Прочитать Опубликовать Настроить Войти
мика маркарян
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
10/17/2021 0 чел.
10/16/2021 2 чел.
10/15/2021 2 чел.
10/14/2021 0 чел.
10/13/2021 0 чел.
10/12/2021 0 чел.
10/11/2021 0 чел.
10/10/2021 1 чел.
10/9/2021 1 чел.
10/8/2021 2 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Постапокалипсис. Санёк

Постапокалипсис

Сашка был встревожен. И даже напуган. Когда из него выпало в унитаз совсем не то, что вываливается в унитазы из молодых парней, он испугался не на шутку. Всякому стало бы не по себе. Это было круглое. И кажется живое. Под плёнкой можно было разглядеть глаза. И чего-то ещё. Он сунул это в аквариум и ничего не сказал родителям.
Он вообще не знал кому об этом рассказать и что делать. Дружкам точно не стоило рассказывать. Помочь ничем не помогут. Скорее всего и посоветовать ничего умного не посоветуют. Зато везде разболтают. Это точно. Потом в школе проходу не дадут. И во дворе. Нет, это исключено.
Наверное надо сообщить в Академию Наук. Но как звонить в Академию Наук Сашка не знал. Да и станут они его слушать? Может не поверят. Скорее всего не поверят.
Как быть? Сашка думал долго. Всю ночь. Не спал. И всё утро думал. Это лежало в аквариуме. Потом вдруг плёнка лопнула и это оказалось головастиком.
Саша знал только одно место куда можно позвонить. Там серьёзные взрослые дяди тебя выслушают наверняка. И примут меры. Уж они всегда знают что нужно делать. Кому ещё и знать как не им?! И Саша позвонил куда надо.
Они приехали. Они спросили только адрес и приехали сразу. Саша думал, что придётся убеждать. Ну, что не сумасшедший. Что всё на самом деле и не розыгрыш. Нет. Выслушали не перебивая. Спросили адрес. И вот уже здесь. Это даже обескуражило. Словно не наяву. В квартиру вошли трое мужчин. Двое среднего возраста и один постарше. Уверенных. Сильных.
Старший прошёл прямо к аквариуму. Вынул головастика из воды и некоторое время разглядывал пристально.

- "То самое" - сказал он двум другим, - "Это то что ждали. Никаких сомнений. Это именно то!" - потом он посмотрел на Саню. И добавил: - "А это ваш будущий шеф".
Теперь все трое смотрели на Саню.
- "Я стану таким, как вы?" - волнуясь, даже чуть заикаясь спросил Сашка. Не смел верить своим ушам.
- "В своё время", - ответил старший: - "Про это кому-нибудь рассказывал?"
- "Никому!"
- "Правильно. И впредь помалкивай. Чтоб рот на замке, понятно?"
- "Понятно. Я хочу быть как вы. Я давно мечтал. Я буду всё делать. Любой приказ! Я выполню. Мне можно с вами?"
- "Нет. Не сейчас. В своё время. Вот они ещё к тебе подойдут. Когда придёт время. Мы тебя сами найдём где угодно. Не беспокойся".
Когда они прощались, выходя из квартиры, - а прощались они скупо, просто кивнув, - Сашка снова спросил, снова волнуясь:
- "А сейчас мне чего делать?"
- "В школе учись. Старайся. А главное - рот на замке!"
- "И спортом займись", - подмигнул один из тех, что помоложе.
- "Лучше самбо. Или дзю-до. А то чего такой заморыш?" - добавил другой, - "А вот боксом не надо. Шея тонкая. Головушку отшибут. Бац! -- и отлетела, и ауфидерзейн".
Мужчины негромко посмеялись. И Саня посмеялся. Негромко, как и они. Но от всего сердца. Он был уверен, что теперь-то никто не посмеет ему головушку отшибить.
Сашка смотрел из окна как мужчины сели в "Волгу". Машина заурчала как сильный сытый зверь и укатила со двора.
Начиналась настоящая жизнь!

