Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Владимир Митюк
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
2/26/2021 0 чел.
2/25/2021 2 чел.
2/24/2021 0 чел.
2/23/2021 1 чел.
2/22/2021 3 чел.
2/21/2021 1 чел.
2/20/2021 3 чел.
2/19/2021 1 чел.
2/18/2021 0 чел.
2/17/2021 3 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Предупреждение 2.8-2.10 Рождество

Предупреждение … 1 http://pomidor.com/q/12610
Предупреждение … 2 http://pomidor.com/q/12641
Предупреждение … 3 http://pomidor.com/q/12672
Предупреждение … 4 http://pomidor.com/q/12682
Предупреждение … 5 http://pomidor.com/q/12727
Предупреждение …2.1 http://pomidor.com/q/12750
Предупреждение …2.2 http://pomidor.com/q/12803
Предупреждение …2.3 http://pomidor.com/q/12803
Предупреждение …2.4 http://pomidor.com/q/12856
Предупреждение …2.5 http://pomidor.com/q/12894
Предупреждение …2.6, 2.7 http://pomidor.com/q/12904

Глава 2.8
Андрей остался наедине со своими мыслями. Налил себе очередную чашку кофе, поставил на подоконник возле открытой форточки. Сел на табуретку и закурил. Медленно гасли окна во флигеле напротив, люди суетились, отходя ко сну. Ветер, врываясь, приносил с собой морось непрекращающегося дождя. Он подумал, что давно не звонил домой. Трубку взяла сестра.
– Алло, это я, привет, Тошка! Как дела? – так он звал сестру Антонину, и которая была на семь лет его моложе.
– Привет, а мы думали, что ты совсем пропал. И знаешь, сколько сейчас времени…
– Да нет, все дела. Взглянул на часы – действительно, поздно, - извини.
– И посему не ночуешь дома, а вечером отключаешь мобильник? Знаю я тебя.
– Нет, правда. А как у вас?
– Все по-прежнему, ничего новенького. Работаем, вот Витька пару притащил, а бабушка защищает, – Антонина рано вышла замуж, и к двадцати девяти годам была счастливой женой и матерью третьеклассника.
– Ерунда, бывает со всеми, – племянник особой усидчивостью не отличался, предпочитая гонять мяч во дворе с приятелями, – погода испортится, и будет сидеть дома.
– Ничего, справлюсь. А ты как, на дачу не поедешь? Пора вывозить.
– Да знаешь, – Андрей замялся, – как сложится. И вывозить не надо, разве что картошку выкопать, тыкву там. А пусть лежит, заморозков не предвидится.
– Понимаю, понимаю, – съехидничала Антонина, – если ты свободен, то и погулять надо, – у них почти не было секретов, однако ж про свое новогоднее приключение Андрей никому не рассказывал, отделываясь ничего не значащими фразами, – небось, опять молодая красотка прихватила. Ох, влипнешь, – теперь в ее голосе звучали сочувствие и предостережение. – Но позвони, коль соберешься.
– Пока, всем привет.
Этот разговор немного успокоил Андрея, но ненадолго. Он снова пил кофе и курил – сон не шел…. И думал, думал, пытаясь собрать разбегающиеся мысли.
И понял, в чем дело. Он просто-напросто боялся. Нет, это не был животный страх, или нечто подобное. Пережив тяжелый разрыв, он привык ко всему, и стал смотреть на многие вещи совершенно иначе, как бы со стороны, довольствуясь ролью стороннего наблюдателя.
И такая линия поведения приносила положительный эффект, на который он сам не рассчитывал. Но не того боялся Андрей – потерять покой – это было уже поздно. А вдруг Елена опять исчезнет, теперь уже навсегда, из-за его неосторожного слова, жеста. Или откроется страшная правда, мешающая им быть вместе. Васко даже содрогнулся от такой мысли – он впервые ассоциировал себя и Елену как нечто связанное, а не отдельные элементы, несмотря на ее недвусмысленные намеки. Однако ему казалось, что девчонка просто заигралась и находится в плену своих иллюзий и представлений. О том, что это может быть совсем не так, он не то чтобы не надеялся, но не представлял возможным. И он боялся признаться себе, что ему хотелось бы, чтобы все не оказалось просто игрой. Но все-таки. Какую работу она могла выполнять – этот вопрос неотвязно преследовал его, не давая покоя.

