Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Владимир Положенцев
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
9/19/2019 3 чел.
9/18/2019 5 чел.
9/17/2019 4 чел.
9/16/2019 1 чел.
9/15/2019 20 чел.
9/14/2019 22 чел.
9/13/2019 22 чел.
9/12/2019 25 чел.
9/11/2019 28 чел.
9/10/2019 5 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Портреты на фоне бессмертия. Часть 5 По следу




Следователь ГУ МВД Замайский рисовал на листе бумаги кораблики. Их была уже целая флотилия, но Иван Романович не унимался, выводил их жирно, с надрывом. Когда наконец лист порвался, скомкал его, бросил в угол, где стоял стол старшего лейтенанта Волынцева. Старлей на днях уволился по собственному желанию, так как вроде бы был замечен в связях с криминальным авторитетом Сеней Кувалдой. Уволился и черт с ним, но дело которое он вел по исчезновению декана института биофизики Михаила Борисовича Лобова и студентки того же вуза Татьяны Николаевны Яковлевой, передали ему. Своих дел невпроворот, почти все висяки, а тут еще профессор с любовницей. Ну сбежали и сбежали, эка невидаль, такое сплошь и рядом встречается. Заявлений никто не подавал. Жена Лобова просто плюнула на мужа- «пусть гуляет, старый кобель», а родственников у Яковлевой нет- родители погибли в аварии четыре года назад. И чего полковнику неймется?
Капитан помял маленькие, шелковые усики, со вздохом взял папку со стола Волынцева за номером 15-678, на которой красным карандашом было мелко написано- «В архив?» Но в архив дело не пошло, на днях вызвал полковник Карасёв, постучал прокуренным пальцем по столу:
- Не верю я, что ученый с мировым именем мог променять свой высокий социальный статус на какую-то вертихвостку. Конечно, всякое бывает и каждый сходит с ума по-своему, но это что-то за гранью. Волынцев отнесся к делу спустя рукава. Ну что это такое? Пару свидетельских показаний, что Лобов встречался с Яковлевой. Опрос гражданки Лобовой, соседей, знакомых и друзей профессора...И всё. Мало. Давай, Замайский, впрягайся, найди мне этих беглецов где-бы они ни были, живыми или мертвыми. Иначе мне в Главке голову снимут, а я тебе.
-Где же я их найду?-нахмурился Иван Романович.-Может, они где нибудь на Гавайских островах осели.
-А что,-улыбнулся полковник.-Гавайские острова- хорошее место, у меня там племянница была. Говорит- сказка! Короче, бери дело и вперед. И чтоб через неделю были результаты!
«Через неделю...»,-проворчал капитан, тупо глядя на желтую обложку дела. В первую очередь нужно, конечно, отправить запросы в аэропорты и на железнодорожные вокзалы. Не пешком же они ушли, наверняка покупали билеты. И плотно побеседовать с сотрудниками вуза.
На следующий день Замайский прямо из дома отправился в институт биофизики. Ученый секретарь Аркадий Пелавский усадил его за свой стол, налил чаю и принялся выкладывать институтские сплетни, которые к Лобову не имели никакого отношения. Когда Ивану Романовичу надоела его трескотня, он машинально, по примеру своего начальника, стукнул ребром ладони по столу, вылив полстакана на бумаги.
-Извините,-стушевался он.-Но давайте все же по делу. Лобов и Яковлева пропали 28 июня, так?
-Да, в понедельник их уже не было в институте. А когда пропали...перед этим же были выходные.
-С кем в пятницу общался Михаил Борисович? Наверняка знаете, ваши кабинеты рядом.
-Конечно, все расскажу,-приложил руки к груди Пелавский.- Утром, в 11 часов у него была встреча с коллегами из Академии наук. Потом к нему приходили студенты.
-Яковлева среди них была?
-Не видел. Днем профессор читал лекции, а вечером, кажется, писал в кабинете статью. Да, он мне сказал, что срочно нужно дописать монографию для журнала «Новая наука».
-И больше он ни с кем не общался?
-Извините, молодой человек...