************

Действительно не обманули. Те двое подходили к Саше ещё несколько раз. Сашке нравилось верить, что они всегда незримо где-то рядом.
От них он узнал куда девали головастика. Оказывается вовсе не в лабораторию. То есть сначала его держали в лабораторном инкубаторе. Но потом отдали в простую семью. Ну, не совсем простую. Свои. Давние проверенные сотрудники. Но притом профессорская семья. Живут среди обычных людей, обычной жизнью. И головастик тоже выглядел уже почти как обычный мальчик. С каждым годом всё больше похож на человека. Назвали Дмитрием Афанасьевичем.
Видеться с головастиком Саше не разрешили. Только посмотреть издалека и позволили. Сказали, что это вызовет слишком много подозрений, если подросток начнёт возиться с чужим малышом. Или "дружить". Считается подозрительно. Противоестественно. Так что придётся не видеться. Когда-нибудь, возможно, разрешат подойти, поцеловать в живот. И всё.
- "Так надо, Сашок, так надо. Это судьба разведчика. Всех разведчиков. Мы все любим семью, детей. Тяжело это вырвать из сердца. Но - Долг! Каждый разведчик должен пройти через это. Переступить. Если прикажут проломить черепушку единственному любимому дитяте - берёшь молоток. И рука не дрогнет. Бац! - и готово. Кем надо быть, чтоб это сделать? Суперменом? Может и так. Других у нас не держат. Каждый через это прошёл. Мы понимаем твои чувства, Санёк. Нет ничего святее материнства. И отцовские чувства тоже чего-то стоят. А ты ему и мама, и папа".
- "Дайте молоток"
- "Нет-нет! Александр, так тоже нельзя. Пойми, любить свою семью, детей, горячо, всем сердцем, - это тоже Долг разведчика. И горячо любить свой народ, свою Родину, - это тоже Долг. Обязательно! Пока не прикажут. Тогда уж берёшь молоток. И действуешь. Аккуратно, чётко. Бац! Бац! Бац! Бац! Но не увлекайся. Ты профессионал, а не любитель. Саша, это понятно?"
- "Понятно"
- "Пусть люди мирно пасутся. Мы о них заботимся. Молотки всегда под рукой. Но зря бацать не надо. Детей особенно. Позже, когда твой детёныш подрастёт и пойдёт в институт, вы сможете видеться. Это уже не будет так уж подозрительно. Старший товарищ. "Куратор". Всё будет в порядке".
Вот так вышло, что Сашка рано познал Долг разведчика. И стал настоящим разведчиком!


*******


Со стариком Сане тоже довелось встретиться. Судя по всему это был очень высокопоставленный человек в Организации. Но ни звания его, ни должности Санёк никогда так и не узнал. Да что! Ни фамилии, ни даже имени! Всякий, кто узнал бы его имя - мог считать себя покойником. Между собой офицеры его называли дядюшка Пистон. Это не была его настоящая кличка. Его настоящая кличка была Глубокая Жопа. Но её знали считанные единицы в Организации.
В первый раз Александра привезли на дачу дядюшки Пистона когда вернулся, отслужив настоящим разведчиком в дружественной стране. Непростые были времена. Тогда казалось, что всё рушится. Что и Организация рушится. Но дача дядюшки Пистона внушала уверенность. С виду скромная дачка. Но под ней бункер на 14 гектар. Резиденция Глубокая Жопа. Самое засекреченное место на планете.

- "Здорово у вас тут всё оборудовано! А некоторые думают, что Конторе уже каюк. Запасные аэродромы себе готовят".
- "Всё идёт по плану, Саша".
- "Прямо гора с плеч. А точно всё под контролем? Некоторые-то запасные аэродромы готовят. Я не такой. Но в стране чёрт знает что творится".
- "В стране творится то, что задумано".
- "Организации это нужно? Зачем?" - Саша искренне недоумевал.
- "Это нужно не Организации. Организация всего лишь пешка в этой игре".
- "Всем заправляет ЦРУ? Или Моссад? Я давно догадывался..."
- "Дурак ты, Саня. ЦРУ и Моссад такие же пешки. Мы даже покруче".
- "Кто ж тогда? Инопланетяне?"
- "Угадал".

