Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Юрий Кубасов
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
23.02.2018 100 чел.
22.02.2018 3 чел.
21.02.2018 24 чел.
20.02.2018 41 чел.
19.02.2018 39 чел.
18.02.2018 44 чел.
17.02.2018 4 чел.
16.02.2018 3 чел.
15.02.2018 31 чел.
14.02.2018 35 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

ВЕЛИКАЯ РУССКАЯ ЛИБЕРАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ.

Великая русская либеральная революция показала неизбежность победы либерализма в России, поскольку русская интеллектуальная элита XIX века так и не смогла разработать альтернативную либерализму идеологию развития страны.

ВСТУПЛЕНИЕ.
1. Начало революции: Февральский переворот.
2. Завершение революции: Октябрьский переворот.
3. Либеральная ловушка 1917 года.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ.



ВСТУПЛЕНИЕ.


Вот и минуло уже сто лет со времени великих и ужасных событий 1917 года. Событий, которые потрясли своими последствиями весь мир, изменив его до неузнаваемости, по сравнению с предшествующими временами. Как Великая французская буржуазная революция повлияла на всю последующую историю, так и Великая русская революция оказала решающее влияние на все события века ХХ.

1917 год соединил в себе два великих свершения. Была убита прежняя Россия и началась история новой страны, в которой должна была раствориться Россия без остатка.

С чем безжалостно расправилась великая русская революция?

Трагически оборвалась трёхсотлетняя история дома Романовых. Династия, в лице своих последних представителей, оказалась неспособной к успешному управлению столь огромной страной с разноплемённым населением. Некоторые из русских императоров настолько устали от бремени текущих проблем, что были готовы даже добровольно отказаться от территорий, освоенных когда-то их великими предками. Какими бы причинами ни была вызвана, например, позорная продажа Аляски, она уже показала полную неспособность династии Романовых к управлению державой. Это уникальный случай в истории человечества, когда страна добровольно отказалась от территории такого размера - что ярче может показать недееспособность царизма. И Россия 1917 года безо всякого сожаления покончила с монархией, по-видимому, навсегда.

Закончилось привилегированное существование Русской Православной Церкви как морально-нравственной опоры самодержавия. РПЦ вернула себе патриаршество, но ценой "отделения церкви от государства". Предавая империю и присягая на верность Временному правительству, церковь, вероятно, рассчитывала на дальнейшее своё безбедное и беспечное существование в либеральной России. Воинствующий атеизм большевиков, однако, превратил православие в гонимую церковь новых мучеников. РПЦ тоже, таким образом, оказалась неспособна к осмыслению перемен, происходивших с Россией весь XIX век. Распространение либеральной идеологии среди грамотного населения империи не подвигло церковь, увы, к переосмыслению роли православия в обществе, позволив либеральным ценностям беспрепятственно покорять русские умы.

Прервалась славная почти двухсотлетняя история Российской империи.
Славной, однако, история империи была преимущественно первые сто лет. Именно в XVIII столетии Российская империя достигла своего максимального размера, расположившись на трёх континентах. Именно тогда она вошла в клуб великих европейских стран, активно участвуя в формировании европейских границ, прирастая новыми территориями. Именно Россия в этом веке пресекла претензии Швеции, Османской империи, Пруссии на лидерство в Европе. Именно Россия не позволила Англии подавить восстание в её североамериканских колониях. Именно Россия, наконец, сыграла решающую роль в разгроме Первой империи во Франции.
Но восхождение к могуществу России закончилось с восстанием декабристов. Тогда группа молодых русских офицеров поставила перед русским обществом вопрос о том, что страна, победившая Наполеона, недостойна существования - Российскую империю нужно срочно разрушить, а династию истребить. Неизвестно точно, чем был вызван этот призыв к разрушению - неудовлетворёнными юношескими инстинктами или либеральным европейским воспитанием (скорее, и то, и другое вместе) - но родная страна вдруг стала декабристам чуждой, достойной только погибели, потерявшей способность к саморазвитию. Они не захотели служить ей, упорно и настойчиво работая на благо Родины, потому что "прислуживаться тошно", значит, осталось только её сломать.
И что-то стало с тех пор изменяться в настроениях русского общества. Оно постепенно начало отдаляться от интересов российского государства. Если в прошлом веке дворяне "берегли честь смолоду", находясь на службе Отечеству, то нынешние стали предпочитать служить преимущественно ради себя, любимых - просвещённых и прогрессивных. Так постепенно русское высшее общество стало становиться врагом собственного государства. (Очень тонко передал эти изменения Л. Н. Толстой, описывая поведение главных героев в своей вести "Два гусара".)
Дворянский менталитет стал быстро меняться далеко не в лучшую сторону, что и привело Россию во второй половине XIX века к ряду весьма чувствительных потерь. Поражение России в Крымской войне стало началом погибели империи. Она уже не могла распоряжаться даже своими победами: Россия не посмела, например, войти в Константинополь, уступив давлению европейских "друзей России". А закончилось "позорное пятидесятилетие" поражением России в русско-японской войне, после которого уже революция 1905 года могла похоронить империю.

Но, разрушив прежний миропорядок, русская революция потому и стала великой, что создала на обломках погибшей империи новое, потенциально более успешное и могущественное, "государство рабочих и крестьян", ставшее продолжением истории русской государственности.

В результате революции 1917 года на месте Российской империи возникла новая, коммунистическая империя - тип государства, ранее никогда не существовавшего на земле. Государства тотального атеизма, основанного на идеях всеобщего равенства, справедливости и братства народов.
И с 1917 года все народы мира стали свидетелями дерзкого эксперимента, осуществлявшегося в СССР. Впервые в истории человечества люди отказались от стихии рынка, поставив рациональные методы управления во главе успешного развития страны. Впервые в истории государство стало служить всем членам общества. Впервые люди в Стране Советов, избавившись от капиталистической эксплуатации, стали самыми свободными на земле, получив от государства всевозможные права и всестороннюю социальную поддержку. Советские люди были освобождены от необходимости платить за образование, здравоохранение, культурное развитие. Ценности мировой культуры стали действительно достоянием всех и каждого.
Индустриализация с рекордными темпами развития и беспрецедентная по своим результатам культурная революция стали самыми ощутимыми достижениями Страны Советов, поставившими её в один ряд с великими мировыми державами того времени.
И ведь мало кто верил в Европе и в мире, что большевикам под руководством Ленина-Сталина удастся справиться с тем грузом проблем, в которые была погружена страна после Первой мировой и гражданской войн. Россия действительно лежала во мгле! И вдруг за какие-то 20-30 лет произошло поистине чудо - страна за несколько лет прошла путь, который другие страны проходили в течение многих десятилетий, и выдержала самое суровое испытание своим успехам в строительстве социализма, победив нацизм во Второй мировой войне.
Самим фактом своего существования Союз Советских Социалистических Республик заставлял все страны мира проводить свою внутреннюю и внешнюю политику с оглядкой на социальные и экономические достижения советского народа. Грандиозное воскресение России из мглы, в которую её погрузило полугодовое правление либералов Временного правительства, превратило её в мировую военно-промышленную державу.

Что же случилось с нашей страной в 1917 году? Почему российский народ разделился на враждующие партии, принявшиеся с усердием истреблять друг друга в гражданской войне? Что разделило так непримиримо людей?
Почему до сих пор нет единства и примирения между потомками "палачей" и "жертв террора"? Почему мы до сих пор спорим о значении тех событий и не можем договориться? И есть ли вообще такая возможность?



1. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ: ФЕВРАЛЬСКИЙ ПЕРЕВОРОТ.


Когда задаёшь россиянам вопрос "Кто погубил Российскую империю?", ответственными за это дело назначают обычно большевиков во главе с Лениным. А между тем, НЕТ НИЧЕГО БОЛЕЕ ОШИБОЧНОГО, ЧЕМ ОБВИНЯТЬ КОММУНИСТОВ В ТОМ, К ЧЕМУ ОНИ НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ НЕ ИМЕЛИ.

Действительно, социал-демократы, а затем и коммунисты, называя Российскую империю "тюрьмой народов", всегда считали борьбу с царским режимом своей главнейшей задачей - свержение царизма должно было стать неизбежным следствием пролетарской революции, которую большевики пытались разжечь в 1905 году. Тогда в стране сложилась революционная ситуация, вызванная экономическими трудностями, усугублёнными поражением России в русско-японской войне. Недовольство народа действиями властей вылилось в массовое забастовочное движение по всей стране, переросшее затем в вооружённое противостояние с царскими войсками.
О целях Первой русской революции Ленин предельно ясно высказался в своей работе "Доклад о революции 1905 года": "Российская революционная социал-демократия ... бросила лозунг: долой совещательную Думу! Бойкот Думе! Долой царское правительство! Продолжение революционной борьбы с целью низвержения этого правительства! Не царь, а временное революционное правительство должно созвать первое истинное народное представительство в России!" (Ленин В.И. ПСС, 5-е изд., т. 30.)
Да, большевики были последовательными и самыми непримиримыми противниками русского царизма, однако Первая русская революция закончилась победой царского режима. И в дальнейшем история больше не предоставила большевикам возможности вступить в прямое столкновение с вооружёнными силами Российской империи. Более того, в конце 1916 - начале 1917 года ни о какой революционной ситуации в России говорить не приходилось. В той же своей работе, написанной в начале 1917 года, "Доклад о революции 1905 года", Владимир Ильич, рассуждая о возможности пролетарской революции в Европе, не без сожаления признавал: "Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции".
И февральская революция в России стала для большевиков "громом среди ясного неба" - царский режим в России рухнул без какого-либо участия с их стороны!

Так кто же сверг царя, положил конец российской монархии и Российской империи?
Эта честь принадлежит вовсе не большевикам, а исключительно российскому либерализму - либеральным представителям дворянства и аристократических кругов, офицерского корпуса, чиновничества всех уровней, научной и творческой интеллигенции - либерально мыслящим представителям образованного класса Российской империи. Практически, большая часть российского образованного общества начала ХХ века исповедовала идеи либерализма. Что говорить, когда даже церковные круги России были заражены либеральными настроениями!

Европейский либерализм, зародившийся в эпоху Возрождения и идейно оформившийся в Новое время, столетиями, начиная с эпохи Петра Великого, проникал в российское образованное общество, которое бездумно до автоматизма перенимало все европейские вымыслы, какими бы лживыми они ни были. Это происходило в силу того, что собственно русской национальной идеологии просто не существовало (и не существует до сих пор!), а православные духовные ценности, конечно, не в состоянии "остановить прогресс". В России, к сожалению, не сложилась русская национальная философская школа, которая могла бы разработать собственный взгляд на природу и общество. Поэтому европейский либерализм Нового времени стал учителем русского образованного общества, уродуя представления россиян о своей стране и мире, делая их, в конечном счёте, бездумными разрушителями своего Отечества.
Первая попытка отравленных либерализмом просвещённых россиян уничтожить монархию в России случилась в 1825 году. Тогда она закончилась поражением либералов, но они "разбудили Герцена", который из свободного города Лондона стал вести неустанную работу по либеральному воспитанию российской общественности. А в России усилия Герцена подхватили либерально мыслящие литераторы - "властители дум" русского народа. Так, на протяжении почти столетия русское образованное общество активно воспитывалось в духе европейского либерализма. Поэтому естественно, что жертвами либеральной промывки мозгов стали почти все образованные круги российского общества, включая даже царскую фамилию. И в результате оказалось, что к 1917 году, спустя менее столетия со времени "восстания декабристов", в Российской империи защитников империи уже не осталось, включая самого царя-батюшку.
Невозможно представить добровольного отречения от престола со стороны Петра Великого или Павла Петровича! Они действительно болели за Россию, чувствуя свою ответственность перед Богом и людьми за её благосостояние. Империю они считали орудием, с помощью которого только и можно было заботиться о благе России. Тогда как Николай Второй уже считал себя ответственным перед Господом не за судьбу страны и народа, а только за судьбу своей семьи - ему самому уже не была нужна Российская империя! Сам царь "ради блага России" не захотел ценою своей жизни защитить свою империю! "Кругом измена..." - напишет Государь в своём дневнике. Однако, если быть честным до конца, ему следовало бы и себя причислить к разряду первых предателей Российской империи.
Либеральная революция в России, таким образом, случилась задолго до февраля 1917 года. Она сначала произошла в сознании образованной публики Российской империи, в головах депутатов Государственной Думы, в головах офицеров императорской армии, в головах чиновников различных рангов, в головах деятелей культуры и образования, в головах священнослужителей, наконец, в головах представителей царской фамилии. Офицерство, дворяне-помещики, купцы-предприниматели, творческая и научная интеллигенция - все слои российского образованного общества были заражены либеральными представлениями "о вечной отсталости России от прогрессивной Европы" и неспособности монархии эффективно управлять страной.
"...Осуждая и дискредитируя самодержавие на протяжении многих месяцев и даже лет, либералы систематически, хотя и непреднамеренно, пролагали путь восстанию и склоняли страну признать, что уничтожение царской власти необходимо. ...(Либералы) основывались на том, что самодержавие как форма правления устарело и обречено на гибель по примеру западных стран...". (Катков Г.М. Февральская революция.)

Именно либерализм внушил россиянам уверенность в ненужности империи для блага России. И освобождение от самодержавия, о котором целое столетие мечтали русские либералы, свершилось в феврале 1917 года. Современникам казалось тогда, что все просвещённые слои русского общества с восторгом и надеждой восприняли гибель монархии и империи. Воздух свободы опьянял и гнал на улицы воодушевлённую публику. Улицы Петрограда заполнились праздным народом с красными бантами на груди, отмечающим своё "освобождение от тирании". Все были доброжелательны и благодушны, веря, что наступило время братства и любви.
Россия перестала быть империей, монархией, и никто этим особо не огорчился. Казалось, сам факт свержения Романовых открывает дорогу к светлому будущему. Все либералы России могли бы тогда повторить вслед за генералом Корниловым: "Я заявлял, что всегда буду стоять за то, что судьбу России должно решать Учредительное собрание, которое лишь одно может выразить державную волю русского народа. Я заявлял, что никогда не буду поддерживать ни одной политической комбинации, которая имеет целью восстановление дома Романовых, считал, что эта династия в лице её последних представителей сыграла роковую роль в жизни страны".
Царская власть в России рухнула окончательно и бесповоротно с отречением Николая Второго. А большевики в это время даже не предполагали, что европейский либерализм настолько глубоко въелся в ментальность русского образованного общества, что окажется в состоянии легко похоронить многовековую российскую монархию.

Российская империя, по мнению многих отечественных и европейских экспертов, должна была стать в XX веке 500 миллионным гигантом, равным которому по экономическому развитию никого бы не было в мире. Все предпосылки у страны к такому благоприятному развитию были.
Мировая война должна была закончиться в 1917 году полным разгромом Германии. Русская армия была готова снова войти в Берлин победным маршем. Российская военная промышленность полностью покрывала потребности армии для быстрого разгрома врага. Сельское хозяйство, фабрики и заводы работали исправно, удовлетворяя потребности населения и армии в еде и одежде. Страна была худо-бедно обеспечена и продовольствием, и промышленной продукцией, чтобы с честью преодолеть все невзгоды войны. Да, проблемы со снабжением были, была нерасторопность правительства и чиновников, но России не приходилось испытывать тех трудностей, что испытывали, например, немцы, истощая себя войной на два фронта.
А с окончанием мировой войны и с разделом Германии в Европе у России не оставалось реальных военно-экономических конкурентов. По условиям послевоенного мира, Российской империи отошли бы черноморские проливы вместе с Константинополем, что сделало бы её хозяином Средиземноморья.
Огромные земельные пространства, заселённые трудолюбивым христианским православным народом, несметные природные богатства, плодороднейшие чернозёмы, благоприятное географическое расположение - всё должно было сделать Россию самым успешным государством в истории ХХ века. Не зря Пётр Аркадьевич Столыпин несколько ранее мечтал о двадцати спокойных годах - этого срока было бы вполне достаточно (при верном управлении), чтобы сделать Россию мировым лидером.
Но тут, совершенно неожиданно для всех, случился февраль 1917...