-Капитан Замайский.
-Извините, товарищ капитан, но я ученый секретарь, а не надсмотрщик. Не бегаю по пятам за деканом. Хотя подождите...Помнится, в пятом часу я пошел в наше кафе на первом этаже. Там продаются изумительные пирожки с печенкой, знаете, такие с луком и куркумой. Объедение. Очень рекомендую. У меня тут есть один.
Пелавский открыл ящик стола, вынул завернутый в газету пирожок, который распространял запах новых галош.
Капитан поморщился:
-Значит, вы пошли в кафе.
-Да. И на балюстраде увидел Михаила Борисовича беседующего с Арнольдом Марковичем. Лобов явно что-то просил у Касаткина.
-Просил?
- Мне так показалось. Когда люди чего-то просят, они имеют извиняющийся вид.
-Кто такой этот Арнольд Маркович?
-Как кто?-изумился Пелавский.- Наш новый декан. Через месяц после исчезновения Лобова его избрали на эту должность. Но должен заметить, с подачи его дружков из Академии наук. А тогда он был заведующим кафедрой биофизики. Тоже выдающийся ученый. Но несколько странный человек.
-В чем это выражается?
-Да как вам сказать...По моим сведениям он занимается генетическими процессами старения, изучает их механизм, ищет, так сказать, формулу бессмертия, но почему-то тщательно от всех это скрывает. Говорят, дома оборудовал целую лабораторию. Но я точно не знаю, никогда в гостях у него не был.
-С ним можно поговорить?
-Арнольд Маркович сейчас на Гавайях, на научной конференции.
-Где?!
-На Гавайских островах, в Гонолулу. Взял с собой своего помощника Ярослава Андреевича Куницина и студента Каблукова.
-Когда вернется?
Ученый секретарь развел руками:
-Он там находится официально, от Академии наук. А когда вернется...Сейчас, во времена санкций, приветствуется любое общение наших ученых с западными коллегами, лишь бы не разрывались связи. К тому же поездку оплачивает принимающая сторона.
-А кто такой его помощник?
-Хм, откуда его вытащил Арнольд Маркович, не понятно. Привел и всё, кто с деканом будет спорить? Весь заросший, глаза глубокие, как воронки от снарядов, бегают. Иногда проскальзывает легкий акцент, шипящий, как-будто польский, но по документам русский. К науке, как я успел заметить, имеет весьма поверхностное отношение. В общем, странная личность. Зачем Касаткин взял его с собой на конференцию, какая от него польза, не понимаю.
-Да-а,-протянул задумчиво капитан.- Мне нужен домашний адрес и мобильный телефон Касаткина. А еще бы я хотел поговорить с одногруппниками госпожи Яковлевой.
-Нет проблем.
Во время большой перемены Пелавский отвел следователя в аудиторию, где ожидала следующей пары 5-я математическая группа. Восемнадцать человек за пять минут не опросишь, к тому же это нужно было сделать раздельно, поэтому капитан попросил отменить для них час занятий. Инспектор курса отказать не посмела, но пошла на это с большой неохотой, проворчав: «превратили учебное заведение в балаган».
Первые 15 студентов ничего интересного Замайскому не сообщили- ну да, слышали об отношениях Тани с деканом, подумаешь- свободная страна, свободные отношения. И только 16-ой по счету в аудиторию влетела грудастая, потная девица в розовой майке и мятой накидке, отдаленно напоминающей пиджак. Ее белые, крашенные кудряшки напоминали кукольный парик.
Она вытерла щекастое, розовое лицо платком, осмотрелась по сторонам, как-будто кто-то мог её подслушать. Пожевав мясистыми, сексуальными губами, крашенными в темно-зеленый цвет, сказала:
-До Таньки любовницей декана Лобова была я.
Капитан заерзал на стуле. Кажется, горячо.
-Ну,-придвинулся он к студентке ближе.-Внимательно слушаю.
