Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Наташка
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
6/28/2022 3 чел.
6/27/2022 5 чел.
6/26/2022 1 чел.
6/25/2022 3 чел.
6/24/2022 1 чел.
6/23/2022 3 чел.
6/22/2022 3 чел.
6/21/2022 2 чел.
6/20/2022 1 чел.
6/19/2022 4 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Странный мир (фентези)

Часть 1. Переход.

Снится сон: сижу за компом, как ни в чем не бывало. Листаю скучные новости «пабликов» в интернете. За окошком только-только начинается июльский день. Пока свежо и тепло. Лепота!
Только вот понимаю, что что-то неестественное все же происходит. Кухню заполняет какой-то зеленоватый туман. Даже глаза протерла кулачками, но это не помогло. Видимо кофе слишком крепкий сделала.
Пошла отрыла окно. Ворвавшийся ветер не разогнал сгущающийся туман. Странно. К общей картине добавились странные звуки. Через некоторое время уже различала голоса.
– Ну почему так долго? – первый. Мужской.
– В другой мир всегда долго, – второй с фырканьем. Женский.
– Как думаешь, какая она? – первый с любопытством.
– Ему должна понравиться, – презрительно бросил второй.
– Ну, почему ты такая жестокая? – надулся первый.
– Заткнись, мы почти прибыли.
Я как стояла с кружкой в одной руке, так и замерла. Образ довершала упавшая челюсть.
Наконец, туман стал рассеиваться.
– Холодно как, – произнес первый, стуча зубами.
Это в июле-то холодно? Брови непроизвольно поползли вверх то ли от удивления, то ли от невероятности происходящего.
В моей небольшой кухне стояли два человека. Выше меня на полторы головы. Оба светловолосые с зеленоватым оттенком. Девушка выглядела высокомерно. Волевой подбородок, брови вразлет, глаза с презрительным прищуром, пухлые губки сжаты. Руки сложены под пышной грудью. Облачена она была в зеленоватую кожу, туго обтягивающую ее шикарную фигуру. Таких девушек часто можно увидеть на обложках глянцевых журналов в амплуа байкерш.
Парень же выглядел куда проще. Рубаха средневекового покроя выбивалась из-под черного кожаного жилета. Коричневые штаны со множеством ремешков и завязочек, высокие сапоги. Обычные человеческие черты лица с набивающейся щетиной.
Пришельцы с любопытством рассматривали жалкую меня.
– Она? – с нескрываемым разочарованием и недоверием произнесла девушка.
Но парень не ответил ей. Расплылся в блаженной улыбке.
– Приветствуем тебя, человечка, – поклонился он.
Как в замедленном кино я склонила голову в ответном приветствии.
Капец! Начиталась! Пора определить фентезийные романы, как наркотик вызывающий сильное привыкание и вполне реальные галлюцинации.
– Мы прибыли, чтобы свершить Судьбу! – продолжил вещать он. – Ты – Предсказанная в пророчестве. Короче, поедешь с нами и не обсуждается.
К челюсти добавились глаза, с той лишь разницей, что тупо стали лезть на лоб. Что за развод без свадьбы? Если бы не туман и не странная внешность пришельцев, подумала бы, что меня разыгрывают. Какая нах... Извините... Какая из меня Предсказанная?! Вы меня видели? Чтобы в 20 лет лоб был усыпан прыщами, которые по привычке расчесываю до крови. Под глазами темные круги с детства. В парикмахерской была год назад. И худая как щепка. Меня ведь многие суповым набором называют.
Сумасшедшие! Они, видимо, шутят так. А вообще, я сплю! Точно! Этот бред мне лишь снится.
Ущипнула себя за руку... Почувствовав легкую боль, душа стала падать в пятки и перед глазами все темнеть. Встряхнув головой, не дала обмороку забрать себя в свои объятия.
– Что таращишься? - пробурчала девушка. – Вещи собирай!
– Извините, – мой голос хрипел, как у старой бабушки. – У вас там хоть электричество есть?
– У нас все есть и даже больше, – ласково так, как для шизофреника, говорил парень. – Девочка, иди, собирайся.
Повинуясь пришельцам, поплелась в комнату. Стала собираться. Медленно перекладывала вещи с одного места на другое.
Что, черт возьми, тут происходит? Я вроде не давала своего согласия! Да и как родители отреагируют?