Февральские события в Петрограде в советской историографии было принято называть буржуазно-демократической революцией. Якобы, по своему характеру эта революция была буржуазной, ибо окончательно устанавливала в стране капиталистические порядки, и демократической, поскольку народ, якобы, только и желал, чтобы свергнуть царя-батюшку.
Однако, во-первых, капиталисты в царской России чувствовали себя превосходно, получая прибыли и сверхприбыли. Не об этом ли успешном развитии капитализма в России писал и сам Ленин в своих работах. Российские капиталисты особо не лезли в политику, поскольку интересы капитала в империи были уже достаточно хорошо защищены. По существу, в Российской империи буржуазия добилась свободы эксплуатировать население без революций, но благодаря реформам самого царского правительства. Россия к началу Первой мировой войны уже была буржуазной конституционной монархией, поэтому свергать царя, ради свободы эксплуатировать россиян, особой нужды не было - капиталисты уже фактически ею обладали.
Во-вторых, февральская революция была совершена не буржуазией. Революция стала результатом заговора лидеров либерального движения России против монархии. Кучка либералов Государственной Думы, поддержанная высшим руководством царской армии, взяла на себя ответственность за судьбу страны, потребовав от Николая II отречения от престола. Поэтому февральскую революцию 1917 года называть буржуазной вряд ли корректно.
Также не совсем правильно считать её демократической, поскольку абсолютное большинство населения Российской империи попросту не участвовало в событиях февраля. Армия была верна данной "За Веру, Царя и Отечество" присяге и готова была подкрепить её ратными делами. А простой русский народ в целом по стране даже не задумывался о жизни без царя.
По существу, в феврале случился исключительно петроградский бунт (майдан, по современной терминологии), организованный либеральной чиновничьей оппозицией. Поэтому и называть февральские события 1917 года революцией тоже не совсем правомерно. Скорее, это был верхушечный переворот - переворот, совершённый образованными слоями российского общества, интеллигентами, заражёнными либеральной европейской идеологией.
С такой характеристикой февральских событий согласны и сами непосредственные их участники. Вот некоторые мнения:
Историк Мельгунов С. П. констатирует: "Речь шла о заговоре в стиле дворцового переворота XVIII столетия, при которых не исключалась возможность и цареубийства".
Политик Милюков П. Н. так рассказывает о планах Гучкова А. И. по поводу переворота: "...захватить по дороге между Ставкой и Царским Селом Императорский поезд, вынудить отречение, затем, одновременно, при посредстве воинских частей, на которые в Петрограде можно было бы рассчитывать, арестовать существующее правительство и затем уже объявить как о перевороте, так и о лицах, которые возглавят правительство".
Философ Георгий Катков: "После убийства Распутина мысль о дворцовом перевороте стала овладевать умами общества, и особенно интеллигенции и полуинтеллигенции. Даже среди членов царской семьи патриотизм не означал больше верности царствующему монарху.
А вот что пишет Петр Мультатули о "революции генерал-адъютантов": "...хочется привести слова генерала Н. И. Иванова об Алексееве: "Алексеев человек с малой волей, и величайшее его преступление перед Россией - его участие в совершенном перевороте. Откажись Алексеев осуществлять планы Государственной Думы, Родзянко, Гучкова и других, я глубоко убежден, что побороть революцию было бы можно, тем более, что войска на фронте стояли спокойно и никаких брожений не было. Да и главнокомандующие не могли бы и не решились бы согласиться с Думой без Алексеева". (Мультатули П. В. Николай II. Дорога на Голгофу.)

Итак, Февральский переворот был совершен ради реализации либеральных представлений российской интеллигенции о человеке, обществе и государстве, представлений о мире, общественном прогрессе и демократии, представлений о России, заимствованных у европейских либералов. И если себя либеральные европейцы выставляли в качестве лидеров прогрессивного человечества, то Россия всегда признавалась ими в качестве абсолютного аутсайдера прогресса.
Для англичан, например, мнивших себя учителями свободы, было вполне естественным критиковать Россию по любому поводу. Англия уже более столетия видела в России угрозу своим планам по установлению мирового господства. Интересы двух стран сталкивались уже более сотни лет и именно поэтому английская пропаганда - рупор английского правительства - всячески дискредитировала внутреннюю и внешнюю политику царизма. Англия сражалась с Россией в смертельной схватке за свою гегемонию в мире, поэтому использовала все средства, чтобы унизить, оболгать и очернить, опозорить противника.
К сожалению, наивная русская интеллигенция, впитывая европейские либеральные идеи, принимала все европейские россказни о свободе, равенстве и братстве за чистую монету, совершенно не подозревая, что за высокими словами прячется наглый и циничный расчёт на ослабление России. Русские либералы не в состоянии были понять, что европейский либерализм предназначен исключительно для внутреннего потребления, но не для мира между народами. Информационная война, проводившаяся британцами против России весь XIX век, привела к тому, что русская либеральная интеллигенция стала смотреть на Россию глазами европейских пропагандистов. И, конечно же, Россия в этих взглядах представлялась политически и экономически отсталой, неразвитой деспотией с массой неразрешимых проблем.
Англичане совершенно верно определили главное направление своего пропагандистского удара - русская монархия. Расчёт английских политиков был абсолютно верен - свержение монархии станет прологом к распаду и уничтожению России. Столетиями критиковала английская пресса дом Романовых, воспитывая целые поколения просвещённых россиян в духе "освобождения от тирании". И под воздействием этой пропаганды идея свержение монархии в России стала постепенно стержневой идеей русской интеллигенции. Так русские стали жертвой европейской пропаганды, вдолбившей в головы просвещённых россиян "простую" мысль, что в России настанет счастье и благоденствие, как только страна избавится от монархии. И русские либералы поверили в эту ложь, несмотря на очевидный факт постепенного приближения русской монархии по своему устройству и управлению к европейским стандартам.

И с февраля месяца 1917 года вся ответственность за положение дел в стране легла на плечи либералов Временного правительства. Но одно дело - вещать с парламентской трибуны, упражняясь в либеральной риторике, и совсем другое - руководить страной. Либеральное словоблудие в принципе не могло заменить реальных мер по наведению порядка в стране.
Могут возразить, что Временное правительство было не совсем свободно в своих решениях, поскольку вынуждено было делить власть с Петроградским Советом. Однако и Совет в столице мог существовать именно в силу недееспособности либералов Временного правительства поддерживать порядок. Именно либералы своими решениями ликвидировали ответственность и дисциплину в стране, перепутав, в силу своей наивности, свободу со вседозволенностью.
По воспоминаниям А. И. Деникина, "В начале революции Временное правительство, несомненно, пользовалось широким признанием всех здравомыслящих слоёв населения. Весь старший командный состав, всё офицерство многие войсковые части, буржуазия и демократические элементы, не сбитые с толку воинствующим социализмом, были на стороне правительства..." (Деникин А. И. Очерки русской смуты.) Но Временное правительство либералов, совершенно бездарно управляя страной, в течение буквально нескольких недель растеряло кредит доверия.

В России с февраля месяца началась вакханалия либерализма, когда жители бывшей империи стали брать столько суверенитета (чужой собственности), сколько удавалось отхватить.
"Кадеты, эсеры и меньшевики хотели провести насущные преобразования в России цивилизованно, по-европейски, в рамках законности. Они не учитывали российских условий, разгула страстей, анархии, неуважения к любому закону, которые получили массовое распространение по России уже с марта 1917 г. Ф. И. Шаляпин вспоминал о Петрограде в марте 1917 г.: "Достаточно было выйти на Невский проспект, чтобы сразу почувствовать, как безумно бушует в народе анархическая стихия. Я видел, как солдаты злобно срывали со стен какие-то афиши, которые упорно наклеивали другие "граждане", и как из-за этого в разномыслящей уличной толпе возникали кровавые драки". ( Думчева Н. Кончилось ваше время.)
Разгон полиции и освобождение уголовников из тюрем вылилось в страшный рост преступного беспредела, в грабежи и убийства обывателей. Никогда в России преступности в таких масштабах не бывало! В городах и сёлах стали стихийно возникать вооружённые банды (благо оружия в стране хватало), державшие население в постоянном страхе. Разбой на улицах и дорогах стал обыденным явлением. В России наступил период грабежей, насилия, воровства, спекуляций и махинаций - все захотели быстро обогатиться за счёт ближнего.
Из-за разрушения производственной дисциплины стало невозможно честно вести бизнес. В "предприниматели" устремились все, кто имел доступ к материальным ценностям. Всеобщие воровство никак не ограничивалось, что приводило к разорению страны. "Спекулянты пользовались всеобщей разрухой, наживали колоссальные состояния и растрачивали их на неслыханное мотовство или подкуп должностных лиц. Они прятали продовольствие и топливо или тайно переправляли их в Швецию. В первые четыре месяца революции, например, из петроградских городских складов почти открыто расхищались продовольственные запасы, так что имевшийся двухгодовой запас зернового хлеба сократился до такой степени, что его оказалось недостаточно для пропитания города в течение одного месяца". (Рид Д. Десять дней, которые потрясли мир.)
"Ближайшие, непосредственные, шкурные интересы буржуазии и торговцев оказались для них выше не только общенародных, общегосударственных, но и своих коренных интересов... корысть оказалась превыше всего ..."
В России начался небывалый экономический кризис во всех отраслях. С февраля до середины 1917 года падение производства в отдельных отраслях достигало 40 процентов. Фабрики и заводы закрывались, а безработица выросла по стране в разы.
Начались крестьянские выступления с грабежами и поджогами поместий и расправами с "бывшими угнетателями". Уже в марте 1917 г. начались самовольные захваты земли. 17 марта помещик из Уфимской губернии телеграфировал Временному правительству: "Имение мое разгромлено, хлебные, съестные запасы, семена, породистые лошади, скот, свиней, птиц, машины, орудия, все имущество разграбили, строения сожгли. Убытки громадные". К осени крестьянское движение за землю только усилилось и крестьяне Временному правительству, отложившему решение вопроса о земле до созыва Учредительного собрания, уже абсолютно не верили.
"Постоянно с начала 1917 года ухудшалось положение с продовольствием, им не могли снабдить в достаточном количестве даже фронт: из 122 составов подавалось не более 20. В августе 1917 г. для армии заготовили лишь 28% запланированного количества хлеба, а для населения 40 - 43%, в сентябре армия получила еще меньше - 26%. Заготовки в феврале-октябре не достигли и половины (48%) потребности страны. Заготовки хлеба в августе-октябре составили лишь 33,5% установленного задания. В стране реально возникала угроза голода".
В стране начался безудержный рост цен. Высокая инфляция привела к падению покупательной способности российского рубля с 27 до 7 копеек. Курс рубля на Лондонской бирже упал с 56,2 коп. в феврале 1917 г. до 27,3 коп. в сентябре. Временное правительство выпустило новые бумажные деньги "керенки" в таком огромном количестве, что те быстро обесценились, так что приходилось рассчитываться ими не по номиналу, а по их весу.

В армии после февраля начались кадровые чистки, в ходе которых на высшие посты назначались военачальники не по боевым заслугам, а по политической принадлежности к либерализму - значительная часть из 68 командиров корпусов и 240 командиров дивизий после февральского переворота была изгнана из армии. В противоположность этому, именно в это время совершают беспрецедентный карьерный взлет либералы-офицеры Корнилов, Деникин, Колчак. Сам Деникин писал об этом так: "Военные реформы начались с увольнения огромного числа командующих генералов... В течение нескольких недель было уволено... до полутораста старших начальников".
Как утверждает В. И. Старцев, "командующие флотами... Непенин и Колчак были назначены на свои должности благодаря ряду интриг, причем исходной точкой послужила их репутация - либералов и оппозиционеров".
А. И. Деникин в "Очерках русской смуты" писал: "Уже после февраля резко снизилась дисциплина, создание солдатских комитетов, появление агитаторов различных партий, учреждение института комиссаров Временного правительства размывали единоначалие и порождали неразбериху. Особенно ухудшилось положение летом во время и после неудачного наступления. Солдаты отказывались выходить на позиции, с трудом можно было уговорить занять оборону, а в наступление шли уже тем более немногие. К тому же не хватало продовольствия, оружия, снаряжения".
Ослабление офицерского корпуса и либеральные реформы в армии (отмена смертной казни, выборность офицеров и многое другое) привели к потере боеспособности вооружённых сил, что стало причиной военных неудач 1917 года. Армия, послушная присяге императору российскому, полностью готовая к разгрому Германии, превратилась в сборище вооружённых людей, потерявших всякий интерес не только к продолжению войны с немцами, но и к защите самой России. За несколько месяцев страна лишилась боеспособной армии.

С февраля 1917 начался стремительный рост национализма по всей территории бывшей Российской империи. Начался "парад суверенитетов": Украина, Польша, прибалтийские страны почувствовали возможность избавиться от России. Национальные элиты различных народов Российской империи приходят к мысли воспользоваться ситуацией безвластья, сложившейся в стране, и задумываются о самоопределении своих народов. Да и в самой России появились центробежные тенденции - стал расти местечковый национализм среди исконно русских территорий, когда русские потеряли вдруг общепризнанный русский исторический центр. Процесс роста национального самосознания и сепаратных настроений идёт с ускорением, и ничто не предвещает его остановки.

"Уже весной напуганный обыватель затосковал по старым порядкам: "Устройте порядок, душа исстрадалась. Армия ваша убивает и грабит своих, милиционеры ваши - убийцы и грабители. Дайте власть, пустите немца, и вся сволочь угомонится, тоска и мрак кругом, у меня нет партии, я хочу порядка". Другие предлагали выбрать военного диктатора, а после июльских событий обыватель требует уже "обуздать демонстрантов выстрелами и побольше ранить и даже убить, сорную траву с поля вон... Без жертв мы не будем иметь покоя, а только отсрочку и воображаемый покой". (Соболев Г. Письма из 1917 года//0ктябрь 1917: величайшее событие века или социальная катастрофа. М., 1991. С. 230.)
К середине 1917 года в стране сложилась катастрофическая ситуация. "Мы можем охарактеризовать внутреннее положение России как положение развала, распыленности власти, распыленности воли, групповых устремлений, где часто царствуют частные интересы, которые... не ставят во главу угла общих интересов и которые полагают, что они преследуют действительные цели, когда на самом деле преследуют лишь мираж". (Армеев Р. Заговор контрреволюции//Известия. 1987. 30 августа.).
Передовая статья от 3 октября называлась "Волна погромов", в ней подводился итог многих публикаций: "Ежедневно газетные листы приносят длинную вереницу известий о погромах. Громят в городах и деревнях. Громят лавки и помещичьи амбары. Жгут, грабят и насилуют. Эти безобразные погромы возникают на почве неудовлетворенности народных масс своим положением; не пришел мир так скоро, как его ждали; не стал дешевле хлеб; по-прежнему нет одежды, обуви, земледельческих орудий". (Лацис О. Перечитывая "Известия" за октябрь 1917 года//Известия. 1991. 2 ноября.)
14 октября, передовая статья "На волоске" рассказывает о полной потере боеспособности русских войск, противостоящих Германии: "Неприятельские войска задерживаются в своем наступлении разве только погодой и собственной неспособностью к большим переходам".
"У нас все находится на волоске от смерти: на волоске висит продовольствие, транспорт, финансы, промышленность, армия, флот, Петроград, Временное правительство и Учредительное собрание - все решительно". "Анархия и погромы возрастают и грозят перейти в невиданное еще в истории господство прямых разбойников - состояние, которому не придумано еще имени", "России грозит государственный распад" - эти крики отчаяния и безнадёжности заполнили все российские издания.
Можно ли было жёсткими, возможно, даже жестокими методами сохранить демократию в России и вернуть её к жизни? Конечно! Но тогда либералы не были бы либералами, допусти они успех "корниловского мятежа". Впрочем, возможно, Керенский уже не обладал самостоятельностью в решениях, всецело полагаясь на американских советников, боящихся успеха Корнилова больше, чем продолжения хаоса в России. Не в благодарность ли за измену России американцы на своём посольском автомобиле вывезли премьера из Петрограда, а затем и из страны, наградив его американским гражданством?