Люба Пряткина, так представилась студентка, рассказала следователю, что Лобов еще на первом курсе склонил ее к сожительству. Пообещал хорошие оценки и зачеты по всем предметам. Люба сначала сопротивлялась, по ночам не спала (это вызвало сомнения у Замайского), а потом решила-от нее не убудет. Спать с мужиками все равно приходится, а от старого декана все же польза. Короче, Лобов «дружил» с Любой почти полтора года.
-Где вы встречались?- ухватился за зацепку капитан.
-Михаил Борисович снимал однокомнатную квартиру на Полянке. Думаю, не только для меня. Хоть и старый, а озабоченный был донельзя.
-Был?
-Он же пропал, не цепляйтесь к словам. Так вот, когда Танька перевелась к нам из Политеха, я с ней сразу подружилась. У нее не ладилось с математикой и физикой. Ну я и познакомила ее как-то с Лобовым, чтобы тоже помог. Михаил Борисович влюбился в нее по уши, а меня задвинул. Но я не сердилась на подругу, надоел мне этот черт лысый. Ладно бы просто сексом занимался, а то такое вытворял, просто ужас, покупал всякие игрушки в сексшопе и...
-Давайте опустим эти подробности,-засмущался Иван Романович. Несмотря на свой довольно зрелый возраст, тему сексуальных отношений он считал неприличной для обсуждения. Видимо, передалось от родителей, воспитанных в пуританских советских традициях.-Адрес на Полянке.
-Не помню номер дома, старый такой, как сам Лобов, двухэтажный, вход со двора. Могу показать.
-Хорошо. Когда вы видели в последний раз гражданку...свою подругу Яковлеву?
-В пятницу, 28-го, часа в 4 вечера- почему-то перешла на шепот Люба.- Танька мне сказала, что от квартиры на Полянке Лобов отказался, мол в связи с кризисом стала не по карману. И теперь кого-то упрашивает одолжить ему на вечер свое жилье, хочет сделать ей какое-то важное предложение.
-Какое?
-Она мне не сказала.
-А не говорила ли вам подруга, что Лобов предлагает ей куда-нибудь уехать, навсегда? За границу, например.
-Нет. Вообще, он и ей надоел хуже горькой редьки. Не знала как отделаться.
-Вот, значит, как.
-А чего тут удивительного? Вы могли бы жить со старухой пенсионного возраста?
-Хм. То есть, вам не известно, договорился с кем-то Лобов о квартире или нет.
-Не известно. Но я видела, как Лобов разговаривал у Менделеевской аудитории с Арнольдом Марковичем Касаткиным, это наш новый декан, биофизик. Лицо красное, глаза заискивающие, явно что-то выпрашивал.
Та-ак, мысленно произнес капитан. Второй человек свидетельствует, что декан просил о чем-то биофизика. Наверняка квартиру. Что ж, кажется, есть след. Правда, неизвестно куда он приведет.
-А что вы можете сказать о Касаткине?
-Арнольде Марковиче? Только хорошее. Удивительно добрый и порядочный человек. Никогда студента не обидит. Да вы посмотрите на его фотографию, в коридоре висит, и сразу все поймете. В общем, широчайшей и открытейшей души личность, побольше бы таких и мир бы стал светлее. Только одинок. Я очень рада, что он стал деканом, вместо этого козла...простите.
Капитан открыл карту города на смартфоне, попросил показать дом, в котором Лобов снимал квартиру. Потом записал на симку номер телефона Любы и отпустил. Перед уходом, у дверей, она ему улыбнулась,подмигнула. Или показалось, что подмигнула. От подобных девиц всегда ждешь чего-то неприличного.
В коридоре долго вглядывался в портрет Касаткина. Лицо человека, не обремененного никакими пороками. Редко такое встретишь.
Позвонил полковнику Карасёву, доложил.
-Что собираетесь предпринять?-спросил начальник.
-По-моему, очевидно, нужно обыскать квартиру Касаткина, если Лобов с Яковлевой там были, наверняка остались следы.
-На каком основании? Думаете, прокурор даст санкцию на обыск жилья известного, ни чем не запятнанного человека? Вы, Замайский, совсем замаялись, иногда говорите, словно бредите. Даже если они там были, что дальше?
