Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Татьяна Филатова
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
6/28/2022 3 чел.
6/27/2022 5 чел.
6/26/2022 1 чел.
6/25/2022 2 чел.
6/24/2022 0 чел.
6/23/2022 3 чел.
6/22/2022 1 чел.
6/21/2022 0 чел.
6/20/2022 1 чел.
6/19/2022 3 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Низвержение в Нигредо, Глава 6


ГЛАВА 6



Задание было простым. На словах. На деле все выглядело несколько иначе. А если совсем честно, то задание было нереальным для меня. Всего-то и надо было, всего ничего - абсолютно поверить что у меня есть огромная сила Видеть суть вещей, понимать природу, говорить с Богами...Еще много чего в таком духе. А когда я по настоящему поверю и прийму это, мне надо поговорить с великим озером, увидеть его историю, послушать что оно мне скажет. Вот так, ни больше ни меньше.
Озеро смотрело на меня, я смотрела на озеро. Что я видела? Много чего. Прекрасную природу, спокойную водную гладь, огромные старые деревья, облака. Траву, на которую я села, не жалея нового сарафана, так как плевать. Все то время, как я открыла глаза в то ужасное, нереальное утро, так пугало, что такие мелочи были не важны.
А что еще кроме всех этих вещей я должна была увидеть? Чего от меня ждет этот Святослав? Что я поверю в свою избранность? Что я нужна обоим противоборствующим сторонам, потому как обладаю огромной силой? Да, мне волей-неволей пришлось поверить в реальность происходящего, в реальность существования этих странных сверхлюдей, потому что видела эти возможности и даже прочувствовала на себе. Но я - особая, избранная? Нет, я знала, что они ошиблись. Все. Это ужасная ошибка, и что хуже всего, она, наверняка, будет стоит мне жизни, когда все поймут что я никто. НЕ избранная, не Великая, просто человек, и ничего больше. Человек, по несчастью попавший в какой-то временной разлом, вместо той или того кто им нужен. Конечно, Святослав принадлежит к клану Ведающих, добрых вроде как, а значит не убьет меня, когда узнает правду а отправит домой.
Только вот не так все просто, каким кажется. Я жила в его доме уже третий день и за это короткое время поняла и узнала многое. Самым главным открытием, конечно, было то, что никаких способностей у меня нет и быть не может. Сколько раз Святослав проводил эксперименты со мной, сколько раз просил ощутить тепло котенка в одном из двух непрозрачных деревянных ящиков, увидеть нити энергии в деревьях, узнать что несет с собой ветер - все это было напрасно. Я была просто человеком. Почему Святослав отказывается это признать - не понимаю, возможно ему требуется немного больше времени чтобы понять собственную ошибку, большую ошибку. Что будет со мной потом?
Подул резкий порыв ветра, и я зябко поежилась в тоненьком сарафане на берегу озера. По озеру пошла рябь от ветра, даже небольшие волны стали накатывать на берег. Небо постепенно затягивалось тучами, ставало прохладнее. От утреннего солнца остались только небольшие просветы в облаках. Как и в моих мыслях.
...Святослав не знает что я видела произошедшее позавчера на рассвете. Он думает что я спала тогда, но как можно спать не чутко в сложившейся ситуации? Меня разбудили громкие голоса. Не крики, а просто повышенные тона, на которых говорили Святослав и кто-то еще. Проснувшись, я сразу бросилась к окну и увидела их на поляне около дома.
Впервые обратила внимание на фигуру своего нового загадочного друга. Рост у Святослава как у меня, высокий, плечи широкие, руки и ноги мускулистые, спортивные, но не такие уродливо-огромные, как у «качков». Коренастый. От всего его тела сквозит силой и надежностью. Красивое, волевое, открытое лицо. Идеальный мужчина только...только не для меня, после того как я видела того, другого, ЕГО...
Но я отогнала эту ужасно болезненную мысль, не дав ей развиваться дальше в этом направлении.
