Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Владимир Митюк
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
4/14/2021 1 чел.
4/13/2021 0 чел.
4/12/2021 1 чел.
4/11/2021 0 чел.
4/10/2021 0 чел.
4/9/2021 1 чел.
4/8/2021 0 чел.
4/7/2021 1 чел.
4/6/2021 0 чел.
4/5/2021 0 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Предупреждение 2.1 Рождество

Предупреждение … 1 http://pomidor.com/q/12610
Предупреждение … 2 http://pomidor.com/q/12641
Предупреждение … 3 http://pomidor.com/q/12672
Предупреждение … 4 http://pomidor.com/q/12682
Предупреждение … 5 http://pomidor.com/q/12727


Глава 2.1
Уже в сентябре, в один из первых по-настоящему осенний дней, когда ветер нагло дует прямо в лицо, срывает еще не успевшие пожелтеть листья, а небо полностью закрыто низкими, но пока не свинцовыми облаками, дождь нависает, грозя пролиться нескончаемым ливнем, Васко, пропустив заносчивый “Мерс”, выехал на Лиговку. Он намеревался тормознуть возле небольшого бара на углу Расстанной, чтобы купить сигарет – с некоторых пор он снова стал курить, и выпить чашечку кофе.

До назначенной деловой встречи оставалось около двух часов, и времени у него было предостаточно, он мог просто передохнуть. Может, сделать еще одну ездку. Включил поворотник – его “Фиат” отлично вписывался на свободное место, как внезапно его подрезал белый “Опель”, нарушая все возможные правила движения. Он еле успел притормозить, пропуская наглую иномарку, и возмущенный, выскочил из машины, готовый растерзать незадачливого водилу.

Дверь “Опеля” распахнулась, и оттуда буквально выплыла женщина – столь плавны и грациозны были ее движения. Ангел, сошедший с небес, мимоходом полюбопытствовать, что такого интересного происходит на грешной земле. Длинные светлые волосы струились и небрежно спадали на плечики столь же великолепной, идеальной выделки белую кожаную курточку, распахнутую абсолютно случайно так, чтобы темная водолазка под горлышко выгодно подчеркивала идеальную фигуру. Исключительно наивный, чуть виноватый и доброжелательный взгляд, никакого лишнего макияжа. Она смотрела, растеряно, по-детски хлопая длинными ресницами, неловко пожимая плечами, что хотелось сказать, ну ладно, ничего не произошло, я сам должен был...

И негодующие слова застряли в горле у Андрея.

– Простите, – сказало, нет, телепатировало небесное создание, – я немного не рассчитала. Извините, пожалуйста, что заставила Вас поволноваться. И никакого жеманства или кокетства. В голосе девушки было столько искреннего раскаяния, что Андрей мгновенно стушевался:

– Я, собственно, – начал он, но, пристальней взглянув на девушку, вдруг застыл и буквально потерял дар речи... – Анжела, это ты? Выражение лица девушки не изменилось, может, как показалось Андрею, по нему пробежала легкая тень, или это были наступающие сумерки?

– Простите, но Вы меня явно за кого-то принимаете, – ровным и чрезмерно спокойным голосом произнесла та, – я...

Он не дал ей договорить, ибо узнавание было абсолютным, хотя его визави мало чем напоминала ту девушку из Старого Нового года, встреча с которой роковым образом изменила его жизнь. Да и самого и Андрея сразу узнать было трудно – худо-бедно, но в последнее время его жизнь начала выправляться, оставляя возможность надеяться хотя бы на что-то в будущем, он практически бросил пить, но снова закурил, издержки и нервы в придачу. Слегка прикинулся – на нем была неплохая куртка, правда, на гардероб из бутиков он пока что не мог рассчитывать, блейзер и очки в тонкой оправе, которые он вынужден был заказать, чтобы иметь возможность сидеть за рулем. И потому он не обиделся на этот явный отпор.

