Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Лариса Вчерашнюк
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Добрый день, дорогой Гость! Рада, что волна Творчества объединила нас, пусть на несколько минут!!!! Люблю красоту, доброту , мастерство во всем и смех!!! Пусть мир не устает радовать нас!!!!
Написать автору письмо
Баллада о Белой и Красной Любви (Маркиз и Элоиза - Рубин и Золото)

«»»
Эоловы арфы без струн не играли,
Им ивовы ветки струну заменяли,
Но ветер на прутьях играть не умел,
И арфы молчали, Эол улетел.

Но волны поднялись, явив струны мира,
И арфы дрожали, где ивы, счастливо,
И вздохи Эола рождали игру,
То струны Любви – я послушать хочу.

«»»
Капля первая Элоизы

Я Дева вод, мне имя Элоиза,
Я жду в саду прекрасного Маркиза,
Записку передал он мне с желаньем,
И жду теперь в саду я с ним свиданья.

Маркиз прекрасный – он Луны Хранитель,
Он Дев Чудесных вечный Соблазнитель,
Его я буду ждать до полуночи,
Чтоб заглянуть в его волшебны очи…

…Маркиз пришел, его недолго ждала
И сочный плод с руки его приняла,
Я Элоиза – горних вод стремленье,
Маркизу я дарю освобожденье.

«»»»
Строка первая

О, мой коварный, так давно любимый враг!
С тобою я познала боль паденья,
Затменья радости и счастья, нищету и тлен!
Я, та, которая любовью лишь жила,
Я стала замысла коварного игрою,
Любовь ведь жертвенна,
И я пошла с тобою,
Туда, где вниз спиралью узкою тропа,
Где гордо песнь звучит –
О том, что жизнь – свеча,
Которая сгорает без остатка,
И потому ты слышишь тут и там
Ей громкую хвалу лишь в ликах внешних
И мимолетных – гимн громкий животу,
Его голодному урчанью и терпкому вину,
Всем радостям и прихотям, телесным
Всем движеньям!
Любовь моя терпела приниженье
Своей высокой ноты – не в чести
Она здесь «плохо продается!»
Товар такой бесценный!,
Рекламой шумною, крикливой обесценен,
Как попрошайку, удалили – выйди вон!
Там, в уголочке твое место! Сладкий звон
Монет и тех, кто Гимну Чрева подпевает,
Той, что Сестры своей в самозабвении не знает!
27.09.2020
Сказка-притча. Курица и виртуальная голова

История одной курицы, которая жила долго без головы, а потом ее нашла.

(Афоризм автора - Не то плохо, что тебе отрубили голову. Плохо, когда голову отрубили, а ты продолжаешь жить).

Итак, одна курица осталась без головы. И – выжила. Мало того, на месте отсутствующей головы образовалась другая – виртуальная. Такая себе голограмма головы – вроде бы и нет ничего, а вроде бы и есть что-то. По крайней мере, родственники ее – ни другие курицы, ни петух – ничего необычного не заметили. Курица все делала, что и раньше – клевала зерна, пила воду из лужи, отвечала на заигрывания петуха, несла и высиживала яйца, кудахтала, когда надо и естественно, когда не надо. Как это могло быть, спросите вы? А очень просто – виртуальная голова считывала все рефлексы-действия с голов других куриц и просто выдавала на гора те звуки и действия, которые требовались в данный момент.

И долго бы так прожила еще курица с виртуальной головой, если бы эта ее голова не начала проявлять непонятную активность и копировать не только кудахтанье своих подружек, но и карканье ворон, чириканье воробья, а затем – и муканье коровы и блеянье козы. Решили, курица сошла с ума, а может, сказал гусь, важно расхаживая по двору, наоборот, в ней проснулась гениальность!!! И это бы еще ничего, ну подумаешь, сумасшедший или гениальный во дворе – на чьем дворе таких нет? Но курица вдруг, поправ все гендерные приличия, закукарекала!!!! Где ж это такое видано? Петух этого не смог стерпеть, подбежал к наглой курице и – клюнул в голову. Не сильно, конечно, а так, чтобы наказать. Но, о ужас, клюв провалился в пустое место – головы не было!
05.09.2020
Манок для чуда

