Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Семен Николаев
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
4/3/2020 0 чел.
4/2/2020 2 чел.
4/1/2020 3 чел.
3/31/2020 4 чел.
3/30/2020 2 чел.
3/29/2020 1 чел.
3/28/2020 2 чел.
3/27/2020 1 чел.
3/26/2020 0 чел.
3/25/2020 2 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Продолжение Что нового готовят нам в образовании

Данный анализ юридических лиц показывает, что персональными данными граждан РФ, а также сведениями о наших несовершеннолетних/малолетних детях будут пополняться базы данных не только российских получастных и частных организаций, но и зарубежной компании, находящейся на Британских Виргинских островах, управляемая частным бизнесом.

Так что же эти «частники» могут сделать с нашими персональными данными?
Федеральный закон от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных»:
Статья 3. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе
1) персональные данные - любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных);
2) оператор - государственный орган, муниципальный орган, юридическое или физическое лицо, самостоятельно или совместно с другими лицами организующие и (или) осуществляющие обработку персональных данных, а также определяющие цели обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными;
3) обработка персональных данных - любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных;
5) распространение персональных данных - действия, направленные на раскрытие персональных данных неопределенному кругу лиц;
6) предоставление персональных данных - действия, направленные на раскрытие персональных данных определенному лицу или определенному кругу лиц;
7) блокирование персональных данных - временное прекращение обработки персональных данных (за исключением случаев, если обработка необходима для уточнения персональных данных);
8) уничтожение персональных данных - действия, в результате которых становится невозможным восстановить содержание персональных данных в информационной системе персональных данных и (или) в результате которых уничтожаются материальные носители персональных данных;
9) обезличивание персональных данных - действия, в результате которых становится невозможным без использования дополнительной информации определить принадлежность персональных данных конкретному субъекту персональных данных;
10) информационная система персональных данных - совокупность содержащихся в базах данных персональных данных и обеспечивающих их обработку информационных технологий и технических средств;
11) трансграничная передача персональных данных - передача персональных данных на территорию иностранного государства органу власти иностранного государства, иностранному физическому лицу или иностранному юридическому лицу.
В чём же заключается «цель повышения уровня информационной безопасности», которую так рьяно навязывают родителям?
чтобы люди передали любую информацию об учителях и наших детях в руки получастных и частных зарубежных контор?
или в том, что в последующем «частники» будут распоряжаться сведениями о нас и совершать любые действия в отношении наших семей по своему усмотрению, включая трансграничную передачу данных?
Откровенно говоря, странное у Минобра понятие о «цели повышения уровня информационной безопасности».
Выдвигая требования об электронном документообороте, авторизацию через ЕСИА и регистрации на портале государственных и муниципальных услуг, Министр просвещения и руководители департаментов образования видимо не знают (или делают вид, что не знают), что по инициативе Общественных организаций и родительских советов, Генеральной прокуратурой РФ были проведены проверки деятельности Министерства и Департаментов образования и со слов экс-Генпрокурора Устинова В.В. были выявлены случаи, когда чиновники продавали информацию из региональных баз персональных данных детей и родителей, получая по 80 и более тысяч долларов. После создания этих баз данных изменилась статистика без вести пропавших детей. Число пропавших детей увеличилось в 3 раза, причём начали пропадать дети не только из группы риска, которые раньше убегали из дома, а из благополучных семей. В.В. Устинов заявил:
«…нередко чиновники торгуют персональными данными россиян. Не хочу никого пугать, но если список ведомств, имеющих доступ к личным делам учащихся, увеличится, в чрезвычайных ситуациях и простым гражданам, и правоохранительным органам трудно будет искать источники утечек информации. Попробуй найди виновного, если за хранение конфиденциальных данных отвечают не две-три службы, а десятки. Минобрнауки России создает видимость работы... и совершенно не думает о последствиях».
Хочу особо обратить Ваше внимание (!), никто не может гарантировать порядочность каждого специалиста или частной компании, имеющих доступ к персональным данным ребенка, что за денежное вознаграждение сотрудник не продаст данные коммерческим структурам заинтересованным в базе данных (как например база ФСКН, которая продавалась сотрудниками ФСКН на Митинском рынке в г. Москве) или «социально ориентированным» НКО, сотрудничающим с западными агентствами по торговле детьми, которые по средствам ювенальных механизмов изымают детей из семей и передают под видом усыновление/удочерение за границу, а также «черным трансплантологам», что и подтвердил своим ответом 12 апреля 2017 года в Общественной палате РФ Качанов Олег Юрьевич директор Департамента проектов по информатизации Минкомсвязи РФ.
Пример: Надежда Фратти (Щелгачева), обманным путем вывезла в Италию для усыновления 1260 российских детей. Заместитель начальника следственного управления Волгоградской области Василий Гощук сказал: «Мы ждали из Италии документы, где на каждого из волгоградских усыновленных детей должна быть предоставлена официально подтверждённая информация, что дети живы. Но нам так и не ответили. Волгоградским следователям командировку в Италию не дали. С инспекцией туда ездили московские следователи. Которые нашли следы пятерых детей. Пятерых из тысячи двухсот шестидесяти…». Остальные детки как выяснилось позже были «разобраны» на органы. Министр внутренних дел самой Италии Роберто Марони выдал горькую правду не в газетном интервью, а на ежегодной ассамблее ЮНИСЕФ в Риме: «Малолетние иммигранты оказываются «золотым дном» для торговцев живым товаром, которые продают их органы. Мы имеем основания говорить о торговле детскими органами. И признаки торговли уже обнаружены в Италии».
Марони не был голословен: с 1974 по 2008 г. в Италии бесследно исчезли 9802 несовершеннолетних, 8080 из них – иностранцы. По сведениям министра, каждую неделю в Италии пропадают восемь малолетних детей.
Следствие длилось не один год, в итоге благодаря своим «высокопоставленным покровителям» Надежда Фратти (Щелгачева) получила – 4 года условно. На сегодняшний день проживает в Италии.


