Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Виктор Долгалев
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
1/17/2021 0 чел.
1/16/2021 0 чел.
1/15/2021 0 чел.
1/14/2021 1 чел.
1/13/2021 0 чел.
1/12/2021 0 чел.
1/11/2021 0 чел.
1/10/2021 0 чел.
1/9/2021 0 чел.
1/8/2021 0 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

КТО ТЫ, ГОСПОДИН СУББОТЫ?

Во-первых, надо сказать, почему суббота священна, или почему Бог её освятил. Потому что она является образом Бога, Который, как сказано, ЕСМЬ АЛЬФА И ОМЕГА, НАЧАЛО И КОНЕЦ, ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ(Откр. 22:13; 21:6; 1:10; 1:8). То есть во множественной вселенной есть уголки святилищ Единства, седалищ и тронов Господних — субботы. Есть таковые и на земле — храмы, горы, моря, перекрёстки улиц, распутья дорог, кладбища, родильные дома и ещё много чего, что трудно перечислить. Священны и новомесячия, когда на тёмном фоне луны показывается рожок месяца, начаток света. И уже от себя скажу, не заглядывая в священные писания, что сакрально и число двенадцать, когда солнце по своей траектории готово зайти в весенние знаки зодиака. В Коране, например, вставка високосного тринадцатого месяца в еврейском календаре, чтобы согласовать ход солнца с луной, обличается, как крах веры, поскольку возникает путаница в счёте обычных месяцев и четырёх священных, запретных для вражды и греха, и получается, что запрещаемое и разрешаемое мигрируют, размываются в високосный год. Да и в христианском календаре високосные годы многие считают неудачными. Мусульманский календарь — только лунный.
Во-вторых, надо ответить на вопрос, почему суббота — день покоя. Да потому что седьмой день, семёрка — крах всякого дела, крест и гроб его. Само число, семёрка, само за себя говорит: се мера, сЕмерть, смерть, сумрак, смрад. Это обоснованный запрет на всякую деловитость и активность в Израиле.

О, суббота, Царица Суббота,
Свет свечей нас твоих озаряет.
Ты, великая заповедь Бога,
В сердце факелом вечно сияешь.
Через горе, страданья и муки,
Через годы, столетья и страны,
Дома мы или снова в разлуке,
Мы, Суббота, тебя сберегали.
Одевались одежды святые,
Подавались кошерные вина.
В синагогах субботние песни
Пели мудрые наши раввины.
Наш шабат затянулся навечно.
Оттого-то так радостно-грустно,
Догорают субботние свечи,
Словно память о вЕках минувших.
Эта связь в нас живет и поныне,
Через кровь, через генную память,
Ты Суббота - наша святыня,
Ярко светит в душе её пламя.
(Лариса Кацман, Шабат)

Посмотрите, что случалось с небесной манной, когда её собирали по субботам: она не выпадала. С оглядкой на субботу понятны и соломоновы межевания времени: время рождаться и время умирать; время насаждать и вырывать посаженное, время плясать и время сетовать, время обнимать и время уклоняться от объятий...(Еклл. 3:1-8)
Мне запомнился давно-давно прочитанный рассказик. Во время войны инвалидный мужичонка руководил колхозом. Ему была лафа среди обезмужевших баб, как в стаде коров единственному бугаю. Уже будучи седым и на пенсии, этот профессиональный донжуан заглянул в благополучный послевоенный колхозный клуб и заплакал: девки там блистали в танцах, как спелые яблоки. БЛУДНИКУ СЛАДОК ВСЯКИЙ ХЛЕБ: ОН НЕ ПЕРЕСТАНЕТ, ДОКОЛЕ НЕ УМРЁТ(Сирах 23:23). Мне кажется, мудрец здесь несколько преувеличил возможности подкрадывающейся семёрки-старости: и буйство красок, и додекафония звуков, и пляски, и смех без причины, и накрашенные губы — даже накануне раздражают.
ВЕРЬТЕ МНЕ, ЧТО Я В ОТЦЕ И ОТЕЦ ВО МНЕ; А ЕСЛИ НЕ ТАК, ТО ВЕРЬТЕ МНЕ ПО САМЫМ ДЕЛАМ(Иоанн 14:11), - почему же Христос делал дела в субботу и при этом своё делание связывал с волей Бога? Перед иудеями он оправдывался тем, что добро должно делать в субботу: если овца упадёт в субботу в яму, не сразу ли вытащит её хозяин? Но, во-первых, не каждую субботу с овцой свершается такая напасть, и, во-вторых, так можно оправдать почти всякое дело: неужто дело — зло?

Спор этот вечен, он – вроде работы
С древних времен и до нашего века.
Вот его суть: человек для субботы
Или суббота для человека?
Спорщики спорят жестоко и страстно,
Чуть изменяется сути природа:
То ли народ в батраках государства,
То ль государство на службе народа?
Время летит, остаются вопросы,
Мненье одних – для других неподсудно:
Судно ль плывет, чтобы плыли матросы
Или матросы, – чтоб плавало судно?
Спор разногласий, увы, не решает,
Нет окончания сложной заботе!
Ну, а меня больше прочих прельщает
Мненье такое по этой субботе:
Если добро совершают в субботу,
Все понимают в мгновение века:
Можно приветствовать эту работу,
Эта суббота – для человека!
Если же зло… Впрочем, как это грустно:
Если мы только не все обалдели, –
Зло совершать – как субботами гнусно,
Так и другими частями недели!
(Павел Хмара, Человек и суббота)