Был густой теплый июньский вечер. Сережа и Илья, уставшие от собственной беготни и шума, притихли в своем «птичьем домике», который им давно смастерил дед Тимофей – дедушка Сережи – двенадцатилетнего белобрысого сорвиголовы. Илья – закадычный друг Сережи, был принят здесь, как свой. Мальчики, активные, шустрые, с бьющей через край фантазией, после учебного года наверстывали в Бобриках упущенное! Это не город – река, лес, луга заливные! Сколько хочешь бегай, кричи, шали, спи – от благодатной усталости, а не по приказу! Родители с их вездесущим контролем и назиданиями – в душном городе, далеко, за много миль, а здесь – только дед Тимофей. Три месяца назад схоронил дед Тимофей свою верную подругу-жену – бабку Лиду. Замолк, закрылся в себе, уходить куда-то на целый день начал! А то и ночью со двора идет. Соседка, бабка Варвара, охала да приговаривала, когда приносила сорванцам то блинов со сметаной, то творожка свежего, то картошечки вареной ароматной - Я-то плохо сплю, старая уже, не спиться, вот и вижу все, наблюдаю, – скороговоркой тараторила бабка Варвара. - Я ему днем еды принесу, как-никак дальние родственники, с Лидушкой душа в душу, по-соседски хорошо жили. Помирала, просила за дедом присмотреть.

Родители обоих мальчиков, зная добрую душу бабки Варвары, с чистой совестью оставили мальчишек под ее сердечной заботой на все лето.

- Да и отцу не так одиноко будет! – говорила Полина, мать Сережи. – Не дадут ему одиночествовать, совсем в тоску упасть.

Уезжая, она оставила бабке Варваре денег– за свежий творожок, парное молоко, фрукты-овощи и другую заботу (постирать, лобики пощупать – не горячие ли).
19.07.2020
Солнце в лабиринте

- Что есть цена человеческой жизни? – думал он, стоя у неподвижного, уже мертвого тела. Он вытер окровавленный нож шарфом убитого. И вдруг замер – Цена? Как странно, за жизнь нужно платить? Хм… Никогда раньше эта мысль не приходила мне в голову, – он бросил покрытый багровыми пятнами шарф в саквояж – позже, в безопасном месте уничтожит.

Матвей- высокий, черноволосый, смуглый молодой мужчина, осмотрелся - не забыл ли еще что-нибудь здесь. Удача сопутствовала ему в этих делах, как будто злой всемогущественный Гений взял его под свою опеку, ведя точно и целенаправленно по заранее выбранному маршруту. Если что-то не так – срабатывает тревожный звонок внутри – остановись, перепроверь! Если все ок – ноги уверенно идут к выходу. Он - в защите, он – кому-то нужен. И то, что он делает, тоже важно и нужно… - он был в этом уверен.

Матвей ехал не торопясь в арендованном автомобиле. Он что-то не додумал. Мысль о цене крутилась, не давала расслабиться. Он был одиночкой, а значит философом – он усмехнулся, - книги, мысли, истории, как много историй… Библиотека издавна стала местом его отшельничества, бесед с собой, поиском ответов на вопросы, оправданий за что-то, что он давно забыл. Цена. Жизнь человека ничего не стоит. Чушь. Стоит, стоит, - губы Матвея шевелились, - глупцы философы-скептики, глупцы. – Он вдруг затормозил и остановился на обочине дороги. – Ложь, ложь. Как страшно вдруг… Я верил, что ничего не стоит, но… - Матвей вышел из машины и пошел к редкому лесочку. – Господи, а ведь я заплатил, как дорого я заплатил, чтобы отбирать у людей их жизни.
14.07.2020
Сказка про Царевну Моревну, звезд собирательницу

За чащобными камышами,
За лишайными болотами,
Где тропинки по кочкам с морошками,
Где туман с огнекрылыми мошками,
Есть место невиданно-дивное
И сторожится оно чудо-рыбами,
Болотными рыбами-чудищами,
Со страшными острыми зубищами,
И вызывают их со дна цапли белые
Криком яростным, слуги верные.

А служат они Царевне Моревне,
Царевне-чудеснице, звезд собиратильнице,
Что живет-поживает средь дебрей заболоченных,
Камыщовых, нехоженных, да зверем не броженых.

И забрел как-то Царевич Смел-Буян
В царство дикое и нехоженое,
Цапель крики на зорьке он услыхал,
Да увидел в воде бурокожие,
Острозубые рыбы он, чудища,
В страхе бросился он на лодочку,
Что без весел стояла, без паруса,
И упал он без чувств, подкошенный
Усыпляющим шепотом камыщовым,
Бесконечным, как вечера зарево,
Стража первого царства Моревны.

