись к уху пленника.
— Я тоже прилетел с другой планеты, — выдавил парень. — И кое-что ищу.
— Хорошо, — решил легионер. — Так и быть, я сейчас отпущу тебя. Но если попытаешься удрать или выкинешь какой-нибудь фокус, то получишь в спину заряд бластера. Я предупредил. Со мной лучше не шутить.
Дуков обыскал шпика. Но парень оказался чист, что неплохо. Значит, не боевик. И уж точно не специалист по рукопашному бою.
Ледан поднялся и, отодвинувшись на пару шагов, сказал:
— Вставай и будь хорошим мальчиком.
Покряхтывая, незадачливый шпик на трясущихся конечностях приподнялся над дорожкой и с трудом выпрямился. Но тут же вновь согнулся и принялся отряхиваться. «Надо же, какой чистюля, — усмехнулся подполковник. — Но меня не проведёшь. Тянешь время, братан, чтобы прийти в себя, поскольку на улицах Тавнеира идеальный порядок».
Дуков терпеливо ждал, позволяя незнакомцу оправиться, и изучал молодого человека. На вид парню двадцать пять — тридцать лет. Худощавый, невысокого роста, но выше японцев. На нём форма астронавта — серый комбинезон и лёгкая светло-оранжевая куртка. На ногах сапожки косморазведчика. Типичная одежда на колониальных планетах.
Лицо парня ничем не примечательно, хотя и не лишено некой привлекательности. Короткая стрижка — ёжик, слегка впалые щёки, серо-голубые глаза. Портят облик лишь угри да шрам на переносице.
Закончив возиться с костюмом, парень выпрямился, настороженно посмотрел Ледану в глаза и представился:
— Меня зовут Дарин Куртье.
Подполковник не спешил отвечать, и молодой человек продолжил скороговоркой:
— Я сказал правду. И ещё раз извиняюсь. Мне просто хотелось узнать, кто ты и что здесь делаешь.
Ледан молча смотрел на парня.
— Даю слово, больше не буду совать нос в чужие дела. И хочу в качестве искупления вины пригласить тебя в какой-нибудь ресторан. Там мы побеседуем и, может, найдём общие интересы.
Звучало разумно, и парень казался искренним, но Дуков почему-то колебался. Слишком быстро развивались события. И как-то странно.
Дарин выглядел естественно. Ледан не чувствовал в нём фальши. Но Куртье отнюдь не глупец. И подполковник задумался: «стоит ли доверять такому человеку? Приглашение в ресторан может оказаться ловким ходом, чтобы слинять. А если парень из ордена по защите супертайны Эйрита, то заманит куда-нибудь и, не привлекая внимания, убьёт простака.
Нет, я ещё не готов довериться случайному знакомому. Мне требуются весомые доводы, чтобы беседовать с Куртье на равных».
Биобот принялся негромко жужжать, словно напоминая о себе и предлагая людям отойти. Но Дуков, внимательно наблюдавший за парнем, даже не взглянул на робота.
— Я пока не заинтересован в сотрудничестве с тобой, — заявил Ледан. — Назови истинную причину, зачем шёл за мной, и я, возможно, дам тебе уйти.
Парень задумался. Но вскоре решился, что хорошо читалось по лицу, и произнёс тихо, как нечто сокровенное:
— Я ищу врата Счастья.
Ледан даже растерялся. «Хм. Ничего не слышал о них». И тут словно прошибло. «А если мы и в самом деле ищем одно и то же, но называем по-разному? Может, чтобы нырнуть в озеро Удачи Арьяны Олли, нужно сперва пройти врата Счастья Дарина Куртье? Но такое признание в щекотливой обстановке агрессивно настроенному постороннему человеку звучало как-то нелепо. Или парень знал, кому и что говорит?» Данное предположение встревожило Ледана. «А если Куртье неспроста следил за мной? Член тайного общества? Вроде не похоже. Дарин — любитель».
— А почему ты решил, что я с другой планеты и занимаюсь поисками?
— Ну, и так понятно, — усмехнулся Куртье. — Ты — белый, к тому же сильно выделяющийся сложением и ростом на фоне тавнеирцев. И явно не член экипажа звездолёта. Те обычно не отходят далеко от космопорта и центральных улиц. К тому же на твоей куртке нет названия корабля, а местное население предпочитает иную одежду. И робота с тобой нет. Вот я и подумал: ты с другой планеты и, видимо, занимаешься розысками. А что можно искать на Эйрите? Лишь одно — врата Счастья.
— Хм, — уклонился Ледан от скрытого вопроса.
— Хотя, конечно, ты можешь работать и сыщиком.
— А какое отношение к вратам имеют гадуры?
Парень удивлённо посмотрел на собеседника.
— Если занимаешься поиском, то должен знать — аборигены стражи и хранители врат.



Продолжение здесь https://ridero.ru/books/udacha_ulybaetsya/
11.04.2016

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.