Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Владимир Митюк
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
2/26/2021 1 чел.
2/25/2021 2 чел.
2/24/2021 1 чел.
2/23/2021 1 чел.
2/22/2021 3 чел.
2/21/2021 1 чел.
2/20/2021 3 чел.
2/19/2021 2 чел.
2/18/2021 2 чел.
2/17/2021 4 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Предупреждение 2.4 Рождество

Предупреждение … 1 http://pomidor.com/q/12610
Предупреждение … 2 http://pomidor.com/q/12641
Предупреждение … 3 http://pomidor.com/q/12672
Предупреждение … 4 http://pomidor.com/q/12682
Предупреждение … 5 http://pomidor.com/q/12727
Предупреждение …2.1 http://pomidor.com/q/12750
Предупреждение …2.2 http://pomidor.com/q/12803
Предупреждение …2.3 http://pomidor.com/q/12803

Глава 2.4
В отличие от предыдущего пробуждения в одной постели с Анжелой, Андрей был вполне в здравом уме, и, казалось, мог адекватно воспринимать реальность. Соседство красивой девушки способствовало…. Подъему самоощущения, и не только…. Она чему-то улыбнулась во сне, он поцеловал ее, вышел в кухню, и подавил неизбежную и неконтролируемую утреннюю эрекцию сигаретой и чашечкой кофе.

Встречу с клиентом он загодя перенес на десять, поэтому мог не спешить. Смущало только то, что на Лиговке, за Обводным каналом, ночевала брошенная девушкой машина. Плюнув на возможные приличия, Андрей пошарил в сумочке, нашел пульт и ключи зажигания, вышел на Марата. Не стал ловить машину, а пошел пешком, мозги проветривались. Но не мысли. Вот и вчерашнее кафе, машина – на месте. Но возле нее уже прогуливался служитель порядка, явно намеревавшийся срубить небольшие бабки с рассеянного владельца. Ждать, пока он покинет хлебный пост, было бесполезно, и Андрей, изобразив искреннее раскаяние, первым обратился к нему:
– Извини, шеф, вчера пришлось оставить. Девушка, сам понимаешь. Уж боялся, что угонят. И, не давая тому времени на раздумье, протянул заветную двадцатку. Раскаяние его было столь искренним, а двадцатка не менее зеленой, что и сыграло решающую роль:
– Ладно, езжай, да помни впредь,… – сержант был человеком, лишние разговоры ни к чему, для соблюдения проформы он прочитал соответствующие наставления, они расстались почти что друзьями, и через пять минут, уже безо всяких приключений, Андрей поставил белый «Опель» рядом со своей девяткой. Магазин открылся, и Андрей затоварился, закупив необходимый минимум продуктов. «Еще парочка-другая таких подвигов, – подумал он, и мои финансы запоют романсы…. Да хрен с ним. Зачем иначе-то?»