Так, рассмотрим первый вариант, – Андрей решил действовать, как типичный сыщик. Просто-напросто, заключено пари, и вот, она хватает из толпы первого попавшегося (или не первого), им оказывается Андрей, и…. Не то, и слишком надуманно для психологического тестирования. Выбирается среднестатистического мужчину или группу, конструируют ситуацию… Да большинство мужиков будет только счастливо подобному повороту события, а дома… Найдут способ запудрить мозги. …. Нет, что-то другое. Надо искать, кому это выгодно – главнейший принцип. Но и здесь – явное не то. На работе? Ну, кто нормальный мог захотеть занять его место? И так пришлось долго искать преемника, даже после его ухода. Родственникам? Остается Валентина или какие-то темные, потусторонние силы, в которых он искренне не верил.
Валентина – она, если бы хотела, могла бы завести себе любовника, и он бы ничего не заметил. А так – остаться вдвоем с маленьким ребенком? Они, конечно, в роскоши не купались , но и не голодали, была машина, но и. Нет, это тоже отпадает. Впрочем, во всех детективных историях получается, что истина там, где по логике, нормальной логике, и вовсе быть не может. Начальство может захотеть избавиться от человека, знающего и слишком много. Но, опять-таки, как его развод мог повлиять – у шефа уже была молоденькая любовница, и зачем ему еще и Валентина – тот вообще предпочитал высоких и худеньких, таких, как например, Лена или Марина. Валентина же – полная противоположность. Не сходилось, и у Васко голова раскалываться от столь напряженного умственного труда.
Достал коньяк – двадцать грамм, для расширения вен. Не больше. Потом сидел и смотрел в окно, окна почти все погасли. Взглянул на часы – ого, половина второго! Умылся, почистил зубы новой, специально для него припасенной щеткой. Если появляются личные домашние тапочки и зубная щетка – пиши пропало, тебя уже окучили. А вот бритвы нет, прокол. Надо бы завтра, то есть, сегодня, привезти бритву, или купить станок. Потом представил, что вот, сейчас, пойдет и ляжет рядом с самой красивой девушкой, и та будет его обнимать, и совсем не важна причина.
А вдруг – он не сможет? После столь длительного воздержания. Январь, февраль…. И она поднимет его на смех?…
Андрей запнулся об халат, упавший на пол, поднял, положил на придвинутый к постели пуфик – стояла кромешная тьма – ночь, ни огонька, шторы задернуты…. Уже привычно лег рядом, и она во сне обняла его за шею и положила ногу на его бедро. И Андрей с ужасом почувствовал, что на этот раз на ней ничего нет.… Девушка повернулась, прижимаясь к нему, и пробормотала сквозь сон: «Спать хочу»….

Утром – достаточно было проснуться одновременно, чтобы все сомнения испарились. И все было фантастичным, и одновременно по-домашнему, без неуместных признаний и искусно разыгрываемой страсти. Андрей даже подивился робости и скромности девушки, что отнюдь не было помехой в откровенных проявлениях. Но все-таки стеснялся, отвернувшись, аккуратно вылез из постели, натянув на себя с трудом обнаруженные в ворохе одежды трусы. …
Туалет, душ, тапочки, почистить зубы…
– Опередил, – девушка улыбнулась, – корми завтраком.

Елена, в халате на голое тело, сидела на диванчике с бокалом шампанского в одной руке и пультом в другой. На экране мелькали картинки, но ничего интересного не было – новости, утреннее ток-шоу. Ничего интересного…. Елена подвинулась, и, когда Андрей сел рядом, положила ему голову на колени. Он гладил ее волосы, и ему было хорошо, как никогда. И он уже подумал, что в происходящем сейчас замешаны высшие силы, неподвластные ни ему, да и никому из смертных.
Душа у него воспаряла, но это была русская душа, которой все было мало, и потому он спросил:
– Мне так хорошо с тобой, – это было первым признанием, – но почему?
Она, не поднимая головы с колен, сказала, как бы нехотя:
– Я же говорила, что знаю тебя давно, и к тому же все время одна, не то, что Лариска, она у нас в этом деле большой спец. Ты понимаешь. Я-то вообще не сплю с клиентами, ты стал исключением, проку от тебя никакого, и спальные места ограничены. А когда случайно встретились, я почувствовала неловкость, что пришлось с тобой так жутко, жестоко, обойтись.
