Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Синицын Генадий Дмитриевич
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
12/14/2019 1 чел.
12/13/2019 2 чел.
12/12/2019 2 чел.
12/11/2019 0 чел.
12/10/2019 1 чел.
12/9/2019 1 чел.
12/8/2019 3 чел.
12/7/2019 4 чел.
12/6/2019 3 чел.
12/5/2019 2 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Поцелуй Венеры

ПОЦЕЛУЙ ВЕНЕРЫ
(Повесть)

Глава 1. Затянувшееся случайное знакомство

Неисповедимы пути …
В ведомственной медсанчасти отмечали пятилетнюю годовщину медицинского учреждения. В небольшом врачебном кабинете, за импровизированным столом собрались медсёстры, в основном это были женщины бальзаковского возраста. Пары шампанского приятно кружили головы, язвительные язычки собеседниц перемывали косточки знакомых им мужчин, с возмущением обсуждали и цены на товары, неуклонно ползущие вверх. За разговорами две бутылки слабоалкогольного напитка, а также фрукты, торт и конфеты, заготовленные для праздничного стола, подходили к концу, но расходиться не хотелось, душа требовала продолжения праздника. Внезапно раздался стук в дверь, она отворилась, на пороге возникли фигуры двух мужчин, знакомых медицинскому персоналу, как клиенты их лечебного учреждения.
- Скучаете, ненаглядные барышни? – сочувственно спросил один из них.
- Так веселить-то некому! – с вызовом ответила бойкая медсестра.
- Почему же некому? Есть предложение, продолжить празднование в ресторане. Мы с Николаем на двух машинах, так что домчим всех без промедления!
- А что? Мне спешить некуда, дома никто не ждёт! – кокетливо откликнулась моложавая женщина, кинув пронзительный взгляд изумрудно-зелёных глаз на неожиданных гостей.
Остальные медсёстры с воодушевлением поддержали её, остатки трапезы быстро исчезли со стола. Вскоре легковые автомобили помчали весёлую компанию по улицам города, миновали путепровод через залив, разделявший старую и новую части города, свернули с широкого проспекта и подкатили к ресторану с рядом стеклянных, дверных створок.

Перекидной календарь остановился на первом дне зимнего месяца, хотя вид из окна совсем не напоминал об этом событии. Слякотная погода ассоциировалась с нудным, осенним периодом года.
Снегирёв сидел в своём, служебном кабинете, просматривая новости по Интернету. Он ожидал гостя из Санкт-Петербурга, своего хорошего знакомого - Олега Окунева, который совсем недавно был переведён с должности директора отдела недвижимости и земельных отношений в московском, головном офисе корпорации на должность директора филиала корпорации в Санкт-Петербурге. Несколько дней назад Снегирёв отметил свой очередной день рождения, он с особой остротой почувствовал, как стремительно пролетают годы, уже в следующий раз предстоит отмечать полувековой юбилей …
Олег по телефону предупредил своего друга, что не сможет приехать в день его рождения, но обещал непременно поздравить именинника при личной встрече в ближайшие дни, когда вырвется в Междуречинск.
Вот этот день и наступил, размышления хозяина кабинета прервал резкий стук в дверь.
- Входите! – громко произнёс он, оторвав свой взгляд от монитора компьютера.
В проёме открывшейся двери показалось знакомое, улыбающееся, круглое лицо ожидаемого гостя из Санкт-Петербурга.
- Здравствуйте, Дмитрий Николаевич! Как я и обещал, прилетел вас навестить, а за одним и поздравить с днём рождения, как говорится, «лучше поздно, чем никогда»!
- Спасибо, спасибо! – ставая из-за стола, поблагодарил Дмитрий, расплываясь в улыбке. - Проходи, куртку знаешь, где повесить. Я сейчас позвоню Анатолию Александровичу, он подойдёт, и определимся с дальнейшими нашими планами.
Когда собрались втроём, гость из Питера объявил.
- Рабочий день заканчивается, предлагаю сегодняшний вечер провести в ресторане, отметим ваши сорок девять, Дмитрий Николаевич, в узком, тёплом кругу друзей, я угощаю!
- Гулять, так гулять! – согласился именинник и, посмотрев на циферблат часов, заключил. - Рабочий день, собственно, уже закончился, так что выходим.
Спустившись вниз, по лестнице административного здания, они вдохнули свежего воздуха на улице, разместились в просторном салоне служебного автомобиля, закреплённого за Снегирёвым. «Волга» плавно тронулась с места и, преодолев путь по улицам новой части города, вскоре остановилась на площадке у знакомого ресторана.
Дмитрий Николаевич отпустил водителя с машиной, и троица вошла в просторный вестибюль. Оставив в раздевалке верхнюю одежду, они направились в зал ресторана, из которого доносились звуки эстрадной музыки. Окинув взором пространство, заполненное посетителями, направились в противоположную от входа сторону, где в самом углу, справа у окна сиротливо стоял свободный столик. Расположившись за ним, друзья стали изучать предложенное меню. Услужливый официант – молодой человек в безупречно чистой, свежевыглаженной униформе принял заказ, вскоре на столе появилась бутылка водки, порции салата и графин с апельсиновым соком. По традиции, выпив за встречу, участники застолья завели разговор на интересующие их темы, делились новостями. После третьего тоста официант принёс горячие блюда, посетители, изрядно проголодавшиеся за день, повеселели и принялись их поглощать, заказали ещё одну бутылочку водки, затем ещё одну …
Изрядно выпитое спиртное уже хорошо ударило в голову, неожиданно, хитро подмигнув, гость из Питера, сидевший напротив Дмитрия, лицом к танцевальной площадке, подзадорил того.
- Дмитрий Николаевич! Смотри, какая женщина танцует, а какая у неё шикарная грудь! Заметь, танцует в одиночестве.
Дмитрий машинально оглянулся назад. Действительно, на сиротливо опустевшей площадке, вокруг которой подковообразно, чуть выше её по уровню расположились столики с посетителями, под «живую» музыку, трудно определимого жанра, в одиночестве кружила моложавая, симпатичная женщина с короткой причёской, слегка вьющихся чёрных волос. Её бюст, рельефно выступающий в обрамлении красной, ажурной блузы, сразу привлёк его внимание своими вызывающими формами, а чёрная, кожаная юбка выше колен подчёркивала ослепительную белизну её стройных ног.
«Да уж … Дамочка очень даже аппетитно выглядит»! – промелькнула озорная мысль в голове у захмелевшего мужчины. – «Надо бы познакомиться с ней, глядишь, и представится случай в полной мере оценить её женские достоинства»! – а вслух произнёс с пафосом.
- Как джентльмен, я не могу себе позволить, оставить женщину, да ещё столь привлекательную, в полном одиночестве! – поспешно стал из-за столика и нетвёрдой походкой направился в сторону танцплощадки.
Присоединившись к одинокой танцовщице, Дмитрий составил ей пару. Та, окинув его оценивающим взглядом, улыбнулась и бросила реплику.
- Хоть один мужчина объявился среди бесполых субъектов!
Не совсем понятная мелодия продолжалась недолго, он собрался уже, было, с сожалением покинуть партнёршу, как зал ресторана наполнился звуками медленного танца со словами песни, завораживающими слух.
«В шумном зале рестора-а-на,
Средь веселья и обма-а-на
Пристань загуля-явшего поэта.
Возле столика напротив
Ты сидишь вполоборота
Вся в лучах ночно-о -ого света …»
Бедовая танцовщица уверенно подхватила партнёра, и они поплыли по площадке в ритме танго. Она тесно прильнула к нему, обжигая его горячим дыханием и дразнящим теплом пышной, упругой груди.
- По какому поводу вы сегодня здесь? – с придыханием промолвила она пьяненьким голоском.
- Отмечаю с друзьями свой день рождения, - слегка смутившись, ответил он.
- Да-а? И сколько же вам стукнуло?
- Сорок девять, - коротко ответил партнёр.
- Надо же, поздравляю! Я бы вам столько не дала, - кокетливо произнесла она. - А. как вас зовут, если не секрет?
- Дмитрий.
- А меня – Лариса. Вы хорошо танцуете, Дима. Можно, мы перейдём на «ты»?
- Я не против, а вы, то есть, ты, по какому поводу здесь?
- Сегодня небольшой юбилей медсанчасти атомной станции, где я работаю.
- Да? Поздравляю! Ты, значит, врач?
- Если точнее, то медицинская сестра. А ты, где работаешь?
- Главным экономистом на «МЗТМ».
- О-о! Какая важная персона! Можно, я тебя поцелую в честь дня твоего рождения? – не дожидаясь разрешения, она прильнула к его губам.
Дмитрий едва не задохнулся от неожиданно глубокого, затяжного поцелуя, с удовлетворением отметив про себя: «Вот так, Дима, ещё не известно, кто кого охмурит сегодня. Дамочка-то расторопная и не закомплексованная оказалась»! – дабы «не ударить в грязь лицом», он с чувством ответил взаимностью на страстный поцелуй и вдруг услышал.
- Дмитрий Николаевич, ну, вы даёте!
Он скосил взгляд в сторону прозвучавшей реплики, мимо в танце проплыла пара, Дмитрий узнал в партнёре знакомого ему по работе сослуживца.
Непринуждённо беседуя, Лариса удерживала своего партнёра на площадке несколько танцев подряд, уже по-свойски уложив свою аккуратную головку на его плече. Дмитрий почувствовал некоторую неловкость и после окончания очередной мелодии произнёс.
- Лариса, меня там друзья уже заждались, извини, - и, проводив её до места, где она расположилась за столиком со своей компанией, вернулся к своим коллегам.
- Дмитрий Николаевич, я гляжу, эта дама вас увлекла, – встретил его вопрошающей репликой Олег.
- Да уж, оригинальная женщина! – ответил тот.
- А мы тут ещё одну бутылочку распечатали, – отозвался Анатолий.
- Наливай тогда! – усмехнувшись, скомандовал Дмитрий.
Застолье продолжилось.
Неожиданно к их столику подсела Лариса.
- А тебе, чего тут надо! – грубо спросил её Анатолий.
- Не беспокойся, я не по твою душу! – огрызнулась та и обратилась к своему недавнему партнёру по танцам. - Дима, налей мне сок, пожалуйста.
Тот наполнил напитком бокал и осадил своего товарища.
- Нехорошо, Анатолий, с женщинами так грубо разговаривать.
Лариса, не допив сок из бокала, недовольным голосом промолвила.
- Неуютно тут у вас и скучно. Дима, пойдём, потанцуем, – и, взяв его за руку, увлекла за собой.
Под звуки музыки он, чувствуя раскованность партнёрши, более того, – неприкрытый женский флирт, источаемый ею, вкрадчиво прошептал ей на ухо.
- Лариса, я не могу тебя к себе домой пригласить. Может быть, номер в гостинице снять?
«Ха, а это уже прямое постельное предложение»! – промелькнула искромётная мысль в голове у той, на языке уже вертелся утвердительный ответ, но в последний момент она сочла такой прозрачный вариант неприемлемым, способным выставить её в глазах приглянувшегося ей мужчины слишком уж ветреной женщиной.
- Шустрый какой! Проводи меня лучше до моего дома, – беспечным голосом отшутилась она.
- А кто-нибудь там ещё есть? – уточнил настойчивый кавалер.
- Я живу одна.
- Такая молодая, красивая женщина и вдруг одна? – недоверчиво переспросил Дмитрий.
- Так, мне твои глупые вопросы надоели. Ты отвезёшь меня домой или нет? – с капризными нотками в голосе вопросила она.
- Нет проблем, – поспешно согласился кавалер, и, когда танец закончился, шепнул ей. - Ты со своими коллегами попрощайся, а я пойду, пока, такси вызову.
Заглянув к друзьям за столиком, Дмитрий скороговоркой выпалил.
- Я закругляюсь, пошёл вызывать такси. Завтра встретимся на заводе, пока!
- Постой! – остановил его удивлённым голосом Олег. - С какой стати такая поспешность?
- «Шерше ля фам»! – ответил он с намёком.
- Погоди! – Олег достал из-под стола аккуратный, фирменный пакет с какой-то узкой, но высокой коробкой внутри и протянул со словами. - Это я тебе подарок с Питера привёз ко дню рождения.
Дмитрий поблагодарил, ещё раз попрощался и вышел из залы. В вестибюле он, спросив разрешения у швейцара, вызвал по телефону такси. В это время на выходе из зала ресторана, завязалась какая-то перепалка, женский голос показался Дмитрию знакомым. Он поспешил узнать, что там происходит, и увидел Ларису, которая на высоких тонах разговаривала с мужчиной из компании, в которой она была в ресторане. По обрывкам разговора поняв, что речь идёт об оплате за ужин, он достал пятисотрублёвую купюру и протянул её Ларисе со словами.
- Этого хватит?
Лариса, взяв деньги, брезгливо вложила их в верхний кармашек пиджака недовольного собеседника и небрежно бросила тому.
- Достаточно, ещё и на чаевые останется! – повернулась к нему спиной и обратилась уже к Дмитрию, направляясь к гардеробной. - Пошли, дорогой мой!
Тот последовал, было, за ней, как кто-то хлопнул его сзади по плечу, обернувшись, он увидел улыбающегося Анатолия с небольшим букетом цветов в руке.
- Держи для дамы. «Ни пуха, ни пера»! Смотри, утром на работу не проспи, – пошутил он.
- «К чёрту»! – ответил в тон ему Дмитрий на традиционное пожелание и поспешил на помощь к Ларисе, которая нетерпеливо ожидала его с курточкой из искусственного меха в руках.
Галантно оказав помощь даме, он протянул ей букет цветов.
- Надо же! Когда и где ты успел? – удивилась та, с благодарностью принимая цветы.
Кавалер скромно промолчал, и они направились к выходу.