Предоставление своих персональных данных и согласие на их обработку третьими лицами (тем более частным зарубежным кампаниям) делает человека потенциальным объектом любых криминальных манипуляций

Данные факты лишь подтверждают правильность сомнений родительской общественности в т.н. «цели повышения уровня информационной безопасности».
На местах происходят страшные вещи, а именно педагоги, отказывающиеся вносить свои персональные данные и данные детей в ЕСИА (т.е. передавать данные о детях в частные компании) для входа в электронный дневник – не имеют возможности продолжать работу, о чем им и заявляют директора школ, «подводя» ситуацию под написание заявления «по собственному желанию».
В октябре 2017 эксперты НИУ ВШЭ представили доклад о том, как изменится структура занятости в ближайшие десятилетия, в связи с автоматизацией они предрекают вытеснение человека из профессий учителя, врача и десятков других профессий.
Кроме того, защита персональных данных граждан РФ от передачи их третьим лицам и трансграничной передачи не может быть обеспечена еще и потому, что техническое оборудование электронной информационной системы не является отечественным, регистр не является государственным (на этот счет имеется решение Верховного Суда РФ), в связи с чем утечка персональных данных неизбежна, что нарушает наши конституционные права на свободу совести, православных убеждений, неприкосновенность жизни, здоровья, частной жизни, защиту имени, чести и достоинства, безопасность семьи.
Использование зарубежных технологий снижает уровень безопасности и создает риск блокировки инфраструктуры органов госвласти, о чем и заявил 16.08.2017 на выездном совещании Секретарь Совета безопасности России Н.Патрушев: «Повсеместное использование зарубежных информационных технологий, программ и телекоммуникационного оборудования создает предпосылки для утечки информации, снижает уровень обеспечения информационной безопасности, вплоть до угрозы остановки технологических процессов и удаленной блокировки инфраструктуры органов государственной власти». Он подчеркнул, что анализ развития ситуации в информационном пространстве свидетельствует о «резком обострении противоборства в данной сфере, которое из разряда демонстрации технологического превосходства переходит в системное массированное воздействие с заведомо деструктивными целями».
Масштабные компьютерные атаки в мае-июне 2017 года продемонстрировали дестабилизирующий потенциал такого вредоносного программного обеспечения, отметил секретарь Совбеза РФ.
Так, статья 11 Федерального закона № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» однозначно устанавливает, что «любые перечни персональных данных, включаемых в состав информационных ресурсов субъектов РФ, а также получаемых и собираемых негосударственными организациями, не могут быть использованы в целях причинения имущественного и морального вреда гражданам, затруднения реализации прав и свобод граждан РФ».
Навязывание услуг, является прямым нарушением закрепленного в ч. 2 ст. 43 Конституции РФ права каждого на общедоступное и бесплатное основное общее образование. Это право не ставится под условием наличия или отсутствием у ребенка электронной карты, электронного дневника и электронных журналов успеваемости.
Последующие ссылки на: Постановления, Устав, приказы, распоряжения и иные ведомственные/локальные документы в качестве обязательного условия на предоставления согласия на обработку персональных данных обучающегося и возможного ведения электронного документооборота - не подходит к данной ситуации, так как вступает в прямое противоречие не только ст. ст. 9, 16 ФЗ от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», ст. ст. 12, 15, 19, 150, 151 ГК РФ, но и со ст. ст. 24, 28, 29, 38, 39, 43 Конституции РФ, а также с Положением об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без средств автоматизации» утв. Постановлением Правительства РФ от 15.09.2008 № 687.


Согласно ст.55 Конституции РФ приказы, распоряжения, постановления и т.д.
не могут ограничить права граждан РФ
Более того, не подлежат ограничению права и свободы граждан РФ даже в ЧП, предусмотренные ст.ст.: 20, 21, 23 (части 1), 24, 28, 34 (части 1), 40 (части 1), 46 - 54 Конституции РФ.
Согласно п.1 ст. 15 Конституции РФ: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации».
Что и подтвердил Президент РФ В.В. Путин в своем выступлении 16.08.2017, призвав не ставить ведомственные нормы выше закона: «....Это практика НКВД. Точно-точно. Раньше так и было. Ведомственные инструкции ставились выше закона. Слава Богу, мы прекратили, я надеюсь, такую практику", это было во времена сталинского НКВД...».
Конвенция Совета Европы о защите личности в связи с автоматической обработкой персональных данных от 28.08.1981 г. в п. 1 требует, чтобы «все персональные данные, проходящие автоматическую обработку, должны быть получены добросовестным и законным образом; запрещается принятие на основании исключительно автоматизированной обработки персональных данных решений, порождающих юридические последствия в отношении субъекта ПД и каким-либо образом затрагивающих права и законные интересы субъекта ПД.
Порядок оказания несовершеннолетним услуг в сфере образования предусматривает технологию обработки персональных данных исключительно средствами автоматизированной информационной системы и принятие решения об оказании детям образовательных услуг, а также результат их оказания принимаются на основании исключительно автоматизированной обработки персональных данных, что порождает юридические последствия для несовершеннолетних (как обучающихся) и затрагивает их права и законные интересы, что запрещено п. 1 ст.16 от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных».


В силу п. 1 ст. 16 ФЗ от 27.07.2006 №152-ФЗ "О персональных данных" запрещается принятие на основании исключительно автоматизированной обработки персональных данных решений, порождающих юридические последствия в отношении субъекта персональных данных или иным образом затрагивающих его права и законные интересы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 настоящей статьи.

Согласно ч. 2 указанной статьи решение, порождающее юридические последствия в отношении субъекта персональных данных или иным образом затрагивающее его права и законные интересы, может быть принято на основании исключительно автоматизированной обработки его персональных данных только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных или в случаях, предусмотренных федеральными законами, устанавливающими также меры по обеспечению соблюдения прав и законных интересов субъекта персональных данных.
Согласно Федеральному закону от 27.07.2006№ 149 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», ст. 3. Правовое регулирование отношений, возникающих в сфере информации, информационных технологий и защиты информации, основывается на следующих принципах; подпункт 8 недопустимость установления нормативными актами каких-либо преимуществ применения одних информационных технологий перед другими, если только обязательность применения определённых информационных технологий для создания и эксплуатации государственных информационных систем не установлена федеральными законами». Таким образом обязательность МЭШ и РЭШ не установлена никаким федеральным законом, поэтому безальтернативное (принудительное или насильственное) внедрение данного проекта является прямым нарушением данного пункта федерального закона.

