Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Mohicana
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
6/28/2022 1 чел.
6/27/2022 1 чел.
6/26/2022 2 чел.
6/25/2022 2 чел.
6/24/2022 1 чел.
6/23/2022 2 чел.
6/22/2022 2 чел.
6/21/2022 0 чел.
6/20/2022 3 чел.
6/19/2022 0 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Сквозь века

Пролог
- Итак, мы собрались здесь сегодня, чтобы...
- Ви, мы не на свадьбе и не похоронах, - нетерпеливо перебила меня Рейчел - девушка с иссиня черными волосами и взрывоопасным характером. - Давай короче!
- Может, сама попробуешь? - сразу взвинтилась я.
- Ну и попробую! Думаешь, хуже получится?
- Прекратите ссориться, - вмешалась Сара, не дав мне ответить очередной колкостью. Эта миниатюрная блондинка всю свою жизнь отличалась своим спокойствием и умением разряжать обстановку. - Может, продолжим? А то мы рассеем созданную ауру...
Наши с Рей перепалки, происходившие, в общем, не так часто, всегда были проявлением некой привязанности друг к другу. А в тот вечер сказывались еще и долгие приготовления к этому событию. Несколько дней назад, впервые за весь год проживания в этом доме, я разбирала вещи, оставшиеся на чердаке от прежних хозяев, и наткнулась на старую пыльную книгу с заманчивым названием "Магия Вуду". Воспользовавшись тем, что предки уехали на выходные к родственникам, я позвала девчонок. Как ни странно, мы на самом деле верили, что чтение заклинаний приведет к чему-то сверхъестественному. Неизведанное всегда притягивало людей. А что уж говорить о нас - молодежи?
- Тогда читать буду я! - Рей склонилась над книгой.
- Нет! - воспротивилась я. - Я начала - я и закончу! И вызвать духа пришло в голову мне!
- Ну, хоть что-то разумное за восемнадцать лет...
- Прекратите! - начала терять терпение Сара.
- Итак, - невозмутимо продолжила я, - мы собрались здесь втроем, как того требует эта древняя книга, чтобы вызвать дух недавно почившего короля поп-музыки - Майкла Джексона. Услышь наши слова, Майкл. Дух из другого мира приди к нам, мы взываем к тебе! Да раскроются ... Эм... А дальше здесь страница вырвана, - промямлила я.
- Может, сами придумаем что-нибудь? - предложила Рейчел, и мы, взявшись за руки, начали нести отсебятину.
- Да расступятся врата времени! Да раскроются временные границы... Покажи нам свою истинную силу, Время! Мы в твоей власти! Заклинаем тебя, дух, лавандой, горящей в огне...
- А про лаванду-то зачем? - удивленно захлопала ресницами Сара. Но ответа она не дождалась.
- Виола! - истошно заорала Рей. - Ты исчезаешь!
- Не гони пургу!
- Она права, - вдруг севшим голосом пробормотала Сара, глядя на свою руку. Бледнеющую?! Я осмотрела себя. Мамочки! - Мы все исчезаем!
Перед глазами все помутнело. Вокруг в бешеном танце вертелись стрелки громадных часов разных форм и размеров. И люди, люди, люди...


1 глава
Куда меня черти занесли?

В нос ударил резкий неприятный запах. В глазах еще некоторое время рябило. Я тряхнула головой, пытаясь избавиться от опостылевшего звона в ушах. Каштановая прядь отросшей челки упала на глаза, мешая хоть что-нибудь разглядеть. Я поправила волосы, и моему взору вместо каменных стен чердака предстала городская площадь, мощеная камнем. Первой мыслью было, что Джексон решил поиздеваться в отместку за нарушение его королевского покоя.
Я внимательно огляделась, отойдя на безопасное расстояние от полуразрушенного, но еще функционирующего фонтана. Намокнуть не хотелось. Вокруг сновали люди в одеждах, черт знает, какой эпохи. Похожие костюмы можно увидеть в исторических фильмах про Средневековье. Мой топ и мои вареные джинсы с кедами сюда явно не вписываются. Справа от меня кто-то кричал, что у него самые лучшие расписные ночные горшки. Да уж... Куда нас черти занесли? Если быть точной, то Майкл Джексон...
- Никто не в курсе, где мы? - обратилась я к подругам полушепотом. Ответа не последовало. Девочек рядом не было. Так... Вдох-выдох... Главное - сохранять спокойствие. Как будто это так легко! Эй! Меня тут что - никто не замечает? А помочь леди, попавшей в беду?
Ну вот. Накликала, называется! В спину уткнулось что-то острое и холодное.
- Кто ты? Откуда? - раздался низкий бархатный голос позади меня. Я медленно развернулась, и лезвие меча перекочевало в ямку на моей шее. Я осторожно его отодвинула и взглянула в самые синие глаза, которые мне когда-либо приходилось видеть.
- Меня зовут Виола Лайонс. Не знаю, смогу ли объяснить, как я здесь оказалась, - начала я, стараясь, чтобы мой голос звучал спокойно. - Видите ли...
- А ты попробуй, - бесцеремонно перебил меня незнакомец. Похоже, он привык повелевать. Не люблю таких напыщенных типов. Но выбора не было. Возможно, этот парень - единственный человек, кто может мне помочь. В том, что я переместилась во времени, сомнений уже не было. Не могли же все эти люди разрядиться так только для того, чтобы разыграть меня! Я же ни какая-нибудь важная и известная персона вроде Барака Обамы или Пэрис Хилтон... Пока я размышляла о своем крайне бедственном положении, вокруг собралась любопытная толпа. Кое-что никогда не меняется...
- Понимаете, мы с подругами прочитали заклинание из одной древней книги... - люди, стоящие невдалеке, зашептались, а парень нервно, как мне показалось, провел рукой по русым волосам длиной до плеч и уставился на меня. Вся надменность тут же исчезла с его лица. Он схватил меня за плечи и прошептал:
- Ты в своем уме?! Какое к черту заклинание?
- Ну... Вызова духа. Мы хотели Майкла Джексона вызвать, а... - тут я прикусила язык. Джексон-то еще не родился!
- Слушай меня внимательно. Ни слова о заклинаниях, если тебе жизнь дорога, ясно? - он сжал мои плечи так, что захрустели кости. - Может, ты читала стихи?
- Стихи? - тупо повторила я. Истерзанный непривычной для него нагрузкой мозг отказывался соображать. - Да нет же! Я могу отличить обычное безобидное стихотворение от заклинания! И книга называлась "Магия Вуду". Не совсем подходящее название для сборника стихотворений, - в толпе кто-то испуганно вскрикнул, и началось... Все вокруг стали что-то бурно обсуждать и показывать на меня пальцами.
- Ведьма! - раздавалось со всех сторон. Это они про меня что ли? И тут я вспомнила об инквизиции. Когда она действовала? Нужно было историю учить! - Сам Сатана послал ей свою дьявольскую книгу!
- Может, ты вообще любовница Дьявола?! Я даю тебе последний шанс отказаться от своих слов, - прошептал допросчик, наклонившись к моему уху. Я стояла, сжав пальцами виски и уставившись в пространство перед собой.
- Лорд Дэймон, она уже созналась во всем, - сказал мужчина, стоявший все время разговора рядом с нами, но до этих пор не проронивший ни слова. Я подняла на него глаза. Созналась? В чем?
- Я пока еще не слышал от неё признания, Кей. Только бессвязный лепет, - оспорил Дэймон. - Ты ведьма?
- Нет, - уверенно ответила я.
- Прибегала к ведовству? - снова спросил он, буравя меня предупреждающим взглядом.
- Ведовству? - я не люблю ложь, но в этом случае другого выхода не было. Никогда не хотела умереть в восемнадцать лет. Да и как я найду девочек, если меня казнят? А родители? Поэтому, глубоко вдохнув и выпустив воздух, я нарочито громко заявила:
- Нет! - Дэймон облегченно вздохнул, а толпа вокруг снова разочарованно загудела.
- Но она призналась! Призналась, что зналась со злым духом! Под пытками она все расскажет!
- Тише, тише! - Дэймон поднял вверх руки, стараясь перекричать возбужденный народ. - С этой леди я разберусь сам. И если точно узнаю о её колдовских способностях, лично сдам суду! А теперь расходимся: спектакль окончен! - он потащил меня к своей лошади, не обращая внимания на недовольный гул толпы. Около минуты пронаблюдав за моими мучениями, этот изверг наконец-то сжалился и подхватив меня за талию, посадил на коня впереди себя. - А теперь держись!

