Прочитать Опубликовать Настроить Войти
ГНГ
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
12/5/2019 1 чел.
12/4/2019 0 чел.
12/3/2019 0 чел.
12/2/2019 1 чел.
12/1/2019 0 чел.
11/30/2019 3 чел.
11/29/2019 2 чел.
11/28/2019 2 чел.
11/27/2019 1 чел.
11/26/2019 3 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Последние дни Дороти

ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ДОРОТИ

Автор: М.Хэйсен

Для тех,кто в детстве читал сказку "Удивительный волшебник из страны Оз".

От автора: В этой истории главные герои взяты из книги Л.Фрэнка Баума «Удивительный волшебник из страны Оз», которая находится в свободном доступе в Интернете. По классическому фильму MGM Глинда является Волшебницей Севера. В книге же говорится, что она правила страной Куадлинг на Юге, победив Колдунью Юга. В свой же истории я оставила ее на Севере.

Иллюстрация к рассказу взята из книги Баума и создана Уильямом Уэйлесом Денслоу.
Дороти Хенслоу сидела в гостиной интерната для престарелых во Флориде и ожидала прибытия своих детей, внуков и правнуков из Калифорнии. Ей с трудом верилось, что самым старшим детям было уже за семьдесят, а двое самых младших приближались к пенсионному возрасту. Самое удивительно заключалось в том, что правнук уже готовился окончить колледж.
Дороти, вдова, муж которой умер двадцать три года назад, собиралась через несколько дней отпраздновать столетний юбилей. По этому случаю вся многочисленная семья Хенслоу отправилась в Бока-Ратон, несомненно, планируя провести время в Майами.
— А почему бы и нет? — спрашивала себя старуха. — Пусть воспользуются теплым солнцем и красивыми пляжами.
Дороти в свои сто лет забыла, что в Калифорнии своя солнечная погода и песчаные пляжи.
— Здесь совсем не так, как на ферме на Среднем Западе, где я выросла, — говорила она, вспоминая колышущиеся поля пшеницы на Великой равнение.
Прошлое вернуло ее в детство, и на ум пришли дядюшка Генри и тетушка Эм, воспитавшие ее. Их уже не было так давно, что ей приходилось брать альбом с фотографиями и вспоминать, как они выглядели. Даже образ Зика Хенслоу стерся в ее памяти, ведь она была замужем пятьдесят шесть лет.
— Больше половины жизни, — признавалась она.
Пока Дороти рассуждала о прожитых годах, на дорожку въехал минивэн, за которым последовали еще два. Потомки Хенслоу со своими супругами, детьми и их детьми стали выходить из машин, спеша укрыться в доме с кондиционером. Многие из семьи Дороти посчитали климат во Флориде слишком влажным. В течении пяти дней семья оставалась в Бока-Ратон, а Дороти стойко переносила почти нескончаемый поток гостей, который появлялся и исчезал в ее однокомнатном домике. Несмотря на то что все разместились в ближайшем отеле, детям хотелось как можно дольше побыть с матерью. И не удивительно, поскольку, по всей вероятности, это станет последней возможностью. Внуки и правнуки также часто навещали старуху, хотя проделывали трехчасовую поездку в Диснейленд и на «Юниверсал Студио» в Орландо.
В субботу вечером, за сутки до того, как отправиться на Западное побережье, в отеле «Уолдорф» родственники провели банкет в честь дня рождения Дороти. В конце торжества, когда официанты разносили кофе и подавали десерт, Зик младший, то есть ее старший сын, сделал подарок.
— Мы все сбросились и купили это для тебя, — сказал он.
Мать сняла упаковочную обертку с ювелирной коробки. Внутри находился кулон с изумрудом.
— О, какая красота! — воскликнула Дороти.
— Насколько я помню, ты когда-то говорила мне, что любишь изумруды, — произнесла старшая из детей, ее единственная дочь Генриетта.
— Он просто восхитителен! — воскликнула старуха, не в силах вспомнить, что когда-либо выражала предпочтение одного драгоценного камня другому.
Вечер закончился в одиннадцать часов — довольно рано для молодых членов семьи и слишком поздно для столетней юбилярши.
Когда Дороти уселась на заднее сидение машины сына и послушала болтовню гостей, он постаралась не думать о том, что в следующий раз они соберутся на ее похороны.
— Я же не бессмертна, — сказала она сама себе.
Внезапно Зик наклонился вперед и включил радио.
— Вы слышали? — обратился он к сидящим на заднем сидении.
— Что именно? — спросила его жена Пэтти.
— Национальная служба погоды сообщает о надвигающемся урагане в округах Дейд, Броуард и Палм-Бич.
— Вот так-то, бабуля! — воскликнул младший внук Дики.
— Есть, где укрыться? — спросил Зик.
— Не говори глупостей: это же южная Флорида. Если я все время буду прятаться, услышав предупреждение об урагане, то никогда не буду находиться в доме.
— Нельзя пренебрегать новостями, особенно, после урагана «Катрина».
— Не переживайте, — настаивала Дороти. — Я и раньше переносила бури. Черт возьми, когда я была девочкой, пронесся циклон, снесший дом, но я осталась жива. Кроме того, если погода ухудшается, то местная полиция эвакуирует пожилых людей.
Минуту спустя Зик въехал на подъездную дорогу матери. Как только старуха вышла из минивэна, за ней последовал сын и вся его семья. Друг за другом они обняли и поцеловали ее. От Дороти не ускользнуло то, что эти объятия были более крепкими, а поцелуи продолжались дольше обычного.
«Всё-то они знают», — подумала она.
— Счастливого полета, — бодро сказала старуха. — Огромное спасибо за великолепный праздник.