Бурная ночь
На площадке у ресторана уже стояло такси, Дмитрий услужливо открыл заднюю дверцу и пригласил свою подругу в салон машины, следом за ней сел рядом на сидение и закрыл дверцу автомобиля.
- Куда едем? – раздался голос водителя.
Дмитрий вопросительно посмотрел на Ларису, та назвала адрес, машина тронулась с места, немного пропетляла по тёмноватому, внутреннему двору и, выскочив на широкий, залитый светом проспект, устремилась в направлении старой части города. Проехав до колхозного рынка, такси свернуло в узкий, сумрачный переулок, по обе стороны которого возвышались неказистые, четырёхэтажные жилые дома, постройки далёких, шестидесятых годов, в простонародье, так называемые, «хрущёвки».
Дмитрий, тем временем, лихорадочно прикидывал свои дальнейшие действия, здравый смысл подсказывал, что в таком, разобранном состоянии он вряд ли способен на полноценные забавы с женщиной. С другой стороны, совершенно не хотелось упускать удобного случая, поближе познакомиться с такой привлекательной дамой, тем более что её откровенная фривольность в ресторане настраивала на готовность с её стороны безотказно принять самые сокровенные его притязания.
Такси внезапно остановилось, течение мыслей незадачливого кавалера прервал лукавый голос его соблазнительной спутницы.
- Ну что, Дима, разбегаемся?
- С чего бы это? – торопливо возразил он.
- Уже поздно, супруга твоя уже заждалась. Да и мы оба в хорошем подпитии. Зачем нам сегодня мучиться? Обменяемся телефонами, созвонимся на свежую голову.
- Не согласен, раз уже приехали, давай, зайдём к тебе, посмотрю, как ты живёшь в своём гнёздышке, а там видно будет. Как говорится, «если долго мучиться, что-нибудь получится», – ответил решительно он, чувствуя, как волна внутреннего протеста поднимается в нём.
- Ну, если только до-о-лго …, то пойдём, - съязвила Лариса.
Расплатившись с водителем, Дмитрий вышел из машины, помог выбраться из неё лукавой спутнице.
Такси тронулось с места, развернулось и растворилось в сумерках.
- Ну что, неугомонный ты мой кавалер? Как водится в подобных случаях, приглашаю «на чашечку кофе», – произнесла Лариса, театрально прокинув руку ладонью вверх, в сторону подъезда, и с ехидцей в голосе добавила. - Кстати, первая часть поговорки, озвученная тобой, меня привлекает, а вот заключительное выражение не вдохновляет …
Они вошли в полутёмный подъезд и стали подниматься по облупившимся бетонным ступеням лестницы.
На бравого ещё минуту назад кавалера неожиданно накатил страх неуверенности, обречённо мелькнула прежняя мысль: «Что я буду с ней делать в столь разобранном состоянии»?
Невесёлые его мысли прервал голос Ларисы.
- Вот мы и пришли, - порывшись в сумочке, она достала ключ, повернула им в замке металлической двери, за которой оказалась ещё одна, уже стандартная деревянная дверь, но на замок уже не закрытая.
Переступив порог квартиры, хозяйка щёлкнула выключателем, в крохотной прихожей разлился яркий свет лампочки. Скинув с плеч верхнюю одежду, полуночники повесили её на вешалку, разулись у входа и прошли в тёплую, уютную комнату. Когда в ней вспыхнул свет, гость окинул взором скромное убранство довольно просторного помещения. Слева, вдоль стены, на всю ширину комнаты расположилась стенка, цвета светлого ореха. Набор состоял из платяного, посудного и книжного шкафов, наполненных соответствующей утварью. В правом, дальнем углу, на тумбочке стоял небольшой телевизор. Справа от входа, вдоль ближней стены занимал место аккуратно застеленный старенький, ещё советских времён диван. Прямо перед ним расположился приземистый журнальный столик тёмной полировки. На подоконнике, в блюдцах стояли аккуратные горшочки с домашними цветами. Рядом с полузашторенным окном просматривалась дверь, преграждавшая выход на балкон квартиры. Ничего примечательного в комнате больше не было.
«Да, скромно, но уютно», - отметил мысленно Дмитрий.
Пока он осматривал обстановку комнаты, из кухни вернулась хозяйка с парящей турой в руке, аромат свежезаваренного кофе приятно защекотал ноздри. На столе появились две миниатюрные кофейные чашечки и витиеватая сахарница из сервиза, красовавшегося за стеклянными створками посудного шкафа, а также небольшое блюдечко с шоколадными конфетами.
- Присаживайся, ненавязчивый ты мой! – шутливым тоном пригласила Лариса гостя к столику.
Дмитрий присел на диван рядом с хозяйкой. Кофе немного взбодрил, но скверное самочувствие, испытываемое им после обильных возлияний в ресторане, существенно не изменилось. Единственным преимуществом такого состояния была полная раскрепощённость в отношениях с моложавой, цветущей женщиной. Когда с кофе было покончено, Дмитрий, мысленно махнув рукой на возможную неудачу, решительно обнял податливую хозяйку, прильнул к её тёплым, влажным губам, без раздумий повалил на диван и без ложного стеснения дал волю своим рукам.
- Смелое начало …, - проворковала Лариса, не препятствуя его откровенным притязаниям, но, уже опасаясь за целостность своего кружевного гарнитура, поспешила самостоятельно скинуть свою нательную принадлежность, а затем ещё помогла и разгорячённому мужчине.
Взбудораженный её раскованностью и лёгкой доступностью, Дмитрий с приятным воодушевлением почувствовал неукротимый прилив мужского возбуждения. С азартом уже уверенного в своих силах пылкого любовника, под страстный возглас покорённой им женщины, он, ещё совсем недавно слабо верившей в такую возможность, надолго окунулся с ней в райские волны бескрайнего моря наслаждений, начисто потеряв меру времени …
Уже вполне удовлетворённая женщина ощущала себя абсолютно беспомощной в цепких объятиях ненасытного мужчины. Из-за его плеча, в пылу сексуального азарта упокоившегося под её коленкой, она очередной раз, украдкой бросила скользящий взгляд на настенные часы, стрелки которых отсчитали уже более получаса, а увлечённый мужчина, похоже, даже и не собирался отпускать её в ближайшее время. Придавив его со спины острыми коготками пальцев рук, Лариса просительно-лукавым голосом произнесла.
- Дима, ты слишком буквально понимаешь поговорку, успокойся, всё у тебя получилось, и у меня уже не один раз случилось, заканчивай быстрее, да передохнём, хотя бы немного.
Почувствовав резкую, удивительно возбуждающую боль от вонзившихся коготков обеспокоенной партнёрши, он с приятным чувством мужского превосходства произнёс.
- Что? Подустала, родимая? Ну, тогда завершаем наше первое сближение звенящим аккордом, - и устроил настоящий шторм, в апогее которого, уже круто скатываясь в бурлящую бездну, ощутил неописуемое блаженство накатившего расслабления.
Выскользнув, наконец, из потерявших мужскую силу объятий, растрёпанная хозяйка с облегчением ступила на пол, наспех поправила свой выходной наряд, изрядно потревоженный в пылу горячего общения с азартным мужчиной, подняла с пола ажурную принадлежность своего туалета и выпорхнула из комнаты.
Вернулась Лариса к ночному гостю уже в домашнем халатике, слегка скрадывающем её ладную фигуру, и в заметно приподнятом настроении продефилировала в сторону телевизора, к стоящему на нём портативному магнитофону, щёлкнула клавишей. Комната наполнилась мелодией известной песни в исполнении Аллы Пугачёвой.
«Нынче вечер хоть куда, разомкнулся навсегда
Круг забот и в шумном зале
Звуки музыки летят, вижу ваш случайный взгляд.
Молодо-о-ой человек, пригласите танцева-а-ать.
Пригласи-и-те, пригласи-и-те, пригласи-и-те даму танцевать …»
Удовлетворённая свершившейся сладкой близостью с приятно удивившим её мужчиной, довольная женщина призывным жестом руки поманила состоявшегося любовника к себе, и они закружились вдвоём в ритме танго. Дмитрий, уже по-свойски, беспрепятственно проник руками под халатик тесно прильнувшей к нему партнёрши и с удовольствием ласкал её податливое, разгорячённое тело, она в ответ бормотала какие-то, бессмысленные слова, призывно прижимаясь ещё плотнее к нему. Желание с новой силой охватило возбуждённого мужчину, он решительно подхватил послушную его намерениям прелестницу, слегка приподнял её и, прижав к стене спиной, улетел с ней в сладострастное небытие. Под томное её придыхание закрутилась очередная любовная карусель, снова всецело поглотив их обоих.
Бурная интимная ночь безудержных партнёров продолжалась до четырёх часов утра. Танцы под магнитофон ещё дважды прерывались взаимным притяжением. Лариса с некоторым удивлением и с нескрываемым удовлетворением отмечала, что её изобретательный партнёр каждый раз предлагал ей неповторяющиеся любовные изыски, и в свою очередь охотно и темпераментно их принимала. Пары спиртного давно уже улетучились, взглянув на циферблат часов после очередной горячей близости, Дмитрий спохватился.
- Пора мне домой, надо, хотя бы, под утро заявиться! Ты довольна? – вопросил он, неохотно поднимаясь с дивана.
- Ещё бы! – откликнулась ночная жрица любви и, поднявшись следом за ним, сочно поцеловала его в губы.
- Что, ещё разок? – не удержался он от возможности поймать её на слове.
- Что ты, что ты?(!) Вполне достаточно!!! - поспешно ответила она и продолжила тут же, не останавливаясь. - Честно говоря, учитывая твоё, казалось бы, никудышнее состояние, я думала, что ничего у нас сегодня не получится. Но к моему изумлению, ты так разохотился, что я едва успевала бегать в ванную комнату! Уж больно ты ненасытным, да ещё и богатым на любовные фантазии оказался, прямо «Казанова», какой-то!
Дмитрия переполняло чувство собственного мужского достоинства, он даже в свои молодые годы не ощущал такого удовлетворения. Выходит, совсем напрасно он уже много лет испытывал гнетущее беспокойство по поводу своих мужских достоинств.
Перед уходом он предупредил Ларису о том, что семья для него нерушимая крепость, но он готов, в силу своих возможностей, материально помогать ей, разумеется, при сохранении близких отношений между ними. Та, пожав плечами, ответила, что на большее и не претендует. Тепло попрощавшись с негаданно обретённой горячей любовницей, он в приподнятом настроении покинул её квартиру. Пройдя внутренний двор близлежащих домов, вышел на широкую площадь у кинотеатра, к его радости в этот ранний, предутренний час здесь в ожидании спроса стояли несколько автомобилей-такси. Одно из них, нанятое им, встречая на дороге редкие, встречные машины, быстро домчало раннего пассажира до его дома. Поднявшись в лифте на девятый этаж, ночной гуляка, стараясь не шуметь, осторожно открыл ключом дверь, прошёл в спальную комнату, быстро разделся и юркнул в постель.
- Ты где был? – пробурчала спросонья супруга.
- С Питера товарищ - Олег приехал, мы уже несколько лет плотно работаем с ним по инвентаризации недвижимости объединения. Посидели в ресторане, с нами еще Остров Анатолий - мой подчинённый был. Когда ресторан закрылся, продолжили в гостиничном номере, где остановился Олег, разговорились, время пролетело незаметно. Кстати, он мне подарок ко дню рождения привёз, я его так и не посмотрел. Дмитрий резво соскочил с кровати, прошёл в зальную комнату и, захватив пакет, оставленный там при возвращении домой, принёс его в спальню. Включив свет, он вынул из пакета картонную коробку, с цветным, глянцевым рисунком, и извлёк оттуда литровую бутылку, прямоугольной формы. «Виски», - прочитал он на этикетке и весело произнёс. - Вот, оказывается, что здесь скрывалось! Жаль, что скоро уже на работу идти, а то бы попробовал заморского напитка!
- Ложись! Хоть немного успеешь проспаться и «просохнуть», - недовольным голосом пробурчала супруга.
Провинившийся муж не стал возражать, потушил свет и вернулся в постель, сон сразу навалился на него свинцовой тяжестью.

На другом конце города, после ухода новообретённого любовника, Лариса, зевая после бурной, бессонной ночи, мысленно прокручивала события, так неожиданно свалившиеся на неё, и размышляла:
«Надо же было так набраться! Вроде бы, кроме шампанского, ничем не злоупотребляла. Ни с того, ни с сего к незнакомым мужикам за их столик подсела. Господи, что они обо мне подумали? Не случайно же этот Дмитрий вознамерился меня в гостиничный номер затащить, то есть попросту хотел снять на ночь. Я-то почти повелась, уж больно хотелось праздника любви в объятиях солидного мужчины, едва устояла от соблазна. Сдержало то, что к тому времени он уже совсем «тёпленький» был. Полагала, в таком состоянии мужчина вряд ли, на что способен сегодня. В расчёте на то, чтобы не испортить многообещающего знакомства с приглянувшимся кавалером, попросила его отвезти меня домой, думала, что у подъезда моего дома и расстанемся до лучших времён. Куда там! Оказавшись наедине со мной в моём гнёздышке, не долго думая, завалил и разом развеял все мои сомнения, а затем, изрядно разохотившись, и вовсе «отымел» меня по полной программе! Такую карусель закрутил почти на всю ночь, что далеко не каждому мужику и в трезвом-то виде по силам! А, ведь, ему, без малого, пятьдесят лет, на десяток годков старше меня. Боже, ты мой, неужели он и свои супружеские обязанности так ненасытно исполняет? Сказал тоже, что для него семья - его крепость, а сам туда же, беззастенчиво под чужие юбки заглядывает, да ещё в любовники набивается! Чего ему не хватает? Хотя, чему тут удивляться, это жена для благоверных с виду мужиков должна быть воплощением супружеской верности, а сами они при всяком удобном случае и без угрызений совести сразу в кобелиную стоечку становятся …»
Она тяжело вздохнула, перед мысленным взором всплыли воспоминания о своей неудачной семейной и последующей жизни.
В двадцать лет вышла замуж, возлюбленный был на семь лет старше её, по тем временам крепко стоял на ногах. Казалось, что сильно любил, немного забавляла его ревность. Родился сын, думала, что семейная жизнь налаживается, как белка в колесе крутилась, управляясь с многочисленной живностью в хлопотном деревенском хозяйстве. Уже носила второго ребёнка, когда муж совсем распоясался, нередко избивал её, беременную, сам гулял на стороне, при этом, особо не таясь. Хотела прервать беременность, но родственники отговорили. Родила дочку, ещё долгие годы терпела его издевательства, поднимая детей. После очередного, жестокого избиения, терпение лопнуло, уехала к своей сестре. Муж развода не давал, самое страшное, что, имея связи в станице, где они проживали, детей оставил при себе. От жестоких переживаний она сильно осунулась, страшно похудела, вот-вот только оправилась. При мизерной зарплате медсестры, денег постоянно не хватало, но она выкраивала небольшие суммы, чтобы время от времени посылать подарки своим детям. От безысходности охватывало отчаяние, будучи красивой, ещё молодой женщиной, она постоянно ощущала на себе прилипчивые взгляды мужчин. После неудачного замужества, она перенесла свою ненависть к бывшему суженному на всех представителей мужского пола, мысли о новой семейной жизни решительно прогоняла. Природа, однако, брала своё, и однажды она уступила настойчивым притязаниям очередного поклонника. Тот оказался не очень способным любовником, но стал материально поддерживать её, что в какой-то степени облегчало ей жизнь. Но она не смирилась с таким течением жизни, подумывая о том, что, накопив необходимую сумму денег, уедет за границу, рассчитывая неплохо там заработать на жизнь, даже оформила заграничный паспорт.
Лариса вдруг со смешанными чувствами удовлетворения и женской ревности подумала: «Вот теперь объявился очередной любовник, с высокой должностью, похоже, что при деньгах, да и интимные отношения с ним иметь несравнимо приятнее, чем с предыдущим поклонником. Неприятно, конечно, делить мужчину с другой женщиной. Вот и сейчас, не остыв ещё полностью от моих горячих объятий, дрыхнет он спокойненько уже на другом конце города под тёплым бочком своей законной половинки, обманутой им, похоже, уже не в первый раз. Интересно, неужели она не чувствует от него запаха посторонней женщины, парфюма, в конце - концов? Хотя, вряд ли. Не напрасно же он так усердно мылся с шампунем под душем, голову неоднократно и обильно намыливал».
С каким-то необъяснимым злорадством Лариса успокоила себя неожиданно промелькнувшей мыслью: «Ничего, за то уж сегодня-то он, наверняка, исключительно мой, вряд ли после столь бурной ночи и невероятной самоотдачи у него возникнет желание, тем более сомнительно, что хватит мужских сил потешиться ещё и с законной супругой …»

И разгорелся аппетит
На следующий день гость из Питера появился в кабинете Снегирёва ближе к обеду, вид у него был помятый.
- Как самочувствие после вчерашнего? – сочувственно поинтересовался хозяин кабинета.
- Ой, и не спрашивай. А ты, я гляжу, в бодром настроении.
- Я вчера, вернее сегодня ночью, неплохо разрядился с прекрасной незнакомкой! Правда, в сон клонит, а так, без особых последствий.
- Оно и видно, глазки, как у блудливого кота, блестят! Ну, как тебе женщина показалась?
- Честно скажу. Были большие сомнения, когда ехал к ней домой, приняли-то «на грудь» мы изрядно, но мне кажется, что она бы и мёртвого мужика на ноги, то бишь, на коленки поставила! Не поверишь, но меня она завела так, что опомнился я только к четырём часам утра после очередной горячей карусели с ней. Мне лично с такими женщинами никогда встречаться не приходилось, это колдунья, какая-то, в хорошем смысле этого слова, разумеется!
- Везёт же людям! Слушай, ты так доходчиво обрисовал всё, как будто я «со свечкой стоял» возле вас всю эту ночь, – с завистью в голосе ответил собеседник. - Надо было мне самому близко с ней познакомиться!
- «Кто не успел – тот опоздал»! - философски продекламировал известное выражение Дмитрий. - А вообще-то, большое тебе спасибо, она - твой лучший подарок для меня ко дню рождения! Кстати, спасибо и за виски.
- Не трави душу, у тебя что-нибудь есть здесь, здоровье поправить? – с надеждой в голосе спросил Олег.
Хозяин кабинета открыл небольшой сейф, вынул оттуда непочатую бутылку коньяка, поставил на стол две небольших рюмки и наполнил их, отрезал несколько ломтиков лимона, извлечённого из холодильника. Выпили, Олег с наслаждением пожевал ломтик лимона.
- Давай, ещё по одной! – разохотился он.
Выпили ещё по рюмке коньяка.
- Фу, кажется, отлегло! – с удовлетворением промолвил уже повеселевший мученик вчерашнего застолья. - Может, познакомишь с кудесницей любви? А то я ещё на денёк задержусь в вашем городке, – он вопросительно посмотрел на собеседника.
- Извиняйте, не в моих правилах делиться любовницами! – отшутился хозяин кабинета.
- Что же? Давай, тогда займёмся делами. Приглашай Анатолия Александровича.
Снегирёв позвонил своему подчинённому, тот вскоре пришёл. Посмотрев на его страдальческую физиономию, Олег попросил хозяина кабинета.
- Дмитрий Николаевич, мне кажется, что ему тоже не мешало бы поправить здоровье, давай поддержим его.
Снегирёв достал знакомую, но уже початую бутылку, наполнил три рюмки, поразмыслив, наполнил ещё одну, сказав.
- Мы тут без тебя, Анатолий, уже причастились, так что давай, опустошай сразу две.
Закончив с оздоровительной процедурой, они принялись обсуждать насущные проблемы по работе.

К полудню следующего дня Снегирёв проводил гостя из Питера восвояси, позвонил Ларисе на работу, предупредив, что вечерком заглянет к ней домой. Дождавшись конца рабочего дня, попросил водителя служебной машины подбросить его до гаража. Там, пересев уже в свой «Ситроен», отправился в старую часть города, по пути прикупил в «Магните» бутылочку коньяка, шоколадку и фрукты, на цветочном рынке приобрёл букет пёстрых гвоздик. Наконец, ведомый им автомобиль, подкатил к подъезду знакомого, четырёхэтажного жилого дома. Поднявшись на второй этаж, он постучал в заветную дверь, она отворилась, на пороге с улыбкой на лице, в домашнем халатике, уже знакомом посетителю, стояла Лариса.
- Проходи! Я уже заждалась! – проворковала она, пропуская его в квартиру.
Он в лёгком смущении протянул ей букет цветов, поцеловав при этом в губы, передал полиэтиленовый пакет. Сняв кожаную куртку, повесил её на вешалку, разулся и прошел следом за хозяйкой в комнату. Та на некоторое время покинула его и вскоре вернулась в комнату с парящими тарелками, от которых исходил сытный запах мясных блюд. Поставив их на столик, она снова направилась к выходу из комнаты, Дмитрий проследовал за ней, они вместе зашли на кухню. Пока хозяйка, нарезала кусочки батона, он, достав из принесённого им пакета апельсины, аккуратно разделал их розетками в форме лилий, сделал из них композицию на плоском блюдце, прихватив шоколадку и коньяк, вместе с Ларисой вернулся в комнату. Разместившись на диване, перед накрытым столиком, они принялись за маленькое пиршество. Дмитрий, помня, что приехал на машине, спиртным не увлекался, подруга удивлённо посмотрела на него и спросила.
- Что-то я тебя не узнаю! С чего бы такая сдержанность?
- Я за рулём, – ответил он.
- Какая у тебя машина?
- «Ситроен».
- Иномарка, что ли?
- Естественно, французская модель, - уточнил он.
- Ой! Как хочется на ней покататься …, – радостно воскликнула она.
- Ещё успеем, вот к весне потеплеет, тогда ещё намотаем километры по местам отдыха. А пока давай, «покатаемся» здесь, на уютном диванчике …, – предложил он ей прямолинейно и с этими словами, обняв свою подругу правой рукой, одновременно, привычными движениями пальцев левой руки, расстегнул крупные пуговицы на её халате.
Она, не препятствуя смелому вторжению его рук уже к последнему рубежу, только прошептала ему горячо на ухо.
- Димуля, я думала, что ты только выпивший, такой бесцеремонный. Оказывается, что это твоя натура ловеласа!
- Соскучился я по тебе, ты меня сразу заводишь! Тебе что - не нравится?
- Почему же не нравится? Я тоже рада нашей сегодняшней встрече, просто ты такой, нетерпеливый, да ещё и … нагловатый, – ответила она с придыханием, находясь уже в предвкушении сладкого мига, который вот-вот наступит. Несмотря на трепетное ожидание, посланник праздника любви покорил её неожиданно, Лариса сразу расслабилась, удовлетворённо простонала и послушно сгруппировалась, следуя устремлениям рук пылкого любовника …
Вечер оказался насыщенным, страстным, без малого, повторив их первую любвеобильную ночь.
Бросив очередной раз, косой взгляд на стрелки настенных часов, Дмитрий с сожалением увидел, что время, отпущенное им для встречи, истекло.
- Всё, мне пора домой идти, надо и «честь знать», – произнёс он, поднимаясь с дивана.
- Ой! Он ещё о чести заговорил! «Чья бы корова мычала …», - усмехнувшись, поддела его Лариса и добавила снисходительно, проводив до порога. - Иди уж, «невольник чести»!
Он не нашёлся, что сказать в ответ, протянул ей, смущаясь, пятисотрублёвую купюру, торопливо оделся и, попрощавшись, покинул уютное гнёздышко.
Расставшись с любовником, Лариса призадумалась: «Странно, уж больно он ненасытный, какой-то. Не может же он «на два фронта» так стараться! А может, жена у него фригидная»?