***

- Ты видишь её? - уже в который раз спрашивала Рейчел у своей подруги. Они уже битый час рыскали по лесу в поисках Виолы, которая, по словам брюнетки, "снова влипла, сам черт не знает, куда".
- Как и полминуты назад, я тебе отвечаю, что нет. Не вижу! - Сара яростно пробивалась через очередные густые заросли. Обе девушки уже отчаялись отыскать подругу, но настойчиво продолжали звать её, надеясь, что она где-то неподалеку.
- Я уже не могу идти, - Рей бухнулась на поваленное дерево, выпрямляя ноющие ноги. Её новая мини-юбка уже покрылась зелеными пятнами, вызывая неимоверное раздражение своей хозяйки.
- Сама виновата, - ничуть не прониклась сочувствием Сара. - Нечего было такие каблуки надевать.
- Ну кто ж знал, что вместо вызова духа, мы сами переместимся в какое-то захолустье! - Сара села рядом с подругой и о чем-то задумалась.
- Куда же её могло занести... Как думаешь, с ней все в порядке?- неожиданно спросила она, глядя вдаль на заходящее солнце.
- С Ви? - невесело хмыкнула Рейчел, пытаясь сохранять внешнее спокойствие, хотя, на самом деле, хотелось завыть во весь голос. - Она себя в обиду не даст, можешь не беспокоиться. Мы найдем её. Обязательно найдем. Скорее всего, она где-то неподалеку, - поднявшись, она потянулась и зевнула. - Надеюсь, зверей здесь нет. Нам заночевать здесь придется... Вдали от цивилизации. Эх...
- Могло быть гораздо хуже, Рей, - с умным видом изрекла блондинка, не замечая направленного на неё скептического взгляда подруги.
- И что вы здесь зверье распугиваете? - девушки медленно повернулись на голос, мысленно приготовившись к худшему. Перед ними стоял бородатый старик. Опираясь на палку, он обвел их хмурым взглядом из-под кустистых бровей. - Ну? Заблудились что ль?
-Да... то есть... нет, - начала лепетать Сара, уставившись на старый поношенный кафтан старика и его широкие брюки, заправленные в высокие сапоги.
- Так да или нет? - нетерпеливо перебил её незнакомец. - Девка на площади ваша была? Уж одежда у вас всех больно странная.
- Виола! Вы видели Виолу? - Рей накинулась с вопросами на старика и совсем позабыла о сковывающем её страхе. - Где она?
- Да у лорда поди, - неопределенно махнул косматой головой мужчина. - В ведовстве её обвиняли. Только я не больно-то во все это верю. Королева наша расшалилась совсем, - заметив испуганные и до крайней степени удивленные лица подруг, он поспешно добавил: - Да не бойтесь вы за малую свою. Слову лорда поверят, и дай Господь, не казнят её. Ну, так откуда вы будете?
- А какой сейчас месяц? - неожиданно вмешалась в разговор Сара, напряженно сморщив лоб.
- Июль, - старик уставился на девушек, как на умалишенных. - Вы что же: с неба свалились?
- А год? Год какой? - кинулась к бедняге Рей, чуть не сломав каблук любимых красных туфель.
- Тысяча пятьсот шестьдесят восьмой. Вы чего, девоньки? - "девоньки" изумленно переглянулись и только теперь окончательно поняли, куда они все-таки попали.
- Мы влипли, - выразила мысль обеих Рей и снова плюхнулась на дерево под изумленным взглядом лесника. А это был именно он.
- А, может, это всего лишь сон? - робко заметила Сара, не веря своим словам.

