Прочитать Опубликовать Настроить Войти
ГНГ
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
10/17/2021 0 чел.
10/16/2021 2 чел.
10/15/2021 2 чел.
10/14/2021 0 чел.
10/13/2021 0 чел.
10/12/2021 0 чел.
10/11/2021 0 чел.
10/10/2021 1 чел.
10/9/2021 1 чел.
10/8/2021 1 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

ПРЕДМЕТЫ ПЕРВОЙ НЕОБХОДИМОСТИ

ПРЕДМЕТЫ ПЕРВОЙ НЕОБХОДИМОСТИ

Автор: Мари Уинтерз Хэйсен
Перевод с английского Н.Г.Глушенкова

Бомж шагал по городской улице, поднимая окурки сигарет, и рылся в мусорных контейнерах в поисках остатков пищи. Чья-то оброненная монета шла ему в карман. Он копил деньги на бутылку дешёвого виски. Мужчина, закусив несколькими чёрствыми огрызками пиццы и допив полбанки выдохшегося пива «Доктор Пеппер», докурил три окурка, а затем побрёл вдоль темной аллеи, где у мусорного бочка свернулся калачиком и постарался заснуть. Если бы имелась бутылочка спиртного, чтобы согреться в эту холодную осеннюю ночь, то ему не пришлось бы накрываться картонными коробками.
В трёх квартала отсюда из дорогого ресторана вышла парочка молодых людей. Некоторые посетители заведения ждали у выхода, когда швейцар подаст им такси, но Зоя и Марк Ковачи предпочли отправиться пешком по тёмным улицам города.
— Возможно, ночью станет холодно, - сказала Зоя. — Метеорологи говорят, что, вероятно, выпадет снег.
Марк обнял её, и они побрели медленным шагом. Проходя по аллее, Зоя услышала шуршание.
— Я думаю, там кто-то есть, — сказала она.
— Должно быть, кошка, собака или даже крыса, роющаяся в мусоре.
— Но это может быть и человек, — бодро сказала Зоя и направилась к мусорному баку.
Бомж из-под картонных коробок посмотрел на хорошо одетую пару.
— Это ваша собственность? — спросил он. — Я не сделал ничего плохого, лишь слегка прикорнул.
— Нет, — ответил Марк. — Мы живём в центре.
— Тебе негде спать? — спросила Зоя.
Старик покачал головой.
— Здесь хорошо, как и везде.
— Может, пойдешь с нами?
Старик взглянул на него с подозрением. Пара выглядела нормальными людьми, что не всегда скажешь по внешности.
— Что вам нужно от такого старика, как я? — спросил бездомный.
— Мы занимаемся миссионерской деятельностью и содержим в нескольких кварталах отсюда бесплатную столовую для обездоленных, - пояснил Марк.
Зоя ангельски улыбнулась.
— Идёмте же с нами. Мы дадим горячую еду и тёплую постель.
— А не найдётся ли там немного виски? — с надеждой спросил старик.
Марк засмеялся.
— Нет, но думаю, мы сможем найти стакан вина, если ты так хочешь выпить.
Глаза старика засверкали. Он отбросил в сторону картонные коробки, медленно встал, стараясь не обращать внимания на боль в нижней части спины, и последовал за Ковачами.
За огромным обеденным столом находилось много бедняг, нуждающихся в еде, какая-то маленькая группа сидела на старых стульях перед телевизором, а десяток других обитателей спали в койках двух больших общих спален. Кроме Зои и Марка, в миссионерском доме работали ещё двое молодых людей - Эмилио и Друзилла. Эта пара занималась разделкой мяса и шинкованием овощей.
— У нас ещё один гость, — сказала Зоя, подталкивая старика в тёплый обеденный зал.
— Садись, - сказал, поздоровавшись, Эмилио, — и поешь тушёного мяса, вот свежий хлеб и кофе.
Старик хорошо перекусил в этот вечер, набив едой живот. Пока он ел, молодой человек с отречённым взглядом, как у наркомана, подсел рядом.
— Ешь медленнее, дедуля. Ты же не хочешь всё это вывернуть обратно. — произнес он.
— Я не знаю, будет ли у меня еще будет такая еда, - объяснил старик.
— Я также думал, когда Зоя первый раз привела меня. Это случилось шесть недель назад. С тех пор три или четыре раза в неделю у меня появлялась приличная еда и тёплая постель. Конечно, меню никогда не меняется, ну и что же? Здесь пища всегда горячая и вкусная.
— А в остальные дни? — спросил старик.
— Обычно я провожу их с подругой, — рассеянно ответил молодой человек.
— Какую же цену надо заплатить за такое гостеприимство? Нужно слушать наставническую проповедь о вреде алкоголя?
— Нет, — засмеялся парнишка. - Это не Армия спасения. Это частное заведение, которым руководит Зоя и Марк.
— Что же им от нас нужно?
— Абсолютно ничего, — ответил Марк, появляясь в дверях столовой.
— Тогда зачем всё это, если ты ничего не получаешь взамен?
— Я и Зоя, включая Эмилио и Друзиллу, ту пару, которая работает на кухне, имеем многое.
— Дай понять. Вы все четверо благодетелей, наполненные молоком человеческой доброты, получаете удовольствие от того, что знаете, как помочь нашим собратьям? — с сарказмом спросил старик.
— Ты говоришь так, будто не веришь, что такое может быть, — ответил Марк.
— Я прожил в этом городе всю жизнь, сынок и знаю его обитателей. Никто не делает ничего просто так. Все всегда что-то просят взамен.
— Если тебе от этого станет лучше, дед, — сказал весело Марк, — то поясняю: все расходы ночлежки идут за счёт подоходного налога.
Старик и парнишка разразились смехом.
— На это похоже, — сказал старик, чувствуя, что его вопросительный взгляд оценили другие.
— Тогда зачем эта миссия? — спросил парень. Его любопытство передалось на других. — Я и не сомневаюсь, что есть налоговые лазейки.
- Правильно, - согласился Марк. - Но я не родился богатым и знаю, что такое быть голодным, спать на скамье в парке или в мужском туалете на автобусном вокзале. Теперь, когда у меня появились деньги, я могу помогать таким же несчастным, каким был сам. Что ж, я не смогу изменить мир, но могу увидеть, что несколько хороших людей в конце концов получают жизненно необходимые условия.
— Ах, необходимые условия, — вздохнул старик.
— Да, пищу, ванную, безопасное место для ночлега и, может быть, немного общения.
— Я воспользуюсь этим общением прямо сейчас, — засмеялся старик, потому что скучаю по своим хорошим друзьям: "Джеке Дэниэлсе", "Джими Биме" и "Джонни Уолкере".
— Ты хочешь меня опровергнуть? — спросил Марк.
— А ты?
— Вовсе нет. У всякого есть своя слабость. Каждый не лучше и не хуже другого, — сказал он, переводя взгляд от старого алкоголика на молодого наркомана.