Облом и примирение
Регулярные встречи горячих любовников продолжались весь декабрь, наступила длинная череда новогодних, праздничных дней. В предвкушении увеличения лимита времени для сладострастного общения с обретенной любовницей, Дмитрий по привычке, устоявшейся от прежних встреч, со стандартным набором для очередного рандеву, подкатил на своём авто к знакомому подъезду и поднялся на второй этаж. Кнопка звонка отсутствовала, поэтому пришлось, как всегда, постучать в металлическую дверь, никто не отзывался, он постучал сильнее, но результат не изменился. Вздохнув, он спустился вниз, вышел на улицу, положив цветы и пакет в машину, стал прогуливаться по внутреннему двору, в надежде на то, что его любовница временно покинула свою обитель и скоро вернётся. Время тянулось томительно долго, Лариса не появлялась. Стрелки часов показывали, что отсутствие подруги затягивается на неопределённый срок. Дмитрий подождал ещё десять минут и, «несолоно хлебавши», с огорчением покинул не состоявшееся место встречи.
Через пару дней он повторил свой вояж, но снова безрезультатно.
«Странно», - с раздражением подумал он. - «Где же она пропадает»?

Праздники закончились, наступили трудовые будни. Дмитрий позвонил с рабочего телефона в медсанчасть, в ответ прозвучали длинные гудки, но трубку ни кто не поднимал. Он сначала забеспокоился, затем на него накатило возмущение.
«Сколько можно бегать за ней? Хватит, если захочет, сама позвонит, зачем мне навязываться»! – решил он и оставил свои попытки связаться с ней. Потянулись серые будни, мысли о любовнице стали уже затухать.
Однажды, уже во второй половине января, он сидел за своим рабочим столом, рассматривая служебные документы. Зазвонил телефон, подняв трубку, он привычно произнёс.
- Снегирёв слушает.
В трубке после короткой паузы раздался знакомый до боли женский голос.
- Здравствуй, Дима! Ты куда пропал?
Он оторопел, узнав голос Ларисы. Справившись с коротким замешательством, он недовольным голосом ответил.
- Это я-то пропал? Вот куда ты подевалась? Другой вопрос. Я к тебе в праздничные дни несколько раз приезжал, словно «олух царя небесного», безрезультатно проторчал у закрытой двери. Уже в рабочие дни попусту звонил к тебе на работу, а теперь ты меня ещё и обвиняешь? Это уже слишком!
- Дима, не горячись, у меня были на то свои причины, если можешь, приезжай сегодня вечерком ко мне, поговорим, - выдержав небольшую паузу, с намёком добавила. - Естественно, как всегда этим не ограничимся. Приедешь?
Он призадумался, в нём боролись два чувства. С одной стороны, было обидно за то, что его, как какого-то мальчишку, водят «за нос», с другой стороны, в нём уже просыпалось неудержимое желание возобновить встречи с любовницей.
- Так ты приедешь? - вновь прозвучало в трубке.
- Приеду, – успокоившись, ответил он.
- Жду, миленький! До встречи, целую тебя! – после этих слов в трубке раздались короткие гудки.
Время, оставшееся до окончания рабочего дня, в ожидании предстоящей встречи тянулось для Дмитрия медленно. Позвонив к концу дня домой, он предупредил супругу, что задерживается сегодня на совещании. Покинув контору, на служебном автомобиле добрался до гаража и уже на своём «Ситроене» помчался выяснять отношения со своей любовницей.
Переступив порог квартиры, он холодно поздоровался с ней, снял куртку, ботинки и, пройдя в комнату, уселся на диване.
- Ты что такой «бука»? – отметив его неприветливость, поинтересовалась подруга.
- Ладно, это не главное, рассказывай, что случилось? – не ответив на вопрос, буркнул он.
Лариса надула губки и огорошила его отчаянной тирадой торопливых слов.
- Когда ты ушёл после нашей последней встречи, я, опасаясь возможных последствий, связанных с дефектом … резинки, решила подстраховаться и отправилась в аптеку за таблетками, сам понимаешь, какими. По пути к ней, поскользнулась, упала и сильно ушиблась головой, расплакалась. Молодой человек, проходивший мимо, помог мне, проводил до дома. Спустя несколько дней, я почувствовала неладное и пошла на приём к гинекологу, опасения подтвердились, он определил беременность, я испугалась и решила прервать её.
- Подожди, ты не могла мне позвонить, что ли? Зачем сразу прерывать-то? – вклинился Дмитрий в её необычный монолог.
- Куда звонить? Домой тебе, что ли и зачем? Ты же сам говорил, что семья - твоя крепость. В общем, после всего случившегося, я несколько дней отлёживалась в доме у своей сестры. Вот и всё, - закончила она своё повествование.
- Да-а …, - протянул Дмитрий. - Беременность ты, конечно, напрасно прервала, но теперь уже поздно об этом говорить.
Необычное известие, сделало её, как-то, роднее, в порыве нахлынувшей нежности, он обнял её и поцеловал.
- Глупенькая ты. Ведь, всё могло сложиться иначе, за время наших встреч я так привязался к тебе, а тут ещё такое …
Лариса всхлипнула и сквозь слёзы, глядя ему в глаза, с надрывом в голосе произнесла.
- А я? Мне очень не хотелось потерять тебя, если бы я знала, что ты такой … хороший ...
- Ладно, хватит мокроту разводить. Я тут со злости ничего не прихватил с собой, сейчас сбегаю в магазин.
- Не надо, покушать у меня есть чего, винцо к тому же имеется. Мне сестра осенью пару вёдер винограда дала. Попробуем, что получилось, - повеселевшая подруга стала с дивана и удалилась на кухню.
Благополучное примирение ознаменовалось тепло проведённым вечером, горячие любовные утехи наполнились новым содержанием, по окончании встречи они попрощались в прекрасном расположении духа.

Глава 2. Состоявшиеся любовники

В привычном гнёздышке уютном
На следующий день в привычной для работы, служебной суете выдалось свободное время. Дмитрий вспомнил, что сегодня вечером ему предстоит очередное любовное свидание, и решил преподнести сюрприз своей подруге. Сел за компьютер, на мониторе замелькали стихотворные строчки.
«В ресторане, под музыку диско,
среди гомона и суеты,
На опустевшей площадке
о, Боже, одиноко танцуешь ты.
Вызов праздным кавалерам
сквозит в движениях твоих,
Поймав их потеплевшим взглядом,
я оценил, бесспорно, их!

Ступив на подиум площадки,
составил пару я тебе,
Мы закружились в ритме танца,
его чарующем огне.
Недолго музыка играла,
аккорд последний прозвучал,
Он словно, нехотя, растаял,
как будто выдохшись, пропал.

В недоумении внезапном
ты посмотрела на меня,
Как будто в этом злоключенье,
виновным оказался я.
Вдруг песня лёгкая, такая,
возникла, словно из тумана.
«В шумном зале ресторана,
средь веселья и обмана …»

Прильнув ко мне, под звуки танго,
ты подарила поцелуй,
А от проплывшей рядом пары,
вдруг долетело – «не балуй»!
Своими жаркими губами
ты разбудила страсть мою,
Не в силах сдерживаться боле,
ответ горячий я дарю.

Мосты сжигая к отступленью,
ты просишь проводить домой,
Такси к заветному подъезду
подвозит вскоре нас с тобой.
Уже в уютном полумраке
скрипит твой старенький диван,
Бесцеремонно обнимаю
я твой горячий, гибкий стан.

Ты благосклонно принимаешь
все притязания мои,
И с щедростью Венеры даришь
в любви достоинства свои.
И вот уже под лепет томный
настал миг страсти роковой,
Поплыл я райскими волнами
в мир наслаждения с тобой!

Казалось, силы истощились,
хмель их изрядно подточил,
Пора бы и остепениться,
час расставания пробил.
Но ночь любви не отпускает,
в объятья вновь бросает нас,
Ты кажешься неповторимой
и всё желанней каждый раз!

Что я могу сказать, Лариса?
Какие мне найти слова?
Этой ночью от сладких мгновений
закружилась моя голова.
Все сомненья, как пыль, улетели
и растаяли в зыбкой дали.
В благодарность тебе посвящаю
эти строчки от чистой души!

Ты создана из света и тепла,
ты словно лебедь белая мила,
Напоена дыханием весны
и ароматом запахов лесных.
Известны людям семь чудес на свете,
но побледнеют чудеса и эти,
Лишь только мне улыбку подари,
и чудеса останутся в тени!»
Распечатав стихи на листе бумаги, Дмитрий с улыбкой прочитал строки, свернул лист и положил его во внутренний карман пиджака. Вспомнив о программе гороскопов на компьютере, ввёл данные своей любовницы, вскоре принтер выдал её персональный гороскоп, который среди прочих интересных предначертаний определял, что ей, натуре страстной и любвеобильной, покровительствует планета Венера. Дмитрий с удовлетворением отметил про себя, что в этом сомнений и быть не может.
В предвкушении очередной встречи с подругой, он дождался окончания рабочего дня и в приподнятом настроении покинул территорию завода.
Лариса, как всегда, встретила любовника приветливой улыбкой и в неизменном халате. Расположившись на привычном уже диване, Дмитрий достал из кармана листок со стихами и небрежно протянул его подруге со словами.
- Я тут поупражнялся немного, прочитай.
Лариса пробежала глазами рифмованные строчки, улыбнулась и произнесла.
- Первый раз в жизни мне посвящают стихи, спасибо тебе! – поцеловав его в губы, она продолжила с ужимками. - Эротического содержания они, конечно. Впрочем, так оно всё и было на самом деле. В общем, мне приятно, особенно понравилось последнее четверостишье, - она заглянула в листок и с вдохновением продекламировала последние строчки стихотворения, - «Лишь только мне улыбку подари, и чудеса останутся в тени!»
Она склонилась к нему и кокетливо произнесла.
- Димуля, я же тебе не только улыбку дарю! Правда, ты тоже парень не промах, тебе разом все удовольствия подавай! Ненасытный ты мой! – и, проворно забравшись к нему на колени лицом к лицу, нежно положила свои ладони на его грудь, поверх рубашки. Плавно поглаживая ими кругами, вскоре разместила их на его плечах, пиджак, от движения её рук соскользнул на диван …
- «Зайка» моя, ты всегда так меня заводишь, что я просто с ума схожу от твоих прикосновений …, – пробормотал Дмитрий, вовлечённый любовницей в своеобразный стриптиз.
Когда по завершению этого процесса, она вновь разместилась у него на коленях и томным голосом, прошептала ему на ухо.
- Теперь твоя душенька довольна?
Он, нежно лаская руками её упругую грудь, вопросом на вопрос ответил.
- Разве можно быть тобой недовольным? – а затем решительно скользнул ладонями вниз.
- Димуля, ты так азартно …, - пролепетала Лариса, с трепетом почувствовав возбуждённого мужчину и активную поддержку его рук.
- Не прибедняйся, это твоя импровизация, я лишь только с благодарностью её принимаю, - внезапно осевшим голосом промолвил он.
Получив сполна взаимное удовлетворение, они, наконец, расслабились. Дмитрий вдруг почувствовал, что сильно проголодался, и шутливо произнёс, переиначив известную пословицу.
- Любовь, любовью, а ужин по расписанию!
- Я сейчас быстренько всё устрою, – с готовностью откликнулась хозяйка, растрёпанная ещё после бурной близости. Соскользнув с его колен, она, накинув на плечи халат, поспешно выскочила из комнаты.
Вскоре столик был накрыт, за ужином Лариса неожиданно спросила своего любовника.
- Дим, ты, конечно, меня извини, но мы уже несколько месяцев очень близко с тобой, так сказать, «общаемся». У меня всё время на языке вопрос. Как у тебя в этом отношении с женой? Трудно представить, что ты с нами обеими …, как бы это правильно выразиться …
- Чего здесь выражаться? - перебил он её монолог. - Не очень приятно мне говорить на эту, щекотливую тему, но коли, уж вопрос озвучен, то отвечу. Конечно, мои с тобой, такие необыкновенно бурные интимные отношения, возможно, во всей моей жизни приятное исключение. Может быть, это в твоих удивительных способностях заключается, а, скорее всего, просто у нас с тобой гармония абсолютно полная. Помимо всего прочего, на мой взгляд, в супружеской жизни должно быть всегда, хотя бы, взаимное уважение в столь тонких и ранимых вопросах. Безразличие здесь губительно, причём, для обоих. Не буду вдаваться в подробности, мне стыдно говорить об этом, но в последние лет пятнадцать у меня сформировался какой-то, необъяснимый комплекс неполноценности в постели с женой. Поверь, для мужчины нет ничего страшнее этого, я зациклился на том, что теряю потенцию.
- Извини, Дима, что перебиваю, но это глупо, тебе ли об этом думать, тем более говорить? По крайней мере, со мной ты неистощим! Бывает же такое, я вот вспоминаю своего бывшего, так у нас всё по-другому было. Мне баба Ксеня говорила, что жена в постели с мужем должна быть немножко проституткой, мол, это заводит мужчин, я как могла, старалась. И что же получила в ответ? Он жутко ревновал меня, обзывал последними словами, избивал. Вот и пойми вас, мужиков, что вам на самом деле нужно!
- Так, какую-то тему мы тупиковую и совсем нерадостную завели. Кстати, я же тебе ещё твой персональный гороскоп принёс! – воскликнул он и, достав из кармана распечатанные листы, протянул ей.
Лариса с любопытством внимательно прочитала их и кокетливо произнесла.
- Вот видишь? «Телец», то есть я, любит дорогие подарки, так что имей это в виду!
- Не знаю, как там насчёт подарков для «Тельца», при случае, конечно, обязательно будут, но не забывай, что твоя планета – Венера, а, значит …, - Дмитрий мягко положил свою ладонь на тёплую коленку подруги и, не задерживая её там, продвинул вверх под халатик любовницы.
- Ну вот, опять начинается, импотент, называется, с тобой не расслабишься …, – с притворным вздохом произнесла она, поднялась с дивана и направилась в сторону окна.
Подойдя к нему, она слегка раздвинула шторы и, опёршись кистями рук о подоконник, глядя в открывшийся её взору чёрный бархат, усеянный серебряной россыпью, в задумчивости произнесла.
- Посмотри, Дима, на эти далёкие звёзды. Как их много, они завораживают …
Не успела она закончить свою мысль, как любовник, уже оказавшийся в непосредственной близости за её спиной, прошептал ей на ухо.
- «Зайка», звёздная романтика – это, конечно, хорошо, поэтично, но опустись-ка на грешную Землю. Разве нам с тобой на ней плохо, хотя бы, тогда, когда мы с тобой наедине? А, если придерживаться ещё и совета незабвенной бабы Ксени, то …
Поняв его намёк, Лариса огрызнулась для порядка.
- Наболтала лишнего на свою голову. Кстати, я тебе вовсе не жена, – и, уже стиснутая сзади крепкими руками повелительного мужчины, осознала, что того сейчас не способны вдохновить её лирические настроения. Она примирительно выдохнула тихим голосом . - Впрочем, тем более … Как ты хочешь ….
Казалось, что время остановилось, неутомимый любовник, как будто, задался целью подарить ей весь запас своей нерастраченной энергии и необузданной страсти, что вызвало у Ларисы неведомое ей ранее, восторженное чувство необъяснимой гармонии. Крутые волны безбрежного моря удовольствий, одна за другой накатывали на разгорячённых партнёров, грозя поднять их на гребень девятого вала и сбросить оттуда уже обессиленных в небытие …
Под облегчённый вздох утомлённой, но довольной любовницы, Дмитрий, наконец, выпустил её из своих цепких рук. Повернувшись к нему лицом, она поцеловала его в губы, её взгляд случайно скользнул по настенным часам, Лариса, всплеснув руками, воскликнула.
- Дима! Ты глянь, времени-то уже сколько! Ей богу, удивляюсь терпению твоей супруги.
Они принялись собирать с пола небрежно разбросанную одежду, неожиданно из прихожей раздался резкий, металлический стук в дверь квартиры.
- Кто это? – спросил Дмитрий.
Лариса пожала плечами.
- Я никого не жду, сейчас пройду, узнаю, - поспешно застегнув пуговицы на халате и, бросив насмешливый взгляд на растерянного любовника, стоявшего перед ней ещё в первозданном виде, усмехнулась, скомандовав. - Одевайся быстренько! – и вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь.
Он, лихорадочно управившись с нижним бельём, накинул рубашку, натянул брюки, застегнув ремень, прислушался. Из прихожей донёсся ещё ломкий, мужской басок и радостный голос Ларисы. Дверь в комнату отворилась, на пороге появилась высокая фигура чернявого парня с короткой стрижкой, в сопровождении сияющей хозяйки. Дмитрий к этому времени едва успел полностью застегнуть пуговицы на рубашке.
- Знакомься, - это мой сын Фёдор, – представила Лариса переминающегося с ноги на ногу юношу.
Застигнутый врасплох любовник, глупо улыбнулся, сознавая неловкость своего присутствия в столь поздний час в квартире матери, неожиданно появившегося, почти взрослого сына.
- Здравствуй, Фёдор, меня зовут Дмитрий Николаевич, - представился он и зачем-то добавил. - Ты не подумай чего плохого, я твою маму очень люблю, - и протянул ему ладонь для рукопожатия.
- Да я ничего такого и не думаю, - смутившись, ответил молодой человек, протягивая в ответ свою руку, и вопросительно посмотрел на мать.
То ли от избытка чувств, то ли окрылённый дружелюбным настроем парня, Дмитрий крепко обнял его, проговаривая.
- Спасибо, Фёдор, спасибо. Мама у тебя хорошая!
- Я знаю, - просто ответил тот.
Выдержав небольшую паузу, Дмитрий, стараясь не суетиться, поднял с дивана свой пиджак, сунул галстук в карман и произнёс, обращаясь к хозяйке.
- Мне пора уже уходить, что-то я задержался. Оставляю вас одних. До свидания, провожать меня не стоит.