Сашка даже привстал от изумления.

- "Сиди, сиди. Пришло время тебе всё узнать".

Дядюшка Пистон помолчал глядя в огонь в камине. Дал Сашке слегка придти в себя.

- "Небось знаешь, что меня за глаза все зовут дядюшка Пистон? Даже лейтенанты. А вот почему? Этого они не знают. Это мало кто знает. Слушай".

Дядюшка Пистон долго смотрел в огонь. Потом заговорил:

- "Это случилось на Алтае. В санатории. Я вечерком вышел прогуляться. Просто так. Перед сном. Места там красивые. А воздух какой! Погуляю, думал, полчасика. Тут внутренний голос мне и говорит: "Вазелин возьми!"
Я к внутреннему голосу всегда прислушиваюсь. Инстинкт разведчика. Но думаю: "Что за чёрт!" Наш санаторий. Закрытый. Всё охраняется вокруг. Понимаешь? Что тут случиться может? А внутренний голос говорит: "Возьми вазелин! Не пожалеешь". Я разведчик. Бывалый. Внутреннего голоса лучше послушаться. И не обманул ведь внутренний голос!
Вот иду я по тропинке. В лес зашёл. Темнело уже. Далеко идти не хотел. Повернул к опушке. Там Они и стоят. Я их увидел - сразу бежать хотел. Всего-то метров 200 до санатория. Но ноги как приросли к земле. Они меня тоже заметили. И двинулись ко мне.
Я руку в карман - вазелин при себе! Ну, значит прорвёмся.
У нас в разведке всякое бывает. Потому правило - держи вазелин наготове. Без вазелина очень плохо. Я-то в разведке больше 60 лет. Через такое прошёл, чего ты и не вообразишь".
- "Я в разведке отслужил без вазелина", - улыбнулся Сашок.
- "Какая у тебя "разведка"?! Где? В ГДР? Не смеши. Да ведь и там тебя прикрывали знаешь сколько? 32 человека".
- "Зачем меня так прикрывать?!"
- "Сейчас узнаешь. О том и разговор. Кстати, что ты там вытворял? Я твою докладную читал. "В помощь диверсанту. Метод устранения опасных агентов врага через туалет". Саша , ты нормальный?"
- "А что?", - вспыхнул Сашка, - "Уникальная методика. Разработал лично. Проверенно. Надёжная. Испытал лично. 18 раз. Там суть в том..."
- "Саня, я знаю в чём суть", - перебил Глубокая Жопа, - "Я читал докладную. Там суть в том, что ты прячешься в сливной бачок. Жертва садится на унитаз. А когда задумается - тут ты выскакиваешь из бачка. И тюк молоточком по маковке..."
- "Не тюк, а хрясь!" - обиделся Санька, - "Я там со всего плеча хряскаю. Человек брык с унитаза - и готов".
- "Ну да. Потом ты снова прячешься в сливной бачок. Прибывает криминальная полиция. Всё обыскивают. Переворачивают вверх дном. А в сливной бачок никому в голову не приходит заглянуть".
- "Уникальная же методика! 18 трупиков - а меня так и не поймали".
- "Саша, ты дегенерат? Нашёл чем в дружественной стране заниматься".

Сашка сидел насупившись. Эти старпёры ничего не понимают.. Не дают молодым развернуться, проявить себя. Всё им не так. Уникальная же методика - мочить врага в сортире. Можно было прославиться.... а эти вечно недовольны.

- "Сашок, ты не задумывался: почему тебе такая странная мысль пришла - прятаться в бачке унитаза?"
- "Ничего странного", - проворчал Саня.
- "Нет, Саша, это странно. Я в разведке больше 60 лет. И всего один раз прятался в сливном бачке. Никакого удовольствия. А ты без году неделя. А уже 18 раз по нескольку дней сидел. Пока жертву дождёшься. Пока криминальная полиция снимет оцепление с места преступления. Итого неделя почти. Удовольствие маленькое. А ты снова и снова туда лезешь".

Саша молчал.

