Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Алексей Башкиров
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
8/7/2020 2 чел.
8/6/2020 2 чел.
8/5/2020 0 чел.
8/4/2020 2 чел.
8/3/2020 4 чел.
8/2/2020 1 чел.
8/1/2020 3 чел.
7/31/2020 2 чел.
7/30/2020 3 чел.
7/29/2020 5 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Марта

1.

Несмотря на июньский зной, на нем была надета широкополая шляпа и кожаная куртка, лицо скрывал шелковый шарф, а на руках были надеты перчатки.
- Егор Алексеевич? – спросила молоденькая девушка на рецепшене, обращаясь к вошедшему. Тот слегка кивнул, - Маргарита Анатольевна вас ожидает.
Егор молча прошел мимо нее и направился к тяжелой дубовой двери с медной табличкой, которая гласила: «Романова Маргарита Анатольевна. Психолог».
Он решительно открыл дверь и вошел.

2.

Высокая брюнетка за массивным столом, слегка наклонила голову и внимательно посмотрела на вошедшего. Указав рукой на кушетку, возле которой стоял столик с мятными конфетами, она сказала:
- Из нашего телефонного разговора я, честно говоря, немного не поняла вашу проблему… В чем вы хотите разобраться? Что хотите понять?
Егор лег на кушетку и ответил:
- Мне не нужно, чтобы вы советовали мне что-то. Просто я хочу рассказать кому-нибудь то, что знаю… Я не могу держать это все в себе…
- Хорошо, только для начала я хотела бы знать, почему вы не снимете шляпу и куртку, не откроете лицо и руки. Вы пришли к психологу, и мы должны доверять друг другу.
-Извините, но мне кажется не стоит этого делать. Это может вас напугать…
- Дружочек мой, меня в этой жизни ничего испугать уже не может. Это имеет отношение к предмету нашего разговора?
- Безусловно.
- Тогда откройтесь, поверьте, я не испугаюсь.
- Ну смотрите сами, я предупреждал.
Он отошел к окну и отвернулся от Маргариты. Снял перчатки и куртку, размотал шарф. Последней он снял шляпу и медленно повернулся.
Рита, готовая ко всему, держала себя в руках. Но, когда она увидела его без экипировки, она опешила… Его лицо было обезображено шрамами, это было не лицо, а лоскутное одеяло. Ни бровей, ни губ, ни носа - толком ничего нельзя было различить… Посреди этого непонятного нагромождения кое-как сросшейся кожи, ясно голубели глаза, молодые, пронзительные, абсолютно не уместные на этом лице… В ее голове промелькнула мысль: «Если такое произошло с его лицом, то как могли остаться нетронутыми эти глаза?»
Она выдавила из себя, запинаясь:
-Что…Что с вами произошло?
- Вот об этом я и хочу рассказать вам. На меня напали. Если вам неприятно на меня смотреть, вы можете сесть за спинкой кушетки, я не обижусь…
- Нет, нет, что вы, все в порядке… Только, простите, прежде чем я начну вас слушать, мне нужно выпить… Это, конечно, не принято… Но поймите меня…
Он перебил ее:
- Ради Бога, валяйте, мне все равно. Главное, чтобы вы слушали. И молчали.
Она налила себе коньяк и, сев в кресло напротив него, сказала:
-Я готова.

3.