А вообще-то, спор разрешается просто, и арбитр этого спора — Священное Писание. У всякой монеты две стороны: решка и орёл. У субботы — тоже. Ведь уже было сказано: обиталище субботы — на перекрестиях, на распутиях, на разветвлениях, на священных межах, границах, на хребтах гор, в морях и океанах, которые покоятся между устьями рек и их истоками. Сердце тоже, между прочим, священное средоточие между смрадной венозной кровью и живительной артериальной. Решка — это семёрка, смерть, покой. Орёл... - что такое орёл? Орало и орать, пахать — это и по корню схоже с орлом, и по понятию. Помните: ГДЕ ТРУП, ТАМ СОБЕРУТЬСЯ И ОРЛЫ?(Лука 17:37). Орлы, стервятники, падальщики... То есть этой притчей Христос оповестил, что законченная жизнь подхватывается эстафетой и возрождается, как феникс. Орлы — это орала, перепахивающие мертвечину в новую жизнь. Где конец, там и животворное начало. На этом и жребий построен: выпала решка — неудача, красный свет твоим делам, выпал орёл — зелёный свет, обещание твоим чаяниям свершиться.
Но решка решает не только смерть. Это всякая болезнь, всякая сеть, западня, тюрьма, плен, оковы, кандалы, ярмо, бесприютность, беспросветность, бездомность, нищенская обнажённость, тупик... Это отработанный механизм, устаревший проект, подкосившаяся идеология или даже просто оскомина в безнадёжном мозгу. Это измена, предательство, потеря родственников или имущества, долговая яма, кораблекрушение, несправедливое гонение... Впрочем, всё перечисленное описано и подразумевается у пророка Исайи в 58 главе. И вот эту стагнацию, девальвацию, инфляцию, жизненный пшик, крах, катастрофу, затяжную чёрную полосу, поеденное молью и ржавчиной, пересохшее русло, обугленный лес надо исправить, спасти, восстановить, обновить, привести в рассудок, - в субботу это делать поощряется: УСТА ГОСПОДНИ ИЗРЕКЛИ ЭТО(Исайя 58:14). Не поощряется заниматься обычными повседневными делами, угождать собственной прихоти и пустословить: УСТА ГОСПОДНИ ИЗРЕКЛИ ЭТО(Исайя 58:13-14).
Иисус Христос, господин субботы, и был нацелен на исполнение воли Господней: оживлял мёртвых, поднимал парализованных, очищал прокажённых, открывал глаза слепым, уши - глухонемым, смерч на море превращал в штиль. Но лицемерные ревнители шабата, а вернее, шабаша, укоренившегося ныне даже в христианстве, запрещали ему. Каковы мы, люди, а особенно законодатели и юристы, наблатыкавшиеся в законах, чтобы обходить их! Как иудеи обманывали самих себя, написано в Коране: СПРОСИ ИХ О СЕЛЕНИИ НА БЕРЕГУ МОРЯ. ОНИ НАРУШИЛИ СУББОТУ, ПОСКОЛЬКУ РЫБЫ ПРИПЛЫВАЛИ К НИМ ОТКРЫТО ПО СУББОТАМ И НЕ ПРИПЛЫВАЛИ В НЕСУББОТНИЕ ДНИ. ТАК МЫ ПОДВЕРГЛИ ИХ ИСПЫТАНИЮ ЗА ТО, ЧТО ОНИ ОТКАЗАЛИСЬ ПОВИНОВАТЬСЯ(Коран 7:163). Толкователи Корана говорят, что иудейские рыбаки из Эйлата, что на берегу Красного моря, ставили сети в пятницу, а поднимали их после субботы, в первый день недели. КОГДА ОНИ ПРЕСТУПИЛИ ПРЕДЕЛЫ ТОГО, ЧТО ИМ БЫЛО ЗАПРЕЩЕНО, МЫ СКАЗАЛИ ИМ: «БУДЬТЕ ОБЕЗЬЯНАМИ ПРЕЗРЕННЫМИ!»(Коран 7:166). Быть обезьянами, я думаю, это быть начётчиком, цитатчиком, хунвейбином, попугайничать над словом Божиим, не рассуждая о том, какие сокровища и глубины в нём запрятаны. Впрочем, и Тора уподобляет таких нечистым животным, не отрыгивающим жвачку(Левит гл. 11), чтобы заново пережевать, казалось бы, привычную, примелькавшуюся пищу. Но далеко ли ушли от иудеев мы, христиане, формально сделав святым днём воскресение, тем самым, казалось бы, исправив поруганное и порушенное?
Увы, христианство, прежде всего труд, а не только виноватое покаяние, крещение водой и причащение вином и хлебом, этакий христианский лубок. Труд - это вдохновенные дела, которые делал Христос. Но почему сегодня не видно первосвященников-жрецов, пророков, целителей, усмирителей стихии?..

В долг живем. Задолжали деревьям и людям.
За душой — ни копья, и уже не скопить.
Мы вины никогда и ничем не избудем,
и никто не придет нам грехи искупить.
Только в долг можно пить это влажное солнце,
только в долг можно лгать потемневшим очам...
Должники! Ни один, ни один не спасется,
никому не зачтется скулеж по ночам.
Не спасут ни раскаянье, ни расстоянье.
Брал, не думав отдать, — все равно, что украл.
Наша жизнь — что кутеж без гроша в ресторане:
чем оплатим вино и осколки зеркал?
Чем оплатим бессильные слезы любимых,
за вранье вороватое — чем воздадим?
Чем заплатим за лед наших фраз нелюдимых,
за летящий в их лица — наш хохот и дым?
Почему не казнят нас? Стократная мука —
знать, что будешь избавлен от мести и мук,
знать, что можешь всегда воротиться без стука
и опять брать дары из прощающих рук.
Что за сила и нежность в их утренних душах!
Словно им невдомек, что их стоит слеза...
И весеннее солнце в раздробленных лужах,
как ни в чем не бывало, глядит нам в глаза!
Значит, так. Значит, каждый спасен и оправдан —
пусть навеки в долгах и казны не скопить,
пусть наш путь, хоть и путан, не станет обратным
и никто не придет нам грехи искупить.
(Георгий Яропольский, Должники)

