Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Юрий
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
8/17/2019 2 чел.
8/16/2019 4 чел.
8/15/2019 0 чел.
8/14/2019 2 чел.
8/13/2019 1 чел.
8/12/2019 3 чел.
8/11/2019 3 чел.
8/10/2019 1 чел.
8/9/2019 2 чел.
8/8/2019 1 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Т. №10. Жертва.

В академию наук СССР.

Ч Е Л О Б И Т Н А Я!!!!
Сначала хотел написать - ‘' мольба'', но в моем конкретном случае, считаю, что челобитная будет точнее.

Мужики! Дорогие мои Академики! Обращается к Вам Давид Аполинарьевич Стукачев, - жертва поголовного увлечения нашего народа, нетрадиционными методами лечения. Немного о себе: 42 года, родился и постоянно проживаю в городе Зюзюкинске, Базиковской области, женат, имею высшее экономическое образование. Так сказать, работник умственного труда, иными словами человек который работает головой. Конечно, большинство понимает это абстрактно, мне, же в последнее время пришлось, столкнулся с этим буквально, не абстрактно, а вполне конкретно, и материально. Началось все с того, что как сейчас помню, была суббота, и я проснулся от настойчивых ударов в дверь. Стучали явно ногами, из чего я сразу заключил, что пришел мой придурошный кум. В чем я тут же и убедился, открыв дверь. В руках он держал четыре бутылки, так называемых горячительных напитков. А так как это был его обычный гостевой набор, то стучать ему всегда естественно приходилось ногами. Скорее всего, с спросонья, но что-то незнакомое показалось мне в его облике. Но уже в следующее мгновение я понял, в чем тут было дело. У Трофима болел зуб, на что указывало его небритая, перекошенная и опухшая харя. После того как он вошел, и разулся, сразу же посыпались трехэтажные проклятия в адрес работников нашей стоматологической клиники, которые, всё ни как не могут вылечить его больной зуб. Проклятия, закончились словами---- Вот осталось последнее средство. И он страдальчески посмотрел на принесенный боекомплект. Если честно, то пить я не хотел, но чувство искренней солидарности с больным товарищем, было выше личных капризов, к тому же моя дорогая половина как раз была на курорте, откуда должна была возвратиться через неделю, так что более удобного случая взбрызнуть ее счастливое возвращение не представлялось возможным, и я согласился.
Через час, обсудив все внутригосударственные и международные проблемы, и выпив половину принесенного, я поинтересовался у кума как там его больной зуб. На что он утробным голосом только произнес Мммммууууу. Из чего я заключил, что боль явно не утихает, и предложил продолжить терапию дальше. Трофим не возражал. Еще через час, замычал и я. Следующие полчаса, мы промычали оба, при этом прекрасно понимая друг друга. Потом, я чуть было не блевонул, прямо на стол, во избежание этого я попытался убежать в туалет, но, увы, не то что убежать, а даже встать из-за стола не смог. В конце концов, собрав все оставшиеся силы, я таки заставил себя встать и что есть мочи рванул через кухню в туалет. Но к моему глубокому сожалению не попал, вернее, попал, но не в дверь, куда стремился, а в дверной косяк. После чего, как подкошенный, рухнул на пол. Сколько я так пролежал не знаю, но в чувство меня привел Трофим, по его сладко улыбающейся морде, и по тыкающему движению указательного пальца в область рта я понял, что благодаря испытанному средству, боль, наконец, отступила. Отчего я, счастливый за товарища, и гордый, что в его чудесном исцелении есть и моя маленькая заслуга, как мог, попытался улыбнуться, и отрубился.