Андрей почувствовал, как у него участился пульс, застучало в висках, и согласно кивнул. Похоже, разгадка была близка, только не торопить…. Но – сейчас тоже пожалела? Стоп. В ту ночь была не она, он в этом почти уверен. Что дальше? Андрей еще не привык к резкой смене ее настроений, и не знал, что иногда Анжела – Лена утрачивала контроль над собой и выходила из заранее расписанной роли. И ей хотелось не разборок, а его конкретно, прямо сейчас….
Но пока – ни одного слова, ни признания в любви, ни….


Глава 2.9

Однако отложенный разговор должен был состояться…. Иначе просто не было бы продолжения. И даже смотрины, устроенные Анжелой, не играли ни малейшей роли….
Что чувствовала девушка? Удовлетворяла ли страсть, продолжала эксперимент? Андрей не задумывался, но хотел знать правду. Особенно если не знаешь, что с ней делать…

– Если ты хочешь знать…. Но нужно ли тебе. А, впрочем, если ты меня любишь…. Хотя после того, что услышишь…. Так вот….
– Мы с тобой, – она потупила взор, - занималась любовью, или сексом, считай, как хочешь. Пока не знаю. Ведь ты, – продолжила девушка, ты любил ту, другую, Анжелу, нет, не любил, а желал. А теперь – мне было интересно, как ты отнесешься ко мне. И вообще, – она повторялась, – родители наезжают, и подозревают меня уже в недостойных пристрастиях. Замуж, мол, пора.
Она не могла выйти из навязанной себе игры, так казалось Андрею. Он старался быть предельно внимательным и невозмутимым, но не верил ничему.
– Разве я такая страхолюдина, или дура, что на мне и жениться нельзя? Вот так все и совпало, и ничего не было запланировано. Я ведь не хуже ее?
– Кого?
– Той, новогодней, рождественской, Анжелы.
– Не знаю, но губы твои по-прежнему такие же вкусные, и все такое, – не соврал он, – то есть, ты говоришь, что все совпало, случайно, так же, как и на Старый Новый год?
Она привстала, и пристально посмотрела ему в глаза:
– Ты что, ничего не понял? Я намекаю и так, и этак, а ты? Нет, наверное, ты неисправим. Мне казалось, что…. Да нет, наверное, имеешь право знать. Тем более, про свою будущую жену, – на последнем слове она сделала акцент и снова улыбнулась. Кстати, папа спросил, когда мы собираемся подавать заявление и все прочее…. Ну, чтобы заказать зал, путевки и тому подобное. Если не передумаешь. А, ты можешь подумать, что пытаюсь тебя захомутать, чтобы скрыть грех. Милый, ты же так не думаешь?
Подобные мысли как-то не приходили ему в голову, но подобное исключать нельзя. Однако на последнюю фразу решил не реагировать. Поддержать ее игру, или откровенность? Решил говорить так, будто вообще ничего не происходит. Нейтрально.
– Но ведь он видел меня всего один раз, и совсем не знает.
–Или… Анжела – теперь она снова была ею, вздохнула, – можем жить так, гражданским браком.
– Гражданский брак, – это когда регистрируются в ЗАГСе, а не в церкви. Называть сожительство гражданский придумала наша элита, чтобы скрыть свою распущенность. Гражданская жена звучит лучше, чем сожительница, – Андрею претил откровенный цинизм.
– И что?

– Вот послушай, господин Васко. Нет, я по твоим карманам не шарила, упаси бог. Родился – она с поразительной точностью назвала и день рождения, и законченные им учебные заведения, и даже те подробности, о каких он и не подозревал. Он смотрел на нее, широко раскрыв глаза, а она мимоходом бросила:
– Ну, погладь лучше мои ноги, вот так, спасибо. У тебя хорошо получается, как и все остальное. Можно посильней, только не сломай, и продолжила.
– Женился поздно, жена на шесть лет моложе. Она – красавица, с детства осознала свою привлекательность, и, к тому же, была единственным ребенком в обеспеченной семье. Вскоре родился сын, в котором г-н Васко души не чаял. Отношения между супругами ровные, но без особой страсти. Не так ли? – она стрельнула глазами, потом снова закрыла их, и продолжала говорить, как бы извлекая информацию из своего подсознания….
– В работе не очень продвинулся, причин много. Отсутствие интереса, и возрастающее безразличие ко всему. Плыл по течению, но испытывал хроническую неудовлетворенность. Всем.