Их нет, господинов субботы, потому что все стоят с протянутой рукой: дай, дай, дай... Приведённое стихотворение показывает наше уБОЖество, и только четыре последних строчки обнадёживают. Чем же они обнадёживают? Тем, что стихотворение склоняет нас к благословенному стиху из Евангелия: Я УЖЕ НЕ НАЗЫВАЮ ВАС РАБАМИ, ИБО РАБ НЕ ЗНАЕТ, ЧТО ДЕЛАЕТ ГОСПОДИН ЕГО; НО Я НАЗВАЛ ВАС ДРУЗЬЯМИ, ПОТОМУ ЧТО СКАЗАЛ ВАМ ВСЕ, ЧТО СЛЫШАЛ ОТ ОТЦА МОЕГО(Иоанн 15:15). Раб — это работа, будни, а господин — тот, кто располагается в горницах субботы. Друзья, сыны, братья те, кто очутился тоже в этой обители полноты и праздника. Они — БОГатые, способные давать, жертвовать, миловать, попечительствовать, благодетельствовать, оживотворять, обновлять, прощать...
В одном из древнейших языков — аккадском — сперма и дождь называются одним словом. Дождь — это благословенное даяние неба земле, чтобы она плодородила и богатела. Но в русском языке тоже сохранились остатки этой одноимённости и однозначности: доЖДь, воЖДь, воЖДеление, жаЖДа, ЖДать, - чувствуется вектор направленности, когда господин даёт, окормляет, орошает, а подвластный получает, пользуется, питается. «Хлеб наш насущный ДАЖДЬ нам» — в старославянизме тем более чувствуется намёк: ОДОЖДИ милостью Своей!
58 глава пророка Исайи учит нас, как сделаться господином субботы — только посредством постов. Тогда нам не нужен жених евангельских притч — одождитель, ороситель, - он отнимется, атрофируется за ненадобностью(Матфей 9:15), поскольку господин субботы — сам себе господин. И таких поклонников в духе и истине призывает Господь(Иоанн 4:23). Кто, подобно Духу, духовен, функционально более даятель, нежели проситель, - зачем духу пища? И Господь разграничивает у Исайи пост просителя, который знаменуется решкой, грабительским мечом(Исайя 58:1-5), и пост воли Божией, знаменуемый субботним орлом, созидательным оралом. Поклонники в духе и истине, господины суббот — это те, кто перековал семёрочные, разящие мечи на орала первого дня творения, мрак на полдень(Исайя 58:8-14).
К сожалению, церковники за пафосностью библейских постулатов не осмыслили здесь возвышающее значение поста, и потому древний библейский пост был нивелирован до вегетарианства. А ведь первично терпение, а потом уж последствия, которые из него исходят. Невозможно нетерпеливому быть господином субботы, источником блага и благородства.
Не знаю был ли исход евреев из Египта, - пусть об этом спорят учёные. Но для христиан эта потаённая притчевая эпопея — путь в небесный Иерусалим, в обетованную землю, в Богопознание и Боговедение. Ну рассудите, зачем драматически сорок лет плутать по Синаю, когда в поперечнике от Красного моря до обещанной земли всего-то двести километров, а общая площадь Синайского полуострова примерно равна таким крохотным странам, как Швейцария, Дания или Эстония! Думаю, что сорок лет надобны для собирания небесной манны, семидесяти седмин поста, воистину безопасного покоя, когда, как говорит пророк Даниил, все грехи прощены(Даниил 9:24:27). Но и сорок лет — это не буквально, а СОРОК — СРОК, в который, наконец, у жестокосердых участников исхода в земле Моавитской, перед входом в обетованную, открываются сердца к разумению, а глаза и уши — чтобы видеть и слышать(Второзаконие 29:4). Доселе они не ели хлеба и не пили вина(Второзаконие 29:5), и вот канун исполнения желаний, когда сбывается наученая Христом молитва: ДАЖДЬ нам хлеб днесь! И да будет воля Твоя — а какова воля Божия, готовая вселится в пилигримов Духом Святым, нам уже известно из 58 главы Исайи. Но если у Исайи постулаты спасения расписаны на главу, Христос обобщает сродную волю Божию одной фразой: Я ДАМ ВАМ УСТА И ПРЕМУДРОСТЬ, КОТОРОЙ НЕ ВОЗМОГУТ ПРОТИВОРЕЧИТЬ НИ ПРОТИВОСТОЯТЬ ВСЕ, ПРОТИВЯЩИЕСЯ ВАМ(Лука 21:15).
Но почему семьдесят седмин, если Бог знамением вечного завета дал семицветную радугу? Кстати, так и постились ещё до христиан ессеи: шесть дней ничего не ели, а в субботу, разговев хлебом и иссопом, собирались вместе (женщины за перегородкой, но повестка и ход собрания была для всех слышимы) и обнародовали свои пророческие откровения.
Радуга только для невооружённого глаза кажется семицветной по порядку спектра: красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, синий, фиолетовый или индиго. (Обратим внимание на то, что цвет одождяющей тучи — субботнее индиго). Но фактически цвета — это преломлённые волны света. Это как секторов в круге или градусов, минут, секунд можно насчитать, сколько угодно. И если расматривать, круг подробно, в секундах, а преломленный свет — в гораздо больших цветовых оттенках, то можно детализировать жизнь, высветить и заглянуть в самые укромные уголки. Это как раскручивающаяся спираль: чем дальше, тем качественней знание. Поэтому когда Моисей разбивает скрижали завета перед жестоковыйным народом по сошествии с горы Синай, не будем осуждать этот прообразный народ, но будем радоваться, что это знак и благословение на дальнейший труд. Христос, например, в Евангелии от Филиппа предлагает нам различать 72 краски: ГОСПОДЬ ВОШЁЛ В КРАСИЛЬНЮ ЛЕВИЯ. ОН ВЗЯЛ СЕМЬДЕСЯТ ДВЕ КРАСКИ, ОН БРОСИЛ ИХ В ЧАН. ОН ВЫНУЛ ИЗ ВСЕ БЕЛЫМИ И СКАЗАЛ: «ПОДОБНО ЭТОМУ, ВОИСТИНУ, СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПРИШЁЛ КАК КРАСИЛЬЩИК»(Евангелие от Филиппа, 54). Семьдесят две потому, что лунная фаза всегда с хвостиком, это как бы спасительный световой серпик в новолунии. Отбеливая тьму красок в свет, Христос выводит христиан в покой, в землю обетованную. И тут напрашивается цитата из Откровения, чтобы знать, где она, эта чудная обитель: ЭТО ТЕ, КОТОРЫЕ ПРИШЛИ ОТ ВЕЛИКОЙ СКОРБИ; ОНИ ОМЫЛИ ОДЕЖДЫ СВОИ И ОБЕЛИЛИ ОДЕЖДЫ СВОИ КРОВИЮ АГНЦА. ЗА ЭТО ОНИ ПРЕБЫВАЮТ НЫНЕ ПРЕД ПРЕСТОЛОМ БОГА И СЛУЖАТ ЕМУ ДЕНЬ И НОЧЬ В ХРАМЕ ЕГО. И СИДЯЩИЙ НА ПРЕСТОЛЕ БУДЕТ ОБИТАТЬ В НИХ. ОНИ НЕ БУДУТ УЖЕ НИ АЛКАТЬ, НИ ЖАЖДАТЬ, И НЕ БУДЕТ ПАЛИТЬ ИХ СОЛНЦЕ И НИКАКОЙ ЗНОЙ(Откровение 7:14-16).
Я хотел читателя и себя порадовать, что перед входом в Палестину, когда ещё был жив путеводитель Моисей, у народа, наконец, открылись глаза и уши. Но, увы, как говорит апостол Павел, покой странникам не мог предоставить даже вхожий в эту землю Иисус Навин — ПОСЕМУ ДЛЯ НАРОДА БОЖИЯ ЕЩЁ ОСТАЁТСЯ СУББОТСТВО(Евреям 4:9). Видимо, на земле нет юдоли покоя... Да и истинный Господин субботы не на Земле. Но всё же...
Некоторые недоумевают, почему я полседмину раскладываю, как половую реинкарнационную лестницу: мужчина - евнух- женщина - гермафродит. А помните песню на слова Евгения Евтушенко, которую поёт Александр Малинин - «Дай, Бог»?