Калейдоскоп любовных встреч
Как оказалось, Фёдор, очередной раз поссорившись с отцом, который к этому времени женился на женщине с двумя детьми младшего, подросткового возраста, не дотянул несколько месяцев до окончания средней школы и уехал жить к матери. На её уговоры, подождать, хотя бы, до окончания школы, он ответил категорическим отказом. У любовников неожиданно появилась проблема с местом проведения их встреч.
Между тем, наступившие погожие деньки извещали о приходе весны. В очередную субботу, по негласно сложившейся практике, необходимости присутствия верхнего эшелона руководства в эти дни на заводе, Дмитрий на своей машине поехал на работу. Он не видел особой необходимости в такой традиции, она казалась ему показушной, но не позволял себе нарушать её. Впрочем, отбывание своеобразной повинности, как правило, заканчивалось уже к полудню, Снегирёв использовал это время в основном для наведения порядка в своих служебных документах, подтягивал завершение неоконченных дел. Бывали случаи, что суббота являлась хорошим подспорьем для решения срочных вопросов, требующих времени, свободного от повседневных, рутинных дел и многочисленных совещаний.
С появлением в жизни Дмитрия постоянной любовницы, привычные для его супруги субботние пребывания мужа на работе, он использовал и для любовных свиданий. Вот и в этот раз, приехав на завод, он по привычке заглянул в кабинет генерального директора, который вместе со своим заместителем по продажам, в окружении менеджеров по направлениям обсуждали проблемные вопросы, связанные с поставками продукции, а также её оплаты.
- Я буду у себя, если понадоблюсь, то подойду, - поздоровавшись с присутствующими, как бы, предложил Снегирёв свой расклад на эту субботу генеральному директору, тот согласно кивнул головой.
Дмитрий Николаевич прошёл в свой кабинет, сел на рабочее место и окунулся в рассмотрение многочисленных служебных бумаг, корреспонденции. Эта рутинная работа, в первые месяцы его работы на руководящей должности, отнимала много драгоценного времени. Вскоре он обратил, однако, внимание на то, что на практике до восьмидесяти процентов корреспонденции и других служебных бумаг не стоят такого внимания. У него выработался свой подход в этом вопросе. В первую очередь, он выделял из обилия почты документы, которые не вызывали сомнений в необходимости их скорейшего рассмотрения, затем наступал черёд материалов, требующих более внимательного изучения, их он, как правило, рассматривал именно в субботние дни. После беглого просмотра остальных бумаг, он откладывал их в папку с символическим названием - «на отстой». Через неделю он возвращался к ним, как минимум, половина из них, либо оказывалась уже не актуальной, либо сведения, содержащиеся в них, не подтверждались на практике. Впрочем, бывали случаи, когда он принимал по некоторым из отложенных документов необходимые, назревшие решения.
Закончив привычную работу, он взглянул на часы, стрелки перевалили за цифру одиннадцать. Снегирёв собрался, было, ещё раз заглянуть к своему шефу, как вдруг зазвонил телефон. Он поднял трубку и привычно представился.
- Снегирёв слушает.
В ответ он услышал знакомый, иронический голос супруги.
- Снегирёв, ты на работе?
- Нет, я в бане! – съязвил он на вопрос, не требующий ответа.
- Ладно, не хами. Ты скоро будешь дома? – поинтересовалась супруга.
На ходу сориентировавшись, отрезая для неё целесообразность повторных звонков, практически до конца дня, он ответил.
- Вряд ли, «генерал» на пятнадцать часов собирает серьёзное совещание, так что я задержусь.
Положив трубку, он направился в кабинет Шатунова, тот сидел за своим столом в одиночестве.
- Увидев своего подчинённого, он спросил.
- Что у тебя?
- Да так, заглянул, может быть, есть какие вопросы?
- Нет. Я сейчас пройдусь по цехам и домой поеду. Ты можешь тоже закругляться, если свои дела завершил.
- Дел-то всегда хватает, ещё немного поработаю и тоже домой. До понедельника, - уклончиво произнёс Снегирёв и вышел из кабинета.
В приёмной он перекинулся парой слов с секретарём, показался Шатунов, уже в верхней одежде. На ходу он бросил секретарю.
- Я в главный корпус, пройдусь, и поеду домой. Ты свободна, - и направился к выходу.
Снегирёв вернулся в свой кабинет, не спеша, навёл порядок на рабочем столе, постоял некоторое время у окна с видом на промышленную зону города через дорогу от завода, затем прошёл в сторону выхода из кабинета. Замкнув дверь на замок, он вышел из административного здания и, сев в свою машину, сиротливо стоявшую на площадке, покинул территорию завода. По пути он остановился у продуктового магазина в новой части города, купил бутылку коньяка, фрукты, шоколадку, ветчину и батон хлеба, прихватив минеральную воду и четыре одноразовых, полиэтиленовых стаканчика, вышел из магазина, вернулся в свой автомобиль и направил его в направлении старой части города.
Подкатив к знакомому дому, со стороны балкона квартиры своей любовницы, он посигналил и вышел из машины. За перилами балкона показался её сын.
Поздоровавшись с ним, он попросил.
- Маму позови!
Тот кивнул головой и скрылся, через минуту на балкон вышла уже Лариса.
- Спускайся, поедем, покатаемся, – крикнул ей Дмитрий.
- Подожди немного, я сейчас оденусь и выйду, - ответила та и скрылась из виду.
Минут через десять из-за угла дома показалась знакомая фигура, подойдя к машине, Лариса, улыбаясь, спросила.
- Куда мы направляемся?
- Давай, поедем на судоходный канал, я тут кое-что прихватил с собой, там, на месте разберёмся.
Подруга разместилась на переднем, пассажирском сидении и скомандовала.
- Поехали!
Дмитрий включил магнитолу, завёл двигатель, и «Ситроен», миновав внутренний двор, выскочил на автомобильную дорогу. Через пять минут последние, жилые кварталы города остались позади, машина вышла на загородную трассу и, прибавив в скорости, понеслась в сторону судоходного канала. Проскочив мост через него, водитель свернул налево и уже по грунтовой дороге повёл машину вдоль канала. За окном проплывали посадки деревьев и кустарников с молодыми, яркой зелени листочками на ветвях. Приметив подходящее, укромное место среди деревьев, Дмитрий осторожно проехал туда и заглушил двигатель. Любовники вышли из машины, осмотрелись, вокруг не было ни души, только в душистой зелени деревьев и кустарников звучали беспокойные голоса птиц. Погода радовала, тёплые лучи солнца на фоне голубого, безоблачного неба прогревали землю и воздух, настоянные дразнящими запахами.
- Ну что, «Зайка», раздеваемся? Пройдём к каналу, если вода позволит, то искупаемся, а потом «погреемся» в машине, - предложил любовник.
- Я, как-то, на купание не рассчитывала, поэтому без купальника, - растерянным голосом ответила Лариса.
- Ну, и Бог с ним, купальником. Насколько я знаю, нижнее бельё у тебя красивое, к тому же, посторонних лиц здесь не наблюдается. Разоблачайся! – скомандовал он, уже скидывая свою верхнюю одежду.
Когда любовница последовала его примеру и осталась лишь в нательном белье из чёрного, ажурного материала, Дмитрий окинул её фигуру восхищённым взглядом и произнёс.
- Богиня! В этом неглиже хоть сейчас на подиум!
Лариса, сопровождая свои слова кокетливыми ужимками, произнесла с усмешкой.
- Знаю я твой подиум, на нём враз и неглиже лишним станет! Пойдём лучше к воде.
Они прошли к берегу канала, осторожно ступая по гранитным камням, спустились к кромке прозрачной воды. Лариса наклонилась и опустила ладонь в манящую, зыбкую гладь.
- Ух, холодная, какая! – произнесла она и выпрямилась.
- А ты что, искупаться хотела? – шутливо спросил он.
- Бр-р. Ты что, с ума сошёл? – поёжилась подруга. – Если так хочется, то покажи личный пример!
- Да мне-то что? Я десять лет регулярно зимой в полынье купался. Только в последние три года обленился.
- Ну-ну, давай, вспомни свои подвиги! – подзадорила Лариса.
- Пожалуйста, - и Дмитрий, не раздумывая, прыгнул в воду.
Холодная вода сковала его, он вынырнул, тряхнув головой, развернулся в обратную сторону и, доплыв, выскочил на берег.
- Давай, теперь твоя очередь! – воскликнул он и устремился к своей подруге.
Та, взвизгнув, развернулась и побежала прочь от берега, в сторону машины, он устремился за ней. Добравшись до автомобиля, Дмитрий открыл заднюю дверку машины и, достав оттуда аккуратно сложенное, старенькое покрывало, стал усиленно растираться им. Разогревшись, он весело произнёс.
- Сейчас подготовлю ложе, погреемся вместе!
Придвинув передние сидения до отказа в сторону лобового стекла, он снял с них подголовники, опустил спинки до горизонтального состояния, вместе с задним сидением получилась вполне удобная и обширная площадка. Похлопав по упругим сиденьям, Дмитрий, в предвкушении азартного общения с горячей любовницей, требовательно скомандовал ей.
- А ну-ка, ступай в апартаменты, обновим салон!
Она, присев со стороны задней дверки машины на сидение, скинула на зелёную, молодую травку обувь. Опрокинувшись на спину, перенесла свои ноги, согнутые в коленках, в салон автомобиля и сразу оказалась в объятиях любовника, который, проворно освободив её от нательных аксессуаров, незамедлительно овладел ею и стал плавно укачивать разомлевшую любовницу под ритмы музыки песни, вырывавшейся из динамиков магнитолы в исполнении известной певицы.
«Надо же, надо же, надо ж такому случиться,
Надо же, надо же, надо ж так было влюбиться,
Надо бы, надо бы, надо бы остановиться,
Но не могу, не могу, не могу, не могу-у-у.
Не могу и не хочу …»
Лариса невольно улыбнулась удивительной созвучности слов песни её отношениям с любовником.
Завершив в удовлетворении свои взрослые игры, они в изнеможении лежали некоторое время рядом, восстанавливая сбившееся дыхание.
- Так! – произнёс Дмитрий, приподнявшись на руку, согнутую в локте, и продолжил. - «Соловья баснями не кормят», пора бы и перекусить! Ты доставай продукты, которые я прикупил, а я пока покрывало постелю поверх сидений, чтобы не насорить здесь.
Пока подруга подготавливала к сервировке продукты из пакета и раскладывала их на импровизированной «поляне», её партнёр открыл бутылочку коньяка и уже наполнял одноразовые стаканчики. В это время мимо их машины, стоявшей под раскидистыми ветвями дерева, совсем рядом, на медленной скорости, тихо урча, катил легковой автомобиль, в котором Дмитрий увидел водителя – парня и единственного пассажира - девушку, заинтересованно разглядывающих лесополосу у судоходного канала.
Дмитрий обратил внимание подруги на них.
- Глянь, ещё одна беспокойная парочка! Смотри, как глазёнками рыскают, точно, укромное место на «зелёнке» подыскивают.
Лариса, инстинктивно накинув на обнажённые плечи блузку, лихорадочными движениями пальцев застегнула на ней пуговки и повернула голову направо. Видимо, поймав её смущённый взгляд, водитель прибавил газу, и машина быстро проскочила дальше.
- Ой, как неудобно … Это ж надо было нам перед ними в таком эротическом виде предстать, - пролепетала Лариса. На её щёки накатил румянец, и она, неожиданно прыснув в ладошку, промолвила. - Было бы весьма забавно, объявись они здесь чуть раньше, когда мы тут с тобой уж совсем не скромно под ритмы музыки кувыркались, как …
Её пространное замечание любовник прервал с сарказмом в голосе.
- Ты думаешь, что они сюда бесплатное кино приехали посмотреть? Как бы, не так! Сто к одному ставлю! Они сейчас проедут чуть подальше и уже свой, такой увлекательный спектакль разыграют!
- Да ну их! Давай-ка, налегай лучше на закуску, ты же есть хотел, потраченные калории надо восстанавливать! – лукаво улыбнувшись, воскликнула Лариса.
Подкрепившись, Дмитрий вернул в прежнее положение сидения машины, положил под язык две горошины «антиполицая». Когда любовники, одевшись, расселись по своим местам, двигатель заурчал, и «Ситроен», покинув укромное место, покатил в обратный путь. Благополучно миновав пост «ГАИ», водитель некоторое время гнал машину по основной автотрассе, затем свернул в переулок и вскоре доставил свою подругу к подъезду её дома. Любовники тепло попрощались, и автомобиль умчал своего хозяина в новую часть города.

Подходила к концу рабочая смена Ларисы, поток посетителей физиокабинета поредел. Медицинской сестре взгрустнулось, она размышляла о превратностях своей, текущей жизни:
«Через неделю мне исполнится сорок лет. Сама по себе дата, хотя и круглая, но ещё не подводит черту под молодостью. Сыну в следующем году исполнится восемнадцать лет, его, скорее всего, заберут в армию. Через два года достигнет совершеннолетия и дочь, с ней сложнее, она живёт с отцом и, судя по письму, которое на днях она прислала, во всём обвиняет именно меня. Обидно, и без того на сердце неспокойно, но, как я могла сохранить семью, когда муж чуть совсем не свёл меня в могилу своими постоянными издевательствами и побоями. Конечно, теперь жить на мизерную зарплату медсестры почти невозможно, да и тоскливо. Что говорить? Не от хорошей жизни стала заводить любовников, деньги - какие, ни какие, а всё не лишнее подспорье, тем более, сейчас, когда на иждивении почти взрослый сын, правда, он пытается устроиться на работу, но пока не получается. Да и самой хочется мужской ласки», - она сразу с теплотой подумала о Дмитрии, - «Любовник … а как ещё его называть? У него своя семья, жена … Я для него лишь живая игрушка для любовных утех, он и не стесняется в своих обращениях со мной. В последнее время даже сидения перестал в машине раскладывать. Чего только не придумает, словно камасутры начитался! Оно, если честно признаться, и мне тоже приятно, как-то даже раскрепощает, чего греха таить. Ну и что, если любовник? Ведь это название от слова любовь происходит. По крайней мере, не каждый мужчина так искренне и долго целует женщину, как это делает он. Тьфу, развела философию, ещё неизвестно, чем все эти отношения с ним закончатся».
Она снова загрустила, в это время в кабинет вошла запыхавшаяся её сменщица - Наташа.
- Ой, Лариска, думала, что опоздаю, еле успела! – выдохнула она. Заметив её отрешённый взгляд, спросила. - Чего ты, грустная, такая?
- А с чего мне радоваться-то? Устала я от такой жизни. Ты, хотя и не ладишь со своим мужем, а всё не одна.
- А ты, что? Со своим любовником поссорилась?
- Да нет, всё нормально, только он - всего лишь любовник …
- Ну, не скажи, подруга! Хороший любовник лучше, чем плохонький муж! Мы вот с суженым живём под одной крышей, а словно чужие. Я от такой, пресной жизни плюнула на условности, погуливать стала на стороне, так и там какие-то, бесчувственные лоботрясы попадаются. Каждому только бы напиться, да ещё за мой счёт, а как до дела доходит, то еле-еле отработает, словно повинность отбывает. После такого общения, всякое желание пропадает ещё раз с ним встречаться, помельчали мужики … А твой-то, как?
- Если ты насчёт «этого», то здесь у него искреннего усердия много, даже через край …
- Ты это брось, Лариска, приятного общения или, как ты сказала, «искреннего усердия» много не бывает! Пользуйся подарком судьбы, а там видно будет! А то давай, поменяемся мужиками? А что? Всё познаётся в сравнении, лучше один раз …, а если понравится, то можно и «много, много раз …»
- Наташка, не дури, давай, закроем эту тему. Принимай смену, мне домой пора, - прервала подругу Лариса и, попрощавшись, торопливо вышла из физиокабинета.

Наступили теплые, ласковые дни раннего лета. При очередной встрече с любовницей, Дмитрий предложил.
- Лариса, давай, на выходные дни съездим за город, на природу с ночёвкой? Я палатку прихвачу, отдохнём, в речке искупаемся, шашлычок приготовим!
- Я не против такого отдыха, только, как ты своё отсутствие супруге объяснишь?
- Очень просто, скажу, что в пятницу меня посылают по работе в областной центр, на двухдневный семинар. Ты на пятницу можешь взять отгул?
- Легко, у меня немало их накопилось.
- Вот и хорошо, в пятницу, утречком я прикуплю мясо для шашлыка, лук и прочее, всё необходимое, заеду к тебе. Договорились?
- А то, я буду ждать!
Договорившись с подругой об уикенде, Дмитрий в четверг, подписал у Шатунова заявление на отгул в пятницу по неотложным делам. Вернувшись с работы, с напускной досадой в голосе предупредил жену.
- Меня завтра посылают на семинар в областной центр, так что я с утра уезжаю. Вернусь, скорее всего, в воскресение.
Супруга недовольно пробурчала в ответ, что рассчитывала на выходные поехать с ним на дачу, но была вынуждена смириться с неожиданной «командировкой» мужа.