– Характер нордический, в порочащих связях замечен не был, ты прямо, как Мюллер! – угрюмо вставил Андрей, еще не осознавая всей ужасной правды.
– Нет, не нордический, а близкий к нордическому. Замечен не был, это правда. Даже избегал компаний, ограничиваясь общением с друзьями. Кто они? – она внимательно посмотрела на Андрея, но тот был непроницаем. Елена это отметила, но продолжила, как ни в чем ни бывало, – в сложные моменты замыкался в себе, пытался что-то сделать, но не получалось, и это раздражало молодую жену. Иногда снимал стресс традиционным способом, но, опять-таки, не слишком переусердствовал. На женщин не заглядывался, хотя при удобном случае…. Так?
Андрей невольно покраснел, но Елена этого не заметила, или не показала, занятая своим рассказом.
– И это тянулось размеренно, без всяких всплесков. Довольно скоро супруга разочаровалась в нем, то есть, ее ожидания оправдались не в полной мере, – Анжела сознательно повторялась, – та явно рассчитывала на большее, и в постели тоже. И это вполне обычное явление, которое, при взаимном терпении, преодолевается. Любовь, страсть, надежды – это все вначале, а о прагматизме и речи нет – и горькое разочарование, когда надежды не оправдываются. Или понимание реальности. Или же появляется кто-то третий. Особенно, когда она чрезмерно привлекательна, для мужчин любого возраста. А муж – Елена замялась, – нормальный, но ничего особенного из себя не представляет. Или я ошибаюсь? – девушка посмотрела прямо в глаза Андрею, сознательно сделав акцент на последней фразе.
Ему с трудом удалось скрыть растерянность. Андрей с раздражением подумал, что и на нее, Елену, может положить глаз практически любой, или она этого не знает, сидя в своем офисе и продумывая дьявольские операции? Елена же приняла его реакцию как должное, и продолжила.
– Но наши комплексные исследования показали, что А.П.Васко не является потерянным для общества, – здесь Елена ухмыльнулась, – что мы и наблюдаем сейчас, и для женщин в том числе, – потому что отличается известной порядочностью и умением находить выход в запутанных ситуациях. Сохраняя не свойственное ранее спокойствие.
Андрей не прерывал откровений Анжелы.
Она передохнула и вытерла капельки пота со лба, не замечая, что пепел сигареты падает прямо на пол.
– И что? – просто сказал Андрей, подозревая, что она подбирается прямо к сути.
– Не все сразу, милый. Я все расскажу, а ты оставишь меня соломенной вдовой или вообще придушишь. Шучу. Ладно, дальше. За сотрудницами на работе ты не волочился, хотя оказывал знаки внимания. Это доподлинно известно. Или я ошибаюсь? – Елена сознательно повторяла то ли вопрос, то ли утверждение, явно рассчитывая на его реакцию.
Андрей автоматически кивнул.
– Правда, не знаю, как сейчас, когда ты снова свободен? Нет, вряд ли. Неизбежный стресс после развода не способствует образованию новых связей. И той истории тебе надолго хватило.
Это было настолько же цинично, насколько и верно.
Андрей закурил сам, чтобы она не заметила дрожь в коленках. До их нынешней встречи он не подозревал, что мог стать объектом пристального внимания. Она все же заметила его состояние, и сказала ласково, взяв его за руку, будто она являлась индикатором его чувств:
–Тебе неприятно слушать? Может, я зря разговорилась, а ведь каждый клиент – это своя история, и мы не должны к этому возвращаться.
– Так, значит, я клиент? – Андрей попытался изобразить металл в голосе, но у него не получилось.
– Можно считать и так, тебя нам заказали, и все. Ничего удивительного в этом нет. К нам обращаются с различными просьбами, и это наша работа. И способ существования.
– Меня? Заказали?

Глава 2.10
– Да. Ведь не обязательно убивать человека, его просто можно довести, а дальше его брать голыми руками. Ведь в человеке зачастую скрыто такое, о чем он и сам не подозревает. Правда, мы действовали гуманными методами. В основном.