И поплыла без весел лодочка
Через заросли камышовые,
Цапли белые да крикливые
Важно крыльями рядом размахивали,
Подгоняли рыб дивных-чудищ,
Что шипами вперед все подталкивали.

Увидала Царевна Моревна,
Звезд вечерних она собирательница,
Парня в лодочке да пригожего,
Да с лица и с одежды ладного.
Улыбнулась ему она ласково,
Расцвела, словно солнышко красное,
Но туманное и не жгучее,
Тихо-нежное, не палючее.

И поднялся Царевич тут Смел-Буян,
Увидав над собою пригожий стан
И лицо белоснежное, гожее,
Поклонился главою пригожею.
«Как попал ты сюда в земли дальние,
В земли дальние да нехоженые,
Али ищешь ты что? Нет, смотрю меча,
Ни меча остросмелого, ни копья».

И царевна взглянула искренне
На захожего к ней Царевича.
« Не гневись, - молвил ей робко Смел-Буян,
Что тебя потревожил негаданно,
19.06.2020
Чудо Жизни - Будь со мной!

Каким чудом я живу? До сих пор жива? Дышу и задаю вопросы. Розы бытия колючи для ума – но сердце песней их смягчает – и напевает издалека мне кто-то близкий, не чужой! Будь со мной! Букет весной после зимы холодной, как бальзам всех земных трав, мысль благородит, сокрушая все-все страхи – я жива и до сих пор дышу…! Вот это чудо нашей жизни! Как же так? Кто тот чудак, кто терпит выверты моих деяний и творений, его-её благословений так ухо ждет, еще бы миг прожить, чего-то сотворить… Хоть больно иногда, хоть жуть до точки пробирает, но что-то знает – эта кочка проходима и вершина страха – реверс восприятия в отвагу! Потолки дают знанье истины конца. И доброты и зла. И точки, где одно переливается в другое. Или в третье… Решаешь сам – тарам-тарам… Как неожиданно решать все самому, не спрашивая позволенья, одобренья… Ха-ха. Незрелость в зрелость перешла – преобразилась форма, центр узнав. Кристаллизация ядра явилась, твердость духа, подвижность форм лаская, держит ось. Не устаю дивиться чудесам – чудесным сплавам мягкости и жести. Опоры и текучести – в одном как это проявляет чудо мысли, не нашей, не земной, а где-то там, о чем во сне я часто вспоминаю. Она – преобразует и питает мою недолговечность и непостоянство мечтою, что зовёт и вальсами кружит прямолинейный ум, цепочки построений. Но вальс цепочки путает – кружений спирали заставляют только петь и растворяться в чем-то бесконечном – без мысли, без судьбы, без суеты. Блаженство Тьмы – Великой и Волшебной, скрывающей так много от двух глаз! – для одного – алхимия Вселенной! Энергия Творит и Жизнь даёт всем формам, что прописаны в эфире рукою огненной! Ах, Творческая Сила Бытия!
01.06.2020
Чудеса в Решете города Нечёсинска

4-я психиатрическая больница города Нечёсинска получила неожиданно статус Экспериментального Закрытого Центра, правда ненадолго, так как события, которые там происходили, просачивались слухами через все щели решеток и замков. И так она вскоре стала 1-ым Экспериментальным Открытым Центром по ПВФТЧ ибо скрыть всю правду от недовольного народа города было уже невозможно. Что такое ПВФТЧ, спросите вы? Отвечу без экивоков – Психические возможности физической трансформации человека. Обычному жителю это мало что скажет, он этими заковыками словесными и не интересуется – главное для него – это получить результат за свои немалые денежки.

Итак, начнем с самого что ни есть начала этой увлекательной истории ранее никому не известного города. Некто Степан Равлик, находясь на стационарном лечении в связи с очередным «запойным» деструктивом личности (допился-таки до чертиков!) в 4-ой псих. больнице их города, в простонародье названной просто «Решето», так как находилась на ул. Большой Решетинской, вдруг, вернувшись домой в пустую однокомнатную квартиру заядлого алкоголика со стажем – изобрел Аппарат, как он это всем рассказывал потом с замираем сердца, закатывая куда-то на затылок глаза. Схему этого Аппарата дала ему, как он утверждал, некая симпатичная медсестра этого многопроклятого учреждения (а в Решете, добавим от себя, со дня основания симпатичных! медсестричек не было!!! Одни санитары-тяжеловесы да тетки громогласные в белых халатах, больше напоминающих маскировочную одежду штурмовой военной группы).
23.05.2020
Тимоша и Геракл

- Тимоша, почему ты не спишь? – мама озабоченно посмотрела на будильник – стрелки показывали много за полночь. – Ты не заболел? – и прикоснулась губами к его лобику. Здоров. – Что же тогда? Тебя что-то тревожит?