И что-то щёлкнуло в груди
Утром, в обычное время Дмитрий выглянул в окно и воскликнул.
- Мне пора, машина уже прибыла!
Водителя служебной машины он специально не предупредил о своём отгуле, чтобы для супруги всё выглядело правдоподобно. Попрощавшись с ней, он спустился на лифте вниз, поздоровался с водителем и, как бы спохватившись, сказал.
- Я забыл вас вчера предупредить, что сегодня в отгуле, но раз вы уже здесь, то подбросьте меня до гаража.
- Добре! – ответил водитель, завёл двигатель, и «Волга», покинув площадку у дома, понеслась по широкому проспекту.
В гараже Дмитрий загрузил в свою машину инвентарь, необходимый для отдыха с ночёвкой, заехал на продовольственный рынок и, закупив продукты для уикенда, с удовлетворением помчался к своей любовнице.
Лариса уже поджидала его, сын ещё безмятежно спал. Любовник достал из пакета, прихваченного из машины, добротный кусок мяса, быстро разделал его на кусочки для шашлыка. Хозяйка достала подходящую кастрюлю, Дмитрий, положив в неё подготовленное мясо, посыпал солью, сверху обильно сдобрил нарезанными кольцами лука, в меру добавил гранатового сока, принесённого с собой. Закончив кулинарную процедуру, произнёс.
- Вот и всё, теперь можно ехать!
Лариса поместила кастрюлю во вместительный, полиэтиленовый пакет, завязала его и скомандовала.
- Я тут собрала постельное бельё, посуду, столовые приборы и ещё кое-что по мелочам, забирай!
Он подхватил увесистую сумку, приготовленную хозяйственной подругой, и они, покинув квартиру, спустились вниз по лестнице.
Сложив всё аккуратно в багажник, любовники сели в салон машины по своим местам. Дмитрий повернул ключ зажигания, двигатель ритмично заурчал и автомобиль плавно тронулся с места, удаляясь от дома. Миновав пост «ГАИ» на окраине города, автомобиль, прибавив скорость, помчался по загородной трассе. Проскочив мимо покатых шандор плотины, машина, сделав затяжной вираж по крутой траектории автомобильной трассы, въехала в населённый пункт, сбавив скорость, вскоре миновала узкие улицы станицы и свернула в проулок. Последние избы остались позади, асфальтированная дорога закончилась, и автомобиль нырнул по накатанному, песчаному насту в скудный лесок. Проскочив его, «Ситроен» миновал приземистые, длинные, животноводческие строения и побежал по извилистой, грунтовой дороге в открытой степи. Впереди показались одинокие деревья, устремившись в их сторону, машина вскоре подкатила к обрывистому берегу небольшой реки и остановилась. Пассажиры вышли из салона и огляделись, берег реки был пустынный.
- Красота! – раскинув руки в стороны, воскликнул Дмитрий. - Мы, словно робинзоны, в гордом одиночестве! Сейчас я поставлю палатку, разожгу костёр и приготовлю шашлык! Ты можешь спуститься к реке, искупайся пока.
Пока Лариса плескалась в воде, Дмитрий привычными движениями установил палатку и, взяв топор, пошёл добывать пищу для костра. Когда чурки из толстых, сухих ветвей были заготовлены, он соорудил простенький мангал и разжёг огонь. Угли постепенно накапливались, переливаясь бордовым цветом.
- Лариса, нанизывай мясо на шампуры, пора! – крикнул Дмитрий, возясь у раскалённых углей костра.
Подруга взялась за дело, вскоре мангал наполнился рядом металлических стержней с кусочками томлёного мяса. Помахивая картонкой и изредка опрыскивая шампура с мясом слабым раствором уксуса, шашлычник с увлечёнием приступил к кулинарному таинству. Наконец, кусочки мяса покрылись заманчивой, бронзовой корочкой, один за другим шампура, источающие аппетитный дух приготовленного лакомства, перекочевали на широкое блюдо. Лариса к этому времени уже расстелила на раскладном столике простенькую скатёрку, нарезала хлеб, салат из помидор с огурцами, расставила хрустальные стопки для коньяка и бокалы под фруктовую воду.
Сытно пообедав под благородный напиток, любовники, спасаясь от палящих лучей солнца, спустились к речке. Вволю наплескавшись и подурачившись в освежающей воде, они заметно возбудились и, не упуская романтического случая, удовлетворили накатившую любовную страсть в водной стихии. Выбравшись на берег в приподнятом настроении от полученного удовольствия, прилегли на покрывало и, подставив солнцу мокрые спины, незаметно задремали в тёплом мареве.
Дмитрий проснулся от ощущения сухости во рту и жжения по всей спине, особенно на плечах. Рядом дремала его подруга, но она оказалась предусмотрительнее его, накрыв свою спину полотенцем. Её незадачливый спутник поморщился и с досадой произнёс.
- Чёрт подери! Я, кажется, изрядно поджарился!
- Чего, чего? – сбрасывая дремоту, переспросила подруга.
- Спина, говорю, горит. Сама хитренькая, - прикрылась!
Лариса посмотрела на его раскрасневшуюся спину, осторожно потрогала её пальчиками и воскликнула.
- Слушай, ты, действительно, жутко подгорел! Давай, я тебе спину сметаной смажу?
- Что, поможет? – засомневался Дмитрий.
- Должна помочь, тем более что ничего лучшего под рукой всё равно нет. Только вставай, пойдём в палатку, не на солнце же лежать.
Незадачливый пациент солнечных ванн осторожно поднялся, ощутив, что ноги, особенно на изгибах под коленями, тоже немало пострадали от палящего солнца. Пройдя в палатку, он улёгся вверх спиной, было душно, но не жарко. Подруга обильно смазала его спину сметаной, сначала она показалась ему контрастно холодной, затем, однако, значительно полегчало, он приподнялся, присел и попросил.
- «Зайка», налей-ка мне коньячку, только не в стопку, а в бокал, где-то на одну треть его, и помидор принеси!
Опустошив содержимое бокала и закусив сочным помидором, он, крякнув от удовольствия, почувствовал, как горячительный напиток разливается по жилам, снова прилёг и незаметно уснул …
Когда он проснулся, в палатке было совсем темно, Лариса, тесно прижалась к нему, обхватив его своими руками. Глаза уже привыкли к темноте, он загляделся на притягивающую взор наготу посапывающей любовницы, она показалась ему такой беззащитной, что у него защемило сердце от внезапно нахлынувших нежных чувств к ней. Он вдруг со всей отчётливостью осознал, что безумно любит её и не просто, как горячую любовницу, а по-настоящему, как самого близкого ему человека, так, как не любил ещё ни одну женщину! Он нежно поцеловал её в губы, не в силах оторваться от них. Она сначала совсем затихла, затем, словно во сне, потянула к нему руки и, уже проснувшись, нежно поглаживая пальчиками рук его спину, прошептала.
- Как мне хорошо с тобой, любимый! Давай, как ты хочешь …
- Я хочу тебя всю, без остатка! Я так люблю тебя, милая! – бормотал он, чувствуя, что его прежняя сладострастность любовника перерастает во всепоглощающую нежность и одновременно - одержимость любимой женщиной.
Лариса, женским чутьём почувствовав произошедшие в нём изменения, опьянённая таким откровенным его объяснением в любви, боялась спугнуть нечаянное счастье. Она с готовностью, уже не просто умелой любовницы, но и, как счастливая, горячо любящая, и, как сейчас выяснилось, любимая женщина, с превеликим удовольствием, с горячей активностью и без тени смущения принимала все его любовные ласки и изыски. Дмитрий отметил про себя её необыкновенную страсть и нежность в эту ночь, горячие поцелуи обжигали все участки его тела, сама она была неиссякаема на безудержные фантазии. Свою физическую активность эта, необыкновенно счастливая сегодня женщина на протяжении непрерывных ночных утех, сопровождала особо эмоциональными возгласами и стонами. Вдоволь натешившись, они обессиленные, но безумно счастливые лежали, крепко обнявшись, словно боялись потерять друг друга.
Вдруг послышался приближающийся гул мотора, который внезапно стих, а в палатку, со стороны прикрытого входа просочились лучи света.
- Дима, кто это? Я боюсь, – тихо промолвила Лариса, ещё плотнее прижавшись к нему.
- Сейчас выйду, посмотрю. А ты пока оденься, на всякий случай, и не высовывайся, - приказал он, лихорадочно шаря по поду палатки, пытаясь найти в темноте свои брюки.
Наконец, они попались ему под руки, он быстро натянул их на голое тело, застегнул ремень и пополз к выходу. Вспомнив про топорик, который он положил на всякий случай у выхода, захватил его и, выбравшись из палатки, поднялся на ноги, спрятав топорик за спину. В свете полной луны, метрах в пятидесяти от палатки стоял тёмный автомобиль импортного производства, устремив свет своих фар в её сторону. Около машины различались силуэты двух человек, по-видимому, мужчин. Они о чём-то тихо переговаривались между собой, Дмитрий в замешательстве следил за ними, ожидая их дальнейшие действия, инстинктивно сжимая рукоятку топорика за спиной, лихорадочно соображая, что он может предпринять в случае неблагоприятного развития дальнейших событий. Казалось, что неприятное противостояние длится томительно долго. Неожиданно незваные ночные пришельцы сели в свою машину, она сделала крутой разворот и скрылась в ночи.
- Фу, слава Богу, обошлось! – произнёс Дмитрий с облегчением и вернулся в палатку.
- Кто там был? – встретила его вопросом подруга.
- Чёрт их знает! Двое, а может и больше, каких-то мужиков на иномарке.
- Чего им надо было?
- Не задавай глупых вопросов, я их не спрашивал! – ещё не отойдя от волнения, огрызнулся он.
Между тем, вскоре поднялся сильный ветер. Дмитрий посмотрел на чёрное, ночное небо, звёзды на нём стали быстро заволакивать тучи.
- Так, быстро свёртываем палатку и убегаем в станицу, а то, если дождь хлынет, мы не выберемся отсюда! Да и эти залётные пришельцы мне, что-то не очень нравятся, кто знает, что у них на уме, могут ещё вернуться.
Скоро все походные принадлежности были загружены в машину, и ночные путешественники тронулись с места. Поколесив в обратном направлении, автомобиль остановился на окраине станицы, недалеко от группы небольших магазинов. Одинокий фонарь на столбе слабо освещал небольшую, пустынную площадку перед ними. Дмитрий кинул взгляд на освещенный циферблат часов на панели автомобиля, стрелки показывали приближение четырёх часов утра. Сон после ночных приключений пропал, коротая время, неугомонные любовники вновь затеяли свои сладострастные игры в салоне машины, за этим занятием их и застал нарождающийся рассвет. Ветер стих, так и не пригнав дождевых туч; занимающаяся утренняя заря, освещая безоблачный небосвод, обещала тёплый, погожий денёк. Покинув временную, ночную стоянку, путешественники отправились дальше.
- Лариса, - обратился водитель к подруге. - Домой рановато, давай, по пути заскочим на котлованы, там горы чистейшего песка, прекрасные места для купания и отдыха?
- Тебе лучше знать, - отозвалась она. - Котлованы, значит, котлованы, - согласилась Лариса.
Остановившись в центральной части станицы, Дмитрий заскочил в продуктовый магазин и пополнил продуктовые припасы, истощившиеся за проведённое время отдыха, автомобиль устремился дальше. Вскоре промелькнули последние дома на окраине, слева от автомобильной дороги раскинулось безбрежное водохранилище, проскочив плотину, машина пробежала ещё километра два по основной трассе и свернула на второстепенную дорогу. По обе стороны мелькали многочисленные дачные участки, попадались редкие прохожие, спешащие облагородить свои сады и огороды, наконец, слева открылась водная гладь, путешественники подкатили к новому месту своего отдыха. Поставив машину в тень раскидистого дерева, они вышли к берегу котлована, вода была изумительно чистая и манила в свою ласковую прохладу.
- Искупнёмся? – предложил Дмитрий, скидывая одежду.
Подруга, освободившись от лёгкого платья, последовала за ним в утреннюю прохладу водоёма. Поплескавшись в прибрежных водах, они выскочили на берег и, растеревшись насухо полотенцем, улеглись рядышком на покрывало. Солнце, поднявшись ещё невысоко над горизонтом, приятно ласкало своими, пока ещё тёплыми лучами.
- Пора бы и позавтракать, - промолвил Дмитрий
- Как скажешь, - отозвалась подруга и, поднявшись, прошла к машине.
Вынув пакет, она согнала своего дружка с покрывала и стала раскладывать продукты. Подкрепившись, они пошли вдоль берега по сыпучему песку. На мысе, который отделял котлован от реки, они натолкнулись на двух рыбаков, поглядывающих на неподвижные поплавки. Колокольчики, блестевшие металлическим отливом на леске спиннингов, тоже безмолвствовали.
- Как успехи? – поинтересовался у них Дмитрий.
Один из рыбаков посмотрел на беззаботную пару и, нехотя, ответил.
- Полный штиль, с таким же успехом можно было и дома, в ванне ловить!
- А как с «битухой», не видно?
- Да пару судаков взяли, и то хорошо. Видишь, моторки нарезают круги, они её и перехватывают.
- А что такое – «битуха»? – поинтересовалась Лариса у своего друга.
- Рыба битая. Под лопасти турбины ГЭС попадает и плывёт потом по течению вверх брюхом, - со знанием дела пояснил он. - Я однажды сома здоровенного выловил битого, дома взвесил его, так одна голова на двадцать семь кило потянула!
- Выдумаешь тоже, таких рыб и не бывает! – с сомнением в голосе возразила подруга.
- Твои проблемы, можешь и не верить, но это факт! Я его, словно борова, уже дома топором разделывал на балык. Время было жаркое, разгар лета, так половина, наиболее толстых кусков, пропала потом, но и оставшихся хватило надолго.
- Ладно, рыбачёк, выловил, так выловил, - примирительным тоном в голосе промолвила подруга и неожиданно предложила. - Давай-ка, на тот берег реки сплаваем!
Дмитрий спустился к реке и нырнул в воду, его спутница вошла следом и поплыла за ним. Течение, усиленное сбросом воды работающих турбин, прилично отнесло их вниз по руслу реки. Противоположный берег был обрывистым, они вскарабкались наверх, пред ними лежала обширная поляна, заросшая сочной, высокой травой, по ту её сторону начинались густые заросли деревьев и кустарников.
- Благодать, какая! – воскликнул Дмитрий и упал на мягкую траву, источающую душистые запахи.
Лариса, не дожидаясь приглашения, опустилась рядом, они сплелись в жарких объятиях, и мир пьянящего разнотравья поплыл перед их глазами.
После завершения очередной за последние часы любовной карусели, спонтанно разыгравшейся теперь уже под открытым небом, они ещё долго лежали на примятой траве, наслаждаясь её ароматами, затем, поднявшись, пошли берегом вверх по течению реки. Переплыв русло, они добрались до места расположения своей машины и с наслаждением упали на склоне песчаного бархана, прогретого горячими солнечными лучами.
Субботний день подходил к концу, многочисленные отдыхающие вместе со своими машинами заполнили всё побережье котлована, то тут, то там возвышались разноцветные палатки, дымились костры, от которых доносились дразнящие запахи жареных шашлыков.
- Мы, как? Ещё заночуем или будем возвращаться домой? – спросил Дмитрий свою подругу.
- Достаточно, наверно, на этот раз, а то нутром своим чувствую, что при твоём неугомонном настрое, ты и этой ночью спокойно отдохнуть мне не позволишь, - ответила она, кинув в его сторону лукавый взгляд.
- Домой, так домой, - решительно подвёл он черту. - Ты довольна проведённым пикником?
- А то! Заряд незабываемого удовлетворения получила по полной программе! Если честно, то таким нежным и ласковым, каким ты был в эти дни, а особенно ночью, я ощущала тебя впервые и просто млела от женского счастья, чувствуя себя такой желанной в твоих объятиях. В общем, заводи свой «Ситроен» и поедем отсыпаться.
Оставшийся путь до города автомобиль покрыл быстро, Дмитрий подвёз подругу до её дома, помог донести до квартиры её сумку, они нежно попрощались, и он резво спустился вниз.
В свою квартиру Дмитрий зашёл, когда на западе уже пламенел закат, бросая свои кровавые отблески в стёкла окон.
Супруга, взглянув на него подозрительно исподлобья, с нотками недовольства произнесла.
- Ты, как будто, с курорта заявился!
- Да там организаторы семинара сегодня с утра вывезли всех его участников на базу отдыха к Дону. День, сама знаешь, выдался жаркий, все ринулись купаться, мне вода в реке не очень понравилась, грязная, какая-то, не то, что у нас. Я всё больше загорал, придремал, а когда проснулся, чувствую, что подгорел малость. Многие остались на базе ночевать, я же решил домой сегодня уехать, - не моргнув глазом, тут же сочинил он подходящую легенду.
- Ужинать будешь? – сверля его глазами, спросила супруга.
- А как же? - с готовностью согласился он.
После сытного ужина, за окном уже сгустились сумерки, как-то сразу навалилась усталость, потянуло в сон.
- Что-то я устал с дороги, пойду спать, - зевая, произнёс Дмитрий и отправился в спальню.
Сон, однако, не приходил, перед мысленным взором мелькали сладкие картины проведённого отдыха с любовницей. Закончив с домашними делами, в спальню вошла супруга, разделась и легла рядом. Муж лежал с закрытыми глазами и вдруг услышал голос жены.
- Ты спишь?
- Нет ещё, пока, а что?
- Не знаю, в последнее время ты стал какой-то отчуждённый, даже приставать ко мне перестал …
- Ты же сама, как правило, не очень-то горишь желанием, - попрекнул её он.
Супруга неожиданно обняла его и проворковала.
- Хватит дуться, давай «побалуемся»!
Супруг сначала испугался, что после столь активного отдыха с любовницей не сможет положительно ответить на несвоевременное её предложение. Чувствуя, однако, себя виноватым перед ней и, чтобы не обижать, он начал ласкать её и к своему удивлению почувствовал вскоре возбуждение, не испытывая судьбу, тут же подмял супругу, невольно сравнивая её поведение в постели с раскованностью своей любовницы. Сравнение было явно не в пользу законной жены. Быстротечно исполнив свои супружеские обязанности, Дмитрий отвернулся к тёмному окну и вскоре уснул.

Пролетели жаркие, летние дни, наступила хмурая осень. На заводе, где работал Снегирёв, произошли очередные, теперь уже и вовсе кардинальные изменения. На предприятии остались только рабочие и линейный персонал, все структуры управления и, соответственно, должности были упразднены, эти функции, в сильно урезанном количестве, были переданы в городской филиал головной корпорации. Снегирёву предложили должность руководителя службы экономической безопасности этого филиала, он согласился, тем более что по уровню зарплаты не пострадал, она даже немного выросла. Свободного времени стало намного больше, не нужно было теперь засиживаться вечерами, появились полноценные два выходных дня в неделю. Больше времени оставалось для встреч с любимой женщиной, без которых он уже и не мыслил дальнейшей своей жизни.
С наступлением слякотных дней, влюблённые вновь перенесли свои встречи в салон автомобиля, который чаще всего уносил их на огромный, заброшенный пустырь перед заливом, который разделял старую и новую части города. В один из таких дней, после бурно проведённого времени в салоне автомобиля, Дмитрий завёл двигатель и направил машину напрямик по пустырю в сторону асфальтированной, объездной дороги. Вдруг автомобиль забуксовал и никак не мог выскочить из плена раскисшей земли. Лариса вышла из автомобиля и попыталась помочь, подталкивая её сзади. Машина с трудом выскочила, но обдала свою спасительницу жидкой грязью.
- Что я теперь сыну скажу? Как на глаза людям покажусь? – с возмущением выговаривала она незадачливому водителю.
- Ладно, успокойся, всякое бывает. Если кто и спросит, так и ответишь, что помогала машину из грязи вызволять, – ответил любовник, еле сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. Вид у подруги был, действительно, удручающий.