Егор лег на кушетку, сунул мятный леденец в рот, закрыл глаза и начал:
Вы не поверите, но в свое время я был красавчиком, и меня любили многие женщины. Я никому не дарил свои чувства, но использовал чувства других женщин ко мне, чтобы просто развлечься. Я признаю это…
В тот день я задержался на работе, был большой наплыв клиентов, и нужно было подготовить бумаги. Закончив все дела, я посмотрел на часы и понял, что опоздал на последнюю электричку, и теперь мне каким-то образом нужно было добираться домой. Я вызвал такси. Таксист заломил безумную цену за поездку за город, но делать было нечего и мне пришлось согласиться с его условиями.
В машине он несколько раз заводил разговор на отвлеченные темы, но я хранил молчание. Я был настолько уставший, что не мог говорить. Вернее, не желал… Но вы же знаете, таксисты народ болтливый и он начал повествовать мне о своей жизни, вдаваясь в самые интимные подробности и все прочее. Я молча слушал, иногда кивал, иногда восклицал: «Да что вы!». Вскоре фонтан его слов иссяк, и какое-то время мы ехали молча…
Недалеко от моего города его машина вдруг резко дернулась и, пару раз чихнув, остановилась. Пока он возился с заглохшей машиной, я молча курил, облокотившись на багажник его тачки. В конце концов, он признал свое поражение в этой схватке с продуктом интеллектуального труда нашего отечественного автопрома и заявил, что дальше его машина не поедет. Я заплатил ему половину из того, что он просил и решил дойти пешком до своего дома. Благо, до города оставалось совсем немного – пара километров по прямой через лес, мимо городской свалки.
Я шагал в своих лакированных туфлях и костюме по мокрой от дождя траве, поскальзываясь на размякшей земле, и костерил на чем свет стоит все, что можно. Лес жил своей жизнью – что-то щелкало, пищало, шуршало. Мне не было страшно. По этой тропинке я бегал с детства. Наконец-то лес кончился, и я вышел к забору городской свалки. Тропинка огибала свалку почти полностью, так что шагать мне предстояло еще долго. Я шел, читая надписи на заборе, какие-то из них были совсем свежие, какие-то совсем старые. Иногда я узнавал в них свои каракули или писанину своих друзей. Так, посмеиваясь и вспоминая свои детские шалости, я прошел половину пути. В одном месте, бетонная плита забора свалилась, открывая взору кошмарную картину свалки. Горы грязи и отходов, в которых царствовали крысы… Поежившись от накатившей волны мерзости, я продолжил свой путь…
И тут вдруг наступила темнота. Фонари вдоль стены мигнули и погасли. Я в нерешительности остановился, пока глаза не привыкли к тусклому свету луны и звезд. В темноте я шагнул вперед. И тут…
Из темноты мне навстречу двигались два ярко горящих глаза. Мне стало немного не по себе, я отпрянул на шаг назад, и вдруг меня осенило! Это просто кошка. Или кот. Просто черный кот на ночной свалке. Обычное дело. Он приблизился ко мне и, громко мяукая, стал тереться о мои ноги. Я наклонился и сделал то, что никогда бы в своей жизни не стал бы делать, я погладил его. Кот заурчал. И вдруг мне на спину прыгнул еще один кот и, злобно мяукая, вонзил мне в спину свои острые когти. Я подскочил и сбросил его на землю. Он упал в траву, подскочил и вцепился мне в ноги. Я отшвырнул его в кусты и взвыл от боли. Невольно мой взгляд упал на верхушку забор. По всему его периметру, насколько я мог видеть, горели глаза кошек. Мне стало не по себе. И я побежал…
И тут началось что-то невообразимое. Они начали прыгать с забора, пытаясь сбить меня. В конце концов я споткнулся и рухнул на тропинку. Тут же мне на грудь прыгнуло с десяток котов. Еще несколько тварей вцепились мне в руки и ноги. Я попытался встать, но месиво пушистых тел не дало это сделать… Они рвали на мне одежду… Вцеплялись в руки и ноги. Меня пронзила страшная боль…. Когда с одеждой было покончено, они начали раздирать мою кожу… Грудь, бедра, колени, стопы, руки, ладони – всё ныло от многочисленных царапин и ран… Я был в сознании и терпел поистине ужасную боль.
Я пытался кричать, но не мог, на моей шее сидела одна из этих тварей – на удивление для мусорной кошки, идеально белая. Она слепила своей белизной… Когда я уже не мог пошевелиться от боли, коты разбежались… Все кроме нее. Она спрыгнула с моей шеи и обошла вокруг меня. Я видел, как брезгливо она перешагивает ручейки крови, с каким любопытством смотрит на мое изувеченное ее сородичами тело…. Она снова прыгнула мне на шею и мурча, начала облизывать мои губы... Потом она посмотрела мне в глаза и с диким воплем вонзилась мне в лицо. Этого я уже не выдержал… И потерял сознание…

4.