Дай, Бог, найти живым Христа,
Хот не в мужском, так в женском лике!..

Эта лестничная последовательность сама себя проявляет в сезонах года: зима(мужчина) - весна(евнух) — лето(женщина) — осень(гермафродит). И не только в сезонах — в сторонах света тоже: север(мужчина) — восток(евнух) — юг(женщина) — запад(гермафродит). Такая же аналогия в общественно-политическом устройстве: капитализм(мужчина) — коммунизм(евнух) — рабовладельчество(женщина) — феодализм(гермафродит). Эквивалентны вариациям ЯН и ИНЬ также громадные эпохи: криптозой(мужчина) — палеозой(евнух) — мезозой(женщина) — кайнозой(гермафродит). Даже власть политических лидеров уподобляется этой половой или полярной раскладке: Ленин(гермафродит, осень) — Сталин(мужчина, жестокая зима) — Хрущёв(евнух, весенняя оттепель) — Брежнев(женщина, томное лето) — Горбачёв(гермафродит, снова осень, плоды коммунизма сгнили). В эту лесенку вполне вмещаются четыре стихии, основные цвета, фазы луны, возрастные этапы и т. д. В седмине этот расклад повторяется дважды: 1(мужчина) - 1,5(евнух) — 2(женщина) — 3(гермафродит) ; 4(мужчина) — 4,5(евнух) — 5(женщина) — 6(гермафродит). Семёрка, как конец, является одновременно началом, единицей, поэтому во внимание не берётся. Но поскольку в первой, внутренней полседмине энергии созидательные, центростремительные, а во второй, внешней, зрелой они разрушительные, центробежные, то надо учитывать гормональные сдвиги. Ведь всё превращается в свою противоположность: мужчина - в женщину, женщина — в мужчину.
Сравните, например, единицу, как оплодотворяющий символ фаллоса, с разделяющейся четвёркой, которая, увы, финиширует, и надломленной тростью или курящейся лучиной, как фигурирует семёрка в Евангелии(Матфей 12:20). Семёрка, хоть и мужское начало, но как говорят, смотрит на пол шестого. А кто был ничем — «евнух», например — тот станет всем — «гермафродитом», ведь так прописано даже в интернационале. Но, увы, в русском языке нет названий таким возрастным подвижкам пола, поэтому во второй полседмине зрелого мужчину надо назвать северо-востоком, зрелого евнуха — юго-востоком, зрелую женщину — юго-западом, а зрелого гермафродита — северо-западом. Единицу, поскольку она продолжает небытийную семёрку, надо назвать не севером, а северо-западом.
В китайской классической Книге Перемен Ицзин, которую я пытаюсь привязать к