- "И вот ещё что вспомни: когда из тебя в унитаз выпало - ну, Дмитрий Афанасьевич - ведь ты тогда не знал что это. Но поместил в аквариум. Верное решение выбрано инстинктивно. Инстинкт сработал безошибочно. Откуда у тебя такой инстинкт, Саня?"
- "Ннне знаю..."
- "А вместе ты это никак не связываешь?"
- "Ннне знаю..."
- "Скоро узнаешь. Познакомишься с аннунаками. Вазелин приготовь".
- "Это те самые? Инопланетяне?"
- "Да".

Саша побледнел.

-"Ну,ну, не бойся. Я тогда, на Алтае, выдержал. Их трое было. Каждый со мной познакомился по нескольку раз. Хорошо, что со мной вазелин был. Но я не тот, кто им нужен. Они ищут тебя".

Сашка сидел бледный как полотно.

- "Не всё так страшно, Сашок. Они к тебе хорошо относятся. И ведь ты уже знаком. Ничего странного не припоминаешь? Встречи с необычным человеком? Когда учился в школе?"
- "Дда...Какой-то странный старшеклассник... я его не видел в школе раньше... и потом не видел... он в школьном туалете стоял. Звонок прозвенел, а он меня не выпустил. Затолкнул в кабинку..."
-"Всё хорошо, Саша. Не волнуйся. Ты герой! Подросток, а выдержал знакомство с аннунаком. И без вазелина! Да ты прирождённый разведчик!"
- "Они не люди?"
- "Они рептилии. И ты наполовину рептилия. Они тебя сразу узнали. Они уже бывали на нашей планете раньше. Несколько тысяч лет назад. Оставили потомство. Полулюдей-полурептилий. Люди их почти всех перебили. Было за что. Их мало осталось. И те что остались - так себе. Ни рыба, ни мясо. Ты - другое дело. Ты уникален, Саша".
- "Поэтому мне нравится сидеть в сливном бачке?"
- "Да. Поэтому".

Сашка долго молчал. Узнать сразу столько нового. Непросто это переварить. Но он был наполовину рептилия. Глубоко задумываться не умел.

- "И чего мне сейчас? К ним идти?"
- "Нет. Их сейчас и нет на планете. Отлучились куда-то. К их возвращению приказано сделать тебя президентом Гондураса".
- "Как? Того самого?"
- "Нет. Этого самого".
- "Ого...", - только и смог сказать Санёк.
- "Тебе-то чего? Это наша забота, Организации".
- "А мне что делать? Обратно в дружескую страну на разведку?"
- "Хватит дурака валять. Выбрось глупости из головы. Пристроим тебя в мэрию".
- "Чего мне в мэрии этой делать?"
- "Воровать учись", - твёрдо сказал дядюшка Пистон.
- "Зачем?!"
- "Затем, зачем и в Спарте. Для завершения твоего образования. Там мальчиков поощряли воровать. Считалось, что развивает предприимчивость. Нужное качество на войне. Но если ловили, то вставляли пистон по полной. На войне как на войне".
- "Я справлюсь".
- "Не сомневаюсь. Врать не краснея умеешь?"
- "Конечно!"
- "Ты станешь президентом Гондураса!"



Когда прощались, дядюшка Пистон ещё раз повторил:

- "Вазелин, Сашок. Не забывай про вазелин. Тебя берегут, как зеницу ока. Мы все за тебя головой отвечаем. Но как разведчик разведчику советую от всего сердца - держи при себе вазелин. Вы, молодые, воображаете, что разведчика спасают приёмчики разные. Каратэ-маратэ. Чтоб один подленький удар исподтишка - и насмерть. Или штучки всякие навороченные, фантастические. Чтоб на запонку нажал, а собеседника разорвало. Или там иголки отравленные. - Чушь всё это. То есть всё это тоже нужно. Но я в разведке больше 60 лет. Потому знаю. Хоть ты там с этим каратэ-маратэ, хоть из пистолетиков мух сшибаешь на лету, хоть каким оборудованием обвешайся, а кончится всегда одинаково. И если в этот момент окажешься без вазелина - плохо дело.... Я в разведке больше 60 лет. Такого навидался, что лучше и не рассказывать. В лучшие свои годы вазелином приходилось пользоваться чаще, чем иной моднице помадой. Я одновременно работал и на ЦРУ и на Моссад, и на Аль-Каиду, и на Штази. И выжил! Сколько крепких ушлых ребят плохо кончило. А я выжил. И кем стал? Сам видишь. А благодаря чему? Вазелину!"
- "Я куплю вазелин".
- "Правильно. Ещё и про аннунаков помни. Они предупредят, когда вернутся. Но могут и неожиданно нагрянуть. Со мной-то трое познакомилось. А с тобой будет знакомиться весь синклит".