-Допросим биофизика. Правда, сейчас он на Гавайях и когда вернется не известно.
-Вот именно, не известно, а мне руководство уже всю шею испилило. Думайте, капитан, думайте.
Вообще-то, как дальше действовать, Иван Романович знал.
Хотелось есть, но в институтское кафе не пошел, уж очень ему не понравился запах пирожка с печенкой, что ему предлагал Пелавский. За углом, к счастью, оказалась пельменная, заказал себе двойную порцию и стакан грушевого компота. Опять набрал полковника.
-Нужно пробить по базе одного человечка.
-Ты мне, Замайский, будешь давать указания?! Не хочешь поменяться местами? Работнички... Говори фамилию.
- Ярослав Андреевич Куницин, дату и место рождения можно узнать в институте, я забыл записать.
-А голову ты там не забыл? Что еще?
-Свяжитесь с №-ским ОВД, мне нужно отсмотреть видеозаписи с камер наблюдения у дома профессора Касаткина.
-Нужно, нужно...Все ему нужно, а мне, значит, ничего не надо. Хм. Соображаешь, когда захочешь. Это правильно и в квартиру тогда пока проникать не требуется.
-Посмотрим.
-Что, значит, посмотрим?! Совсем ориентиры и берега потерял? Как ты узнаешь Лобова, фотографию его в институте взял?
Тьфу, сплюнул капитан. Действительно, самое главное и забыл. И видео наверняка, как всегда, окажется плохого качества. Потребуется помощь Пряткиной.
Не доев пельменей, выпив полстакана мутного компота, почти побежал обратно в институт, на ходу набрал номер Любы.
Слава богу, она еще не ушла, курила во дворе у бюста Ломоносова.
Пряткина согласилась помочь, но сразу спросила о машине, на которой они поедут в ОВД. Капитан ответил, что только в кино российские следователи разъезжают по делам на служебных иномарках.
-Нужно больше ходить,- улыбнулся Замайский,- и тогда проживете до 100 лет.
-Ладно, пойдемте в метро,-вздохнула Пряткина, явно поставив крест на потенциальном, как ей казалось, кавалере.
Сталинский дом профессора просматривался камерами с трех сторон и все они, как ни странно, 28 июня работали. Не очень любезный коллега всем своим видом давал понять, что его отрывают от важных дел. Но времени на отсмотр записей понадобилось немного. В 4 часа Лобов был еще в институте, поэтому капитан попросил начать демонстрацию видео с 5-ти вечера. Пряткина внимательно всматривалась в монитор и чувствовала себя причастной к очень серьезному делу. Но иногда, краем глаза, все же поглядывала на Замайского. Хоть и поставила на нем крест, но подсознательно надеялась на взаимную симпатию этого красивого, похожего на молодого Мастрояни, капитана. Если бы был еще в форме, наверное, вообще можно в обморок упасть.
-Нет, это не они,- водила она пальцем у экрана, увидев какую-то парочку.- И это не те.
Отсматривали видео, разумеется, на перемотке. Когда на записи появились цифры- 22.58 она даже подскочила на стуле:
-Вот! Лобов и Танька!
-Точно?- спросил капитан, вглядываясь в пожилого мужчину и девушку, шедших со стороны угла дома под ручку к подъезду.
-Обижаете.
Капитан попросил лист бумаги, протянул Любе.
-Пишите: я такая, такая-то, подтверждаю, что на видеозаписи, продемонстрированной мне....
Люба писала мелким, скорым и очень ясным почерком, какой обычно бывает у каллиграфов и...ординарных личностей. Таланты обычно пишут так, что и сами не могут разобрать свои каракули.
Остальную видеозапись капитан собирался смотреть без студентки. Больше ей ничего знать было не надо, а потому получив от нее показания, сказав «спасибо», довольно негалантно, выпроводил из ОВД.
Люба фыркнула, передернула мощными плечами и теперь окончательно зачеркнула капитана в душе жирным крестом.