В-третьих. Внедрение МЭШ и РЭШ есть прямое нарушение п.2, ст.21 Конституции РФ, в которой говорится: «Никто не должен подвергаться… насилию… Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам».
Электронная школа, которая преподносится как современная прорывная и безопасная система, имеет все признаки опасного эксперимента над нашими детьми, так как запускает без добровольного согласия родителей не апробированные технологии, последствия и влияние которых на детское здоровье не изучены. Никаких комплексных результатов исследований, заключений, документов от здравоохранения, психологов, опытных педагогов о безопасности и эффективности электронного обучения для детей родительской общественности представлено не было. В открытом доступе отсутствуют технические регламенты всего оборудования МЭШ и РЭШ, применяемого в учебных классах, а также санитарно-гигиенические обоснования его использования.
Как утверждают эксперты, исследования влияния процесса обучения с использованием интерактивных панелей, являющихся источниками света (новые электронные панели МЭШ) на организм детей на территории РФ не проводились, и гигиенические нормы СанПиН для них не разработаны. Что касается использования в образовательном процессе смартфонов и персональных планшетов с экраном, являющимся источником света, то оно не предусмотрено ни одним действующим нормативным документом в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Также не установлены нормативные значения для оценки действия на организм детей и подростков электромагнитных полей СВЧ диапазона, являющихся основным вредным фактором использования точек доступа беспроводного интернета (WiFi). Не проанализирован и не измерен суммарный объём электромагнитного излучения от различных электронных устройств, используемых МЭШ и РЭШ, находящихся в одном классе.
Таким образом расширенные специализированные СанПиНы на массовое использование электронных устройств в рамках проектов МЭШ и РЭШ в образовательной деятельности не разработаны. Всесторонней и всеобъемлющей работы по выявлению возможных рисков в краткосрочной и долгосрочной перспективе использования МЭШ и РЭШ для учащихся не проведено, отсутствует обоснование безопасности новой учебной среды, связанной с использованием электронных средств обучении.
Оборудование для электронной школы, которое является импортным или включает импортные компоненты, и вообще все коммуникации, к которым дети имеют свободный доступ, не включены в «Единые санитарно-эпидемиологические и гигиенические требования к продукции, подлежащей санитарно-эпидемиологическому надзору», раздел 2 которых имеет положение «Требования безопасности к товарам детского ассортимента, включающий в себя п.3.2.«Требования к физико-гигиеническим показателям». Указанный пункт содержит требования только к «игрушкам», при этом значения ПДУ такие же, как для взрослых, то есть нет «детской» специфики.
Изделия, которыми комплектуется школа, внесены в раздел 7 «Требования к продукции машиностроения, приборостроения и электротехники». Но на детей до 18 лет не распространяются требования этого регламента по категории - всё, что относится к «другим мобильным средствам связи» (это планшеты, ноутбуки и прочее, что работает с беспроводной ЭМ связью - от WiFi, блютус и связи с любой базовой станцией, в том числе, видимо сама базовая станция любого масштаба, так как указано, что оценка на продукцию, а не на условия в школе).
Это является нарушением Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О Санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», ст. 11 «Обязанности индивидуальных предпринимателей и юридических лиц», предписывающей «проводить работы по обоснованию безопасности для человека новых видов продукции и технологии её производств, критериев безопасности и (или) безвредности факторов среды обитания и разрабатывать методы контроля за факторами среды обитания».
Нарушен также Федеральный закон от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», ст. 28. Санитарно- эпидемиологические требования к условиям отдыха и оздоровления детей, их воспитания и обучения, подпункт 2. «Программы, методики и режимы воспитания и обучения детей допускаются к применению при наличии санитарно-эпидемиологических заключений».
Авторы и ответственные за внедрение проекта МЭШ и РЭШ грубо нарушили Федеральный закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» ст.20. Экспериментальная и инновационная деятельность в сфере образования, подпункт 2: «Экспериментальная деятельность направлена на разработку, апробацию и внедрение новых образовательных технологий, образовательных ресурсов и осуществляется в форме экспериментов, порядок и условия проведения которых определяются Правительством Российской Федерации». На официальном сайте проекта МЭШ отсутствует информация о наличии специализированного распоряжения или постановления Правительства РФ, определяющего порядок и условия проведения эксперимента под названием «Московская электронная школа». Сведения о наличии нормативного правового акта Правительства РФ также отсутствуют на других информационных ресурсах. При отсутствии данного нормативного правового акта Правительства РФ, безальтернативное (принудительное или насильственное) внедрение проекта МЭШ является незаконным и прямо противоречит указанному закону.
Авторы и организаторы проектов МЭШ и РЭШ нарушили Закон РФ от 07.02.1992 г № 2300-1 «О защите прав потребителей», ст.10 «Информация о товарах (работах, услугах), подпункт 1 «Исполнитель… обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работа, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора», так как не проинформировали родителей, являющихся законными представителями детей о внедрении МЭШ и РЭШ, а также об имеющихся рисках.
Таким образом массовое внедрение МЭШ и РЭШ является незаконным.