Глава 2
Неожиданное открытие
- Мы скоро приедем? - уже в который раз я задавала этот вопрос своему спасителю. В пути мы были уже около часа. Городской пейзаж уже довольно давно сменили редкие лесопосадки. Таинственный Кей отделился от нас несколько минут назад. Как я поняла, он был другом, а не слугой Дэймона, как мне показалось сначала.
- Ты спрашивала об этом пять минут назад, - услышала я в ответ. Это же неприкрытое издевательство надо мной! Сколько уже можно ехать на этом животном? Нет, я не имею ничего против лошадей... Но к такому виду транспорта я не привыкла.
- Через полчаса будем на месте, - сжалился надо мной Дэймон.
- Еще целых полчаса?! - взвыла я. - Да мой зад скоро превратится в кровавое месиво. И вообще: ты хоть представляешь себе мое состояние? Я...
И тут я поймала на себе его укоризненный взгляд. Он смотрел на меня так, будто я только что накинулась на безвинного человека и зверски перерезала ему глотку.
- В чем дело?
- Не знаю, как там, откуда ты прибыла, но у нас не принято, чтобы благовоспитанная леди произносила такие слова, как ... эм...
- Как "зад"? - помогла ему закончить я. - Подумаешь, вырвалось! Ну что в этом такого?
- Я уже сказал, что благовоспитанная леди, - Дэймон сурово сдвинул брови, - не должна произносить такие грубые слова. Тем более в присутствии мужчины.
Да... Похоже, что до "благовоспитанной леди" мне еще расти и расти. Да и где их найдешь в Америке 21 века? И что самое обидное: под его взглядом мне вдруг стало очень стыдно, как нашкодившему ребенку, разбившему любимую мамину вазу. Но показывать я этого не собиралась.
- Ты что же: меня перевоспитать хочешь? Родители меня воспитывают! Друзья пытаются! А теперь еще и ты! Да я сама не в себе сейчас! Ты представляешь, какого это: оказаться в неизвестном тебе месте и времени?! Да не засунуть бы тебе свое хваленое воспитание в... куда подальше?
Дэймон выслушал мою гневную тираду со спокойным и чересчур серьезным выражением лица. Но в следующее мгновение его напыщенная серьезность бесследно исчезла, и он захихикал. Я отвернулась от него и сцепила руки на груди.
- Я что, на клоуна похожа? - букнула я. - Ну, смейся-смейся... - и как по моему приказу, он начал неудержимо хохотать, не забывая все же придерживать меня за талию, чтобы не упала.
- Из... извини... - истерический смех, - я впервые вижу такую шумную, невоспитанную и строптивую девушку, как ты.
Ну где же вы, девочки? Уж Рей смогла бы заткнуть этого напыщенного типа. Хотя сострадания он, видимо, не лишен. Спас меня... А зачем, интересно?
- Слушай, зачем ты меня спас от... - а от чего, кстати? Сожжения? Или для начала - пыточной камеры? - Ну в общем, зачем? Вдруг я и, правда, ведьма?
- А что: в лягушку меня превратишь? - фыркнув, спросил он. - Не верю я в колдовство. Глупые сказки. И политику нашей церкви не одобряю. Пусть Её величество и подписали акт против колдовства в 1563 году, не предполагавший смертной казни за колдовство (за исключением, разумеется, тех случаев, когда в результате так называемых злых чар погибает человек) и исключающий пытки к обвиняемому. Но почему-то Агнессу Уотерхаус два года назад казнили, хотя и доказательств было маловато. А вот признание из неё, сдается мне, вытащили с помощью все тех же старых добрых пыток... Но я думаю, ты и так все знаешь. Не вчера же родилась.
Агнесса Уотерхаус? Где-то я это имя слышала...
- Ви! Нет, ну ты только прочитай это! - Сара отодвинула от меня тарелку с жутким салатом, который я купила в школьном буфете, и подложила вместо нее какую-то раскрытую толстенную книгу, тыкая пальцем в мелкие буквы. Все ясно: опять что-то историческое... - Они повесили её за неимением реальных доказательств. Сомневаюсь, что слова помешанной соседки такими считать можно. И пытки, думаю, тоже применяли, чтобы заставить её признаться!
- Сара, я сама читать умею, - перебила я подругу, пробегая глазами текст, который на удивление вызвал во мне неподдельный интерес. - А почему они тогда не казнили эту Элизабет Фрэнсис?
- Челмсфордские ведьмы! - воскликнула я.
- Чего? - переспросил Дэймон. - Ну, разумеется, челмсфордские. А где, по-твоему, ты...
- Когда там Агнессу казнили? - не обращая на него внимания, продолжала припоминать я. - В 1565?
- В 1566, - поправил меня Дэймон. - А что: слишком маленькая тогда была? Не помнишь?
Проведя в уме нехитрые подсчеты, я поняла, что на дворе 1568 год. Ну вот и пришло время для откровенного признания.
- Дэймон, понимаешь, я не отсюда. Я...
- Вот и приехали! - воскликнул он, ловко спрыгивая с лошади и помогая слезть и мне.
- Ты что же меня совсем не слушаешь? - я собиралась уже было обидеться, но тут мой взгляд упал на огромный особняк в елизаветинском стиле. Похожий я видела на картине в историческом музее. Я так бы и стояла, открыв рот, еще бы очень долгое время. Но тут нам на встречу по подъездной дорожке выбежал паренек в изрядно поношенном кафтане и не менее новом трико.
- Лорд Ливермор! - на бегу кричал он. - Вы прибыли!
- Здравствуй, Джек, - поздоровался Дэймон, слегка улыбнувшись мальчику, и подал ему уздцы лошади.
- Ливермор - это твоя фамилия? - спросила я, уже начиная сомневаться, каким образом мне к нему обращаться.
- Ливермор - это название усадьбы, - ответил он, когда мы подходили к украшенному причудливой резьбой входу в дом. - Моя фамилия - Джевонс. Дэймон Джевонс к вашим услугам, миледи, - он склонился в легком поклоне и на секунду припал губами к моей руке. Я застыла каменным изваянием. В таком воспитании определенно есть свои плюсы...