Романтический ужин
С утра, весь день лил нудный, осенний дождь. Дмитрий на своей машине возвращался с работы, об очередной поездке с любовницей куда-нибудь, в безлюдное место не могло быть и речи, он решил съездить к ней на работу, просто увидеться и переговорить. Когда он зашёл в физиокабинет медсанчасти, то застал в нём Ларису с её подругой - Наташей. Лариса была уже в верхней одежде и сапожках, готовая идти домой.
- Вот уж не ждала сегодня! В такую погоду «хороший хозяин собаку из дома не выгонит», - воскликнула она, увидев своего любовника.
- Я тоже ехал и думал, что можно тебе предложить сегодня. Давай, хотя бы, до дома довезу, - произнёс он кислым голосом.
Наташа посмотрела на них и, догадавшись о причине их невесёлого настроения, спросила.
- Вы что, не знаете, где скоротать время? – и, хитро подмигнув, предложила. - Могу вам подсказать! Тут, совсем недалеко есть кафешка интересная, «У Ольги» называется. Так там и уютный кабинетик имеется, он, вообще-то, не афишируется, но если попросить администратора, то вам охотно его предоставят! Я там сама была по случаю пару раз с кавалером, не пожалеете, полный интим гарантируется!
Назвав адрес кафе, Наташа пожелала им приятно провести вечер, они поблагодарили её и, попрощавшись, вышли из кабинета.
Кафе долго искать не пришлось, оно, действительно, разместилось сравнительно недалеко от медсанчасти, на первом этаже четырёхэтажного, жилого дома, первый этаж которого, с лицевой стороны полностью занимали торговые точки и, собственно, кафе «У Ольги». Оставив верхнюю одежду в салоне автомобиля, любовники направились к двери под вывеской увеселительного заведения. Внутреннее его убранство особым изыском не отличалось. Слева от входа, вдоль боковой стороны была оборудована стойка бара. За ней, на стеклянных полках, в зеркальных витражах разместились многочисленные бутылочки со спиртными напитками, разных наименований и конфигураций. На противоположной стороне - лёгкие, небольшие кабинки с зашторенным входом в каждую из них. Между стойкой бара и кабинками пустовала ещё небольшая площадка для желающих потанцевать под музыку электронной техники. Вокруг площадки стояли ещё несколько столиков для посетителей. Всё помещение освещалось приглушённым, матовым светом. Осмотревшись, Дмитрий подошёл к стойке бара и тихо спросил барменшу.
- Нам бы отдельный кабинет.
Та, бросив короткий взгляд на оставленную им у входа подругу, понимающе кивнула и опустила руку под прилавок, видимо, нажала кнопку. Секунд через десять она, вежливо улыбнувшись, произнесла тихим голосом, указывая кивком головы за его спину.
- Вас приглашают!
Он обернулся, у открытой двери, на противоположной стороне от выхода из кафе в строгом, женском костюме стояла худощавая женщина лет пятидесяти, видимо, администратор, а может быть, и директор кафе, как бы приглашая их пройти за ней. Степенно пройдя в её сторону, серьёзная пара перешагнула порог следом за увлекавшей их женщиной, и все оказались в небольшом коридорчике с двумя закрытыми дверями по его торцам и ещё одной посередине. Администратор открыла дверь с правого края коридора, Дмитрий успел прочитать на стеклянной табличке, прикреплённой поверх кожаной обивки, – «ДИРЕКТОР». Они вошли в кабинет, площадью четырнадцать – шестнадцать квадратных метров, он был со вкусом обставлен. Половину противоположной стены занимал непритязательный, но аккуратный посудный шкаф под ореховый колер, за стеклянными створками, отражаясь в зеркальной стенке, размещались разнокалиберные фужеры и рюмки, цветастые, неглубокие тарелочки, кофейный и чайный сервизы. Справа от шкафа висели большие настенные часы старинных форм, с вычурной отделкой, бронзовыми гирьками на плетеных цепочках. Вдоль стены, противоположной от шкафа, разместился диван дутых форм; между ними стоял аккуратный, удлинённый столик, застеленный свежей, белоснежной скатертью. На скатерти, контрастируя с ней, стояла изящная ваза из стекла изумрудного колера с букетом живых цветов, пара узких графинов с прохладительными напитками и оригинальный бронзовый подсвечник со свечами под фигурки различных зверьков, прозрачные фужеры и хрустальные стопки. В самом углу комнаты, за диваном, на невысокой тумбочке разместился музыкальный центр. Справа от него, у зашторенного окна, напротив торцовой стороны столика стояло кресло, судя по виду, приобретено оно было в комплекте с диваном. Полы в кабинете были застелены ворсистым ковром.
- Присаживайтесь за столик, - пригласила их администратор и положила на белоснежную скатерть меню в красочной обложке.
Дмитрий, придвинув его своей даме, предложил.
- Выбирай!
- Смотри сам, из спиртного мне сухое вино, белое.
Кавалер бегло посмотрел предложенное меню и небрежно заказал.
- Бутылочку хорошего, белого сухого вина, двести граммов приличной водки, две порции маринованных грибов. Из горячего - на ваше усмотрение, что-нибудь из натурального мяса, со сложным гарниром. На десерт - ассорти из фруктов, шоколад чёрный, горький – одну плитку. Ну, и графинчик с натуральным фруктовым соком – апельсиновым. Пока, вроде бы, и всё, дальше будет видно.
Администратор, записав в свой блокнотик, перечисленные блюда, прошла к музыкальному центру, включила его и вышла из комнаты, по которой негромко разлилась мелодия эстрадной музыки. Вскоре женщина вернулась с изящным подносом в руках, расставила на столе спиртные напитки, розетки с грибами, широкое блюдо с ассорти из фруктов и вазочку, с тонко нарезанными ломтиками белого и ржаного хлеба. Пожелав приятного вечера, показала на кнопку над диваном и проинформировала.
- Когда понадобится горячее или ещё, что-нибудь, - позвоните, я подойду. Можете закрыть дверь на щеколду, - предупредительно предложила она и покинула кабинет.
Дмитрий прошёл к двери и, закрыв её на задвижку, произнёс с пафосом.
- Какой сервис! А мы по топким пустырям мотались! - вернувшись за стол, наполнил фужер вином, а стопку водкой и произнёс тост. - За славное открытие нашего нового, уютного гнёздышка!
Выпив порцию холодной водки, он крякнул от удовольствия и потянулся вилкой к розетке с грибами. Подруга, наколов одной из острых палочек, приложенных к блюду ассорти, ломтик киви, отправила его в свой ротик. Романтический вечер вступал в свои права.
Наполнив третью стопку, Дмитрий вышел из-за столика, обошёл его и, преклонив колено перед Ларисой, сидящей в кресле, с чувством провозгласил их традиционный, третий тост.
- За нашу несравненную любовь, милая!
Выпив с ней на «брудершафт», он возвратился на своё место, появилась приятная лёгкость, разыгрался аппетит. Дмитрий нажал кнопку звонка и поспешил разблокировать защёлку двери. Едва он успел вернуться на своё место, раздалась мелодичная трель звонка.
- Входите! – отозвался он.
Дверь открылась, на пороге возникла знакомая фигура администратора.
- Нам бы уже горячие блюда, - распорядился Дмитрий.
Администратор, слегка кивнув головой в знак понимания, скрылась за дверью. Пока любовники разговаривали на отвлечённые темы, время незаметно пролетело, и администратор вернулась к ним уже с подносом в руках. Поставив жаркое на свои места, она собрала использованные салфетки, пустые розетки и тихо вышла. Посетители, высушив под тост очередную порцию спиртного, принялись, было, за горячие блюда. Кавалер вдруг обратил внимание на бронзовый подсвечник и воскликнул.
- Сейчас мы сделаем сказку! – чиркнув зажигалкой, он зажёг все свечи, вышел из-за стола и щёлкнул выключателем, люстра погасла. - Вот это другое дело, настоящий интим! Ступай-ка ко мне на диванчик, «Зайка», в такой обстановке грех не полюбиться! – требовательным голосом произнёс он, похлопав ладонью по свободному месту на диване рядом с собой.
Дама сердца, не дожидаясь повторного приглашения, протиснулась между столиком и креслом и подсела к вплотную к любовнику.
Из колонок музыкального центра вырывались слова незнакомой им песни.
«Обними меня за плечи,
Подари мне этот вечер.
Пусть как мир он будет вечен,
Как луна.
Забросай меня цветами,
Зацелуй меня глазами …»
- Надо же, прямо в тему песенка, - тихим голосом произнёс Дмитрий, обнимая Ларису.
Под аккомпанемент приглушённой музыки, растекающейся в сказочном свете мерцающего пламени свечей, они стали нежно ласкать друг друга, и вскоре разгорячённых любовников поглотила желанная близость.
Когда партнёр затих, удовлетворённая подруга, осторожно освободившись из его ослабевших объятий, чмокнула кавалера в губы, поправила свой, изрядно потревоженный гардероб и вернулась на прежнее место в кресле. Достав из дамской сумочки парфюмерные принадлежности, она стала приводить в порядок своё зацелованное личико и помятую причёску.
После небольшой паузы романтический ужин продолжился.
Постепенно стол опустел, остатки трапезы, своим сиротливым видом напоминали, что славно проведённый вечер подошёл к своему завершению. Дмитрий, выйдя из-за столика, включил люстру, вернувшись, погасил свечи и нажал кнопку звонка. Дверь почти сразу отворилась, администратор переступила порог, как будто стояла за ним в постоянной готовности.
- Счёт, пожалуйста, – немного смешавшись от такой оперативности, попросил он.
Администратор, тут же выписав счёт, вложила его в обложку меню и подала ему, сопроводив изящное движение протянутой руки вежливым обращением.
- Пожалуйста!
Дмитрий, посмотрев на итог, вложил в обложку тысячерублевую купюру, вернул её администратору со словами.
- Благодарим вас за приятно проведённый вечер, кухня была вполне приличной! Сдачи не надо.
- Очень приятно и мне, заходите ещё, – поблагодарила администратор и покинула их.
Довольные посетители кабинета для интимных свиданий вышли следом, пройдя уже через заполненный посетителями общий зал, они вышли на свежий воздух. Пробежали под моросящим дождём до «Ситроена», расположились по своим местам в салоне, и автомобиль плавно тронулся с места. Путь оказался совсем коротким, и вскоре машина подкатила к подъезду дома, где проживала Лариса. Проводив её до двери квартиры, он поцеловал подругу на прощание и, спустившись вниз, отправился на автомобиле в сторону своего дома.

Любовь подкралась незаметно
Медленно тянулась в осенне-зимний период длинная череда неприветливых, серых дней. Время от времени они расцвечивались яркими красками, когда пылкие любовники проводили своё свободное время вместе. Встречи нередко проходили в полюбившемся им кафе, где их уже принимали, как своих, постоянных клиентов. Когда Фёдор отлучался на несколько дней к друзьям, где он раньше сам проживал, влюблённые, пользуясь случаем, устраивали интимные встречи в квартире Ларисы.
Дмитрий всё больше убеждался в том, что очень сильно прикипел к любимой женщине и оставить её навсегда теперь уже не сможет, он представить не мог свою жизнь без её горячих объятий и сладкой близости с ней. На очередной праздник восьмого марта он преподнёс ей золотую цепочку, любовница с благодарностью приняла дорогой подарок.
Южное солнце, наконец-то, стало пригревать всё жарче, наступили тёплые деньки, природа проснулась от спячки, зазеленела листва. Сославшись супруге в пятницу на необходимость выходного уикенда с гостями из корпорации, Дмитрий предложил Ларисе развлечься на выходные дни в одной из многочисленных баз отдыха на берегу Дона, подведомственной дочернему предприятию «МЗТМ+». Подруга с радостью откликнулась на его заманчивое предложение, и утром на машине они отправились за город. Директор базы отдыха, знакомая Снегирёву женщина уже предпенсионного возраста, но жизнерадостная по натуре, встретила их приветливо, предупреждённая заранее своим начальством о предстоящем визите нужного человека со своей подругой. Она привела их к одному из щитовых домиков, покоящихся на невысоких, свайных столбах из крепких брёвен, выдала постельное бельё, вручила связку ключей от комнат и, пожелав им приятно провести выходные дни, вежливо предложила обращаться к ней при необходимости. Отдыхающие поблагодарили её за внимательное отношение к ним и, после её ухода осмотрели просторный домик. Он состоял из трёх, раздельных комнат, они выбрали одну из них, окно которой было расположено с видом на речку, протекавшую метрах ста пятидесяти от домика. Разложив свои вещи и застелив две кровати, они сразу придвинули их вплотную друг к другу. Оставшись довольными произведёнными перестановками, вышли на свежий воздух. Дмитрий с удовлетворением отметил, что рядом с домиком красовался мангал на высоких ножках, а возле него лежала поленица дров, предусмотрительно припасённых на случай приготовления шашлыка.
- Для начала пойдём, освежимся в речке? – вопросительно посмотрев на подругу, предложил довольный кавалер.
- Пойдём, – с готовность согласилась та, и они, взявшись за руки, устремились к манящей глади реки. Наплескавшись вдоволь в прохладной воде, сладкая парочка прилегла на горячий песок, вбирая благотворные лучи солнца, ещё не так обжигающего в начале раннего лета. Изрядно прогревшись на солнышке, они поднялись, отряхнулись от песчинок, прилипших к их телам и, подхватив свою лёгкую одежду, побрели по мелководью вдоль берега. Обогнув по воде сетчатый, металлический забор, попали на территорию соседней базы отдыха, в глубь которой от основного русла реки, ответвлялась протока с приличной насыпью жёлтого, зернистого песка. Пройдя по гребню насыпи, они натолкнулись на небольшое бревенчатое строение, возвышавшееся рядом с протокой. Над крышей возвышалась труба, рядом с домиком мужчина, раздетый до пояса, с увлечением колол дрова Дмитрий, подойдя ближе, предложил своей спутнице.
- Похоже, это сауна. Давай, спросим? – и обратился уже к дровосеку. - Здравствуйте! Это не сауна, случайно?
Тот, прекратив на время работу, окинул изучающим взором неожиданных гостей и подтвердил догадку Дмитрия.
- Почему же не сауна? Она и есть. Какие будут ещё вопросы?
- Мы бы не прочь попариться в ней, – обрадовавшись, откликнулся Дмитрий.
- Проблем нет, двести рублей за каждый час плати, и парьтесь себе на здоровье! – предложил мужик.
- Нам бы ближе к вечеру, часикам к восьми, можно?
- К восьми, так к восьми, только деньги вперёд, чтобы мне зря не топить, кто вас знает, вернётесь или нет.
Дмитрий вынул из кармана рубашки четыре сотни и протянул их разговорчивому собеседнику, потоптавшись немного, парочка развернулась и отправилась в обратный путь.
- Смотрите, не опаздывайте! – крикнул словоохотливый служитель сауны им вдогонку.
Возвратившись к домику их отдыха, Дмитрий обратился к подруге.
- Я сейчас займусь подготовкой углей для шашлыка, а ты сходи к машине, там, в багажнике остались шампура, принеси их, - он достал из кармана брелок с ключами от машины и протянул их Ларисе, добавив. - На брелке кнопка, видишь? Направишь на стёкла машины и нажмёшь, услышишь характерный щелчок и можешь поднимать крышку багажника. Когда снова её закроешь, повтори операцию с брелком. Понятно?
- Как-нибудь разберусь, не велика премудрость, – с нотками обиды в голосе ответила та и, развернувшись, направилась к стоянке автомобилей у выездных ворот базы отдыха.
Особых проблем с разведением огня в мангале не было. Он нарезал лучины от поленьев, скомкал листок газеты, обложил бумажный комок стружками и поджёг. По мере разгоравшегося пламени, подкладывал сухие, заготовленные поленья, огонь жадно лизал их, всё сильнее разгораясь и обдавая жаром. Поленья прогорали, оставляя багровые угли, истопник добавлял огню новую пищу, тот вспыхивал с новой силой.
Вернулась Лариса со связкой шампуров, подойдя к своему дружку, колдующему у огня, спросила.
- Можно уже нанизывать шашлык?
- Нет, ещё рано, углей маловато, - услышала она в ответ.
- Тогда я пойду в дом, поваляюсь пока на кровати, а то ноги гудят. Понадоблюсь, кликнешь, - она зевнула, прикрыв ладошкой рот и, махнув рукой, оставила его в одиночестве.
Истопник продолжал жечь дрова, наконец, углей накопилось предостаточно, и он крикнул, повернувшись в сторону дома.
- Лариса! Быстренько нанизывай мясо и неси шампуры, угли поспели в самый раз! Ты слышишь? – выждав паузу, он не услышал ответа и, чертыхнувшись, поспешил в дом.
В комнате он увидел идиллистическую картину, подруга, раскинувшись на кровати, умиротворённо посапывала. Он наклонился к ней и, нежно поцеловав в губы, тихо произнёс.
- Засоня, ты моя. Вставай, пора шашлык готовить.
Она, приоткрыв глаза, спросонья поблуждала взглядом по потолку и, наконец, заметив у кровати своего дружка, неожиданно спросила.
- Сколько времени? Сейчас что – утро или вечер?
- Ну, ты даёшь! Так крепко заснула, что ли? Уже седьмой час, - и после короткой паузы торопливо добавил. - Вечер ещё, конечно. Вставай, и не забывай, что нам ещё в сауну надо не опоздать!
Она, нехотя приподнялась, села на кровати, прогоняя остатки сна.
- Ты что, как заторможенная? Давай, быстренько шашлыки нанизывай, а то угли прогорают! Я тебе помогу, - торопил он её.
Вскоре шампуры, с сырыми кусочками мяса, уже уместились на мангале и румянились от жара углей. Когда последняя порция готового шашлыка покинула угасающее пекло, Дмитрий скомандовал, взглянув на часы.
- Лариса, складывай всё необходимое для пиршества, и поспешим в сауну.
Спустя некоторое время, они, обогнув забор знакомым маршрутом, подошли к бревенчатому строению. В небольшой комнате отдыха их уже поджидал служитель сауны, увидев клиентов, он стал с деревянной лавки, придвинутой к такому же столу, и, посмотрев на циферблат часов, висевших на стене, произнёс.
- Всё готово, можете располагаться в своё удовольствие, я вернусь через два часа.
Когда он скрылся за дверью, Лариса стала, было, выкладывать продукты из пакета, Дмитрий остановил её возгласом.
- Горячее пока не вынимай, а то остынет. Нам ещё надо попариться, искупаться, всё остальное потом. Раздеваемся.
Быстро скинув одежды, они прошли непосредственно в помещение сауны, сухой горячий воздух сразу спеленал их.
- Ух! Хорошо он протопил, – удовлетворённо произнёс Дмитрий и огляделся.
Половину помещения занимал полог, спадавший тремя широкими ступенями. Справа, у входа возвышалось сооружение, обложенное диким камнем и наполненное разнокалиберными голышами, от которых исходил жар. На средней ступени полога стояли три деревянных шайки, в одной из них распаривался веник из дубовых ветвей. Судя по слегка потрёпанному виду, он уже исполнял свои оздоровительные обязанности, но был ещё вполне пригоден для новых процедур.
- Ложись на полку, я тебя веничком поглажу, – предложил он своей подруге.
- Нет уж, сначала я тебя попотчую, – возразила та.
Дмитрий согласился с её предложением и лёг вверх спиной на верхней полке, жар там был особенно сильный. Лариса неумело стала похлёстывать его по спине веником, он ей подсказывал, куда перенести приложение сил. Почувствовав, что со спины уже сильно прижигает, он перевернулся, веник обрушился на его грудь. Пропарившись до каждой клеточки, он присел на ступень и произнёс.
- Ух, как будто, заново родился! Давай я теперь тебя погрею! Ложись.
- Не-е, я так высоко не полезу, мне и здесь жарко, – отозвалась подруга и легла на нижней полке.
Дмитрий, ополоснув веник в шайке, встряхнул его над раскалёнными голышами, они зашипели, испуская пар. Стараясь не переборщить, он лёгкими движениями руки стал похлёстывать веником по влажной спине и остальным частям тела своей подруги, она удовлетворённо вздыхала, наслаждаясь теплом, проникающим через открывшиеся поры кожи. Насытившись им, она перевернулась на спину, приятно обжигающая процедура продолжилась.
- Всё, мне уже дышать нечем, достаточно, я выползаю, – выдохнула Лариса и, поднявшись, пошатываясь, направилась к выходу, Дмитрий вышел следом за ней.
- Побежали, освежимся в протоке, – предложил он.
- Нагишом, что ли?
- Ты глянь во двор, там уже сумерки, да и, вообще, эта сауна на отшибе стоит, ты же видела.
- Уговорил, побежали, - согласилась любовница.
Они выскочили из избушки, пробежав с десяток метров, скатились по песчаному склону прямо в воду. Приятная прохлада после жаркой сауны ласкала, искупавшись, они стали карабкаться на четвереньках наверх, увязая в осыпающемся под ними песке. Следуя за любовницей, Дмитрий не мог оторвать вожделенного взора от её соблазнительной фигуры. В конце - концов, не выдержав охватившего его острого возбуждения, он ухватил Ларису выше колен и потянул к себе, та гортанно засмеялась и промолвила постепенно затухающим голосом, охотно принимая предложение азартного любовника.
- Проказник, нашёл тоже место …, с тобой не соскучишься и не-е-е …
Чёрный бархат ночного небосвода, усеянный далёкими звёздами загадочных миров, стал немым свидетелем их любовных игр на зернистом песке, ещё не полностью остывшем от полуденного зноя.
Натешившись, они ещё раз ополоснулись в протоке и, вернувшись в сауну, тщательно помылись. Разгорячённые и изрядно проголодавшиеся, они накрыли стол в комнате отдыха и, выпив порции горячительных напитков, с наслаждением стали поглощать ещё тёплый шашлык и другие, принесённые с собой продукты.
Дмитрий, глядя на свою любовницу в белой простыне, небрежно накинутой на её холёные плечи, не удержался от сравнения и произнёс.
- Мы с тобой, словно римские патриции в банях! Как тебе наш отдых показался?
- Ой, Димуля! Не знаю, как там насчёт патрициев, а вот любовники мы с тобой настоящие! Не упускаем случая, развлечься в любой обстановке. Песчаный склон, конечно, не лучшее место для таких занятий, но у нас получилось очень даже романтично, и адреналин выплёскивал через край! Если честно, то мне всё понравилось – и уютный домик на базе, и жаркая сауна, и освежающая речка, и вкусный шашлык, а самое главное то, что мы с тобой наедине и даже всю ночь проведём вместе!
Польщённый её искренними словами и напоминанием о предстоящей совместной ночи, любовник засуетился, стал со своего места и полувопросительным тоном произнёс.
- Так, купаться мы уже, наверно, не будем, все шашлыки не осилим. Значит, нужно собираться, что здесь нам ещё высиживать?
Они, дружно собрав остатки еды со стола, скинули с плеч простыни и повесили их на вешалку, легко оделись и вышли на свежий воздух. На звёздном куполе неба разливался матовый свет луны, обогнув сетчатый забор, они, держась за руки, добрели до своего домика. Пройдя в комнату, Дмитрий щёлкнул выключателем, вспыхнула лампочка, осветив плотно приставленные кровати в центре уютной спальни.
- Вот это «сексодром» у нас знатный получился, сейчас мы его используем по назначению! – шутливым тоном воскликнул Дмитрий.
- У тебя всегда только одна мысль в голове, а, между прочим, главное назначение кровати – это сладкий сон, – Лариса, подняв вверх руки, потянулась, медленно их опуская, и, заразительно зевнув, добавила решительным голосом. - Раздеваемся и падаем!
За окном, в кромешной темноте, на фоне ночной тишины не умолкал тонко звенящий стрекот невидимых цикад. В уютной комнате погасла лампочка, и под скрипучий аккомпанемент плотно сдвинутых кроватей, на широком их пространстве зачался традиционный для любвеобильной парочки ритуал, сопровождаемый обрывками приглушённых, сакраментальных фраз его исполнителей.