Яичница с ветчиной поджарилась быстро, Андрей едва успел глотнуть кефира, присел на табуретку и с отвращением – есть ему совершенно не хотелось, даже прогулка не слишком взбодрила, положил себе омлет на тарелку плоской лопаточкой, буквально заставив себя проглотить несколько кусочков.
День обещался быть плотным – после десятичасовой ему предстояла встреча в одиннадцать, на которую он не мог ни опоздать, ни отменить. Кофе? Нет, он лишь бы усилило вчерашний синдром, чай, только чай. Лимон не слишком, старого урожая, даже в Аргентине не созрели, но альтернативы не было.
Чай с лимоном и сахаром. Противно, но надо. А перед этим – отдать долги фаянсовому другу…. Полегчало.
Задумавшись, Андрей не заметил, как в проеме появилась Анжела. Растрепанная после ночи, в одних темных трусиках, с покрытой мурашками грудью, чуть-чуть поеживаясь спросонья. Невидящим взглядом окинула кухню, заметила Андрея.
– Ты уже встал? – а я и не слышала. Ох, как вкусно пахнет! Я сейчас, а то вся,… – он понял, что она хотела продолжить, и только кивнул.
Он услышал звук спускаемой в туалете воды, потом душа. Не удосужившись набросить на себя что-нибудь, вышла, еще мокрая. Конечно же, он был просто обязан вскочить, запеленать ее и растереть полотенцем. Анжела выгибалась, принимая это как должное, или ей было ни до чего…
Скрылась на минутку, накинула футболку, принесла табуретку и расположилась напротив:
– Положи мне, пожалуйста.
И с аппетитом принялась уплетать за обе щеки. Тосты, приготовленные Андреем, тоже пошли на ура. Насытившись, она взяла его за руку:
– Ну что?
– Ничего, – он показал на связку ключей и пульт, – твою машину я пригнал, и все, мне пора. Клиент ждать не будет.
Она как бы лениво зевнула, потянулась – что, издевается? Но Андрей как бы и не заметил .
– Я спрашиваю, хорошо ли спать с девушкой, которую не можешь трахнуть? – к ней опять вернулся наигранный циничный тон.
Сейчас бы врезать ей ото всей души, но он сдержался, только скрежетнул зубами. А ну ее, потом еще разбираться…, но почувствовал, что слова ее не очень-то гармонируют тоном, которым были произнесены. И промолчал. Почему-то безнадежная безразличность накатилась на него. Жил ведь один, и проблем не было, а тут. Баб вокруг предостаточно, и без проблем, и с проблемами….
– Ладно, я пошел, – сказал он, намереваясь встать. Но….
– Подожди, я так тебя не отпущу…. Привстала на цыпочки, поцеловала его в губы, – а вдруг ты опять сбежишь…. Инверсия, он все понял. – Погладь. И поцелуй.
Анжела задрала футболку…. Нет, так только пишут, что все было под контролем…. И ведь далеко не всем предлагают, это точно. Первый доступ к телу? Аванс? Изумительно вкусно и ароматно, так, что весь день будешь помнить, и уже не сможешь думать ни о чем ином. Медом, что ли, намазала? Или заменителем клубники, земляникой, малиной…
– Потом вернешь, – Андрей сначала не понял, о чем она, но девушка встала на коленки, намереваясь расстегнуть молнию на его брюках. …
Андрей мягко отстранил ее:
– Нет, иначе я расслаблюсь совсем, мне, действительно, пора.
Она усмехнулась:
– Тогда приходи к шести, помнишь, мы приглашены на семь, а папа не любит, когда опаздывают.
Он не почувствовал ни капельки сомнения в ее голосе, видимо, она была уверена, в том что, пока он все не узнает, она может делать с ним все, что ей заблагорассудится…
…..
Весь день Васко мотался, успел переделать кучу дел, заключил два новых договора и даже получил на руки комиссионные. Чистоганом. Неучтенные, но весьма своевременные. И все время его мучила неотвязная мысль – что за игру ведет Анжела, и какая роль отведена ему в этом? Вряд ли ее мог заинтересовать мужчина на десять лет старше, и с предысторией, хотя кто поймет. Тогда зачем? Безвозмездно, не получив ничего взамен? Или это ее прихоть? Взбалмошенной, самоуверенной девчонки – хочу! Хочу его мяса! Хочу его крови! Потому что. И без объяснений. А он сам, разве не хочет? А, может, это какая-нибудь подстава. Но что с него взять? Ведь встреча эта, сегодняшняя, была просто случайной, как и та, накануне рокового 13 января. Или нет?
Мир тесен, и даже ничтожную вероятность нельзя сбрасывать со счетов. И потом, какая у нее работа, если она там представляется Анжелой, а не своим настоящим именем? Андрей не был настолько упертым, чтобы зациклиться на одной единственной мысли, и решил идти до конца, резонно рассудив, что терять ему нечего. Быть тихим, послушным, и набирать информацию. А если придется переспать с девчонкой еще раз – подобная перспектива отнюдь не выглядела удручающей.
Так он убеждал себя, подсознательно настраиваясь на негатив, но не мог вызвать в себе отрицательных эмоций, связанных с девушкой. Пытался отвлечься, но образ Анжелы стоял у него перед глазами, клеточки тела помнили прикосновения.

