Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Александр Адамович Славинский
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
12/14/2019 21 чел.
12/13/2019 28 чел.
12/12/2019 26 чел.
12/11/2019 11 чел.
12/10/2019 2 чел.
12/9/2019 2 чел.
12/8/2019 4 чел.
12/7/2019 1 чел.
12/6/2019 1 чел.
12/5/2019 3 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Поворот судьбы

Интересно, чёрт возьми, какой умник придумал, что в часе должно быть шестьдесят минут, а в минуте столько же секунд? Вздёрнуть бы его за эти фантазии. Полагаете, один я так считаю? Ошибаетесь, господа. Вспомните несчастных влюблённых, часами изнывающих от мук ожидания, и напряжённо следящих за застывшими стрелками. А? Вот и я о том.
Притаившись в укрытии (короче, из кустов), словно голодный монстр Дэвид осматривал свои охотничьи угодья, то бишь улицу. Вечерело. Луна унылым оком недопившего алкаша подмигивала из небесного бара. Зажглись фонари, предвещая наступление царства тьмы. А её всё нет. Я имею в виду ночи.
Ждать, вроде, и не долго. Через три минуты пройдут стражи порядка, и тогда начнётся… «Но это же целых три минуты! или сто восемьдесят секунд! Хорошо ещё, хоть они не делятся, а то и их посчитал бы. Вот, блин, даже трясёт от нетерпения».
И снова, в который раз, Дэвид взглянул на наручный хронокомп. Как ужасно медленно ползёт время, когда наблюдаешь за ним. Будто ленивая гусеница оно растягивается и растягивается, чтобы продвинутся лишь на секунду. А потом через целую вечность на следующую.
Дэвид обречённо вздохнул и посмотрел по сторонам. Ничего особенного здесь нет. Обычная широкая улица, трёх – четырёх этажные дома, цветочки везде, газоны. Всё прилично до безобразия.
А привлекло его сюда одно существенное обстоятельство. Дело в том, что на другой стороне проезжей части стояло весьма солидное здание. Это БАНК, в котором лежат денежки и терпеливо ожидают, когда за ними придут.
«Ну, ничего, дорогие, вам ждать уже не долго. Папа Дэвид скоро заберёт вас. Ещё в школе учили – капиталы обязаны постоянно оборачиваться. Помните: деньги – товар – деньги? Но это происходит, когда идёшь в магазин и отдаёшь купюры, либо циферки с электронного кошелька, а взамен получаешь желаемое. Но если денежки одиноко скучают в банке, то ничего не будет. Значит, нужно помочь им, запертым в хранилище бедолагам, освободиться из плена и поскорее попасть в мой карман. А я их живо оберну». Дэвид усмехнулся. «Ну и бредовые же порой мысли приходят».
Топ, топ, топ – гулко разносилось в вечерней тишине. И это шли не слоны, не полиция, не солдаты, а просто стражи порядка. Именно так их называют в Скандавии. Да и не похожи они на привычных копов. Все беленькие, в кружавчиках. Потеха, да и только. Ну и мир. Преступности никакой. Можете себе представить? Жители поголовно честные и доброжелательные до опупения. Люди тут не знают ни запоров, ни замков – входи и бери, что хочешь. Они, наверное, здесь вообще не ведают об оружии. Но вот если косо посмотришь на прохожего, либо не поможешь даме с тяжёлой сумочкой – тюрьма обеспечена. Скажите, кто бы хотел отмотать срок за то, что не помог старой карге перенести через дорогу её плачущую по мусорке рухлядь? Идиотизм.
Ш–ш–ш. Стражи порядка. Разрядились как павлины, шеи повытягивали будто страусы и степенно так шествлвали по улице, точно разукрашенные слоны на празднике. Ну вылитые артисты на сцене. Знаете, кто здесь победил бы в конкурсе самая обаятельная улыбка? Не удивляйтесь – местные копы. Гарантирую. Пожалуй, больше нигде нет таких милых блюстителей закона. И, что интересно, их тут любят. Да–да. Представляете? Вот как вы относитесь к полицейскому или милиционеру? Нет, я серьёзно. Ответьте честно.
У Дэвида начался мандраш. Ещё бы. Шутка ли – грабить банк. Само по себе мероприятие непростое. А если, к тому же, вовсе нет опыта в этом благородном деле, и приходится действовать по наитию, как видел в кино? Решиться – и то надо иметь силу воли.
