Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Владимир Радимиров
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
2/26/2021 4 чел.
2/25/2021 1 чел.
2/24/2021 1 чел.
2/23/2021 2 чел.
2/22/2021 1 чел.
2/21/2021 1 чел.
2/20/2021 1 чел.
2/19/2021 1 чел.
2/18/2021 0 чел.
2/17/2021 1 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

О сказке "Про Ивана Хвата, русского солдата"


Несколько лет тому назад мне вдруг захотелось написать сказку. Да не простую сказку, а волшебную. И не про кого-нибудь там, а про солдата, русского солдата. Почему? А потому что солдаты в сказках всегда представляют простой народ. Они плоть от плоти тела народного и являются собирательными образчиками народного духа. У нас, у русских, про солдат сложено много сказок, можно даже составить немалый том их собраний. И никогда солдат не предстаёт в них отрицательным персонажем. Да, он может быть хитрым – но не бывавет злым. Ибо солдаты, благодаря русской истории, вошли в народную память как защитники родной земли от всяких ворогов. В том числе от ворогов фантастических, которых народное воображение изобразило в сказках как колдунов и ведьм, чертей и оборотней, леших и водяных... И с нехорошими людьми солдаты тоже борются, а также с несправедливой властью тягаются, и даже с самой старухой Смертью... И всегда побеждают! Это уж непременно, поскольку правда, которую солдаты защищают, в народном представлении сильнее всего на свете, и одолеть её фантазия неведомого русского сказочника никому из сил зла ни за что не позволяла.

Тут интересен также вопрос о вдохновении. Что оно собою представляет? Без долгих объяснений скажу свою версию: вдохновение есть связь сознания рассказчика или писателя с мощным полевым собранием или полесобором великого народного духа. Его ещё называют эгрегором, ну да лучше подобных словечек не употреблять, а употребить нечто своё и понятное. Существование полесоборов наукой не отрицается, но и не подтверждается, поскольку отрицать мощь и загадочность вдохновения учёные не могут, но и создать приборы для улавливания тонких полей они не в состоянии. Любой поэт или писатель (изобретатель тоже) скажут нам, что получить инфу из соборного поля легче лёгкого. Надо только прочесть уйму книг по соответствующей теме и иметь горячий интерес к созданию чего-то своего на базе коллективно созданного. И дело пойдёт очень хорошо и здорово, только успевай записывать... Впрочем записанное будет иметь неповторимый стиль самого приёмника информации – это обязательное условие творчества. Но всё новое и небывалое создаётся именно так, в сотворчестве индивидуального и коллективного.

Ещё крайне важен язык произведения. Сказки имеют свой особый язык изложения, и правила сказочного творчества нужно соблюдать. Не стоит писать сказки простым обывательским языком, тем языком, которым говорят на улице и где-бы то ни было ещё. Сказочный язык непременно ритмичен, он полон народной, не слишком изысканной, но по-своему чарующей поэзией и изобилует сказочными оборотами и выражениями. Без них сказка не звучит и кажется не дюже интересной поделкой.

Итак, я приступил к созданию сказки о солдате на основе вышеизложенных приёмов сказкотворения. Опыт связи с полесобором русского духа у меня уже был, ибо до этого я написал огромный сказочный эпос. Поэтому связь с «небесами» у меня была неплохо налажена. Дело пошло на лад, и сказочка, а вернее сказочная повесть, была написана на одном дыхании, всего-то за десять дней. О чём бишь она? А вот о чём... Сказка использует стариннный сюжет о солдатах, широко используемый у всех народов, сочинявших солдатские сказки. Это про то, как некий служивый оттарабанил положенный срок в армии и топает до дому своими ножками. Ну и по ходу дела с ним случаются всякие приключения, которые ему необходимо испытать. Повествование сказки строится в форме изрядного количества отдельных эпизодов, идущих последовательно один за другим и создающих впечатления нанизанных на нитку образных бусин. И в каждой такой «бусине» солдат встречается с каким-либо видом зла, с которым он успешно и смело борется.

Во-первых наш солдатик, которого зовут конечно же Иваном, и у которого говорящая фамилия Хват, встречается с такой бякой как жадность. Это когда его кормить хозяева не захотели. Дело обычное, люди ведь есть щедрые, есть ни то ни сё, а есть и сильно прижимистые. Вот последнее качество и есть вид зла в народном соборном сознании. И конечно же солдатику нашему тут не шашкой надобно махать, а приходится хорошенько пораскинуть мозгами, дабы выманить у жмотов себе кус на пропитание. И этот трюк у него, вестимо, удаётся на все сто! А как иначе-то?.. Фамилию свою нужно ведь подтверждать, ибо Хват он везде хват, и нюни распускать ему не пристало.

Далее солдат встречается с его «величеством» в кавычках гордостью человеческой, сиречь гордыней. Она ярко представлена в обуянном чванливым самомнением колдуне на свадьбе, которого солдат, что называется, «опускает» в глазах сельчан, поскольку никакой управы на этого гордеца доселе не было. А тут солдат прохожий – раз! – и поставил наглого злыдня на место. Дело-то хорошее, верно? И вдобавок полезное.