– Не бойся, девочка, родителей у тебя больше нет. В смысле тебя у родителей больше нет, – раздалось с ехидцей над самым ухом.
– Что??? – взревела я и резко обернулась.
– А ты что хотела? Радуйся, теперь ты свободна от опеки. Для этого мира тебя больше нет. Никто даже не подозревает о твоем существовании. Н-И-К-Т-О.
Слезы накатились на глаза. Это что же происходит, граждане? Чем я так провинилась?
Но я держалась изо всех сил. ''Раз это происходит, значит это кому-то нужно!'' – старалась успокоить себя. В правдивости речей странных зеленоволосых существ сомневаться не приходилось. Все серьезно. Только… Почему я???
Девушка звонко рассмеялась.
– Ты попадешь в мир жестокости и насилия. Борьбы двух могущественных государств! Придется очень туго, но от тебя зависит Судьба мира, – она по-сестрински похлопала по плечу. – И тебе придется выйти замуж.
Вот так дела! Хотелось постучаться головой о стену, но боюсь, никому от этого легче не станет. Тем более мне.
О, Тьма! Что за...?
Сижу такая вся в дольче-го... В общем, в шоке сижу. От меня зависит Судьба и замуж я еще им должна?! Это мои 48 кг должны стать миротворцем??? Что за бред?!
Я нахмурилась. А жених кто?! Это и спросила. Девушка тяжело вздохнула и произнесла:
– Твой жених...
''Старый толстый лысый дедок, который правит уже N-цать лет, а наследники ему нужны'', – разыгралось воображение.
Далее, по всей видимости, должно было последовать разъяснение, кто же на самом деле он, как со стороны кухни послышался дикий грохот. Девушка метнулась к источнику. А я продолжила сбор вещей. Я кому-то понадобилась настолько сильно, что меня лишили в одночасье семьи и родного уголка. Почему?
Через час сборов я вытекла как желе из комнаты в коридор с тремя чемоданами наперевес. Оставив поклажу в прихожей, направилась на кухню. Девушка и парень сидели за столом и молча пили кофе. Последствий погрома не наблюдалось. Странно.
– Вкусный напиток. Что это? – весело заговорил парень.
– Кофе, – хором фыркнули мы.
Парень сник, но через мгновение заговорил снова:
– Меня Дейн звать. А вас, лиа?
Я поперхнулась. Как он меня назвал? Уставилась на него в недоумении.
– Что? – не понял он. – А-а... Вас смутило обращение? У нас принято уважительно обращаться к девушке ''лиа'', к мужчине – ''сир''.
Да хоть ''мусье'' и ''мусьерка''. Я попаду в прошлое? В действительности же не стала уточнять, а просто представилась:
– Натальей звать меня, сир Дейн, – я поставила полупустую кружку на стол.
– Очень приятно, лиа НаталИА, – он чуть склонил голову вбок.
– Наталья, – поправила я.
– Какая, нафиг, разница? Все равно тебе дадут другое имя. Настоящее больше не смей говорить! – взбесилась девушка. – Выдвигаемся.
Она достала из кармана мелок и стала прямо на полу кухни что-то чертить. Я же принялась убирать посуду. Сир Дейн отправился за моей поклажей.
Вскоре мы стояли в кругу с пентаграммой и странными знаками. До последнего я надеялась, что это лишь сон. Что сейчас я проснусь, продолжу пялиться в комп. Вечером пойду за сестричкой. Но...
Кухню снова стал застилать туман. Он становился настолько густым, что, вытягивая руки вперед, я видела их лишь по локоть. Девушка шикнула на меня, и пришлось замереть в ожидании, словно солдат перед присягой.
Никаких новых ощущений. Стою дезориентированная вся. Может, все же меня разыгрывают?
Но возродившаяся надежда пала. Через добрых пятнадцать-двадцать минут туман рассеялся и взору предстал замок.
Пятиэтажная громадина со множеством башен и пристроек разной высоты. Однако все выполнено очень гармонично в готическом стиле из белого и серого камня. Витражные окна на первом этаже с три моих роста только в ширину, в высоту – чуть больше. Интересно, как они их моют?
Мы стояли на главной аллее шириной метров восемь, обсаженной по обеим сторонам стрижеными кустарниками и деревьями. Через каждые три метра - высокие фонари, украшенные коваными завитками и увитые цветущими лианами. Странно, не шибко это подходит к официальности. Где партеры а-ля Версаль? Где фонтаны а-ля Петергоф?