К налёту Дэвид готовился заранее и очень тщательно. Сперва достал (точнее украл) самую жуткую чёрную вязаную шапочку. Без неё никак. Это наиважнейший аксессуар, когда собираешься умыкнуть у банка деньжат. Если существует в мире инструкция для грабителей, то под номером один там должен стоять пункт об необходимости маски. Дэвид проделал в ней дырки для глаз, носа и рта. И теперь он ужасен. «Ух, и наведу я страха на этих тихоньких добропорядочных мирных жителей. Будет им что вспомнить и внукам рассказать!»
Взгляд опять упал на хронокомп. Ну наконец. Слегка качнувшись, стрелка уныло скользнула на назначенное деление, а стражи порядка скрылись за поворотом.
Дэвид вытащил пистолет из кармана. Таких в Скандавии нет. «Хм. А это может быть проблема. Если люди никогда не видели оружия, то не испугаются его. А как же сделать, чтобы они начали бояться? Смешной вопрос, не так ли? Ну, естественно, применить. Впрочем, я убивать не буду, а лишь пару раз пальну для острастки. А там сработает инстинкт».
Стремительно перейдя улицу, на которой после прохода стражей порядка стало безлюдно, Дэвид забежал в холл банка. Всё – мандраш кончился. Он пересёк незримую черту, когда ты из добропорядочного гражданина превращаешься в преступника. «Теперь я настоящий грабитель, и отступление невозможно. А раз так – надо идти напролом».
Дэвид не церемонился, проходя через вертящуюся дверь и, вопреки местным обычаям, пошумел немного. Привлеченные звуком, клиенты банка тут же обернулись, чтобы выразить презрение нарушителю общественного порядка. Но налётчика этим не проймёшь. То ли ещё будет, господа.
– Всем стоять! – заорал Дэвид во всю глотку. Неожиданность – его козырь. – Если кто пошевелится – убью на месте!
Люди замерли, точно пригвождённые к полу. «То, что нужно. Всё идёт по плану. А теперь – главное. Ведь каждая секунда на счету».
Не теряя времени, налётчик подбежал к кассиру и, протянув сумку, гаркнул:
– А ну живо гони наличность, не то пристрелю!
Служащий банка растерянно посмотрел на грабителя. И Дэвид пригрозил ему пистолетом:
– Шевелись!
Улыбнувшись (что за странная реакция?), клерк быстро заполнил саквояж купюрами и даже застегнул.
– Пожалуйста, ваши деньги, – произнёс кассир приветливо и протянул Дэвиду заметно потолстевшую сумку. И ни крохи страха в глазах. Как всегда, обычное доброжелательство.
«Пора уходить. Налёт прошёл отлично и занял две минуты, хотя рассчитывал на пять». Дэвид предполагал, что могут возникнуть сложности с охраной. Но ни единого стража так и не появилось. «Надо же – даже в банке нет копов. Просто сказка».
«Что это? Шум?» Грабитель резко обернулся и, не раздумывая, пару раз выстрелил в потолок.
– А ну тихо! Стоять и не шевелиться!
Вмиг в зале воцарилась абсолютная тишина, так что можно было уловить дыхание каждого из пятнадцати находившихся здесь человек. Бросив взгляд по сторонам, Дэвид отметил, как напряжённо следили за ним люди. Испугались. Неудивительно. Они же миролюбивые и дисциплинированные. А преступления тут не каждый день. Ведь в Скандавии можно подойти к кому–нибудь на улице и вежливо попросить купюры. И дали бы. И не потребовали бы отдавать. Но у Дэвида свои планы.
Оглядываясь по сторонам, грабитель бегом направился к выходу. Перед ним расступались клиенты. А уже в вертушке Дэвид вдруг услышал звуки, которых никак не ожидал. «Да это же аплодисменты!» Ему дружно хлопали и довольно улыбались. «Сумасшедшие» – подумал он и покинул банк. Времени на размышления над странным поведением людей сейчас нет. Это после. У него чётко рассчитанный график, от которого нельзя отступать. И теперь, согласно плану, следовало торопиться, чтобы поскорее убраться с места преступления.
На улице по–прежнему тихо и безлюдно. Ни сирен, ни ажиотажа. Словно и вовсе не было ограбления. Дэвиду не верилось, что можно вот так спокойно завладеть целым состоянием, и при этом никаких проблем. Кино, да и только.
Забежав за угол ближайшего здания, Дэвид сорвал с головы вязаную шапочку. А за ней стянул и куртку. И выбросил всё в мусорный контейнер. Эти вещи он позаимствовал в одной из квартир, в которой не было хозяев и замка на двери тоже. Милые люди.