Разбудил меня, ласковый, можно даже сказать нежный стук в дверь. По болевшим, и затекшим конечностям я догадался, что, уже наступило воскресенье. С трудом, что-либо, соображая, и еле передвигая ноги, я поплелся к двери, по пути, прикидывая, кто бы это мог быть. Одно что меня, немного утешало, так это то, что это был наверняка не Трофим. Тот, стучал не так. Каково же было мое удивление, и изумление, когда за дверью оказался именно он. Руки у него на этот раз были свободны, что, наверное, и позволяло ему стучать нормально, но зато, была теща. Они бесцеремонно отодвинули меня в сторону, разделись, прошли на кухню, поставили чайник, и только после этого ''любезно предложили'' мне, присоединится к ним. После того как я вошел, он вдруг ни с того ни с сего начал рассказывать мне о телекинезе, экстрасенсах и медиумах, Джуне, и Филиппинских хиллерах, / которые делают сложнейшие операции без скальпеля и единой капли крови/. Также в скользь он коснулся Тибетских монахов и наших доморощенных бабок - шептух. В конце, он поведал мне просто ''жутко'' интересную историю о неком китайском крестьянине, которого донимали ужасные головные боли, и вот работая на рисовом поле, он, по неосторожности, ударил себя тяпкой, /ну в смысле ихней мотыгой/, по ноге, и голова сразу же перестала болеть. ----Таким образом, ----гордым голо-
сом окончил он свой словесный понос----была открыта акупунктура, и иглоукалывание! Имея весьма смутное представление, о телекинезе, и бабках - шептухах, а уж тем более о хиллерах и акупунктуре, я слушал все это, низко уронив голову. И тут он вдруг произнес ключевую фразу, которая вывела меня из забытья:----А Клавдия Петровна, между прочим, может достать японскую телескопическую удочку! Как вы уже, наверное, догадались Клавдией Петровной, была его теща. Я давно мечтал о такой удочке, и он, конечно же, это знал, но из того каким тоном это было произнесено, явно следовало, что для того, что бы заполучить желаемую вещь мне придется для нее что-то сделать. Я взмолился----Все что угодно, я готов сделать все, что вы захотите, только достаньте! ----Ничего особенного, так пустячок,----сказал Трофим,----Просто маме…/ он, с еле скрываемым отвращением /, посмотрел на тещу, нужно вылечить ее больной зуб…
Я задумался. Я точно помнил, что выпить у нас после вчерашнего, больше не оставалось, Трофим тоже пришел с пустыми руками, и что самое прикольное, так это я даже и подумать никогда не смог бы что она - алкоголичка!!!! Своими сомнениями я тут же, не подумав, поделился с гостями. В конце добавив:----Правда есть тройной одеколон, два фонфуря? Может, того, сгодится? После моих последних слов, Клавдия Петровна пошла пятнами, затем встала, взяла стул, на котором сидела, размахнулась и с криком----Ты, что себе позволяешь! Сопляк? Запустила его в меня. Но на мое счастье промахнулась. Трофиму, ценой воистину титанических усилий удалось усмирить Мегеру, объяснив ей все произошедшее тем, что просто я не совсем правильно его понял. А потом, и мне напомнил некоторые подробности вчерашнего застолья, заострив мое внимание на том что, зубная боль прошла отнюдь не от принятого алкоголя, а именно в тот самый момент, когда я ударился головою в косяк. Потом он посвятил нас в плоды своих ночных размышлений, в результате которых он ''видите ли'', нашел логическое объяснение всему произошедшему. Оказывается.
Это его версия: У меня в голове, находится некий генератор, который после сильного удара начинает излучать животворящие волны, которые притупляют, а может, и полностью излечивают зубную боль.
----Ну и что?---- спросил я.----Как это что? -----возмутился он, видимо считая, что я недостаточно вник в суть его великого открытия.----Теперь ты можешь ''исцелять'' людей Я еще с трудом, что-либо соображал, но то, что замышляет он нечто ужасное, в этом я уже ничуть не сомневался, и что бы, наконец, выяснить все, поставил вопрос ребром:----От меня, что ты хочешь? ----Как что?----Еще больше возмутился он,---- Я хочу, что бы ты разогнался и врезался головою в косяк, вот, собственно говоря, и все что от тебя требуется. От изумления я молча открыл рот. Тем временем Трофим продолжал----У Клавдии Петровны перестанет болеть зуб, и завтра она в качестве благодарности, не продаст, / на слове продаст, он акцентировал мое внимание/, заметь, не продаст, а подарит тебе японскую телескопическую удочку, и набор лески - ‘' Шекспир Сигма''! Первым моим желанием было послать их всех к черту, ну действительно, ----Что я баран, какой-то, что бы биться головою о дверные косяки? Но тут я, вдруг представил себя сидящим на берегу речки, с японской телескопической удочкой в руках, и сам даже не знаю, почему спросил----А катушку, японскую, тоже подарите? Они переглянулись, теща с явным недовольством, лишь слегка кивнула головой. Конечно, ответил он, и катушку тоже. В следующее мгновение решение было принято. Я сел напротив двери, расслабился, сконцентрировал внимание на косяке, прицелился, и с разгону врезался в него головой –
'' легонько, так''/ Номер не прошел. Ну, нет, вмешался Трофим----Так ты и на бамбуковую удочку не заработаешь! Да уж! И все-таки кто бы там, что о нас, не говорил, но мы еще, слава богу, остаемся - народом, испорченным совестью. Я разозлился на себя за трусость, ведь действительно, то, что мне предлагают, стоит того, что бы рискнуть, и уже без всякой концентрации и прицела, я что есть мочи разогнался и врезался в косяк. Клавдия Петровна вскрикнула, затем, как-то удивленно улыбнувшись, подбежала ко мне, приподняла с пола, поцеловала и, прослезившись, произнесла---Спасибо, миленький! После чего, она уронила меня обратно на пол, кивнула зятю, они оделись, попрощались и ушли.