Тима, десятилетний любитель поздних чтений, достал из-под одела книгу – большую, красочную – Мифы Древней Греции для детей.

- Я никак не могу понять одну историю.

- Какую? – мама бросила взгляд на открытую страницу книги – «Миф о Геракле и Адмете». – Да, здесь есть о чем подумать. Но давай мы об этом поговорим завтра? Поздно…

- Нет, мам, - Тима поднялся и сел в кровати. – У меня каникулы, у тебя завтра выходной, так? Папа в командировке. Давай полуночничать, а? – и серо-зеленые глаза вопрошающе посмотрели на Евгению.

- Да уж, от этих глаз не отвертишься, - улыбнулась она, включила торшер поярче и села на кровати сына, подперев спиной стену. Они прижались друг к другу крепко-крепко, как и полагалось у них в полуночных ритуалах-побеседках.

- Итак? – вопросительно посмотрела она на Тимошу.

- Ну, вот смотри. Миф - Адмету судьба напророчила скорую смерть, любящая его жена Алкеста идет к Аиду вместо него, жертвуя своей жизнью. А его друг Геракл спасает ее - Алкесту из Тартара, возвращая назад на землю… Так вот, я хочу понять, как эти все древние истории-мифы связаны с нашей жизнью? Иначе для чего они – ведь не просто так?

Мама-Евгения внимательно посмотрела в это детское лицо, полное решимости что-то понять, завоевать новую свою вершину и – задумалась. А ведь сын прав – как увязать сказку с реальностью? Ребенок напряженно вглядывался в лицо женщины, он ждал ответа, помощи старшего. Ну, разве можно его подвести?
20.04.2020
Клия и Черномор

Клия в очередной раз оказалась в том же богатом доме-особняке. «Ну, прям владения Черномора!» - улыбнулась уныло она про себя. Опять она здесь… Случайно в гостях… Удивительные вещи, искусные безделицы - раньше видела только на картинках в модных журналах! – волшебные запахи, цвета лучистые, узоры… Пышная, золоченая лепнина, гобелены на высоких стенах, сочные-цветастые витражи на стрельчатых, затуманенных окнах… Дом-мираж, дом-обман, с потайными комнатами, блуждающими стенами, мерцающими зеркалами… Роскошь-избыток изливалась на гостью, как струящийся множественными потоками свет из великолепных потолочных хрустальных люстр… Шёлковые ткани мягкими каскадами падали сверху, из туманистой неизвестности, обволакивая волнами-змеями ноги, замедляя мысли, шаги… Зыбкость, приглушенность, неоднозначность всего происходящего…Где-то голоса, смех, звон бокалов, столовых приборов. Она оглянулась – вроде бы кто-то пробежал рядом, задев дыханием. Какая-то тень. Нет, показалось. Приятная музыка, вернее, эхо далекой музыки, влилась в уши. Стало приятно, тревоги ушли. Как это все заманчиво, волнительно, томно, немного душно… Девушка сняла джемпер, оставшись в скромном платьице и, приоткрыв от восторга рот (и это уже в который раз!!!!) – ходила безвольно, как во сне, по галерейным комнатам, поднимаясь по витым лесенкам, которые возникали вроде бы из ниоткуда. Кто управлял всей этой фантасмагорией? Вверх, вниз… путаница, которая полностью сняла сопротивление, желание мыслить, оценивать. Что-то влекло, что-то довлело, повелевало, подавляло. Слишком сладко, слишком много, слишком… Сверху, вокруг – шею сдавило, ноги обмякли, защекотало в спине.
07.04.2020
Вверх по реке любви

Вышел я однажды ночью – собака лаяла, не переставая! – да и чего – спрашивали потом – не страшно, дед? А мне, деду-то столетнему, как может быть страшно? Молодые удивляются – дед, ты чего в драки лезешь, забьют ведь, ты куда коня останавливать или собак разгонять… А я молча делаю свое дело – кулаком заеду насильнику промеж глаз – сухоньким таким кулаком, тот и падает навзничь. Коня за узду – свечкой стоит, а дальше ни на сантиметр не сдвинется. Собаки в стороны разбегаются, зажав куски шерсти между зубами и воя на меня со стороны. Молодухи хитро посматривают – дед, а может, ты и не дед? Али пьешь чего? Нюхают – да ничего вынюхать не могут.