Можно бесконечно долго рассказывать о той трагедии, что разворачивалась на территории бывшей Российской империи в 1917 году. Научные исследования и художественные произведения запечатлели всю гнетущую безысходность сложившейся в середине года ситуации в стране.
В. И. Ленин в своей работе того периода "Грозящая катастрофа и как с ней бороться" констатирует: "Происходит повсеместный, систематический, неуклонный саботаж всякого контроля, надзора и учета, всяких попыток наладить его со стороны государства. ... Прошло четыре месяца после 6-го мая, четыре длинных месяца, когда Россия уложила сотни тысяч солдат на нелепое, империалистское, "наступление", когда разруха и катастрофа приближались семимильными шагами...".
В грозящей России катастрофе Ленин обвинял, по обыкновению, алчность капиталистов и банкиров и некомпетентность их прислужников в коалиционном Временном правительстве, предлагая радикальные (социалистические) методы восстановления экономики. Однако, не банкиры с капиталистами толкали страну в пропасть катастрофы - они лишь пользовались ситуацией, как делают это банкиры и капиталисты во все времена и повсюду в мире, используя любую возможность для наживы. Толкали страну в пропасть либеральные взгляды членов коалиционного Временного правительства, которым они никак не могли изменить. Свобода и демократия, понимаемые русскими либералами крайне примитивно, до детской наивности, стали разрушителями страны.

Что ждало Россию после полугодового либерального самовластья? Что случилось бы со страной, не будь октябрьского большевистского переворота?
Преступность в стране сама собой вряд ли исчезла бы. Спекулянты и воры вдруг не перестали бы воровать. Дисциплина сама собой бы не восстановилась ни в армии, ни на производстве. Националисты не отказались бы сами от своих притязаний на власть на местах. Западные союзники никогда не стали бы поддерживать тех, кто стоял за "единую и неделимую Россию". Все проблемы со временем лишь обострялись бы, разоряя и обедняя население, повышая озлобленность масс, накаляя обстановку в различных районах страны.
На Россию надвигалась угроза гражданской войны между территориями, пытающимися самоопределиться на основе чего угодно, в надежде на хоть какое-то благополучие. Правление либералов должно было закончиться появлением нескольких десятков псевдо независимых "государств" на территории бывшей Российской империи, которые неминуемо начали бы "тянуть одеяло на себя", что стало бы причиной нескончаемых конфликтов и войн.
Если по каким-либо причинам В. И. Ленин не добрался бы до России и не осуществил бы октябрьский переворот, возможно, удалось бы сохранить целостность страны до созыва Учредительного собрания, но это уже не спасло бы страну от распада. "Парад суверенитетов" продолжился бы до тех пор, пока вся территория бывшей Российской империи не стала бы представлять собой "лоскутное одеяло" из, якобы, государств, постоянно конфликтующих и воюющих друг с другом. Учредительное собрание только констатировало бы фактически состоявшийся распад Российской империи, распад России.
Переругавшись друг с другом, депутаты Учредилки разъехались бы по своим землям с целью как можно скорее объявить о самостоятельности и заручиться поддержкой европейских "друзей России". Ливийский сценарий 2012 года случился бы на век раньше. По всей территории бывшей Российской империи началась бы гражданская война за сферы влияния западных стран. Но не иностранцы сражались бы друг с другом - русские убивали бы русских во имя "независимости" и "свободы" на деньги Запада. В конце концов, мировая конференция по умиротворению России разделила бы страну на сферы западного влияния, прекратив тем самым её многовековую историю независимости.
Следом начался бы великий исход русской интеллигенции - представители образованных классов постарались бы уехать из России, куда подальше от народной смуты, в основном, на так горячо любимый ими Запад. А вот простой народ русский умылся бы кровавыми слезами. И этот русский геноцид длился бы ровно столько, сколько понадобилось бы для уменьшения численности русского населения в разы. Возможно, до 15 миллионов человек - именно столько русских, по мнению Маргарет Тэтчер, могли бы прекрасно жить в России, чтобы обслуживать западные экономические интересы.
Исторические события последующей за большевистским переворотом Гражданской войны доказывают заинтересованность Запада в разорении и уничтожении России. Западные демократии не спешили вмешиваться в российские раздоры с целью их умиротворения, не старались прекращать конфликты, исходя из принципа "Пусть русские убивают русских как можно больше, если им так хочется, а с оставшимися мы договоримся".
Не считая поначалу большевиков способными надолго возглавить страну, союзники не спешили оказывать реальную помощь "белому движению", резонно полагая, что чем дольше будет продолжаться "русская смута", тем сговорчивее будут выжившие в ней. Поведение Запада в русских событиях вполне естественно - личное благо превыше всего! Западу были противны как "белые" с их лозунгом о единой и неделимой России, так и "красные", которых они за достойных людей не считали вовсе. В предвкушении скорого распада России западные демократии устроили официальный делёж русских земель и уже направили свои экспедиционные силы на подведомственные территории - застолбить участки. Ещё немного и России не станет!

Так кто же погубил Российскую империю, монархию и приближал погибель России?
Под управлением либералов, захвативших власть в феврале 1917 года, Россия уже через год пришла бы к своему распаду и уничтожению. Интеллигентский либерализм показал свою полнейшую неспособность к управлению страной, поскольку представлял собой свод наивных иллюзий, навязанных Западом. Совершенно не понимая природы человека, общества и государства, русские либеральные интеллигенты оказались орудием Запада, разрушающим русскую государственность.
Невозможно понять, находясь в здравом уме, действия Временного правительства по управлению страной. Кажется, что во главе великой страны стоит группа наивных подростков, упражняющихся в революционной риторике. Уж насколько слабо руководил страной Николай Второй, но при нём Россия худо-бедно жила и уверенно шла к военному триумфу в Первой мировой войне. Полугодовое же правление либералов Временного правительства полностью разорило страну и обернулось для России национальной катастрофой.
Деятели Февраля хотели дать России свободу, понимая её крайне примитивно, то есть, не понимая, что свобода требует от человека высочайшей сознательности и ответственности. Российский народ освободили от присяги Царю, тем самым лишив его и Отечества, и Веры. В результате Россию захлестнула волна насилия и самовластия, когда каждый становится сам себе судия, понимая свободу в меру своего умственного и морального развития.
Свобода без порядка неизбежно превращается в свободу беспорядка.
"...(февральская - ЮК) русская революция превратила Россию в дискуссионный клуб и арену политической драки. Либеральные круги, не привыкшие действовать и брать на себя ответственность, пустились в шумные споры о том, должна ли Россия быть конституционной монархией, либеральной республикой, социалистической республикой и так далее. Среди всей этой неразберихи позерствовал "благородный либерал" Керенский; на поверхность всплывали разные авантюристы, "сильные личности", лжесильные личности, российские монахи и российские бонапарты. Исчезли последние остатки общественного порядка. К концу 1917 года на улицах Москвы и Петрограда убийства и ограбления стали таким же обычным явлением, как автомобильные происшествия на улицах Лондона, с той разницей, что на них обращали еще меньше внимания. ...я встретил американца... который находился в Москве во время этой полнейшей анархии. Он рассказывал об ограблениях среди бела дня, о часами валявшихся в канавах трупах, мимо которых занятые своими делами люди проходили так же, как проходят у нас мимо валяющегося на тротуаре дохлого котенка.
...Эта несчастная страна, смертельно больная, в бреду, приближалась к гибели". (Герберт Уэллс "Россия во мгле")

Февральский переворот в России 1917 года - это самое трагическое событие в российской и мировой истории, ибо он разрушил огромнейшую по своим размерам трёхсотлетнюю империю Романовых, которой многие предрекали блестящее будущее в ХХ веке. Он привел к погибели государство, которое могло бы стать оплотом человеколюбия и миролюбия на земле, могло бы стать миротворцем, устанавливающим мир и благополучие между народами.
Либеральное сообщество России совершило преступление против её народов, самовлюблённо уверовав в то, что именно либералы знают истину, по которой должны жить люди. Но кроме умения талантливо витийствовать с трибуны о свободе и демократии, о братстве и любви, о правах человека, необходимо кормить и убирать города, бороться с преступностью, содержать боеспособную армию, создавать условия для жизни и труда, чтобы заводы работали, а поля давали урожай. Как оказалось, кроме умения болтать на любые отвлечённые темы, ничего больше либералы в реальной политике делать не умели. Либеральствующие интеллигенты убили Российскую империю, и дело шло к погибели самой России.
Насколько восторженно встретила либеральная петербургская публика отречение императора в феврале, настолько беспросветное отчаяние владело умами в сентябре. Все уже вконец разочаровались в призывах и лозунгах, уже никакого доверия не испытывали ко Временному правительству, и никто не знал, что делать и как остановить дальнейшее разрушение страны. Ещё были, конечно, наивные простаки, кто возлагал надежды на Учредительное собрание, но повседневная деградация жизни делала их весьма призрачными.

Наступила хмурая осень 1917 года. Никто ни во что уже не верил, никто ни на что уже не надеялся - все находились в мрачном предчувствии, что дни России уже сочтены и страна быстро приближается к своей погибели. И казалось, ничто не может остановить грядущую катастрофу...

Чёрные глазницы - пустые дома,
Серое небо, невспаханные поля.
Молчат заводы, мертва земля -
Это Россия... Россия... была...

Совершив февральский переворот в 1917 году, либеральные интеллигенты погубили Российскую империю, и за полгода своего правления привели к погибели Россию.



2. ЗАВЕРШЕНИЕ РЕВОЛЮЦИИ: ОКТЯБРЬСКИЙ ПЕРЕВОРОТ.


История февральского переворота в России 1917 года - это иллюстрация всем известного изречения: "Благими намерениями выстлана дорога в ад".
Либеральные деятели февраля, конечно, были патриотами России, желающими всяческого блага своей Родине. Совершая свои деяния по свержению монархии русской, они преследовали сугубо благородные цели - приблизить страну к европейским стандартам качества, сделать жизнь россиян более обеспеченной, по-европейски нарядной и благоустроенной.
Однако, есть и другое хорошо известное россиянам изречение, пришедшее к нам из недавнего прошлого: "Хотели как лучше, а получилось как всегда".

Почему же так плохо получилось у деятелей февраля с благополучием России?
Возможно, потому, что врали! Врали самим себе, и сами же уверовали в истинность своей лжи! А главное - с думской трибуны врали стране. Врали, зная, что их ложь обыватели будут принимать за истину. Врали, что царь готовит перемирие с немцами и хочет поражения России в войне. Обманывая народ, либералы обманывали сами себя, свои мечты о благополучной России.
Кроме того, либерализм совершенно не позволяет правильно оценивать действительность. Как оказалось, российские либералы совершенно не знали, что такое русский народ. Либералы совершенно не понимали, что такое демократия, что такое свобода. Русские либералы были слишком наивными учениками европейских учителей. Они были слишком самоуверенными, как ведут себя люди, думающие, что познали истину в последней инстанции.
Невежество, лживость, самоуверенность, самовлюблённость и детская наивность - это и есть главные качества русского либерала с тех пор. Ну, и как с подобным набором ценностей можно было ожидать чего-то хорошего в России?
Вот как ярко описывает, например, Г. М. Катков интриги русских либералов против царского режима в своей замечательной работе "Февральская революция":
"...во что уперлась к февралю 1917 года распря между самодержавием и либеральной оппозицией... Во всем добились успеха те, кто с 1915 года пытался сломить упорство царя путем давления, угроз и изоляции, кроме главной цели. Они развернули гигантскую кампанию против правительства, царицы и царя в печати и в Думе, они помогали нелегальному распространению обличительных обращений и речей. Они сумели взбудоражить так называемое "образованное общество", внушив, что предательская власть вырывает у него из рук победу, которая несомненна, стоит лишь за дело взяться либералам.
Под натиском этой пропаганды пошатнулись среднее чиновничество и армейская администрация, росло осуждение начальства; эти люди готовы были подчиниться власти общественных организаций.
...Если бы царь и правительство твердо держались еще несколько недель, то игра Прогрессивного блока и общественных организаций была бы проиграна.
Это, очевидно, ясно было всем участникам событий, хоть никто в том не признавался. Либералы и радикалы всех оттенков продолжали твердить, что их заботит лишь одно - исход войны, завершение последней, как тогда думали, ее стадии. И повторяли бесконечно, что без
немедленной конституционной реформы победа невозможна. Однако страх военной неудачи и унижения России был, если мы не ошибаемся, лишь пристойной оболочкой другого чувства - глубокого внутреннего опасения, что война кончится победой до того, как осуществятся политические чаяния оппозиции, что возможности, предоставленные ей чрезвычайными
обстоятельствами военного времени, будут упущены.
...Либеральные круги, и в Думе, и в общественных организациях, разжигая антиправительственную пропаганду, поддерживая слухи об измене в высших сферах, подстегивая раздражение публики и направляя его против "немки" и царя, до того накалили страсти, что свержение царского режима показалось освежающей бурей".

И вот с этим-то духовно-нравственным багажом либералы свергают царя и захватывают государственную власть в России. Естественно, что они не могут обуздать дикие нравы толпы, потерявшей нравственные ориентиры. Интеллигенция научная и творческая, придя к власти, совершенно не знала, как этой властью распорядиться, чтобы хотя бы сохранить страну.
И буря действительно разразилась нешуточная. Такая, что за полгода правления либералов Временного правительства от Российской империи мало, что осталось, и экономика России была "разорвана в клочья", а боеспособность армии обратилась в ничто. В стране воцарились безработица, голод и разруха. Преступность перестала бояться закона и выплеснулась на улицы. Стремительно нарастали центробежные тенденции, приближая страну к угрозе гражданской войны, распада и уничтожения.
"...В марте Царь был на престоле; Российская Империя и русская армия держались, фронт был обеспечен и победа бесспорна... Несмотря на ошибки большие и страшные, тот строй, который в нем воплощался, которому он придавал жизненную искру - к этому моменту выиграл войну для России... Держа победу уже в руках, она пала на землю, заживо, как древле Ирод, пожираемая червями". (Churchill W. The World Crisis. 1916-1918.)
Не имея никакого авторитета в народе, постоянно ошибаясь в вопросах управления огромной страной, и не имея сил справиться с трудностями, либералы российские, дорвавшись до власти, бездарно ею распоряжались. Некомпетентность либералов привела к поражению на фронте, к развалу народного хозяйства, к росту преступности и насилия. Интеллигентам гораздо проще вещать с кафедр или рассуждать в газетных статьях о том, какой хорошей должна быть страна, какими добрыми должны быть люди, чем управлять реальными процессами жизнеобеспечения страны.
Февральский переворот совершался под либеральными лозунгами свободы и демократии, братства и равенства, любви и согласия. Россия должна была строить из себя "европейское государство" по тем прекраснодушным либеральным фантазиям, что заполняли головы русских интеллигентов на протяжении столетий. Насколько далеки были эти фантазии от реальности, показал опыт правления Временного правительства в 1917 году, привёдший к глубокому кризису во всех сферах народного хозяйства.

И русские либералы, и социал-демократы (большевики) почти одинаково желали свержения российской монархии, считая её тормозом на пути прогрессивного развития страны. И если идея "освобождения от рабства" в какой-то степени объединяла большевиков и либералов, то вопрос о дальнейшей судьбе страны делал их непримиримыми врагами.
Большевики и либералы совершенно по-разному оценивали факт свержение царя и совершенно по-разному определяли свою роль в истории России после этого.