***
Рей приняла из рук гостеприимного хозяина лесного домика проеденный молью плащ и критически осмотрела его со всех сторон.
- Ты уверена? - шепнула она Саре, придвинувшись к ней. Подруга, которая уже накинула длинное одеяние поверх своей одежды, стояла рядом и расправляла складки на черной материи.
- А ты собираешься выйти в город в этом? - Сара окинула проницательными голубыми глазами немногочисленную одежду подруги по несчастью.
- А, может, он из ума выжил? - Рейчел кивнула в сторону лесника, расположившегося на деревянной скособоченной лавке в углу. - Средневековье! Да не может такого быть!
- Во-первых, 16 век - это уже не Средневековье, - Сара закатила глаза, будто удивляясь отсутствию таких элементарных знаний. - А во-вторых... эм...
- Ну что же, во-вторых? - задетая тоном подруги, чуть ли не прошипела Рейчел.
- А, может... он, правда, того? А? - тихо спросила девушка. Сомнения вспыльчивой брюнетки стали терзать и её. Она оглянулась на чересчур расщедрившегося старика и нервно сглотнула. Хваленое спокойствие и холодный рассудок стали покидать её, уступая место такому непривычному чувству паники, уже давно стучавшемуся в тайные уголки нервной системы. Сара глубоко вдохнула воздух, пытаясь обрести потерянное равновесие, как услышала скрипящий старческий голос:
- Что-то не так? Вы надевайте плащики-то, надевайте. Небось скроет одежонку вашу диковинную. Где ж носят-то такую? Небезопасно в городе в такой разгуливать.
Старик еще долго продолжал что-то бубнить себе под нос. А сбитые с толку девушки предавались своим невеселым мыслям и сомнениям.
- Пошли отсюда, а? - Рей потянула подругу за широкий рукав плаща.
- На ночь глядя? - шепнула в ответ Сара. - Уж лучше здесь как-нибудь переждем, а утром разберемся. Выгонять нас пока, похоже, не собираются.
Страх перед неизвестностью потихоньку начал сменяться решимостью найти пропавшую Виолу. Но вряд ли можно преуспеть в этом деле, валясь с ног от усталости. И Рейчел не могла не согласиться с подругой, но ощущение того, что время бесследно исчезает, не оставляло девушку ни на миг. Не покинуло оно её и тогда, когда подруги укладывались спать на ворохе старого тряпья, сваленного в углу. Но ни одна из них не сомкнула глаз на протяжении практически всей ночи.
- Мистер Джон, думаю, мы не возьмем ваши плащи, - у Сары язык не поворачивался назвать пожилого человека просто по имени, как он попросил их. Она непременно подставляла слово "мистер", что вызывало крайнее удивление со стороны лесника. Троица сидела за сколоченным из грубых неотесанных досок столом после завтрака, заключавшемся в краюхе недавно испеченного хлеба и холодной колодезной воде. - Спасибо вам, конечно, но мы и так злоупотребили вашим гостеприимством.
"И вряд ли они нам понадобятся", добавила про себя Рейчел.
- То есть как это - не возьмете? Если вы не прикроете свою одежду, то местные жители примут вас за ведьм. А если вы еще начнете плести про какую-то книгу заклинаний, как сделала ваша подруга, то суда вам точно не избежать...
- Вот видишь, опять он за свое, - шепнула Рей подруге на ухо.
- А вдруг это правда? - тоже шепотом вторила ей Сара.
- Да-да, конечно, - хмыкнула Рейчел. Старик ей нравился, но его умственное помешательство, в котором девушка была уверена на все 200 процентов, изрядно портило картину восприятия.
- С этим вовсе нельзя шутить, - старик свел свои шикарные седые брови на переносице, поглядывая на Рей. - Я чувствую своим долгом помочь вам. Все эти массовые казни якобы ведьм... Моя жена уж точно не была колдуньей. Она промышляла целительским промыслом... Но, когда умер человек, которого она лечила, все списали на её счет, - девушки слушали Джона, не веря своим ушам. Если он сумасшедший и несет бред, то, по крайней мере, очень реалистичный. - Я бы не хотел, чтобы из-за свойственной молодости глупости были загублены еще жизни.
На девушек накатила волна жалости к этому добродушному, гостеприимному старику. Даже Рейчел, все еще не желавшей верить в правду, захотелось утешить его, сказать что-то.
- Нам очень жаль, - внезапно севшим голосом просипела она. Джон поднял на неё полные грусти глаза и улыбнулся. Наверное, впервые за годы одиночества после смерти жены.
Через полчаса подруги покинули лесничий домик. Плащи они все-таки захватили.