– Нет, Вы – Анжела, и прекрасно знаете сами, – он снял очки и протер их, стараясь не выдать свое смущение, – что я не мог не искать Вас. Сердце его бешено колотилось, слова, которые он готовился сказать при встрече, куда-то испарились, оставив пустоту. И, по правде говоря, в этот момент он и сам не осознавал, чего хочет. Фраза оказалась скомканной и натужной.

– Извините, – это проходившей мимо женщине, вынужденной обходить их на узком тротуаре, Что ж, пойдемте, – мы мешаем...

Девушка на минутку задумалась, поднеся пальчик к подбородку, и продолжая держаться дугой рукой за приоткрытую дверь автомобиля. Видимо, на что-то решаясь.

– Да, слабо припоминаю, – она изобразила полуулыбку, – и, правда, что мы тут стоим.

Каким-то седьмым чувством Андрей понял, что нельзя ни торопить события, ни о чем напоминать. И тогда, быть может...

– Проходите, здесь весьма неплохо, – он открыл дверь и пропустил ее вперед, вдохнув аромат неземных духов, – возможно, здесь Ваша память будет себя лучше чувствовать, – невесело попытался пошутить он, понимая, что его шансы ничтожны. Просто ему казалось, что когда-нибудь ее встретит, не представляя, что будет делать дальше... И, в то же время, был не готов. А присевшее напротив него создание с первого взгляда ничем не напоминало ту зимнюю девушку. Но, безусловно, это была она. Только еще прекраснее.

До сих пор Андрей не был уверен на все сто, что в ту ночь с ним была именно Анжела, а не подруга, но вкус ее прощального поцелуя запомнился. Он остался не только на его губах, но и в памяти, откуда его вытравить было невозможно. Да, он не мог иметь к ней никаких претензий, и осознавал это. И связывать с ней последовавшие злоключения он тоже не мог, воспринимая их, как закономерную расплату за поход на сторону. А тогда…. Бывает, отпраздновали и разбежались со спасибом. И сам Андрей ничего не мог обещать или требовать. И все же ...

– Что мадемуазель будет пить? – спросил он чрезмерно напыщенно, улыбаясь, чтобы скрыть дрожь в голосе.

– Мартини, – лениво и томно ответила она, – если Вы берете на себя ГАИ, и Ваш кошелек это выдержит.

– В чем сложность! – бодро ответил Андрей. Пока это было ему по карману, и он не собирался отступать, пока не выяснит все. В бумажнике у него лежало около двух штук, да еще несколько зеленых, припасенных на черный день. Он уже заплатил за комнату вперед, и в любом случае мог дотянуть до получки, в крайнем случае, сделать халтуру, или кинуть клиента – если делать это изредка, то считается как бы нормально. Возможностей для этого открылось предостаточно, и он удивлялся, как не замечал этого ранее.

Ему хотелось побыть с девушкой подольше, пока она не исчезнет, как в прошлый раз.

– У нас две машины, и одного трезвого водителя будет достаточно. – Андрей бравировал, ведь она согласилась пойти с ним, и он боялся нарушить то понимание, которое, в независимости от продолжения, могло возникнуть между ними. Пусть еще тонкой ниточкой...

Вскоре он вернулся к столику с фужером «Мартини», двумя чашечками дымящегося кофе и восьмиугольной коробочкой конфет.

– Ого, шикуешь! – она перешла на ты, – приподнялся.

Он проглотил, поставил мартини перед девушкой и сел напротив.

Ну что, с приехалом? – повторил он памятную обеим фразу. Пусть эта Анжела мало напоминала ту, оставшуюся в его памяти – более ухоженная, загоревшая, и в ней он не увидел той непосредственности, покорившей его. А, не только этим. Согласен, то была идеализация созданного им в своем изображении образа, но нынешний ангел?

Девушка медленно, смакуя, сделала несколько глоточков.

– Ничего, настоящий. Аккуратно взяла конфетку из предварительно открытой Андреем коробки, откусила маленький кусочек, а он старался не смотреть на нее, прихлебывая кофе, приготовленный в джезве. И не просто на огне, а на раскаленном песке, что придавало тому особый вкус. Он вдруг подумал, “а зачем, ведь все скоро закончится”, но тут же отбросил трусливую мысль. Самогипноз продолжался. Ему подумалось, что, если она выпила мартини, то наверняка сядет в его машину, либо…. Ни о чем другом он старался не думать ….