Русские либералы в акте свержения русской монархии видели начало новой эры в истории России - вступление страны на путь "свободы и демократии". Но думские либералы видели свою историческую миссию лишь в том, чтобы только освободить народы империи от деспотизма монархии, а затем, по их мысли, свободные народы путём демократических выборов сами решат, как и с кем им жить дальше. Либералы считали, что главное - свергнуть царский режим, а затем революционное творчество масс автоматически определит контуры будущего развития страны.
Либералы Временного правительства не видели своей роли в созидании нового демократического государства - этим должно было заняться Учредительное собрание. Жертвы европейской (английской) либеральной пропаганды, российские либералы считали главным своим делом разрушение старого, но не построение нового - их миссия была чисто разрушительная - разрушить монархию до основания, чтобы на её останках можно было, после созыва Учредительного собрания, построить новое демократическое государство.
Либералы настолько были уверены в своей правоте, в благополучном будущем освобождённой ими от царской тирании страны, что даже не удосужились разработать хотя бы примерный план управления государством до Учредительного собрания. Они наивно верили в благодарность освобождённого ими народа, идеализируя его в духе французской философии эпохи Просвещения. В законотворчестве либеральные революционеры 1917 года сильно уступали декабристам 1825 года, у которых были разработаны проекты сразу нескольких конституций.
Слабая теоретическая подготовка февральского переворота и последующих шагов была вызвана тем, что либералы очень торопились, справедливо полагая, что планируемое на 1917 год наступление русских войск приведёт к разгрому Германии и к триумфу России, после чего ни о каком перевороте уже думать бы не приходилось. Депутаты и генералы - либеральные заговорщики - воспользовались искусственно созданной в Петрограде ситуацией и уговорили Николая Второго сложить свои императорские полномочия. Именно уговорили, что было довольно не сложно, поскольку и либерально образованный царь всегда тяготился своей короной, будучи примерным семьянином.

В отличие от думских либералов, большевики считали свержение монархии началом большой борьбы по переделке мира - первым шагом на пути установления "мировой справедливости". Они уже заранее знали, как, что и зачем будут делать. Социалистическая революция в демократической России должна была стать первым актом мировой пролетарской революции. В России буржуазная демократия должна смениться "властью рабочих и крестьян", ведомых "передовым отрядом рабочего класса" к победе мирового пролетариата.

Если русские либералы, свергнув царя и дав народам России свободу, посчитали свою миссию выполненной, и принялись тупо ждать созыва Учредительного собрания, пустив исторический процесс в России на самотёк. То большевики во главе с Лениным, пользуясь полученной в результате февральского переворота свободой, стали усиленно готовиться к захвату власти в стране, совсем не рассчитывая на "сознательность масс", которая позволила бы большевикам автоматически занять лидирующие позиции в Учредилке.
Если либералам, свергнувшим царизм в феврале 1917, нужна была "свобода и демократия", то большевикам нужна была "власть рабочих и крестьян" для построения социализма. Если для либералов Россия, в конечном счёте, должна была стать просто "одной из европейских стран", то для большевиков Россия должна была стать первой страной, открывшей человечеству путь в коммунизм.

О чем мечтали русские либералы, чего они хотели добиться свержением русской монархии? - Они хотели осуществить мечту всех русских либералов - "присоединить Россию к Европе", стать полноправными европейцами, чтобы можно было сказать: "Россия - это Европа"!
Как говорил один из главных организаторов упразднения монархии военный министр А. И. Гучков на большом совместном заседании правительства, Временного комитета Госдумы и Исполкома Петроградского Совета: "Мы должны все объединиться на одном - на продолжении войны, чтобы стать равноправными членами международной семьи".
Гучков, таким образом, озвучил КОМПЛЕКС НЕПОЛНОЦЕННОСТИ РУССКОГО ЛИБЕРАЛА - они никак не могут понять уникальности России, и поэтому отказывают родной стране в праве быть самостоятельной цивилизацией.
Принадлежать к либеральной Европе - вот цель февральского переворота. И это несмотря на то, что Россия и так постепенно перенимала все черты европейского либерального государства. То есть, либералов просто не устраивали сроки, в которые Россия стала бы вровень с передовыми европейскими странами. Они хотели ускорить движение, считая, что это именно монархия тормозит европеизацию России. Они думали: уберём тормоз царизма и естественные стремления к лучшему освобождённых россиян приведут страну в Европу, приведут Россию в клуб "цивилизованных европейских стран".
Однако, освобождённый вдруг от всех условностей народ российский первым делом бросился громить своих многовековых обидчиков - всех "богатеньких". Либералы на это закрывали глаза, оправдывая народный гнев "долгими веками угнетения", и предлагали "понять и простить" в надежде, что всё само собой образуется как-то. Но время шло, а люди, видя, что центральная власть бездействует, стали всё больше полагаться только на самих себя, пытаясь выжить в условиях всеобщей разрухи. В народе, брошенном либеральной властью на произвол судьбы, просыпался сепаратизм, грозящий со временем разрушить Россию.
Но либералы до самого своего падения не видели, не осознавали угрозы, исходящей из падения уровня жизни в стране. Всё с либералами шло по известному сценарию, как было сказано ещё в глубокой древности: "Кого Бог хочет погубить, того он сначала лишает разума".
И неразумность либералов 1917 года просто зашкаливала! В преддверие великой победы над Германией развалить Российскую империю - где был их разум?! Лишить русский народ нравственных идеалов, освободив его от клятвы верности "За Веру, Царя и Отечество", и выпустив на волю все низменные чувства - где разум у либералов?! Лишить армию единоначалия и запретить наказания (смертную казнь) во время войны, превращая дисциплину в пустой звук - где у либералов разум был?! Запретить генералу Корнилову остановить сползание России к гражданской войне - где разум?! И наконец, просиживать министерские кресла, бесконечно обсуждая либеральные законопроекты, когда вооружённые отряды захватывали почту, телеграф, телефон и далее по списку. Где разум был у либералов русских?!

Николай Александрович Бердяев спустя 20 лет после 1917 года так подводил итог деятельности Временного правительства:
"Временное правительство возложило свои надежды на Учредительное собрание, идее которого было доктринерски предано, оно в атмосфере разложения, хаоса и анархии хотело из благородного чувства продолжать войну до победного конца, в то время как солдаты готовы были бежать с фронта и превратить войну национальную в войну социальную. ...Никогда в стихии революции, и особенно революции, созданной войной, не могут торжествовать люди умеренных, либеральных, гуманитарных принципов. Принципы демократии годны для мирной жизни, да и то не всегда, а не для революционной эпохи. В революционную эпоху побеждают люди крайних принципов, люди, склонные и способные к диктатуре. Только диктатура могла остановить процесс окончательного разложения и торжества хаоса и анархии;
Нужно было взбунтовавшимся массам дать лозунги, во имя которых эти массы согласились бы организоваться и дисциплинироваться, нужны были бы заражающие символы. В этот момент большевизм, давно подготовленный В. И. Лениным, оказался единственной силой, которая, с одной стороны, могла докончить разложение старого и, с другой стороны, организовать новое". (Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма.)
И, кроме того, чтобы поощрить массы "организоваться и дисциплинироваться", необходима была железная воля, способная принимать суровые меры, вплоть до массового террора. Большевики обладали такой волей, они и смогли заставить массы прислушаться к себе. "Белые" тоже использовали террор в качестве крайней меры убеждения, но они опоздали - установи генерал Корнилов жёсткую диктатуру в сентябре, вряд ли мог произойти тогда октябрьский большевистский переворот.
Даже столь рьяный поборник европейской демократии и порядка, как П. Н. Милюков, к лету 1917 года пришел к выводу, что "спасти Россию от анархии может лишь военная диктатура".
И В. И. Ленин также определял историческую альтернативу осенью 1917 года: "...Выхода нет, объективно нет, не может быть, кроме диктатуры корниловцев или диктатуры пролетариата...". (Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 43. С. 406.)

А осень, как всегда, пришла нежданно. Грянул октябрь!
В чём главные отличия октябрьского переворота от переворота февральского?

В целях переворотов.
Цель думских либералов - скинуть царя и монархию, а там хоть трава не расти! Дать народу "свободу и демократию" и можно расслабиться, обсуждая проекты реформ в тиши кабинетов, и ждать Учредительного собрания, которое всё и расставит по местам.
Цель большевиков - открыть новую эру в истории человечества и начать длительную борьбу за коммунизм во всём мире. "Весь мир насилья мы разрушим!"
Цель либералов - покончить с прошлым, цель большевиков - начать борьбу за будущее.

В лозунгах.
Либералы, кроме "свободы и демократии", кроме "освобождения от всех запретов", ничего не обещали и ничего не давали, переложив ответственность на Учредительное собрание. Лозунг "Продолжение войны до победного конца" уже не мог вдохновить армию - ради чего умирать, если никто не знает, как, ради кого Учредилка распорядится победой народа. Ради интересов буржуев и помещиков солдаты уже воевать не хотели.
А большевики, лишь только придя к власти, сразу же проявили себя твёрдыми хозяевами страны - безо всяких проволочек заявили о мире и о земле, немедленно завоевав этим доверие народных масс. Лозунг "Мир народам, фабрики рабочим, земля крестьянам" явно перевешивал в популярности лозунг "Война до победного конца".
Большевистские лозунги сразу же решают насущные проблемы десятков миллионов человек, а лозунги либералов ничего не говорят людям об их потребностях и чаяниях.

В идеях.
Либералы предложили россиянам всем известную со времён Великой французской революции идею триединства свободы, равенства и братства. Свободу безнаказанно грабить, обирать и эксплуатировать ближнего. Равенство перед законом, но не за столом. И братство, когда за деньги можно купить всё что угодно, даже жизнь родного брата.
А большевики предложили реализовать идею всеобщей справедливости, когда нет бедных и богатых, когда есть всеобщее равенство в потреблении благ цивилизации, когда "кто не работает - тот не ест", когда "от каждого - по способности, каждому - по труду", когда нет места в обществе ворам и разбойникам - когда "нет эксплуатации человека человеком".

В делах.
Вот что делают либералы, дорвавшиеся до государственной власти:
1 марта (по юлианскому календарю). Приказом ? 1 Петроградский совет выдвигает условия Думскому правительству и либералы безропотно подчиняются.
6 марта. Программа Временного правительства: амнистия, созыв Учредительного собрания, гарантии политических свобод, продолжение войны до победного конца.
12 марта. Отменена смертная казнь.
21 апреля. Временное правительство заявляет о необходимости дожидаться созыва Учредительного собрания для принятия правомочных решений.
И вот что делают большевики сразу же после захвата власти:
26 октября. Декрет о мире. Декрет о земле.
29 октября. Декрет об установлении 8-часового рабочего дня.
И за кем, после этого, пойдёт русский народ? И пусть большевики были с народом не до конца честными, но в отличие от либералов, большевики действительно знали нужды и чаяния народа, и прекрасно понимали, что надо сделать, чтобы повести народ за собой, и давали желаемое без отговорок, проволочек и условий.

В средствах и методах.
Либералы, дав народу "свободу и демократию", как они сами понимали эти термины, разрушили полностью дисциплину производственную и военную, ликвидировали "учёт и контроль" над всеми сферами жизни, и превратили территорию России в раздольное место для лихих людей. И когда уже некоторым из них, не самым глупым, летом 1917 года стало ясно, что "так дальше жить нельзя", они ничего предпринять уже не смогли, бездарно загубив инициативу генерала Корнилова по наведению порядка в стране, испугавшись "отступления от норм свободы и демократии". Либералы стали заложниками своих вздорных представлений относительно человека и общества, некритично воспринимая идеи, внушаемые им западной пропагандой. Либералы русские стали первыми жертвами европейской либеральной идеологии, приговорив, тем самым, затем к жертве весь русский народ.
Большевики, в отличие от либералов, показали себя отличными учениками истории. С самых первых дней своего правления они смело пользовались мировым, в первую очередь европейским, историческим опытом для упрочения своей власти.
Первым делом надо было навести порядок в стране, разваливающейся на глазах и погрязшей в воровстве и бандитизме. Были созданы карающие органы государства, немедленно приступившие к работе. Новой власти нужно было успокоить народ - освободить его от произвола преступности, и советская власть не дрогнула, применив террор против бандитов. Обыватели почувствовали сразу силу воли большевиков и подчинились им не столько из страха, сколько из надежды на восстановление мира и порядка в стране.
Спросим себя, возможно ли было иным способом вернуть мир и спокойствие в повседневную жизнь людей, защитив их от преступности? По всей вероятности, нет. Слишком широко разлилась по стране воровская малина, затягивая постепенно в свой омут всё население. Криминализацию жизни надо было остановить жёстко и жестоко, чтобы начать работу по восстановлению разрушенной страны. На подобные меры должна была бы пойти любая разумная власть, не желающая распада государства.
Надо было вернуть дисциплину в армию, чтобы восстановить её боеспособность и заставить сражаться "за интересы трудового народа". Большевики не задумываясь применяли методы террора в войсках, заставляя солдат пролетарской революции быть решительными и беспощадными к врагам народа. И они быстро добились желаемого - один вид бронепоезда Л. Д. Троцкого вызывал в солдатах неподдельный трепет и "звал на подвиг".
Возможно ли было вернуть дисциплину в войска иным способом? Вряд ли! Природа человека остаётся неизменной и со времён Древнего Рима децимация известна как верный способ восстановления боеспособности солдат и дисциплины в войсках. Генерал Корнилов, приди он к власти, вынужден был бы тоже использовать такие методы, если действительно хотел избежать распада страны. Слишком долго развращалась русская армия вседозволенностью и самоуправством, став жертвой корыстных интересов разных горлопанов и бузотёров, чтобы служить интересам государственной безопасности.
Большевиков часто обвиняют за, якобы, чрезмерный террор, развязанный ими в ходе Гражданской войны, хотя террором увлекались и "белые". Но то кровопролитие - не плата ли это народов России за то, что позволили себе соблазниться либерализмом? Не надо ли было выкорчевать с корнем идеи либерализма, застрявшие в сознании людей, чтобы спасти Россию? Был ли у большевиков выбор в средствах, чтобы сохранить Россию мощной, сильной, "единой и неделимой" для дальнейшего участия в мировой революции?
Конечно, раскрученный маховик террора ломает, порой, и невинных людей, чьи горькие судьбы вызывают глубокое сочувствие. Но террор - это самый крайний метод, применяющийся в экстремальных случаях, когда страна, например, стоит на пороге самоубийства. И тогда только террор способен спасти её от самоуничтожения. А жертв от распада России и неизбежно последующих затем войн между её "независимыми" частями было бы несравненно больше, чем потеряла страна в ходе Гражданской войны и террора.

Период либерального правления Временного правительства - это период скатывания России в пучину распада и междоусобных войн. Правление либералов не могло закончиться ничем иным, как погибелью страны и разделом её территорий между развитыми странами. Этот сценарий к началу осени ясно осознавали все разумные жители страны. Даже некоторые либералы стали допускать возможность диктатуры для спасения России. Однако, только большевикам удалось подхватить недееспособную власть либералов Временного правительства. Именно Ленину удалось вдохновить своих соратников на октябрьский переворот. И именно большевикам во главе с Владимиром Ильичём удалось не только увести страну, бывшую Российскую империю, от дальнейшего разложения, победить всех сомневающихся в правде и силе Советской власти, но и создать предпосылки для возрождения научно-технической и экономической мощи России.
Конечно, Ленин был не столько патриотом России, сколько патриотом мировой революции. И спасал он не демократическую Россию от распада и разрухи, а спасал страну с одной единственной целью - сделать Россию передовым борцом "за счастье всех простых людей на земле", сделать Россию поджигателем мировой пролетарской революции. А чтобы мировая революция была успешной, именно для этого нужна экономически мощная, большая, единая и неделимая страна - вот почему большевики так яростно сражались за Советскую Россию.
Ленин был патриотом коммунистической идеи. Коммунизм, по замыслу, должен был не разъединять, как это делает капитализм, а объединять разные народы, чтобы сообща было легче строить справедливое мировое общество. Советский Союз и стал прообразом такого "всемирного государства рабочих и крестьян", где нет места национализму, а есть всеобщее равенство между народами - патриотом именно такого государства и был Владимир Ильич.
Повторим ещё раз, Ленин не Россию спасал от распада и уничтожения, а спасал коммунистическую идею, спасал возможность претворения в реальную жизнь коммунистической теории. И по большому счёту, Ленину не было дела до материального благополучия русского народа - он не выделял никак русский народ в кругу других народов земли. Более того, политическую сознательность французского, английского и немецкого пролетариата он ставил несравнимо выше сознательности русского рабочего.
Ленин был, скорее, европейцем по духу, чем русским, отдавая предпочтение европейским порядкам и умениям. Ленин взял власть в России не ради самой России, но ради мировой пролетарской революции, которую большевики попытались немедленно разжечь в Европе (Германия, Венгрия, Польша). Революции в Европе были подавлены, и поэтому Ленин обратил своё внимание на строительство мощного государства Союза ССР, на построение экономики, необходимой для неизбежных будущих столкновений с международным капиталом.