******

Когда Сашу в следующий раз привезли в Глубокую Жопу, в зале были и те двое, что в первый раз приходили с дядюшкой Пистоном. "Как странно", - поймал себя на мысли Саша, - "Столько лет прошло, столько воды утекло, а я так и не знаю, как их зовут. И встречались много раз. А не знаю".

- "Как дела, Саша? Присаживайся. Время не терял? Воровать научился?" - начал дядюшка Пистон.
- "Научился. Время не терял".
- "Знаю. Молодец. Но правду молвить - не прикрывай мы тебя - не отвертеться бы тебе от полной обоймы пистонов. До конца жизни сидеть бы не смог. В смысле наоборот: сел бы до конца жизни. Тебе ловкость надо было развивать, а не жадность!"
- "Я развивал!"
- "Ты наглость развивал, а не ловкость. Впрочем, наглость это тоже хорошо. Пригодится. Будет твой конёк. Однако к чёрту эти пустяки. К делу! Аннунаки скоро прибывают".


Саша заметно побледнел.

- "Ну, не напрягайся. Не так уж и скоро. Сейчас тебе предстоит другое. Стать президентом".
- "Гондураса?"
- "Гондураса".
- "Я не смогу. Я же ничего этого не знаю. Не умею. Вдруг не справлюсь?"
- "А не надо ничего знать и уметь. Всё будут делать за тебя. И потом - где твоя хвалёная наглость? Столько лет развивал. А как понадобилась - хвать! - а её-то и нет. Подводишь, Саша. Мы её во главе угла поставили, а ты подводишь".
- "Виноват. Извините. Больше не подведу".
- "То-то. Никогда не забывай про наглость. Мы рассчитываем на тебя".
- "Но если всё будут делать за меня, то мне что делать? И зачем тогда именно мне быть президентом?"
- "Что делать? Тебе, Александр, надо заботиться о здоровье. Это самое главное! Укрепляй организм. Но без перегрузок! Летом пинг-понг, воланчики разные. Зимой на санках, коньки, снежки".
- "В хоккей можно?"
- "Можно. Но не переутруждайся. Береги организм. Готовь его к репродуктивным функциям".
- "Репродуцировать - это обязательно?"
- "А куда ты денешься? Но учти: теперь головастиков потребуется много. Очень много".
- "Зачем?... много?...".
- "Извини, Саша. Но у тебя ещё нет допуска к секретам такого уровня".


Саша был явно подавлен.


- "Налей ему виски", - обратился Глубокая Жопа к одному из тех двоих.
- "Зачем меня тогда делать президентом?", - криво улыбнулся Саша.
- "Именно за этим. Нужна абсолютная секретность Абсолютная! Не для одного тебя. А и для головастиков. Их будет очень много. А когда подрастут их надо готовить. Ну, это тебе рано знать. Но это масштабная задача. Чтоб решать - надо иметь в руках всю государственную власть. И все ресурсы государства. И притом чтоб никто ничего не только не мог знать о тебе или головастиках. Но и вопросы чтоб не смели задавать. - Сделать тебя президентом - лучшее решение. Президент самое охраняемое лицо в государстве. И он сам, и его частная жизнь. И никаких вопросов. Народу покажут что сочтём нужным. Так что это лучшее решение. Станешь самым охраняемым лицом в государстве абсолютно легально и ни у кого никаких подозрений. Всем понятно почему. Да, кстати, вот твои начальники охраны. Этот Сигма, а этот Зет. Они теперь постоянно будут при тебе. За тебя головой отвечают".