– Мы на заднем дворе, – сообщил сир Дейн, точно почитав мои мысли.
Мы двинулись вперед. Вошли в огромную двустворчатую дверь, которая перед нами открылась, только наша троица ступила на первую каменную ступень. Вот тут я обомлела...
Огромная зала с двумя лестницами по бокам, посередине на втором этаже – балкон. Все выполнено в приятных бежево-коричневых тонах с вкраплением бардового бархата и золотой окантовки металлических изделий. Все дышит антикварностью и музейностью. Даже ступить на мраморный пол страшно, вдруг мои кроссовки испачкают это великолепие?
У каждой двери стоят по два охранника в тяжелых доспехах, с открытым забралом и каменным выражением лиц. Как они могут постоянно носить на себе эту груду железа, всегда было для меня загадкой.
Я присвистнула. Это тут мне придется теперь жить? Хоть не помру со скуки, если вдруг решу изучить его и если, конечно, разрешат пошляться по просторам. Лет восемь уйдет. Если зала, ведущая в «задний дворик» такая роскошная, то, что уж говорить о парадной зале, где встречают дорогих гостей?
Откуда-то сбоку к нам стали подтягиваться слуги. Все в одинаковой черно-белой форме, как из японского народного творчества – Аниме. Даже платья горничных рюшами украсили! Затейники!
Большая часть одинаковых людей не обращали на нас внимания. Просто что-то носили, куда-то шли. А мы стояли и ждали. Вскоре к нам подошел мужчина в такой же черно-белой форме, но в нагрудном кармашке торчал бардовый платочек. Видимо, отличительная черта.
Я оказалась порядком ниже, чем многие из тут присутствующих. Поэтому мужчина смерил меня надменным взглядом сверху-вниз. Заулыбался... Зло так заулыбался. Я невольно отшатнулась.
– Она? – он кивнул в мою сторону и выжидательно уставился на моих провожатых.
Дейн утвердительно кивнул, а девушка фыркнула, развернулась на каблуках и пошла в неизвестном направлении, отсалютовав на прощание. Мужчина с бардовым платочком подозвал мимо проходящую женщину в форме, что-то шепнул ей. Та поджала губы, насупила брови, схватила за руку меня и потащила куда-то. Я лишь болталась за ней как флаг при шторме.
«Береги себя», – услышала в напутствие слова Дейна.
Ага. Как же?! С первой же минуты мне высказали одним лишь видом свое недовольство. Надеюсь, меня не станут тут задерживать. Укажут на дверь, и смогу спокойно насладиться попаданской жизнью, раз дома меня никто не ждет...
– Бедная девочка. Ой, бедная! Изведут, покалечу-у-т! – причитала женщина всю дорогу.
Шли мы по коридору, куча дверей, пару ваз с живыми цветами, кое-где просто скульптуры. Светильники с лампочками страной закрученной формы. Энергосберегающие и рядом не стояли! Все это слилось в одно пятно. С какой же скоростью мы шли? Да еще слова женщины засели в мозгу и стремительно занимали все место там. После узнаю в чем, собственно, дело.
Привели меня, значит, в плавательный комплекс. Еще пару метров в высоту, бассейн пошире и крутые горки - полноценный аквапарк.
Тут же, у самой кромки воды поджидали молодые девушки, выстроившись в ряд с различными баночками, полотенцами и прочей ерундой на руках. Сейчас меня будут стирать. Я насупилась, но перечить не стала. Жить еще пока хочется.
В общем, со звуком закрывшейся двери за моей спиной начались (почти как выстрел к старту для легкоатлетов) мои мучения. Хотя...
Весело защебетав что-то на непонятном языке, девушки обступили меня плотным кругом. Раздели, потом замотали в какой-то огромный кусок материи и принялись вымачивать. Сначала в обычной горячей воде. Потом сунули под прохладный душ. Затем резко опустили в горячую воду. Помокнув там минут десять, вынули, стали натирать маслами.
Натерли. Завернули снова в огромный кусок материи. Принялись за волосы. Усадили в кресло, и стали творить. Ощущала я себя тряпичной куклой в руках моей сестрички. Под общий гомон, слившийся в один звук, и чьи-то ловкие движения, массирующие голову, я задремала.
