Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Заболотный Павел
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
9/21/2020 6 чел.
9/20/2020 4 чел.
9/19/2020 5 чел.
9/18/2020 3 чел.
9/17/2020 23 чел.
9/16/2020 30 чел.
9/15/2020 31 чел.
9/14/2020 4 чел.
9/13/2020 0 чел.
9/12/2020 0 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Черта.

Перед глазами темнело. Мир сужался до размера микроскопиче-ской точки, пока вовсе не исчез. Осталась пустота и зов, между кото-рыми и зависла Анили. Боль впрочем не исчезла и поэтому казалось что от тела осталась лишь одна рука, вывернутая назад, хотя её ничего не держало, со скрученными пальцами и со сведенными от напряже-ния мышцами, которые вот вот сломают кости. Словно в подтвержде-ние мыслей они начали потрескивать. Еще чувствовалось нечто чу-жое, инородное. Какая-то мерзость. Она расползалась по телу, пожи-рая плоть словно паразит, и разрасталась внутри. Из-за этого рука го-рела огнём. Оно проросло уже до середины плеча и двигалось дальше. Но тела было мало: нечто вклинивалось в разум и путало мысли. Ли-шенное разума, обезумевшее создание обладало несгибаемой волей. Оно обладало самыми примитивными эмоциями и звало присоеди-ниться. Её так и называли: Единая Воля. Лилит.
Еще от прежнего мира остались голоса. Один был знаком, дру-гой - нет.
- Ты ничем не можешь помочь?
- Я не помогу. - ответил Элвеорин.
- Жаль что ты не в силах.
«В силах - думала Анили - но не станет этого делать. Слабые ему не нужны. Ему никто не нужен. Они могут помешать его намерениям, а намерения у него самые благие. Дай ему свободу, и он утопит мир в крови. Зато красиво говорит и никогда не врёт, но его правду почему-то понимают так, как он хочет».
Силы понемногу уходили. Даже мысли становились тягучими и медленными. Острую боль сменила тупая, ноющая. Рука свисала пле-тью и совершенно не подчинялась: она всё больше и больше принад-лежала паразиту. «Он полностью её захватит, доберется до сердца и разнесёт себя по крови, как метастазы. Появятся новые очаги зараже-ния, но это хорошо. Боли больше не будет. Вреда больше не будет, только симбиоз. Одно станет частью другого. Уже слышны голоса та-ких же. Будущих сестёр. Где-то в отдалении кричат чужие».
- Это не борьба оружием. Это поединок воли. Желания выжить. Желания быть собой. Сопротивляйся. Жажди победы, жизни, свобо-ды...
«Глупцы, они не понимают что значит быть чем-то большим. Многим одновременно» - напоминал тихий шёпот внутри.
Появилась необычайная лёгкость. Всё позади. Осталась самая малость. Закрываются глаза…
***
Впереди шёл Элвеорин. Он шёл поперек площади, не обращая внимания на толпу. Те кто был перед ним сразу расступались, осво-бождая дорогу. Следом семенила Анили, на пол шага отставая, за ней людской поток вновь смыкался.
Элвеорин не принадлежал этому городу, впрочем наверное и миру. Не вписывался. Даже облик говорил об этом. Он ходил в глухом латном доспехе, что уже было удивительно. Кроме того в шлеме не было прорезей для глаз. Лицевая часть шлема была искусно сделан-ной сплошной маской, повторяющей черты человеческого лица. Справа, на лбу и возле скулы были выгравированы символы, напоми-нающие еще два глаза.
Площадь осталась позади. То что там творилось значения не имело. Обычная людская суета, не имеющая никакого отношения к цели. Тем не мене в старом городе, среди построек, которым зачастую было по триста лет, человек в средневековом доспехе выглядел уме-стно. Дома из кирпича, с черепичными крышами, массивными дубо-выми дверями и маленькими окнами, брусчатка и даже серое, хмурое небо создавали иллюзию прошлого.
Возле одного из таких домов Элвеорин остановился. Стук мас-сивным медным кольцом по двери был довольно громким, но никто не выходил. Тогда он с силой ударил ногой о косяк двери: сразу за-звенели стекла, глиняный горшок с цветами, который неуверенно сто-ял на подоконнике второго этажа решил упасть и разбиться. Изнутри донёсся хриплый голос:
- Хватит буянить. Иду. Иду.