Рядом со Святославом стоял незнакомец с такими же волосами как у него, почти таким же ростом и телосложением, только почему-то казался гораздо старше Святослава. Они о чем-то спорили. Спорили оживленно, активно жестикулируя руками и что-то друг другу доказывая. Голоса я слышала хорошо, а вот слов разобрать не могла, и это было странно. Акустика дома или какая-то их магия? Ведь они были совсем рядом, я очень хорошо слышала их тембры голосов, повышенный тон разговора, а слова ускользали, я слышала только "бу-бу-бу-бу" вместо слов. Внезапно в руке у незнакомца появился огромный жезл, размером с самого него и он ударил им в землю. Раздался рокот и даже дом слегка завибрировал. Святослав среагировал мгновенно - подняв руки раскрытыми ладонями к незнакомцу, он создал нечто, что мне с моей позиции, показалось стеной из света, поскольку это нечто сверкало, было от земли до неба и оно как-бы выталкивало незнакомца назад. По крайней мере, эта моя догадка оказалась близка к истине, так как шаг за шагом незнакомец отступал назад от Святослава и от сверкающей стены. И тут я увидела его глаза и они меня потрясли - это были действительно старые глаза, глаза видевшие зарю этого мира, я сразу это поняла...И эти глаза были полны не злостью, нет, скорее огромной печалью, он не отрываясь смотрел на Святослава. Когда он уже почти исчез в лесу, я вдруг явственно услышала и его голос и слова: " Ты делаешь огромную ошибку Святогор, когда понял так много и сколького достиг".
В этом голосе было так много боли и глубины, что меня даже передернуло, и пробрал мороз по коже. Но вот незнакомец исчез, как будто его и не было, а вместе с ним и стена из света. Моргнула - и вроде бы все это приснилось. Стояла такая тишина, что, казалось, все это было лишь сном в моей голове. Но успокоится я уже не могла и потому, как только увидела что Святослав идет в дом, я бесшумно приоткрыла дверь своей спальни и на цыпочках просочилась к лестнице - посмотреть сверху на него. Его шаги в столовой, тихое "дурак", обращенное явно к самому себе, и кулак обрушиваемый им, на ни в чем не повинную столешницу кухонного стола, которая тут же разлетелась в дребезги. Я уже в кровати - я сплю, ничего не слышала, не видела, сплю как сурок.

В тот день все было спокойно, и когда я спустилась вниз пить травяной чай, из только ему одному известных трав, столешница была на месте целая и невредимая. Новая? Магически склеенная? Не знаю, да и какая разница? Святослав приступил к попыткам раскрыть мои силы, так ничего и не сказав об инциденте. А я не спрашивала. Боялась ли я? Да, боялась. Сложно не боятся, когда ты всего лишь девушка, притом в невероятной ситуации, когда от тебя ничего не зависит, и приходится делать то, что тебе говорят, в надежде что ты окажешься полезной, и добрые силы будут добрыми и тебя не убьют, а отправят, наконец-то домой. Не до расспросов…
На следующий день он об этом тоже не рассказал, и на следующий после следующего. Было ясно, что мне ничего о том разговоре знать не нужно. Теперь я понимаю что надо опасаться и его. Бежать, бежать отсюда к чертовой матери! Это уже не страшно. Куда страшнее будет, когда Святослав, или Святогор, как почему-то назвал его тот человек, поймет что моих способностей не существует. Вместо столешницы окажется моя голова? Да? Нет? Не хочу проверять...
Резко поднявшись с травы я окинула взглядом местность другими глазами. Глазами беглеца. Да, почему до меня сразу не дошло?!? . Я же по сути пленница в этом доме. Уйти никуда он мне не даст, он сам сказал это прямо и недвусмысленно, так что же мне мешает бежать немедленно? Опасность, о которой Святослав говорил мне все это время? Клан Высших, которые меня убьют? Почему я должна беззаговорочно в это верить? Только потому что этот тюремщик кажется добреньким? Нет, никому нельзя верить. Никому. Тут я даже широко улыбнулась - я действительно была так напугана и несчастна, что моему другу даже не пришла в голову мысль о моем побеге. Я улыбалась, а голова уже работала в нужном направлении: Святослав, как всегда когда оставляет меня концентрироваться на поставленной задаче, куда-то перенесся. Я совсем одна тут, можно бежать прямо сейчас, и я уже повернулась в сторону леса, с облегчением понимая, что теперь я в своем времени, и смогу добраться до цивилизации, а значит и до дома, где весь этот кошмар прекратится. Обязательно прекратится. Стоп! Запах! И я вспомнила отвратительную историю рассказанную Святославом про моего "бога" который выследил меня по моему особому запаху. История про то, как все обстояло тогда НА САМОМ ДЕЛЕ, была настолько отвратительной и страшной, что я только вскользь коснулась ее сознанием, выловив главное - я обладаю запахом, по которому меня находят. Физическим запахом, но каким-то особым, который чувствуют такие как Святослав, и тот, другой...Я знаю способ избавится от него. Все гениальное просто.