На этот раз следователь просидел за монитором до часу ночи, поочередно, в замедленном виде отсматривая изображения с трех камер. Нелюбезный коллега сменился. Его место заняла миловидная девушка в форме лейтенанта. Она постоянно тихо икала и пила воду из графина. Когда на экране появилось: 30.06 - 23.58, Иван Романович велел остановить запись. Лобов и Яковлева из подъезда так и не вышли. А вот биофизик Касаткин выскочил из дома 29 числа в 8 утра! Один. Явно торопился, даже споткнулся о порог. Ну дела...
Полковник Карасёв сразу раскричался:
-Ты что с ума сошел, знаешь который час?! Сам не спит и другим не дает. Ну?
-Профессор и студентка дом Касаткина в течении двух дней не покидали.
-Точно? А сам Касаткин?
-Что?
-Уши прочисть, прежде чем руководству трезвонить.
-Вышел один из подъезда утром.
-Так...А когда пришел? Не на ковре самолете же он прилетел, если днем был в институте!
-Еще не знаю, не отсмотрел ранний вечер.
-Ну так отсмотри, а потом начальника беспокой. Наберут по объявлениям на столбах...
-Ладно.
-Не ладно, а слушаюсь. Сразу сообщи.
Пришлось, разумеется, снова садиться за мониторы. Теперь уже до трех часов. В 10 вечера 28-го июня Арнольд Маркович пришел с каким-то волосатым типом. С каким-то...Судя по описанию Пелавского, со своим помощником Кунициным.
Опять разбудил начальника.
-Чтоб ты провалился, Замайский, никакого от тебя покоя,- проворчал Карасёв.- Кажется проясняется. Правда, не очень. Не могут же Лобов и Яковлева целый месяц сидеть взаперти у Касаткина. К тому же декан просил у него на ночь квартиру для конфиденциальной встречи с девицей. Получается, он дал ему ключи, а сам приперся с помощником? Чепуха. Кстати, помощника пробили по базе. Куницин Ярослав Андреевич, 1985 года рождения, работал слесарем на Карачаровском механическом заводе, лечился от алкоголизма, разведен, имеет двоих детей. Что этого типа могло связать с профессором биофизики, совершенно непонятно. И еще, новый паспорт взамен утерянного, он получил в этом году. Улавливаешь?
-Два разных человека.
-Молодец, возьми с полки пирожок. С утра пойду к прокурору, нужно вскрывать странную квартиру.
-Пирогов не надо,-буркнул капитан.

Квартиру Касаткина вскрывали вместе с участковым, операми, экспертами-криминалистами, понятыми-двумя старушками божьими одуванчиками. Мало ли, может, там трупы. Приехал и полковник Карасёв.
Но ни живых, ни мертвых в жилище не обнаружили.
Сначала, разумеется, осмотрели комнаты и лабораторию. Сомнений не было, в квартире проживали два человека, сам Арнольд Маркович и...
-Товарищ полковник,- окликнул Карасёва капитан Замайский, рывшийся в кожаной папке с бумагами. Взгляните.
Он передал начальнику лист, исписанный крупным, довольно корявым почерком.
-Что это?
-Расписка от некоего Яна Куцки в том, что он не имеет претензий к Касаткину в случае неудачного эксперимента.
-Куцки? Забавно. Опера, свяжитесь с отделом, пусть посмотрят, может, есть в базе. По фамилии, вроде, поляк. Чем тут вообще занимался профессор? Что за опыты ставил?
Полковник с изумлением замер на пороге двери в лабораторию.
-Вот это да, целый НИИ на дому. Уж не взрывчатку ли изготавливал?
-Нет,- помотал головой Замайский.- Как мне сказали в институте, изучал механизмы старения. Вероятно, делал препараты от старости. И экспериментировал на живых людях...На Куцке... потому и расписка от него.
Из ванной комнаты вышел улыбающийся эксперт Линев. В руках он держал заколку для волос в виде серебряного скорпиончика.
- Нашел под ванной. Думаю, старый профессор не имел привычки носить женские заколки.
-Надеюсь,- скривился Карасёв.