– «Мы» – это кто? – Андрей и впрямь был готов придушить Анжелу…
– Мы – это наше агентство, проще – фирма "Психологические консультации". Я же тебе говорила. Мне, в отличие от многих, не нужно было искать ни спонсоров, и спать с ними, дабы обеспечить будущее, ни крышу – это было обеспечено заранее. И мы оказывали и оказываем множество консультаций, к нам обращаются за решением очень сложных проблем. И часто возвращаются с благодарностью, когда мы помогаем в этом. Короче, за несколько лет мы сделали себе имя. И заказы пошли, ну как бы сказать – конфиденциальные. Например, сделать психологический портрет человека, найти его слабые места. Мы не связаны с КГБ, ФСБ или как его там, и возможности у нас не те, но к ним и не обращаются, себе дороже. А тут – офис, легкая музыка, чуть ли не интим, красивые и внимательные девушки располагают к душевной беседе. Но с тобой пришлось поработать.
Андрей проглотил подкативший к горлу комок….
– Понятно, у каждого мужчины, как минимум, две слабости – женщины и алкоголь, – продолжила она, – бывает еще привязанность к детям, служебные секреты, футбол и так далее. Нет, явным криминалом мы не занимаемся. Слишком опасно, никакой папа тут не поможет.
– И что, много таких дел? – едва сдерживался Андрей.
– Ты будешь слушать, или как? Есть секреты фирмы, но скажу, что подобных дел не так много, хотя доход на порядок выше. Правда, приходится рисковать и выкладываться на всю катушку. Не без стрессов. Долго отходишь. Потом на мужиков просто смотреть не хочется. Даже Марина и Лариска иногда стонут. Выматывает так, что просто не остается ни сил, ни личных желаний. Ну, теперь ты веришь, что я тебя уже знала, и неплохо?
– И какое впечатление я произвел? Тогда? На тебя?
– Если правду, не очень благоприятное. А моральная сторона дела нас не интересовала, это же работа. Да, если не хочешь слушать продолжения, то я не буду…
– И как ты после всего этого? – Андрей чуть не кипел от возмущения, – привела меня домой, если я…. Ну, предстал в таком неприглядном виде? И – он хотел сказать, но девушка продолжила за него:
– Посмела. Не знаю, что-то нашло. Если ты думаешь, что совсем случайно встретил меня, то ошибаешься.
– Значит, ты хочешь сказать, что за мной и сейчас следили?
– Нет, конечно. Дело закрыто. Просто я заметила твою машину, у меня прекрасная память, поняла, что ты притормаживаешь, и подрезала тебя. Правда, ловко получилось? – она не могла не улыбнуться своей проделке. Она не собиралась рассказывать, что толчком был их недавний разговор с Маринкой и собственные неудовлетворенные желания, а он был в данном случае наилучшим вариантом. Пусть даже временным. Даже слишком.
– Я был готов растерзать того чайника…
– И почему этого не сделал? Ладно, не отвечай. Просто ты был моим последним мужчиной, – небольшая ложь не повредит, – а женщины имеют, так сказать, ностальгические склонности. Ну не могу я прыгнуть в постель к первому встречному, прости.…
Андрей был потрясен, и не мог вымолвить ни слова. Вот, как значит, дело обернулось. Но почему – разве у нее не было иного выбора? И чем же он мог привлечь ее? Или просто мужика захотелось? Вряд ли…. Ответа не было, ровно, как и понимания женской сути. Если она просто хотела довести эксперимент до какой-то точки, имея возможность определиться и прервать его в любой момент. Внутри похолодало и опустилось…. Комок в горле…
Елена не заметила изменение его настроения, и продолжала.
– Наверное, в тебе действительно нечто проявилось и тогда, если я тебя пожалела. Да, именно пожалела. Или себя. Или совесть замучила. Или пожелала, сама не железная. Правда, ты приглянулся Марине, она вообще ни о чем не подозревала, но ее бешеный братец – это еще тот тип. Понимаешь, он несколько иной, – она замялась, – ориентации. Так-то он нормальный, добродушный, – она не договорила, – но иногда на него находит.
– И я боялась, как бы чего не вышло. Или, – она задумалась, – оправдывала себя этим. Правда, ты нажрался, прости, как…. И мы тоже хороши…. Не жалею, что так получилось, и что ты здесь. Мне было уютно, – призналась она, – Андрей не понял, тогда или сейчас, – зажигалку дай.
И, после минутной паузы, – так, глотнуть остывший кофе, раскурить сигарету….
– А с ней, гм, повторить не хочешь? – Елена не могла отказать себе в возможности в очередной раз подколоть его даже в такой чрезвычайно серьезный момент.
– Соврать? – наконец нашел в себе силы улыбнуться Андрей, поняв, что она имеет в виду.