библейским седминам, таких терминов, как евнух и гермафродит, нет, но они представлены триграммами — столбиками из трёх длинных и прерывающихся чёрточек и именуются старшим и средним сыном и старшей и средней дочерью. Другие четыре триграммы — отец, мать, младший сын и младшая дочь.
Расположение триграмм похоже на шахматную доску. Но если на шахматной доске горизонталь метится буквами, а вертикаль цифрами, то Ицзин и по вертикали и по горизонтали метится одними и теми же триграмами. А шахматные поля уже будут гексаграммами — вариациями соединений пересекающихся вертикальных и горизонтальных триграмм. Гексаграммы имеют три слоя толкований, собранные в разные века древности. Думаю, что Книга перемен пользуется популярностью и в даосизме, и в конфуцианстве, и в буддизме. Впрочем, проникнуть в её тайны готовы все любознательные. Само название — Книга Перемен — говорит о эволюционировании, развитии на основе 64 половых модуляций ИНЬ и ЯН или же их дисгармонии. Но назначение Книги Перемен ограничено: кроме того, что это символика законов мироздания, книга используется, как алфавит судьбы, руководство для достижения счастья и успехов в гадании, а также в фэн шуй, для создания правильного интерьера, для оптимального расположения мебели, в градостроении и т. д.
Чёрточки в гексаграммах строго иерархичны от головы до хвоста. Например: совершенный человек, царь, придворный, вельможа, служащий, простолюдин. Если гексаграмма раскладывает человеческое тело, то градация такова: голова, плечи, туловище, бёдра, голени, ступени. Если животное проэцируется на гексаграмму, то это выглядит так: голова, средние ноги, передняя часть туловища, задние ноги, хвост. Апостол Павел тоже дал нам нерушимую градацию главенства: Бог, Христос, мужчина, женщина, и чтобы дополнить до шестёрки, добавим уже от себя старшего и младшего ребёнка. Но если во главе гексаграммы появляются слабые, прерывистые черты, тогда худо... Вот откуда время от времени появляется атеизм, агностицизм или раскол в религиях! Вот откуда бунтарский феминизм и подкаблучность мужчины: ПРИТЕСНИТЕЛИ НАРОДА МОЕГО - ДЕТИ, И ЖЕНЩИНЫ ГОСПОДСТВУЮТ НАД НИМ. НАРОД МОЙ! ВОЖДИ ТВОИ ВВОДЯТ ТЕБЯ В ЗАБЛУЖДЕНИЕ И ПУТЬ СТЕЗЕЙ ТВОИХ ИСПОРТИЛИ(Исайя 3:12). Тут уж тогда сильные непрерывные черты могут падать и на собачку, и на кошку, и на мышку, и даже на зелёные фантики. Я всегда вспоминаю ненасытную злую старуху из пушкинской сказки о рыбаке и рыбке, и меня пробирает дрожь, но через это тоже надо пройти — надо, надо, надо!
Ну а что, например, даёт уже упомянутая животная цепочка в гексаграмме: голова, средние ноги, передняя часть туловища, задние ноги, хвост? Если мудрец осмыслит перемены животного мира, начиная с криптозоя и палеозоя, и проследит их на всех 64 полях Книги Перемен, он напишет прекрасную ветеринарную энциклопедию. Так же появилась наука о человеке, тибетская медицина и анатомия с энергетическими меридианами и активными точками акупунктуры. Но чтобы стать мудрецом, надо самому навлечь на себя эти драматические и трагические перемены, метаморфозы, перетурбации. Ведь только поэтому Господь проводит нас через тьму реинкарнационных страданий, болезненых рождений и смертей, чтобы совершенными водвориться в Его покое и субботстве! Именно Он побуждает нас идти по Пути поиска Истины, по пути диалектики жизни и перемен: КТО ХОЧЕТ ДУШУ СВОЮ СБЕРЕЧЬ, ТОТ ПОТЕРЯЕТ ЕЕ, А КТО ПОТЕРЯЕТ ДУШУ СВОЮ РАДИ МЕНЯ И ЕВАНГЕЛИЯ, ТОТ СБЕРЕЖЕТ ЕЕ(Марк 8:35). Давайте вспомним все перетурбации и сложности жизни апостола Павла и его призыв: УМОЛЯЮ ВАС: ПОДРАЖАЙТЕ МНЕ, КАК Я ХРИСТУ(1 коринфянам 4:6; Филиппийцам 3:17). Голод, жажда, стужа, нагота, побои, раны, скитания, труды, заботы о церквях, бдения, посты, тюрьмы, кораблекрушения, опасности для жизни, изгнания, хула, низведение себя до мусора, праха, позорища, и тяжкая смерть — казнь через распятие...(1 коринфянам 4:5-13; филиппийцам 3:2-21; 2 коринфянам 6:1-10; 11:1-32).
Вы посмотрите, какой умный хвост человечество посредством науки и техники прирастило себе: спутники летают по орбите земли и показывают нам всякую навигацию, всякий мониторинг и прогноз! А христианство, долженствующее Духом прозирать всякую тайну, гордится своим воинствующим невежеством. Я сам дурак, но я хотя бы в этом расписываюсь: знаю, что ничего не знаю! Я не рисуюсь: сорок лет меня держали на учёте в психбольнице, как шизофреника, но когда после этого я попытался устроиться в школу сторожем — нет!!! то есть я дурак и доселе, с чем покорно и искренне соглашаюсь.
Но почему, однако, в Книге Перемен только 64 седмины, тогда как Библия указывает на семьдесят седмин, а в некоторых рукописях Евангелия священное число доводится до семидесяти двух?(72 ученика иисуса Христа, 72 краски в Евангелии от Филиппа). Это не столь важно. Коран, например, апогеем совершенства предлагает сто седмин и даже удвоение этого числа(Коран 2:263). Ведь разнобой существует и в радуге — символе библейского пакта между Богом и человеком. Если у славян радуга семицветна, в романских языках нет наименования голубого цвета, и западноевропейская радуга шестицветна. Японцы различают в радуге тоже шесть цветов: для названия синего, голубого и зелёного цвета там общепринято единое слово — аой. У нижнеколымских юкагиров нет слова жёлтый. Якуты не различают голубой, синий, зелёный и фиолетовый цвета, называя всю эту гамму одним словом — кюох, поэтому у якутов радуга только трёхцветна.
Подытоживая эту статью, скажу ещё, что Иоганн Вольфганг Гёте называл цвета страданиями света. По аналогии можно сказать, что перемены являются благословенными страданиями, скорбями и достоинствами человека. Да воздаст Господь тем, кто прошёл сквозь огни, воды и медные трубы!