* * *

Было уже за час ночи, когда Эмилио и Друзилла закончили готовить и убирались в кухне. Марк передал каждому из них по конверту с наличными.
— Первые за месяц? — спросил Эмилио, пряча свою зарплату.
— Делу время — потехе час, — улыбнулся Марк.
— Если ты называешь шинкование моркови и картошки потехой! — ответил Эмилио.
— Есть и ещё хуже способы зарабатывать на жизнь, — напомнила ему Друзилла.
— Да, — сказал Марк. — Не будем забывать о нашем призвании.
— Ах, да, капитан Марк.
После ухода Эмилио и Друзиллы Марк направился в контору, где Зоя проверяла на компьютере биржевые цены.
— Как дела на рынке? — спросил Марк, — или не стоит спрашивать?
— Глядя на падение цен, я бы сказала, что наша кухня всё ещё наплаву, но появляются признаки второго пришествия великой депрессии.
— Меня немного тревожит старик, которого привели вечером.
— Почему? — спросила Зоя. — Он не первый старик, которого мы подобрали, не единственный алкоголик.
— Но задаёт много вопросов.
— И что же? Просто он шумный старик и не более того. У него, кажется, отменное здоровье. Но, конечно, я бы не стала продавать его печень.
— Что ж, я проведу обычную проверку и узнаю, есть ли у него друзья или ближайшие родственники.
— Вперёд, но сомневаюсь, чтобы человек, имеющий друзей или семью, спал в мусорном контейнере.