На двери открылось небольшое, зарешёченное окошечко. Но кому принадлежал голос во тьме, видно не было.
- Незнакомец. Не имею дел с незнакомцами. - окошечко стало закрываться.
Элвеорин пригляделся к замку, а затем легонько ударил по нему пальцем. Раздался щелчок, и он с силой рванул дверь на себя, разо-рвав при этом небольшую металлическую цепочку, что её держала. И, позвав Анили, вошёл в дом.
Хозяин был лысым морщинистым старикашкой с лицом, покры-тым серыми и коричневыми пятнами. Единственным местом, где у него росли волосы, были нос и уши. Весь грязный и засаленный он своим видом вызывал отвращение.
- Я пришёл за старыми долгами.
- Всем кому должен прощаю. Но увы к счастью таких нет.
Элвеорин снял вначале маску, а затем шлем и передал их Анили. Несмотря на тонкие, несколько женственные черты лицо было гордым и волевым. Длинные волосы были завязаны в конский хвост. Он вы-глядел сказочным эльфом. Ощущение усиливал серебристый цвет во-лос и несколько заостренные уши.
- Привет от Фобоса.
Хозяин сразу побледнел, его лицо осунулось, и он начал отпол-зать спиной назад вглубь комнаты, пока не упёрся в стену. При этом он непрерывно верещал как заклинание:
- Фобос мёртв, Фобос мёртв, Фобос мёртв. Его убила какая-то девка.
- Живее не бывает, если хочешь Я отведу Тебя к нему, увидишь тогда сам, кто прав.
От этих слов он вообще посинел и схватился за сердце.
- Товар у тебя?
В глазах появился лукавый блеск торговца, но одного взгляда Элвеорин хватило, чтобы он исчез. Хозяин неохотно поднялся, и ушёл куда-то в глубь дома.
- Неприятный скользкий тип. Что Тебе от него нужно? Он бы принёс миру гораздо больше пользы будь мёртвым. - Уточнила Ани-ли.
- Да это мразь и падаль, но, увы, он более полезен живым. Такие люди могут достать что угодно, кого угодно и где угодно.
Хозяин вернулся. Теперь он держал в руках свёрнутые в трубоч-ку бумаги, а после начал их разворачивать. Это были карты.
- Вот они, окрестности Риннозорда. Всё, что может быть инте-ресно. Поселения, заброшенные пути, рельеф, достопримечательно-сти, места, где видели теней, где они никогда не появляются и глав-ное, жемчужина: план самого города. Это обойдется всего ничего…
Элвеорин схватил его за воротник, и приподнял, чтобы ноги оторвались от пола, и взглянул в глаза.
- Ты отдашь. Всё и сейчас и более того выполнишь еще одну просьбу. Ведь ты хочешь жить? Отвечай!
Анили не услышала о чем они потом говорили, но затем стари-кашка всё время повторял: «Ты. Ты. Ты. Ты…»
- Уходим. Здесь нам более делать нечего.
Они вышли, и стали медленно идти прочь.
- Риннозорд - что это? Никогда не слышала такого названия.
- Самоназвание. Провинцию обычно называют иначе. Место, где находится Золотая Башня.
- Земли теней! Но там Тебе находиться нельзя. Они ведь сразу почувствуют присутствие, а против их всех одиночке не совладать.
- Пойду не Я. Не совсем Я. И, всё получиться. На башню необ-ходимо обязательно взглянуть. Уничтожение Кристалла - мало. Нуж-но разрушить и вторую Настоящую Башню. Но прежде всего её необ-ходимо найти. Радужная - обманка. Кольцевую Я однажды видел, ос-таётся Золотая. Скоро, очень скоро.
- Попытки разрушить Башни ни к чему хорошему обычно не приводят. У людей нет достаточно сильного оружия.
- Нет, просто они не знают всей правды и не понимают, как её нужно разрушать.