Чудны дела твои, Господи!
Человек старается, ставит перед собой цели, задачи, решает сложные вопросы, воплощает в жизнь свои замыслы. Человек предполагает что-то сделать для себя, для других. Но он почти никогда не догадывается о настоящем смысле своего труда. Человек думает, что делает нечто одно, но Провидение действует по-своему, и часто вопреки человеческим замыслам.
Владимир Ильич планировал построение всепланетного коммунистического общества начать с России. Не о сохранении и преумножении России думал Ленин, но о Союзе Советских Социалистических Республик, куда составной частью войдёт и Россия, а также, со временем, все государства мира, объединяющиеся в мировое коммунистическое сообщество. И ради достижения великой цели - мировое коммунистическое государство - Ленин готов был пожертвовать Россией: пусть Россия начнёт битву за коммунизм, а передовой европейский пролетариат подхватит знамя борьбы и доведёт её до победного конца. Россия должна была, по замыслу Ильича, просто стать инициатором, передовым отрядом мирового пролетариата, и, если надо, пожертвовать собой ради счастливого будущего человечества.
Но вот что поразительно! Именно Ленин оказался спасителем России, обречённой либералами Временного правительства на разор и уничтожение в смуте гражданских войн. Он не мог и представить, что создаваемое им здание мирового коммунизма станет, по существу, новой российской империей, великой мировой державой ХХ века. Ленин заложил основы экономического могущества СССР, предложив проект ГОЭЛРО. Именно ленинское идейное наследие помогло затем И. В. Сталину создать второй экономический гигант на планете, а советскому народу победить в самой кровопролитной войне в истории человечества.
Если бы не ленинский октябрьский переворот, Россия распалась бы на тысячи осколков и сгорела бы в огне нескончаемой гражданской войны "независимых" территорий. Если бы не Ленин, западные друзья России растащили бы страну по кускам и никогда бы не допустили её возрождения. Если бы не большевики, Россия никогда бы не воскресла в образе СССР, не стала бы великой мировой державой. И не было бы ничего... ни целины, ни полётов в космос... Осталась бы только территория на карте мира с надписью: "Здесь когда-то проживали русские".

Ленин всегда очень отрицательно относился к религии вообще и к православной вере, в частности, считая православие тёмным заблуждением. Есть его письменные указы властям на местах жестоко карать православных священнослужителей (вплоть до расстрела), оказывающих сопротивление Советской власти. Разрушение церквей началось ещё при Временном правительстве, но именно при большевиках развернулось настоящее разорение. Экспроприация церковных ценностей, разрушение храмов, расстрелы священников ясно показывают нетерпимое отношение Ленина и большевиков к религии. Однако, именно установление Советской власти в России спасло и Россию от распада и погибели, и спасло православие от растворения в заблуждениях. Если бы не Ленин с его мировой революцией, не осталось бы ни России, ни православия - они сгинули бы в огне междоусобиц "независимых" территорий.
Объективно, именно Ленин и большевики стали спасителями России и православия.
А что касается жестокостей большевизма против священства, так не сами ли церковники виновны в приходе "антихриста"? Ведь предупреждали же русские православные мыслители ещё в XIX веке о необходимости русской православной церкви покаяться в грехах и очиститься от заблуждений. Большевистский погром православия - не расплата ли это русской церкви за её грехи, за её неспособность услышать глас народа, за предательство российской монархии?

Когда-то Уинстон Черчилль сравнил Россию с гибнущим кораблём: "Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Ее корабль пошел ко дну, когда гавань была уже в виду. Она уже перетерпела бурю, когда все обрушилось. Все жертвы были уже принесены, вся работа завершена. Отчаяние и измена овладели властью, когда задача была уже выполнена".
Действительно, российский корабль управлялся капитаном из рук вон плохо. Капитан больше времени любил проводить в каюте со своей семьёй, а не за штурвалом корабля. Броненосец "Российская империя", большой и неповоротливый, шёл медленно, но уверенно. Держался не в хвосте колонны под названием "Антанта", но и не выходил вперёд.
Но нашлись среди старших офицеров корабля люди, кто пожелал ускорить его ход, и вообще, направить корабль по другому маршруту, чтобы встать во главе колонны. Стали офицеры распространять лживые слухи по команде, что капитан, дескать, управляет кораблём плохо и вообще ведёт корабль на мелководье. Матросы слушали странные речи, но клятву держали, и уголёк в топку исправно подбрасывали. Капитан тоже слышал о сплетнях вокруг своего имени, но значения этому, как, впрочем, и многому другому, придавал мало, надеясь, что когда корабль прибудет в порт назначения, всё забудется, и все наветы улетучатся, как брызги шампанского. И вот, как-то раз, старшие офицеры ввалились все разом на капитанский мостик с требованием к капитану оставить командование. Видя такое единодушие, капитан согласился уйти, будучи уверенным, что корабль надёжен и движется в правильном направлении, а кроме того, капитану уже и самому надоело жить, постоянно отрываясь от любимой семьи.
Старшие офицеры, ставшие у руля броненосца, объявили себя временно обязанными по управлению кораблём и тут же дали команде полную свободу - освободили всех нарушителей дисциплины от ответственности и разрешили матросам спорить с офицерами. Ну, и по случаю праздника освобождения от старого командования, матросики вскрыли погреба и устроили передел собственности. Новые капитаны корабля стали менять курс по своему произволу, но оказалось, что управлять кораблём они не умеют, да и команда им не очень-то доверяла. Время шло, единоначалия не было, команда стала разбиваться на партии и банды, каждая из которых занималась сугубо личными делами. Корабль стало шатать из стороны в сторону, и, в конце концов, он, потеряв всякое управление, пошёл прямиком на скалы.
Однако, вопреки Черчиллю, корабль российский не пошел ко дну, "когда гавань была уже в виду". Так бы и разбился имперский броненосец, если бы не кучка штатских, решивших срочно захватить корабль, и успевших развернуть его прежде, чем он разлетится на куски.
И никто не ожидал от этих штатских такой прыти и твёрдости! Им пришлось несколько проредить команду, вздёрнув на реях особо не согласных с новым командованием. И случилось чудо - корабль, на всём ходу летевший на скалы, новые командиры сумели не только отвернуть в сторону, но и так приструнили команду, что корабль стал ремонтироваться и перестраиваться на ходу. В конце концов, прежний корабль с новым названием "Советский Союз" так обновили, что он стал поистине непобедимым. Что опять же было подмечено сэром Уинстоном, восхищённым тем, насколько стала мощной и великой Россия за время большевистского правления.

Сейчас, спустя много десятилетий после событий 1917 года можно часто слышать упрёк, что именно большевики разорили Россию, отбросив развитие страны на много веков назад, что именно из-за большевиков Россия так и не стала 500 миллионным экономическим гигантом.
Кто так говорит - плохо знает историю либо ничего в ней не понимает.
Россия к октябрю 1917 года "лежала в грязи", готовая распасться и исчезнуть с карты мира. Западные демократические и либеральные страны уже планировали её раздел - они уже "пускали слюни" от предвкушения гигантских барышей. Свободный (от высокой нравственности) и демократический (охлократический) Запад уже не скрываясь готовил будущий геноцид русского народа, призванный "зачистить территорию" от излишков населения. Дни России были сочтены, и вот-вот должна была начаться большая братоубийственная война "независимых" территорий распавшейся великой страны. Так что, нельзя винить большевиков в том, чего они не делали - Россия уже до большевиков существовала чисто формально, а фактически лежала в руинах.
Россию разрушили и довели до погибели либералы, свергнувшие царя и довёдшие страну до нищеты и распада. Именно либералы виновны в исчезновении Российской империи. Виновны в том, что России не было среди победителей Германии. Виновны в том, что Россия потеряла Польшу, Финляндию, страны Прибалтики. Виновны в том, что Россия не вошла в Константинополь и не стала средиземноморской державой. Именно либералы ответственны за то, что Россия так и не стала 500 миллионным гигантом в ХХ веке.

А что же на самом деле сделали большевики?
Они спасли Россию. Конечно, они спасали Россию не ради её самой. Целью большевиков была мировая революция, которую должна была разжечь Россия (при этом не исключалась возможность её погибели в схватке с капиталистическим империализмом). Россия должна была, по мысли большевиков, стать средством освобождения человечества от капиталистического гнёта. Но чтобы Россия смогла справиться с такой трудной задачей, она должна быть экономически сильной - вот почему первой заботой Ленина после завершения Гражданской войны стало восстановление народного хозяйства страны. Столкновение с империализмом откладывалось, значит, надо было воспользоваться передышкой, чтобы "за десять лет пройти пятьдесят".
И большевикам удалось сделать невозможное - за несколько десятилетий СССР стал второй экономической державой мира. И темпы его экономического развития (пока страна не свернула на путь ревизионизма в правление Никиты Хрущёва) были таковы, что не за горами был выход страны в мировые экономические лидеры.
Так что же сделали большевики под руководством Владимира Ильича Ленина, совершив октябрьский переворот?
Говоря просто, БОЛЬШЕВИКИ СПАСЛИ РОССИЮ ОТ ПОГИБЕЛИ.

Если бы не ленинский переворот, страна распалась бы на составные части, которые тут же начали бы между собой вооружённое выяснение отношений - нынешнее противостояние с Украиной это чётко подтверждает. Учредительное собрание не смогло бы остановить растаскивание страны, и Россия сгорела бы в огне гражданских войн.
Ленин, конечно, не был палачом России, как его представляют либералы. Как можно считать палачом человека, остановившего поезд, мчащийся на всех парах к обрыву, даже если при внезапной остановке погибли некоторые из пассажиров поезда? Главный результат - состав был спасён и направлен на другой путь.
Наоборот! Именно Владимир Ильич объективно оказался, хотя и преследовал совершенно иные цели, спасителем России, силой, обманом и даже террором оттащив её от края пропасти, от распада и погибели, от падения в безвестность.
Если бы не октябрьский переворот, исчезла бы с карты мира не только Россия, исчезла бы и Русская православная церковь. При разделе нашей страны западные демократии ничуть не интересовались бы сохранением православия, презирая нашу веру ничуть не меньше, чем большевики. Но именно сохранность целостности России при большевистском правлении позволила и православию сохранить свои духовные ценности в русском народе. Большевики, таким образом, сами того не ожидая, позволили православию сохранить себя для возможного будущего воскресения России.

Какая странная случилась история с Россией в 1917 году!
Либералы хотели сделать Россию благополучной европейской страной, "свободной и демократической", но своей некомпетентностью погубили Российскую империю и привели к погибели Россию.
А большевики хотели произвести мировую пролетарскую революцию и создать Союз Советских Социалистических Республик во всемирном масштабе, в котором Россия растворилась бы среди многих стран без остатка, но стали, фактически, создателями новой России - великой мировой православной державы.
Желавшие благополучия России погубили её, а хотевшие только воспользоваться страной в своих целях на самом деле возродили её.
Складывается впечатление, что Провидение Божье ведёт Россию к цели, которую нам ещё только предстоит осознать.



3. ЛИБЕРАЛЬНАЯ ЛОВУШКА 1917 года.


Что же случилось в Российской империи в 1917 году?
В соответствии с коммунистической трактовкой того периода, в Российской империи в феврале 1917 года произошла буржуазно-демократическая революция, сбросившая царя и установившая в стране "власть помещиков и капиталистов", а в октябре 1917 года произошла пролетарская революция, покончившая с буржуазией и установившая в стране Советскую власть "рабочих и крестьян".
Однако, "Февральская революция" вовсе не была революцией. Это был государственный переворот, осуществлённый либеральными заговорщиками Государственной Думы, аристократии, армии, чиновничества и научно-творческой интеллигенции. Это был переворот, совершённый российскими либералами ради осуществления либеральных целей, несовместимых с русским самодержавием и православием. Февральский переворот стал результатом многовекового развращения русского образованного общества европейским либерализмом, результатом наивно воспринимаемой русскими либералами западной "критики русского абсолютизма", результатом примитивно понимаемых ценностей европейской либеральной идеологии.
И "Октябрьская революция", по существу, также являлась государственным переворотом, произведённым большевиками в разлагающейся от безвластья стране. В результате Октябрьского переворота власть в стране перешла от либералов Временного правительства к правительству, составленному, в конечном счёте, из представителей партии большевиков. Власть либералов сменилась властью коммунистов.
Либеральная идеология, в соответствие с которой осуществляло свою власть Временное правительство, сменилась коммунистической идеологией, в соответствие с которой стала осуществляться "власть рабочих и крестьян".


РУССКИЕ УЧЕНИКИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИДЕОЛОГИИ.

Но, что интересно, как и русская либеральная идеология, большевистская (коммунистическая) идеология, также являлась результатом заимствования русскими разночинцами коммунистических идей, взятых из европейских источников. Как для русских либералов Европа была абсолютным идейным авторитетом, откуда они черпали свои представления, так и для большевиков Европа служила источником коммунистических идей. Европа, таким образом, была родиной идей, которые исповедовали как либералы Государственной Думы, так и большевики-коммунисты, и в результате осуществления которых рухнула сначала Российская империя, а затем был построен Союз ССР.
Не странно ли, что европейские идеи, европейская идеология лежали в основе революционной деятельности как выходцев из высших кругов российского общества, например, так и выходцев из среды разночинцев? Оказывается, и либералов Временного правительства и коммунистов-большевиков роднит одна и та же принадлежность к сторонникам европейской идеологии, к европейским ценностям, ничего общего не имеющим с историческими русскими духовно-нравственными православными ценностями.
По существу, в 1917 году в Российской империи произошёл насильственный (революционный) перевод повседневной жизни русского народа с национальных духовно-нравственных православных ценностей в систему европейских идеологических ценностей. Принципы самодержавия, православия и народности были заменены сначала принципами свободы и демократии, а позже к ним добавился принцип социальной справедливости, покончивший в СССР с частной собственностью. А вера в Бога была заменена верой в европейский гуманизм, в научно-технический прогресс и верой в "коммунизм - светлое будущее человечества".
Либералы Временного правительства обманом попытались впихнуть Российскую империю в Европу, предлагая ей стать "обычной европейской страной". Они действовали как разрушители страны, не понимая, что многонациональная Российская империя единой в Европе быть не сможет. Не понимая, что либерализм разделяет народы по национальному признаку на конкурирующие друг с другом государства. Либералы не понимали, что только русская православная ментальность позволяла представителям различных национальностей жить мирно и счастливо друг с другом в одном государстве. И вместо того, чтобы понять, что собой представляет русская православная ментальность, русские революционеры решили "просто" заменить её набором вульгарно понимаемых ими европейских либеральных ценностей.
А большевики, в свою очередь, силой завладев страной, стали строить в России невиданное ранее общество на основе европейской коммунистической теории, замышляя затем посредством России переделать Европу и весь мир в соответствие, опять же, с европейскими коммунистическими взглядами.
Таким образом, разрушенная Российская империя стала примером победы европейской идеологии, когда почти все слои русского образованного общества оказались её адептами. Только либералы Временного правительства были приверженцами одной ветви европейской идеологии, а большевики с их коммунизмом являлись приверженцами другой.
Что же представляет собой европейская идеология, что позволяет содержать в себе одновременно и взгляды либералов Временного правительства и взгляды большевиков?


ИСТОКИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИДЕОЛОГИИ.

Истоки современной европейской идеологии берут начало в грандиозной ментальной революции, свершившейся в Европе более пятисот лет назад. Эпоха Возрождения стала лоном, в котором зародилась современная европейская идеология.