Капитан уже набирал номер Любы Пряткиной. Она обрадовалась его звонку, но потом опять поникла, когда узнала что от неё нужно. Да, у Татьяны была заколка в виде скорпиона, это абсолютно точно, потому что подарила ее Яковлевой на день рождения она сама.
«Вы просто умница!-возликовал Замайский,- с меня кофе с коньяком и кило мороженного». «Правда? Буду ждать».
Эксперт подтолкнул капитана в бок:
-Спросите какой цвет волос имели Касаткин, Лобов и Яковлева. И этот...Куницин.
«Танька травила свои лохма перекисью, косила под блондинку, на самом деле была обычной шатенкой. Касаткин- седой, Лобов — рыжий. А помощник-блондин».
И двух минут не прошло, как Линев нашел все эти волосы на диване, кресле и на стульях.
-Сомнений нет, Лобов и Яковлева здесь были,- помял подбородок полковник. -Но куда же они делись? Внимательно отсмотрели записи видеокамер, капитан?
Замайский не посчитал нужным отвечать на глупый вопрос, только недовольно покривился.
Пошел на кухню, где сидели опера. Они так накурили, что дышать было трудно.
-Сколько раз говорили, что на объектах нельзя дымить, кхе-кхе. Все следы угробите.
-Мы в форточку, товарищ капитан.
У одного из оперативников зазвонил телефон.
«Ян Куцка, поляк из Кракова, занимался в России бизнесом, поставлял в институты европейское оборудование и химикаты, объявлен Интерполом в международный розыск. На родине подозревается в убийстве Войцеха Мазура, в покушении на убийство и нанесении тяжких телесных повреждений Наталье Ковальской. Фото нет».
-Как нет фото?!-моментально загорелся полковник.- Черт знает что, кому рассказать как работает наша полиция, за голову схватятся.
Он тут же дал указание Замайскому ехать в российское бюро Интерпола и срочно выпросить фотографию Куцки.
-Делай что хочешь, хоть на коленях стой. Пока мы оформим официальный запрос, три года пройдет. А у меня уже шея горит от начальства. Надеюсь, догадаешься, кому потом показать его физиономию.
- Да уж обойдусь без подсказок умников.
Карасёв хотел было сказать в ответ что-то грозное, но его взял под локоть эксперт Линев:
- В лаборатории найден аммоний бифторид, сухой заменитель плавиковой кислоты.
-А без химических терминов нельзя?-вскинулся полковник.- Найден и что?
Эксперт, давно привыкший к вспыльчивости Карасёва, пожевал губами, поправил латексные перчатки на руках.
- Плавиковая или фтороводородная кислота- чрезвычайно опасный и агрессивный материал. В определенной концентрации разъедает всё, даже стекло. Следы кислоты обнаружены по краям ванны и на умывальнике.
-То есть...вы хотите сказать, что...
-Да, могу предположить, что декана Лобова и студентку Яковлеву растворили в кислоте, а потом просто открыли пробочку в ванне и они утекли в канализацию. Точно скажу после микро-биологического анализа осадков сточной трубы.
-Ай, да профессор,-покачал головой полковник,- ай, да сукин сын. Конечно, и мотив у него имелся- занять место Лобова. Все сходится. Решил временно отсидеться на Гавайях. Или что-то его напугало и он уехал с концами. Ну ладно, делец и бандит Куцка ему в помощь, но для чего он взял с собой студента? Капитан, вы что-нибудь узнали о нем?
Замайский готов был сквозь землю провалиться. Каблуков совсем вылетел у него из головы. Признаться сейчас в этом полковнику, да еще при таком количестве коллег, значило расписаться в полной своей профнепригодности.
-Обижаете,-сказал он.-Все записано, потом доложу, мне пора в Интерпол.
Полковник ухмыльнулся ему в след:
-Наберут по объявлению...
В русском отделе Интерпола проблем не возникло. Ребята там оказались очень отзывчивыми, на бумаги махнули рукой и тут же из сервера вытащили портрет разыскиваемого Яна Куцки.
Ну и личико, поморщился Иван Романович. Такие на рынках раньше ворованной обувью торговали.