----''То, что знают двое, знает и свинья!'' ----говорил незабвенный Гер Мюллер. От себя могу добавить, что то, что знают трое, становится общечеловеческим достоянием. На завтра, я чувствовал себя просто развалиной, на работу я решил не идти, у меня был отгул, и я позвонил своему начальнику и предупредил, что останусь дома, так как ужасно болит голова. ----Еще бы!----как-то загадочно ответил он, и добавил
----Лечи! Я принял таблетку, и лег, но не прошло и получаса, как в дверь, постучали, я открыл, на пороге стояла Трофимова теща. В руках она держала японскую телескопическую удочку с катушкой, набор лески '' Абулон Экстра'', и импортные болотные сапоги. ----А сапоги тоже мне?----робко поинтересовался я. ----Тете, тебе касатик!----ответила она, и тут я заметил женщину лет пятидесяти, она робко пряталась за Клавдией Петровной, и жалобно смотрела на меня. На левой щеке у нее был огромный флюс. Это Татьяна Михайловна, представила ее теща, старший товаровед магазина – ''Рыболов''. Я понял все без слов. Через каких-то пять минут, я был счастливым обладателем всех тех снастей, о которых мечтает каждый рыболов. Ближе к обеду приперся Трофим и привез с собою троих членов кооператива – ''МИО'', что расшифровывалось как – ''Мотыль и Опарыш'', которые по окончанию сеанса поклялись, что впредь будут снабжать нас наживкой в неограниченном количестве и бесплатно. Еще через час, приехал мой начальник, поинтересоваться моим самочувствием, ну и как бы невзначай, проронил о давно донимавшем его зубе, уходя, пообещал, на
следующее лето, выбить для меня в профкоме бесплатную путевку в Сочи.
К вечеру, в подъезд невозможно было войти. Толпы страждущих, ждущих исцеления, кружили вокруг дома, как мухи вокруг общеизвестного человеческого продукта. Я посылал всех под три черта, ссылаясь на то что – есть врачи, вот пусть они и лечат…Но толпа, даже и не думала прислушиваться к моим аргументам, и с каждым часом становилась все больше и больше…..
Прошло шесть дней. И все это время, я просидел в осаде, не выходя из своего убежища. Трофиму иногда удавалось забросить ко мне на балкон палку колбасы или батон хлеба, благодаря чему я еще оставался жив. Один раз не выдержав заточения, я попытался, было совершить вылазку, но попал в ''плотное людское кольцо''. Я умолял и просил выпустить меня, но никто и слышать ничего не хотел. Все желали только одного – исцеления. Но тут, непреклонен был я. В конце концов, народ, видя, что исцелять я явно не собираюсь, посоветовался, и решил взять ситуацию в свои руки, хотя в данном конкретном случае, будет правильнее сказать не ситуацию, а меня, и таинство исцеления началось самостоятельно. Пользуясь тем, что сам ''процесс'' был немудрен, меня схватили четыре здоровенных мужика, и начали сильно бить головою о колонну. После каждого удара, какой ни будь счастливчик, вскрикивал, и радостно, с выражением искренней благодарности на лице, растворялся в толпе. Только по истечении нескольких часов, Трофиму и подоспевшему усиленному наряду милиции ценою фантастических усилий, удалось меня отбить, и затолкать обратно в квартиру. Больше выходить на улицу я не рисковал, боясь быть растерзанным, или разбитым.
Наступило воскресенье, и из отпуска возвратилась жена, а так как попасть в нашу квартиру было чем-то из области научной фантастики, то пришлось ее втаскивать через балкон, на связанных простынях.