Однако большое “но” оставалось. Вернемся на несколько месяцев назад, как бы его не старались отвлечь. Если Анжела позиционировала встречу с ним, как работу, то их поездка была неслучайной. Ее кто-то нанял? И его же, Андрея, элементарно вычислили, и доставили по месту назначения. Устроили баньку с девушками, накормили, напоили, не спрашивая, кто он такой и так далее. Так просто не бывает в принципе, не сказка.
Тогда выходит, все было предусмотрено заранее и оплачено. Кем? Ему стало противно. Ведь было даже чересчур естественно. Никто не принуждал, на него не давили, в любой момент он запросто мог выйти из игры и отправиться восвояси, его никто не держал. В крайнем случае, мог переночевать на вокзале возле печки. Но он послушно следовал обстоятельствам…. Неужто его реакция была просчитана? И организовавшие этот, с позволения сказать, саммит, были уверены, что он будет действовать именно подобным образом? И этот молодой человек, появившийся, когда, собственно, ничего аморального уже не происходило. Стоп. Она ведь сказала, что это не ее молодой человек, и что он, Андрей, остался в полном неведении. А что он мог понять? Действительно, откуда тот взялся? С какой целью?
Мысли путались, нетерпение Андрея возрастало. А мысль билась совсем в ином направлении – скорее, обнять, прижать, и…. иметь до изнеможения, вертеть на том, что для подобного и предназначено, и не задумываться о любви. Голова шла кругом, в такой ситуации сконцентрировать сознание – дело безнадежное…
Он не мог разложить по полочкам свои догадки – фактов никаких, за исключением внезапной встречи. А сколько подобных встреч происходило с ним постоянно: – «Ба, ты откуда? – Да вот, оказался по делам». – Ну, пойдем, поговорим (посидим). Или, – Прости, старина, дел по горло, созвонимся. И разбегались, чтобы случайно встретиться уже в другом месте и других обстоятельствах. Такие размышления немного охладили Андрея, но его все равно весь день бросало то в жар, то в холод.
И он признавался себе, что и сегодня, и завтра останется с Анжелой, если так сложится, и его не выставят за дверь в силу непредвиденных обстоятельств. Андрей приготовился к страданиям, зная, что, если она…. Будет искать с нею встречи, даже не просить, а умолять….
Он остановился возле кофейни “Ложная чашка”. Кофе из каких-то ошметков арабики, пить можно, лишь забыв настоящий вкус, зато образовалось несколько минут спокойно посидеть и поразмыслить. Анжела задумала представить его родителям – это что, тоже для отвода глаз, или частичка неведомого ему плана, сложной комбинации? Он машинально заглотил горячий, но безвкусный кофе, сел в машину, выкурил сигарету. Руки перестали дрожать, и он направился на встречу с еще одним клиентом, тот не то, чтобы хотел разорвать контакты, а явно не намеривался продолжать сотрудничество, откровенно тянул время, оставляя их фирму как бы про запас.
Андрей уже встречался с подобными, и применил единственно верный способ – угрозу наезда, судебных разбирательств и выплаты компенсации всем заинтересованным сторонам, включая крышу. Клиент пытался бодриться, потом немного сник, но Андрей продолжал наседать. В итоге у него в кармане материализовался незапланированный стольник, который он собрался потратить на почти нереальную девушку, мысли о которой преследовали его весь день.
Действительно, если попытаться абстрагироваться от прошлых обстоятельств, Анжела вела себя как давняя возлюбленная, пусть разлученная волей обстоятельств, и уверенная в партнере. Никакой стеснительности или показной распущенности, и желания показать свое превосходство.
Предложение утреннего минета, от которого он благоразумно отказался. А что, если для девчонки это обычное дело? Нет, она была естественна, но зачем столь явное проявление? Он бы и так… Что – так?
С момента их новой встречи меж ними не возникало напряжения, и это было странно. Он откликался на любое ее движение, и это принималось как должное. Безо всяких устных благодарностей, разыгрывания внезапно вспыхнувшей страсти. Иллюзий…
Внутренний голос упрямо шептал ему: «Да плевать. Если тебе светит, а это однозначно, то пользуйся, потом разберешься. Ну, на фига загадывать, что будет потом? Имей имеемое, и наслаждайся. – А как же? А вдруг? – Плевать, ты что, не помнишь Маринку? Та вообще ничего не требовала, а ты, как последний баскунчак, пренебрег. – Да нет, не пренебрегал. Просто был ошарашен. – Ну, вот видишь? И предстоит кое-что похлеще. – Заткнись, мне не нужны советники. – Ха-ха! А метаться ночами? – Да пошел ты!»