Портрет поляка с краткой биографией сбросили на флэшку, распечатали в пяти экземплярах на принтере.
На ступеньках института курила Люба Пряткина. Увидев капитана, приветливо помахала рукой. А что, подумал, Замайский, если ее причесать, нормально покрасить да приодеть как надо, выйдет, в общем, ничего. Толстовата, правда, но есть ведь фитнес с гантелями, велосипедами и бассейном. Хотя, какие ей гантели и так с полумаха хребет перешибет.
-Никак мы не можем с вами расстаться,-игриво сказала она.
-Да-а,- протянул капитан и почему-то зарделся.-Вот, посмотрите,- протянул он девице портрет Куцки.- Это помощник Арнольда Марковича?
Люба сощурилась, как-будто плохо видела, повертела цветной лист перед носом.
-Он, голубчик. Только без длинных волос, бакенбардов и бородки с усиками.
-Как же узнали?
-Глаза, господин капитан. Зеркала никуда не спрячешь.
-Зеркала?
-Ну по Толстому, глаза-зеркало души. Не слышали?
-Слышал,- хмуро кивнул Замайский.
-Я таких противных глаз больше ни у кого не видела. И ушки, как у крысака, остренькие, подбородок скошенный. Он, не сомневайтесь.
Капитан хотел спросить у Любы про Толю Каблукова, но передумал- учатся на разных курсах, что она может знать, лучше заглянуть в учебную часть. Он потоптался на месте, буркнул «благодарю» и пошел к дверям вуза. Спиной чувствовал как сверлит его взглядом Люба.
Инспектор второго курса оказалась разговорчивой дамой. Достала из шкафа личное дело студента Анатолия Каблукова и рассказала о нем всё что знала, вплоть до роста и веса.
-Очень одаренный юноша,- заключила она.-Только...своеобразный. Иногда может долго сидеть сложа руки на коленях и смотреть в одну точку. Академический отпуск взял.
-Почему?
-И я не понимаю. Он уехал с профессором Касаткиным на конференцию, на Гавайи, а перед этим оформил отпуск на полгода. Что его толкнуло? Успеваемость по всем предметам отличная.
-Когда они вернутся?- задал капитан тот же вопрос, что и Пелавскому.
Инспектор пожала плечами:
-Никто не знает, поговорите с ученым секретарем. Талантливый мальчик,-повторила она.- Но мне кажется он способен на непредсказуемый поступок. Серьезный поступок, понимаете?
-Что вы имеете в виду?
-Ну-у... Каждый человек живет, следуя внутренней логике, обстоятельствам, складывающимся вокруг него. Толя же способен резко изменить направление своего движения без всякой логики, совершить такое, что не вписывается ни в какие рамки. Например, в прошлом году он стал победителем международной студенческой олимпиады по программированию и информационным технологиям. Собралась солидная комиссия, чтобы вручить ему первую премию, а его нет. Так и не появился. Когда у него спросили где он был-сказал, что на экраны вышел новый фантастический фильм и он пошел его смотреть. Странно, правда?
-Да-а. Он и в компьютерах силен?
-Не только. Ходят слухи, что он даже играет на бирже. Знаете, дельцы наваривают капиталы на разнице валют. И вроде как он на этом неплохо заработал. Не знаю, так ли. Но это ведь не запрещено. Я просто добавила штрих к его портрету.
-На фоне бессмертия...
-Что?
-Нет, это я так, о своем.
Капитан взял из личного дела фотографию Каблукова, убрал в кожаную папку, показал портрет Куцки.
И у инспектора не было сомнений- да, это Ярослав Андреевич Куницин, только более молодой.
Во входных крутящихся дверях столкнулся нос к носу с Пряткиной. Оба рассмеялись.
-А знаете что,-сказал Замайский, глядя ей в большие, откровенные глаза.-Я вам позвоню на днях, может, сходим куда. Вы не против?
-Нет!- крикнула на весь вестибюль Люба.- То есть, я двумя руками «за»!

Полковник Карасёв ходил по кабинету, заложив руки за спину. Постоянно курил, хотя с недавних пор в помещениях Управления курить было строжайше запрещено. За его маневрами внимательно следил следователь Замайский.
