Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Евгений Добрушин
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
4/3/2020 4 чел.
4/2/2020 2 чел.
4/1/2020 5 чел.
3/31/2020 1 чел.
3/30/2020 3 чел.
3/29/2020 8 чел.
3/28/2020 25 чел.
3/27/2020 26 чел.
3/26/2020 25 чел.
3/25/2020 21 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Путешествие на Родину

«Солдат спит – служба идет»
русская поговорка

Я стоял на улице, очень напоминавшей проспект Обуховской Обороны. Те же серые дома, деревья вдоль трамвайной линии, потрескавшиеся тротуары. Где-то там, за садиком, должна была быть Нева.
«Улица «КЗКК», дом 21» – прочел я табличку на ближайшем здании. А внизу расшифровку аббревиатуры: «Улица Краснознаменной Красной Конницы».
Что за ерунда? Не помню я такой улицы в Ленинграде. Может, переименовали?
Остановился трамвай. Из него вышли люди в одинаковых серых пальто и пыжиковых шапках. Женщины тоже были одеты во что-то серое и блеклое. Только одна семья выделялась яркостью одежды – красные капроновые куртки, синие брюки, большие сумки с надписями «USA» и американским флагом на большом кармане. Видимо, туристы из Штатов.
К ним подошли трое в спортивных костюмах «Адидас», местные бандиты. Я стоял рядом, но меня никто не замечал. Один из бандитов достал пистолет и приставил его к голове американца.
- Гони баксы, падла!
Американец дрожащей рукой полез в карман. В мою сторону никто даже не посмотрел.
Ба! Да я же невидимый! Вот это чудеса! Но, почему?
Впрочем, рассуждать было некогда, надо было спасать гостей. Я подошел сзади к бандиту, приставил палец к спине и тихо сказал прямо в ухо: «Бросай пистолет… И не рыпайся…»
От испуга и неожиданности он выронил оружие. Я быстро поднял его и направил ему в лоб. Увидев перед собой собственный пистолет, свободно плавающий в воздухе без видимой опоры, да еще нацеленный на него, шпаненок поднял руки вверх, потом стал пятиться и быстро креститься. Потом развернулся и побежал, за ним побежали и двое других грабителей. Я спрятал пистолет во внутренний карман куртки, тоже невидимой, и он исчез. Американцы стояли бледные и испуганные, не зная, то ли им радоваться счастливому избавлению, то ли спасаться бегством. Я повернулся и пошел вдоль трамвайной линии. Потом свернул на боковую улицу. Она называлась «Улица КЗЛК», то есть «Улица Краснознаменного Ленинского Комсомола». На другой стороне я прочел надпись на больших воротах старого кирпичного строения: «КЗТЗ», расшифровывающуюся, как «Краснознаменный Тракторный Завод». Вышел на набережную. Рядом возвышалось красивое современное здание станции метро. Станция называлась «КЗГН». «Краснознаменная Голубая Нева». Похоже, здесь все было «краснознаменным». Я бы не удивился, если бы над домиком общественного туалета прочел что-то типа «КЗОС» – «Краснознаменный Общественный Сортир».
Я вошел на станцию. Как я давно не ездил в метро!
И вот я уже спускаюсь по эскалатору вниз. Ждать поезда пришлось недолго. Состав был небольшой, всего три вагона, что необычно для ленинградского метро. Впрочем, как я понял, это был не совсем тот город, который я оставил десять лет назад. Но я воспринимал все как есть. Включая и собственную невидимость.
В вагон вошла очень красивая девушка. Льняные волосы, голубые глаза, стройная тонкая фигурка. Одним словом, топ-модель. Кроме нас двоих в вагоне никого не было. Меня она не видела и, решив, что одна, стала поправлять детали своего туалета, причем в самых интимных местах. Тоже самое делают израильтянки посреди оживленной улицы, никого не стесняясь, но для Питера это верх неприличия. Мне стало стыдно за девушку. Надо было срочно себя обнаруживать, а то кто знает, что она сейчас тут начнет выделывать… Тут я увидел у себя на руке что-то наподобие часов. Я не очень задумывался, как я могу видеть свои руки и этот браслет, а девушка – нет. Часы показывали местное время – пять минут после полуночи. Стрелки на них были в виде лазерных лучиков разных цветов и словно парили над красными точками циферблата. Я нажал на маленькую стальную кнопку на ребре часов.
- Ой! – воскликнула девушка. – А я вас и не заметила. Как вы здесь очутились?
- Я вошел в вагон на предыдущей остановке. Просто я могу быть невидимым.
- Как это?
- Я и сам точно не знаю.
- Вы что, инопланетянин?
- Может быть…
- Классно! А что вы еще умеете?
- Ну, много чего…
- Можете проводить меня домой? А то сейчас уже поздно, и я боюсь идти одна.
- С радостью! Мне все равно нечего делать.
- А где вы живете?
- В Израиле.
- В Израиле?
- Ну да.
- Так вы еврей?
- А что, непохож?