Глава 3. Медовый период у Чёрного моря

Подарок судьбы
В начале июля на «МЗТМ+» с инспекционными целями приехал директор службы экономической безопасности корпорации – Солдатов Максим Максимович. Для Снегирёва по утверждённой структуре управления он являлся непосредственным, а, по сути, и единственным начальником. Выслушав доклад своего подчинённого о результатах работы, шеф остался доволен ими и неожиданно произнёс.
- Помнится, Дмитрий Николаевич, вы как-то говорили мне о курсах повышения квалификации по теме «Экономическая безопасность фирмы», на которые вы посылали в Москву своего подчинённого. Давали мне график проведения этих курсов в текущем году, я внимательно изучил тематику, график и решил, что будет неплохо, если эти курсы прослушают все руководители служб экономической безопасности нашей разветвлённой сети корпорации. За одним познакомитесь друг с другом, это поможет скоординировать нашу работу. Курсы пройдут в Геленджике, с шестого июля, недалеко от него находится наша база отдыха на побережье Чёрного моря, там все и остановимся. Курсы уже оплачены, командировки выписаны, как вы рассчитываете добираться до места назначения?
- Скорее всего, на своём автомобиле, так удобнее.
- Вот и хорошо. Да, по пути захватите своего коллегу из Белгорода – Николая Быстрова, он будет вас ожидать на повороте с трассы «Ростов – Краснодар», там ещё пост ГАИ, это где-то километров сорок будет от развилки Ростов – Батайск. Я думаю, что не разминётесь, какая у вас машина?
- «Ситроен», чёрный, государственный номер «А 060 КА».
- Хорошо, я Быстрову по телефону сообщу. Вы по времени, когда рассчитываете подъехать к месту встречи?
- Если в шесть утра выехать, то часикам к десяти буду на месте.
- Значит, договорились. Пятого числа, с утра выезжаете, Николай на базе уже был, так что с ним плутать в горах не придётся.
Снегирёв, поколебавшись, спросил.
- Можно, я возьму с собой знакомую женщину? Всё-таки, Чёрное море, лето?
Тот с удивлением кинул взгляд на подчинённого, неопределённо пожал плечами, но не возразил.

Навстречу морю и любви
Предупредив жену о предстоящей командировке и, естественно, умолчав, при этом, о базе отдыха и своём намерении прихватить с собой пылкую любовницу, Дмитрий на очередной встрече, пригласил Ларису поехать с ним на побережье Чёрного моря, отдохнуть там вместе целую неделю. Она, захлопав от радости в ладоши, с удовольствием согласилась, оформила на работе десять дней отдыха в счёт очередного трудового отпуска.
Рано утром пятого июля они выехали из Междуречинска, день занимался солнечный. Кондиционер нагонял в салон приятную прохладу, из магнитолы разливались звуки эстрадной музыки. Оставив позади более двухсот километров, машина, не доезжая до Ростова, свернула в направлении Краснодара, миновала ответвление на Батайск и влилась в плотный поток машин, спешащих в южном направлении. До поста ГАИ, где была назначена встреча, домчались, как и предполагал водитель, когда стрелки часов на панели автомобиля ещё не достигли десятичасовой отметки, вышли из машины размять ноги. Дмитрий минут десять прохаживался в ожидании запланированного попутчика, начал, было, уже сомневаться в том, что остановился в нужном месте, как вдруг увидел мужчину, который уверенно шёл в его сторону. Подождав, пока тот подойдёт, спросил.
- Вас зовут случайно не Николаем?
- Николай, собственной персоной, а вас, судя по машине, можно назвать Дмитрием, - весело ответил тот и поздоровался.
- Слава Богу, что не разминулись, а, то я уж, было, начал беспокоиться. Присаживайтесь на переднее сидение, будете за штурмана, так сказать, маршрут корректировать.
Лариса пересела на заднее сидение, освободив место новому пассажиру, машина тронулась в дальнейший путь. Трасса была плотно насыщена потоком автомобилей, временами приходилось с унынием тащиться за очередной колонной грузовых машин. Нетерпеливые обладатели навороченных джипов, считая ниже своего достоинства соблюдать предложенную им скорость, лихо обгоняли медлительную колонну, грубо пересекая сплошную, двойную полосу, разделявшую дорогу на встречные полосы движения. Неожиданно магистраль резко расширилась, поток машин сразу рассосался по дополнительным полосам движения. Миновав ответвление, ведущее в Краснодар, «Ситроен» устремился мимо краевого центра, вскоре позади осталась плотина краснодарского водохранилища, за очередным постом ГАИ, судя по информационному щиту, автомобиль оказался во владениях республики Адыгея.
Приевшийся окружающий ландшафт неожиданно разнообразился, показались высокие, горные массивы, и вскоре лента асфальта втянулась к их подножию, изгибаясь вокруг склонов узким серпантином, всё выше поднималась в горы. Сплошная, разделительная, белая полоска, из-за многочисленных поворотов, редко прерывалась, благо, что движение в этих местах было не столь насыщенным, как по пути до Краснодара. Перед очередным, затяжным виражом «Ситроен» резво нагонял грузовую машину, Дмитрий поддал газу, чтобы успеть обогнать её до преобразования пунктирных штрихов в ненавистную, сплошную линию. Кажется, едва успел, с облегчением сбросил газ и тут же увидел впереди замаячившую фигуру инспектора в жёлтой куртке и с полосатым жезлом в руке.
«Остановит, не остановит»? – сверлила мысль в голове.
Тот, словно издеваясь, в самый последний момент, ленивым движением руки, поднял свой «шлагбаум» и размеренной походкой подошёл к остановившемуся автомобилю со стороны водителя, представился, попросил документы. В это время мимо, на тихом ходу прокатил злополучный грузовик, которого «Ситроен» совсем недавно напрасно обогнал. Полистав удостоверение водительских прав, блюститель дорожного порядка нравоучительным голосом произнёс.
- Что же вы, Дмитрий Николаевич, нарушаете правила?
- Да я, вроде бы, успел …, - начал, было, водитель.
- Пройдёмте, – пригласил его инспектор тоном, исключающим возражения.
Нарушитель, вздохнув, вышел из машины и последовал за ним на противоположную сторону дороги, где в тени зелёных кустов стоял автомобиль с синей, продольной полосой и мигалкой на крыше, традиционно нелюбимый водительской братией.
- Прошу, – услужливо открыв заднюю дверцу, предложил сопровождающий.
Дмитрий Николаевич обречённо уместился на сидении рядом с другим, старшим по званию инспектором и произнёс.
- Товарищ капитан, я не пересекал сплошную линию.
- Возможно, - уклончиво ответил тот и добавил. - А скорость?
Тяжело вздохнув, нарушитель обречённо произнёс.
- Я готов заплатить штраф, сотни рублей достаточно?
Тот заученно напомнил величину штрафа за инкриминируемый проступок, существенно превышающую сумму, озвученную провинившимся водителем.
- Извините, но вопрос о нарушении достаточно спорный, может быть, сойдёмся? – протянув полторы сотни рублей, предложил Дмитрий Николаевич.
- Двести! – решительно подвёл итог переговорам инспектор.
Нарушитель с тяжёлым вздохом добавил пятьдесят рублей, и стороны разошлись миром.
- Счастливого пути. Будьте внимательней на дороге! – пожелал вдогонку капитан.
Возвратившись за руль своего автомобиля, оштрафованный водитель повернул ключ зажигания, и машина тронулась с места.
- Чем закончились переговоры? – поинтересовался Николай.
- Две сотни пришлось отдать, – скупо отозвался Дмитрий.
- Знакомая картина, - посочувствовал собеседник.
Автомобильная трасса, в основном, огибала встречные населённые пункты и, всё-таки, не миновала их полностью. «Ситроен» проскочил мимо белой таблички с надписью - «Архипо-Осиповка», замелькали невысокие строения, вскоре, впереди, где-то внизу открылась бескрайняя ширь синеватой глади воды.
- Вот и Чёрное море! – воскликнул Николай и добавил. - Скоро оно скроется из виду.
Действительно, дорога стала убегать в сторону от близкого берега, и вскоре лента асфальта опять затерялась между горными кряжами. Однообразный ландшафт уже стал надоедать, когда Николай, расположившийся на штурманском месте, уверенно скомандовал.
- Сворачивай влево!
Автомобиль нырнул на второстепенную дорогу, которая вскоре привела в населённый пункт, Николай попросил притормозить у магазина. Войдя вовнутрь его, Дмитрий увидел за прилавком множество небольших деревянных бочонков, уложенных торцом к посетителям. На каждом из них разместилась информация о содержащемся в нём вина, его названии, крепости и цене. Посоветовавшись с подругой, он купил пару полуторалитровых, полиэтиленовых бутылей солнечного напитка двух сортов, затарился вином и Николай. Вернувшись в машину, путешественники отправились дальше. Автомобиль, оставив позади последние подворья, проехал ещё немного и, свернув вправо, проскочил небольшой, деревянный мостик через скудный ручей, протекающий по глубокому, каменному руслу, и остановился перед металлическими воротами, окрашенными в голубой цвет, с белой надписью - «Солнечный берег».
- Всё, приехали, – удовлетворённо произнёс Николай, вышел из машины и уверенно постучал в ворота.
Они медленно открылись, и «Ситроен» въехал на огороженную территорию базы отдыха. У небольшого, двухэтажного, кирпичного здания стояла группа мужчин, среди них Дмитрий сразу узнал своего шефа – Солдатова. Выйдя из машины, водитель направился к нему и поздоровался за руку, приветственно кивнув головой остальным, стоящим с ним рядом. Следом за ним вышли из автомобиля и пассажиры, увидев красивую женщину, соратники шефа почти хором поинтересовались у того.
- Кто она - тоже наша коллега?
- Вы рты свои не разевайте напрасно, это Снегирёв со своим «самоваром» приехал, так что можете успокоиться!
Подозвав плотного мужчину, пожилого возраста, в котором ещё проглядывалась военная выправка, по всей видимости, это был директор базы, Солдатов распорядился.
- Посели пару в отдельном домике.
Тот незамедлительно обратился к ним.
- Пройдёмте со мной, я сейчас всё устрою.
Далеко идти не пришлось. Небольшой, щитовой домик, у которого они остановились, расположился напротив двухэтажного здания, открыв замок двери, сопровождающий передал ключи Дмитрию Николаевичу и, пожелав комфортно устроиться, покинул их. Из небольшой прихожей две двери вели в санузлы – ванную и туалет, третья дверь привела в просторную гостиную, посередине которой разместился массивный, деревянный стол, сработанный под старину, вокруг которого расположились такие же добротные стулья с высокими спинками. В дальнем углу, на высокой, вместительной тумбе был установлен цветной телевизор, внушительных габаритов. В ближнем, правом углу белым пятном выделялся высокий, двухкамерный холодильник. Между ними, посередине стены стоял посудный шкаф с кухонной утварью, недалеко от него расположилась газовая плита. По левую сторону от входа, по краям стены красовались филёнчатые двери, за которыми скрывались абсолютно симметричные, просторные спальни, в каждой из которых, в дальней стороне размещались две деревянные, аккуратно застеленные кровати. Их разделяли типовые, прикроватные тумбочки, в противоположной стороне стоял вместительный, трёхстворчатый шифоньер тёмной полировки. Широкие окна прикрывали лёгкие шторы. Облюбовав одну из спален, любовники первым делом сдвинули одну к другой кровати, предварительно убрав тумбочки и поставив их у стены, где до этого размещалось одно из спальных мест.
Закончив перестановку, присели. В это время раздался стук в дверь домика, Дмитрий вышел на улицу и увидел Солдатова в окружении своих подчинённых.
- Вы на море пойдёте? – спросил тот.
- Да, уже выходим, - ответил Дмитрий.
- Тогда догоняйте, мы пошли.
Дмитрий вернулся в дом и скомандовал.
- Лариса, собирайся, пойдём на море! Мои коллеги зашли за нами.
Прихватив покрывало, привезённое с собой, они вышли на улицу и поспешили за мужской компанией. Пройдя мимо многочисленных, однотипных домиков базы отдыха, вышли на галечный берег, который лизали накатывающие волны морской воды, издавая характерный шум прибоя. Солнце уже скатывалось к едва различимой линии горизонта, где встречались слегка подрумяненный край небесного купола, с зелёной гладью морской воды, по которой бежала солнечная дорожка. Не теряя времени, любовники скинули верхнюю одежду и побежали навстречу набегающим волнам. Глубина начиналась почти у самого берега, брызги морской воды оставляли горько-солёный вкус на губах. Отметив первую встречу с морем, посвежевшие «ихтиандры» вернулись на берег и прилегли на покрывало, подставляя мокрые спины косым лучам заходящего солнца. Выступающие камешки галечного пляжа создавали некоторый дискомфорт, поворочавшись на жёсткой поверхности и едва обсохнув, они дружно поднялись, свернули покрывало и, подхватив в руки одежду, не торопясь, вернулись в свой домик на базе. Свежий, морской воздух нагнал аппетит, пока подруга накрывала стол в гостиной комнате, Дмитрий, включив телевизор, перебирал на пульте программы, выискивая подходящую передачу. Закончив приготовления, Лариса присела за стол и недовольным голосом пробурчала.
- Хватит тебе щёлкать, оставь в покое пульт, давай ужинать!
Остановившись на юмористической передаче, в которой с экрана телевизора вещал свои откровения Михаил Задорнов, Дмитрий наполнил стеклянные бокалы искрящимся вином, и импровизированный, праздничный ужин обитателей уютного домика начался.
К окончанию плотной трапезы, за окном уже посерело. После утомительного путешествия с раннего утра и сытного ужина с расслабляющим сознание вином клонило ко сну. Выключив телевизор, они направились в спальню и, раздевшись, рухнули на кровать. Дмитрий некоторое время ещё пытался заигрывать со своей подругой, но оставив несвоевременную затею, быстро провалился в глубокий сон.