Давно я здесь живу, с пенсии. Продал квартиру в городе, купил заброшенный дом в этой деревеньке – и забыл, что есть сапоги. Ноги долго отходили от тисков кожаных модных-брендовых – вспоминали, что есть земля – теплая, родная, исцеляющая. А печка – как же без печки? Отлежался, накряхтелся, бока запек-запарился, баня – выгнала мазуты асфальтовые. Эх, задышал! Грудь расправилась, борода – лопатой – хоть седая, да лес можно рубить… И стал я тут своим, обжился. К кузнецу пошел – обучаться. Тот смеялся – не поздновато ли? А я ему – деньги в усы. Ладно, говорит, но будет все из рук валиться – выгоню… Не выгнал – руки окрепли, дело веселое делая. Эх, хорошо при огне-жаре… Чего мы только с Архипом-кузнецом не ковали! Что подковы? Что заборы? Подружились – споро дело пошло! Приезжали из города за красотой металлической – таких узорных ворот сыскать больше нигде не могли. Да что за диво – без замка вроде, а чужак ни один открыть не может.
15.03.2020
Сказка про Антипа и его диво-Приключения

Ясно-раннею весной
По дороженьке лесной
Через пни-колоды,
Ямы, колоброды
Шел себе такой Антип,
С виду простенький мужик,
Борода – лопата,
Шапка маловата,
Шел Антип лесной тропой,
Брел, качая головой:
- Ох, и вышел я давно,
Позади года, село,
А я пни считаю,
По лесам плутаю.
Как пошел я воду брать,
Речка вдруг пустилась вспять,
Позвала- сманила -
И не отпустила.
И пошел я за Рекой,
Бросив ведра за собой…

Глядь – темнющие поля,
Без пшениц, без ковыля,
Где Река – каменья,
Замерло теченье,
Стонет вся Речушка,
Ей в каменьях душно…
Вязнут в мокрой глине ноги,
Мрачный Замок при дороге,
Весь из глины – крыша, стены,
Башни – в небо, высоченны.
Великаны там живут,
Сто лет спят, едят и пьют,
Глину добывают,
Камни вдаль бросают...
Ну а раз на сотню лет
Наступает ночь СтаБед –
Грозы проливные,
Ветры продувные,
Ливни Замок подмывают,
Стены с глины размывают,
Сущим всем мученья,
Хуже заточенья!
Мол, наказаны Царем
Строить вечно Замок-дом,
Как-то провинились,
С службы отлучились…
Своей Воли не имеют,
Сторожить других умеют.
Делать что, не знают,
Так вот и страдают…


Посмотрел на них Антип,
С виду простенький мужик,
И построил Замок
Сильным великанам,
Не из глины, из песка -
Из камней, там, где Река, -
Накопилось за века
Не на замок, а на два!
«Будет сто стоять веков,
Щит от злых Дождей-Ветров!»
Речка же журчала,
Ноги омывала.
Рады были Великаны,
Рады были несказанно -
Слово злобного Царя
Вода Речки унесла!
Гостя к Вратам проводили
Да подарком наградили -
Комком глины, только брось -
Разрастется вкривь и вкось,
Не простая, знать, вещица,
Вдруг в дороге пригодиться…
19.02.2020
Прыжок

Чужой был в неудовольствии. Раб перестал его слушаться. Раб вышел из повиновения, а как жить без своего Раба, Чужой понятия не имел. Когда незрелая человеческая форма только родилась, Чужой быстро сориентировался и подключился. Ребенок закричал, но было уже поздно. Чужой так жил уже много тысячелетий – он был из старожилов на этой планете, мог научить любого новичка, хотя таких давно уже не встречал. Рабы старели, умирали, он на время, как клоп, впадал в спячку, забившись где-то в щель какого-нибудь полуразрушенного здания и только нос, длинный, крючковатый, с чувствительными бугорками был в активности. Куда там псам до него! Он чуял приближение нужного тела за много-много дней, выползал из укрытия и медленно, чтобы сэкономить энергию, пробирался к месту.