— Нет, — ответил сын, — это мы должны благодарить тебя. Ты…
Зик отвернулся, чтобы мать не увидела слезы. Она же не нашла слов и просто сжала ему руку.
— Я люблю тебя, мама, — произнес он.
— Ну, ступайте, завтра у вас ранний вылет.
Дороти улыбнулась, распрощалась и затем вошла в дом. На следующее утро она встала в семь часов. Первая мысль был о своих любимых родственниках.
— Они, должно быть, скоро приземлятся в Калифорнии.
Хотя она никогда не летала на самолете, старуха вдруг представила себя над полями Канзаса. В своем воображении она видела дома из вагонки, деревянные амбары, зернохранилища и плодородные поля. Войдя на кухню, она включила свет: небо за окном было серым, что говорило о приближающемся урагане.
— Думаю, что их рейс не отменили.
Ожидая, когда закипит чайник, Дороти прошла в спальню, вынула из шкатулки с украшениями изумрудный кулон и надела на шею. В какой-то момент она представила целый город, дома которого, казалось, были сделаны из изумрудов. Она рассмеялась, и ей стало интересно, почему воображение стало столь активным.
— В моем возрасте я имею право быть с причудами.
В то время, сидя за кухонным столом и попивая чай, она наблюдала через окно, как надвигается буря. Сильный ветер гнул деревья и ломал ветки.
— Это смерч!
— Кто это сказал? Откуда этот голос?
За минуту до того, как ураган «Фрэнк» накрыл интернат, открылась дверь в память Дороти.
— Вот и опять это происходит! Я возвращаюсь!
Внезапно раздался оглушительный треск, и маленькое одноэтажное здание сорвало с фундамента, подняло высоко в небо и перенесло в страну Оз.
— И все же я надеюсь, что в этот раз не прибила какую-нибудь злую колдунью, — воскликнула Дороти, едва дом с грохотом приземлился.
Когда она выглянула в кухонное окно, то первое, что увидела, была дорога, выложенная желтыми кирпичами. Вдали виднелись шпили Изумрудного города.
— Все так, как я помню!
Дороти не задавалась вопросом, почему эти воспоминания, которые не всплывали более восьмидесяти лет, внезапно оказались столь впечатлительными. В сто лет у нее не было времени ждать ответов.
— Интересно, есть ли кто-то еще из моих старых друзей?
Она почувствовала знакомые приступы артрита, войдя в дверь своего дома, а когда его открыла и переступила через порог, то произошло удивительное превращение: с одной стороны двери она была старухой, а с другой снова маленькой девочкой.
— Не могу поверить! – крикнула Дороти, посмотрев вниз и увидев себя в сарафанчике в синюю и белую клеточку. Со скоростью и с грацией юности она побежала с развевающимися на ветру косичками к Изумрудному городу по Дороге из желтого кирпича.
— Это Дороти! — увидев ее, с радостью закричал привратник.
В тот саамы момент, когда открыли зеленые ворота, толпа людей окружила девочку. Одна из Крылатых Обезьян, которая снова приняла свой облик после смерти злой колдуньи, полетела во все уголки города разносить эту весть. Через шум ликующей толпы раздался звук трубы, который возвестил о прибытии одного из правителей: Государственного министра.
— Дороти! — воскликнул Страшила. — Ты совсем не постарела! Разве такое может быть в Канзасе?
— Нет. На самом деле, во Флориде, где я теперь живу, я очень старая. Лишь вернувшись в Оз, я вновь помолодела.
Когда Дороти разглядывала Страшилу, то заметила, что он, как и Изумрудный город, очень изменился.
«Это место напоминает мне Лас-Вегас», — подумала она, увидев, что все дома светятся неоновыми огнями и украшены с показной пышностью и великолепием.
— Не помню, чтобы это место было таким фантастическим, — сказала она.
— Спасибо Железному Дровосеку, что мы теперь процветаем, — сказал Страшила.
— Это видно по твоей одежде: нет никаких заплат. Ты разодет в шелка и бархат. Нет ни единой соломинки, которая свисала бы с твоего платья.
— Не могу же я выглядеть побирушкой. Теперь я уважаемый политик. На самом деле я пишу мемуары.
— Подумать только! Когда мы впервые познакомились, у тебя не было мозгов.
Раздался еще один звук трубы, и толпа расступилась перед огромной каретой, покрытой серебром и украшенной изумрудами; она была запряжена двумя зелеными лошадьми. Дороти открыла рот от удивления, когда лакей распахнул дверь, и все увидели пассажира. Хотя ему шло скромное имя Железный Дровосек, теперь же он, министр финансов страны Оз, совсем не походил на ржавого лесника, которого Дороти и Страшила встретили во время путешествия по Дороге из желтого кирпича.
— Дороти, дитя мое! — воскликнул человек в позолоте и поцеловал девочку в обе щеки. — Ты просто великолепна!
— То же могу сказать и про тебя. У тебя все еще то самое сердце, которое дал Волшебник?
— Из бархата и опилок? Нет. Вскоре после того, как ты вернулась в Канзас, мне сделали механическое сердце. Когда я устал заводить его, некто создал электронное, но батарейки стали садиться. Слишком много времени уходит на их замену, а время — деньги! Теперь я ношу сердце из золота и изумрудов. Оно не стучит, но это отличный модный аксессуар.
Дороти нахмурилась, сравнивая Железного Дровосека с богатыми людьми. Ведь они только и думают о деньгах, и у большинства, кажется, нет сердца.
Третий зов трубы возвестил о прибытии Трусливого Льва. Он скорее маршировал, чем шел обычным шагом к своей бывшей подруге.