Внимание привлекла фигура, одетая в черный балахон. Она не быстро двигалась по улице, но одежда не позволяла ничего рассмот-реть. Элвеорин провёл взглядом. Путник остановился возле дома, от-куда они с Анили только что вышли. Повозившись немного с замком он вошёл внутрь. Элвеорин решил немного понаблюдать, и не на-прасно. Спустя несколько минут, спиной вперёд, на улицу вылетел хозяин, с трудом преодолев преграду узкого окна. Затем незнакомец вышел, сгреб его в охапку, и забросил обратно, уже через дверь. Еще через несколько минут незнакомец ушёл. Элвеорин двинулся следом.
- Дикий народ, по повадкам можно за километр узнать.
Незнакомец не заметил слежки, даже когда они с Анили прибли-зились. Элвеорин достал небольшой нож и метнул его. Незнакомец схватил нож, когда тот пролетал в миллиметре от места, где должно было быть ухо, обернулся, хотел было метнуть «подарок» обратно и остолбенел. Когтистая, фиолетового цвета рука остановилась, и он начал медленно приближаться, снимая капюшон, который скрывал лицо. Это была девушка. Её лицо покрывал сложный и затейливый узор такого же цвета, как и руки, состоящий из мельчайших чешуек. Глаза были полностью черного цвета. Только волосы остались преж-ними - густые и рыжие. Перед ними стояла охотница. Она подошла ближе и спросила с удивлением:
- Командор?
- Не видно? Твоя цель?
Девушка ненадолго замолчала, словно обдумывая ситуацию, а затем ровным и полностью лишённым эмоций голосом заговорила.
- Когда по городу прошли слухи о гибели Фобоса. Один тип зая-вил, что у него есть карты демонических городов, самые подробные, и он отдаст их тому, кто больше заплатит. Другие командоры решили проверить и, если всё правда - купить их. Но на деле оказалось, что слух - утка. Карт не оказалось.
- Ты его убила?
- Лучше бы убила, но кодекс…
- Карты существуют, и он не обманывал. Я их забрал незадолго до того, как ты пришла. Они мне нужны самому, поэтому Ты их сей-час возьмёшь и сделаешь копии, которые заберёшь с собой. Оригина-лы останутся у меня. И, ещё… Меня в этом городе нет. Даже для дру-гих командоров.
Элвеорин отдал бумаги девушке и та быстрым шагом стала уда-ляться, а вскоре исчезла, завернув за угол.
- Мир очень тонкая вещь в его многообразии связей.
Продолжить эту фразу он не успел. Невидимая сила сбила его с ног, поволокла по земле и основательно приложила о стену близле-жащего дома. Удар был настолько силён, что латный доспех изрядно погнулся. На мгновение стало видно поле - то, как оно рассыпалось. Поле спасло от верной смерти, но всё же Элвеорин изрядно досталось - он потерял сознание и сильно разбил затылок. Кровь тяжелыми жирными каплями падала на землю. Элвеорин осел и слабо, уже реф-лекторно шевелился.
Вначале было непонятно, кто нанёс удар, но выйдя на перекрё-сток, Анили увидела её - Лилит. Её одежда словно подчеркивала ина-ковость и также была белоснежной как кожа или волосы. Потом заме-тила вторую - та лежала без сознания на скамейке, похоже именно она нанесла удар по Элвеорин. Первая заговорила.
- Присоединяйся к нам. Это великий дар и счастье - быть ею. Мать хочет всем добра.
- Пошла вон. Мой отец тоже желал всем добра, но при этом был чудовищем.
- Ты не понимаешь от чего отказываешься, впрочем, всё равно Ты будешь с нами.
Сразу заломило в висках. Нечто пыталось вторгнуться в созна-ние, чуждое, большое и сильное, но недостаточно, чтобы сломить во-лю. При этом Лилит держалась на расстоянии, и каждый раз когда Анили хотела приблизиться немного отходила и всегда была дальше расстояния куда можно достать полем. Затем булыжники вокруг неё вырвались из мостовой и повисли в воздухе, стали разгоняться и по-летели в сторону Анили. Поле превратило воздух в невидимый трех-слойный щит. Большинство камней отражалось от первого - эластич-ного слоя оболочки, часть теряла скорость и застревала во втором - вязком. Но остаток доходил до третьего твердого. Вместо того чтобы устать Лилит наоборот усиливала натиск, словно была связана с ка-ким-то внешним источником сил. Анили вдруг осознала, вернее вспомнила - все они были единым целым. И если дальше ждать, то оболочка не выдержит.