В-четвёртых. Внедрение «цифровой школы» является нарушением п.9 ст. 13 ФЗ «Об образовании», в которой говорится: «Использование при реализации образовательных программ методов и средств обучения и воспитания, образовательных технологий, наносящих вред физическому или психическому здоровью обучающихся, запрещается».
Имеются многочисленные исследования, проведённые российскими и зарубежными учёными и озвученные на конференциях, круглых столах и общественных заседаниях, доказывающие, что работа детей с электронными устройствами приводит к крайне негативным последствиям.
1). Вредное влияние электромагнитных излучений – низкочастотных и радиочастотных (РЧ) на здоровье людей вплоть до провоцирования опасных заболеваний.
Одним из важнейших документов, посвящённых данной теме, является резолюция 1815 Парламентской Ассамблеи комитета министров Совета Европы (ПАСЕ) «Потенциальные опасности электромагнитных полей и их влияние на окружающую среду», принятая 27 мая 2011 г. на основе доклада люксембургского политика Ж.Хусса, основанного на обширных научных исследованиях. Об этой резолюции молчат авторы цифрового проекта, так же, как о том, что в том же месяце была обнародована информация Международного агентства по изучению рака (IARC) при Всемирной организации здравоохранения, в которой говорилось, что радиочастотные электромагнитные поля, образующиеся при пользовании беспроводным телефоном, могут быть канцерогенными для людей и повышать риск возникновения злокачественных новообразований головного мозга.
Приведём только отдельные выдержки из резолюции, в которой содержатся следующие утверждения и рекомендации:
«5. В том, что касается стандартов или пороговых значений эмиссий электромагнитных полей всех типов и частот, Ассамблея рекомендует применять принцип ALARA, то есть “настолько низкий, насколько это разумно достижимо”… Кроме того, принцип предосторожности должен применяться всякий раз, когда научная оценка не позволяет с достаточной определенностью установить степень риска, особенно в контексте роста воздействия на население, включая наиболее уязвимые группы, такие как молодежь и дети, что может привести, в случае если пренебречь ранними предупреждениями, к чрезвычайно серьёзным гуманитарным последствиям и экономическим издержкам.
6. Ассамблея сожалеет, что, несмотря на призывы соблюдать данный принцип предосторожности и несмотря на все рекомендации, заявления и целый ряд уставных и законодательных подвижек, по-прежнему нет реакции на известные или новые риски для окружающей среды и здоровья и практически регулярно затягивается принятие и применение эффективных профилактических мер…
7. Кроме того, Ассамблея отмечает, что проблема электромагнитных полей или волн, а также их потенциальные последствия для окружающей среды и здоровья человека, имеют очевидные параллели с другими актуальными сегодня вопросами, такими как лицензирование производства лекарственных препаратов, химикаты, пестициды, тяжелые металлы и генетически модифицированные организмы. В связи с этим, Ассамблея отмечает, что вопрос независимости и достоверности научной экспертизы является исключительно важным для проведения транспарентной и взвешенной оценки потенциально негативных видов воздействия на окружающую среду и организм человека.
8. В свете изложенных соображений, Ассамблея рекомендует государствам-членам Совета Европы:
8.1. в общем плане:
8.1.1. принять все разумные меры для уменьшения воздействия электромагнитных полей, в частности радиочастот мобильных телефонов, особенно воздействия на детей и молодёжь, которые, по-видимому, в наибольшей степени подвержены опасности возникновения опухолей головы;
8.1.2. пересмотреть научную базу действующих стандартов на воздействие электромагнитных волн, установленных Международной комиссией по защите от неионизирующего излучения, которая страдает серьёзными недостатками, и применять принципы ALARA (“настолько низкий, насколько это разумно достижимо”), охватывающие, как виды термального воздействия, так и атермального или биологического воздействия электромагнитных эмиссий или излучения;
8.1.3. провести информационно-просветительские кампании в отношении опасности потенциально вредного долгосрочного биологического воздействия на окружающую среду и организм человека, особенно на детей, подростков и молодёжь репродуктивного возраста;
8.3. в отношении защиты детей:
8.3.1. разработать в различных министерствах (образования, охраны окружающей среды и здравоохранения) адресные информационные кампании, предназначенные для учителей, родителей и детей, с тем, чтобы предупредить их о специфических опасностях раннего, плохо продуманного и длительного использования мобильных и других устройств, являющихся источником микроволн;
8.3.2. применительно к детям в целом и, в частности в школах и классах, отдавать предпочтение проводным средствам подключения к сети Интернет и строго регулировать пользование учащимися мобильными телефонами в школьных помещения».
В резолюции содержатся также рекомендации: создать стандартную шкалу рисков (с повышением стандартов их оценки), которая предусматривала бы обязательное указание уровня опасности и учитывала бы несколько гипотез вероятности рисков; учитывать мнения учёных, выступающих с «ранними предупреждениям», и защищать их;
увеличить государственное финансирование независимых исследований на предмет оценки угроз соответствующих товаров, которые они создают для здоровья человека, и т.д.
Умолчав об этой резолюции, лоббисты «цифровой школы» не ознакомили общественность и с другим документом.
В феврале 2017 г. в Рейкьявике состоялась Международная конференция «Дети, время экрана и беспроводное излучение» (Children, Screentim and Wireless Radiation - International Conference, Reykjavik, February 24, 2017). В результате обсуждения широкого внедрения беспроводной связи в школах, которое приводит к повышению уровня электромагнитного излучения и увеличивает радиационную опасность для здоровья детей, было принято решение привлечь внимание мирового сообщества и правительственных структур к этой проблеме. Обращение было подписано 130 учёными - известными специалистами из 26 стран.
В нём сказано следующее:
«Мы, подписавшиеся, обеспокоены здоровьем и развитием наших детей в школах с беспроводной технологией для обучения. Огромное количество научных исследований показало значительные медицинские риски с долгосрочным воздействием радиочастотного излучения от беспроводных устройств и сетей при уровнях воздействия значительно ниже рекомендованных стандартов Международной Комиссии по защите от неионизирующей радиации (ICNIRP).
Мы просим власти принять ответственность за будущее здоровье и благополучие наших детей.
В мае 2011 г. Международное агентство по исследованию рака (IARC, ВОЗ) приняло, что ЭМП сотовой связи могут выступать в качестве канцерогена по группе 2B, т.е. “возможно канцерогенных для человека”. С тех пор большое число научных исследований по воздействию ЭМП РЧ, проведённых на людях, животных и на клеточном уровне усилили реальность ассоциации повышенного риска развития рака, особенно опухолей головного мозга. Несколько лабораторных исследований показали наличие клеточных механизмов в развитии эффектов канцерогенеза, таких как окислительный стресс, снижение регулирования матричной РНК и повреждение ДНК с однократными разрывами…
Для детей этот риск может быть значительным из-за кумулятивного эффекта при длительном использовании мобильной связи.
На основании научных исследований безопасный уровень этого излучения не был установлен, и поэтому у нас нет гарантий безопасности» .
В Обращении рекомендуется применять практические правила для школ и детей, среди которых недопущение беспроводных сетей в дошкольных учреждениях, детских садах и школах, недопущение использования мобильные телефоны в школах и др.
В Европе дело не ограничивается принятием обращений и резолюций. В ряде стран уже вводятся нормативные ограничения технологий Wi-Fi среди определённых возрастных групп детей. Дальше всех в этом продвинулась Франция. В феврале 2015 г. в результате двухлетней борьбы усилиями сторонников жёсткого контроля над операторами беспроводной связи в стране был принят первый документ, на законодательном уровне признающий необходимость регулирования развития мобильной связи и беспроводных систем. Это закон «Об умеренности, прозрачности, информировании и консультировании по вопросам воздействия электромагнитных волн», который стал первым такого рода правовым актом в мире, утвердившим принципы предосторожности в отношении потенциальной опасности радиочастот для здоровья. Он регламентирует воздействие на общественность магнитного поля, излучаемого беспроводными технологиями – базовыми станциями, мобильными телефонами, планшетными компьютерами и беспроводной связью.