— Боже мой! — воскликнула Дороти. — Как же ты изменился!
Шкура Льва поседела от времени, а грива была коротко подстрижена: в военном стиле. На груди красовались десятки медалей, которые вручили жители Оз.
— Как ты тут оказалась? — поинтересовался Министр обороны.
— Я сидела в доме, когда ураган снес его, поднял над радугой и опустил на Дорогу из желтого кирпича.
Генерал Лев — так обращались к нему жители Оз — прорычал приказ своему помощнику, зебре с зелеными и коричневыми полосами, что походило на военный камуфляж:
— Пусть мои советники определят целесообразность возведения стены вокруг Изумрудного города. Плохо, что нам приходится терпеть Жевунов, Мигунов и Крылатых Обезьян. Мне не можем позволить им все время ходить по гостям.
— Ты, должно быть, устала после поездки? — спросил Страшила. — Идемте вчетвером ко мне и перекусим.
— Зачем тащить Дороти в твой скучный офис? — возразил Железный Дровосек. — Следует быть осторожными. Никогда не знаешь, в какой момент с неба на тебя свалится дом.
— А мой бункер гораздо надежнее, — заспорил Лев. — В нем вы будете в полной безопасности. Ведь не знаешь, чей дом рухнет с неба.
Железный Дровосек, как и большинство зажиточных людей, одержал верх над своими политическими и военными друзьями.
— Идем, Дороти. Сядем в мою карету, — предложил он и дал команду лакею открыть дверь, где взору предстал роскошный зеленый интерьер.
* * *
Пентхаус Министра финансов был столь же безвкусным и экстравагантным, как его карета. Повсюду, куда обращала свой взор Дороти, она видела золочение и изумруды, а также сочного цвета бархат, шелк и парчу. Как и ожидалось, повара готовили великолепный пир.
— Угощайтесь золотистым заварным кремом «Жевуны», — завил Железный Дровосек. — Когда дело дойдет до вкусных десертов, этих человечков не нужно мутузить.
— А у меня есть маковое вино «Мигуны», — сказал Лев. — Но совсем немного. Нужно быть всегда начеку, если случится вторжение летающих домов.
Едва Дороти надкусила хрустящий пирог с зелеными яблоками, как в комнату ворвался помощник Льва.
— Генерал! — закричала зебра, — на нашу южную границу совершено нападение!
— Не домом ли?
— Нет, сэр, Зерельдой. Она отправила армию Спичечных человечков поджечь Лес плакучей ивы.
Лев поставил на золотой стол недопитый бокал макового вина и поспешил к двери вместе с помощником.
— А кто такая Зерельда? — спросила Дороти.
Страшила, считавшийся многими, а тем более самому себе, самым умным в стране Оз, ответил: «Колдунья Юга».
— Еще одна ведьма?
— Покончив с колдуньями Востока, Запада и Глиндой, Зерельда собралась захватить Оз.
— Что же случилось с Глиндой?
— Идем в министерство, я покажу.
Хотя офис Страшилы не был так богат, как у Железного Дровосека, он все же производил впечатление на окружающих: стены были такими же зелеными, а обстановка утонченная и дорогая. Государственный министр прошел прямо к шкафу со стороны стены и открыл дверь. Внутри находился светящийся шар размером с баскетбольный мяч, от него исходил темно-синий сапфировый свет.
— Глинда, — обратился Страшила достаточно громко, чтобы услышали Волшебница. — У меня хорошая новость и плохая. Плохая заключается в том, что твоя сестра захватила Юг, а хорошая в том, что в Оз вернулась Дороти, и только она знает, как избавиться от злой ведьмы.
Свет синего шара замерцал еще больше, и появилась Глинда. Однако Волшебница Севера была по росту не выше куклы Барби. Она, в пышном платье, сверкающем сапфирами, выглядела так, словно ее нарядили модельеры из детского магазина игрушек «Маттел».
— Дороти! — воскликнула маленькая Волшебница. — После столь усердной попытки вернуться домой в Канзас, ты снова с нами!
— У меня не было другого выбора. И все же я очень рада снова видеть всех вас.
— По-видимому, ты появилась вовремя. Нам нужны твои услуги по избавлению от злой ведьмы.
— Не могу же я сбросить на нее дом, как это получилось с Ведьмой Востока, хотя, кажется, есть и еще история о падающих зданиях. Растает ли Зерельда, как Ведьма Запада?
— Сомневаюсь, — ответила Глинда. — Она гораздо сильнее меня.
— Тогда, что же делать?
Пока Глинда обдумывала вопрос Дороти, мерцающие искорки на ее платье потухли, и она, казалось, еще больше уменьшилась в размере.
— Не знаю, — наконец вымолвила она страдальческим и уставшим голосом. — Боюсь, что тебе следует задать этот вопрос Волшебнику.
— Волшебнику? — с удивлением переспросил Страшила. — Но он же погиб, когда его летящий шар столкнулся с Изумрудными горами.
— Вот поэтому его нужно найти в Стране мертвых.
— Как же туда попасть? — спросила Дороти, которая, прожив пятьдесят пять лет в интернате для престарелых во Флориде, все еще жаждала приключений.
— Ступай по Дороге из зеленых кирпичей.
— Что? — переспросил Страшила. — У тебя такой тихий голос, что едва можно слышать.
Глинда ничего не ответила. Она снова превратилась в синий шар, который еле мерцал.
— Я ее услышала, — сказала Дороти. — Она приказала следовать по Дороге из зеленых кирпичей.