Очнулся я в палате больницы, с полной уверенностью, что умер. Оказалось, нет… Я не мог пошевелиться от дикой боли во всем теле и только мог стонать… Я был весь в бинтах, я чувствовал их по всему телу. Руки, ноги, живот, грудь, лицо - все было забинтовано. Меня лечили очень долго, лечение было мучительным, в конце концов, с меня сняли повязки и первое, что я попросил, было зеркало. Врач нехотя протянула мне карманное зеркальце. Вы не можете представить, что я пережил, увидев свое отражение…. От моего прекрасного лица не осталось ничего, кроме глаз… Эта тварь не тронула их. Я мог видеть и говорить. Я остался жить, но как жить дальше – не представлял … Перед выпиской врач рассказала, что меня нашел сторож свалки, который обходил периметр во время сбоя на электросети. Он вызвал скорую помощь, и меня доставили в городскую больницу.
Я вернулся домой. Бывшие подруги не звонили мне больше. Друзья были слишком заняты своими заботами. Родители жили в другом городе. Я достал из кладовки старую кожаную куртку и отцовскую шляпу. Натянул по глаза шарф и одел перчатки. Из дома я выходил редко, так как в маленьком городке все знали о случившемся со мной. Появившись в обществе, я становился сразу же поводом для разговоров…

5.

Однажды, в мою дверь позвонили.
Это была Карина, моя соседка по лестничной клетке. Когда-то мы встречались, правда недолго, я бросил ее, как только мне подвернулась юбка покороче… Причем бросил некрасиво. Мы вместе отдыхали на юге, а я уехал обратно с другой девчонкой, не оставив ей даже записки. К концу отпуска она приехала домой, и больше мы не разговаривали. Встречая меня в подъезде, она делала вид, что не видит меня. А мне тогда было плевать… Поэтому, увидев ее на пороге своей квартиры, я был в недоумении…
Она сказала, что хочет помогать мне, так как понимает мою ситуацию. Она стала моим ангелом-хранителем. Она убирала в доме, приносила мне продукты и готовила еду. По вечерам мы болтали с ней обо всем, ее не пугал мой внешний вид. Я влюбился в нее снова… Но признаться ей в этом не мог, когда-то я обидел ее, а теперь стал самым настоящим уродом и снова бередить старые раны не хотел…
Однажды, когда мы сидели за ужином я спросил:
- Зачем ты возишься со мной? Ведь я отвратителен.
Она помедлила с ответом, потом произнесла:
- Потому что я всегда любила тебя. И даже сейчас, когда ты в таком виде, я все равно чувствую к тебе привязанность…
- Карина, я хочу поговорить с тобой. И извиниться за то, что сделал тогда. Что бросил тебя одну на юге…
Она положила руки на стол и медленно произнесла:
- Егор, не надо об этом. Я давно простила тебя.
Но я не унимался… И снова твердил о том, какая я свинья, что оставил ее одну. О том, как ей было обидно и скучно одной в курортном городе… Она сидела опустив голову, уставившись взглядом в тарелку. В какой-то момент я заметил, что ее плечи дрожат – она беззвучно плакала… Я подошел к ней и обнял ее за плечи. Она вырвалась, резко вскочила и закричала:
- Скучно? Обидно? О чем ты говоришь? Ты оставил меня одну в незнакомом городе. Без копейки денег. Я не могла уехать… Когда закончилось время проживания в квартире, которую ты снял и не оплатил, хозяин – старый толстый мужик, начал требовать плату. Я врала ему, что деньги скоро пришлют родители, которых как ты знаешь, у меня нет уже тринадцать лет. Когда он понял, что я не заплачу ему, он взял плату с меня единственным возможным способом – изнасиловав! После чего вышвырнул ночью, вместе с вещами на улицу… Чтобы доехать до дома, мне пришлось отдаться проводнику и все три дня пути ублажать его и всех его друзей… За это ты просишь прощение? Ты эгоист, ты даже не подумал о том, что со мной могло произойти… Я вообще не знаю, как я все это пережила… Мне было очень трудно делать вид, что ничего особенного не произошло, когда я вернулась в город…
- Прости, я не знал всего этого…
- Ладно, забудь все, что я сказала…
Карина убежала к себе… На нервной почве мои шрамы начали ныть и несколько дней я пролежал как в бреду. Она не приходила. А я не мог выйти из квартиры…

6.