Уверенным шагом я подошла к озеру Светлояр, к самому краю, и замерла. Надо действовать быстро, Святослав и так уже долго отсутствует, вернутся может в любой момент. Напряженно вздохнув и сбросив босоножки, заботливо купленные мне моим добрым тюремщиком, я с разбегу окунулась в воды озера. Вода была такой же точно обжигающе холодной как я и думала, но зато это избавит меня от любых запахов, на время, достаточное чтобы я была уже далеко. А встречу людей в таком виде - скажу правду - меня выкрали и удерживали, попрошу вызвать полицию, а там дом, родной дом!
С трудом застегнув трясущимися пальцами босоножки, я отжимала волосы, и неприятно прилипший к телу сарафан. Снять его хотелось безумно, но бежать голой идея не из лучших, поэтому я ограничилась тем, что выжала из него воду, насколько это было возможно, еще раз тяжело вздохнула и побежала к лесу.

*****

-- Да, у тебя сдают нервы, Арман. Да, ты не можешь пока найти девчонку, или поймать живым Видящего, разрази их гром, но это все равно не повод валятся на моем роскошном ковре в ботинках, и стряхивать на него пепел! Ты хоть знаешь, сколько я выложил на аукционе за этот персидский ковер ручной работы?!
Лорин стоял надо мной со сверкающими от злости глазами, но мы оба понимали что причиной этой злости был совсем не ковер, который он менял как только проходил месяц, поскольку однообразие его утомляло, как и меня. Брат был зол, потому что дело, так внезапно обрушившееся на наши головы, не двигалось с мёртвой точки. Время неумолимо шло и тучи над моей головой сгущались.
-- Что ты молчишь, Арман? Почему ты вообще лежишь на полу? А? А, ладно. Знаешь, я не думаю, что ты забыл мои слова о предчувствии. О том, как я почувствовал тревогу за это дело, предлагал пойти вместе? И видишь, видишь что получилось?! Перестань же наконец трясти пепел на мой ковер!!
Внезапно подскочив, Лорин вырвал уже почти докуренную сигарету из моей руки и яростно затоптал ее носком ноги, обутой в невероятно нелепый оранжевый домашний тапок. Затоптал в свой же, так яростно оберегаемый ковер. Наши взгляды встретились, и внезапно мы оба рассмеялись. Это бывало так редко, и было так странно, что мы смеялись еще долго, пусть это был смех от нервного напряжения, но все же смех нас немного успокоил. Первым опять заговорил брат:
-- Ты позволил мне вырвать и растоптать твою сигарету.
-- А ты позволил мне валятся на твоем ковре и прожигать его, ограничившись только причитаниями.
-- И что это такое? Мы становимся добряками? Или возраст начинает давать о себе знать? Старые сентиментальные дураки, а, Арман? Уже не деремся и не вышвыриваем друг друга вон из домов, как раньше, впадаем в маразм? - Лорин улыбался.
-- Нет, просто мы оба знаем, что завтра будет полностью и окончательно утвержден состав комиссии по Поиску Великой. И не смотря на то что я один из Старших Высших я не вхожу в нее. Хоть я и член Совета Великих. Мы оба прекрасно знаем почему. Мне будет вынесен смертный приговор. Я мог бы стать героем, а стану обвиненным во всех грехах. Упустил. Чуть не убил. Дело приоритетной важности. И кого будут волновать такие нюансы, что я не знал, что должен тогда был убить, это все неважно. Не справился с задачей.
-- Знаю, но почему ты тут валяешься вместо того чтобы искать везде, прочесывать все?! У тебя еще есть время попытаться...