* * *
На следующий день Дороти, Страшила, Железный Дровосек и Лев стояли у редко используемых задних ворот Изумрудного города. В золотом сундучке с отделанной изумрудами ручкой, на бархатной подкладке, отдыхала больная Глинда. Железный Дровосек, самый сильный из четверых, вызвался нести сундучок, хотя тот был легким. Министр обороны стоял над картой Оз и говорил с остальными так, будто обращался к целой армии.
— Вот Изумрудный город. Как видите, мы находимся в западной части Оз, близко к центру. Вот Дорога из желтого кирпича, ведущая на запад до Страны Жевунов, и через которую Дороти впервые вошла в Оз. Зерельда движется со стороны Рубинового города на юге по Дороге из красного кирпича. Мы же направимся на восток.
Лев указал на участок карты, где ничего не было написано.
— Эта местность, в основном, не изучена. Если будет время, я отправлю разведгруппу.
Генерал свернул карту, передал зебре, а затем отдал приказ открыть ворота, за которыми открывался густой зеленый лесной ландшафт. Минуту поколебавшись, Дороти первая ступила на Дорогу из зеленого кирпича. За ней друг за другом последовали министры страны Оз. Последним, кто покинул Изумрудный город, оказался Лев, он до конца отдавал приказы своему полосатому помощнику, который остался защищать город в отсутствии генерала.
— И все же я думаю, что нам нужно взять мою карету, — предложил Железный Дровосек, когда посмотрел перед собой на далеко уходящую дорогу.
— Не считаю это разумным, — сказал Страшила. — У нас нет точных топографических сведений об этой местности.
Как только Лев и Железный Дровосек оказались позади смелой Дороти и Страшилы, они ускорили шаг, чтобы не отставать. Лев оказался единственным, на ком в этом походе сказывались годы, не говоря уже о том, что ему мешало двигаться множество медалей, в то время как Железный Дровосек тяготился надетым на себя золотом и изумрудами. Он мог бы двигаться намного быстрее, если бы не был сделан из железа.
По расчетам Дороти они находились в пути уже шесть часов, когда она заметила, что узкой стала не только дорога, но и деревья становились выше и гуще. Верхние ветки свисали над Дорогой из зеленого кирпича и создавали похожий на туннель проход. Быстро темнело, да и солнце было закрыто густыми облаками. И тогда впереди всех пошел Железный Дровосек, неся перед собой Глинду, которая своими яркими лучами освещала путь.
— Послушайте! — вдруг крикнула Дороти, когда деревья склонились так низко, что пришлось пригибаться до самой земли. — Впереди свет. Мы, должно быть, дошли до конца леса.
Чем ближе они подходили к свету, тем вокруг становилось все темнее. Даже свет Глинды не мог пробить эту черноту.
— Что это? — закричал Страшила, когда что-то мелькнуло перед его лицом и чьи-то крылья легко коснулись лба.
Через минуту нечто толстое и пушистое переползло через ногу Дороти.
— Мне здесь не нравится, — проговорила она и представила летучих мышей и пауков, змей и стервятников, и разных тварей, прячущихся в темноте. Чем ближе они подходили к свету, тем труднее становилось видеть. Они старались отводить глаза в сторону или смотреть на кирпичи, так как их ослепляло сияние. Дороти прикрывала лицо рукой и смотрела в щели между пальцев. Лев, который храбро вел путешественников, остановился и почувствовал, что жар от света обжигает его шкуру. Несмотря на свое известное мужество, он с неохотой двигался вперед, ибо боялся загореться.
— Тупик! — воскликнул Железный Дровосек.
— Нет, — поправила его Дороти. — Просто нужно пройти сквозь свет.
— Это может стать ловушкой, — предупредил Страшила и подумал о том, что его солому легко может объять огонь. — Похоже, что Зерельда что-то задумала.
Дороти, которая прожила в солнечном штате почти целый век, не пугала ни жара, ни свет. Она бесстрашно подошла к светящейся границе, протянула руки и положила их на яркое свечение. Ее пальцы легко скользнули внутрь. Она, не чувствуя боли, а лишь странное ощущение щекотки, обхватила ладонями локти, а затем свои плечи.
— Думаю, что я нашла что-то другое, — сообщила она, когда прохладный ветерок подул на ее руки. — Наверное, есть способ это узнать.
Девочка подняла правую руку и оказалась в ином мире вечной ночи, но где было чистое небо и отсутствовали деревья, которые препятствовали бы их продвижению.
— Дороти? — позвал Страшила. — С тобой все в порядке?
— Все хорошо. Идемте, бояться нечего.
Уже не трусливый, а храбрый Лев шагнул следующим за Железным Дровосеком, оставив позади Страшилу.
— Смотрите-ка! — закричала Дороти и указала на землю. — Здесь на дороге кирпичи белые, а не зеленые. Теперь ее стало лучше видно.
Хотя на небе отсутствовала луна, — в конце концов, это же не Земля, а страна над радугой, — замелькали тысячи крошечных фей, похожих на мотыльков и освещавших путь.
— Жаль, что в Оз нет дорожных указателей, — произнесла Дороти и продолжила путь по Дороге из белого кирпича. — Хорошо бы знать, сколько еще идти до Страны мертвых.
Будто в ответ на свои слова, она услышала знакомый лай собаки.
— Тото?! — закричала она с восторгом.
Пес, бывший любимец Дороти, черный при жизни, теперь стал белым. Собачка, обрадовавшись, что видит свою прежнюю хозяйку, прыгнула ей на руки и лизнула лицо. Несмотря на то что это был не Канзас, а Оз, Дороти не удивилась внешнему виду домашнего любимца, как и не сомневалась в летающих домах, злых ведьмах, которые беседовали с пугалами, или других удивительных вещах, встречавшихся по ту сторону радуги.