Этот Раб устраивал его со всех сторон. Подавить его волю, тем более младенца, было легко – охранные системы на нуле – Родовое дерево слабое, гнилое, защиты от семьи никакой – нелюбимый, нежеланный. Ничто не шелохнулось на лице роженицы, кроме мышцы, состроившей гримасу отвращения. Ни один листик на ветвях всего рода не пробудился сочувственным дрожанием, ветви не сомкнулись кольцом защиты.

- Мой! – радостно икнул Чужой, сделав первый глоток.

Раб рос, природа давала ему свои силы, но вот, ах, как чужой не любил этот пик-час!, - природа отошла в сторону, давая своему дитяти возможность самостоятельного движения, возможность проявления Духа. Но на этом пике-мосте между духом и телом – шел спад всех физических возможностей, форма раба начинала быстро стареть, терять силы, что возмущало Чужого до неимоверности.
23.01.2020
Мини-пьеса. "Декабристка" из села Путы

Время действия – 1938 год, когда ужас и страх парализовали волю людей (страны, ныне не существующей – СССР), ввергнув их в бездны паники, тьмы, лишив путеводной звезды здравого смысла, любви, доверия, доброты, чистоты, благородства – тех основных, базовых элементов, которые и составляют сущность понятия Человек. Тех, кто сопротивлялся этому чудищу, взращенному из одного и того же семени, что и Инквизиция Римская, что и опричнина Ивана Грозного, что и безумство Нерона и Калигулы, нацизм фашисткой Германии и других диктаторских, тиранических режимов многих стран того времени, – тех назначали врагами их системы и приговаривали к уничтожению.

Акт первый и единственный.

Действующие лица:

Начальник городского отделения НКВД – Пузырьков В.К.
Женщина, жена «врага народа» - Лебедева С.Н.

Действие происходит в кабинете начальника. Серое, тусклое помещение, окон не видно. Один стол с папками дел, телефонный аппарат, настольная лампа с ярко горящей лампочкой, направленной в сторону женщины. Начальник во тьме, его плохо видно, лет 30, силуэт в тени не дает четкого определения телосложению. Рядом со столом тумбочка с чайником и стаканом для чая. Яркий круг света выхватывает женскую фигуру на стуле посреди комнаты. Женщине – лет 30, когда-то была красавицей, сейчас измождена, волосы с проседью, худа. В руках у нее – исписанный листок, который она то складывает, то разворачивает.

Начальник: - Ты понимаешь, что твой муж враг народа, преступник?
Женщина: - Понимаю, мне сказали.
Н. – Ты понимаешь, что ты – жена врага народа и потому должна подписать бумагу об отказе от него, чтобы ты и твои дети могли жить дальше, а не то…
04.01.2020
Сказка. Василиса и Тайна лягушачьей кожи

Начало

Жил Наставник и Мудрец,
Деткам, что второй Отец,
Добр и светел, сердцем млад,
Посадил детишек в ряд:

- Нынче наш урок простой,
Но в срединке – с хитрецой!
Вот – лягушка, чудо где?
В глазках, в брюшках иль в ноге?
Вы, детишки, как она,
Сядьте, парусом спина –
Сели все? Теперь глядите,
И – молчок всем, не спешите –
Ручки по земле гуляют,
Пути в иной мир читают…
Вот бежит, бежит река
От верха и до низа!
Поток прямо с родника
Потек – изумруд- вода!
По равнине без холма,
Да без горбика-сучка.
Верхнеозеро живое,
Каждому свое, родное,
Коаплей чистой истекает,
А потом к себе сзывает
Тысчу ярких ручейков…
Ну, детишки, кто готов?

Смотрит Мастер и Мудрец,
Книг старинных, светлых чтец,
Все исчезли ребятишки,
И девчонки и мальчишки,
Лягушачьи шкурки лишь
На земле лежат, и – тишь,
Где ж они все? Лоб напряг –
И увидел всех ребят
Кто на белом корабле,
Кто в чарующей земле…
Получилось! Хлоп – назад!
Вновь сидят детишки в ряд.


Сказка

Василисушка-царица
На себя не наглядится –
Дивит очи Красотой,
Словно роза под росой!
Но не в радость это ей
Среди Царственных земель.