-- Нет. Я все обдумал и все понял. Ее нашел Святогор, понимаешь. Этот старый святоша. Я знаю его очень хорошо. Не то, чтобы мы дружили, это конечно нет, но мы...уважали друг друга. Мы примерно равны по силе и по возрасту и не раз бились насмерть, даже вот в этой злополучной последней битве. Но никто никого так и не убил. Всегда какие-то обстоятельства прерывали бой. Наверное, судьба. И именно он ее нашел. И хоть я и ненавижу этих Видящих, но только дурак посчитает Святогора слабым или глупым. Именно поэтому я сейчас валяюсь тут. Пока нет смысла везде искать. Он прячет ее так, как спрятал бы я, а значит пока можно зря не суетится. Но скоро, совсем скоро, его тайник даст слабину, я знаю это, и тогда...Тогда я получу нашу Великую или умру.
Перестав, наконец, ходить вокруг меня, Лорин тяжело брякнулся на ковер рядом.
-- Не пойми меня неправильно Арман. Да, ты Старший Высший. Да, это означает что ты старше меня на целую вечность, и то что я появился на свет, так это надо благодарить ужасную рассеянность нашей матери, которая забыла вовремя сделать контрацептивную инъекцию. Да, я знаю что ты обладаешь огромной силой, знаю что ты умирал и возрождался, знаю что ты возможно сильнейший из нашего Прайда, но ты уж прости...Я боюсь за тебя. Если на тебя начнется охота...Ты не справишься со всеми Арман.
-- Знаю. Именно поэтому я, собственно, пришел к тебе. Простится. Возможно надолго.
-- Простится? Но это безумие, брат! Зачем тебе скрываться, зачем убегать? Я думал это шутка насчет побега. Если ты считаешь что искать ее нет смысла, тебе стоит пойти в Зал Старших, все объяснить, уверен они не посмеют не включить тебя в комиссию! А валяясь у меня на ковре, ты только вызываешь подозрения своим отсутствием!
-- Лорин, Лорин… Тебе еще столько предстоит понять, через столько пройти, чтобы улавливать ситуацию так мгновенно как я. По сути, ты еще младенец. Все очень серьезно. Сегодня они решают как лучше ко мне подобраться - написать мне письмо с просьбой явится на суд, то есть действовать красиво, с шиком и пафосом, как мы все любим, или просто подкрасться и напасть на меня целой кучей, чтобы схватить и доставить на суд наверняка. Они пока решают можно ли считать меня столь утонченным и благородным, чтобы послать письмо, и я прийду сам, или я коварнее чем они думают и меня надо задержать силой. К рассвету они что-то решат, а значит, наша милая беседа подходит к концу и скоро я тебя покину. А ты говоришь - явится в Зал. Не для того я жил тысячелетиями чтобы меня лишили жизни свои же родственнички, из-за какой-то человеческой девчонки, которая якобы Великая, во что, скажу тебе по огромному секрету, я лично не верю.
Черные глаза Лорина стали похожими на блюдца а лицо вытянулось так, что можно было подумать я сказал нечто настолько ужасное, отчего он стал смертным человеком.
-- Ты...Что?! Ты не веришь Оракулу? Не веришь что...
-- Да-да, представь себе. Можешь считать меня полным дураком или зазнавшимся ублюдком, мне все равно. Я не верю в эти предсказания. Я никому и ничему не верю брат, кроме фактов. А вот в то, что я доведу это дело до конца, то есть поймаю ее и отдам Совету -- верю. Там пусть хоть молятся ей, хоть убивают - мне все равно. Главное что ее поймаю я, и никто другой. Вот что меня интересует. А сейчас прости - я не буду обнимать тебя на прощание и говорить трогательные речи. Я ухожу и на прощание скажу тебе только одно - если я умру, забирай себе Женевьеву. Я давно знаю что ты ее хочешь. Я не буду в обиде. Но только если я умру, Лорин, не вздумай пользоваться моей собственностью раньше этого!
И перед тем как исчезнуть из замка брата я запомнил улыбку на его лице. Улыбку испуганного ребенка, которого хотят приободрить. Таким я и хотел его запомнить - улыбающегося, неопытного, совсем еще ребенка. По сути, нежданный моей матерью ребенок, мой брат был единственным живым существом кого я любил. Он был моей семьей.

*****
Вкус самокрутки был великолепен. Иван понимал что вкус сигареты или папиросы, которые продавались в городе до войны, был в тысячу, нет, в миллион раз лучше этого горько-едкого запаха табака-самосада, выращенного неизвестно кем и неизвестно где. Но сейчас и здесь, сидя на пеньке в лесу под Брянском, Иван понимал что этот вкус был божественным. Потому что завтра немцы устраивают самую крупную облаву на партизан. Завтра здесь, в лесу будет много крови и трупов. Завтра он скорее всего и умрет. Почему он так думал? Слишком уж везло. Слишком много "мясорубок" и его не задевало даже осколком. Слишком часто смерть дышала в затылок и все же отступала. Это должно закончится, и это закончится.