Глава 3
Странная картина, или как у меня разыгралось воображение

Внутри дом выглядел еще прекраснее. И совсем не походил на тот мрачный и темный образ, какой я создала у себя в голове, когда читала исторические романы. На белоснежных стенах, украшенных причудливой резьбой, висели гобелены и картины, поражавшие мое воображение. Я поднялась по лестнице и пошла вдоль по коридору, неспешно разглядывая их. Дэймон шел рядом, иногда что-нибудь разъясняя.
Неожиданно мое внимание привлекла небольшая картина, висевшая возле канделябра со свечами. Шесть девушек в длинных белых одеждах сидели в древнем храме возле алтаря, на котором горел огонь. В моей душе что-то всколыхнулось. Будто я уже видела такое раньше.
- Это весталки, - заметив мой интерес, пояснил Дэймон.
- Кто?
- Весталки. Жрицы богини плодородия Весты в Древнем Риме. Они обязаны были поддерживать вечный огонь в храме и блюсти целомудрие.
- Откуда ты столько знаешь? - притворно изумилась я.
- Мне дали хорошее образование, - Дэймон улыбнулся, напустив на себя важный вид.
- Расскажи мне о них, - кивнула я в сторону девиц, запечатленных на картине. Хотелось знать все. Странно. Никогда не замечала в себе особую тягу к знаниям. Особенно в области истории. Но чем дольше я смотрела на эту картину, тем явственнее могла представить себя там, рядом с ними. Вся в белом, с накинутым на голову капюшоном, я украшала белокаменный алтарь цветами, как одна из девушек, ощущая, как тепло огня достигает кожу моих рук, согревает...
Да... Стоило перенестись на несколько веков назад, как я уже перестаю себя узнавать. Картина бесспорно красива. Но чем она меня так привлекла?
- Весталок избирали из девочек знатного рода шести-десяти лет, - продолжал тем временем мой экскурсовод. - Десять лет они учились, десять - служили богине и десять - учили новых будущих жриц. Весталка пользовалась уважением и почетом. Всяк, оскорбивший её, должен был быть немедленно казнен. Но, ведомый на казнь, получал прощение, если встречал жрицу Весты. Нарушение данной богине клятвы считалось осквернением вечного огня Весты. Виновная страшно наказывалась.
- Как? - не выдержала я, перебивая Дэймона. Мое разыгравшееся воображение рисовало ужасные картины вплоть до приношения в жертву бедных девушек на том самом алтаре.
- Её закапывали живой в землю, - пожал плечами Дэймон. - Странно, что ты ничего о них не слышала.
- И ты... - жутко разболелась голова. Захотелось помассировать её костяшкой пальца.- Ты так спокойно об этом говоришь?!
- О чем? - не понял меня парень.
- О том! - чуть не сорвалась я. - Это же, наверно, так страшно... когда тебя... вот так... а ты еще живой...
- Виола, - он впервые обратился ко мне по имени. Надо же! - Ты какая-то странная. Какое тебе дело, что было больше тысячи лет назад?
А, действительно, какое мне дело? Ну, были эти весталки. Теперь-то их нет. Точно стресс сказывается. Нужно будет еще придумать, как признаться Дэймону, что я гостья из будущего. Не поверит же! Да еще в местную психушку упечет! С него станется!
- Я просто устала, - взглянув последний раз на картину, я весело улыбнулась ему. - Очень устала!

***
Древний Рим, 306 г. н.э.
- Вайолия Амата!1 - Верховный понтифик2, похоже, уже не в первый раз произносил это имя. В его глазах угадывалось раздражение. - Или ты сейчас же подойдешь ко мне, или я прикажу высечь тебя!
- Прошу прощения, Великий понтифик, - из ряда шести девушек в длинных белых одеяниях отделилась хрупкая невысокая фигурка. Не обращая внимания на выбившуюся из-под капюшона темную прядь волос, Вайолия с низко опущенной головой подошла к главному из жрецов нерушимой Римской империи. Вся эта церемония навевала на неё неимоверную скуку. Где же обещанное чувство торжественности? Где чувство единения с Великой Богиней Вестой?
Верховный понтифик Тиберий глубоко вздохнул. Эта шестнадцатилетняя девушка за все предыдущие десять лет доставляла немало хлопот весталкам, обучавшим её, частенько сбегая из храма и уводя с собой и своих верных подруг. Бывало немало моментов, когда Тиберию хотелось собственноручно высечь её, но рука не поднималась на эту девочку с глубокими фиалковыми глазами. Которая к тому же являлась единственной дочерью его лучшего друга - Вайола Арриуса Северуса. Он успокаивал себя тем, что его мягкое отношение к ней вызвано вовсе не привязанностью (что, несомненно, подорвало бы его репутацию), а юным возрастом весталки. Вайолия Амата, действительно, была младше своих "сестер". Девочке только-только исполнилось шесть лет, как родители решили отдать её на воспитание в храм Весты.
- Вайолия Амата, клянешься ли ты быть достойной жрицей Великой богини? Клянешься ли ты поддерживать неугасимое пламя в храме, ибо если погаснет оно, Веста может усомниться в твоей верности к ней, - Тиберий взглянул на Вайолию, и от него не укрылось, как девушка старается скрыть зевоту. Несносная девчонка! Когда же она, наконец, образумится?
- Клянусь, Верховный понтифик, - тихо произнесла девушка, продолжая разглядывать узор на каменном полу храма.
Вскоре с чувством выполненного долга Вайолия Амата вернулась на свое место в ряду девушек.
- Ну как? Что ты чувствовала? - шепотом спросила Рея, которая была всего лишь на несколько месяцев старше подруги, и с удовольствием разделяла её маленькие шалости в детстве.
Амата1 - имя, которым нарекали девочек, выбранных для служения богине Весте, и которое присоединялось к их собственному.
Великий понтифик2 - высшая жреческая должность в Древнем Риме, глава коллегии понтификов. Руководил весталками.

- Скуку. Всего лишь скуку, - вздохнула Вайолия, не поворачивая головы и продолжая смотреть куда-то вперед.
- Как ни странно, я тоже ожидала большего, - присоединилась к ним Сарея, но тут же замолкла под строгим взглядом Верховного понтифика, продолжавшего подзывать к священному огню новых девушек.
Стоя в окружении своих подруг Вайолия Амата, девственная жрица богини домашнего очага и огня Весты, только сегодня закончившая десятилетнее обучение, думала о том, что ждет её дальше. Её предопределенное будущее не вызывало у неё никакого энтузиазма. Хотелось... Проведя большую часть своей жизни в храме, она сама толком не представляла, чего же хочет от жизни. Но в этот день она твердо решила, что оправдает ожидания родителей и старших братьев. И, конечно же, не разгневает Великую Весту...

***
Настырный солнечный луч, пытавшийся пробиться сквозь плотно сомкнутые веки, в мгновение ока разрушил такой странный сон. Я открыла глаза, но тут же зажмурилась от увиденной картины. Я лежала на огромной кровати под балдахином в совершенно незнакомой мне комнате. Память восстанавливалась почему-то мучительно долго. Но, когда воспоминания все-таки соизволили вернуться, я со стоном упала на подушку, возвращаясь мыслями к своему странному сну. Снова весталки, будь они неладны! Наслушалась Дэймона - и вот вам результат! Еще и Рейчел с Сарой туда затесались.
Вспомнив о пропавших подругах, я проснулась окончательно. Сегодня же отправлюсь их искать! Только бы знать, где...