* * *

Старик ел и пил в ночлежке более двух недель. Он уходил утром, проводил день в попрошайничестве и поиске оброненных монет, но возвращался назад каждый вечер. Иногда он собирал достаточно денег, чтобы купить для утешения бутылочку спиртного, но иногда возвращался в ночлежку с пустыми руками. Тем не менее, ему всегда были рады.
Сидя в столовой и пережёвывая кусок мяса, старик подозвал Эмилио.
— Я всю неделю не видел Хью. Он и раньше так надолго пропадал?
— Пропадал? — переспросил Эмилио, входя в столовую. — Не слишком ли странный вопрос? Кроме того, это же не дом Хью, а всего лишь место для ночлега.
— Мне кажется все это странным: он обычно появляется здесь три или четыре раза в неделю, а сейчас о нём нет ни слуху, ни духу.
— Кто знает? — пожал плечами Эмилио. — Может, он попал в реабилитационный центр. А может быть, его закрутило снова?
— Я надеюсь, что все не так, — затем старик добавил, — мне противно думать, что он передозировался и теперь лежит в какой-то канаве.
— Не беспокойся о нём; я уверен, что с ним все в порядке, потому что видел многих, кто возвращался сюда и уходил обратно.
— Правда?
— Да. У людей, которые здесь появляются, нет корней. Возьмём тебя. У тебя есть дом или семья? Жена, дети или кто-то ещё?
— Когда-то были. — старик полез в карман и вынул коричневый бумажный пакет, в котором находилась купленная бутылка спиртного. — Теперь это всё, что у меня есть. — Он кивнул головой Эмилио и направился в общую спальню, чтобы немного выпить и заснуть.
Эмилио отправился в контору поговорить с Марком.
— Старик снова задаёт вопросы. На этот раз о наркомане Хью.
— Что он спросил?
— Он заметил, что Хью не появляется последнее время, и ему интересно, что с ним случилось.
— Это же естественно. Я видел, как они несколько раз беседовали. Но, тем не менее, присматривай за стариком; проверь, что в течение дня он ни с кем здесь не разговаривает.
Всё же старик решил, что его дешёвое виски лучше пить со льдом, и побрёл на кухню. Ни Эмилио, ни Друзиллы там не было, и он подошёл к огромной морозильной камере. Дед открыл дверь и заглянул внутрь. Там лежали пакеты с мясом, которое готовили для еды. Но что-то было не то.
— Ты что здесь делаешь? — закричал Эмилио, увидев, что старик открывает холодильник.
— Хочу взять немного льда, — ответил тот.
— Убирайся. Никому не позволено заходить на кухню.
— Ради Бога, я не собирался ничего красть, просто хотел взять немного льда.
— Мне всё равно. Тебе нельзя появляться на кухне. Понял?
На следующий вечер старик вернулся в ночлежку и уселся за привычный набор еды из мяса, хлеба и кофе. Пока он ел, Марк и Зоя следили за ним.
— Вкусное мясо, — одобрил он, облизывая губы. — Что за сорт? Ягнёнок? Больше похоже на говядину.
Эмилио высунул голову из кухни.
— Что случилось, старый ворчун? - неловко засмеялся он. — Твоя нежная печень загрязнилась этой ерундой? Разве ты не понял, что это телятина?
— Телятина? Не дорого ли для группы пьяниц и бомжей в благотворительной столовой?
Эмилио повернулся к Марку, который ответил:
— Я же говорил раньше, у меня была трудная жизнь, а теперь хочу...
— Да, да, — сказал старик, — ты хочешь видеть, что у каждого человека есть жизненно необходимые условия. Очень великодушно, Марк! Интересно, а что теперь нужно Хью?
— Говоря о Хью, — весело сказала Зоя, — я вспомнила: он приходил сегодня днём и передал хорошую новость. Хью нашёл работу. Я просто не узнала его. Парень был весь чистенький, бритый и в костюме.
Старик прищурил глаза.
— Хью в костюме? На него это не совсем похоже.
— Он извинился, что не может остаться, но для тебя кое-что оставил: кажется, бутылку прекрасного виски «Хеннесси». А где бутылка? - спросила она Эмилио.
Глаза старика загорелись, когда он увидел «Джек Дэниэлс».
— Хью оставил это мне? Да хранит его Бог! Я знал, что в этом парне что-то есть. — Эмилио открыл бутылку и передал стакан со льдом.
— Нет, спасибо. Я выпью прямо из бутылки.
Старик налил полный рот и начал смаковать напиток, будто это было прекрасное вино.
— Ах! — воскликнул он, — я так долго пил дешёвый суррогат, что позабыл настоящий вкус виски.
Выпив более четверти бутылки, старик обхватил голову руками и легкомысленно рассмеялся.
— Я же совсем забыл, как сбивает с ног эта ерунда.
Эмилио и Марк подхватили его прежде, чем тот упал на пол. Пока никто не заметил, они быстро пронесли его через кухню в подвал.