Жёсткие ограничения на беспроводные технологии вводят у себя такие страны, как Бельгия, Испания, Израиль, Австралия, Италия, Швейцария, Германия, Англия, Индия, Финляндия, Кипр и др.
Естественно, крупный ай-ти бизнес делает всё, чтобы власти блюли его интересы, и препятствует распространению правдивой информации о новых технологиях. Показательным в этом отношении стал следующий факт. Ещё в 2008 г. Департамент здравоохранения Калифорнии выпустил документ «Сотовые телефоны и здоровье», в котором говорилось, со ссылкой на недавние исследования, что длительное использование сотовых телефонов может увеличить риск развития рака мозга и других проблем со здоровьем. Однако Департамент отказался обнародовать документ и даже несколько раз его пересматривал. Документ был опубликован и стал достоянием общественности только в марте 2017 г. после того, как в 2016 г. доктор философии Дж.Московиц, директор Центра здоровья семьи и сообщества при Школе общественного здравоохранения Калифорнийского университета в Беркли подал в суд на штат Калифорния в соответствии с законом штата о публичных отчётах за публикацию документа и суд вынес решение в его пользу.
В последние годы всё больше учёных, несмотря на сильнейшее давление и угрозы в их адрес, предупреждают об опасности электромагнитных излучений, повышающих риск возникновения рака мозга, лейкоза, разрыва ДНК, сердечно-сосудистых заболеваний, когнитивных дисфункций, психоза, сахарного диабета, нарушения иммунной и репродуктивной системы, заболеваний щитовидной железы, надпочечников, эпифиза, сердечно-сосудистой системы, гормональных нарушений, астмы, хронической депрессии, заболеваний нервной системы и многого другого. Результаты многочисленных исследований, которые были проведены учёными ещё в 2009-2014 гг. и доказывающие негативное влияние на большое число функций организма, были опубликованы на сайте Working for Safe Technologies for Nurseries. Подробная информация об это, в частности, содержится в исследовании учёного А.Ли «Электромагнитные волны, риски и рак» .
В свете всего вышесказанного устремления российских цифровиков оцифровать российскую школу можно сравнить с организацией забега наших детей на минное поле. И это уже совершается. Сегодня Москва занимает второе место в мире по количеству точек доступа Wi-Fi, и беспроводной интернет есть в общественном транспорте, на десятках столичных улиц, в городских парках и студенческих общежитиях. Но главная цель – это школы.
В 2016 г. в рамках всё того же пилотного проекта МЭШ в 69 школах Москвы была развёрнута беспроводная сеть. А в 2017 г. руководитель городского Департамента информационных технологий А.Белозёров поспешило сообщить, что к концу этого года к сети будет подключено 646, а в 2018 г. – дополнительно 1125 зданий. В одном здании должны установить в среднем 32 хот-спота, а каждой точке одновременно может подключиться до 30 устройств. Как с гордостью указало руководство ведомства, «когда московское школьное Wi-Fi пространство будет полностью сформировано, оно станет одним из крупнейших в мире сетей беспроводного интернета в образовательных учреждениях».
Можно сказать только одно: иначе как хладнокровным преступлением этот проект назвать нельзя.
2). Негативные изменения в развитии мозга и психики детей. Активное использование детьми цифровых технологий (смартфонов, гаджетов, экранов, интернета) и их глубокое погружение в виртуальное пространство ведёт к серьёзным опасным изменениям в развитии мозга, которым учёные уже дали определение – «цифровое слабоумие» или «цифровая деменция» («digital dementia»). Это диагноз, означающий нарушение когнитивных функций мозга и поражение отдельных его участков.
Впервые этот диагноз поставили в Южной Корее в 2007 году младшим школьникам, когда оказалось, что изменения, которые произошли в их мозге, очень напоминают старческое слабоумие или деменцию - разрушение важных участков лобной доли, которые отвечают за концентрацию, кратковременную память, принятие решений, коммуникацию, внимание, способность сопереживать эмоциональному состоянию другого человека. Как указал доктор Бьюн Джи-уон из сеульского Центра развития мозга, зависимость от новых технологий препятствует нормальному развитию мозга, так как при этом развивается в основном левая его сторона, в то время, как правая остаётся слаборазвитой или неиспользованной, что в 15% случаев ведёт к цифровой деменции.
В России об этом стали говорить относительно недавно, и до сих пор вся серьёзность проблемы не осознана. До сих пор в стране нет систематических и обобщающих исследований по данной теме и вопрос о цифровой зависимости практически не поднимается на государственном уровне. На Западе же количество подобных исследований растёт, и проблему эту рассматривает широкий круг учёных – нейробиологи, нейрофизиологи, физиологи мозга, педиатры, психологи и психиатры.
Среди наиболее значимых работ в первую очередь надо выделить книгу немецкого психиатра и нейрофизиолога, директора психиатрического госпиталя при университете в Ульме (Германия), основателя Центра нейронаук и обучения Манфреда Шпитцера «Цифровое слабоумие. Как мы лишаем разума себя и своих детей», вышедшую в русском переводе под названием «Антимозг. Цифровые технологии и мозг». В ней детально описаны дисфункции вследствие отрицательного воздействия цифровых технологий на детей и приведён обширный систематизированный статистический материал, посвящённый этой тематике. К другим серьёзным исследованиям надо отнести работу британского нейробиолога, профессора оксфордского университета Сьюзен Гринфилд «Изменение разума. Как цифровые технологии оставляют след в нашем мозге» и книгу доктора медицины Виктории Данкли «Перезагрузить мозг своего ребёнка. Четырёхлетний план прекращения эмоциональных срывов, повышения школьных оценок и социальных навыков посредством кардинального изменения воздействия электронных устройств» (2015). В последней работе автор, изучив последствия ежедневного использования детьми устройств с интерактивными экранами (компьютерами, видеоиграми, смартфонами и планшетами) и определив их как «синдром электронного экрана», предлагает соответствующую программу исцеления, в первую очередь предполагающую суровое электронное «голодание».
Подробные исследования, посвящённые негативному воздействию электронных устройств на здоровье детей, были осуществлены британским психологом Ариком Сигманом. Особое внимание он уделил анализу структурных изменений, которым подвержены определённые зоны головного мозга у детей, большое время проводящих у экранов и гаджетов, к чему вынуждают их переход к цифровизации процесса обучения. Некоторые результаты его исследований были представлены им лично на заседании экспертного совета при уполномоченном при Президенте РФ по правам ребёнка в Общественной палате 31 мая 2018 г.
Если обобщить главные положения данных исследований, то суть указанной проблемы и её содержание заключается в следующем.
Основная работа по формированию мозга ребёнка происходит до двадцатилетнего возраста: мозг развивается, растёт, идёт построение нейронных связей. Благодаря своей пластичности мозг развивается, реагируя на сигналы из внешнего мира и действия человека. Восприятие, мышление, переживание, ощущение и любые поступки оставляют так называемые следы памяти – синапсы, те места контакта между нервными клетками, которые проводят электрические сигналы, с которыми работает мозг. Все действия человека, решение сложных задач и глубокие размышления оставляют следы в мозге человека. Поэтому, чем богаче окружающая среда и деятельность ребёнка, тем лучше развивается мозг и когнитивные функции: увеличиваются размеры нейронов, укрепляются связи между ними, растёт вес мозга и его кора, возрастает производство новых нервных клеток, ответственных за обучение и память. Как пишет британский профессор психологии Т.Бирон, «ничто не может заменить того, что дети получают от собственного и независимого мышления, когда они исследуют физический мир и сталкиваются с чем-то новым».