Каждый из называемых вставал с кресел и делал лёгкий полупоклон.


- "Будешь их слушаться. У них инструкции".
- "Вот такой я получается президент?"
- "Саша, они тоже люди подневольные. Они на службе. Кстати - ты тоже на службе".
- "Виноват".
- "Ещё в чём удобство делать тебя президентом - секретные объекты для головастиков должны быть оборудованы со всей возможной и невозможной роскошью. Аннунаки приказали. Сколько нам их понадобится построить? 20? 30? Сколько надо, столько и построим. Главное, чтоб подозрения не вызвало. А если объекты будут строить для тебя, для президента, то какие тут подозрения? Ты же у нас из грязи в князи. Значит должен любить роскошь самую дурацкую, безвкусную и напыщенную. Так что никаких подозрений ни у кого. Хоть за миллиарды долларов строй резиденции для себя одного. Видишь, как всё удачно складывается?"
- "Вам-то удачно. А мне значит быть свиноматкой?"
- "Давай назовём это иначе. "Предстоит быть пчелиной королевой". Это совсем другое дело. А?".
- "Да называйте как хотите. Кстати! Почему вы все строго по кличкам, без имён, один я Сашка. Почему у меня клички нет? Если правильно понял, то я не последний человек в Организации? Почему тогда Сашка? Почему кличку не дают?"

Сигма и Зет переглянулись. Потом посмотрели на Глубокую Жопу:

- "Он прав. Нет?"
- "Прав. Будешь теперь Ясно Солнышко. Все усекли?" - обратился он к Сигме и Зету.
- "Принято!" - оба вскочили и щёлкнули каблуками. Два раза. Первый раз перед Глубокой Жопой. Кивок головы. Второй перед Ясным Солнышком. Кивок головы.
- "Садитесь" - разрешил Ясно Солнышко.
- "О!" - изумился дядюшка Пистон, - "Ты быстро схватываешь. Нравится власть над людьми? Да, это удовольствие особенное. Тебе в жизни дана была уникальная возможность познать и счастье материнства, и радость отцовства зараз. Но удовольствие абсолютной власти превосходит всё".
- "Разъясните задачу"
- "Усиленное питание - вот твоя задача".
- "Обжорство?!" - возмутился Сашок.
- "Не обжорство!! А усиленное питание для усиленного репродуцирования. Это сложнее, чем ты думаешь. Корм мы тебе будем готовить по рецептам аннунаков. Всё строго до чрезвычайности. Никакой самодеятельности! На вкус - дрянь тошнотворная. Я пробовал уже. Но запить, заесть чем-нибудь человеческим нельзя! Никаких поблажек - только что дадим и точно по расписанию".
- "Ух ты!" - Саша даже вспотел.
- "Это ещё цветочки. Когда прибудут аннунаки - будут кормить тебя сами. Или передавать для тебя натуральные инопланетные продукты. А это такая дрянь, что я соглашусь до конца жизни говном питаться, чем кусочек их еды съесть".
- "А я не соглашусь".
- "Бесполезно, Ясно Солнышко. Они тебя накормят, поверь".
- "....!" - Ясно Солнышко отчётливо произнёс непечатное слово.
- "А вот это зря", - вдруг строго сказал дядюшка Пистон: - "тебе теперь предстоит держать чувства под особым контролем. Президенту Гондураса придётся принимать лидеров мировых держав. Смекаешь? Будут официальные завтраки и обеды. Так по протоколу необходимо. Смекаешь? Все будут есть деликатесы. А ты будешь есть говно... то есть .. если бы говно, то оно бы даже лучше. А там ... с виду деликатес, а на самом деле... Чувства должны быть под особым контролем".
- "Позвольте вопрос", - это Сигма: - "А как быть во время заграничных визитов? Там по протоколу едят, чем угощает принимающая сторона. Отказываться неприлично. Или отказаться от заграничных визитов?"
Дядюшка Пистон задумался.
- "Нет", - сказал он: - "Отказываться от заграничных визитов не годится. Будет свои харчи с собой привозить".
- "Со своими харчами на торжественный обед в честь президента Гондураса?! Засмеют. А то ещё подумают, что параноик".
- "Пусть думают. Если прослывёт параноиком, то это даже полезно для международной политики. Психам все уступают. Ну их к ляду связываться".
- "Но могут обидеться, что я с узелком своих харчей на торжественные обеды приходить стану".
- "Пусть обижаются! Знаю куда ты гнёшь. Никаких поблажек. Ты на службе! Обидятся они - и пусть обижаются. А вот если аннунаки обидятся... Короче, все вокруг будут есть яства, а ты будешь пожирать говно. И улыбаться. Ты на службе.
Вот на чём сосредоточься".
- "ЫЫЫЫ!" - произнёс Санёк. Непечатное он произнес про себя.