* * *

Когда старик очнулся, то увидел тусклый свет перед глазами. Он быстро закрыл их, а затем открыл, прищурился и огляделся. Сначала ему показалось, что он в больнице. Кругом были мониторы, медицинские инструменты и четыре человека в хирургических халатах и масках. Он попытался спросить, что происходит и почему он в больнице, но рот был заклеен лентой.
— Он пришёл в себя, — сказала женщина в маске.
— Тогда хорошо, я почти готов, — ответил мужчина. — На чем мы остановились: печень и почки деформированы.
— Сердце кажется нормальным, — сказал второй женский голос. — Мы сможем получить за него пятьдесят тысяч долларов.
— Не очень плохая цена за работу ночью, — засмеялся мужчина.
— Не говоря уже о побочных продуктах, — ответила первая женщина. — Подумать только, сколько мы сэкономим на непредвиденных расходах.
Старик приподнял голову и разглядел глаза под хирургической маской. Человек, который собирался делать ему операцию, не был доктором, это был Марк Ковач.
— Не волнуйся, дедушка, - сказал он, — я сделаю местную анестезию, и ты ничего не почувствуешь.
Эмилио, одетый в больничный халат, внёс в комнату больший ящик со льдом.
— Ты лишь в одном прав, старый ворчун, — улыбнулся Марк. — Никто в этом городе ничего не делает просто так. — Четверо содержателей ночлежки рассмеялись. — Я же говорил тебе, что не был богатым и знал, что такое голод. Я был обычным энергичным человеком, парнем, который рос на улицах. Затем настал мой счастливый день. Меня пырнули ножом в драке, и скорая забрала в городскую больницу, где я встретил полненькую медсестру.
— Спасибо, любимый, — сказала Зоя.
- Она-то и рассказала мне, как можно много заработать, продавая на чёрном рынке человеческие органы.
Старик закрыл глаза, поняв, какая ужасная судьба ожидает его.
— Хватит болтать, Марк, - прервал Эмилио. — Нас ждёт человек, чтобы отвезти сердце, которое в Техасе нужно нефтяному магнату, в аэропорт.
— Как тебе нравится, старик? Ты отправишься в Техас.
Марк быстро перерезал артерии и вены и аккуратно положил сердце в ящик со льдом. Эмилио передал сумку человеку на аллее и вернулся назад. Марк и Зоя сняли забрызганные кровью халаты и вымыли руки. Друзилла передала роторную пилу и мясной нож Эмилио, а затем вынула пачку морозильных пакетов.
— Пора за работу, дорогая, — сказал он, — позаботься о мясе, а я займусь овощами.
2002г
19.12.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.