Они еще не отошли далеко, когда встретили еще одно знакомое лицо. Волшебник, как и Тото, был абсолютно белым. Очевидно, он удивился их появлению.
— Что вы здесь делаете? — спросил он. — Вы же живые.
— Нас отправила сюда Глинда, — ответил Железный Дровосек, держа в руках шкатулку, в которой спала Волшебница Севера.
— У нее осталось мало времени, — сказал призрак, поэтому вы принесли ее сюда?
— Нет. Мы пришли просить тебя о помощи, — пояснила Дороти. — Колдунья Юга сейчас идет к Изумрудному городу.
— Зерельда? Это плохо!
— Она разрушает все на своем пути, — добавил Железный Дровосек.
— Подскажи нам, как ее победить, — взмолилась Дороти.
— Ее победить нельзя!
— Я же говорил, что он старый обманщик! — с брезгливостью произнес Страшила.
— Все наше путешествие — просто потеря времени, — согласился Железный Дровосек.
— Вам бы следовало доверить Зерельду мне, — воскликнул Лев. — Я бы ей показал, кто хозяин в Изумрудном городе.
— Постойте-ка, — оправдывался Волшебник. — Дайте я объясню. Волшебная сила Зерельды очень мощная, в то время как у Глинды она убывает. Нужны совместные усилия ведьм Севера, Востока и Запада, чтобы победить свою сестру на Юге.
— Отлично! — воскликнул Страшила. — Обе ведьмы Востока и Запада умерли.
— Это сделало их слабыми. Вряд ли можно ждать, что колдовство ведьмы сохранится после того, как на нее упал дом.
— Но эти волшебницы были коварными, — возразила Дороти. — Не присоединятся ли они к Зерельде, а не к доброй Глинде?
— Когда-то все четыре колдуньи были хорошими.
— Что же с ними случилось?
Волшебник пожал плечами и ответил:
— Ведьмы не могут противостоять злу, которому подвержены люди, — жадности, зависти, жажды власти. Но не нужно беспокоиться: ни одна из них не встанет на сторону Зерельды.
— Почему? — спросил Железный Дровосек.
— Потому что они как я, — засмеялся Волшебник. — Тени того, кем когда-то были. Чего желают призраки? Чему духи завидуют, кроме, может быть, живых?
— И ты думаешь, что они помогут нам? — спросила Дороти.
— Спросим их.
После недолгого пути по Дороге из белого кирпича группа путешественников остановилась перед мраморными сдвоенными сооружениями, которые напоминали мавзолей. Одно было направлено на Восток, другое выходило в противоположную сторону. Волшебник сунул два пальца в рот и свистнул. С душераздирающим шумом настежь распахнулась дверь обращенного к западу сооружения. Когда на пороге появилась колдунья и увидела Дороти с друзьями, то пронзительно закричала:
— Опять ты!
Ее вопли разбудили сестру, спящую в сооружении, обращенным на восток.
— Что ты орешь? — сердито спросила ведьма Востока.
— Это она! Дороти!
— Дороти? Ты имеешь в виду ту, которая путешествует в доме, не так ли?
— Ту самую.
— Дамы, дамы,— прервал разговор Волшебник. — Хватить зубоскалить. Примемся за работу.
— О чем ты говоришь? — спросила ведьма Запада. — И что ты вообще делаешь в компании известных преступников?
— Дороти-то нечего бояться. Сейчас Зерельда движется в сторону Изумрудного города.
Обе колдуньи, сверкая белизной своих тел при свете луны, с удивлением переглянулись.
— Зачем же мы нужны? — требовательным голосом спросила ведьма Востока. — Глинда ее остановит.
Железный Дровосек поднял шкатулку, в которой мирно спала Волшебница Севера.
— Она не в форме, чтобы сражаться с сильным врагом, — сказал Министр финансов.
— Есть лишь один способ остановить вашу сестру, — заявил Волшебник. — Вам нужно отправиться в Сапфировый город.
— Тогда берем наши мётлы и полетим вместе с тобой, — ответила ведьма Запада.
— Не надо лететь, я знаю кратчайший путь, — сказал Волшебник и повел их к мраморной арке, которая походила на Триумфальную арку в Париже, но только маленького размера.
Через мгновение, пройдя мистический портал, Дороти, Страшила, Железный Дровосек, Лев и призраки Тото, Волшебника и злых ведьм оказались в Изумрудном городе.
* * *
Жители Изумрудного города, собиравшиеся обычно по маловажному или малозначимому событию, отпраздновали бы возвращение Волшебника пиром или парадом, или тем и другим. Однако новость о приближении Зерельды поубавила их буйный пыл.
— Ее армия Спичечных человечков уничтожает все на своем пути, — сообщила зебра.
— Нужно хорошо выспаться и утром сразу же отправиться в Сапфировый город, — предложил Страшила.
На следующий день Дороти и ее друзья, как живые, так и мертвые, встретились у северных ворот Изумрудного города. При звуке фанфар ворота открылись, и путешественники отправились в путь, на этот раз по Дороге из синего кирпича. В отличие от Дороги из зеленого кирпича, ведущей их через густой, непроходимый лес, синяя дорога проходила по участкам Оз, где обитали такие же фантастические создания, которых Дороти видела на западе при путешествии над радугой.
Первыми, с кем они столкнулись, были Хранители Часов. Эти человечки, выше Жевунов, но ниже по росту обычных людей, были настоящими трудягами. Что бы они ни делали — возделывали поле, рубили дрова, строили дом или пекли хлеб, — всегда работали с лихорадочной быстротой, поглядывая на хронометры, которые носили с собой, и всегда боялись отстать от намеченного плана. В центре деревни стояли огромные Старинные Часы, которые грозно смотрели вниз на Хранителей и убеждались, что бешеный темп работы не расходится со словами и делом.