Невольно где-то в районе груди приютилась щемящая тоска. У меня больше никого нет… Мама… Братик… Сестричка… За что?
– Лиа! - позвали где-то на задворках разума. – Нам необходимо заняться вашим лицом!
Я чуть приоткрыла глаза. Неясные силуэты мелькали перед ними.
– Лиа! Ну что же вы плачете? Вам несказанно повезло! Вы такая красавица и плачете. Ну же, вам нечего бояться.
Ох, если бы…
Придется и это потерпеть. Сызнова начались втирания, растирания, массаж и прочие процедуры только с лицом. А потом меня вздумали приодеть...
Через добрых три-четыре часа мне сообщили:
– Все.
Где-то со стороны послышались жиденькие аплодисменты и восторженные вздохи. Интересно. Отвели к зеркалу.
Вот тут снова обомлела. Напротив стояла не я. Все мои прыщи как рукой сняло. Они просто исчезли. Кожа гладкая, бархатистая. Я даже потрогала. Темных кругов и в помине нет. Магия? Волосы атласной лентой красиво уложены в несложную прическу. Ухоженные руки и легкое приличное серебристое платьице до средины бедра. В целом, у меня был здоровый отдохнувший вид.
Я сердечно поблагодарила служанок за проделанную работу. Взгляды отражающихся работниц устремились куда-то за мою спину. Девушки стали по стойке «смирно». А я все так же стояла и таращилась на свою красоту в зеркале.
– И это чудов... Чудо вы хотите сделать Императрицей? – насмешливый приятный мужской голос услышала прямо возле себя.
Аж подпрыгнула от неожиданности.
– Сир Сидаслементен. Эта девушка... – начала было та, что меня сюда привела.
– Я вижу, что это девушка. Как она сюда попала?
Я обернулась, чтобы возмутиться поведением данного типа, но пришлось обомлеть во второй раз. Таких красавцев даже в земных журналах нет.
Иссиня-черные волосы до середины щеки, глаза ярко-желтые, как у кошки, чуть пухлые губы, нос прямой. И смотрит же так. Кажется, прямо в душу. Сам парень он видный. Ростом выше меня. Облачен он был в темно-синюю рубашку и черные брюки, повторяющие форму бедер и заправленные в высокие сапоги с кучей ремешков. Почти «стилы». Только железных носков не хватает.
И, кажется, я тут одна в карликах хожу.
Пора перестать удивляться на каждом шагу, иначе у меня точно не будет нижний челюсти. Я чуть склонила голову и присела в легком реверансе. Он удивленно вытаращился на меня, явно ожидая пояснения.
– Приветствую вас, сир. В моей стране принято так здороваться с высокопоставленными лицами при дворе, – я отступила на шаг.
Парень подошел ко мне вплотную и стал щупать. Пальцы невесомо и ловко прошлись по талии, обогнули небольшую грудь, подтянутую аналогом земного бюстгальтера. Коснулись оголенной шеи, вызывая эффект «гусиной кожи». Быстро невесомо прошлись вдоль повисших как сосиски рук. Все это деяние сопровождалось каким-то удовлетворенным хмыканьем.
Что-то зря я про сосиски вспомнила. Желудок немедля напомнил о себе.
Служанки на заднем плане испуганно молчали. Стоп! Что он себе позволяет?!
Я отошла еще на шаг и сложила руки на груди. Он хмыкнул, пожал плечами и снова подошел. Я - еще шаг. Он – за мной.
Так бы наверно продолжалось до бесконечности, но через шаг я ощутила спиной холодную поверхность зеркала и уперлась в него руками. На лице парня играла злая усмешка. Он снова подошел вплотную, положил руки над моими плечами. Ладони прижал к стеклу и что-то забормотал. Вмиг спину обдало жаром, а затем я потеряла опору и полетела вниз, пытаясь цепляться за что-нибудь руками. Зажмурилась в ожидании уж явно не мягкого приземления. Но вопреки ожиданиям упала на что-то мягкое и пружинистое.
Открыла глаза: надо мной на четвереньках тот Сидасл...э-э-э... Дальше не помню. В общем, Сид. А вокруг! Шикарные хоромы. Не иначе, как императорские. Все в шоколадно-бордово-кремовых цветах. Отдельные элементы интерьера отделаны в золоте. То, где лично я находилась, являлось огромной кроватью с балдахином из бардового плотного материала.