Тогда, на исходе средневековья, в Европе безраздельно царствовал над умами католицизм, под тотальным присмотром которого существовало всё европейское общество. Ни одно дело в средневековой Европе не могло обойтись без контроля со стороны католической церкви. Католическая церковь вмешивалась и диктовала свою волю как простолюдинам, так и феодалам. От межгосударственной политики до хозяйственных повседневных дел крестьянского двора простиралось влияние католической церкви.
Католицизм навязывал всем европейцам взгляды Папы Римского и его кардиналов, выдавая их за волю Господню. И чем дальше от времени Христа отдалялась история человечества, тем всё меньше становилось в католицизме от смысла учения Иисуса Христа. Католицизм постепенно на протяжении столетий заменял дух и смысл учения Христа начётничеством, формализмом и схоластикой. Формализация католицизмом веры в Бога превратила веру в обязательный регламент, посредством которого католическая церковь осуществляла правление.
Высокая нравственность проповедей Христа постепенно подменилась католической нравственностью, допускавшей, например, истребление индейцев Америки, рабство в Африке, избиение европейцев, критикующих папский разврат, разорение христианского Константинополя, грабительские крестовые походы, массовое сжигание людей, пытки инквизиции. Никогда ранее мир не знал такого страшного кровавого тоталитарного режима, какой установила католическая церковь в средневековой Европе.
Тоталитарное католическое правление душило средневековую Европу, и к XV веку католицизм стал в тягость всем слоям средневекового европейского общества. Но погружённая в разврат сребролюбия, прелюбодеяния, богохульства, невежества... развращённая до основания католическая церковь заставляла европейцев именно себя считать оплотом христианской нравственности. Именно это противоречие между высоким нравственным смыслом христианской проповеди и безнравственными делами католической церкви, побудило европейцев, в конце концов, отвергнуть католицизм. Католический блуд заставил всех трезво мыслящих европейцев задуматься о замене католицизма каким-либо новым духовно-нравственным идеалом.

Европейские мыслители, конечно, не могли тогда открыто критиковать католицизм, боясь жестокой расправы, поэтому процесс развенчания и отрицания католицизма был так неравномерен и длителен. Начался он в сфере культуры, с изобразительного искусства, с картин великих мастеров эпохи Возрождения. Художники Возрождения, нарушая каноны, создавая новую реальность, будили воображение, поощряя зрителей смелее переосмысливать действительность.
В университетах Европы шли жаркие дискуссии, результатом которых стал рост свободомыслия. Не нападая на католицизм прямо, участники дискуссий всё активнее обсуждали вопросы, ранее недоступные публичному озвучиванию. Так, постепенно, в течение нескольких столетий готовилось европейское общество к принятию новых ценностей жизни. И эти ценности явились в трудах мыслителей Возрождения в различных странах Европы.
Главный смысл эпохи Возрождения заключался в отказе от авторитета католической церкви. Человек отныне освобождался от рабской зависимости от мнения католических церковников. Ему не надо было спрашивать теперь разрешения у католической церкви по любому поводу. Человек получал свободу творчества и деятельности. Человек становился хозяином своей судьбы, и только от его усилий теперь зависело его счастье на земле.
В античном мире мыслители Возрождения увидели свободного человека, строящего свою жизнь по своему выбору. Идеализируя мир древней Европы, они решили возродить тогдашние нравы и свободу, считая их более полезными для жизни человека, чем католический регламент. Возрождая давно позабытые ценности античности, деятели Возрождения протестовали против католического диктата, с одной стороны, и задавали новые образцы поведения, с другой. Человек, освободившись от опеки католицизма, стал со временем хозяином почти всего мира.


С ЧЕГО НАЧАЛАСЬ БОРЬБА ЗА СВОБОДУ - НАЧАЛО ЛИБЕРАЛИЗМА.

Однако, к сожалению, как говорит немецкая пословица, "вместе с грязной водой они выплеснули и ребёнка".
Яростно критикуя католическую церковь, одни европейские мыслители, вместо того, чтобы "вернуться к Христу", о чём так искренне просили их простолюдины Европы, стали всё дальше отдаляться от Его учения. Увлечённые критикой католицизма, европейские богословы не стали вдаваться в вопросы "поисков Бога", но просто заменили католическое учение "более удобными" трактовками веры, которые позволяли человеку жить и действовать более свободно, без постоянной оглядки на Бога. Реформация в Европе не возвратила европейцев к Христу, но способствовала их дальнейшему освобождению от Христовой нравственности.
А другие учёные мужи так вообще со временем стали проповедовать отказ от Бога, заменяя веру в Него различными фантастическими представлениями (пантеизм, деизм, агностицизм и так далее). Так, в Европе после эпохи Возрождения произошла величайшая ментальная революция - впервые в истории человечества человек отказался не от какого-то конкретного божества, но от Бога вообще. С этих пор человеческая жизнь стала разменной монетой в "буднях великих строек" Европы и освобождённому от Бога человеку совесть уже не мешала устраивать свою жизнь за счёт жизни и благосостояния других людей.
Постройка Версаля, например, обошлась абсолютистской Франции в десятки тысяч жизней простонародья. В протестантской Англии за бродяжничество казнили десятки тысяч согнанных со своей земли крестьян. В Германии периода Реформации Крестьянская война унесла жизни ста тысяч человек. И это было только началом Нового времени - эпохи освобождения человека от Бога и Его нравственности. А далее пошло по нарастающей - революции, войны, перевороты, колониальные захваты. Освобождённый от Бога человек постоянно в войне вплоть до наших дней.
Европа Нового времени фактически полностью освободилась от учения Иисуса Христа. Католицизм уже к началу второго тысячелетия от Рождества Христова только в названии сохранял связь с Христом. Многочисленные протестантские церкви самим фактом своего существования недвусмысленно говорят о спекуляциях и паразитировании на имени Христа. Атеизм, наконец, становится главным идейным течением свободной Европы. С освобождения Европы от католицизма начался путь освобождения Европы от Бога вообще, от Христовой нравственности. И свободный от Бога человек стал теперь сам себе судия.
Отвергнув Бога, деятели Возрождения и Реформации совершили, сами об этом не подозревая, самую трагическую ошибку в истории человечества: вместо того, чтобы освободить человека от нищеты, бесправия, несправедливости, они освободили его от Бога, как будто это Господь виноват в католическом извращении учения Христа.
Учёные мужи Возрождения сначала сделали Бога ответственным за грехи людей, а затем просто отвергли Его (или извратили до неприличия Его заветы). Эпоха Возрождения, подкупив людей внешней красотой произведений искусства, не открыла путь к счастью человечества, как провозглашалось, но многократно увеличила страдания жителей Земли. Одно радует, если суждено погибнуть безбожной земной цивилизации, то погибнет она в красиво обустроенном, но крайне несправедливо устроенном мире.


ЛИБЕРАЛИЗМ ФЕОДАЛЬНЫЙ.

Первыми, кто был прямо заинтересован в освобождении от католического диктата, и кто воспользовался идеями эпохи Возрождения, были крупные феодалы того времени - высшие круги дворянства, аристократия. Именно они тогда обладали силами и средствами противостоять католической церкви. Именно в их среде идеи освобождения от диктатуры католицизма нашли живой отклик - это была борьба за собственность элит средневекового общества с католической церковью, посягавшей на "весь пирог". Вот почему европейские феодалы стали горячими сторонниками освободительных идей Возрождения, поддерживали Реформацию, надеясь на сохранение своей собственности и преумножение своих привилегий. Они первыми и провозгласили своё освобождение в духовной сфере, заменив католичество протестантизмом: "Чья страна, того и вера". И в дальнейшем именно представители дворянского сословия стали поборниками и распространителями освободительных идей, получая больше возможностей для улучшения своего материального положения от полученной свободы.
Освобождение от католического духовно-нравственного ига крупных феодалов привело к усилению власти дворянства, к росту абсолютизма в Европе, к расцвету дворянской культуры. Дворянство, пользуясь полученной свободой, с каждым десятилетием усиливало угнетение третьего сословия. Дворяне купались в роскоши в то время, как крестьяне дохли с голоду. Освобождение от остатков христианской нравственности вылилось в рост коррупции, произвола, злоупотреблений. Верхом дворянского свободомыслия и освобождения от общечеловеческой христианской нравственности стало творчество маркиза де Сада с его страстным отвращением к любой религии и с глубоким погружением в разврат и жестокость.
Аристократический либерализм распространялся только на дворян, оставляя остальных членов общества в бесправии и нищете. Дворяне европейских стран воевали друг с другом, используя народные массы в качестве средства своего освобождения. Католики и гугеноты Франции, крестьяне Германии, солдаты Испании, Англии и Голландии сотнями тысяч погибали в войнах за свободу (от совести) аристократии править в своих землях без оглядки на Бога.


ЛИБЕРАЛИЗМ БУРЖУАЗНЫЙ.

Но идеи освобождения, продолжая распространяться по Европе, постепенно захватывали новые слои населения. Вторыми, кто сумел воспользоваться свободой от христианской совести к своей выгоде, стали выходцы из третьего сословия - буржуазия.
Чем шире распространялись идеи свободы совести среди европейцев, тем всё большую роль в жизни человека начинали играть деньги. Ссудный процент, ставший результатом освобождения европейского предпринимательства от христианской нравственности, послужил гигантским толчком к становлению капитализма в Европе. И в XVIII веке уже никто не сомневался в высшей ценности денег, в первенстве экономики над нравственностью, в том, что "время - деньги". Товарно-денежные отношения стали преобладать настолько, что всё в Европе стало измеряться толщиной кошелька. Но дворянские привилегии ограничивали стремление буржуазии к обогащению, подталкивая тем самым её к борьбе за своё освобождение.
Стремление ко всё большей свободе представителей буржуазии не могло не придти, рано или поздно, к столкновению с феодальными кругами европейского общества, не желающими терять свои привилегии и свободы. В конце концов, противоречие между привилегиями дворянства и властью денег привело к буржуазным революциям в Европе. Теперь уже буржуазия добивалась освобождения от феодальных и церковных пут.
И, как всегда, простой народ Европы стал средством освобождения теперь уже буржуазии. Буржуазные революции в Голландии, Англии, Франции, а затем и в других странах Европы делались жизнями простого народа ради освобождения капитала. С победой буржуазных революций жизнь простых европейцев стала только тяжелее - так капитализм отблагодарил народ за его стремление к свободе. Со временем представители третьего сословия, купцы и предприниматели, стали яростными сторонниками идей освобождения, получив большую свободу эксплуатировать чужой труд.
Характерно, что до сих пор "стремление к свободе" есть прямая дорога к нищете, горю, страданиям и бедствиям простого народа, будь то Ливия, Украина, Сирия и далее без счёта.


РОЖДЕНИЕ ЛИБЕРАЛЬНОЙ ИДЕОЛОГИИ.

В основе европейской идеологии лежит отказ от Бога и Его нравственности, выраженный либо в форме атеизма, либо в форме протестантских извращений христианства. Лишь спустя столетия после эпохи Возрождения европейская идеология, выросшая на критике католицизма, получила название "либерализм".
Эпоха Просвещения, подзабыв уже, с чего начинался путь европейского освобождения, стала временем формулирования идейных основ либерализма, стала временем разработки идеологии освобождения - идеологии либерализма. Эта эпоха реализовала стремление буржуазии избавиться от феодальных пут и своё стремление буржуазия выразила в терминах либеральной идеологии. Именно в этот период все либеральные понятия получили теоретическое осмысление в трудах европейских философов. Свобода совести, гуманизм, права человека и гражданина, демократия, научно-технический прогресс - эти понятия стали опорными символами либеральной идеологии. С этого времени либерализм, как идеология освобождения буржуазии всех европейских стран от феодализма, становится массовым идейным течением Европы. С этого времени двигателем общественного прогресса стала "борьба за свободу" адептов частной собственности. Свобода (от) совести остаётся флагом и символом либерализма.
Таким образом, европейская идеология - это идеология либерализма, идеология освобождения человека сначала от религии с её нравственностью (в лице католицизма), а затем и вовсе от всех и всяческих условностей. Именно в эпоху Просвещения, в период бурного роста политического сознания масс, начинают формироваться в Европе политические движения и партии. Тогда освободительные идеи, берущие начало в эпохе Возрождения, оформляются в политические теории, в различные идеологические схемы. И с тех пор под тем или иным названием в Европе существуют множество политических партий, выражающих взгляды различных групп населения.
Разные партии имеют собственную идеологию, но все партийные идеологии объединяет общность их происхождения - все они являются идеологическими наследниками эпохи Возрождения. С этой точки зрения, в широком смысле слова, почти все политические партии Европы - суть либеральные партии, в той или иной степени, так как почти все они выступают, в конечном счёте, за свободу человека, за демократию, за гуманизм и прогресс. Консерваторы, к примеру, выступают за те же самые цели, что и лейбористы. Всё различие этих партийных идеологий лишь в средствах, методах и скорости достижения целей.
Либерализм объединяет, начиная с XVIII века, почти все политические течения Европы. Какие бы партии ни появились в Европе Нового времени - все они последователи освободительных идей эпохи Возрождения. Либералы и консерваторы, виги и тори, республиканцы и демократы, социалисты и коммунисты - все они суть идейные наследники эпохи Возрождения, её духовные дети. И все они - суть либералы, приверженцы гуманизма и прогресса, свободы и демократии, закона и прав человека.


РАСКОЛ ЛИБЕРАЛИЗМА.

Так исторически сложилось, что либералами обычно принято называть представителей буржуазного общества, сторонников частной собственности, позиционирующих себя поборниками свободы и прав человека, поклонниками науки и прогресса, сторонниками демократии и частной собственности.
Либералы - выходцы из третьего сословия - вступались "за весь народ" и выступали от имени "всего народа". Но освободители "всего народа" лукавили. Не весь народ имелся в виду в заявлениях, типа, "Мы, народ...", а только его имущая часть - малая часть "всего народа". Лишь крайне небольшая часть третьего сословия - буржуазия - воспользовалась плодами буржуазных революций. Завоевания буржуазных революций дали капиталистам свободу лишь ещё сильнее угнетать и эксплуатировать пролетариат и крестьянство.
Либералы, сторонники освобождения человека и человечества от всех форм угнетения, свидетели буржуазных революций Нового времени, по-разному отнеслись к последствиям этих революций. Они видели, что результатами буржуазных революций пользуется в полной мере лишь очень небольшая часть общества. И среди европейских либералов в первой половине XIX века происходит раскол в методах и средствах по достижению счастья человечества.
Первые из либералов, назовём их "либералами частной собственности", или "правыми", или "либералами верхов буржуазного общества", посчитали, что существующая несправедливость капиталистического строя будет постепенно изживаться путём постепенных многолетних изменений. Постепенно, под воздействием либеральной пропаганды, руководители европейских государств будут всё больше обращать внимание на бедственное положение простого народа, будут изменять его жизнь к лучшему. И когда-нибудь в будущем благополучие высших слоёв общества станет достоянием всех. Эти либералы стали стойкими защитниками буржуазного общества и частной собственности, надеясь на постепенный рост справедливости в мире, уверенные в том, что окончательное освобождение человека непременно настанет в далёком будущем капиталистического общества.
Однако, другие сторонники освободительных (либеральных) идей, особенно из молодёжной студенческой среды, назовём их "левыми" или "либералами низов буржуазного общества", посчитали такое положение дел со свободой человека в буржуазном обществе нетерпимым. Они стали сторонниками скорейшего освобождения от угнетения действительно всего народа. Они посчитали, что буржуазный строй принципиально не в состоянии осчастливить всех людей свободой, что капитализм консервирует несправедливость и неравноправие, поэтому его следует уничтожить путём революции. Революция и захват государственной власти, а затем отмена частной собственности на средства производства - вот радикальная программа по освобождению человечества. Эти радикальные левые либералы - освободители мира от частной собственности - стали называть себя социалистами, коммунистами, социал-демократами и стали яростно бороться с либералами правыми, буржуазными, стоявшими на защите капитализма.
Так идеологически оформился раскол среди европейских либералов, продолжателей освободительных идей эпохи Возрождения на тех, кто защищал свободу владетельного меньшинства общества - либералов меньшинства, и на тех, кто боролся за свободу неимущего большинства общества - либералов большинства. Однако, и тех и других либералов объединяет всё-таки одна цель - всеобщее счастье человечества, но пути, средства и методы достижения цели предлагаются совершенно разными. А, кроме того, все либералы остаются поклонниками гуманизма, прогресса, свободы и демократии, закона и прав человека. И абсолютно все либералы выступают против Бога (хотя некоторые из них лицемерно клянутся Его именем).
Раскол среди либералов Европы XIX века произошёл только по одному основанию - по отношению к частной собственности. Либералы верхов, представители имущих слоёв общества, естественно были сторонниками сохранения частной собственности во веки веков, считая её "неотъемлемым правом человека". А либералы низов, представители неимущих масс общества, посчитали, что только наличие частной собственности на средства производства задерживает процесс освобождения человека - социальный прогресс.