* * *

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех.
Верь сам в себя, наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.
Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив;
Останься тих, когда твое же слово.
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена, и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.
Умей поставить, в радостной надежде,
Но карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том,
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело,
И только воля говорит: "Иди!"
Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и друзьями,
Пусть все, в свой час, считаются с тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег, -
Тогда весь мир ты примешь во владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!
(Редьярд Киплинг "Завет", перевод Лозинского)


* * *

О, если ты спокоен, не растерян,
Когда теряют головы вокруг,
И если ты себе остался верен,
Когда в тебя не верит лучший друг,
И если ждать умеешь без волненья,
Не станешь ложью отвечать на ложь,
Не будешь злобен, став для всех мишенью,
Но и святым себя не назовешь, -
И если ты своей владеешь страстью,
А не тобою властвует она,
И будешь тверд в удаче и в несчастье,
Которым в сущности цена одна,
И если ты готов к тому, что слово
Твое в ловушку превращает плут,
И, потерпев крушенье, можешь снова -
Без прежних сил - возобновить свой труд, -
И если ты способен все, что стало
Тебе привычным, выложить на стол,
Все проиграть и все начать сначала,
Не пожалев того, что приобрел,
И если можешь сердце, нервы, жилы
Так завести, чтобы вперед нестись,
Когда с годами изменяют силы
И только воля говорит: "Держись!" -
И если можешь быть в толпе собою,
При короле с народом связь хранить
И, уважая мнение любое,
Главы перед молвою не клонить,
И если будешь мерить расстоянье
Секундами, пускаясь в дальний бег,-
Земля - твое, мой мальчик, достоянье.
И более того, ты — человек!
(Редьярд Киплинг "Если", перевод С. Маршака)


* * *

Из тех ли ты, кто не дрожал в сраженье,
Но страх других себе в вину вменил,
Кто недоверие и осужденье
Сумел признать, но доблесть сохранил?
Кто бодро ждал и помнил, что негоже
Неправдою отплачивать лжецу
И злом злодею (но и этим тоже
Гордиться чересчур нам не к лицу).

Ты -- друг Мечты, но средь ее туманов
Не заблудиться смог? И не считал,
Что Мысль есть Бог? И жалких шарлатанов
Триумф и Крах-- с улыбкой отметал?
И ты сумеешь не придать значенья,
Когда рабы твой труд испепелят
И смысл высокий твоего ученья
Толпа на свой перетолкует лад?

Рискнешь в игре поставить состоянье,
А если проиграешь все, что есть,--
Почувствуешь в душе одно желанье:
Встать от игры и за труды засесть?
Послушна ли тебе и в боли дикой
Вся армия артерий, нервов, жил?
Воспитана ли Воля столь великой,
Чтоб телу зов ее законом был?

Ты прям и прост на королевской службе?
С простолюдином кроток? Справедлив
К достойному назло вражде и дружбе?
Властителен порой, но не кичлив?
И правда ли, что даже малой доли
Своих часов, минут ты господин?
Ну что ж! Земля твоя -- и даже боле
Тебе скажу: ты Человек, мой сын!
(Редьярд Киплинг, Из тех ли ты... перевод Аллы Шараповой)


* * *
Когда разумен, а вокруг тебя
Рассудка нет - и ты в том обвинен,
Не бойся грязи, - смело верь в себя
И не иди к сомненью на поклон.
Когда ты сможешь неустанно ждать,
Во лжи вокруг - ей сделок не сулить,
На ненависть и гнев не отвечать
И многословьем лишним не мудрить,
Когда не будешь ты рабом мечты,
И темной мысли ты не дашь мелькнуть,
Когда триумф бесстрастно встретишь ты,
Себя им не позволив обмануть,
Когда спокоен, если дерзкий плут
Твои слова для дурней извратит,
Когда разрушен жизни долгий труд
Ты веришь - справедливость победит,
Когда ты сможешь весь свой капитал
Сложить на кон с рискованной игрой
И, убедившись в том, что проиграл
Начать все вновь и быть самим собой,
Когда ты силу сердца, нервов, жил
Сожжешь, не сможешь плыть, идти, плестись,
Когда для жизни не оставишь сил,
А воля говорит тебе: "Держись!"
Когда ты прост, гуляя с королем,
И храбр один пред тысячной толпой,
Когда ты справедлив с своим врагом,
И местью не опалишь разум свой,
Когда наполнишь смыслом каждый миг,
Пуская жизнь в неутомимый бег,
Ты знай - ты очень многого достиг;
Ты - сын Земли, мой сын. И Человек!
(Редьярд Киплинг, Когда, перевод А. Кузнецова)

* * *
Когда ты тверд, а все вокруг в смятенье,
Тебя в своем смятенье обвинив,
Когда уверен ты, а все в сомненье,
А ты к таким сомненьям терпелив;
Когда ты ждешь, не злясь на ожиданье,
И клеветой за клевету не мстишь,
За ненависть не платишь той же данью,
Но праведным отнюдь себя не мнишь;
Когда в мечте не ищешь утешенья,
Когда не ставишь самоцелью мысль,
Когда к победе или к пораженью
Ты можешь равнодушно отнестись;
Когда готов терпеть, что станет подлость
Твой выстраданный идеал чернить,
Ловушкой делать, приводить в негодность,
А ты еще готов его чинить;
Когда согласен на орла и решку
Поставить все и тотчас проиграть,
И тотчас же, мгновенья не помешкав,
Ни слова не сказав, сыграть опять;
Когда способен сердце, нервы, жилы
Служить себе заставить, хоть они
Не тянут -- вся их сила отслужила,
Но только Воля требует: "Тяни!"
Когда -- хоть для тебя толпа не идол --
При короле ты помнишь о толпе;
Когда людей ты понял и обиды
Не нанесут ни враг, ни друг тебе;
Когда трудом ты каждый миг заполнил
И беспощадность Леты опроверг,
Тогда, мой сын. Земля твоя -- запомни! --
И -- более того -- ты Человек!
(Редьрд Киплинг, перевод Вл. Корнилова, Когда...)

