Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Лора Вчерашнюк
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
15.11.2018 1 чел.
14.11.2018 7 чел.
13.11.2018 1 чел.
12.11.2018 5 чел.
11.11.2018 4 чел.
10.11.2018 7 чел.
09.11.2018 7 чел.
08.11.2018 2 чел.
07.11.2018 0 чел.
06.11.2018 3 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Я иду по небу

(Рассказ мистичен, частично автобиографичен. Оборотни в белых халатах - кто они?)

Милосердие начинается в бесконечности, проявляет себя во всём живом и сверкает алмазом-Человеком. Но не каждый человек – Алмаз, не каждый – Милосерден.

Они сами себя так называли, с гордостью ОБуХ – оборотни в белых халатах. Умеющие, знающие, цель которых – осознанно гадить и вредить людям. С деньгами, с возможностями. У них был свой парк машин – лже-Скорая помощь! С эмблемой – змея и чаша. Но чаша – полна яда и вакханалий лживого ума. Они имели свой киберцентр с подключкой к городской «неотложке». И – успевали приехать быстрее – холёные, чистые, ухоженные, с упакованными разной «лечебной всячиной» чемоданчиками, вызывающие доверие – монстры ради своей цели. Городская «скорая» часто приезжала, когда уже было «поздно» и удивлялись врачи, слушая от родственников скончавшегося о другой бригаде «спасителей в белых халатах», оказавшихся «бессильными».

Он – видел их, он вычислял их, он выходил на борьбу с ними – противодействовать, спасать людей этого города от адских испарений. Всего-то двое мальчишек и девчонка да несколько исполнителей– что они против меня? Думал он, выходя на балкон и прислушиваясь. Антон – он родился с этим даром чувствовать время и место зарождения зла, творимое человеком – не алмазом. У него часто это получалось – противодействовать – то создавать помехи в их киберсети, то двоить им путь. Но была еще и обычная жизнь, «витражника» - и он не всегда успевал.

Они пока не знали о нем, просто недоумевали, когда происходила «нестыковка». Но кто-то матёрый и опытный уже шёл им на помощь. Антон это тоже знал. И был готов.
Его витражи, которые он создавал в своей мастерской, поражали необычностью подбора красок. Где он брал эти оттенки? Это было чудо, но рядом с его сиренью – всегда пахло сиренью, а розы – излучали ароматы роз. Его заказы стоили дорого, поэтому клиентов было не много – и только богачи! Высокая цена за работу – не потому, что жадный, а потому что хотел освободить себе время для других забот и обязательств – спасать тех, кто сам не мог. Да еще в городском роддоме он сам, за свой счёт оформил всю стену холла благоуханием июльского цветущего луга, когда, наконец, понял, зачем он родился здесь, в этом двуэтажном скромном доме 42 года назад.

Итак, шёл дождь. Антон вышел на балкон. Город готовился к ночной жизни – тайной, за стенами домов. Только их секреты давно перестали быть неизведанностью для него. Город стоял перед ним, словно стеклянный, омываемый небесными водами и больше не пугал – темными переулками, опасными тупиками, случайными свалками, как когда-то, в дни его детства.

Он рос с бабушками, милыми и чудными, которые с удовольствием читали ему по очереди сказки перед сном. Но, по-женски, опекали, берегли от «бабаек», вызвав прямо обратный эффект – мальчишеская отвага в нем не проснулась, а вот страх «теней», которые таились во всех ночных углах, превратился в его многолетний бич. Отца он не знал, а мать, бросив его на руки бабушкам, уехала с новым «женихом» куда-то за тридевять земель – как говорила бабушка Леля. А ее сестра – бабушка Мила только вздыхала на это. Но деньги приходили регулярно из этого тридевятого царства, и слово «мама» стало абстракцией для него в полном смысле этого слова. В его 16 лет денежные переводы прекратились, Антон получил свой первый заказ по витражу, бабушки порадовались и быстро, одна за другой, с улыбкой переселились в мир «ангелов». Антон даже не сомневался в этом. Он не сменил квартиру, не переехал в белее модный район, хотя уже в 30 лет мог себе это позволить. Дух сказки и волшебства окружал его здесь, среди старой мебели, дух веры в то, что «Добро побеждает Зло». Если нет, как учила бабушка Леля, это значит - ты перепутал Добро со Злом и стал не на ту сторону.

- Знаешь, малыш, зло очень коварно. Обман – его козырь. Распознавать его часто очень сложно под множеством добропорядочных масок. Но ты учись.

И Антон учился. Он оставался один, закрывал глаза и – что-то пробуждалось в нём, какое-то непонятное чувствование, восприятие мира. Он начинал видеть замыслы людей – добрые или злые. Он рассказывал бабушкам – они хвалили его, кормили медовыми пряниками, теплыми и душистыми. Но что с этим делать, этими коварными и злыми «бабаями-тенями» почему-то умалчивали. Однажды он услышал их разговор за полуоткрытой дверью.