Я выжидательно уставилась на сира Сида. Он молча взирал на меня, как будто у меня на лице суть бытия написана.
– Долго мы еще в гляделки играть будем? –
– А? – сир «красавчик» встряхнул головой, но менять положение тела не спешил. – Ты красивая...
Глаза его стала застилать легкая поволока, щеки румяниться. Сам он со скоростью меланхоличной улитки склонял свое лицо ко мне. Это что же сейчас будет?
Я как можно скорее попыталась сползти вниз между его ног. Пока я добралась до края этой необъятной кровати, платье мое задралось почти до шеи, обнажая кружевное белье, выданное заботливыми служанками. Заметила я это слишком поздно, когда уже стояла на ногах. Передо мной - зеркало, а сзади в отражении – притаившийся тигр, заметивший мелкую дичь. Как я не пыталась одернуть и поправить платье, но оно намертво зависло над самой грудью и вниз далее не тянулось. Это даже с тем, что во всех местах оно свободное.
Вся красная от стыда и усердия плюнула на тщетные попытки. Осенило. Попробовала снять через голову - получилось! Но ценой испорченной прически. Продефилировала до прикроватного столика, ощущая нарастающую от Сида похоть. Сняла скатерть и завернулась на манер полотенца. Со стороны кровати послышалось тихое рычание. Я только успела повернуть голову на источник, как парень вмиг оказался возле меня, больно сжал за плечи.
– Ты кто такая? – заорал он на меня.
Глаза горели праведным гневом. Это из-за скатерти он так?
Между тем плечи мои стали наливаться болью. Слезы предательски застилали глаза.
– Наталья. С Земли. Пустите, мне больно! – он и отпустил, руки его безвольно повисли вдоль тела, а взгляд вдруг усталым каким-то стал.
Заболел что ли? И мне так захотелось положить руку ему на лоб, что я, собственно, не выдержала и сделала это. Сразу же свет вокруг померк, но ненадолго. Через какое-то время я увидела картинки, сменяющиеся как диафильм. Почти везде присутствовал Сид в уменьшенном варианте и светловолосый мальчик, которые с каждым "кадром" становясь все взрослее. Видела взрослых, со счастливыми лицами наблюдающих за игрой Сида и светловолосого. И прочие сцены из его жизни. Но лишь лицо моего нового знакомого имело четкие черты. Остальные же будто замазаны специально.
Где-то на задворках собственного разума чувствовала, что кто-то копошится в моих мыслях, воспоминаниях.
Снова тихое рычание.
– Зачем ты это сделала, Наташа? – его руки коснулись моих локтей, разрывая видение и вызывая следом рой мурашек. – Скажи, зачем ты пустила меня в себя? Это ведь священное деяние! Его абы с кем не проводят!
– Вы уже не посторонний, сир, – я отпустила его лоб и аккуратно выбралась из невесомых объятий. – Вы меня видели почти обнаженной.
Он вспыхнул как маков цвет. Даже уши покраснели. Я захихикала. Забавное зрелище. Парень отступил на шаг. Поклонился слегка. Затем развернулся на пятках, двинулся к зеркалу, заговорил что-то. Коснулся стекла и шагнул прямо в зеркало! Вы такое видали? Я – нет. Стою вся такая в шоке и скатерти посреди гигантских покоев.
Это что было? Где я? Зачем я здесь? Что происходит? А еще я кушать хочу...
Мысли и вопросы лавиной накрыли меня и загудели. Следом загудела голова. Заболела настолько сильно, что не найдя ничего лучше, забралась на кровать, положила горемычную на подушки, подтянула краешек того, что должно называться одеялом и уснула. Сон пришел странный, зато гул мыслей отступил.

Часть 2. Непонятки.

Иду я, значит, по коридору какому-то. Слуги в одинаковых формах кланяются мне, а я им в ответ.
«Доброе утро, Ваша Светлость», – говорят некоторые из них.
Я уже хотела ответить, но за меня это сделал кто-то другой.
«Доброе», – бормотал мужской голос.
«Ой», – пискнула я.
Моя глупость подняла растрепанную голову, и недоверчиво уставились на окружающий мир.
Это я что, в сознании чьем-то? Мы резко стали.
«Ты кто?» – не понял голос, в отличие от бормотания звучал он очень приятно.
«Совесть твоя», – решила пошутить.
«Лиа, прошу, немедленно покиньте мое сознание! Что за шуточки у вас странные?!» – зарычал голос.