***************
Сигма зашёл в комнату дежурного офицера. Зет посмотрел на него, кивнул и снова уставился в мониторы.
- "Без происшествий?"
- "Без происшествий".
- "Чего такой мрачный?"
- "Ничего".
- "Да что случилось-то?"
- "Ничего".
- "Что слу-чи-лось?"
- "Слушай, ты аннунаков этих видел?"
- "Ну, видел. И чего?"
- "Не люблю я их. Хрен знает, что они такое? Так вроде человек как человек. А как взглянет на тебя - ТАК мерзко на душе становится, что выразить нельзя. Дня три потом паршиво себя чувствуешь. Не переношу я этих тварей".
- "Это точно. Мне от них тоже не по-себе".
- "Я главное не понимаю, как их Красно Солнышко выдерживает? Иной раз целыми сутками они его от себя не выпускают. Чем они там занимаются-то? Оргии у них там что ль? Или планы какие разрабатывают? Хотел бы я знать".
- "У него бы спросил".
- "Спросишь, как же! К нему уже так просто и не подступишься. Изменился он. Даже рожа припухла. Как у ботоксного".
- "Это из-за питания аннунакского".
- "Да? Тогда понятно. Меняется он. Это точно. Аннунаком что ли становится? И ещё знаешь что? Я пару недель назад обход ночной делал. В бассейн заглянул. Светало уже. В бассейне тихо, никого. Вдруг что-то из под воды показалось. Зыркнуло глазами и опять ушло в тину. Только пузырьки на воде: тихохонько бульк! бульк! Мне жутко стало. Стою, как ошалевший. А это снова из-под воды показалось. И на меня - глядь! Батюшки, да это наш Красно Солнышко! Я поскорее дверь прикрыл, да и ушёл ни жив, ни мёртв. С той поры в бассейн ни ногой. Жуть какая! Чего он там делал-то?!"
- "Икру метал".