– Ну почему, почему, – это помимо его воли вырвалось само собой, – почему тогда…. Так внезапно. Я искал тебя, – он поднял глаза, и встретил только усталый и равнодушный взгляд, но заставил себя продолжить, – ты исчезла?
Молчание затянулось. Анжела сделала еще несколько глоточков, бокал опустел и Андрей дал знак бармену, что надо бы повторить. Ее глаза смотрели мимо, взгляд показался Андрею потусторонним, но она спокойно, ни один мускул на лице не дрогнул, ответила:

– Почему, почему, – просто ответила Анжела, – работа закончилась…

– Какая такая работа? – сорвалось с языка Андрея, прежде чем он смог что-то осознать.

– Обыкновенная.

– Не понимаю, мозг Андрея упрямо отказывался понимать….

– Ну, сделала свою работу, и все, – лицо девушки оставалось абсолютно бесстрастным, как будто она вдалбливала невменяемому прописные истины, – а чего ты хотел?

Все же для него это было маленькой победой – она таки признала его “де-факто”, но что за этим крылось? Он хотел ответить “тебя”, но в последний миг сдержался:

– Не знаю, – что было правдой, – но мне бы не хотелось, чтобы это все так просто закончилось, – он говорил, с трудом подбирая слова, пусть тривиальные, простыми предложениями, как будто это могло что-то изменить, – я тогда не мог думать ни о чем. И ни о ком, кроме тебя. Все же сказал, не удержался. Даже после того, как объявился, этот, твой….
Анжела улыбнулась одними краешками губ:

– Так, значит, наш мальчик, дожив до седин (а шевелюра у Андрея была еще плотной, и без залысин, вполне соответствующая среднестатистическому шатену), так ничего и не понял?

– А что я должен был понимать? – Андрей сорвался, – я чувствовал, что должен быть с тобой, чего бы это мне ни стоило. Что ты должна быть со мной, и все. И я действительно…, – он запнулся на полуслове, встретив ледяной взгляд…. – Ну извини, я, конечно, не имею права.

Ему вовсе не хотелось каяться, плакаться, и показывать свою слабость.

– Просто рад был тебя увидеть. На самом деле. Если бы он был моложе лет так на десять, то просто бы сказал: ”Ну, привет! А ты прекрасно выглядишь! Все цветешь и смущаешь прохожих. Пойдем, посидим”. И непременно бы сразу схватил в охапку, улыбался бы широко и открыто, свято веря в свою неординарность и неотразимость.

Но Васко был Васко, со своими тридцатью с хвостиком в кармане и на физиономии, и не слишком удачным опытом. К тому же он не знал о ней практически ничего.

Девушка задумчиво постукивала длинным ноготком, покрытым коричневым лаком по бокалу, отчего тот издавал тоскливый хрустальный звон, видимо, на что-то решаясь. Ей проще сего было сказать, что, да, действительно, они потерялись в толпе, и она думала о нем, а потом все прошло, и у нее появился парень, так что, друг, извини и до свидания. Это объяснение было логичным и достоверным, но ведь у каждого бывают такие моменты, когда просто требуется сказать правду, а не то, чего от тебя ожидают услышать. К тому же два бокала мартини ее немного расслабили, и на какое-то время ей стало наплевать на условности и даже на свою репутацию. Она резко поднялась:

– Поехали, отвезешь меня. Тут недалеко, на Марата.

– Как поедем, – спросил Васко уже у светофора, – до Кузнечного, а по Марата – направо или налево, или по Разъезжей?
– По Разъезжей, а потом, не доезжая до Кузнечного, напротив Тольятти. Он согласно кивнул.

– А мою потом пригонишь. Или сама схожу. В крайнем случае, угонят на штрафную стоянку. Анжела была уверена в полной власти над ним, а он… Он чувствовал это, но вынужден был принять любые условия….

Продолжение следует…
25.12.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.