«Это сон у вас странный, – обиделась я. – Не могу я покинуть его. Я ведь сплю. Это лишь сон!»
«Лиа, это не сон. Похоже, мне стоит больше отдыхать. Лиа, слушайте сюда. Вдохните глубоко, представьте себя. Я закрою глаза и вы исчезните. Хорошо?» – уже спокойнее попросил Его Светлость.
«Хорошо...» – отозвалась я.
«Итак, на счет три. Раз...»
Я представила спящую себя. Картинка получилась настолько яркой и четкой, даже залюбовалась невольно. На огромной кровати, свернувшись калачиком, поверх одеяла лежит маленькая девушка. Волосы рассыпаны по подушке. Лицо безмятежно...
«Что вы делаете в моей постели???» - вместо «два» заорал голос.
«Чего вы кипятитесь? Чай, не чайник. Сир Сидас... В общем, сир Сид оставил меня там. Что мне оставалось делать, по-вашему?» – поспешила ретироваться я. От его ора у меня все мысли заложило.
«Лиа, вас разве не учили, что отвечать вопросом на вопрос не культурно? – в раз смягчился голос. - Я считаю дальше... Два».
Я представила себя в своем теле.
«Три...»
Открываю глаза... Снова тот же коридор. Тяжелый вздох мужчины и он продолжил путь дальше.
«Значит так, лиа. Сейчас я направляюсь по важному государственному делу. Я надеюсь, вы не настолько глупая, как ваши шуточки, и будете сидеть тихо. Благо, вас я уже видел и уже смогу даже из-под земли достать. Делайте выводы», - фыркнул Его Святейшество.
Ой, больно надо! Задумалась о своем, о «женском». Что ж, гостайна... Послушаем.
В самом конце коридора, где по закону жанра должно быть окно, через которое так ловко ускальзывают плохие и хорошие парни в боевиках, была дверь. Простенькая такая, как в кладовку. По обе стороны ее - два окна. Виды из них разглядеть мне никто не дал.
Мы прошли в уже открывшийся проход, и попали в огромную залу, представляющую собой круг. В самом центре стоял большой круглый стол. Только не говорите, что я в сознании Артура и магия тут в лице Мерлина. Я нервно усмехнулась. Мой носитель вздрогнул. Кажется, забыл, что он не один.
За столом уже сидели девять фигур в плащах с глубокими капюшонами. Мой носитель шагнул вперед, и фигуры встали в приветствии. Еще три шага и мы у огромного кресла во главе круглого стола. Тут я смогла увидеть разложенную громадную карту круглой формы. На ней красовались красные и зеленые флажки, какие-то фигурки и нарисованные стрелочки. Ах, точно! У них же тут война.
– Заседание Совета объявляю открытым, – произнес один из мужей.
Все сняли капюшоны. Я даже ахнула, когда мой носитель стал осматривать присутствующих. Разномастные существа мужского и женского пола. Людьми сложно их было назвать. Кто с постным выражением лица, кто на карту озадаченно смотрит, кто вообще перешептывается.
Боюсь выказать свое невежество, поэтому описывать их внешность не стану. Мало ли, какие у них предрассудки. Отмечу, что подавляющее большинство имело на голове рога, а то и целую пару. Нет, не такие, как у лосей и оленей. Скорее как у демонов. Антуражненько, ничего не скажешь.
– Что ж, уважаемые лии и сиры, это уже пятый совет. Мы проигрываем войну! – голос носителя в жизни звучал куда более жестче, чем в сознании.
– Ваша Светлость, – начал бородатый мужик замогильным голосом. – Мы ведем это войну уже слишком давно и четыре раза нам предлагали мирный договор. Вы не могли бы пояснить, что именно в нем вас не устроило?
– Они хотят сделать из нас рабов! – чуть было не сорвался Светлость. Вспыльчивый какой. Бр-р-р. – Требование, выдвинутое ими – чистой воды издевательство. Они требуют избавиться от А’Источника. Они желают лишить нас магии!
По залу пошли перешептывания.
– Так, может, они просто хотят вернуть Источник на Неос?
Э… Я нифига не понимаю. Что за источники такие? Это типа, девочки не ссорьтесь, источник у меня?
«Ваша Светлость, можете рассказать, что есть «Источник»?» – в надежде спросила я, чтобы унять любопытство.