-Очень хорошо, просто замечательно,-повторял начальник одну и ту же фразу. Наконец, соскочил с нее. -И что мы имеем? А имеем мы полный раздрай в мыслях и предположениях. Экспертиза подтвердила- в сливе найдены биологические остатки...черт как глупо звучит...профессора Лобова и студентки Яковлевой. Пока вы прохлаждались неизвестно где, криминалисты съездили по их месту жительства. Спектральный и биохимический анализ луковиц волос Лобова и Яковлевой полностью совпадают со структурой молекул тканей, найденных в ванной Касаткина. Профессору, вероятно, помогал Куцка-Куницин. Про студента неизвестно, но судя по характеристике, которую ему дали в институте, и он способен на многое. Словом, одна шайка-лейка. Странно вот что- если Касаткин решил укрыться за границей, воспользовавшись конгрессом на Гавайях, почему тогда ответил на звонок Пелавского? Уверен в своей безопасности? Возможно.
Полковник подошел к окну, распахнул форточку. В кабинет тут же влетели капли крупного дождя, попали на сигарету, которая зашипела и погасла. Выбросив в форточку окурок, Карасёв сел напротив Замайского.
- Вызов Касаткину прислал некто Генри Стил, профессор из Англии,-продолжал полковник.- Я посмотрел в Интернете, конференция в Гонолулу по вулканологии уже давно завершилась. И что там тогда делает Арнольд Маркович? Или его на островах уже нет?
-Не знаю,-пожал плечами капитан.
-А я знаю. Чаю хотите? Нет? И я не хочу. Мы связались с телефонной компанией, к которой подключен мобильник Касаткина. Там по системе «Луч» определили его местоположение. Когда он разговаривал с Пелавским, находился на Гавайских островах, если точнее на острове Оаху. Понятно? Вижу, что ни черта вам не понятно. Мы, конечно, можем передать дело в Интерпол, но...У нас нет прямых доказательств причастности Касаткина к убийствам. Прямых, повторяю. К тому же, это не дай бог, мимоходом опорочит имена видных зарубежных ученых и тогда громкого международного скандала не избежать. А нашей стране это теперь надо? Нет! В случае промаха, слетят не только мои погоны, но и ваши, капитан, не надейтесь.
Замайский подумал-если делом займется Интерпол, мы-то тогда здесь при чем будем? Но промолчал.
-Словом, это расследование Главное Управление МВД должно довести до логического завершения само. Теперь-то поняли к чему я клоню? Да, трудно иметь дело с тугодумами. Нужно лететь на Гавайи и в частном порядке выяснить что да как. Именно в частном. Сложная задача без поддержки местных коллег, но ничего не поделаешь, причины я уже объяснил.
Полковник решил в тропики прокатиться, ухмыльнулся капитан. Ну и скатертью дорога, зачем мне-то об этом говорить?
-Полетите вы,- ткнул в грудь Замайского Карасёв и так сильно, что у того заболело под ложечкой.
-Я?!
-Ну не я же! Сами заварили кашу, сами и расхлебывайте.
-Я?!-повторил Иван Романович.
- Не кричите и так в ушах звенит. Вы сотрудник неприметный, ваших данных в Интернете нет. Поедите обычным туристом, без группы.
-И кто же оплатит мой вояж?- прищурился Замайский.- МВД? Сомневаюсь. А моих личных сбережений на поездку в Тулу едва хватит.
Полковник резко поднялся, с грохотом задвинул под стол стул, на котором сидел. Махнул рукой, давая понять, что разговор окончен.

В пятницу Иван Романович Замайский уже летел в Гонолулу. Деньги -260 тысяч рублей выделили спонсоры, а именно воры в законе, крепко сидевшие на крючке МВД. «Быструю» визу в США оформили не через посольство и даже не напрямую через МИД РФ. Воспользовались услугами барыг, связанных окольными путями с этим министерством. У капитана Замайского в распоряжении было только 10 суток.
19.04.2016

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.