Глава 4
Утро признаний
Пройдя за сопровождающим меня дворецким в просторную столовую, я сразу же увидела Дэймона, восседающего в одиночестве во главе длинного обеденного стола. Как все официально-то - с ума сойти! Заметив меня, он вскочил и отодвинул для меня стул по правую сторону от себя. В лучших традициях женских романов, героиней которых я себя сейчас ощущала. Почему-то только сейчас я обратила внимание на его одежду (вчера, видимо, не до этого было): черный камзол с белой вышивкой и прорезями, из которых выступала красного цвета подкладка, отложной белый воротник вокруг шеи (если вы видели хоть один из портретов Уильяма Шекспира, то легко сможете его себе представить). Скользнув взглядом ниже, я смогла узреть, по-моему, чересчур короткие и широкие штаны, за ними - то ли трико, то ли черные чулки, плотно прилегающие к ногам и обтягивающие крепкие икры (да, это не наши "дистрофики", проводящие почти все свободное время за компьютером). Образ завершали опять же черные остроносые туфли. Костюм особыми украшениями не блистал, но у меня создалось впечатление, что обошелся Дэймону он далеко не дешево.
- Ты в этом костюме немного напоминаешь Шекспира. Немного, потому что он уже не носил такие короткие и широкие штаны, - зачем-то ляпнула я. Ну не умею я держать язык за зубами. Не умею!
- Кого, прости? - переспросил парень, изогнув в удивленном жесте левую бровь, из-за чего я ощутила легкий укол зависти. Давно хотела овладеть этим фокусом, но не получается. Вот Сара мастерски это делает и постоянно поддразнивает меня.
- Эм... - Шекспиру сейчас года три-четыре, если учитывать, что он родился, если мне не изменяет моя не падкая на исторические даты память, в 1564 году. Разумеется, Дэймон о нем пока ничего слышал. И уж точно не читал. В отличие от меня. Увлекаясь творчеством этого драматурга, я несметное количество раз перечитывала "Ромео и Джульетту" и "Двенадцатую ночь". Так, Ви, это твой шанс! Не упусти его! - Это известный драматург. Уильям Шекспир, - издалека начала я.
- Известный? Первый раз слышу, - усмехнулся мой "любезный" слушатель. - И где же он известен?
- Пока нигде, - ответила я, уткнувшись взглядом в белую скатерть и стараясь избегать его насмешливого взгляда. - Он еще ребенок. Но... но скоро прославится... Он написал, то есть напишет, такие трагедии, как "Гамлет", та еще скука, кстати, и "Ромео и Джульетта" - вот это просто шедевр! А его "Двенадцатая ночь" настолько всем нравится, - да, похоже, меня хорошо уже заносит, - что по ней фильм сняли про современную...
И тут, на мгновение взглянув на него, я поймала на себе его ошеломленный непонимающий взгляд. Черт! Снова разболталась и все испортила. Балаболка! Язык мне выдернуть! Пытаясь исправить положение, я мило ему улыбнулась (надеюсь, что мило) и несколько раз хлопнула ресницами. Благо, они у меня далеко не короткие.
- Дэймон, - протянула я, - ты, конечно, можешь мне не поверить - это твое личное дело, - Дэймон в ожидании смотрел на меня, не сводя пытливого взгляда синих глаз с моего лица. - Я издалека, - снова замолчала. И дальше что?
- Это я уже понял, - нарушил молчание он. - По твоей своеобразной манере поведения, - в такой ответственный момент я не могла даже обидеться. Поэтому пропустив его слова мимо своих чутких ушей, я быстро, пока не передумала, выпалила:
- Я из будущего! Точнее... из XXI века! - Дэймон, мягко говоря, впал в шоковое состояние. И я решила пойти в наступление. - Ты ведь мне веришь, правда? - пара взмахов ресницами и грустный такой вздох. - Я практически никогда не лгу...
Подумать только, я пытаюсь флиртовать (ну или что-то похожее на это, по крайней мере)! Я! Которая встречалась всего с одним парнем. Второй не в счет - он оказался геем (ох, и переживала же я тогда).
- С тобой точно все в порядке, Виола? - наконец отмер Дэймон. Не поверил. А я чего ожидала? Пламенного заявления о его безграничном доверии мне, практически незнакомой девушке, свалившейся на него, как снег на голову? Было бы неплохо...
- Я здорова! - прошипела я и уже спокойнее добавила: - Абсолютно.
- Конечно, ты здорова, - заверил меня парень. - Но, может, тебе лучше наведаться в Вифлеемский госпиталь (больница для душевнобольных в Лондоне - прим. автора)? А то мало ли что.
Ну вы только посмотрите на него! Все-таки я была права. Уверена просто, что он говорит о психиатрической клинике. Нет, чтобы на слово поверить.
- Со мной были еще две девушки, - продолжила я, оставив без комментария его слова. - Рейчел и Сара. Когда я оказалась на площади, их рядом не было. Я должна - просто обязана - их найти и вернуться домой! - конечно, должна! Можно догадаться, какой шум родители поднимут, когда обнаружат пустой дом. - А вдруг с ними что-то случилось?
Предательские слезы начали собираться в уголках глаз. Давно я не плакала. И сейчас не собираюсь! Развела здесь сырость. Я быстро вытерла слезы тыльной стороной ладони и умоляюще посмотрела на Дэймона.
- Если ты не хочешь мне помогать, то я сама их найду! - я решительно встала и направилась к выходу.
- Пойдешь в город в таком виде? - донеслось мне вслед. И только тут я вспомнила, что на мне еще мои старые добрые джинсы и любимый топ. - Сиди уж здесь. До завтра найду тебе платье, и отправимся на поиски твоих подруг. И заодно с мифом про будущее разберемся.
Мне захотелось прыгать и кружиться по комнате. Я знала! Знала, что не ошиблась в нем! Пусть он мне не верит пока, но в беде бросать не собирается. Хорошее начало. Возникло неожиданное желание обнять его и расцеловать в обе щеки в знак благодарности. Но я подавила его. Не стоит уверять его еще больше в моей больной душевности. Поэтому я просто снова села за стол и наконец-то принялась за остывший завтрак.