— Время дорого, — прокричали громовым голосом Старинные Часы. — Его нельзя тратить впустую.
Даже вид призраков не заставил трудяг замедлить свой темп работы.
— Не понимаю, почему они все спешат, — сказала Дороти, когда увидела, как плотник с сумасшедшей скоростью вбивал в доску гвозди.
— Время истекает, — крикнули Старинные Часы. — Чувствую, что минутная стрелка вот-вот приблизится к моему лбу.
Едва огромные часы пробили час, все Хранители сверили свои хронометры (некоторые из них нужно было подвести), чтобы те показывали одинаковое время.
— Торопитесь! Торопитесь! — кричали Старинные Часы.
Путешественники Изумрудного города вняли совету и продолжили поход на юг. Следующие несколько дней Дороти и ее друзья шли через поля с говорящими цветами, мимо пруда с летающими поющими рыбками и замка, населенного Переписчиками — десятком стариков, которые составляли подробную историю страны Оз. Увидев путников через башенное окно, старики выбежали на Дорогу из синих кирпичей и окружили пришельцев.
— Ты Дороти Гейл! — закричал один из Переписчиков. — В главе 1936 говорится о том, как ты своим домом убила злую ведьму Востока.
Призрак колдуньи нахмурился, услышав это, но ничего не сказал.
— В главе 1937 ты встречаешь Глинду в Стране Жевунов, а в 1938…
— Простите, — прервала его Дороти. — Я очень польщена, что вы включили меня в историю, но мы с друзьями находимся сейчас на важном задании, чтобы спасти Оз.
Услышав это, другой старик схватил перо и закричал: «Это надо записать!»
— Я думал, что вы пишете историю, — сказал Страшила, — а не о текущих событиях.
— То, что сейчас событие, то история в будущем.
Дороти стало интересно, были ли Переписчики Хранителями Часов до того, как перебраться в башню.
Несмотря на то что Льву хотелось остаться отдохнуть, он понимал, что миссию откладывать нельзя. Министр обороны приказал старикам отойти в сторону, чтобы друзья продолжили путь.
— О, да, конечно, конечно. Желаем удачи, — ответил старший Переписчик и указал на телескоп на крыше башни.
— Мы будем отслеживать ваш путь.
— И делать записи ваших деяний для потомков, — добавил другой старик.
Остальные молчали, так как были заняты записыванием в толстых тетрадях.
Чем дальше шли путники на север, тем становилось все холоднее и меньше встречалось населенных пунктов в этих краях. В итоге они прошли по Дороге из синего кирпича последнюю обитаемую жителями деревню, которую населяли худые, огромных размеров женщины, напоминавших пергаментную бумагу. Они, похожие на бумажные куклы, с которыми Дороти играла в детстве, были двумерными: высота и ширина, что же касается толщины, то она была столь мала, что вряд ли можно было ее измерить.
Эти изящные, красивые создания не только не разговаривали, но, казалось, и не слышали, когда к ним кто-то обращался. Было похоже, что их не интересовали окружающие.
— Ты думаешь, что они живые? — спросил Железный Дровосек Страшилу, рассчитывая на сообразительность своего друга.
— Способны же они двигаться, — ответило соломенное чучело.
Бумажные женщины не только двигались, но никогда не останавливались! Эти гибкие дамы без конца танцевали. С помощью легкого ветерка, который дул с Сапфировой горы, они исполняли бесконечный балет. Танец производил странное впечатление на живых: они становились околдованными грациозными движениями. К счастью, этому колдовству не поддавались мертвые.
— Нельзя здесь больше оставаться, — сказал призрак Волшебника, выводя из оцепенения внимательно наблюдавших за танцами зрителей. — Нужно поспешить в Сапфировый город.
* * *
Смотрите под ноги, — предупредил Лев. — Дорога скользкая.
Дороти кивнула, но ничего не сказала, так как от холода стучали зубы. Хотя Сапфировая гора была видна вдали, все же потребовался еще один день, чтобы добраться до города, расположенного у подножья.
— Нужно помочь Дороти, — шепнул Страшила Железному Дровосеку.
Никто из них не беспокоился о резком похолодании, даже Лев, которому было тепло под толстой меховой гривой, отросшей во время путешествия. Однако Дороти, хотя и находилась в перевоплощенном состоянии, — из старухи превратилась в девочку, — оставалась человеком и боялась умереть от холода.
—— Я с радостью отдал бы свою новенькую куртку, — сказал Страшила, — но тогда нечем будет придерживать солому.
— Может, убедим Льва дать немного своей шерсти. Тогда свяжем из нее свитер, — предложил Железный Дровосек.
— Это займет много времени, и у нас будет еще один покойник.
Глинда, которая спала всю дорогу с момента ухода из Изумрудного города, проснулась в своей шкатулке.
— Положите меня на плечо Дороти, — приказала она. — Я обовью ее шею и тем самым согрею.
Хотя дыхание медленно умирающей колдуньи Севера согревало маленькую девочку, оно не в состоянии было принести полное облегчение.
— Я бу-буду ра-рада, ко-когда мы придем к цели, — сказала Дороти, поеживаясь от холода.
Несмотря на упорное желание оказаться в Сапфировом городе, они не могли не любоваться красотами ландшафта. Снег и лед покрывали все, превращая обычные камни, деревья и ручьи в восхитительные скульптуры из сверкающего белого снега и похожего на радугу льда.