Сегодня же физическое исследование окружающей реальности заменяется виртуальным познанием, что резко ограничивает возможности познания. В итоге мозг ребёнка не получает необходимой пищи - опыта, без которого не может развиваться. В результате важнейшие участки мозга, ответственные за концентрацию, сопереживание, самоконтроль, принятие решений, не развиваются, живые ткани мозга атрофируются, и он деградирует.
Как показывают исследования, головной мозг увеличивается именно в тех зонах, которые наиболее интенсивно используются. Если головной мозг не использовать, он уменьшается в размерах. Как утверждает Шпитцер, цифровые технологии избавляют нас от умственной работы, а орган, который не используется, отмирает.
Компьютерное обучение ведёт к потере когнитивных функций, происходит утрата навыков мышления, снижение умственной работоспособности, способности к критической оценке фактов и ориентированию в потоках информации.
Как показали выводы исследования учёных Гарварда («Влияние Google на память. Воздействие постоянного доступа к информации на наше мышление»), использование современных ай-ти технологий крайне неблагоприятно влияют на мышление людей. Само восприятие информации у детей становится всё боле и более поверхностным. Как пишет М.Шпитцер, из-за цифровых технологий и интернета «наше восприятие информации постепенно становится всё более и более поверхностным. Раньше тексты читали, сегодня их бегло просматривают, то есть скачут по верхам. Раньше в тему вникали, сегодня вместо этого путешествуют по Интернету (то есть скользят по поверхности информации; появилось даже слово “сёрфить”)».
Подобным обучением закрепляется так называемое «клиповое мышление» у ребёнка (сам термин появился ещё в середине 90-х годов), означающее особенность воспринимать мир через короткие яркие образы и послания видеоклипов и теленовостей. Мир в этом случае воспринимается не целостно, а маленькими блоками не связанных между собой событий, сменяющих друг друга без логической связи. Он превращается в калейдоскоп разрозненных фактов и осколков информации. В результате ребёнок, не имея возможности осмыслить какую-либо тему, привыкает к постоянной смене сообщений и требует новых. Западные исследователи уже определили современных детей как поколение «Википедии», которое гуглит и книг не читает.
Самая серьёзная проблема, по поводу которой бьют тревогу учителя, заключается даже не в том, что дети мало читают и плохо запоминают, а в том, что они не понимают смысла прочитанного, плохо понимают чужие мысли и написать изложение для них – это сверхзадача. Ученики быстро забывают то, чему их недавно учили, и не могут осилить произведения классической литературы. Так, когда в ходе одного из исследований российским старшеклассникам предложили ответить на ряд элементарных вопросов из программы предыдущих классов, результаты показали, что коэффициент усвоения знаний у школьников - 10 % .
К негативным последствиям для развития мозга ребёнка ведёт использование социальных сетей, в результате чего падает его социальная активность, которая играет крайне важную роль. Как пишет М.Шпитцер, наши социальные навыки (способность сопереживать, умение поставить себя на место другого человека, совершение поступков, направленных на улучшение положения других людей), способствует развитию и увеличению участков мозга, ответственных за социальное мышление. Жизнь в более крупной социальной группе позволяет совершенствовать свои социальные навыки и приводит к росту участков головного мозга, ответственных за эту функцию. И наоборот, пользование социальными сетями в интернете, которое сопровождается малым количеством контактов в реальной жизни, ведёт к уменьшению у детей размеров участков головного мозга, отвечающих за социальную активность и, следовательно, к снижению социальных навыков
Соответственно круг живого общения у детей резко сокращается, но виртуальное общение его не компенсирует. «Тот, кто в юные годы много времени проводит за общением в Facebook, - пишет М.Шпитцер, - реже проявляет социальную активность в реальности. Это неизбежно приводит к социальной фрустрации, и именно поэтому виртуальное сообщество часто вызывает у подростков отрицательные эмоции». Дети в сетях часто чувствуют себя «одинокими вместе», чему посвящено даже специальное исследование профессора социологии Массачусетского технологического института Ш.Теркла с характерным названием «Одиночество вместе». Обостряя чувство незащищённости и одиночества, неконтролируемая информационная среда, десоциализируя ребёнка, приводит к изменению сознания и возникновению психических заболеваний невротического типа. Отсюда стрессы, подавленность, депрессии или необъяснимая агрессия, часто характерные для современных детей.
Ещё один бич цифровизации – аутизм. Как пишет российский врач-психиатр Е.Кулебякина, если 20 лет назад аутизм встречался у одного ребёнка из 5000, то сейчас – у одного из 50. Раньше основным контингентом детского психиатра были умственно отсталые дети, а сейчас их уверенно обгоняют аутисты. То, что это связано с цифровизацией, говорит тот факт, что передовые позиции тут занимают лидеры в области цифровых технологий – США и Южная Корея. По состоянию на 2012 год в США каждый пятидесятый житель был диагностирован, как аутист, а в Южной Корее – каждый тридцать восьмой. В целом же, во всём мире, по данным ВОЗ, в 2012 году аутизмом страдал 1 из 88, а к 2025 г., по прогнозам этой организации, аутистом может стать 1 из 30 новорожденных.
Как заключает Е.Кулебякина, «замещение цифровыми технологиями естественной передачи знаний от старшего поколения младшему неизбежно приведёт к утрате навыков самостоятельного мышления. В результате подрастающее поколение станет всего лишь частью матрицы, управляемой силой, которая контролирует цифровые и информационные потоки уже сейчас. А это угрожает не только суверенитету страны, но и каждому человеку в отдельности» .
Показательно, что сами производители новейших технологий, видимо хорошо осведомленные о подобных последствиях, принимают соответствующие меры в отношении своего молодого поколения. Известно, что такие деятели, как Стив Джобс, Крис Андерсен (один из основателей 3DRobotics), Эван Уильямс (создатель сервисов Blogger и Twitter) либо ограничивают время пользования планшетами и смартфоны, либо вообще запрещают это делать своим детям. Как пишут СМИ, среди образованных людей в США вообще всё больше распространяется мода на запрет использования гаджетов детьми.
3). Общее нарушение здоровья ребёнка. Многочисленные исследования российских и зарубежных учёных, изучающих результаты использования детьми гаджетов и смартфонов свидетельствуют о возрастании функциональных нарушений, хронических заболеваний и психоматических расстройств. Естественно, цифровизация школы с её массовым внедрением непроверенных технологий приведёт к резкому росту заболеваний.
По данным учёных ФГБНУ «Национальный НИИ общественного здоровья им. Н.А.Семашко», ситуация со здоровьем учащихся уже сегодня является катастрофической. У детей с 1 по 9 класс распространяются сколиоз, нервные расстройства, вегетососудистая дистония, происходит ослабление зрение слуха, ухудшение памяти. По данным главного педиатра г. Москвы Б.М.Блохина, сегодня каждый пятый первоклассник г. Москвы имеет какие-либо проблемы со здоровьем, у 10-15% детей наблюдаются хронические патологии, после окончания школы 40% выпускников имеет по 2-3 медицинских диагноза, а 50% - вторую группу здоровья.
Между тем, по данным НИИ гигиены и охраны здоровья детей ФГАУ «ННПЗД» Минздрава РФ, 76% российских школьников проводят в среднем 3 часа в сутки, а каждый седьмой подросток в возрасте от 12 до 17 лет проводит в сети почти треть жизни.
От использования наушников портится слух, от экранов мониторов ухудшается зрение, от сидячего образа жизни за компьютером происходит нарушение обмена веществ, состояние внутренних органов, ослабляются мышцы, развивается ранний сколиоз и пр.. Поражение двигательной активности ребёнка ведёт к страданию ожирением, снижению иммунитета, проблемам с опорно-двигательным аппаратом, невралгическим расстройствам и др. Экранная зависимость приводит к гиперактивности, повышенной рассеянности, задержке речевого развития, повышению агрессивности и жестокости. Что касается речевых нарушений, то, согласно экспертным оценкам профильных специалистов России, представленным в открытых источниках информации, за последние 20 лет число их возросло более, чем в 6 раз.