Элвеорин очнулся. Его вид был удручающим, но смог самостоя-тельно подняться и на негнущихся ногах стал двигаться в сторону по-единка. Он остановился возле отдыхающей Лилит, присел рядом. До-стал откуда-то совершенно не соответствующий его средневековому облику современный пистолет и выстрелил спящей девушке в лоб. Затем выпустил еще пять пуль - в шею, сердце, легкое, печень и поч-ку. Тело начало биться в агонии, а когда успокоилось из ран начала стекать серая слизь, перемешанная с кровью.
- Некрасиво, когда нападают восемь с половиной на одного.
Вторая Лилит оцепенела. Похоже что они действительно были связаны между собой и, пользуясь заминкой Анили приблизилась и напала. Сформированное из воздуха тончайшее, невидимое лезвие прошло сквозь живот врага, но Лилит словно и не заметила раны. Да, появился серповидный надрез, на котором тот час же выступила кровь и что-то еще, но теперь она перестала отходить, а наоборот мигом оказалась рядом с Анили схватила её. Кожа Лилит начала странно ше-велиться, словно под ней что-то ползало, и это что-то переползало из одной девушки в другую. Анили вырвалась, и с силой оттолкнула противницу, из её ладони потянулись белёсые нити, их натянуло и они лопнули. Кожа на запястье Анили покраснела и была покрыта мелкими ранками, похожими на следы от игл. Она постепенно блед-нела, скорее даже белела, и там происходило нездоровое шевеление. Похоже, паразит попал внутрь и теперь развивался. Лилит улыбалась, а затем разразилась истерическим, лишённым разума хохотом. Она явно считала, что добилась своей цели и уже ничего не изменить.
- Это Мы ещё посмотрим - ответила Анили на невысказанный вопрос.
Её рука побледнела уже до локтя и продолжала меняться. Она теперь жила словно сама по себе, отдельно от тела и сейчас по очере-ди то сжимала пальцы в кулак, то наоборот вовсю разжимала, так что казалось вот вот лопнет кожа. Целой, левой рукой она достала нож, прислонила к плечу, и начала медленно погружать в плоть.
- Не смей. - заговорил Элвеорин - отсечь руку - это то же самое, что и проиграть. Сопротивляйся, борись. Твоё тело Тебе поможет, нужно научиться пользоваться этим инструментом. Не тело твой хо-зяин, а Ты хозяйка тела - управляй им, а иначе погибнешь, как лич-ность, станешь частью Единой Воли. Её новым, первоклассным инст-рументом уничтожения.
Лилит ждала, она наблюдала за преображением своей жертвы. Паразит пожирал всё вокруг себя и прорастал всё глубже. Руку скру-тило и вывернуло назад. Мышцы невероятно напряглись, последовал треск, и их прорезало несколько обломков костей. Рука мгновенно по-висла плетью.
Анили пошатывалась. Она сделала несколько неровных шагов, оступилась и упала вниз лицом, после чего более не шевелилась. Только глаза ещё некоторое время оставались живыми, но вскоре и их начала заволакивать туманная дымка. Паразит внутри продолжал дви-гаться, полностью захватил руку и стал охватывать шею.
Словно из ниоткуда вновь появилась охотница. Она окинула всех беглым взглядом и вопросительно посмотрела на Элвеорин.
- Лилит сильна - ответил он.
- Ты ничем не можешь помочь?
- Я не помогу ей.
- Жаль что не в силах.