- Что на миг мне Красота?!!!
Быть хочу бессмертной я!!!
Царь из Царства-то Иного,
Царь из Царства-то Ночного
Стал Безсмертья воплощеньем!

Без Безсмертья жизнь – мученья!
Без Кощеевой Судьбины
Жизнь моя – не жизнь, трясина!
Все минуточки считаю
Да о Вечности мечтаю,
Свянет диво-Красота
Без Безсмертия Венца!

Я ль капризна? Горделива?
Что Безсмертия мне Сила?
Выиграл Кощей дар сей
У моих-то родичей,
Да обманом, да лукаво –
Охмурил их всех дурманом!

Время Мира подчинил
Да в златом ларце закрыл,
16.12.2019
Сага о Добром Рыцаре Этуоке и Принцессе Чистого Сердца Сам-мин-нэ

Зачин

Юма, Юма! Конь, Тропы создающий,
Туман прогоняющий, травы высокие гнущий –
Читаю по твоим следам на равнинных полях,
Юма, Юма! Не ведающий страх.

Следы твои – звезды-галактики в примятой траве –
Не мерцают, а вечностями сияют!
Юма! Не ведающий страх, поражение!
Твои Поля – откровения!

«»»
Аак – Луч Тьмуразрывающий - выхватил из Неведения Спящего
Образ Горы, Тени не дающей!
Парит над ней Ях-хаа – Птица-Орёл зоркий, вездесущий!
Страж Горы, когти – длинны!
Нет Сумерек-Теней – все Поля доступны для обозрения –
Судьбы Злой Усмирения -
Судьбы Благой Намерение!

И видит Ях-хаа в чистоте Пэ-у-эр, что Зеркало предИстин Мира,
Свое Отражение – Горы вверх устремление!
Ди-ори – Озеро Белое Пустоты! Ветер – Пу-тээр замирает,
В почтении перья свои подбирает,
Флейта его стозвучная замолкает -
Музыка Начала и Конца вдохновения
К творению рвение!

Ди-ори, Великая Пустота, не знающае формы, всем Формам Жизнь дающее!
Миннэ-даа – Хозяйка его тайных Движений!
Владычица всех Перемен-Отражений;
Ди –ори - Дыхание ее, ее Слава,
Озеро Белое – Любовь без обмана!

Пэ-у-эр – Зеркало Истин Миров просыпается!
И Действо Великое в Тишине зачинается
Перед взором Ях-хаа –
Снята Небытия Благая Пелена – Майя Тоу-тоу-киа!

Саи-таллэ закрыл свой Глаз Наблюдателя -
Невинности- Чистого Покрывала-Майи держателя!
Не плох – ни хорош!
Для этой работы со всех сторон гож!
Нет ему наград-наказания,
Работа его – Века моргание!
Саи-таллэ моргнул – Завесу свернул-развернул!

«»»

И выпрыгнул из сердца Озера Белого
Экуа-ту – Огонь его Сущий из Временного небытия!
Радость ему – нет Пелены-Разделеня Тоу-тоу-киа!
11.11.2019
Сказка о Лжепионе-Дурионе, Маге злом и Марфуше-садовнице

«»»
Цветок Пиона, снов ларец,
В нем сотни скованы сердец,
Кто в лепестковый храм вошел,
Назад дороги не нашел.

Его создал Злой чародей
И разослал слуг-голубей -
Весть они миром разнесли,
Надеждой сладкой завлекли.

И в красных лепестках там спят,
В дурмане молодость хранят
На мягких с золотом коврах,
Курильницы там на столах.

Песня пленника сладких снов:

«В пиона сотнях лепестков
Иду и не ищу следов,
Я в лабиринте среди снов,
Где запах вяжущих духов.

Здесь мягкие лежат ковры,
Чтоб легче было мне идти,
И прячет небо надо мной
Стен алых душный нежный строй.

Зачем попала я сюда?
Я – мошка или же пчела?
Зачем ты сладким завлекла,
Моя незрячая судьба?

Плутаю среди лепестков,
И эхом – шорохи шагов,
И снова алая стена,
Хотя до неба – лишь рука…

Я знаю, это только сон,
И даже, может быть, пион,
Мне крылышки лишь распахнуть,
И в небо снова упорхнуть…

Но тяжелы оковы сна…
Я мошка или же пчела?...»