* * *

Дэвид шёл по улице как добропорядочный гражданин Скандавии и приветливо улыбался встречным. И не только потому, что так нужно. Ему действительно приятно, ведь он успешно провёл налёт. И теперь, имея личный капитал, удачливый грабитель мечтал, как будет его безрассудно тратить, пока за ним не придут коллеги.
А что Дэвиду Кохэну, разведчику параллельных миров, оставалось делать, если с самого начала всё пошло наперекосяк? При запуске произошёл досадный сбой, и его закинуло в какой–то сопредельный мир. И теперь, не имея ни средств для существования, ни аппаратуры, сгоревшей во время старта, ни возможности вернуться на Землю, он вынужден в буквальном смысле выживать.
Но его будут искать. В этом Дэвид не сомневался. Слишком много затрачено средств на подготовку и доведение до совершенства профессиональных навыков разведчика. Вот он и поступил соответственно одной из инструкций. В ней указывалось, что в экстренном случае, если связь с Землёй утеряна, необходимо оставить след в СМИ любым не характерным для этого измерения проступком. Вот он и постарался – убив одним выстрелом двух зайцев. Теперь у него есть наличность и, можно сказать, отправил сигнал домой о возвращении.
Дэвид уселся в рейсовый автобус, на который заранее, опять же на ворованные деньги, приобрёл билет и, за пару часов проехав в соседний город, устроился в отель. Он действовал осторожно, чтобы не попасться сразу же в руки стражей порядка, если те всё же смогут выйти на след грабителя банка. Но Скандавия не наводнена преступниками, и вряд ли здесь имеется профессиональная служба сыска.
Чтобы не выделяться, Дэвид снял недорогой номер в отеле, при этом не вызвав подозрения у администратора. Одежда у него не броская, как и у большинства местных жителей – украшенное разноцветными кружевами длиннополое серо–зелёное пальто (так же позаимствованное в одной из квартир города, где брал банк). Ведь здесь вовсе нет замков, а потому не составляло труда бесплатно приодеться. Дэвида беспокоили лишь собственный акцент и небольшой словарный запас. Но если поменьше говорить – в тебе не признают чужака. Судя по реакции окружающих – его манера общения не вызывала негатива у местных жителей. Значит разведчик вжился в этот мир.
Заказав ужин в номер, Дэвид сразу же включил телесет – огромный, во всю стену, экран на каких–то там кристаллах. Объёмное изображение настолько чёткое, словно видишь реальность а не картинку.
Новости сейчас необходимы. Ведь ему нужно знать, как местные комментаторы будут освещать ограбление. А он совершил грандиозное преступление даже для родного мира, не говоря уже об Скандавии.
Когда началась программа, Дэвид влип в экран и опешил от услышанного. Ведущая – молодая девушка с непредвзятым восхищением рассказывала о произошедшем.
В этом мире лет двести назад тоже грабили банки. Но после того как учёные изобрели устройство, позволяющее людям не бояться за личную безопасность – активируемые подсознанием защитные поля, а также реформ, поднявших уровень жизни каждого гражданина – преступления стали просто бессмысленными.
– Так кто же он, этот человек, совершивший ограбление? – задавала вопрос корреспондент. – Псих? Ненормальный? Или артист?
На экране возникла пожилая женщина – свидетельница налёта. Дэвид узнал её. Он вообще помнил всех из пятнадцати клиентов, бывших тогда в зале. И вот, мило улыбаясь в камеру, дама рассказывала:
– Сначала я очень испугалась и была шокирована тем, что такое может случиться в моей жизни: настоящее ограбление с дикими криками и стрельбой. Но когда муж сказал, что это историческая реставрация, а человек в маске артист – мне стало даже интересно. Преступник играл очень убедительно, и все присутствовавшие в зале по окончании аплодировали его искусству. Это весьма смелый, но и интригующий шаг банка для привлечения вкладчиков…
Дэвид чуть не поперхнулся ужином. «Я – артист, а ограбление – розыгрыш. Веселенькое дельце. Хотя, с точки зрения местных жителей – нападение выглядело бессмысленно, ведь их защитные поля сводили на нет любые угрозы. Но психологически всё равно я запугал их. Крики в повседневной жизни скандов и есть преступление».
На экране появился кассир, выдавший деньги налётчику. Мило улыбаясь, он заверил: ограбление было всамделишное, а вовсе не рекламный трюк банка. Затем сотрудник признался, что отдал приличную сумму злоумышленнику, но не из–за его детских угроз, а чтобы тот не докучал солидным клиентам своим безобразным поведением и не испортил оборудование. «Но, к сожалению, – тут кассир ткнул пальцем в потолок, – грабитель нанёс ущерб шедевру – рельефному панно – вылепленному и расписанному двести лет назад знаменитым художником. Нарушена целостность уникальной работы, и это уже настоящее варварство».