«Лиа, вы с какой дыры вылезли? Даже новорожденные знают, что такое Источник!»</i> – фыркнул носитель.
А дальше стало тихо. Я только видела, как мужи и женщины открывают рты в немом для меня разговоре. По губам читать не умею, а титров тут не предоставляют. Обидно.
«Могли бы сразу так сделать!»
«Все это время я настраивался на это!»
«Тормоз!»
«Лиа! Вы хоть представляете, кому хамите?!»
«Прекрасно представляю, так вот знайте, сир, вы – тормоз! И вам никогда не выиграть войну!»
«Это еще почему?» – Светлость почти сорвался.
Видимо я зацепила его за живое.
«В цивилизованном мире сейчас все решает бумага. Кровь, честь и доблесть давно не в моде. Компромисс – вот слово, которым должен руководствоваться настоящий правитель, которого подданные будут боготворить, а не проклинать за то, что тот отправил любимого мужа, брата, сына прямиком на смерть. Вы сами пробовали прислушиваться к народу?»
«Лиа, что за бред вы несете?» – светлость засмеялся. Мысленно, естественно.
«Ах, бред значит?! Попомните мои слова. Людское терпение не бесконечно!»
Что он себе позволяет?
– Лиа! – над самым ухом кто-то закричал.
Изображение круглой комнаты поплыло. Открыла глаза: обеспокоенное лицо служанки висело надо мной. Из-за этого типа во сне я совершенно не выспалась. Голова болела дико. А еще и этот крик служанки. У-у-у…
– Лиа, с вами все в порядке?
– Нет… Голова… – от ее слов боль усилилась и комната стремительно стала набирать обороты.
– Секунду, – девушка приложила ладонь к моему лбу.
Приятная прохлада окутала всю мою горемычную. Боль уходила.
– Спасибо, – сказала я, когда служанка закончила.
Она кивнула и заговорила, как ни в чем не бывало:
– Лиа, я принесла завтрак и одежду. Пройдемте со мной в ванну.
И таки начались мои мучения. Меня отдраили, одели, причесали, слегка наштукатурили, покормили.
Сопротивляться не считаю нужным. Раз хотят, пусть делают со мной, что душе угодно. После слов Его Светлости я вдруг почувствовала себя еще большим пустым местом. Вздумалось же мне лезть незнамо куда. Говорили мне, думай головой. А я… Ничего не знаю и еще учу кого-то жить?!
После обеда меня стали учить. Этикет, танцы... В общем, давали все, что должна знать «леди». Почти все время я молчала, когда спрашивали, отвечала односложно. Я была похожа на кусок глины, из которого заботливые служанки и высокомерные слуги пытались сделать подобие светской девушки.
В довершении дня: экскурсия по роскошному во всех отношениях замку… Бархат, антиквариат, шелк, картины маслом. Все как полагается замку для Принца и его Принцессы.
Ну, вот почему именно я? Что во мне такого особенного?
Вечером меня, наконец, оставили в одну. Выделенные мне покои находились на втором этаже.
Прекрасный летний вечер дарил прохладу, через открытое нижнее окно. Солнца уже не было видно за верхушкой леса. Деревья, совершенно не похожие на земные, мерно покачивались в такт ветерку. Где-то далеко шумел город…
Под окном, на «заднем дворике» замка весело беседовали садовники, обрезая кустарники и ухаживая за насаждениями. Слов разобрать не могла, только слышался смех. Странно, вроде война в мире, а все как-то уж слишком тихо. Но хозяин – барин, поживем – увидим.
– Красивый вид, не правда ли? – сир Сид появился внезапно.
Я шарахнулась в сторону.
– Угу, – только и выдавила из себя, все вложенные наспех знания об этикете вмиг выветрились. – Что вам угодно?
– Ваш жених прибудет послезавтра. Вы обязаны принять его… полностью, – последнее слово он как-то особенно выделил.
Я в недоумении уставилась на него. А он в свою очередь стал медленно скользить взглядом, сканируя каждый миллиметр моего тела, облаченного сейчас в легкий светло-голубой сарафан.
– Вы готовы к не очень приятному разговору, лиа?
Я кивнула. А что? У меня иммунитет на неприятные разговоры. Может, после него я не понравлюсь тому, кому должна понравиться? Ибо стопроцентно уверена, Сид передаст разговор нужному лицу.
Молодой мужчина жестом попросил следовать за ним.