***********************

Cигма и Зет прогуливались по дальней дорожке сада одной из резиденций президента Гондураса. Тут их никто не мог услышать.
- "Мне не нарвится что творится" - произнёс Зет.
Сигма молчал. Шёл молча.
- "Ты слышал меня. Мне не нравится что творится"
- "Ну ладно. И что тебе не нравится?"
- "Да всё! Слушай, что происходит? Ты этих головастиков видел? Они ведь с каждым помётом всё опасней и агрессивней. Тут, в этой резиденции самой, я вчера прошёл мимо резервуара номер 9. Там ведь ещё совсем малявки, ты знаешь. Так одна тварь мне такое сказала... Я не выдержал. Ткнул шваброй ей в харю. Так она разом перекусила! Хрясь! - и нету. Как вспомню... Мурашки по спине. А они ведь вырастут".
- "Нам-то что? Нас не тронут. Мы свои".
- "Свои? Слушай, их уже слишком много. Наш Красно Солнышко совсем уж меру потерял. Вон на Тихом Океане какую резиденцию им отгрохал. Там у них вроде Военная Академия даже"
- "Брось. При чём тут он? Он по заданию действует. И грамотно действует, заметь. Там, на острове Русский, заседание ШОС провёл. Всё чисто-гладко. Всё типа под это строилось".
- "Дааа? И кто поверит? Какой идиот поверит, что на остров, на котором живут два с половиной человека строят мост за миллиард долларов? Таких дураков в природе нет. И заброшенный остров первоклассными аппартаментами застроить - для заседания, что меньше недели длится? Кого обманешь? Всякий догадается, что там тихоокеанская база аннунаков".
- "Не догадаются. Народ заморочить легко. Они привычные".
- "Зря ты так. Наверное догадываются. Но молчат. Нет, главное он все границы переходит. Абхазия эта с Южной Осетией. Даром ведь не нужны. Одни расходы и лишние проблемы. Все же понимают. Зато база для головастиков в уютном Чёрном море. В Сочи для них чего только не понастроили. Стадионы какие! Якобы для Олимпиады. Кто поверит? Так мало! Ещё и Крым до зарезу понадобился. Тварям своим питомники устраивать в будущем. Прошлым летом ведь собирался прям в Керченский залив икру метать! Едва отговорили. Так он при всех спустился в батискафе проведать базу головастиков. Ту, что в Севастополе. Он выходит из границ".
- "Да брось! Не напрягайся. Всё хорошо прошло".
- "Всё это до поры. За базу аннунаков в Средиземном море как впрягся. Ведь в открытую бомбит. Якобы за порядок в Сирии. Ага. Держи карман. Ладно. Пусть. Но можно же было по-тихому нормально со всеми договориться. Чего он раздухарился-то?"
- "Слушай, Зет. Я тебя открыто спрашиваю: тебе-то что? Ты выполняй свою работу. Всё".
Некоторое время шли молча.
- "Я тебе открыто и отвечу. Я за людей. Не нравится мне это всё. Чем кончится? Я за людей".
- "Э, брось! Чего за человечество тревожиться? Аннункские головастики в воде. Люди на суше. Ну и всё. Чего делить?"
- "Не притворяйся. Сам небось слыхал, что взрослые головастики сухопутными наполовину становятся. Их в горы к Рамзану Иванову отправляют. Закончить боевое обучение. Не к добру. А Дмитрий Афанасьевич, тебе известный, совсем уж сухопутным стал. Раз в месяц ванну принимает".
- "Ну и что?"
- "А то. Для Человечества добром не кончится".
- "Тебе-то что?"
- "А то!! Я человек. Хоть и чекист. Но человек. Ты тоже человек. И ты мне говоришь "тебе-то что?"
Сигма остановился.
- "Ладно. Я тебе скажу. Ты веришь в Человека? Ты дурак! Забыл, чему нас обучали? Благородства не существует. Если кто чист и благороден - значит мы с ним плохо поработали. Начать с азов, а Зет? Ладно, начну с азов, напомню. Когда бы люди были благородны, то бесполезна была бы наша работа. Никто б не предавал, не выдавал. Но благородных совершенных не бывает. Бывают только наши недоработки. Кого возьмёшь на жадности. Кого на зависти. А кто-то бабник. Кто-то просто трус. Другой игрок. А кто пьянчуга. Да что угодно! Найдём на каждого. И даже если кто найдётся без изъяна - то можно ведь умело оклеветать - и кончен Человек. Не выкрутится. Не оправдается. Будет лишь смешон. Ты ведь проходил всё это, Зет.
Если кто остался порядочный человек - это значит только то, что мы им не занимались.
Если кто не сломался - значит ты просто плохо работал. А взяться по-настоящему - и благородства нет.
Люди это мусор. Что тебе до Человечества? Сгинет? И пусть сгинет. Туда и дорога. Не о чем и жалеть".
Сигма пошёл дальше по дорожке. Зет остался стоять.
Вдруг он поднял голову. И сказал:
- " Знаешь, Сигма? А я всё же уверен, что Благородство существует".
Сигма остановился. Развернулся. Взглянул Зету в глаза. И сказал неожиданно совсем другим голосом:
- "Если бы Благородства не существовало, то ничего бы не существовало".

******************















История полностью вымышленная. Всякое сходство с реальными лицами и событиями является непреднамеренным и случайным.
18.04.2016

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.