– Верю.
Она закурила, и теперь смотрела не на Андрея, а куда-то в сторону, и он видел в темноте только блеск ее глаз. Молчание затянулось. Даже на расстоянии он чувствовал биение ее сердца. В нем боролись противоречивые чувства – он не мог уйти, и не только потому, потому что не знал еще всей правды, но и потому, что не хотел. Но оставаться, или даже оставить ее, нося в груди камень? Его сжал спазм, он глотнул тоника, но тот застрял где-то в середине, и он знал, что это может не пройти.
Внезапно девушка взяла его за руку. Просто взяла. Рука ее была теплой, но тоже дрожала. Вероятно, она сама предлагала ему выбор. И он решился, тем более что всего еще не узнал.
– Ну, как вы определили, что я буду там проходить, и в какое время?
Она усмехнулась:
– Это было не сложно. Ты вечером должен был быть дома один, и ждать жену. Так?
Он кивнул:
– Да, она пошла к подруге.
– Гм, к подруге… Ты и тогда был чересчур наивен. А ребенка предварительно отправила к бабушке, предоставив, тем самым, тебе некоторую иллюзию свободы. Пространство для действий. И ты не замедлил этим распорядиться.
Он смутился, но не мог не спросить:
– Так, значит, она…
– Подожди. Еще не все. Ты помнишь звонок, перед тем, как уйти? Когда никто не ответил, и ты подумал, что просто ошиблись номером?
– Да, а что?
– А потом в метро тебя встретила Лариска. И ты на нее чуть не клюнул. А она здорово старалась, и потом выговаривала мне.
Андрей покраснел, хорошо еще, что этого Елена не могла заметить. Судя по тому, что нам было известно о тебе, на какую-нибудь шалаву или просто смазливую девчонку ты никогда бы не клюнул, правда? И на невинную девушку тоже. – Елена говорила спокойно и отрешенно, как будто рассказывала совершенно чужую историю, – с женой своей бывшей, конкурировать в открытую, чтобы сманить тебя, было совершенно нереально, даже по заказу.
Ну, ты скромничаешь, – подумал про себя Андрей, Лариска… Он-то ее помнил.
– Ты и так имел все дома, если был способен, – Елена усмехнулась, – и необходимо было сыграть на контрасте. Я имею в виду, что тебя могла привлечь только обыкновенная, нормальная и симпатичная девушка. Даже наивная, и, предположительно, уже несвободная. Ну, а Лариска же умеет здорово перевоплощаться, будь ты посмелее, мы вообще никогда бы не встретились, а ты бы получил массу удовольствия, если бы сумел проявить себя. Правда, финал для тебя, в смысле выполнения заказа, был таким же. Если не хуже – несколько фотографий и все, просто и со вкусом. Все довольны, виновный наказан, и поделом
Андрей не мог не согласиться с тем, как это соответствует истине.
– А ты как же?
– Пришлось использовать запасной вариант. Мы и так собрались за город, истопить баньку, немного отдохнуть и… – она замялась, – неважно. Но ты оказался таким нерешительным. Мы обязаны были учесть все факторы, и подстраховаться. Случайно, ну, почти, получилось удачно.
– Кофе завари, только в джезве, банка там, – возьми на полке, кипятком залей, и смотри, чтобы не убежал…. На медленном огне, иначе плохо заварится.
– Ну вот, - Анжела дегустировала кофе, - молодец, в самый раз, - иди сюда, - Андрей, еще не успевший осознать, какой игрушкой был, подошел. – Ты…. Совсем другой. Но слушай.
– Маринка вообще была не в курсе, она думала, что со мной поедет молодой человек, так почему бы не представить тебя в качестве него? А дальше было дело техники. Маринка подумала, что мой парень просто не пришел, и когда я намекнула, что вот этот, пожалуй, подойдет в качестве замены, не возражала. Ведь ее тоже привлекла возможность игры. Ну, а ты бы смог уйти от меня? И теперь не жалеешь? – она притянула его к себе и поцеловала. Медленно и страстно, постепенно разжигая костер, чтобы он позабыл обо всем и не мог от нее оторваться. Но оцепенение уже спало с Андрея….
Она же не замечала, и продолжала почти спокойно.
– А тогда мне необходимо было выполнить свою работу. Я-то вообще не сплю с клиентами, да, по правде говоря, и с тобой не собиралась. Я это уже говорила, да? Ну, извини. Но ты оказался скромным, даже взгляд отводил. Она рассмеялась и ласково шлепнула Андрея по затылку, – ну, теперь-то, рассмотрел?