«»»»

Злой чародей один не спит,
Он сны их бережно хранит,
Улыбки счастья собирает,
Кувшин свой счастьем наполняет.

Он – маг, велик, он чародей!
Что толку от иных людей?
Он будет жить, повелевать,
Миры иные покорять.

Достиг Миров он Высших Зла,
В цветке-ловушке – вся судьба
Его теперь, искусств вершина
Всех магов Тьмы, где лишь пустыня!

Явить алмазов чистый блеск,
Явить блаженный свет небес -
Как будто… Удочка, ловец,
Он, Тьмы властитель, лжец-хитрец.

«»»

А Марфуша-Зарёвница,
Искусная садовница,
Утром весело вставала,
Сад свой лаской поливала.

Там ладошкой провела,
Там листочек подняла,
Там цветок поцеловала,
Стебелечек поровняла.

Белый пёс ей помогает,
28.09.2019
Кольцо Иуды

Али молча смотрел на этого юношу. Он только что спас его от прыжка в пропасть – ах, эта слепая безрассудная первая человеческая любовь! Юношу всего трясло, он делал короткие глотки горячего чая с сахаром, стуча мелко зубами по краю чашки, и зло смотрел на своего спасителя.

- Зачем Вы помешали мне? – запинаясь, хрипло спросил он.

- Полотно жизни не терпит разрывов… - Али знал, что чем запутаннее, непонятнее для юнца будут ответы, тем быстрее его возбужденный агрессией ум успокоится. Юнец поперхнулся, затем закашлялся, пролив на Али немного чая из чашки.

- Извините, - смутившись, совсем по-детски сказал он.

«»»

Они подружились, как думал Сашка, юнец, подросток 16 лет. Али знал, что знакомство с ним приведет этого юнца к другой пропасти – и это неизбежно. Такова судьба Али-проводника, спасать от одного страдания, чтобы ввергнуть в другое, решающее. Боль тела – ничто по сравнению с болью души, падающей в тьму пустоты, теряющей все – почву под ногами, руку друга, ось и цель. Необъятная тьма и одиночество, какое-то волчье, безысходность, когда даже смерть не видится выходом, потому что и ее здесь нет.

Али давно понял свой путь – и склонился перед ним. Люди, дарящие ему любовь, затем проклинали, забрасывая имя его самыми грубыми комками грязи. Выйдя из пропасти, пережив это ужас одиночества души, они уже не вспоминали Али, потому что это были уже другие люди, идущие другим путем – путь радостного восхождения. Али не было места на этом пути. Они даже встречались случайно потом – как награда для Али от судьбы, подтверждение, что он сделал все правильно!
01.10.2019
Сказка о городе, которого вроде бы не было

На вершине одной не очень высокой, но очень туманной горы, находился город. Город был не большим и не маленьким, не шумным и не тихим, - каким-то никаким. И люди там жили – не высокие и не низкие, не худые и не толстые, не то чтобы красивые, но и не безобразные. Вобщем, тоже какие-то никакие. И настроение в этом городе, соответственно, тоже было никаким – ни веселым, ни грустным, ни радостным, ни печальным. И поскольку этот город был каким-то бесформенным, каким-то расплывчатым, то и путешественники, которые иногда поднимались на вершину этой горы, не видели его, принимая за туманный мираж. Странное место – говорили они и старались поскорее спуститься вниз – уж очень сырым и неуютным казалось это место.

Но однажды на вершину горы забрел Странствующий Художник – то ли отдохнуть от суеты долин, то ли необычных, туманных впечатлений набраться, неизвестно. Сел на поросший мхом камень, разжег костер из еловых шишек, валявшихся в большом количестве тут же, у ног, и задумался. Странно, шишки были, а ёлки отсутствовали… И вдруг, он услышал за спиной какой-то невнятный кашель. Да и не кашель, а так, какое-то кряхтение.

Художник оглянулся и увидел у камня туманный, расплывчатый силуэт, или, точнее сказать, «тень».

- Простите, - недовольно пробурчала «тень», - но вы сидите прямо у порога моего дома. Не могли бы вы немного сдвинуться в сторону, я хочу пройти.

- Пожалуйста, - подвинулся Художник, более внимательно оглядываясь вокруг. – А ты кто будешь? – поинтересовался он у «тени».

- Я живу в этом городе, где Вы сейчас и находитесь, - не особо гостеприимно ответила «тень».
15.10.2019