Первой фразой, которую изрекла, моя ненаглядная, истосковавшаяся по любимому мужу, жена была---- Какого черта? Я как мог, вкратце изложил ей все, что здесь произошло, за время ее отсутствия. Очень внимательно меня, выслушав, она с нескрываемой обидой произнесла: ----Про свои чертовы удочки вспомнил? А про то, что у жены нет хороших зимних сапожек, конечно же, забыл? После чего она напомнила мне и о норковой шубке и шапке, которые я по своей глупости обещал ей в ту роковую ночь, когда мы еще не были мужем и женой.
Через час, я начал прием….
На следующий день, к обеду в нашей квартире было – ВСЕ. Вдобавок ко всему, у меня было сотрясение мозга, и я закончил прием, обещая, если не подохну, то продолжу завтра.
Ночью меня выкрали. Все происходило в точности как в том американском боевике, который мы как раз с женою смотрели по ''накануне'' заработанном видеомагнитофоне. Ворвались с десяток молодцов, в масках и с автоматами. Меня связали и унесли, не похитив больше ничего из ценных вещей, если естественно не считать меня. Весь город был буквально взбудоражен дерзким похищением, но как у нас это обычно бывает, на этом все и закончилось. А через четыре дня на фасаде бывшей чулочной фабрики появилась красочная вывеска:
ООО ''ГИППОКРАТ''
А внизу, на плакате было написано следующее: ООО ''Гиппократ'' производит не медикаментозное, лечение всех болезней зубов, по новейшей, отечественной, технологии.
Утром того же дня меня впервые вывели на свободу и провели в просторное помещение. Из мебели, в котором, стояли лишь стол, и два обшарпанных стула. Стол был поделен на две половины с помощью прибитой доски, на одной его половине стояла табличка, на которой было написано – ''РЕГИСТРАТУРА'', а на другой – ''КАССА''. Посередине помещения, находился вкопанный в землю деревянный столб, диаметром метра полтора. Та его сторона, что находилась ближе ко мне, была грубо стесана,/скорее всего, топором/, и на высоте где-то метр от земли, красной краской было нарисовано неровное сердечко.
Пошли первые пациенты. Но я категорически отказался, что-либо делать. Меня сначала пытались уговорить, а потом просто стали помогать, тем уже ставшим классическим способом, хорошо зарекомендовавшим себя на моей лестничной площадке. Иногда я терял сознание, и меня таким и били, бывало, правда, кто-то из самых наблюдательных, и сердобольных работников фирмы, замечал это, и тогда, мне давали нюхать нашатырный спирт.
Через месяц моей неустанной, целительской деятельности наша фирма стала нерентабельной. Больных зубами в городе больше не осталось, все были веселы и жизнерадостны.. В отличии от жителей города, все члены фирмы впали в уныние, и беспробудное пьянство. Все естественно, кроме меня, я был бодр и счастлив. Если больных не будет,/ по наивности рассуждал я/, то значит, я стану им не нужен, и они отпустят меня домой. Но не тут-то было, бизнесмены, не были бы бизнесменами, если бы так просто опустили руки и, меня отпустили. Однажды они проспались, и начали экспериментировать. Для начала они меня раздели, и с еще большим усердием стали бить об столб, но не головой, как раньше, а другими частями моего тела. Они крутили меня за уши, давили на нос, бросали спиной и кобчиком об пол, и, наконец, просто стучали молоточком, почему только им вздумается. После непрерывного, двенадцатичасового эксперимента, он был благополучно завершен. Результаты, превзошли даже самые смелые ожидания. Оказалось, – что если меня ударить кобчиком об пол, то у больных, тут же проходит радикулит, понос и свинка, при выкручивании ушей – излечивается весь спектр острых респираторных заболеваний, а при резком нажатии на нос, зарубцовываются язвы, и резко сокращается количество билирубина в крови. Но что самое поразительное, так это то, что при ударах молоточком по пальцам на руках у больных повышается кровяное давление, а при ударах по пальцам на ногах, наоборот понижается. Кроме этого, при ударах по некоторым моим интимным органам, полностью излечиваются все урологические и гинекологические заболевания.
Прошло еще полгода, и ''ГИППОКРАТ'' в моем лице, и теле, вылечил всех и от всего. На экстренном совещании по этому поводу, один из бизнесменов предложил выйти на международный рынок, и зарабатывать, такую необходимую для нашей страны валюту. Бизнес-проэкт, был принят подавляющим большинством голосов, против, был, естественно я один.