Андрей вдруг подумал (это ему в плюс, раньше над подобными вопросами он не задумывался вообще), что, может, и у прекрасной соблазнительницы могут быть свои желания, и почему бы добиться того, чтобы… чтобы они совпали? С его желаниями…. И еще Андрей подумал, что совершенно не думает о ее прелестях, а воспринимает Анжелу в комплексе, как уже принадлежащую ему. И это пугало.
Он не предполагал, что так было на самом деле, но с тупой настойчивостью, свойственной только русскому, пардон, российскому, человеку, считал необходимым докопаться до истины. Причем сразу. Это была дурь, генетическая, вбитая поколениями, и против нее он был бессилен.

Примерно то же самое думала и Анжела, сидя в офисе за компьютером, просматривая очередные дела, фотографии, изучая психологические портреты потенциальных клиентов и заказчиков…. Ее раздирали противоречия. С одной стороны, прекрасно укладывались в прокрустово ложе вновь собираемые досье, характеры и людские судьбы. И вот, поди-ка, ее, собственная…
Черт дернул ее признаться, проще было послать его. А было ли это верно, и правильно ли она сделала, поддавшись мгновенному импульсу? Привыкшая мыслить логически, она просто была обязана проанализировать все варианты. Но не смогла, отключала занудный голос, твердивший – «девочка, ты что, совсем обалдела? – Да, а что? Не ты же обнимаешь мужчину и занимаешься с ним любовью (она представила, как это будет), не ты получаешь наслаждение от обладания и объятий»….
Елена иногда, с настойчивой периодичностью, вспоминала последний опыт на поле драни. Но тут в одно сливались независимые потоки. Маринка, конечно, ляпнула просто так, не задумываясь, ведь последствия сказанного не касались ее напрямую. Подруга, безусловно, отличалась изрядным ехидством, но за этим скрывался бешеный темперамент и откровенная прямолинейность. Как и Анжела, Лена – в миру, Марина часто страдала из-за своей внешности, увы, излишне привлекательной. Вряд ли кто отважится так просто подойти ….
Предложения были, но девушка понимала, что ее хотят использовать. Впрочем, обычно отзывчивая, Анжела - Лена, в данный момент была ох как далека от проблем подруги….