ТРИ ЭТАПА СТАНОВЛЕНИЯ ЛИБЕРАЛИЗМА,

Можно проследить три этапа становления либерализма в истории Нового времени.
На первом этапе, следующем сразу же за эпохой Возрождения, носителями либеральных взглядов выступают крупные и средние феодалы. На этом этапе плоды либерализации жизни достаются в основном дворянству - представителям привилегированного сословия. Либерализм дворянский наиболее ярко выразился в успехах Реформации, в росте абсолютизма в Европе, в бездумной роскоши аристократии. Именно в это время Европа прославилась дворцами и парками феодальных поместий и страшной нищетой простого народа.
На втором этапе, исторически совпавшем с эпохой Просвещения, главными носителями либеральных взглядов становятся представители третьего сословия, выражающие интересы буржуазии. "Борьба немецкой, особенно прусской, буржуазии против феодалов и абсолютной монархии - одним словом либеральное движение - становилась все серьезнее" (К. Маркс и Ф. Энгельс, Манифест Коммунистической партии.). И через эту борьбу шло формирование либеральной идеологии - оттачивались формулировки, уточнялась теория освобождения человека и гражданина, вводились новые понятия.
А на третьем этапе распространения освободительных идей либерализм подключает к борьбе за свободу действительно весь народ. Коммунизм есть либерализм, распространённый на всех членов общества без исключения. Левый отросток либерализма, под названием коммунизм, отвергает частную собственность и поднимает на борьбу за свободу всё население планеты. Коммунизм есть тот же самый буржуазный либерализм, только без частной собственности, о чём говорили и классики марксизма в своём Манифесте: "...коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности".
Коммунисты - это либералы неимущих народных масс, предлагающие путь освобождения всего человечества от угнетения человека человеком путём насильственной отмены частной собственности. Единственное отличие "либерализма верхов" от "либерализма низов" - отношение к частной собственности, которое и определяет всю их тактику и стратегию. С этой точки зрения, всех либералов, выступающих за сохранение капитализма, можно назвать либеральными консерваторами. Тогда как либералов, отвергнувших частную собственность, можно назвать либералами общественного прогресса.

Либерализм, таким образом, изменялся на протяжении пятисот лет от либерализма феодального, сражавшегося с католической церковью за свободу (от) совести править на своей земле, через либерализм буржуазный, боровшийся за свободу частной собственности эксплуатировать население по своему произволу, до либерализма коммунистического, предлагавшего освобождение всех людей на планете от гнёта частной собственности.
На современном историческом этапе либерализм буржуазный стал почти полным хозяином планеты. Буржуазные либералы - либералы верхов современного капиталистического общества - правят большинством государств планеты. Многочисленные партии в капиталистических странах имеют разнообразные названия, но почти все они, в широком смысле слова, являются либеральными, поскольку не посягают на базовые ценности либерализма - свобода совести, гуманизм, прогресс, частная собственность, демократия, права человека - берущие своё начало ещё в эпохе Возрождения.
Добившись реализации своих целей в буржуазных революциях, либералы имущих верхов общества до сих пор продолжают оставаться апологетами капитализма, сторонниками частной собственности. Консервируя капиталистический строй, они считают его пределом совершенства в организации общества, а грядущий переход всех стран мира на буржуазные либеральные позиции вообще считают "концом истории" (Фрэнсис Фукуяма).
Некоторые учёные называют современный этап развития либеральных идей либертарианством, понимая под этим полный произвол в вопросах нравственности. Моральная деградация современных капиталистических обществ есть результат "торжества свободы" в них, и ведёт она мир к неизбежным конфликтам. Современный системный кризис земной цивилизации ясно показывает, что время, отпущенное историей на эпоху безбожия, уже заканчивается, и вскоре мир ждут грандиозные события, в которых нынешняя либеральная цивилизация неизбежно погибнет. Придёт ли ей на смену другая - это будет зависеть от того, насколько люди извлекут урок из своего выбора, сделанного более пятисот лет назад.


ЧТО ОБЪЕДИНЯЕТ ВСЕХ ЛИБЕРАЛОВ.

Что же объединяет все политические партии и течения в современном мире, что позволяет относить их всех к сторонникам либерализма? Что в либеральной идеологии относится ко всем политическим партиям и течениям современного общества? Что общее для всех либералов, какими бы именами они себя ни обзывали?

Во-первых, всех либералов объединяет отрицательное отношение к вере в Бога. Для всех либералов свобода от всех условностей стала новым божеством, символом веры. Свобода совести либералов есть свобода от Бога и Его нравственности. Либеральная свобода (от) совести означает освобождение человека от христианской нравственности. Абсолютизация свободы есть безбожная религия либерального мира.
Подавляющее большинство либералов атеисты - абсолютно не верующие в Бога. Но некоторые из либералов заявляют о своей религиозности. Обычно это представители протестантизма, хотя встречаются и католики. Надо полностью смириться и с католическими, и с протестантскими извращениями христианства, чтобы заявлять о своей вере в Бога. Достаточно посмотреть на ежегодные гей парады в либеральных протестантских и католических странах. Либералы, по старой памяти, ещё клянутся на Библии, но это лишь дань исторической традиции, ничего в действительности с верой в Бога уже не имеющей. Либерал, верующий в Иисуса Христа - оксюморон, явление невозможное по определению, так как сам либерализм появляется именно как освобождение от Бога, прикрываясь освобождением от католицизма.
Либералы отрицают веру в Бога. А если и говорят о своей вере, то их Бог - вовсе не Иисус Христос, хотя они и клянутся Его именем. Уже католицизм в Средние века потерял всякую связь со смыслом учения Христа. А протестантизм же полностью извратил этот смысл. Тотальный моральный разврат современного либерального общества ясно говорит о полном отрицании им учения Иисуса Христа. Освобождение человека от католического диктата, начатое в эпоху Возрождения, завершается ныне освобождением человека от общечеловеческой нравственности.
Все злодеяния буржуазного, капиталистического общества происходят под флагом свободы. Ведь освобождённый от совести человек готов творить на земле любое зло. В конце концов, свобода от Бога сейчас убивает и саму либеральную цивилизацию Земли, приговаривая коренное население стран развитого капитализма к вымиранию посредством сокращения рождаемости - уже через пару десятилетий европейское коренное население станет национальным меньшинством в странах Европы и Америки, что неизбежно приведёт к расовым конфликтам в безнравственном капиталистическом мире.

В-вторых, все либералы - сторонники гуманизма, выдуманного в противовес христианской нравственности. Деятели Возрождения не смогли ничего лучше сделать, как отказаться от Бога вообще, вместо того, чтобы заняться переосмыслением основ христианства с целью возвращения человека к учению Иисуса Христа. И вместе с верой в Бога была выброшена "на свалку истории" и религиозная нравственность. Но деятели Возрождения и Просвещения, понимая, что вообще без нравственности не обойтись, вырвали из религиозной нравственности общечеловеческие ценности и на их основе сочинили гуманизм, не понимая, что без веры в Бога общечеловеческие ценности не работают. Поэтому гуманизм стал фиговым листком, прикрывающим бесчеловечную нравственность капитализма.

В-третьих, любой либерал - сторонник прогресса. Все либералы клянутся в верности прогрессу, видя в нём только положительные стороны. Они не понимают, что постоянный прогресс в условиях капиталистической нравственности ведёт человечество к глобальной катастрофе, в которой оно попросту может погибнуть. Результатами капиталистического прогресса стало катастрофическое загрязнение окружающей среды, ведущее к глобальным изменениям климата. В результате капиталистического прогресса в медицине и пищевой промышленности меняется геном человека, появляются новые болезни, происходит ослабление организма человека. Результатом научно-технического прогресса, наконец, стала возможность уничтожения земной цивилизации в ядерной войне, которая станет неизбежным следствием безнравственности, возведённой в ранг государственной политики капиталистических стран.

Все либералы являются сторонниками демократии, свободы слова и прав человека. Причём, под демократией они понимают не действительную власть народа, а возможность легитимировать власть денег посредством народного волеизъявления. Свобода слова в капиталистическом мире есть не что иное, как возможность навязывать народу точку зрения денежных мешков. И права человека соблюдаются отчасти только для тех, кто разделяет идеологию либерализма. Для тех же, кто её не разделяет, защита прав человека оборачивается "железом и кровью". Права человека есть спекуляция капитализма с целью вмешательства в дела других стран. И защита прав человека - это способ диктовать свои условия.


ВЕЛИКАЯ ЛИБЕРАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ.

Так что же случилось в Российской империи в 1917 году?
В 1917 году в Российской империи произошла ВЕЛИКАЯ ЛИБЕРАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, начавшаяся с февральского переворота, осуществлённого буржуазными либералами, и завершившаяся октябрьским переворотом, осуществлённым либералами широких народных масс (большевиками). В ходе этой революции либералы коммунистические перехватили в жестокой схватке власть у либералов капиталистических.
Это была действительно великая революция, но не только потому, что покончила с трехсотлетней романовской династией. Главный смысл либеральной революции в том, что она изменила духовно-нравственные основы страны. До революции эти основы были православными, а после революции они стали либеральными (антирелигиозными).
До революции русский мужик присягал "За Веру, Царя и Отечество", где православная вера стояла на первом месте. А после либеральной революции начался грандиозный ментальный перелом русского национального сознания - духовно-нравственные православные ценности, лежащие в его основе, должны были быть заменены либеральными (атеистическими) ценностями. Русские должны были стать материалистами-атеистами, верующими в научно-технический прогресс, в примат экономики, в гуманизм и в светлое коммунистическое будущее человечества.
Но православные духовно-нравственные ценности, столетиями внедрявшиеся в сознание русских, невозможно было выбросить прочь в одночасье. Правда, честность, справедливость, стойкость, выносливость, твёрдость в вере, упорство в труде и в бою - вот некоторые отличительные характеристики русского православного менталитета. Если православный уверен, что стоит за правду - он сражается за неё "не щадя живота своего". Сражается не за деньги и награды, а потому, что "сила в правде". И слава Богу, что процесс очищения сознания русского человека от православного наследия растянулся на несколько десятилетий. Православное сознание не раз выручало советских людей в период большевистского либерализма.
Рабочий и крестьянин Российской империи, воспитанные православием, поверили большевикам, что те стоят за правду и справедливость, и не было такой преграды, что не смог бы преодолеть православный воин. Именно остатки православных духовно-нравственных ценностей в сознании красноармейцев и позволили коммунистам завоевать Советскую власть.
Именно православные духовно-нравственные ценности заставляли бывших крестьян честно и упорно работать на стройках первых пятилеток. Самоотверженный, честный труд на благо Родины - это ли не благо для воспитанного в православном духе человека?
Именно православные духовно-нравственные ценности, ещё не вырванные с корнем из русской души, помогли спасти Советский Союз во время Великой Отечественной войны. Массовый героизм советских солдат есть честный (православный) ответ на призыв "Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами". Совесть православного человека оказалась более сильным побудителем к героизму, чем атеистическое (или даже языческое) сознание европейцев. И Сталин правильно оценил вклад православия в Победу, сняв с церкви некоторые ограничения.
Но после воцарения Хрущёва в стране развернулась вновь яростная атеистическая пропаганда в духе европейского либерализма. Православные духовно-нравственные ценности стали активно вытесняться либеральными потребительскими ценностями. Путь в светлое будущее всего человечества теперь был проложен через соревнование экономических систем - коммунистической и капиталистической. Победа коммунизма теперь стала означать не столько достижение справедливости в мире, сколько высокий уровень материальной жизни, она стала связываться только с первенством в экономическом развитии. Именно в правление Хрущёва либеральные буржуазные ценности стали активно насаждаться в советском обществе.
Когда страна вдохновлялась идеологическими (коммунистическими) ценностями, она имела высочайшие темпы экономического развития. Но когда вопросы экономики затмили идеологические вопросы, страна стала терять темпы развития. Застой в экономике страны начался с застоя в идеологии, которая превратилась в неприкасаемую догму. С этого времени советский человек стал всё больше походить на европейского обывателя, озабоченного лишь своим материальным благополучием, и постепенно страсть к деньгам охватывает все слои советского общества. Погоня за материальным достатком становилась главной жизненной позицией советского человека, что говорит о постепенном перерождении православного сознания в духе материального буржуазного либерализма. И деньги начинают играть всё большую развращающую роль - расцветают коррупция, блат, кумовство, подпольное производство, и уже не хватало сил у "государства рабочих и крестьян" справиться с этими явлениями.
Со временем жизненные ценности советских людей стали во многом совпадать с европейскими либеральными буржуазными ценностями. И, выезжая иногда за границу, советский человек видел более высокий уровень жизни там, при примерно одинаковых взглядах людей на жизнь. И в сознании советского человека произошёл слом - он перестал понимать необходимость и значение коммунизма. "В чём смысл революции и отмены частной собственности, если жизненные ценности у нас с Западом одинаковы, а живём мы хуже, чем на Западе?"
Эти настроения захватили вскоре всё общество. И даже "коммунистические идеологи" стали всерьёз рассуждать о конвергенции, деидеологизации и разрядке. И как результат, в обществе стало копиться разочарование в выбранном когда-то коммунистическом пути. "Если жизненные ценности одинаковы, что на Западе, что на Востоке, а жизненный уровень в капиталистических странах выше, тогда почему мы должны продолжать строить коммунизм?" - вопрошали миллионы советских граждан. Начался застой, перешедший затем в перестройку, развалившую вскоре великий Союз. А советским людям казалось тогда, что страна просто "возвращается в цивилизацию", возвращается к "нормальным европейским ценностям". Распад Союза осуществился при почти полном молчании подавляющего большинства населения страны.

У либералов и коммунистов в 1917 году были практически одинаковые позиции по многим вопросам. Они одинаково отрицали религию и веру в Бога. Они одинаково являлись сторонниками прогресса, одинаково испытывали уважение к науке, однозначно были за материальное благополучие народа. Они одинаково провозглашали своей конечной целью счастье человечества.
Но удивительное дело. Правые либералы себя считали настоящими патриотами России и искренне хотели счастья своей стране. Совершая февральский переворот, они хотели ускорения материального прогресса страны, чтобы она скорее влилась в клуб высокоразвитых европейских стран. Но именно их полугодовое правление разрушило Российскую империю до основания и именно они сделали всё, чтобы развалить и погубить Россию.
С другой стороны, левые либералы - большевики - ничуть не заботились о благе народа России, считая его своим орудием в борьбе за освобождение рабочего класса в мировом масштабе. Левые либералы не считали себя патриотами России, поскольку "Рабочие не имеют отечества. Нельзя лишить их того, чего у них нет" (К. Маркс и Ф. Энгельс, Манифест Коммунистической партии.), но считали себя строителями и патриотами Союза коммунистических стран мира. И боролись большевики именно за коммунизм в мировом масштабе, а не за благополучие "какой-то" России. Вот почему большевики гораздо легче шли на применение репрессий, например, чем "белые" (хотя и те их применяли) - они считали русский народ средством, орудием, способом раздуть пожар мировой революции.
Потребовались громадные усилия, пролилось море русской крови, миллионы беженцев покинули Россию, и дальше десятилетиями продолжалась скрытая гражданская война "левых" либералов с либералами "правыми" внутри советского общества, чтобы в Советском Союзе победил, наконец, "развитой социализм".
И тот факт, что семидесятилетнее коммунистическое правление в СССР завершилось так не героически, говорит о том, что европейские коммунистические либеральные ценности, по сути, идентичны капиталистическим либеральным ценностям. В погоне за материальным достатком, советское общество стало стремительно приобретать уважение к частной собственности, за отмену которой когда-то пролилось так много крови на русской земле. Это говорит о почти полном перерождении сознания советских людей под воздействием либеральной буржуазной пропаганды, с одной стороны, и при абсолютной идеологической некомпетентности высшего партийного руководства после смерти И. В. Сталина, с другой.
Идея построения всеобщего царства свободы и справедливости (по Марксу) путём одного только лишь отказа от частной собственности на средства производства оказалась несостоятельной, поскольку она несовместима с либеральными ценностями свободы совести, гуманизма и материального прогресса.