- Мал он еще в драку ввязываться, – озадаченно говорила бабушка Леля.
- Мал-то мал, но ведь и мы не вечны. Вдруг, не успеем. – взволнованным шагом ходила по комнате бабушка Мила.
- Что нужно, успеем. Пусть окрепнет. Не всё брать от других, человек приходит со своим, новым. Может, наше ему только помехой будет.

Антон в свои семь лет тогда не понял важности этого решения своих любимых бабушек.
Они ушли к ангелам, так и не рассказав, что делать со «злыми» умыслами, оставив его наедине со своими тревогами, страхами и кучей вопросов.

Но однажды он увидел их. Машина лже-«Скорой помощи» на сумасшедшей скорости неслась по тихой улице, луч фонаря осветил лица-оскалы водителя и врача – вроде обычных людей в белых халатах. Их страшные замыслы резанули его мозг и боль сдавила сердце. Боль из будущего того человека, к которому эти оборотни спешили. И пришло решение, пришло умение – спасти другого. Он вышел из времени и перевел стрелку дороги в другую сторону. Он вернулся обратно – машина смерти неслась уже в другую сторону. Сейчас он победил. Антон повернулся к своей работе, витражу – удивительно, но цветы на стекле благоухали. Аромат заполнил всю мастерскую – и он понял, зачем он родился на свет.

«»»»

Раздался звонок в дверь. Антон напрягся – резко завоняло свалкой. Это то, что невозможно было скрыть ни за одной маской – запах. Стены стали прозрачными – за ними стояла девушка. Не было тени, не было следа – вроде бы появилась прямо здесь, на коврике перед его дверью из воздуха. Он ждал этой встречи – и открыл дверь.

- Я бы и так вошла, - она грациозно-хищно прошла по коридору и села в кресло. – Ты же знаешь, для меня нет замка.

Он отошел в угол и сказал:

- Знаю. Здесь нет.

Она криво улыбнулась, что исказило правильную симметрию ее нечеловечески красивого - идеального лица. Оно отталкивало – пустотой, безразличием.

- Ты мешаешь моим друзьям, - без предисловий сказала она, глянув мельком в его сторону.

- Мешаю, - утвердительно согласился он.

- Нам это не нравится, - она ждала, что Антон скажет. Но он молчал, стоя в том же углу, отражая, наблюдая за гостьей. От женщины – была только великолепно слепленная оболочка, шедевр мастера формы, за ней – смертоносный вихрь, жаждущий его крови, его небытия.

Она это поняла, считав и - девушка превратилась в хищную кошку, чёрную пантеру.

- Так лучше?

- Да, - Антон пошевелил пальцами, - ближе к истине.

- Ну что ж, расстановка сил понятна, цели ясны. Я посланник – мне всё равно, кого убивать. Понимаешь? Они – еще сосунки, работают только с безоружными. А ты – приятный соперник для меня. Борьба возбуждает. Разве нет?

Антон чувствовал привычное спокойствие и ясность своего намерения. Удивительно, но он уже знал результат их встречи.

Чёрная пантера в кресле вдруг дрогнула, прочтя его мысли.

- Я проиграю? – вопросительно-утвердительно сказала она, хотя могла и не спрашивать – Антон не прятался.

- В этом городе вам не место.

Пантера вдруг мягко, как размякшее желе, сползла всем тёмным телом на пол. Силы вытекли из формы и переплетающимися липкими лентами полетели к рукам Антона. Вдох - движением руки Он собрал их в шар, зажёг – и они рассыпались огнями по комнате, осветив радугами струи дождя на улице.

- Ты из новых? Нам говорили…. Я хочу пить.

Антон налил в тарелку молока и поставил ее у зубастой морды обмякшей пантеры. Сейчас это была полудевушка, полуживотное и что-то еще, готовое проявится. Намерение рождалось и формировалось.

Пантера выпила молока и уснула. Антон вышел на балкон. Вдруг – аромат сладкой акации волной ударил его в спину, он оглянулся – в горшке на месте хищницы рос великолепный, роскошный куст с белыми медовопахнущими гроздьями.

- Ну что ж, пожить с десяток лет кустом – неплохое намерение! Поставлю-ка я тебя под дождь!

Акации эта идея понравилась, цветочные гроздья осветились изумрудным радостным светом – и вот уже ночной серебристый дождь обцеловал ее от макушки до самых корешков.

Стеклянный город был чист и во многих местах проросли пышные пионовые кусты и деревья цветущих магнолий. Ошеломительно!

- Вот уж люди удивятся завтра! – потер довольно руки Антон и посмотрел на небо. Там, за облаками, два любящих лица беседовали –

- Вот видишь, - говорило одно лицо, светясь радостью, - новое – сильнее, действеннее старого. Мы всё сделали правильно.

- Да, ты оказалась права, - переливалось лучами, как солнце, другое лицо.

Антон услышал запах медовых, душистых пряников и – помахал вверх приветливо рукой.

Ночь закончилась, облака разбежались, люди проснулись – и увидели Чудо.

12.04.2018г.
03.09.2018

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.