- Не знаю. Я никогда не видела живого еврея. Все уже давно уехали. Вы турист, да?
- Что-то вроде этого…
«Станция Краснознаменного Союза Композиторов» – раздался голос в динамиках.
- Это моя станция, - сказала девушка.
Мы вышли из вагона.
- А как вас зовут? – спросил я.
- Оля. А вас?
- Петр.
- Очень приятно.
- И мне тоже. Перейдем «на ты»?
- Да, конечно.
Мы вышли из метро. Была холодная осенняя ночь. Ярко горела полная луна. «Небесный пастух пасет облака…» – вспомнил я песню Цоя. Мы шли по плохо освещенным улицам и болтали обо всем понемногу. Оказалось, что Оля была в театре, и теперь возвращается в свою коммуналку на улице чего-то краснознаменного. Кстати, несмотря на тотальную краснознаменность названий, самих красных знамен нигде не было. Как выяснилось из разговора, Россия уже давно сменила государственную символику и строй, но географические объекты не переименовывались. Причем, переход к капитализму здесь произошел еще двадцать лет назад, так что предыдущий строй Оля уже не застала. Период первичного накопления капитала еще не прошел, и преступность в стране все еще была высокой. Но это не была та Россия, которую я знал и о которой читал в периодике. Это вообще был другой мир. Паравселенная.
Но как я сюда попал?!
Внезапно из подворотни вышли три здоровых амбала, и преградили нам дорогу.
- В общем, так, детки, - сказал один из них. – Не будем делать лишнего шума. Девочка останется у нас, мы с ней немножко поиграем, а мальчик пойдет домой спатыньки. Как понял, прием? – уже ко мне напрямую обратился жлоб. Я почувствовал, как крепко вцепилась девушка в мою левую руку.
Я спокойно достал пистолет и передернул предохранитель.
- Как ты думаешь, - спросил я бандита, - как далеко разлетятся твои мозги, если я нажму на курок?
Все трое моментально рванули с места, и через секунду их уже не было.
- Откуда у тебя пистолет? – испуганно спросила Оля.
- Пару часов тому назад отобрал у шпаны.
- Как это?
- А вот так!
- А если милиция узнает?
- Послушай, Оля. Во-первых, я могу в любой момент стать невидимым и скрыться. А во-вторых, я еще толком не знаю, как я вообще сюда попал, и как вернусь обратно. Может…
- Вот мы и пришли. Здесь я живу.
Это был страшный, обшарпанный подъезд старого и грязного дома в три этажа.
- Пойдем ко мне, а? – застенчиво предложила девушка.
- Пошли.
- Только когда мы войдем, ты снова стань невидимым, чтобы соседи чего не подумали.
- Плевать я хотел на соседей!
- Тебе-то все равно, а мне здесь еще жить. Отдельную квартиру когда еще дадут!
- Ладно. Договорились.
Пока Оля открывала дверь, я нажал на кнопку часов и снова стал невидимым. Впрочем, наши предосторожности были излишни – все давно уже спали. В ее комнате я опять потерял прозрачность.
- Пойду приму душ, - сказала моя новая знакомая, - а ты пока устраивайся тут…
- Хорошо. Ты за меня не волнуйся.
Вскоре она вернулась, завернутая в большое махровое полотенце. Ее золотые волосы блестели от влаги.
И вдруг ее саван упал на пол… Красота ее обнаженного тела ослепила меня.
- Иди ко мне… – прошептала девушка и протянула ко мне руки.
О, как сладок был наш поцелуй!..
-…Сторож, ты спишь? – вопрос был задан на иврите.
Я встрепенулся. Передо мной стоял Авраам – начальник ночной охраны.
- Что, Петр, ты заснул? – повторил он свой вопрос.
- Нет, что вы! Я не сплю! – я изо всех сил пытался продрать глаза. Вот ведь, влип! А ведь одна проверка сегодня уже была…
- Смотри, получишь штраф…
- Простите, Авраам, это последний раз!
- Ладно, ладно… На этот раз прощаю. Так все в порядке?
- Да, конечно.
- Ну, пока! Спокойной работы!
Авраам ушел.
«Вот ведь жопа, этот Славик! – ругался я в полголоса. – Не позвонил мне и не предупредил, что идет проверка!»
Я набрал номер «Техногека».
- «Техногек» слушает! – раздался в трубке голос сторожа.
- Славик, у вас был Авраам? – спросил я его.
- Ой, Петя, извини, я забыл тебя предупредить!
- Эх, засранец ты! Он меня спящим застал. Первый раз за все время заснул, и попался.
- А ты не спи. Ты же на работе!
- Почти сутки без сна, попробуй!
- А я что, по-твоему? У меня та же работа.
- Ладно. Только в следующий раз предупреждай.
- Обязательно. Ну, давай!
- Пока!
Я нажал на рычаг и набрал номер «Симантека».
- «Симантек», добрый вечер! – услышал я голос третьего сторожа, из соседнего здания.
- «К вам едет ревизор!» – сказал я.
- Спасибо большое. А, вот он уже и здесь…
- Ну, пока!
- Счастливо!
Я положил трубку и снова опустил голову на руки. Надо обязательно досмотреть сон!..
Не спится. Ну, никак!
Да, самое страшное на работе – это бессонница!

3.06.2000
05.05.2017

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.