Глава 5
Первые неприятности

- Ну, как я выгляжу? - я покрутилась перед зеркалом, рассматривая себя со всех сторон. Берта - одна из служанок, которой Дэймон доверил обрядить меня в обещанное им платье - критически оглядела меня.
- Вы выглядите превосходно, миледи, - наконец-то вынесла свой вердикт она. - Но, если бы вы все же позволили затянуть корсет так, как того требует мода...
- Нет-нет! - испуганно попятилась я, вспоминая недавние мучения, вызванные этим орудием пыток. Как ни упиралась бедная Берта в мою многострадальную спину ногой, больше чем на 3-4 см мою талию утянуть она не смогла (а по её словам, "мода требует размера талии до 25-30 см"). Нет, я вовсе не толстая. Меня моя фигура вполне устраивает. Но представьте себе, как трудно запихнуть извивающуюся и кричащую все известные ей ругательства девушку в тесный корсет на китовом усе? Тем более я в курсе, что он может деформировать внутренние органы модницам 16 века. И даже сломать ребра. А что уж говорить о многочисленных обмороках и удушьях юных девиц?
Само платье однако вызвало неимоверный восторг с моей стороны. Фиалковая - под цвет моих глаз - пышная юбка достигала пола. Кринолин покачивался при каждом движении (очень неудобная вещица, но Берта в шоке от моей дремучести в отношении "современной" моды, брызгая слюной, всё же натянула его на меня). Вырез "каре" прикрыт ажурной вставкой. Пышные рукава на сгибе локтя подвязаны алыми лентами.
Если бы только не этот злополучный корсет... Я еле могла нормально дышать, не смотря на то, что затянут он был далеко не так, как того требуют правила.
- Ты выглядишь... - похоже, Дэймон не мог подобрать слов, смотря на меня снизу вверх. Я спускалась по широкой винтовой лестнице, поддерживая кринолин обеими руками. При его словах сердце оказалось где-то на уровне желудка. Ради его одобрения и восхищения стоило вынести все эти муки.
- Как? - спросила я, изваянием застыв на нижней ступени. Теперь мы с ним были почти одного роста.
- Как-то... не так... - наконец выдавил он. Не так? Это он про что? Не такого ответа я ждала. Бабочки, недавно еще порхавшие в животе, немедленно сдохли...
- Корсет следовало затянуть потуже, - его взгляд почему-то задержался на моей груди (следует догадаться, почему: хотя её размер до третьего явно не дотягивает, но, по крайней мере, она не приплюснута корсетом, как у дам его привычного окружения), скользнул по талии и дальше вниз - к ногам, почти до колена открытым его скептическому взору. Я немедленно выпустила из рук кринолин и все юбки, которые тут же с тихим шелестом устремились к полу. Похоже, не полагается так задирать подол.
- И ты туда же! - мой возмущенный голос разрезал тишину. - Я не собираюсь умирать в рассвете лет из-за нарушения кровоснабжения!
- И откуда же такие глобальные познания в области медицины у столь юной особы? - скептически приподняв бровь, поинтересовался Дэймон. Я только загадочно улыбнулась, думая про себя, что глобальными мои познания быть уж точно никак не могут. А вот Сара... Иногда кажется, что её познания глобальны в любой области.
- Ваша светлость, лорд Ливермор, - со стороны парадного входа раздался низкий голос и через секунду мы смогли увидеть его обладателя, - приветствую вас!
-Рад видеть вас в моем поместье, лорд Солсбури! - Дэймон поприветствовал посетителя кивком головы. Тот в ответ только рассмеялся.
- Ну зачем же так официально?
- Каков привет, таков и ответ, Кейтон, - Дэймон улыбнулся своей фирменной улыбкой и пожал другу руку. Я закатила глаза: похоже, они считали свои шутки жутко смешными. Так вот: я была с ними не согласна.
- А это что за милая леди? - наконец-то обратил на меня внимание Кейтон. - Не наша ли вчерашняя ведьмочка?
- Я тебе покажу ведьму! - странно, что у меня пар из носа и ушей не пошел. Настолько я разозлилась. Меня просто выводило из себя любое напоминание о вчерашнем разговоре и толпе, грозящейся казнить меня.
Меня нагло проигнорировали.
- И что же, если не секрет, юная миледи делает в твоем доме? - глядя на меня, спросил Кей, ставя ударение на последних словах. Глаза внимательно меня изучали, на губах - еле заметная ухмылка. Не очень дружелюбная, как я заметила.
- Эта маленькая леди попросила меня о помощи, и, разумеется, я как истинный джентльмен не смог ей отказать, - последовал незамедлительный ответ. - Сейчас мы отправляемся в город искать её родных. Можешь поехать с нами, если хочешь. Но возможно придется переночевать в гостинице, - я скрипнула зубами. Еще этого напыщенного индюка не хватало! Может, я и говорила недавно что-то похожее про Дэймона, но, поверьте, мне он по сравнению со своим дружком кажется сущим ангелом. Коим, похоже, и является...
- Я не хотела бы обременять вас своими проблемами, сэр, - как можно более кротко произнесла я, поднимая глаза на Кейтона и растягивая губы в дружелюбной улыбке. Хотя, сдается мне, она больше напоминала гримасу, но каменная маска неприветливости все-таки исчезла с лица лорда. Он рассмеялся раскатистым смехом, запрокинув назад голову.
- Нет, что вы! Я сочту за честь оказать любую посильную помощь столь милой юной особе, - наконец-то выдавил он, склоняясь в легком поклоне. Возможно, его слова были не более, чем лестью, но я от них немного оттаяла. Может, он и не так уж и плох? Первое впечатление нередко бывает обманчивым. Ошиблась же я в отношении Дэймона... Хотя перспектива путешествия вместе с Кейтоном по-прежнему особой радости и восторга у меня не вызывала.