* * *
Сумей держаться в час, когда кругом
Теряют головы, тебя виня во всем.
Поверь в себя! Сумей назло судьбе
Простить неверящим сомнение в тебе
И ждать сумей без устали и срока.
Оболганный, сумей отвергнуть ложь,
И ненавидящих не проклинай жестоко,
И не бахвалься мудростью на грош.
Сумей мечтать, мечтам себя не вверив,
Раздумий в самоцель не обратив,
Сумей встречать победы и потери,
К обоим недоверье затаив.
Сумей стерпеть, когда твое же мненье
Подлец себе на пользу извратил,
Когда пылают рук твоих творенья,
Чтоб вновь из пепла ты их возродил.
Сумей все то, что выиграл помалу,
Поставить на последний чет-нечет
И проиграть. И все начать сначала,
Ни слова не сказав про свой просчет.
Сумей заставить сердце, нерв и тело
Служить тебе, когда в них жар истлел,
Когда, собрав всю волю до предела,
Ты им стоять и выстоять велел.
Будь человеком рядом с королями,
Среди толпы не становись толпой.
Неуязвим с врагами и друзьями,
Верь людям верой зрячей - не слепой.
Секунды, что летят быстрее света,
Сумей наполнить смыслом до одной,
Тогда твоею будет вся планета,
И станешь ты мужчиной, мальчик мой!
(Редьярд Киплинг "Сумей" (Перевод К. Федорова)

* * *
Коль можешь устоять, когда другие
Беснуются вокруг, тебя виня,
Коль веришь сам в себя и в дни благие,
Подсказки и советы не ценя,
Коль можешь ждать, не маясь ожиданьем,
Не врать вовек, хоть люди врут вокруг,
И речь любую встретить пониманьем,
Будь это злейший враг иль друг,

Коль можешь ты мечтать, но только в дело,
Коль думать можешь, в мыслях прост и прям,
Успех и неуспех приемлешь смело,
Их расценив, как прах, как пыльный хлам,
Коль можешь ты презреть, что искажают
Твои слова, простяг маня в капкан,
Всё строишь вновь, хоть силы иссякают
И в инструменте стёршемся изъян,

Коль можешь, не печаляся нимало,
Весь выигрыш без вздоха проиграть
И карту взять, и всё начать сначала,
И ничего при этом не сказать,
Коль можешь ты заствить нервы, тело
И мускулы работать в свой черёд,
Хоть крут барьер - увы уже, уже не первый -
И только воля говорит: - Вперёд!...

Коль можешь не теряться пред толпою,
Гуляя с принцем, лордом не глядишь,
Коль шутят, но считаются с тобою,
Коль чтишь ты прямоту и дружбу чтишь,
Коль можешь в непрощающей минуте
Ценить секунду, взвесив каждый шаг,
Земля твоя в скрещенье перепутий,
Ты человек на ней - а не слизняк.
(Перевод Ященко стихотворения Редьярда Киплинга «If»)



* * *
Прямее голову! Когда вокруг смятенье -
Тебя в смятении смятенные винят,
К ним не испытывай законного презренья,
За непрезрение не требуя наград.
И ждать умей! И жди не уставая!
Оболганный, не замечай лжеца
И, равновесием крикливость побивая,
Не будь смешным, не корчи мудреца.

Умей мечтать - не став рабом мечтанья,
Плененный мыслью, помни: плен есть плен.
Что впереди? Триумф или изгнанье?
А вдуматься - то и другое – тлен.
Терпи, когда кретинам в назиданье
Твой труд мошенники коверкают кругом.
Строй заново разбитой жизни зданье,
Склонись, не брезгуя обломками при том
Пусть разлетится нажитое - пух и перья!
Без риска жизни нет! Но, проиграв, -
Ни слова! Ни полслова о потере!
Всё заново! И - никаких! Ты прав!
Когда ослабнут тело, кровь и нервы
И вдруг захочется, упав, лежать ничком,
Тогда последнее, что есть еще в резерве,
Подымет воля и вперед - броском!
Умей с толпою говорить не опрощаясь,
Не мельтеша - беседовать с царем.
Жить, даже дружбою не слишком обольщаясь,
Чтобы не слишком горевать потом.

Жизнь, как дистанция, уходит, голубея.
Ты понял все? Так начинай забег!
Ты миром овладел, собой владея,
И более, мой сын, ты — человек!
(Перевод Ф. Искандера стихотворения Редьярда Киплинга «If», Прямее голову)

* * *
Сумей, не дрогнув среди общей смуты,
Людскую ненависть перенести
И не судить, но в страшные минуты
Остаться верным своему пути.
Умей не раздражаться ожиданьем,
Не мстить за зло, не лгать в ответ на ложь,
Не утешаясь явным или тайным
Сознаньем, до чего же ты хорош.

Умей держать мечту в повиновенье,
Чти разум, но не замыкайся в нем,
Запомни, что успех и пораженье --
Две лживых маски на лице одном.
Пусть правда, выстраданная тобою,
Окажется в объятьях подлеца,
Пусть рухнет мир, умей собраться к бою,
Поднять свой меч и биться до конца.

Сумей, когда игра того достойна,
Связать судьбу с одним броском костей,
А проиграв, снести удар спокойно
И без ненужных слов начать с нулей.
Сумей заставить сношенное тело
Служить сверх срока, не сбавляя ход.
Пусть нервы, сердце -- все окаменело,
Рванутся, если Воля подстегнет.

Идя с толпой, умей не слиться с нею,
Останься прям, служа при королях.
Ничьим речам не дай звучать слышнее,
Чем голос истины в твоих ушах.
Свой каждый миг сумей прожить во славу
Далекой цели, блещущей с вершин.
Сумеешь -- и Земля твоя по праву,
И, что важней, ты Человек, мой сын!
(Перевод А. Грибанова стихотворения Редьярда Киплинга «If»).