— Видишь шпиль у подножья горы? — спросил Волшебник. — Это Сапфировый город.
Дороти посмотрела искоса и увидела, что город все еще был далеко от них, и тяжело вздохнула.
— Не переживая, дорогая, — прошептала на ухо Глинда. — Помощь впереди.
Через мгновенье по засыпанной снегом равнине навстречу им неслись огромные сани, которые подходили скорее какому-нибудь королю, а точнее всесильной Волшебнице Севера. Дороти, привыкшая видеть в стране Оз все странное и необычное, была поражена лошадьми, которые несли сани. Они были изо льда и двигались так ловко, что, казалось, таяли и тут же замерзали при каждом движении тела.
После того как Лев помог Дороти сесть в сани и завернуться в теплое одеяло, которое было заботливо предусмотрено, он, Железный Дровосек и Страшила уселись рядом с ней в украшенную сапфирами повозку. Как только все устроилось, четверка ледяных коней рванулась вперед, а призраки полетели за ними.
Все в Сапфировом городе сверкало от яркого синего света. Его богатство превосходило даже Изумрудный город. Дороти обрадовалась потому, что, несмотря на снег и лед за воротами, температура внутри города была умеренной.
Радостные приветствия гостям оборвались, когда мэр узнал о болезни Глинды. Волшебницу Севера немедленно доставили в лазарет, где доктора Сапфирового города могли бы восстановить ее силы. Пока Глинда выздоравливала, Дороти с друзьями отправилась на отдых после длительного пути.
— Прямо-таки отдыхать! — с раздражением воскликнула ведьма Запада, а затем сердито обратилась к Дороти. — Я покоилась с миром и считала, что так будет вечно, затем ты снова появилась и стала настоящим проклятием с того самого момента, как появилась в Оз.
— Чего ты ворчишь, — произнесла ее сестра, ведьма Востока. — Ты все время жалуешься и стонешь. В конце концов, на тебя никогда не падал дом.
Лев, который всегда был бдительным при надвигающейся опасности и боялся нападения, быстро подошел к окну и выглянул.
Команда Изумрудного города находилась на севере в течение трех дней. За это время Глинда подросла на полтора фута, а у ворот появились первые беженцы.
— Это Зерельда, — закричал представитель Хранителей Часов, который постоянно беспокойно двигался, явно в данный момент взволнованный тем, что ничего не может предпринять. — Она разрушила нашу деревню. Ее армия Спичечных человечков сожгла Старинные Часы.
— Это значит, что она на пути к нам, — заключил Страшила.
— Когда это случилось? — спросил Лев и поинтересовался, сколько времени им осталось, чтобы подготовиться к встрече с Зерельдой.
— Не знаю, ответил Хранитель Часов, показывая на огромный хронометр на запястье. — Мои стрелки замерзли на трех часах девятнадцати минутах.
— Нужно готовиться к вторжению! — заключил Лев и удалился вместе с мэром обсуждать этот вопрос.
Через два часа прибыла вторая группа беженцев.
— Это катастрофа глобальных масштабов! — воскликнул старший Переписчик.
— Что случилось? — спросил Железный Дровосек.
— Армия деревянных палочек с фосфорными головками движется на север по Дороге из синего кирпича, она спустилась в нашу мирную долину и подожгла все в округе. Нам посчастливилось укрыться в башне, но книги и рукописи пропали! Уничтожена вся история страны Оз!
— Когда это было? — спросил Страшила.
— Не знаю, — ответил Переписчик, и его глаза наполнились слезами. — Думаю, что это произошло где-то в конце главы 2988, но не могу сказать с уверенностью, так как все мои записи пропали!
После того как старых Переписчиков в сопровождении двух молодых женщин в голубом разместили, Дороти, Страшила и Железный Дровосек отправились к Глинде.
— Мы рады, что ты чувствуешь себя лучше, — заявил Страшила, замтив, что Глинда по росту почти догнала Дороти. — Жаль только, что у нас для тебя плохие новости.
— Не нужно стоять с кислым лицом, — сказала посетителям ведьма. — Вы же не вестники плохих известий. Я знаю все, что сделала Зерельда, так как слышала от говорящих цветов, рыб-музыкантов, Хранителей Часов и Переписчиков. Я даже знаю о ее последнем злодеянии.
— Каком? — спросила Дороти.
— Ее Спичечные человечки сожгли Бумажных дам. Их пепел мне принес северный ветер.
Во время разговора на их глазах Глинда увеличивалась в размерах.
— Через несколько часов, — продолжила она, — я полностью поправлюсь. В это время я со своими двумя призраками-сестрами Востока и Запада поведу армию против Зерельды.
— У тебя есть армия? — с удивлением спросила Дороти.
— Да, и в данный момент Лев готовит ее к сражению.
* * *
Дороти, завернувшись в теплую шерстяную одежду, присоединилась к Страшиле и Железному Дровосеку в санях, которые понесли их к Сапфировому городу. Лев, с гордостью надев свои медали, стоял в колеснице рядом с выздоровевшей Глиндой. В воздухе гордо реяли три знамени: синее — Глинды, зеленое — колдуньи Востока и желтое — колдуньи Запада.
Дороти со страхом наблюдала, как солдаты Глинды спускались с Сапфировой горы и строились в боевой порядок.
— Эта армия сделана из снега! — воскликнула она.
