Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Lidia Sliototva-Whittaker
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
10/17/2021 2 чел.
10/16/2021 2 чел.
10/15/2021 2 чел.
10/14/2021 0 чел.
10/13/2021 0 чел.
10/12/2021 0 чел.
10/11/2021 0 чел.
10/10/2021 1 чел.
10/9/2021 2 чел.
10/8/2021 1 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Хэллоуин или новое прочтение Старой Сказки http://samlib.ru/s/sletowa_l_a/


Жила-была девочка-сиротка. Она любила свой дом, игрушки, сад за окном и свою бабушку. Отец погиб на охоте, защищая ее, совсем еще маленькую. Зверь задрал его насмерть , но девочку не тронул. Три дня просидела она в лесу одна-одинешенька рядом с погибшим отцом и раненым зверем, пока не нашли ее местные крестьяне.

Мать жалела сиротку и душу ей отдавала. А больше у матери ничего и не было. Так и жили они вдвоем: в бедности и в заботах. Как-то мать смастерила ей чепчик из красного войлока, и девочке он так понравился, что носила она его много лет не снимая. За что местные пацаны прозвали ее Красной шапочкой.

И все бы ничего, да раненый зверь тогда, в лесу, прокусил ей ручку: не больно, не глубоко. Ранка со временем зажила, но что-то в девочке изменилось. Это что-то было внутри. С той поры стала она людей избегать, из дома по ночам пропадать и протяжно выть на луну, пугая волков по всей округе.

— Ладно бы на людей бросалась! Так нет же, волков дерет! Сущее наказание! Когда такое было?! Вурдалак-перевертыш, мутант в юбке! — сокрушалась стая. Но деваться некуда, и волки, посовещавшись, решили покинуть лес навсегда: от греха подальше. Поди, догадайся, что там на ум взбредет этой кровопийце, этой зверюге ночной в Красной шапке. Жизнь-то, она дороже.

А где-то за лесом, на опушке, жила ее бабушка. Она хоть и старенькая была, но отличалась веселым нравом и трудолюбием. Бабушка дружила с соседками и с козой Милкой.

Милка была бодлива, с норовом, но бабушку слушалась и молока ей давала сколько нужно.

Мать давно уже порывалась забрать их обеих к себе, но бабушка все не решалась. Да и коза от переезда отказалась наотрез. Что-то ее волновало, и останавливало. Но что?

Красную шапочку Милка боялась до жути: при встрече пряталась, таилась. Может, чуяла что.… Так или иначе, но у Милки после каждой встречи с девочкой молоко напрочь пропадало. Ну, как тут переедешь? Козе ведь не прикажешь доиться, и потом, не бросать же хозяйство?!

- А чего ей бояться, Милке твоей? Волков что ли?! Так о них в округе все давно позабыли,- удивлялась мать. Но с козой не поспоришь. Так они и жили вдвоем, бабушка и коза, пока не состарились, и коза не отдала Богу душу. Тут-то бабушку и подкосило.

Мать решила поставить вопрос ребром и предложить старенькой переехать к ним насовсем. Как-то утром напекла она пирожков с малиной, уложила в корзинку рядом с румяными яблоками и отправила Красную шапочку к бабушке, поговорить.

Красная шапочка и от дома-то отойти не успела, как настиг ее волнующий волчий аромат.

— Откуда?..— удивилась девочка. Неужели, залетный?.. Повезло.

Сбоку чуть хрустнула ветка, и сверкнул ненасытный волчий глаз: совсем рядом, буквально в двух шагах.

Красная шапочка вздрогнула, разволновалась, но виду не подала.

— Не спугнуть бы! — пронеслось в голове у девочки,— Моим будет.

Решила она разделаться с волком по-своему: заманить к бабушке, а там и прикончить.

Пошла она дорожкой темною, не торопясь, и запела ангельским голосом, искоса наблюдая за пришельцем, чтобы не отстал или, не дай Бог, не потерялся.

А волк-то и разохотился на добычу легкую, раззадорился, размечтался отобедать красиво! Аж слюнька потекла. Где ему знать-то, голодному, что не первый он и не последний трофей у Красной шапочки. Что голов-то волчьих, упрятанных в темный сундук малолетки, уж не один десяток.

Стемнело. А вот и она, бабушкина полянка — волчья ловушка! Красная шапочка тихонько постучалась в дверь и вошла в дом. Там, ни на секунду не упуская запах вожделенной добычи, она скромно передала бабушке мамины пирожки. Так в неспешном разговоре о домашнем, о житие-бытие, просидели они вдвоем до первой звезды.

Поговорив еще немного о том, о сем, девочка, сославшись на усталость, простилась с бабушкой до утра и улеглась на кровати в соседней комнате. Немного погодя и старушка притихла. Уснула, улыбаясь и чмокая губами во сне.

Часы пробили полночь.

— Пора.

Девочка резким движением сбросила с себя одеяло, метнулась к плащу, но поразмыслив, отбросила его, и голая выскользнула прямо в лес. Луна озарила бледное лицо девочки. Кровавый изгиб губ сложился в зловещий оскал. Редко кому удавалось видеть ее нечеловеческую красоту. А кому выпало хоть однажды, уже никому ничего не расскажет.

— Где ты, серенький, — призывно позвала она незнакомца гортанным воем.

Лес дрогнул — волк застыл, как окаменел. Он никогда в жизни не видел так близко собственную смерть. Она была прекрасна. Члены бродяги сковал ужас, и серый понял: это конец.

Красная шапочка медленно приближалась, а волк стоял как вкопанный и дурел от счастья. Она была рядом, так близко, что у волка помутился рассудок. Девочка нежно коснулась шеи несчастного животного. Шерсть встала дыбом. Красная шапочка легонько потрепала волка за загривок. Неожиданно длинные пальцы девочки резко запрокинули голову зверя за спину, и она посмотрела ему прямо в глаза. Волк зажмурился. Он не сопротивлялся, силы его покинули.

— Пора, — пронеслось в голове у волка, и он тут же потерял голову в прямом и переносном смысле.

Красная шапочка сняла ее виртуозно, со знанием дела, как делала она это уже не однажды.

— Это тебе за Хэллоуин, — прошептали губы ребенка.

— А это тебе за ее сиротство, — прошелестел лес, вторя ее губам.

Голова волка упала к ногам девочки и покатилась. Красная шапочка ее подняла, аккуратно положила в корзинку и прикрыла маминым платочком в клеточку.

— Вот и все, — тихо сказала она себе. — Одним гадом меньше.
29.07.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.