* * *
Если ты не потеряешь головы в смятенье общем,
Одинаково встречая и успех, и неуспех,
И пройдёшь достойно мимо клеветы и тех, кто ропщет,
В правоте своей уверен вопреки сомненью всех;

Если ты сумеешь выждать до положенного срока
И подсчитывать не будешь наговоры подлеца,
Если ненависть сумеешь обуздать в себе жестоко
И не выглядеть пижоном в старой маске мудреца;

Если ты мечту, мечтая, не поставишь выше Бога,
И само теченье мысли самоцелью не сочтёшь,
И Беду с Триумфом вместе, что пошлёт тебе дорога,
Встретишь ровно, понимая, что у них в основе ложь;

Если в слове краснобая ты своё услышишь слово,
Как надёжную приманку для доверчивых ослов,
Если дело жизни прахом рассыпается, и снова
На развалинах и пепле можешь действовать с основ;

Если ты, рискнув, поставишь на орла, а выйдет решка,
Всё накопленное жизнью проиграешь до конца,
И не вымолвишь ни слова, сожаленье и усмешка
Не коснутся даже тенью ни души и ни лица;

Если в горькую минуту безысходности и боли,
В миг, когда с усталым телом разойтись готова жизнь,
Ты сумеешь сердцу, нервам приказать веленьем воли,
Всею собранностью страсти беспощадное: держись!

Если ты умеешь правду неподкупности и чести
Говорить царям и толпам, отвечая головой,
Если в нужную минуту все друзья с врагами вместе
Пусть хотя не слишком много, но считаются с тобой;

Если каждую секунду ты, как спринтера удачу,
Ценишь, жизни невозвратной понимая быстрый бег, –
Вся Земля твоя отныне, всё земное – тоже, значит,
Ты, мой сын, и сам отныне в этом мире – Человек. (Перевод стихотворения Р. Киплинга If Мих. Дудиным, Если...)

* * *

Когда соблазн упасть велик – ты супротивься.
Чтоб расшатать тебя – на то не хватит слов.
Доверь себе решать, не верят пусть они все.
Ну, а решив, дай им держаться их основ.

Ты всё сумеешь - ждать безропотно, тотально,
Ну а когда оклеветали - пусть. Позволь.
Коль ненавистен стал им, даже в миг фатальный -
Не поддавайся, наблюдая свою роль.

Не угоди в ловушку размышлений.
Держи отдельно мысль, перед собой.
Осудят или вдруг признают: «Гений!»,
Не обернувшись – ты иди своей тропой.

Слова души другим под силу исковеркать.
И боль захочет ставить на тебе свои крюки.
Когда все рухнет – это будет главная проверка:
Тебе по силам вырыть русло собственной реки!

Не придавай значения заслугам и победам.
Идя на крайний риск, позволь сомнениям уйти.
И если проиграешь, не жалей себя за это.
Начни с нуля и в жизнь свою идею воплоти.

И если сердце – износилось – жилы, нервы,
И, кажется, что жизнь совсем не мёд.
Когда давно иссякли все резервы.
Есть воля – и она ведет вперед!.

Толпой захваченный, смотри, не слейся с ней.
И с королем гуляя, вспомни – «кто Я»?
Не принимай всерьез слова ни от врагов, ни от друзей.
Не требуй уваженья, будь спокоен.

Коль каждый миг сумеешь встретить с удивленьем,
Осознавая его ценность здесь, сейчас,
Это Земля твоя, мой сын. Все её звенья.
Ты Человек, мой сын. Пришел твой час.
(Редьярд Киплинг, перевод Д. Жиглова, Сыну)


* * *
Будь в силах ты рассудка не лишиться,
Безумцами в безумье обвинён;
Отвергнутый, в себе не усомниться,
Не вдуматься, за что ты оскорблён;
Будь в силах ждать— и ждать, не уставая,—
Будь в силах не бороться с клеветой,
Терпеть вражду, вражды не разжигая,—
И всё ж не слыть ни трусом, ни ханжой;

Будь в силах ты мечтать— о достижимом,
Будь в силах грезить— не смыкая глаз,
Будь в силах пребывать невозмутимым
В свой славный час и свой бесславный час;
Будь в силах зреть, как истиной, открытой
Тобою, дураков морочит плут,
И дело жизни всей твоей разбито,—
И, в этот прах склонясь, продолжить труд;

Будь в силах ты всем, скопленном помалу,
Рискнуть ва-банк за карточным столом,
И проиграть, и всё начать сначала,
Не пожалев ни разу ни о чём;
Будь в силах не пускать в отставку тело,
Когда оно отслужит полный срок,
Будь в силах, если сердце ослабело,
Одною волей гнать по жилам ток;
Будь в силах ты не важничать с толпою
И не теряться в обществе князей,
Будь не раним ни дружбой, ни враждою.,
Ум в каждом чти— и всё ж не чти ничей,
Будь в силах ты всю жизнь лететь стрелою
И всё же— на мгновенья мерить век,—
Тогда твои— Земля и всё земное,
И главное, мой сын, ты— Человек!
(Редьярд Киплинг, перевод В. Топорова, Будь в силах ты...)

* * *
О, если можешь с мыслями собраться,
Когда царит безумие кругом,
И в правоте своей не сомневаться,
Оставленный и другом и врагом,
И если не томишься ожиданьем,
Оболганный, в отместку не солжёшь,
Нападки оставляешь без вниманья,
И от соблазна святости уйдёшь,
И если ты ни разуму, ни страсти
Не позволяешь взять себя в тиски,
И не поддашься Счастью и Несчастью,
Когда поймёшь, что это двойники,
И если устоишь, когда мошенник
Глупца одарит истиной твоей,
И наблюдая крах своих свершений,
Становишься упорней и сильней.
И если можешь, всё, чем ты владеешь,
Бесстрастно сделать ставкой на кону,
И проиграешь и не пожалеешь,
А только скажешь: "Сызнова начну",
И если можешь, сердце, мысли, жилы
Принудить к действию, когда в крови
И в теле пустота. и всё застыло,
И только воля говорит: "Живи!"
И если можешь быть самим собою
В толпе и с королём наедине,
Зажжённый ненавистью иль любовью,
Сумеешь не сгореть на их огне,
И если в дне, что бесконечно длится,
Ты каждую секунду разглядишь, -
Знай, целый мир к ногам твоим склонится,
Нет, больше - ты Мужчина, мой малыш!
(Перевод Марины Левиной)
23.02.2014

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.