Мы вышли в коридор и неспешно направились в крыло, где находилась закрытая библиотека. Тут был еще один небольшой коридор с четырьмя одинаковыми дверьми.
Войдя в одну из них, попали в небольшой кабинет. Простой интерьер, даже кабинетом сложно назвать. Скорее переговорная. Всего лишь пара кресел у стены, и, конечно же, зеркало за обозначенными предметами. Вот только вопрос, как выходить из данного зеркала, не убившись об кресла?
Как мне успели пояснить, здесь зеркало – своеобразный телепорт, но не каждое зеркало может им быть. Телепортирующие зеркала изготавливаются из специального хрусталя и неизвестного мне металла.
С противоположной стороны от них - шкаф с книгами и плотными дверцами, единственное окно, завешанное плотной шторой, ковер на полу бордового цвета. Собственно, все.
Сид пригласил присесть.
– Вас должны были уведомить, что вам необходимо будет выйти замуж, так?
– Так, но мне не пояснили: за кого, – в душе зарождалась надежда, что мне, наконец, все пояснят!
– Вы должны осчастливить наследника, – просто отозвался Сид.
– А ничего, что я не «голубых кровей»? – по привычке скептически выгнула бровь.
Но ответа на мой вопрос не последовало. Его право.
– Что ж, лиа, прошу отвечать на все вопросы предельно точно и правдиво. Ложь вас не спасет.
Я только фыркнула. Что за официоз? А, может, нас подслушивают? Хорошее решение, и тогда не надо пересказывать разговор. Тем временем, парень продолжил:
– Сколько у вас было мужчин?
– Один.
– Хорошо, – он пожевал губу.
И дальше понеслись вопросы о моей жизни. Некоторые, совсем откровенные, вгоняли в краску, но я старалась отвечать предельно честно, представив, что веду переписку в чате, где нет лиц и можно говорить все.
За этим разговором я изрядно устала. Уже под конец, когда я все чаще зевала, прикрываясь ладошкой, парень вздохнул.
– Наша беседа более, чем удалась. Все предыдущие девушки не могли и двух слов связать, – значит, были другие. Интересно. – Лиа, я понял, в чем было дело вчера. Надеюсь, вас не сильно напугал вчерашний инцидент.
Я кивнула. Ведь на самом деле я же даже не думала, почему так случилось. У меня слишком мало знаний по этому поводу. Выслушаем.
– В общем, в вас огромный потенциал магической энергии. Ваша сила стала проявляться и адаптироваться к местным условиям. Потому прошу не принимать произошедшее вчера близко к сердцу, это были всего лишь побочные эффекты выброса излишков энергии, – он серьезно смотрел на меня. – И потому, как контролировать это вы бы не смогли, даже обучившись управлению, это возымело такой вот итог. В этом есть и моя ошибка. Но это не суть. Вам придется после бракосочетания поступить в Школу и обучаться.
О как! Классика жанра!
– Как скажете. Сир, не могли бы вы называть меня по имени, – я подобрала замерзающие ноги под себя.
– Но у нас не принято иномирам называть вслух полное имя, лишь круг доверенных лиц может знать его!
– Тогда зовите меня Тали.
– Что ж, Тали, – произнес он, явно смакуя новое слово. – День был долгим и тяжелым. Завтра будет еще насыщенней. Вам стоит отдохнуть.
Ох, неужели! Парень встал и подал мне руку. Приняв жест, я тоже встала. Сид повел меня уже знакомым маршрутом до самой спальни.
Парень остановился у порога, обернулся ко мне:
– Я тут подумал, – весь его вид больше не выражал надменности и чувства превосходства. – Можете тоже называть меня по имени.
Это что же? Мне придется его полностью произносить? Я ж язык порву!
– Сид, – улыбнулся он, прочитав весь испуг на моем лице, и открыл передо мной дверь. – Желаю вам приятного вечера, лиа.
День тяжелый был это точно.
На пути к ванной я стянула с себя сарафан, распутала прическу.
Сделав все необходимые дела, улеглась в кровать, сразу же провалившись в сон.
Небольшая комната, простенько обставленная. Полумрак. Я лежу на кровати, а может это и не я совсем? Попробовала поднять руку… Эх…

Продолжение есть в журнале "СамИздат" По всем вопросам - обращайтесь лично!
Хорошего настроения! :)
02.08.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.