А работа детским педиатром? Это вообще ужас. Сплошные мамаши и детишки, да насквозь старые и женатые доктора. Но даже если кто и решался, то страшный братец Сергей был тут как тут. И незадачливый кавалер отправлялся восвояси, несолоно хлебавши. Отдых же на юге, за границей или на берегу родного Финского залива привлекал к ней искателей мимолетных приключений и просто симпатичных молодых людей.
Иногда Лену так и подмывало дать ей телефон Андрея – его прошлой квартиры, но что-то ее удерживало в последний момент, как впрочем, и искушение самой себя. Тем более что она видела, на что способна Марина – правда, анализируя ее внезапный порыв, она запросто могла счесть его за благотворительность определенного рода, если бы не ее глаза.…
Сегодня же она чувствовала неимоверную усталость. Было непросто совладать с соб1ой и сыграть роль – он-то это понял – разбитной и без комплексов девицы. И непонятно, почему Андрей беспрекословно исполнял все ее желания, оставаясь в пределах некоторой нормы, установленной ею же для себя.
Наверное, это было потому, что ясно представляла, что от него можно ожидать, – ведь каждое дело имело не только материальный эквивалент, но и новые знания, которые невозможно оценить, пока они не придут на помощь. И она удивлялась себе, и злилась, не показывая виду, конечно, но ей было приятно и комфортно. Вот. Это слово – комфортно и уютно. А также то, что необходимо каждой нормальной женщине.
Все бы ничего, но Елена ухитрилась еще наговорить всякой чепухи по телефону, и еще сослаться на отца. Теперь подумать, как это организовать на самом деле. И – она не могла удержаться – продолжить эксперимент. Как он поведет себя? Ну, а если…. Дальше она не загадывала.
И сама не могла отступить, сейчас же вступал в действие принцип отложенности обстоятельств и ощущений. Если бы он не сработал, было бы гораздо проще. Елена же, в силу профессионального опыта и образования, могла, конечно, контролировать процесс. Она и пыталась, но наложение обстоятельств и естественное желание довлели. Слишком сильно. Не принимать же в расчет братца… Она поморщилась. Впрочем, неплохая идея…. Но – потом.
Маринка спросила. Может, невзначай, может специально. Она уже делала это пару раз, но тогда Елене удавалось отшутиться.
– Ленк, а что у тебя с этим Андреем, помнишь, на Старый Новый год? Как, встречаетесь? – она не была посвящена во все обстоятельства, Лена только сказала, что познакомилась с симпатичным парнем, и все. Ведь не могла же она…. А подруга ее рассказ, далеко не полный, воспринимала натурально, и даже заинтересованно. Почему Марина спросила именно сейчас? Нет, чтобы месяцем раньше она могла легко отшутиться, но ситуация изменилась, и притом радикально. Раньше Елена отвечала неопределенно, так, чтобы просто ответить. Но сейчас.
– Да, нормально.
Нормально, но насколько? Ведь Андрей пребывал в искреннем заблуждении, что переспал с ней, Анжелой! Ведь с ним была только Марина, а она… неужто ему хватило часа в электричке, или… Разрешить подобную загадку было и ей не под силу. Но сейчас она почувствовала влечение, неконтролируемое… Только подруге знать это зачем?
– Нормально – что?
– Все. Один он, что ли?
– Гм.… Так, может быть? – подразумевалось, мол, уступишь…. Я же сыграла твою роль, а он даже не заметил. Ночь, все темно, и…. Если тебе неинтересно. У девушек свои комплексы, пусть они не признаются себе в этом, а память тела существует.
Елена-то поняла без слов.
– Да, знаешь…
– А то, – Маринка смутилась. – Он…. не наглый, и очень сладкий. Понимаешь, я о чем? – Такого откровения от подруги Елена не ожидала. И посему ловко перевела беседу на другую тему…. Обе понимали, о чем речь.
Но – этот разговор, состоявшийся дня за три до новой встречи с Андреем, запал ей в душу , как ни пыталась она выгнать его из подкорки. Елена, несмотря на весь свой психологический опыт, самую себя просчитать не могла. Кроме того, срабатывал известный эффект – запоминается последнее. Как он нежно обнимал ее, какими глазами смотрел, не зная настоящего положения дел, и того, что имел не ее… Да, было просто решиться на мимолетную, ничем не обязывающую связь, без продолжения…. Проще. И череда проходящих перед ней клиентов и заказчиков убеждала ее в этом. Но ей представлялось, что этим от Андрей не отделаешься. Как и вышло.
Анжела поняла, что это может затянуть, и больше в подобных экспериментах не участвовала, ограничиваясь ролью организатора. Благо желающих поучаствовать было с лихвой.
03.01.2014

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.