В-пятых. Проект «цифровая школа» представляет собой диверсию против образования как такового, поскольку направлен на ликвидацию традиционных педагогических методик и всего традиционного образовательно-воспитательного наследи. Об этом неоднократно заявляли сами авторы форсайт-проектов «Образование 2030» и «Образование 2035», лежащих в основе нынешней программы «цифровая школа».
Так, Д.Песков, руководитель подразделения «Молодые профессионалы» АСИ, нынешний спецпредставитель Президента РФ по цифровому и технологическому развитию, указывал, что будущее создаётся «путём экспериментов» и что они строят мир, в котором они отказываются от накопленного опыта. Показательны и следующее заявление: «Если говорить об образовании - школьном, университетском, любом - нужно держать в уме несколько вещей. Нет ни одного элемента образовательного процесса, который нельзя было бы радикально изменить за счёт использования данных. Все существующие элементы устарели».
Между тем от нас скрывают, что переход ко всеобщей цифровизации образования в России происходит тогда, когда на Западе начинается широкое обсуждение катастрофических последствий введения электронных школ, которые существуют в Европе уже несколько лет. Показательным является исследование последствий использования цифровых технологий, проведённое ОЭСР в рамках Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (PISA) в 2012 и 2015 гг., результаты которого были опубликованы в докладе «Учащиеся и новые технологии», который не был афиширован в силу того, что он стал настоящей бомбой для сторонников оцифровки образования.
Сравнив уровень информатизации обучения школьников с уровнем их математических знаний и понимания написанного текста, авторы пришли к выводу, что в течение последних 10 лет те страны, которые согласились на крупные инвестиции в информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) в сфере образования не зафиксировали ни одного заметного улучшения результатов среди учеников в понимании написанного, в математике и в науках. Оцифровка школ не делает их более эффективными – напротив. В заключении доклада указано: «В среднем в странах ОЭСР самый высокий уровень использования (информационных технологий) cвязан со значительно более слабыми результатами». Те ученики, которые больше используют компьютеры в школе, показывают «намного более слабые результаты в понимании написанного». Начиная с определённого уровня использования компьютера или гаджета они перестают понимать то, что было написано выше.
Доклад показал, что более эффективные образовательные системы находятся в тех странах, где ученики наименее «подключены» к ИКТ. Наиболее же опасная ситуация сложилась во Франции, где при президенте Франсуа Олланде в 2015 г. была также запущена программа электронной школы, которая вызвала серьёзную критику общественности
Данные вопросы глубоко и всесторонне рассмотрены в книге «Катастрофа цифровой школы. В защиту школы без экранов» французских исследователей Ф. Биуи и К. Мовилли. Как пишут авторы, проблемы цифровой школы имеют педагогические, санитарные, общественные и экологические аспекты. И с точки зрения педагогической, ещё не было проведено исследований, доказывающих положительные последствия применения этих технологий и их позитивного влияния на процесс обучения. Каждый аргумент сторонников цифровой школы может быть опровергнут. Негативные моменты касаются в первую очередь способности к концентрации учеников, которая сегодня переживает кризис. Поскольку компьютер увлекает, но не учит, цифровую школу можно определить как иррациональный педагогический выбор и растрату редких ресурсов.
Подобные заключения содержатся также в многочисленных исследованиях российских учёных и экспертов, мнение которых было полностью проигнорировано лоббистами «цифровой школы», опасавшимися какого-либо открытого обсуждения, так как оно не подтвердило бы безопасности и эффективности их проекта.
Имеющиеся результаты показывают, что электронная система совершенно явно проигрывает традиционной системе обучения и ведёт к деградации умственных способностей, частичной утрате навыков письма, падению способности концентрации внимания и уровня запоминания, снижению качественных характеристик психофизиологического состояния и пр.
Цифровизация школы имеет и другой аспект. Поскольку оказание образовательной услуги ставится в прямую связь с работоспособностью технологической площадки, «цифровая школа» становится искусственным препятствием между педагогом и учеником, которые большую часть времени будут тратить на взаимодействие с электронными технологиями, что приведёт к утрате живого общения, являющегося важнейшим звеном передачи социального опыта. К ещё более серьёзным последствиям приведёт внедрение дистанционного обучения, в результате которого произойдёт сокращение учителей, отток опытных педагогов, именно тех, кто не желает отказываться от традиционной педагогики.