* * *

Три дня пролетели как один. То Дэвид дрожал от страха, то упивался своим гением. Стражи порядка его не искали, денег целый саквояж и он просто наслаждался отдыхом, которого не было уже несколько лет.
Включив программу вечерних новостей, Дэвид вновь услышал, что дикторы всё ещё мусолят тему ограбления, ставшего настоящим хитом сезона. Как оказалось, сенсационное преступление принесло банку множество новых клиентов. Многие стремились побывать в нём, чтобы прочувствовать атмосферу, в которой всё произошло, и поглазеть на дырки от пуль. От руководства банка выступил главный менеджер. Он поблагодарил неизвестного грабителя, привлекшего внимание к их учреждению столь оригинальным способом. А в довершение сказал, что с удовольствием выплачивает ему гонорар с полученного дохода в размере суммы, которую тот украл.
Во дела! Теперь Дэвид мог свободно пользоваться капиталом, составлявшим около двух миллионов скандилов. Выходит он вовсе никого и не грабил, а совершил хороший поступок – привлёк новых клиентов в банк. И преисполненный гордости за свою находчивость, на следующий же день Дэвид переехал в солидный отель. Ему нравилась такая жизнь и вообще – он тут просто счастлив.
Месяц спустя заголовки всех газет кричали о лавине ограблений, прокатившейся по миру и принёсшей неимоверную популярность и огромные доходы банкам, где совершались преступления. Хранить капиталы в финансовых учреждениях, которые не грабили, стало даже плохим вкусом. Теперь ежедневно какой–нибудь счастливо улыбавшийся богатей вдохновлено рассказывал, что сам был свидетелем очередного налёта, и больше никому не доверит личные сбережения. Ведь если преступники позарились именно на этот банк – значит в нём много денег, солидные клиенты и вообще дела там идут в гору.
А Дэвид сидел в своём дворце, купленным им вместе с островом и печально мечтал о том, чтобы его поскорее отыскали коллеги из родного мира. К сожалению, он не рассчитал и спустил капитал быстрее, чем предполагал. Эта сделка обошлась ему почти в полтора миллиона скандилов. Как поправить своё положение и вновь стать богатым, он пока не знал. Грабежи вошли в моду, и за них платили очень мало. А владельцы банков предприняли определённые меры, чтобы в дальнейшем такие преступления стали вообще невозможными.
Внезапный телефонный звонок отрезвляюще подействовал на Дэвида. Это его адвокат Кур Гур.
– Мин Гар (придуманное Дэвидом местное имя), я предлагаю вам разбогатеть, - выпалил тот. - Хотите?
– Парень, да ты с ума сошёл, задавая подобные вопросы отчаявшемуся человеку.
– Совсем нет, – жизнерадостно ответил адвокат. Эта черта характера очень популярна у скандовцев, и была их визитной карточкой. – Послушайте, Мин, подайте на все банки в мире иск за использование вашей идеи ограбления, и вы получите бешеные деньги за ноу–хау с целью привлечения клиентов.
– Чего? – Дэвид тупо уставился на Гура.
«Вот так история! Сперва грабишь банк, а потом ещё и предъявляешь ему иск. Где это видано?» А вообще Дэвиду идея понравилась. «В самом деле: а что я теряю? При здешней системе правосудия я обязательно получу выплаты и не малые». Он был вновь на коне, и радужная перспектива замаячила впереди.
– Давай, Кур, действуй! – загоревшись, воскликнул Дэвид. И ему расхотелось, чтобы коллеги из родного мира нашли его. Разбогатев здесь, он почувствовал вкус настоящей жизни. Никаких учений, марш–бросков, бессонных ночей, изматывающих тело и душу тренировок. Живи себе и наслаждайся.