Что ж, топает наш Хват себе далее. А на него новая напасть нахватывается, злобностью или агрессивностью называемая. Это когда человека физически прессуют некие наглые негодяи, и тут уж ласковым увещеванием от них не отбояришься. Тут сила в руце надобна и кулачина необходим крепчайший, без которого, хоть он и не сласть, а ни шасть. И с этим делом герой нашенский слаживает без большого труда. С разбойничьей стало быть шайкой... И то – плох был бы мужчина солдатского звания, коли он маху в этом деле дал бы. Ибо оборона людишек от физического насилия – дело полезное и приветствуемое у всех людей на белом свете, и так тому и быть.

Однако судьбина лихая солдату Ване передышки и не думала давать. Он в колдовской лес ненароком забредает, а там всякой нечисти фантастической хоть пруд пруди, ей-богу. И тоже они, значит, на солдатика со своими нападками – утопить или сожрать беднягу страсть прямо как им охота. Да не тут-то было – не тот солдаты народ, чтобы труса праздновать и врагу пятки казать. Ни водяному злому, ни коварной ведьме оказался наш вояка не по зубам. И даже громила-лешак этаким придурком на его фоне оказался – куда ему, тупому амбалу, в хитрости с русским солдатом состязаться! Проиграл лешачина вчистую, и так ему, недотёпе, и надо – а не забижай простой народ, не озоруй, не нахальствуй...

И пошёл солдат Хват себе дальше. А там поп ему повстречался, и уж, конечное дело, жадный. Да и лицемер он вдобавок изрядный. Это таким образом жреческое сословие в народной памяти отпечаталось – ну ни одной сказки или пословицы нету, в котором духовники от власти были бы благими и добрыми. И нам супротив народного сего трэнда переть вообще-то глупо. Коли поп духовно нехорош в виде своём собирательном в народном воображении оказался, то и мы с народом должны быть заодно, правда? Короче солдат и попа в дураках оставил и показал его истую нутряную суть. Эго раздутое он феодальному «комиссару» малость пощекотал, да и был таков.

И тут на мельнице ему злые карлики-маги поперёк путя попадаются. И так уж вышло у них, кулак им в дышло, что получил Иван Хват в результате их живого общения три волшебных вещи, кои ему в его похождениях ой как пригодятся. И узнал он также, что у царя дома беда случилася страшная: царевна-то Марья околдованной оказалася и в кикимору вот-вот могёт превратиться окончательно. Жуть! Это надо же, чтоб такое случилося – собственная дочка-оборотиха царя-батюшку да живмя вдруг сожрёт!.. Ну никак защитник Родины Иван такого беспредела допустить не может. И решает он царской фамилии как-нибудь да помочь...

И далее он по ходу своего похода добрым людям от злого старосты-бурмистра помогает избавиться. А попутно и барина смешливого здорово околпачивает. Барины-то-боярины русскому народу ой сколько крови за свою истоию повыпивали! Упыри они и есть, а ещё этакими культурными созданиями притворяются. Вернее, притворялися... Не-ет, народный дух не обманешь, и место в сказках у власти светской, прямо скажем... где-то аккурат возле духовной параши. А и поделом!

В-общем, одурачивает солдатик смышлёный до кучи ещё и купчика азартного, а потом и лап смертушки от лихоманцев-обирал при помощи вещички волшебной он ловко избегает. И попадает, наконец, во самый во град Санкт-Петроград! Где царь с семьёй обитает, и где Иванушка с ним в деловые сношения незамедлительно вступает. Царь-то отнюдь не дурак, и первым делом лекаря самозванного на пригодность решает проверить. А тот ничего, с энтим делом шутя справляется и допускается вскорости Марью околдованную лечить от хвори её загадчной. Ну, лечил он её, лечил, как умел конечно, сызнова карликов, на сей раз горбунов, полечил между делом как надо, а царевна-то Марья – хвать! – а в руки ему не далась. Унесли её силы неведомые невесть куда, и попал наш Иван не на пир званый, а в подвал пытальный.

Только он и оттуда утёк, а как же... И далее шёл-шёл и набрёл в лесу дремучем на избушку, в коей жила всем известная старушка. Та его на ум и разум проверила и большое дело ему доверила: к самому аспиду Кащею Бессмертному в гости велела пожаловать, на предмет вызволения из его плена умыкнутой им царевны. Да и вообще...

И вот тут-то мы и дошли, так сказать, до кульминации. Это когда бравый наш солдатик Иван с Кащеем о том да о сём калякал и правду-матку ему вовсю пропагандировал... И победил злодея солдат, а иначе никак! Ведь плоха та сказка, которая плохо кончается, дюже плоха-то. Одолел герой Иван Кащея зловредного в поединке духовном и царевну Марью, наконец, спас. И получил он за то большую-пребольшую радость, а кто слушал али читал эту сказочку – тот молодец или молодица, вестимо, и чтоб всё у них в жизни шло как надо! Ведь сказки – это мёд жизненной правды, растворённой в цветистой водице вымысла. И попивать нам ту воду знатную всю свою жизнь надо! Пить-хлебать да в придачу нахваливать!

А и есть за что, правда?

ТЕКСТ СКАЗКИ НА ЭТОМ САЙТЕ:
http://pomidor.com/q/10974
АУДИОВАРИАНТ СКАЗКИ НА ЮТЬЮБЕ:
http://www.youtube.com/watch?v=hGfbOVrR3MY&t=6853s
04.06.2020

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.