Наконец, оправившись от боли, я решил навестить ее. Выйдя на лестничную клетку, я позвонил в дверь напротив. Карина приоткрыла дверь и спросила:
- Чего надо?…
Я ответил:
-Извини меня, пожалуйста, - и плюхнулся перед ней на колени, - я не знал всего этого. Мне очень стыдно. Карина, я стал совершенно другим человеком. Потеряв в своей жизни все, я не могу потерять еще и тебя. Потерять еще раз…. Я люблю тебя.
- Вставай и проходи, - сказала она и отворила дверь настежь.
Я поднялся с колен и прошел. Я удивился, оглядываясь по сторонам, я никогда не был в ее квартире, хотя встречался с ней и жил напротив… Меня удивляло все… От картин на стенах до семейных фотографий, развешанных по стенам… Мы прошли на кухню. Она налила чай, поставила на стол вазочку с печеньем. Я много говорил, не переставая плакать от стыда за свой поступок, она слушала… И молчала. Потом взяла меня за руку и сказала:
- Я не могу ответить тебе взаимностью, потому что не могу полюбить больше. Но все же я буду рядом с тобой, что бы помочь тебе…
Я понял, что требовать от нее большего не вправе и замолчал.
В зале что-то звякнуло, и Карина вышла из кухни. Вернулась она со словами: «А вот и моя гулена пришла!», неся на руках белоснежную кошку. Увидев меня, кошка зашипела. Меня передернуло, и я спешно стал собираться домой. В дверях Карина сказала:
- Это Марта. Когда я вернулась из того отпуска, я завела себе кошку. На протяжение последних лет она была моим единственным собеседником. Она одна знала мою тайну о твоем предательстве...
Я наскоро попрощался с Кариной и, крикнув, что на время уезжаю к родителям, выскочил из ее квартиры, пообещав заглянуть, как вернусь. Меня обуревали самые невозможные предположения. Я смеялся над ними, но чем больше думал, тем ясно понимал, что иначе и быть не может… Это белоснежная бестия всегда была рядом. Она никогда не покидала меня… Никогда… Она следовала за мной по пятам, подбирая те мои воспоминания, которые я терял… Она знала обо мне все... Она видела меня сквозь хрусталь своего магического познания… Она ненавидела меня…. Я не знал ее, но она знала обо мне все… Она жила на одной лестничной клетке со мной… Она не умела говорить… Она выжидала момент… И она отомстила мне за свою хозяйку… Она изувечила меня с помощью своих сородичей, не тронув моих глаз… Чтобы я мог себя видеть…. Чтобы я мог видеть свое физическое уродство…

7.

Егор закончил говорить, и в кабинете психолога повисло молчание. Маргарита была в ужасе от услышанного. Она видела своего пациента и прекрасно понимала, что он говорит правду, но не могла в это поверить…
- Спасибо, что выслушали меня…. – сказал он.
Маргарита помолчала, потом ответила:
- Вы же понимаете, что я не могу вам ничем помочь… Если вы считаете, что кошка спланировала все это, да еще и осуществила, то вам, мой дорогой, возможно, поможет только психиатр…
- Я знал, что вы скажете это…
- А что произошло дальше? С Кариной и этой вашей, так называемой «мстительницей»?
- На следующий день я уехал в ваш город. Здесь живут мои родители. Они же продали ту, мою старую квартиру и мои вещи из нее. Когда они встретили Карину, то сказали ей, что я скоропостижно скончался. Я попросил их об этом, сказав им, что не хочу обременять любимую женщину своим уродством, и они меня поняли.
Она поплакала, попила с мамой и папой чай и они расстались. Мои родители вернулись обратно. Они ничего не знают об истории с этой кошкой. Единственная, кому я рассказал ее, – это вы… И сделал это только потому, что не могу больше носить всё в себе… Кто-то должен был меня выслушать… А вы, как профессионал, – не имеете право разглашать тайну нашей встречи. Извините, что задержал вас так долго, на улице уже темнеет, да и ваше рабочее время давно кончилось, но не беспокойтесь, я оплачу все сполна…
Он снова поблагодарил Маргариту за внимание и, натянув на себя свою амуницию, вышел в ночь.

8.

Находясь под впечатлением от услышанного, Маргарита допила оставшийся в бокале коньяк и прежде, чем выйти с работы, набрала свой домашний номер. Трубку снял ее семилетний сын.
- Стасик, милый, - сказала Маргарита, - Знаешь, я тут подумала, зачем тебе котенок, а? Давай лучше заведем щенка?
По восторженным крикам сына она поняла, что попала в точку. Повесив трубку и улыбнувшись, Маргарита вышла из кабинета.
22.10.2015

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.