ПРОКЛЯТИЕ ЛИБЕРАЛИЗМА.

До тех пор, пока коммунистическая идеология в Советском Союзе на первое место ставила ценности всеобщей свободы, равенства, братства и справедливости, при наличии в общественном сознании остатков православной нравственности, страна развивалась довольно успешно, имея великолепные показатели экономического развития. Но как только после смерти И. В. Сталина нравственные (идеологические) приоритеты сменили на экономические показатели, начался общественный регресс, приведший к государственному перевороту 1991 года. Коммунистический либерализм оказался неспособен противостоять капиталистическому либерализму, имеющему многовековой опыт развращения сознания человека материальными (телесными) ценностями. Власть денег оказалась сильнее безбожной нравственности коммунизма и как только в Советском Союзе вопросы экономического развития затмили вопросы нравственного развития, крах коммунизма стал неизбежен. Либерализм коммунистический в СССР потерпел полное поражение, не выдержав конкуренции с либерализмом частной собственности.
Покончив с коммунистическим (леволиберальным) экспериментом и восстановив частную собственность на средства производства, Россия автоматически перешла к буржуазному либерализму, благо народ был уже подготовлен к реабилитации частной собственности в период перестройки и гласности. Население страны практически не заметило переход к праволиберальным буржуазным ценностям, настолько успешно они были внедрены в сознание народа во времена правления Хрущёва-Брежнева. Россия стала, наконец, обычной либеральной капиталистической страной, как об этом мечтали когда-то либералы Временного правительства.
И теперь либеральная Россия повторяет исторический путь европейских капиталистических стран. Впереди нас ждут все "прелести" современной Европы и Америки. В настоящее время, благодаря приходу к власти на рубеже веков патриотических сил, Россия успешно сопротивляется попыткам своего расчленения. Однако, в дальнейшей перспективе, продолжая развиваться в рамках либеральной идеологии, Россия обречена на распад и уничтожение - об этом мечтают все буржуазные либеральные страны уже более 100 лет!
Либерализм развращает сознание людей медленно, но верно. Когда-то и в Европе была высокая рождаемость, и не было ювенальной юстиции, и семейные ценности не были под запретом. Когда-то европейцы тоже умели воевать и тоже отвергали содомию. Но постепенно, по мере дальнейшего освобождения от всяческих запретов, они стали такими, какими мы теперь их видим - толерантными ко всему, развратными, вымирающими из-за низкой рождаемости. Дни Европы уже сочтены - её ждёт хаос и разор вследствие грядущего передела собственности, когда коренное население европейских стран станет национальным меньшинством, уступая по численности иммигрантам и их потомкам.
Этот сценарий ждёт и Россию, не откажись она от либерализма. В России будут происходить те же изменения, что происходили когда-то в европейских странах. Меняются поколения, и каждое новое требует для себя больших свобод - либерализм не имеет внутренних ограничителей. Развращение свободой приведёт, рано или поздно, к власти новых правителей, для которых наши нынешние ценности уже не будут актуальны. Тогда постоянные спутники либерализма - ложь, продажность, разврат и корысть - разрушат Российскую федерацию, не без помощи, конечно, наших либеральных "друзей России" в Европе и Америке.
Если б события на Украине, связанные с государственным переворотом 2014 года, произошли на пятнадцать лет раньше, вряд ли тогдашнее правительство России приняло бы решение по возвращению Крыма и по защите Донбасса. Прозападные русские либералы, какие неизбежно придут к власти в России в будущем, если страна не перестанет заигрывать с либерализмом, станут очередными ликвидаторами России. И если мы это понимаем, тогда должны и понять необходимость порвать с либерализмом окончательно - необходимо завершить либеральный эксперимент, начавшийся с эпохи Возрождения.
Либеральные ценности вгоняют сейчас весь мир в кризис, из которого невозможно выбраться, оставаясь в рамках либерализма. Либерализм в западных странах приводит к депопуляции живущих там европейцев, приводит к обострению международных конфликтов, приводит к росту неравенства и к обнищанию населения. Именно либерализм ответственен за раздувание бездумной гонки за показателями экономического развития стран мира, приводящей к деградации природы, к необратимым изменениям климата, к загрязнению планеты промышленными отходами. Именно либерализм обостряет отношения между народами, поскольку непримиримо разделяет их на богатых и бедных. И никогда буржуазный либерализм не допустит на земле равенства и справедливости, о чём писали ещё классики марксизма.
Либеральные ценности, хоть "правые", хоть "левые", одинаково гибельны для людей и ведут мир к катастрофе, в которой может погибнуть земная цивилизация. Если мы не хотим распада и погибели России, уничтожения человечества в мировых конфликтах, нам необходима иная идеология, чем либерализм, неважно, капиталистический он или коммунистический.
Отвергая или извращая веру в Бога, любой либерализм разделяет людей, возвращая их к язычеству, к тотальной войне всех против всех. Людям мира, чтобы жить счастливо, нужна иная идеология, объединяющая все народы в единое общество, а не разъединяющая их в бесконечной погоне за материальным достатком.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ.


Россия, позаимствовав со времени Петра Великого у Европы её научно-технические достижения, получила довеском и идеологию либерализма. Первыми жертвами этой идеологии в России стали представители высшего сословия, коих и отправлял Пётр на выучку за границу. Русское дворянство быстро переняло не только европейские наряды, но и европейские представления о собственной "жалкой, отсталой и дикой" стране с "рабскими порядками".
Уже через сто лет после смерти царя Петра Российская империя, созданная его трудами, могла быть уничтожена воспитанными европейским Просвещением и возжаждавшими свободы молодыми дворянами. И неважно, был ли простой народ России готов к принятию европейской свободы или нет. Разрушить государство до основания, пойти на цареубийство, даже на убийство всей царской семьи (!) - как это по либеральному верно, по коммунистически! Уже декабристы замышляли вырезать всё царское семейство во главе с Николаем Павловичем, а мы почему-то ругаем только большевиков, и Ленина в частности, за убийство Николая Александровича с его семьёй в Екатеринбурге. Либералы в любом обличии - будь то якобинцы, дворяне или разночинцы - готовы проливать кровь ради осуществления своих представлений о свободе.

Самим ходом истории Россия была приуготовлена попасть в ловушку либерализма.
Русское образованное (дворянское) общество более двухсот лет заражалось еврофильскими настроениями - со времён Петра Великого в России было принято во всём "заглядывать в рот" Европе. Недаром некоторые дворяне лучше говорили по-французски, нежели по-русски. Малолеток дворянских учили европейские "дядьки", а затем юноши отправлялись получать образование в европейские университеты. Естественно, в Европе русская молодёжь получала европейское образование и европейский (либеральный) взгляд на действительность. И естественно, что этот взгляд разделял все нации и народы на цивилизованных европейцев и на отсталых варваров. Европа и её порядки всячески восхвалялись, а всё неевропейское принижалось и осмеивалось. В том числе и Российская империя критиковалась за "дикость, отсталость и варварство". Европа критиковала Россию за всё, начиная с государственного устройства и заканчивая религией.
И когда такой выпускник возвращался в Россию и сталкивался с русской действительностью, она, естественно, была ему непонятна и противна. Молодые люди зачастую не могли найти себя в российских реалиях, совершенно не понимая родную страну. Проблема "лишнего человека", озвученная классиками русской литературы, есть проблема европеизации высшего российского сословия, когда лучшие люди России готовили себя к служению Европе, а не родной стране. Всё европейское воспринималось как наилучшее, на которое надо ровняться России. И когда такой европеизированный молодой человек видел "всемерную убогость русской действительности", у него пропадало всякое желание служить Родине - уже не хотелось чистить российские "авгиевы конюшни", приближая её к Европе.
Трагедия русского дворянства в том, что оно было оторвано от родной земли европейским образованием. Так в России произошёл раскол народа по мировосприятию на две части: европеизированное дворянское меньшинство, мечтающее о Париже, и подавляющее большинство народа с православными духовно-нравственными корнями.
Именно эта православная часть русского общества и спасала Россию во всех войнах и смутах. Русский православный воин прославил Россию! И когда ещё не всё русское дворянство было развращено европейским либерализмом (в первые сто лет со времён Петра), успехи России были грандиозными. Но в XIX веке дворянство перестало быть русским, и со второй половины века Россия скатывается в неудачи - русское дворянское офицерство "уже не то".
Если граф Суворов-Рымникский мог искренне воскликнуть о счастье быть русским, то вряд ли европейски образованный русский офицер сто лет спустя так радовался этому факту. И если адмирал Ушаков был искренне православным человеком, твёрдым в вере, то через сто лет русское дворянство было уже по-европейски индифферентно к религии, и особенно критично к православию.

И когда в самой Европе капитализм уже стал восприниматься критически, в России русские поклонники Европы продолжали им восхищаться и желать скорейшего вступления страны в буржуазный мир. Если на Западе капитализм уже проявил свою звериную сущность, что побудило молодых европейских либералов заняться поиском теории освобождения всех людей, то русские буржуазные либералы спали и видели "европеизацию России" - слом империи, чтобы она стала, наконец, "нормальной европейской капиталистической страной".
Однако, другие русские поклонники Европы познакомились с марксистской критикой капитализма и стали горячими сторонниками пролетарской революции, "несущей свободу всему человечеству". Эти пролетарские либералы вообще не озадачивали себя судьбой России, считая её крайне отсталой страной, по европейским меркам. Но именно это "слабое звено", по мысли В. И. Ленина, можно было вырвать из цепи капиталистических стран и заставить служить великой цели коммунизма.
Так русское образованное общество, сверху донизу пронизанное раболепием перед Европой, оказалось проводником либеральных идей в России. Страна неизбежно скатывалась в либерализм либо посредством либералов буржуазных, либо посредством либералов "красных", коммунистических. И это окончательное падение в либерализм и произошло с Россией в 1917 году.

Русское либеральное дворянство уже за сто лет до 1917 года было готово избавиться от "царского режима". А воспитанные в европейском духе, русские либералы преклонялись перед капиталистическими порядками Европы. И молодой русский капитализм также считал Европу образцом политического устройства.
Но было что-то иррациональное в желании думских либералов совершить государственный переворот в 1917 году. Ведь Российская империя и так шла по буржуазному пути развития. Ведь прав был П. А. Столыпин, полагая быстрое развитие страны в ближайшие двадцать лет (без войны). И ведь царский режим не был этому серьёзной помехой! Ничуть не мешала династия ни капитализму в России, ни либерализму. Зачем же буржуазным либералам понадобилась ликвидация империи?
Дело в том, что скудоумие думских либералов не желало мириться с тем, что "отжило свой век". В погоне за республиканской формой пожертвовали буржуазным содержанием монархии - правые либералы "подрубили сук, на котором сидели". Или, вернее, подрубили дерево российской государственности. Но, погубив Российскую империю, буржуазные либералы приговорили и себя к погибели.
Точно так же, кстати, действуют и нынешние российские либералы. Современная капиталистическая Россия благополучно развивается в соответствие с идеологией буржуазного либерализма. Потерпите десяток лет, и у нас, глядишь, появятся однополые браки и пройдут гей парады. Так ведь нет! Подавай свободу осмеивать и уничтожать народные святыни немедленно, здесь и сейчас! Типа, развалим Россию - избавим её от коррупции! И не важно, против чего или за что выступают русские либералы, при поддержке либералов "свободного мира". Против царизма они выступают или против коммунизма, против коррупции борются или за экологию, за свободу и демократию - речь всегда идёт о разрушении России.
Российское общество до сих пор продолжает быть внутренне разделённым. Идейные потомки русского европеизированного дворянства позапрошлого века продолжают упорно отказывать России в праве быть самостоятельной цивилизацией. Современные либералы, как и либералы прошлого, опять тянут "отсталую Россию" в европейский дом, не понимая, что никому в Европе "единая и неделимая" Россия не нужна. И опять, как и сто лет назад, либеральная зараза представляет для нашей страны реальную угрозу. А либеральная идеология продолжает отравлять сознание людей лживыми античеловеческими ценностями.

Либералы первого призыва - потомственные русские дворяне - вышли в декабре 1825 года на Сенатскую площадь Санкт-Петербурга с целью разрушить Российскую империю ради её "освобождения от деспотизма".
Либералы второго призыва - сторонники буржуазии - разрушили-таки Российскую империю "ради целей свободы и демократии" в феврале 1917 года и сделали всё, чтобы развалить и Россию.
Либералы третьего призыва - "передовой отряд рабочего класса" - восстановили Российскую империю в виде СССР, но не ради неё самой, а ради "освобождения всего человечества от ига капитала".
Так в России сработала либеральная программа по освобождению человека, заложенная деятелями эпохи Возрождения и развитая мыслителями Просвещения.
Великая русская либеральная революция 1917 года, по существу, завершала процесс освобождения человечества, начатый в эпоху Возрождения, подключив к нему широкие народные массы всего мира. Если на первом этапе освобождения человека и человечества свобода совести была только привилегией феодалов. На втором этапе освобождения человека от всех и всяческих условностей, начиная с религии, свобода стала достоянием буржуазии. То социалистический переворот в России подключал к процессу освобождения человека (во-первых, от Бога) народы всех стран мира, открывая человечеству путь в "царство свободы" (по Марксу).

Эпоха либерализма, начавшись с отказа от Бога во времена эпохи Возрождения, заканчивается ныне всеобщим системным мировым кризисом, поражающим человечество во всех сферах, начиная с духовной деградации и заканчивая глобальным потеплением.
Либерализм буржуазный непримиримо разделяет народы в конкурентной борьбе, приводящей к чрезмерной эксплуатации природы и человека. Он не может существовать без лжи, насилия и войн, которые приобретают всё более разрушающий характер, грозящий мировыми конфликтами. Рано или поздно эти конфликты могут закончиться только термоядерной катастрофой, уничтожающей человечество.
Либерализм коммунистический, как показал опыт истории "социалистического лагеря", не может объединить народы на основе "материального изобилия" и неизбежно ведёт к моральной деградации общества, начиная с правящей коммунистической элиты. Рано или поздно общество "развитого социализма" гибнет по внутренним причинам, связанным с девальвацией коммунистических духовно-нравственных ценностей.

Великая русская либеральная революция показала неизбежность победы либерализма в России, поскольку русская интеллектуальная элита XIX века так и не смогла выработать идеологию развития страны, констатировав своё бессилие сентенцией "умом Россию не понять". Мало было талантливо критиковать европейский либерализм, европейские порядки, католичество и протестантизм. Надо было сформулировать собственно русскую национальную идеологию, на основе которой тысячу лет строилось успешное русское многонациональное православное государство. Такая альтернативная европейскому либерализму идеология, доказав россиянам преимущества православной цивилизации, защитила бы страну от всех попыток европейцев её разрушить, дала бы возможность сохранить Российскую империю. Более того, такая идеология могла бы стать основой для успешного мирного развития всего человечества.
И самое главное, такая идеология крайне необходима миру сегодня, когда растущая техническая мощь человечества может уничтожить самого человека на планете.
03.02.2018

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.