Солдаты не были снеговиками, которых она лепила в детстве из трех снежных шаров, поставленных друг на друга, с угольками вместо глаз и палками вместо рук. Лучше всего Снежных солдатиков можно описать как пряничных человечков, плащи которых были погружены в белый шоколад, а фуражки в синюю глазурь. Их разделили на две группы: пехоту и кавалерию на ледяных конях. Когда Лев подал сигнал, пехота двинулась вперед, а всадники оседлали лошадей. Ледяные кони рванули с головокружительной скоростью, и Дороти пришлось схватиться за руки Железного Дровосека, чтобы не выпасть из саней. Удивительно, что пехота так легко двигалась за кавалерией. Тото лаял и вилял хвостом, желая присоединиться к солдатам.
— Взгляните! — закричал Страшила и указал на огромное облако дыма, которое направлялось в их сторону.
Через несколько минут их накрыл черный пепел. Были ли это останки Бумажных дам, исторические книги Переписчиков, Хранителей Часов или все вместе, они сказать не могли. Ясно одно — Зерельда была рядом.
— Будет лучше, если вы будете держаться позади, — крикнул Лев. Это был разумный совет, поскольку сидевшие в санях были безоружными.
Ледяные кони внезапно замедлили бег, и мимо них пронеслись Снежные солдатики.
— Вон они, — воскликнула Дороти, когда увидела тоненькие деревянные палочки, марширующие с юга под знаменами Зерельды по Дороге из синего кирпича.
Когда Спичечные человечки столкнулись с армией Глинды, их фосфорные головки загорелись. При виде врага Снежные солдатики остановились, взяли на прицел луки, а затем ледяные стрелы градом обрушились на армию Зерельды. Бойцы с обеих сторон сражались храбро, и, как часто бывает на войне, потери оказались велики. Однако в этом сражении не было никаких тел. Это было столкновение огня со снегом и льдом. Когда битва закончилась, все в округе находилось в воде.
Зерельда, так внешне похожая на Глинду, плавно миновала лужи и лицом к лицу приблизилась к своей сестре.
— Может, на этот раз ты и превзошла меня, — закричала она так, что из ее огненно-рыжих волос вырвались искры ярости, — но твоя победа лишь временная. Я уже правлю Югом, Востоком и Западом, и это лишь вопрос времени, прежде чем я вернусь и покорю Север. Вся страна Оз будет моей.
В этот момент появились сестры-призраки.
— Нет, — вскрикнула Зерельда, и ее гнев сменился испугом.
Едва ведьма Востока взяла руку Глинды, Зерельда повернулась к сестре Запада.
— Присоединяйся ко мне, — молила она. — Вместе мы одолеем Север и Восток.
Однако у смерти есть способ потушить зло и избавить от жажды власти. Колдунья Запада перестала быть злой. Не обращая внимания на призыв Зерельды, она взяла другую руку Глинды. Колдуньи Севера, Востока и Запада, соединив свои силы, окружили сестру Юга. Как только они стали единым целым, показался ослепительный луч света. Он взметнулся в небо, а затем дугой повис над землей. О ведьмах напоминали лишь цвета их знамен: красный, желтый, синий и зеленый.
— Смотрите, вон огромная радуга! — воскликнула Дороти.
Герои нашего рассказа из страны Оз увидели ее и перестали существовать порознь. Север, Юг, Восток и Запад стали единым целым. Жевуны, Крылатые Обезьяны, Мигуны, Хранители Часов, Переписчики и все остальные чудесные создания, которых Дороти встретила во время путешествия, объединились над радугой, а с наступлением мира и процветания не стало больше колдунов и ведьм.
* * *
Звонок старого стационарного телефона эхом раздался в доме Дороти Хенслоу.
— Опять никто не отвечает, — сказала Хариет своему брату.
— Может, она ушла в укрытие? — предположил Зик.
За пределами зала ожидания аэропорта бушевал ураган.
— Сомневаюсь, — сказала его жена Пэтти. — Я люблю твою мать, но мы знаем, сколь она упряма.
— Я вернусь, — вдруг сообщила Хариет.
— В такую бурю? — спросил муж. — Перестань шутить!
— Кроме того, — напомнил ей Зик, — мы уже вернули взятую напрокат машину.
— Тогда я возьму еще раз. Я не собираюсь оставлять свою столетнюю мать одну в такое ненастье.
— Подожди, — произнес муж и направился к стойке «Герц». — Я поеду.
— Нет,— сказал Зик. — С ней поеду я. Ведь она моя сестра.
Через полчаса Зик сидел за рулем Тойоты-Кароллы и ехал в сторону дома матери. Даже при быстро бегающих дворниках ему приходилось ехать со скоростью десять миль в час из-за плохой видимости и проливного дождя. Наконец он подъехал к дому. Спеша к входной двери, пожилые брат и сестра вымокли до нитки.
Зик постучал, но ответа не последовало.
— Может, она в укрытии? — предположил он.
— Подожди, — сказала Хариет, когда брат продолжил барабанить в дверь. — Насколько я знаю мать, то она где-то прятала ключ.
Через минуту она нашла под цветочными горшками, стоявшими на веранде старухи, запасные ключи. Открыв входную дверь, она с братом вбежала внутрь.
— Мам! — крикнули они одновременно.
Гостиная и кухня оказались пустыми, и они направились в спальню.
— Мам, проснись, — обратился Зик к старухе на кровати.
— Ты не слышишь, что мы обращаемся к тебе? — спросила Хариет.
Дороти не отвечала. Ее вековое тело было безжизненным. Она лежала на кровати с изумрудным кулоном на шее. Когда Зик и Хариет заплакали от горя, где-то над радугой юная Дороти Гейл, такая же белая, как Волшебник, четыре колдуньи и другие обитатели Оз в стране Мертвых, играла в «классики» на Дороге из белого кирпича, а Тото лаял у ее ног.
Июль 2016 г.
13.09.2016

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.