Именно поэтому молодой ефрейтор Иван Максименко ушел от лагеря партизан этим вечером глубоко в лес. Поэтому он хотел побыть один. Только он и природа. Чтобы насладится этим воздухом, этим небом, этим вечером, этой самокруткой. Жизнью. Не видеть следов войны, не слышать разговоров о ней.
Тут, в этой лесной глуши, как будто и не было войны, этой ужасной бойни. Деревья тихонько шумели от легкого ветерка, переговариваясь кронами, негромко пели птицы и Иван закрыл глаза, наслаждаясь нахлынувшим на него состоянием покоя и умиротворенности. Тут была сама жизнь. Ему казалось, что вокруг него не воздух а вода. Приятная прохладная вода и он плывет в ней, плывет спокойно и плавно, не думая ни о чем...
И тут он услышал шаги и треск веток. Шаги НЕ со стороны лагеря. Вскочить и схватить отставленную в сторону винтовку, было делом нескольких секунд, и все же за эти секунды в голове у Ивана успела промелькнуть мысль: "Даже час не мог пройти без войны", и ему стало горько. Крадучись, стараясь не шуметь, Иван пробирался от одного дерева к другому, держа винтовку наготове. Тот, кто шел сюда, слишком шумел. Он не шел, а скорее бежал напролом, нисколько не заботясь о производимом шуме, так что, кто бы это не был, он был легкой мишенью, потому Иван просто замер за крупной березой, решив что выбрал отличную позицию. Шум и треск шагов приближался и Иван замер, держа винтовку наготове. Но когда он увидел кто шел к нему навстречу винтовка выпала из его рук.
Это была она, он узнал ее сразу. Мгновенно. Странная девушка Света, со странными крашеными волосами. Она бежала вся мокрая, в каком-то странном коротком платье, с мокрой волосами, с поцарапанными ветками руками. Ну почему с этой девушкой все ассоциировалось со словом "странно"? Странная встреча с ней, странные волосы, манера говорить, странно что она снилась ему, и он так хотел ее во сне. И вот сейчас она тут, бежит мокрая. Но времени долго раздумывать не было, и он, сделав всего один быстрый скачек, схватил ее и повалил на землю.
И только когда он увидел ужас в этих красивых, опять-таки странного цвета, глазах, когда ему пришлось закрыть ей рукой рот, так как она дико завизжала, он спросил себя: " А почему я, собственно, набросился на нее как на врага, когда можно было просто окликнуть?", и он ужаснулся тому как война изменила его.

*****


В кафе было пусто. Несмотря на то, что сейчас было время обеда, клиенты почему-то не спешили посетить это довольно приличное, небольшое уютное кафе в центре столицы. Святогор смотрел на дно своей чашки с кофе и думал о том, как все в этом мире символично. На дне белоснежной чашки осталась темная кофейная гуща и Святогор ощутил что они с ней сейчас как одно целое - белые сосуды, почти пустые внутри и с темным осадком на дне. Он знал зачем Радомир вытащил его сюда, знал что надо то-то говорить, объяснять свое поведение...Но как его объяснить если он сам себя не узнавал. Ему было стыдно, стыдно прежде всего перед самим собой, стыдно перед Велерадом, и вот сейчас, перед сидящим напротив старым другом - тоже стыдно.
- Ну я же не на допрос тебя позвал, Свят. Не хочешь говорить - не надо, я же просто хотел помочь тебе как другу. - Прервал гнетущую тишину Радомир. - Мне не нравится видеть тебя таким, дружище. Мне то ты можешь сказать что с тобой происходит.
-- Что я тебе объясню, если я сам потерялся в происходящем, Радомир! Все пошло вкривь и вкось, а причины явной нету. Ну нету ее. Сам суди: при легком прощупывании ее энергетики нет никаких способностей, обычный человек. При глубоком прощупывании - тоже человек. Я вливал в нее огромное количество своей силы, надеясь подстегнуть способности Великой, и ничего! Ни малейшего просвета! Я бы ни за что сам не поверил что она - Великая, если бы не Велерад. Он не ошибается. И скажи, скажи мне Радомир, зачем он пришел сам? Лично пришел чтобы ее забрать.