В-шестых. Заменяя систему оценки знаний оценками личностей и рейтингами (ПОТОК и РОСТ) и вводя индивидуальные «цифровые профили компетенций» или «цифровое досье» на человека, проект «цифровая школа» подготавливает общество к созданию системы тотального электронного контроля, при котором каждый поступок учеников и педагогов будет отслеживаться и учитываться при определении его дальнейшей судьбы, так как изменить что-то в электронном досье будет невозможно. Тем самым создаются условия для перехода к кастовой системе организации общества, при которой индивидуальный статус будет определять соответствующую правосубъектность, а преимуществами будут пользоваться обеспеченные, «лояльные» и «одарённые» члены общества (по аналогии с «социальным рейтингом», уже практикующимся в Китае).
Это представляет собой нарушение Конституции РФ, ст. 17 которая признаёт и гарантирует права и свободы человека и «равенство прав и свобод человека независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности».

В-седьмых. МЭШ и РЭШ являются эффективным механизмом вовлечения детей и юношества в социальные сети и формирования интернет-зависимости. Их внедрение облегчает использование новых методов обучения с применением мистической лексики и нейролингвистического программирования - НЛП (особенно на базе так называемых «экспериментальных педагогических площадок»), с помощью которых осуществляется тоталитарное воздействие на личность. Будучи заимствованными из методик и психотехник оккультных движений, они замещают образование тренингами, зомбированием, программированием и кодированием, что делает молодёжь уязвимой для воздействия и психологической вербовки со стороны различного рода экстремистских, тоталитарных сообществ и сект как российского, так и зарубежного происхождения.
Так, летом 2018 г. стартовал II Всероссийский конкурс видеороликов для старшеклассников и студентов «Права человека глазами молодёжи», приуроченный к 70-летию Всеобщей декларации прав человека. Конкурс запустила «Академия инновационного образования и развития» (Москва), однако его инициатором и официальным соорганизатором выступило движение «Молодёжь за права человека», которая является одним из многочисленных ответвлений «церкви сайентологии», московское и санкт-петербургское отделения которой запрещены по суду, а литература занесена в список экстремистских материалов в РФ.
Особую опасность в этом плане представляет создающаяся в рамках МЭШ и РЭШ электронная библиотека. Если на первом этапе её создавали методисты Московского методического центра, а затем открыли для всех учителей, которые могут создавать свои сценарии уроков, то с конца 2017 г. главным новшеством стали интерактивные приложения, представляющие собой мини игры, игрушки, создателем которых могут выступать любые люди и компании, то есть любые внешние разработчики. К созданию контента для МЭШ активно подключился и бизнес. Сейчас в электронной библиотеке размещено более 7 тысяч интерактивных приложений. Скоро будет открыт и развлекательный раздел, куда смогут войти все школьники, чтобы общаться, с квестами, участвовать в конкурсах, слушать музыку, смотреть фотографии, видео, получать призы и собирать лайки. Контролировать это родители уже не смогут.
Показательным в этом плане является открытый для популяризации МЭШ среди школьников средней и старшей школы новый проект «Школа умного города». В рамках него детям были прочитаны лекции об искусственном интеллекте, кибербезопасности, голограммах, интернете вещей и профессиях будущего, а лекторами стали топ-менеджеры и ведущие специалисты крупных компаний их самых технологичных отраслей - BI.ZONE, DELL, Samsung, IBM, Cisco. Демонстрируемые в рамках этих выступлений презентации и видео опять же погружают детей в виртуальное пространство, приучая к игровому восприятию действительности.
Внедряемые информационные технологии ведут к растущей зависимыми от смартфонов, гаджетов и интернета. Многие учёные уже открыто называют смартфоны и айпады цифровым наркотиком. И это не фигуральное выражение. Как указывает известный американский нарколог Н.Кардарас, недавние исследования сканов мозга показали, что эти технологии влияют на лобную долю коры головного мозга так же, как кокаин (эти зоны, напомним, отвечают за внимание, вознаграждение, кратковременную память). Они так сильно возбуждают мозговую деятельность, что в организме повышается уровень дофамина – нейротрансмиттера, отвечающего за вознаграждение и участвующего в формировании зависимости. Из-за этого эффекта американский доктор П.Вайбрау, директор факультета неврологии Калифорнийского университета считает экраны «электронным кокаином», а доктор Э.Доан, руководитель отдела исследований наркотической зависимости для Пентагона и флота США называет игры и гаджеты «цифровой фармакеей».
Единственный путь излечения от цифровых токсинов – это детоксикация, то есть освобождение детей от компьютеров, смартфонов и планшетов. Но в условиях внедрения «цифровой школы» это не только оказывается невозможным, но будет рассматриваться как асоциальное поведение, и сидящий весь день за планшетом по долгу учёбы ребёнок будет впадать всё в большую зависимость от экрана. Таким образом, с помощью электронного обучения родителей фактически обязывают сажать своих детей на цифровую наркотическую иглу.
В силу вышесказанного, проект «цифровая школа» следует рассматривать как диверсию против российского образования и преступление против наших детей, поскольку он несёт угрозу здоровью и жизни учащихся.
Просим провести проверку в отношении конкретных должностных лиц, осуществляющих внедрение данного проекта.

Подписные листы обращения в Генеральную прокуратуру России на 1 л. каждый прилагается.


По поручению граждан Российской Федерации ………………………………………

Дата


Приму все возможности по распространению текста этого заявления в социальных сетях


Санкт-Петербург, Россия.

Nikolaev_Semen60@mail.ru

Николаев Семен.
03.02.2019

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.