Прекрасно понимая, чем мне грозит такая перспектива, я решился на побег. Но был пойман, и посажен в железную клетку, убежать, откуда было просто невозможно. Я был в отчаянии, осознавая весь ужас и всю безнадежность моего положения, и, не видя реальной возможности изменить что-либо, я принял страшное решение. Покончить жизнь самоубийством. А так как повесится, мне было не на чем, я был гол, как сокол, то я решил просто разбить голову об металлические прутья. Но моя голова, закаленная длительным биением об столб, только глухо отскакивала от них, не оставляя на голове даже следа. Поняв, всю бессмысленность, и тщетность дальнейших попыток, я смирился с судьбой, и от отчаянья зарыдал.
И тут, произошло чудо. Вернее это уже сейчас я понимаю, что это было чудо, тогда мне показалось, что наступил конец света. Свет потух, и с взрывами и стрельбой, как и в первый раз у меня дома в помещение ворвались какие-то молодчики,/которых, я поначалу принял за боевиков конкурирующей фирмы/, они связали охрану, усыпили меня, и, как и в первый раз унесли меня с собой. Очнулся я в постели, в светлой, окрашенной в розовый цвет комнате, на окнах которой были металлические решетки, а рядом на прикрученной к полу табуретке, сидела и рыдала моя жена. Она то и рассказала мне о том, что дальше со мной произошло, а также о некоторых других не менее важных событиях, которые предшествовали моему второму похищению.
Первыми, тревогу забили стоматологи и дантисты, оставшись за месяц моей целительской деятельности безработными, они потеряли буквально все – заработок, калым, связи, положение в обществе, и все другие привилегии которыми пользовались раньше. Еще через полгода, лишились этого и все остальные работники нашего городского здравоохранения. Сходящие с ума от безработицы, теряя квалификацию, они толпами бродили по городу, в поисках пациентов, не брезгуя даже котами и собаками. В результате чего, безработными стали и ветеринары. И вот, в конце концов, вдоволь настрадавшись, и решив, что так дальше продолжатся, не может, из самых проверенных и преданных они создали штурмовую бригаду, которая меня похитила и спрятала в самом надежном и строго охраняемом здании – городской психиатрической больнице. Сначала, со всей злобой и ненавистью, с которой они ко мне относились, они хотели умертвить меня, заспиртовать, и в колбе отослать, от греха подальше, куда нибудь в Ленинград, в Кунсткамеру. Снабдив ''бандерольку'', как уникальный экспонат, соответствующими пояснениями. Но вняв мольбам моей жены, со ссылкой на Женевскую конвенцию о Правах человека, они смилостивились, и решили сохранить мне жизнь, но на всякий случай, загипсовав меня. Что они, сразу же и сделали, зацементировав меня самым высокопрочным цементом, что бы мною нельзя было ударять. Конечно, они оставили открытыми, но впуклыми – рот, нос, уши, и некоторые другие жизненно важные органы. Но вы, надеюсь, сами понимаете, что от такой жизни мне не легче.
Ну вот, в принципе и вся моя невеселая история, дорогие мои Академики. В настоящее время нахожусь я в Зюзюкинской психиатрической больнице, под бдительной охраной и неусыпным присмотром всех работников нашего здравоохранения. А так как за свою бурную целительскую деятельность, я сильно поизносился, и являюсь единственным больным человеком в нашем городе, то все наши эскулапы, все свои знания и умения, направляют на меня одного. В результате чего, я таю как свеча, и долго всего этого не выдержу.
Обращаюсь к вам с мольбой, услышьте глас страждущего, приезжайте к нам в город, и излечите меня от моего экстрасенсорного дара!
P. S.
Вчера заболел зуб, так наши одичавшие стоматологи, передрались за право, мне его удалить, устроили поножовщину, жена говорит, что только чудом,/ если не брать в расчет, вмешательство внутренних войск/,удалось избежать человеческих жертв. Вечером, того же дня был проведен конкурс – “Мистер стоматолог’’, победитель которого врач Мулькин, тут же, не снимая короны, под град аплодисментов и духовой оркестр, удалил мне его. Черт с ним с зубом! Но что самое страшное, после его удаления, во всем больничном корпусе, и двух прилегающих к нему кварталах, наши советские телевизоры, с нашими советскими антеннами, вдруг начали показывать программы американской телекомпании “СИ-ЭН-ЭН’’ Надеюсь, вы в состоянии представить, что это значит, и чем это для меня грозит! Так что Христа ради приезжайте, и спасайте!!!!!!!

Так как руки в саркофаге, и писать я сам не могу, записано
с моих слов, верно, моей супругой Тамарой.
С глубочайшим уважением!
Давид.
03.01.2016

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.