Анили больше не шевелилась. Трансформация приостановилась, но сама она теперь напоминала труп с уже остекленевшими глазами. Но всё же Элвеорин сказал:
- Это не борьба оружием. Это поединок воли, желания выжить. Сопротивляйся. Жажди победы. Жажди свободы…
***
Она даже не смогла закрыть глаза. Не было сил, или тело не слушалось - Анили не понимала, но видеть она всё равно перестала. Остались цветные пятна, круги, как если сильно зажмуриться. Она уже не разбиралась в том, что происходит. Но рядом, внутри находи-лось что-то теплое и близкое. «Борись» - прозвучал голос изнутри. «Ты кто?» - также беззвучно она ответила. «Я это Ты», последовала пауза, «Но в прошлый раз Ты говорила эти слова». Разум очнулся. Анили поняла. Поняла, что происходит, где находиться и что с ней. Мысли обрели необычайную четкость. Она снова стала единой и… И захотела выжить, больше всего на свете. Она собрала всю свою волю и попробовала шевельнуться. Дернулся только палец, но Анили уже поняла, что победит. А потом посмотрела на себя изнутри, чтобы по-чувствовать каждую часть своего тела, каждую клетку. Анили увидела то, что принадлежало ей, что и было ею, и то, что пришло извне. Оно пожирало её, росло, пускало свои корни-щупальца внутрь, пыталось подчинить, давило своей волей, но при этом разума не ощущалось. Анили захотела, вложила в это желание всю себя и дала телу команду: уничтожить паразита. Тело послушалось. Вначале возвратились чу-жие голоса: «Чтобы управлять нужны всего лишь желания, но очень, очень сильные». Возвращалось зрение. Она перестала себя видеть со стороны, но всё так же отчетливо ощущала происходящее внутри. Ор-ганизм работал как отлаженный и откалиброванный механизм - четко, быстро, и наверняка. Поднялась температура, вырабатывались анти-тела, лейкоциты пожирали чужую плоть и тысячами гибли, выходя наружу гноем через поры. Промежуточная ткань формировала шипы, которые рассекли мышцы и кожу, а затем, через открытые раны, вы-давливала всё чуждое наружу. Наконец Анили смогла подняться на ноги. Вся рука, плечо и часть шеи представляли из себя сплошную рану. Из неё постоянно сочилась неприятного вида серая слизь, пере-мешанная с кровью, чем-то вязким синим и ярко-розовым текучим. Девушка что-то оторвала от плеча и бросила на землю - тело паразита, который уже изрядно вырос - хотела наступить ногой и раздавить эту гадость, но передумала и начала наблюдать. Всё таки она смогла вы-работать антитела и теперь смотрела как яд разрушает Лилит.
***
Анили приближалась к своей противнице. Та оцепенела и, по-хоже, не могла поверить, что её оружие дало осечку. Потом она очну-лась и попробовала подчинить девушку. Команда была настолько сильной, что её почувствовали даже охотница и Элвеорин. Анили сделала рывок и противницы снова оказались рядом. Она всего лишь расцарапала окровавленной рукой Лилит кожу и отошла. История по-вторялась, но теперь роли поменялись местами, и умирала девушка-альбинос. Антитела попали внутрь и действовали подобно яду. Она быстро слабела. Самоуверенность исчезла и теперь Лилит казалась самой обычной жертвой. Впрочем, так оно и было - Единая Воля ни-когда не спрашивала хотят ли присоединяться к ней. Из последних сил она произнесла:
- Спасибо. Лучше умереть человеком, а не тем чем Я была пять минут назад. Плоть Единой Воли погибнет и она заберет меня с собой, но хватка ослабла и можно пока насладиться свободой. Лилит сделала несколько неуверенных шагов, упала и больше не поднималась.
Анили приблизилась. Её раны закрылись, а местами даже зажи-ли и теперь краснели свежими шрамами.
- Эл. Я всё таки победила.
- Долго возишься! Не калечь имя. Живая?
- Живая, но смертельно уставшая.
- Тогда сходим к нашему старому знакомому, там и отдохнём. Думаю он не будет против.
Девушка слабо улыбнулась и потеряла сознание. Элвеорин взял её на руки, и аккуратно понёс. Заговорила охотница.
- Кто она? Эта девушка. Чувствуется порода, сила, и что-то ещё, смутно знакомое. Она не охотница, но пользуется чем-то сродни ма-гии. Кто она?
- Дочь того, кто Тебе хорошо известен. Машинного Демона Фо-боса. Дочь своего отца.
- Покровителя? Он что, правда, был человеком?
- Был. Пока его тело не начало умирать. Хотя нет, он перестал быть человеком гораздо раньше, тогда когда избрал путь благих на-мерений, путь тёмного. Когда принёс жертву во имя лучшего будуще-го.
- Благими намерениями выложена дорога в Ад…
05.07.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.