* * *

– Билл, я не вернусь, – заявил Дэвид агенту с Земли, отыскавшему его в этом мире. – Я здесь уже почти полгода и моя жизнь совершенно изменилась.
Одетый в красно-синий брючный костюм с кружевами, коллега стоял напротив, заложив руки за спину. Он был удивлён позицией Дэвида.
– Но ведь ты давал присягу… – начал гость. Но тут же замолчал, осознав, что неправильно повёл беседу. – Прости, мы не могли забрать тебя раньше. На то имелись серьёзные причины. Но всё наладилось и…
– Уведите его, – махнул Дэвид рукой и два запрограммированных им кибера схватили Билла. Любое насилие, применённое по отношении к другому человеку, в Скандавии преследовалось по закону. Но использование роботов для разных целей не возбранялось. Искусственный интеллект выполнял в этом мире контролирующие функции в обществе людей, и тут царил порядок. Ведь программе безразличны статус и положение личности. Перед законом все равны.
– Ты кое–чего не знаешь, – кричал Билл, которого роботы потащили к выходу. – Здесь очень неблагоприятная микрофлора. Для посещения этого мира агентам вводят сыворотку, действующую восемь месяцев. Тебе необходимо вернуться, чтобы не умереть…
Дэвид лишь отмахнулся. Он что–нибудь придумает. Ведь у него есть капитал. А сейчас надо поспешить. Через два часа начнётся заседание суда. И ему наконец выплатят очень приличную сумму по иску, за использование идеи ограбления банка с целью привлечения клиентов.

* * *

– Сегодня, – вещал диктор, – зал столичного суда полон народа. Что неудивительно. Многие хотят увидеть легендарного первого налётчика, в буквальном смысле перевернувшего банковский мир Скандавии. Вот, смотрите, он входит в зал…
Для столь значительного события Дэвид оделся по местной официальной моде. Ведь он впервые появлялся на публике. Красная сорочка под жёлтым кафтаном, по контуру отделанным кружевной лентой, чёрные брюки–дудочки с вышитыми лампасами, пышное белое жабо и голубые туфли с торчавшей по бокам закруглённой длинной бахромой. Как житель другого мира, во всей этой вычурной отделке он чувствовал себя шутом. Но таковы местные обычаи, и чтобы тебя серьёзно воспринимали, нужно соответствовать канонам.
– Итак, мы видим, что истец явился в зал суда, – продолжал диктор. – На лице Мин Гара радостная улыбка. Каждому понятно – он сегодня чувствует себя победителем. Ведь придуманный им трюк с ограблением принёс лично ему, а так же воспользовавшимся его идеей банкам, колоссальный прибыли. И мы… Погодите, уважаемые зрители. Как вы можете видеть, Мин Гара окружили киберы стражей порядка. Давайте посмотрим, что там случилось.
Ракурс изменился и тут же зазвучала механическая речь:
– Мин Гар, вы подлежите аресту за грубейшие нарушения законов Скандавии. Мы ждали, когда вы появитесь лично, чтобы провести задержание.
– Что за ерунда?! – воскликнул Дэвид. – Отпустите меня сейчас же! Мы находимся в зале суда, и вы не имеете права действовать здесь столь агрессивно. Если я что–то и нарушил, то обращайтесь к моим адвокатам и они оплатят все положенные штрафы.
– Мин Гар, вы не дослушали, – безэмоциональным сухим голосом продолжал кибер. – Во время ограбления центрального банка столицы вы варварски повредили потолок операционного зала – бесценную работу выдающегося мастера. За это по законам Скандавии вам присуждается смертная казнь. Пункт 2 Уголовного Кодекса, параграф 4, абзац 3. Вы не имеете права на адвоката. Вы не имеете права обжаловать приговор. Вы не…
Взгляд Дэвида блуждал по залу. Он не мог поверить в абсурдность происходящего. «Было всего–то два выстрела. Какая–то несчастная пара дырочек в потолке. И за это меня хотят казнить? Они тут все сумасшедшие?»
Дэвид заметил Билла. Тот стоял у входа и издали наблюдал за происходящим. Уловив его взгляд, агент кивнул. «Помоги» – беззвучно, одними губами попросил арестованный, но землянин продолжал бесстрастно смотреть на разворачивавшийся перед ним спектакль правосудия. Ведь любые действия одиночки против системы обречены.
К тому же Дэвид сам отказался возвращаться. По инструкции его следовало ликвидировать, чтобы в Скандавии не узнали о технологии перемещения между измерениями. На Земле не хотели видеть чужаков. И Билл не мешал стражам порядка за себя делать грязную работу. Ему осталось лишь дождаться смерти Кохэна, чтобы потом сообщить руководству о ликвидации предателя. А купленный им остров можно будет использовать в качестве базы для разведчиков.
Дэвида повели к выходу и журналисты с камерами потянулись за ним.
– Последний смертный приговор был вынесен на Скандавии сто пятьдесят лет назад, – вещал диктор. – Мин Гар теперь войдёт в историю планеты как человек, дважды привлёкший к себе внимание общества…
12.11.2019

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.