– Не совсем, – признался он, практически на автомате….
– Еще успеешь.
Но ему было необходимо услышать завершение истории…

– А тогда у меня просто выхода не было, – она как бы продолжала беседу сама с собой, сейчас, в объятиях мужчины, ей говорить было проще, женские чары подействовали неотразимо, – место рядом с тобой было свободно. Торчать все ночь с Серегой на кухне и слушать его, гм, голубые излияния, мне не хотелось. Когда он выпьет, то от него отвязаться практически невозможно…. Пришлось провести ночь с тобой, хорошо, что не было необходимости играть страсть, что, понимаешь, было довольно-таки сложно, учитывая твое состояние. Но, в некотором роде, я отвечала за тебя, даже если ты и получал все на халяву.
– Что, поэтому? – Андрей почувствовал, что Анжела лукавит, но не подал виду.
– В общем, в тебе что-то было, только трудно было разглядеть сразу, но доверие ты вызывал, даже когда Марина… – она в который раз пеняла ему, зная, что сама довела его до крайнего состояния. Но не это волновало сейчас Андрея:
– Но почему?
– Что «почему»?
– Но почему, – недоумевал тот, с трудом доходя до главного, и еле выдавливая из себя, – если ей я не был нужен, просто не сказать и развестись?
– Не знаю, почему они это затеяли, меня подобные мотивы не интересуют. Можешь сам у нее спросить. Небось, устроил бы разборки, и прочее. А так – оригинально. И так хлопот меньше. Проще. Все за тебя сделают, и факт измены налицо. Даже разбитая бровь. И заказчик лично засвидетельствовал. Никаких скандалов. Отпираться невозможно, да ты и не стал, любой суд встанет на сторону бедной, обманутой женщины, красавицы, матери. И все тип-топ. В конечном итоге клиент имеет результат. А в данном конкретном случае вовсе обошлось без осложнений. И тот, который тебе рожки наставил, а ты и не подозревал, – тоже недурен собой, и неглуп.
– Ну, это же, – Андрей не мог подобрать слов, – аморально. Ему хотелось придушить Елену прямо на месте.
– Да? А бегать на сторону, это как, по-твоему? Хотя ты до того не бегал, но достаточно было поманить.
Андрей сидел, опустив голову, внутри у него все сжалось. А Елена продолжала добивать, или вдалбливать в него, непонятливого.
– На предмет морали – это еще как посмотреть, – продолжала Елена, – нет ничего удивительного в том, что молодая женщина полюбила другого. Банально, да? И вот, она должна или во всем признаться мужу, или устраивать скандалы. А муж, естественно, заартачится, начнет убеждать, не понимая, что все. И впоследствии она, пусть подсознательно, будет чувствовать себя виноватой. И, может, ребенка отнимут, квартиру поделят. На что ты был способен в гневе? Ты с этим согласен? Что, не пытался бы удержать, сохранить семью? Хотя бы из самолюбия.
– Наверное, ты права.
– Здесь же никаких вопросов, каждый получил желаемое.
– Так почему ты…. После этого? – он опять зациклился, задавая одни и те же вопросы.
– Понимаешь, Андрюша, беда в том, что и сейчас ты погружен больше в самого себя. А ведь собственные желания могли быть и у твоей бывшей жены, и у Маринки.
Далась она ей, ревнует, что ли? – с нарастающим раздражением подумал Андрей, а Лена, меж тем, продолжала:
– В общем, не знаю, как и того, почему позавчера я позвала тебя к себе, – он чувствовал, как сбивается ее легкое дыхание, – импульс, внезапный порыв?
Как же, правда. Как и то, что истины не узнает никогда, ибо перед ним женщина.
– Нет, знаю. Просто и я имею право выбрать себе мужчину, какого захочу, и когда захочу. И не объяснять этого. Ты не согласен? – Ответа ей не требовалось.
– Хотя это почти невозможно. И не думай, что это является только вашей, мужчин, привилегией, а наша инициатива преследуется по закону… Правда, других мне почему-то не хотелось, или я боялась очередных разочарований. А с тобой – нет. Вот ты и узнал всю правду.
Она не намеривалась даже сейчас раскрываться до конца, и он понял, что его удел – ждать….
10.01.2014

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.