-- Вот это меня больше всего и интересует. Почему ты ее не отдал, это так не похоже на тебя, Свят. Это же не то о чем я думаю, правда? У вас с Прекрасой вроде как все хорошо, или я чего-то не знаю?
-- Сколько веков мы прошли вместе, Радомир. Сколько учились вместе, сколько воевали. Самосовершенствовались. Мы же не совсем люди уже, совсем не люди скорее. А тут раз - и оказывается что никуда мы не ушли от людей, да? Раз я не посчитал правильным отдавать Свету Велераду значит я в нее влюбился. Сразу. По уши. И не желаю, как самый примитивный альфа-самец, отдавать свою самку. Свою добычу. Ты так считаешь Радомир?
-- Нет. Успокойся. Посмотри на себя - ты нервничаешь, говоришь на повышенных тонах, защищаешься... Разве это ты? Разве это мудрый старый правнук самого Святогора? Нет, со мной говорит вспыльчивый юнец, а я хочу услышать речи своего друга. Того, которого я знаю.
-- Не надо так говорить со мной, Радомир. Нервничаю? Значит есть причина. Как есть причина и на то что мы сидим в кафе, в центре Москвы и пьем кофе, вместо того чтобы искать совета богов в уединении.
-- На это причина понятна. Враги ищут нас в привычных местах, а тут им и в голову не прийдет что мы можем быть. Причины же твоего поведения мне пока так и не ясны.
-- Ну хорошо, ладно. Хочешь откровенности, будет тебе откровенность. В чем правда? А правда в том, что я сам не понимаю что со мной происходит. С тех пор как началась история с этой Великой, их, заметь, Великой, я сам не свой. Как увидел ее в первый раз...Что-то во мне перевернулось. Нет, я не влюбился. Это что-то другое. Не знаю пока что. И дело не в Силе, это я знаю точно. И потом все не заладилось - ни малейших колебаний энергии у нее, а потом Велерад пришел и она все увидела. Ничего такого не было, сам понимаешь, Велерад самый сильный из нас и мог, если бы захотел просто взять и забрать девчонку. Но я просто выставил Хрустальную Гору и он ушел. А Света после этого стала меня боятся.
-- Боятся? Тебя? Из-за Хрустальной Стены, что ли?
-- Да нет, все хуже. Я...Понимаешь, я пришел в ярость со злости на себя самого. Я был зол, потому что повел себя очень глупо. Он же добра ей хотел, Велерад. Забрать хотел, потому что считает что он сможет раскрыть ее силу а не я. Я должен был повиноваться ему как старшему и мудрейшему, а не стал. Не захотел Светку отдавать. Сам не знаю почему. Уперся. И такое зло взяло на самого себя, что зашел в дом и разбил стол ко всем чертям. Ну и она это видела.
-- И что, убежала?
-- Нет, что интересно, сделала вид что спала и ничего не видела и не слышала. Грохот на весь дом стоял, а она спала вроде. Любопытная реакция, да? Означает только то, что это испугало ее очень сильно.
-- Что она сказала после того как ты объяснил ей ситуацию? Святогор? Ты что ничего ей не объяснял?!
-- Нет.
-- Но почему?
-- Потому что я старый дурак, и не знаю что со мной творится.
-- Или не хочешь знать. Ты бы слышал как ты ее имя произносишь, как музыку какую-то.
-- Это ты видишь то, что хочешь видеть, там, где его нет. Радомир, на самом деле я...
И тут он почувствовал это. Временной скачек. Он шел из его тайника, его вневременного слоя. Он шел из...
-- Света! Она прошла через временной барьер!!! Она уходит!! Она прошла сквозь защиту!!
Официантка, подошедшая чтобы спросить не будут ли мужчины заказывать что-нибудь еще, могла бы поклясться что мужчин было двое. И никто из кафе не выходил, она бы заметила. Однако за столиком сидел только один мужчина и держал в руках две пустые чашки из под кофе. Он улыбался грустной полуулыбкой.
-- Кофе еще не желаете? - Решила спросить она. - Вы, кажется, были с другом?
-- Да, но у него появились очень срочные дела. И у меня возможно они скоро появятся тоже. Счет, пожалуйста.
18.07.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.