- Теперь удобнее? - спросил Дэймон, когда я, наконец, устроилась на Страже - коне Дэймона впереди него.
- Лучше, чем было, - пропыхтела я, пытаясь поправить кринолин, так и норовивший задраться и выставить на всеобщее обозрение мои ноги в белых чулках. Именно он и стал одной из причин, мешающих мне ехать на своей лошади. Дамское седло, похоже, еще не изобрели, но не думаю, что оно бы намного улучшило мое положение. Если управление этим транспортным средством я смогла освоить, то приноровиться ездить в таком платье оказалось выше моих сил. Дэймон предложил использовать карету, но мне хотелось добраться до города и найти девочек как можно быстрее. Сомневаюсь, что в тяжелой карете мы смогли бы быстро преодолеть неровные лесные дороги. Поэтому я выбрала меньшую из зол, как мне казалось сначала.
Но сидеть в кольце его рук оказалось на удивление удобно и... приятно. Они удерживали меня от возможного падения и ненавязчиво придерживали многочисленные юбки. А спиной я могла опереться на его широкую грудь. Может, это и есть следующая причина?..
- Мы можем ехать, или вы тут до вечера собираетесь сидеть? - неожиданно долетел до моего слуха веселый голос Кейтона. Сейчас я не посчитала его милым. Даже в самой малейшей степени. Кивнув другу, Дэймон тронул поводья, и мы отправились навстречу неизвестности.
В полном молчании мы добрались до границы леса и вскоре выехали на узкие улицы города. Пахнуло канализационными отходами. Я инстинктивно зажала нос, но тут же опустила руку из-за нехватки кислорода.
- Вот поэтому я и не люблю бывать здесь, - проворчал Кейтон.
- Не ты один, - раздался бархатный голос над ухом.
Ребятня с гамом разбегалась из-под копыт, заинтересованно нас разглядывая. Частые прохожие тоже не обделяли нас вниманием. Мельком взглянув на Дэймона, я уловила еле заметный румянец на его щеках, который тут же исчез. Меня сложившаяся ситуация тоже немало смущала. Только Кейтону, похоже, было наплевать на все вокруг. Конечно, это ведь не он тесно прижимается к парню, которого здесь, похоже, все знают и даже как-то по-своему почитают.
- Черт возьми, мы забыли о компаньонке! - зашептал Кейтон, поравнявшись с нами. Дэймон шумно выдохнул и растерянно посмотрел на меня. Я не сразу поняла, о чем идет речь.
- И чем нам это грозит? - спросила я после секундного замешательства.
- В принципе ничем ужасным, - поспешил успокоить меня Дэймон и уже совсем тихо добавил: - Если, конечно, тебя не очень волнует, что к твоей репутации ведьмы может присоединиться звание куртизанки...
Однако я услышала каждое слово. Похоже, вся масса эмоций, бушевавших во мне, отразилась на моем лице, потому что Кейтон неожиданно пробился вперед и заголосил:
- Разойдитесь и уступите дорогу его светлости и новоиспеченной герцогине Ливермор!
У меня как будто ком в горле встал. Я застыла каменным изваянием. И не я одна, как оказалось. Люди вокруг нас дорогу уступили, но расходиться никто не спешил. Немногочисленные кареты замедлили ход, из окошек выглядывали заинтересованные лица.
- Что... что это значит? - выдала я верх логики.
- А ты можешь предложить что-то еще? - я не могла. Поэтому пришлось смириться с мыслью, что до возвращения домой я буду играть роль герцогини Ливермор - жены Дэймона Джевонса.








... Мы уже битых три часа бродили по пригороду и мелким деревням, окружавшим Челмсфорд, и я удивлялась тому, как быстро распространяются сплетни. Почти все горожане называли меня исключительно 'вашей светлостью'. Но особой радости на их усталых лицах при виде себя я не замечала. И ничего удивительного, на мой взгляд: чему радоваться, когда живешь в далеко не чистом средневековом городке, носишь старые не очень-то удобные наряды (но все-таки гораздо удобнее того платья, что было надето сейчас на мне) и, судя по запаху, моешься не чаще одного раза в месяц? Распинаясь в любезностях, никто все же не мог сказать мне того, что меня на самом деле интересовало. Все желали нам долгой счастливой жизни и побольше крепких, здоровых сыновей (сомневаюсь, что они говорили это искренно). И чем больше я слышала таких напутствий, тем больше мне хотелось домой, в свое время. Лишь бы только не видеть эти грязные узкие улочки, людей, бродящих по ним, и не вдыхать 'аромат' канализационных выбросов. Люди, люди, люди... Мне было жаль их. Но наряду с жалостью я испытывала и чувство отвращения. Борьба за чистоту явно не являлась важной целью жизни жителей этих улочек. Помои и содержимое ночных горшков выплескивались прямо из окон покосившихся старых домов. А одежда была настолько грязной и засаленной от постоянной носки, что я и ни секунды не сомневалась в наличии в ней вшей и еще всяких разных нелицеприятных насекомых. У многих на коже встречались следы оспы, шеи вздуты из-за болезни щитовидной железы, на головах - стригущий лишай, на лицах - гноящиеся наросты. Множество раз на пути я видела изувеченных и изуродованных. И, похоже, у всех, кому было более десяти лет, сгнили все зубы, а уцелевшие были темными. Но, тем не менее, они оказались сильными, смогли выжить... Я не прожила бы, наверно, и одного десятка лет в этом чужом для меня мире. Наконец мы двинулись в сам город, и я вздохнула с облегчением. Нельзя сказать, что он блистал чистотой и благоухал цветами, нет. Запахи немногим отличались от деревенских, но были гораздо мягче и позволяли свободно дышать. Нищих и изувеченных попадалось все меньше и меньше. По площади возле уже знакомого мне полуразрушенного фонтана прогуливались люди, чья богато украшенная одежда выдавала их принадлежность к знати. Они смеялись, разговаривали друг с другом, катались в крытых повозках ... И, похоже, их совсем не волновали все те ужасы, что творятся совсем недалеко от них...
09.07.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.