Совмещение приятного с полезным
Едва забрезжил рассвет, Дмитрий внезапно проснулся, Лариса ещё сладко спала, вплотную прижавшись к нему. Его сразу потянуло к ней, почувствовав нежные прикосновения, она расслабилась, ещё в полусне обвила его своими руками и, ощутив себя уже в полной его власти, приоткрыла глаза и пробормотала.
- Как хорошо, милый мой …
Удовлетворившись горячей близостью, он откинулся на спину, полежал немного, восстанавливая дыхание, затем, поцеловав подругу, потихоньку стал с кровати и прошёл в ванную комнату. Приняв освежающий душ, он вернулся, сон совсем пропал.
- Вставай, иди, ополоснись, – посоветовал он подруге.
Она с наслаждением потянулась, затем, поднявшись с постели, продефилировала в ночной рубашке по комнате на выход. Вернулась посвежевшая, улыбнулась и предложила.
- Давай, я соберу лёгкий завтрак, подкрепимся и пройдём к берегу моря?
- Возражений нет, время ещё есть до девяти утра, а в девять мы с ребятами отъезжаем в Геленджик, на занятия. Ты, пока мы там будем, покупаешься в море, позагораешь. Лады?
- Можно подумать, что у меня есть другие варианты. Ты когда вернёшься?
- Часикам к двум после полудня, может быть, чуть позже.
Позавтракав, они прошли к берегу моря, на пляже было совсем пустынно, утренняя прохлада совсем не вызывала желания искупнуться в неспокойных водах. Побродив вдоль линии берега, они вернулись в расположение базы отдыха, Дмитрий по пути посетил двухэтажное здание, где разместились его коллеги. Они уже все поднялись и занимались утренними процедурами. Увидев прогуливающегося Снегирёва, Солдатов поздоровался с ним и предложил позавтракать со всеми.
- Спасибо, мы уже с Ларисой перекусили, успели даже на море сходить, - поблагодарил он.
- Вы прямо, как жаворонки, с утра пораньше на ногах. Что, не спится?
- Почему? Просто мы вчера, после утомительного дня в дороге, рано легли спать, утром, раненько проснулись. Так что …
- Понятно, тогда ступай к своей ненаглядной, небось, уже заждалась! К девяти подходи без опозданий, отъезжаем в Геленджик, пока.
Дмитрий вернулся к своему домику, подруга сидела возле него на лавочке, наслаждаясь тёплыми лучами восходящего, летнего солнца.
- Давай, обследуем территорию, время до отъёзда убьём? – предложил он.
Она поднялась, и они вместе, под руку пошли прогуляться. На базе, кроме приехавших на семинар коллег по работе, почти никого из отдыхающих не было, изредка попадался обслуживающий персонал, занимающийся своими повседневными делами. Вскоре путешественники миновали ограждение и попали в расположение соседней базы отдыха, на обширной её территории сосредоточились многочисленные легковые автомобили, попадались большие автобусы, прибывшие с иногородними отдыхающими. Рядом с ними раскинулись разноцветные палатки, возле которых в утренней суете сновали уже проснувшиеся их обитатели. Всё это напоминало кемпинг, каковым, видимо, и являлась база. На территории имелись также несколько вместительных, лёгкой конструкции зданий с обеденными столами и стульями внутри. Попадались продуктовые палатки, к своему удовлетворению, прогуливавшаяся пара обнаружила полуоткрытое кафе с танцплощадкой, которое, видимо, начинало свою работу ближе к вечеру. Они вышли к берегу моря, на пляж уже потянулись небольшие группы и одиночные отдыхающие. Дмитрий глянул на циферблат часов, стрелки неумолимо приближались к цифре девять.
- Пора возвращаться, - заключил он и повернул в обратную сторону.
При подходе к месту своего проживания, они наблюдали предотъездную суету.
- Снегирёв, ты где пропадаешь? – окликнул его Солдатов, постукивая пальцем по циферблату своих часов. - Давай, открывай свою машину, мы с Николаем вместе с тобой поедем.
Дмитрий нажал на кнопку брелка, раздался характерный щелчок.
- Прошу садиться, – пригласил он и, поцеловав на прощание свою подругу, сел на водительское место.
Группа из трёх легковых машин тронулась с места, и один за другим автомобили выехали за ворота. Проскочив мостик, они свернули налево и, промчавшись по ленте асфальта, вскоре втянулись в населённый пункт, который Снегирёв вчера уже проезжал. Поплутав по нему немного, узкая лента асфальта вывела на автомобильную магистраль, машины повернули влево и, набрав скорость, помчались в сторону Геленджика.
- Какое расстояние до города? – поинтересовался Снегирёв у Солдатова, сидевшего по правую руку от него.
- Километров тридцать будет. Ты не волнуйся, сворачивать никуда не надо, дорога сама приведёт к городу.
Пробежав полтора десятка километров, машины добрались до перевала с затяжными поворотами, дорога заметно сузилась, по одну её сторону отвесно падал обрыв в глубокое ущелье, а с другой стороны нависал каменный склон горы. Снегирёв заметно сбавил скорость, внимательно наблюдая за дорогой. Солдатов, кинув свой взор на приборную панель, воскликнул.
- Что это у тебя за люминесценция такая?
Водитель мельком глянул. Действительно, красным и оранжевым цветами засветились три предупреждающие, сигнальные лампочки. Одна из них извещала, что запасы бензина иссякают, другая – о недостатке масла, а третья предупреждала об изношенности передних, тормозных колодок.
«Ещё только этого не хватало»! – мелькнула мысль, а вслух он отшутился. - Ничего страшного. Бензина ещё километров на шестьдесят хватит, на ближайшей АЗС дозаправимся. Что касается остального, то уже дома отрегулирую, это автоматика перестраховывается.
- Ну-ну, – отозвался Солдатов. - Тебе виднее, хотя за машиной надо вовремя следить, тем более знал, что в горы ехал.
Нерадивый хозяин автомобиля, молча, проглотил справедливое замечание. Опасный участок дороги остался позади, впереди, в конце спуска, в лёгкой дымке замаячили строения приближающегося города. Перед въездом в него Снегирёв заскочил на АЗС, заполнил бак под завязку и, вывернув снова на автомобильную трассу, погнал автомобиль по окраине города. Следуя указаниям Солдатова, водитель сделал несколько поворотов в городе и остановил машину у высокого здания казённого вида, с обширной, бетонированной площадкой перед ним, ниспадающей ступенями к автомобильной дороге. Оставив машины на стоянке у подъездной дороги, участники семинара прошли в просторный, светлый холл здания, поднялись по широкой, каменной лестнице на второй этаж и, следуя стрелке указателя, прошли в аудиторию, где, собственно, и должен был состояться семинар. К началу занятий в аудитории скопилось человек тридцать слушателей, вошёл худощавый, средних лет мужчина. В его походке угадывалась военная выправка, он поздоровался с присутствующими, представился им, кратко изложил программу семинара, назвал имена и фамилии преподавателей, которые будут освещать перечисленные темы программы. После вступительной части он стал раскрывать содержание своей лекции, которая оказалась довольно живой и интересной, была насыщена массой примеров из практики его личной работы в сфере экономической безопасности, зачитал для конспектирования слушателями основные приёмы и методы в специфической работе, позволяющие проводить её максимально эффективно.
Занятия продлились до часу дня, закрыв свои конспекты, слушатели семинара попрощались с преподавателем, вышли из аудитории и покинули здание. Солдатов со своими подчинёнными, заняв свои места в машинах, отправились в обратный путь. Миновав уже знакомый перевал, вереница автомобилей втянулась в длинный ряд увеселительных заведений замысловатых форм из деревянных конструкций, возведённых вдоль дороги. Остановившись около одного из них, они разместились за обеденными столами на полуоткрытой террасе. Рядом с ней в каменном бассейне, наполненном прозрачной водой, плавали крупные экземпляры рыб нескольких разновидностей. Время от времени к бассейну подходил служитель кафе с сачком в руках, вылавливал какую-нибудь из них, заказанную посетителем и уносил на кухню, чтобы вскоре принести её на стол в виде, уже готовом для употребления.
Компания Солдатова заказала шашлык, салаты, крепкие спиртные напитки и фруктовую воду. Снегирёв не стал прикасаться к водке, мотивируя свой отказ тем, что находится за рулём. Солдатов не стал настаивать, но по окончании застолья, вручил ему бутылочку непочатой водки, сопроводив словами.
- Приедешь на место, там со своей зазнобой раскушаете.
Оставшийся путь вереница машин покрыла быстро. Вернувшись в свой домик, Дмитрий Николаевич обнаружил его закрытым на замок, выкурив сигарету, он отправился к берегу моря, где, после недолгих поисков, отыскал свою подругу, дремавшую под солнечными лучами, прикрыв лицо раскрытым журналом.
Усмехнувшись, он озорным голосом воскликнул.
- Подъём, «масленица пришла»!
Лариса от неожиданности вздрогнула, сняла с головы журнал и недовольным голосом произнесла.
- Ты, чего кричишь, как резаный? Уже вернулись?
- Наивный вопрос, не во сне же ты меня видишь. Ты давно здесь?
- Давно, практически с того времени, как вы уехали. Накупалась вдоволь, лежу теперь, загораю. Тут некоторые мужчины уже подходили, набивались на знакомство, так что пока ты будешь пропадать на своих занятиях, меня уведут! Ты есть хочешь?
- Спасибо, мы на обратном пути в кафешку заскочили, плотно пообедали.
- Вот-вот, ты уже по увеселительным заведениям без меня ходишь …
- Что я, отказываться должен? Всё-таки, в одной компании, да ещё с шефом, - обиделся Дмитрий.
- Ты чего надулся, шуток не понимаешь? – усмехнулась она, поднимаясь со своего места. - Купаться будешь? – спросила уже примирительно.
- Да надо бы сполоснуться, – с готовностью отозвался он, уже скидывая рубашку.
Они вошли в воду. Приятная прохлада морских волн подхватила их, то поднимая, то опуская. Накупавшись, они выбрались на берег и неожиданно столкнулись с Солдатовым в окружении его компании.
- Вы уже здесь? Пойдёмте с нами на корабль, покатаемся по морю, - предложил тот.
- Что за корабль? - поинтересовался Снегирёв.
- Вон, видишь - военный красавец стоит? Они здесь частенько появляются, подрабатывают на отдыхающих.
Дмитрий посмотрел в сторону, которую указал шеф, действительно, метрах в двухстах от них, недалеко от берега стоял не очень большой корабль с высокими, тёмными бортами. Не дожидаясь ответа, Солдатов двинулся в его сторону, все остальные последовали за ним.
По трапу, ведущему на борт, они поднялись на корабль, стоимость двухчасовой прогулки оказалась вполне приемлемой – двести рублей с человека. Боевые орудия были плотно зачехлены, поэтому корабль выглядел вполне мирно. Набрав группу отдыхающих, желающих прогуляться по морю, моряки убрали трап, и корабль, заработав винтами, отошёл от берега. Сделав широкий разворот в открытом море, он остановился, загремели цепи спускаемых якорей.
- Стоим полчаса, можете купаться, – раздался зычный голос боцмана, важно расхаживающего по палубе, с дымящейся трубкой в зубах. - Всем, кто будет купаться, надеть спасательные жилеты, - добавил он.
Желающих оказаться в морской стихии вдали от берега оказалось много, практически все разобрали предложенные жилеты. Женщины, не отважившиеся прыгать с высокого борта, уже спускались в воду по металлической лестнице. Мужчины, в основном, прыгали прямо с борта корабля, кто смелее – вниз головой, другие проще - «солдатиком». Жилеты, делавшие их обладателей неуклюжими на палубе, в открытом море уверенно держали на поверхности воды. Пофыркивая от солёной морской волны, захлёстывавшей порой с головой, довольные отдыхающие наслаждались открывшимися перед ними просторами бескрайнего, водного пространства. Вдоволь накупавшись, постепенно все возвратились на палубу корабля. Компания Солдатова разместилась за столиком, привинченным к палубе под лёгким навесом. На столешнице появились бутылки со спиртными напитками, мясная и прочая закуска. Корабль, между тем, набрав приличную скорость, разрезая встречные волны, уносил пассажиров всё дальше от берега. Создавалось обманчивое впечатление, что он отправился в дальний, морской круиз, однако, вскоре оно рассеялось, когда, в точно оговоренное время, корабль вернулся на место, откуда забирал отдыхающих.
- Как тебе прогулка? – спросил Дмитрий подругу, спускаясь с ней на берег по трапу.
- Сказка, первый раз на военном корабле побывала! Боцман, как будто, из кино, все они, что ли такие?
- Не знаю, я до этого только на «Авроре» был, но это совсем не то, он, хотя, и военный крейсер, но, всё-таки, музейный экспонат, к тому же стоит у Невской набережной без движения, а тут … Видела, какую скорость он набрал?
- А что это за корабль, такой, Дим? – поинтересовалась восторженная подруга.
- Я точно не знаю, но, скорее всего, это сторожевой корабль. Какое у него там название? – он обернулся и прочитал надпись на борту, ближе к носу, – «Стремительный». Во, и название подходящее, ход у него, действительно, резвый!
По пути возвращения общей компании на базу отдыха, Солдатов вдруг спросил.
- Дмитрий Николаевич, а ты стрелять умеешь?
- Ну, во-первых, я, как никак в армии служил, а если речь идёт о навыках прицельной стрельбы, то в школьные годы участвовал в городских соревнованиях по стрельбе из пневматической винтовки и даже занимал первое место, у меня и диплом первой степени имеется! – прихвастнул он.
- Даже так? Что же, тогда подходи к нам, мы сейчас устроим соревнование, пневматическая винтовка и мишени имеются.
Лариса изъявила желание посмотреть на увлекательное зрелище. Солдатов вынес из дома пневматическую винтовку, она существенно отличалась по виду и по конструкции от тех, из которых, когда-то, в юности стрелял Дмитрий. Облегчённый приклад у неё был складной, дизайн намного привлекательней, а главное, у неё имелась вставная кассета с пульками, которая делала винтовку многозарядной, такого пневматического оружия он никогда не видел. Один из коллег, тем временем, прикрепил на толстом стволе дерева несколько бумажных мишеней с концентрическими кругами, Солдатов, зарядив винтовку, протянул её Снегирёву, произнеся.
- Эту винтовку мне на день рождения подарили. Давай, покажи свои навыки, не подкачай, дама сердца наблюдает!
- С навыками, конечно, сложнее будет, последний раз я стрелял лет тридцать назад, - подстраховался Снегирёв, взяв в руки оружие. Прицелился и спросил. - Бой у неё, какой? По центру или под обрез?
- Под обрез, – подсказал Солдатов.
Испытуемый тщательно прицелился, зрение, видимо, с возрастом немного уже подводило, мушка слегка плыла в прорези прицела. Затаив на мгновение дыхание, он плавно нажал на спусковой крючок, последовал хлёсткий выстрел, опустив винтовку, прищурился, стараясь разглядеть результат. Солдатов произнёс.
- Смотри-ка, - девятка, для начала неплохо! Давай, продолжай, ещё четыре выстрела.
Стрелок прицелился и выпустил подряд четыре пульки, один из коллег принёс использованную мишень. Солдатов, посмотрев на неё, похвалил.
- Очень даже не плохо, кучно, одна десятка и четыре девятки! – удивился он, - Старая гвардия, значит, не ржавеет. Ну-ка, дай сюда винтовку, я попробую.
Прицелившись, он нажал на крючок пять раз подряд, когда принесли мишень, оказалось, что одна пулька попала в девятку, остальные изрешетили центральный, чёрный кружочек.
- Сорок девять, рука, видимо, дрогнула, - с некоторой досадой в голосе произнёс Солдатов.
- Да и так стрельба отменная, я и в лучшие свои времена не часто такого результата достигал, - отозвался Снегирёв.
Солдатов, уже повеселевшим голосом, произнёс.
- Я до недавнего времени, всё-таки, в правоохранительных органах служил, так что определённые навыки имею!
- Оно и видно, - согласился Снегирёв.
По очереди стали упражняться остальные участники стрельбы, результаты у них оказались скромнее, но тоже неплохие, самый худший результат составил сорок два очка из пятидесяти возможных. Развесив по веточкам пластмассовые пробки от полиэтиленовых бутылок, постреляли ещё, Дмитрий в этом упражнении несколько раз промахнулся.
- На сегодня достаточно, поразмялись немного и ладно, – подвёл итоги стрельбы Солдатов и скомандовал. - Теперь давайте шашлык готовить, а то водка стынет!
Один из коллег, видимо штатный исполнитель ритуального действа, без напоминаний прошёл к металлическому мангалу, изготовленному из нержавеющего листа, и стал разводить в нём огонь.
- Я гляжу, что с этим делом и без меня есть, кому справиться, шашлык многолюдной суеты не любит. Если нет возражений, тогда мы с Ларисой пойдём пока к себе, - философски изрёк Дмитрий, и они удалились. Возвратившись в свой домик, они сполоснулись от морской воды под душем, прилегли на кровать отдохнуть и задремали.
Когда Дмитрий открыл глаза, за окном уже багровел закат солнца, осторожно разбудил свою подругу.
- Пойдём, там уже, наверно, все собрались шашлык дегустировать!
Она открыла глаза, и они, ополоснув заспанные лица под краном, отправились к коллегам Дмитрия. На улице, под навесом, за просторным, самодельным столом все были уже в сборе, судя по всему, соседи только собирались приступить к ужину. Стол был уставлен бутылками с пивом, их дополняли две бутылочки с водкой, стояла и двухлитровая, полиэтиленовая коробка с красным вином. Несколько тарелок были наполнены добротными кусками румяного шашлыка, кое-кто уже успел осушить от пива свой стакан.
- Вот теперь все в сборе, – с удовлетворением произнёс Солдатов и скомандовал. - Наполняйте стаканы, кому, что по душе, и начинаем наше застолье!
- Ты, что будешь пить? – спросил Дмитрий свою подругу.
Та, поколебавшись, попросила.
- Налей мне вина.
Он наполнил её стакан красным вином, себе налил водки, крепкий напиток предпочли и остальные мужчины. Выпив, все потянулись за шашлыком, он получился нежный, хорошо пропечённый. После второй порции спиртного за столом посыпались шутки, завязался непринуждённый разговор. В разгар застолья Лариса наклонилась к своему другу и тихо предложила.
- Уже стемнело, пойдём на танцплощадку, что здесь сидеть?
Они осторожно стали из-за стола и незаметно покинули шумную компанию.
В кафе многие столики были уже заняты, несколько пар кружились в вальсе на танцплощадке. Взяв две бутылочки пива, вновь пришедшие присели за свободный столик. Дмитрий наполнил узкие, стеклянные бокалы пивом, сделав по нескольку глотков, они стали из-за стола и влились в группу, танцующих уже в быстром ритме под «живую» музыку.
Вернувшись за столик, Дмитрий увидел, что недалеко от них разместился в одиночестве один из его коллег, молодой человек, явно скучающий. Кивнув ему, он обратился с предложением.
- Подсаживайся к нам, всё веселее будет!
Тот, не дожидаясь повторного приглашения, захватив с собой початую бутылку пива и бокал, присоединился к ним.
- Вы красиво танцуете! – сделал он комплимент.
В это время зазвучала музыка медленного танца, присевший к ним знакомый, спросил Дмитрия.
- Можно вашу даму на танец пригласить?
- Приглашай, - дал добро Дмитрий.
Оставшись один, он наблюдал за танцующими парами, ему приятно было видеть, что его подруга на общем фоне выглядела намного эффектнее, даже среди девушек, которые были намного моложе её.
В кафе они провели время до позднего вечера, посетители постепенно расходились.
- Может, и нам уже пора к себе? – спросил Дмитрий Ларису.
- Пойдём, - согласилась та.
Поплутав по тёмным аллеям, они добрались до своего уютного домика и, разобрав постель, с наслаждением улеглись. Ноги приятно гудели, обняв подругу, Дмитрий прошептал.
- Как мне с тобой хорошо! Правда, здорово, что мы вырвались вдвоём на целую неделю, да ещё на Чёрное море?
- Ой, Дима, я до сих пор не могу поверить, что мы с тобой здесь вместе. Как будто в сказку попала, и этот домик на двоих, никто не мешает…
Он в порыве нежности и страсти, уже охватывающей его рядом с любимой женщиной, перевернулся, накрыв её. Голова закружилась, и он провалился в сладкое небытие …
Налюбившись вволю, они сполоснулись вдвоём под тёплыми, упругими струями душа и, растеревшись мохнатым полотенцем, накинув на плечи халаты, предусмотрительно прихваченные с собой в поездку, вышли на улицу и присели на скамейку. Звёздная ночь была спокойная, не чувствовалось ни малейшего дуновения, в темноте мелькали голубые огоньки многочисленных светлячков. Они посидели некоторое время, любуясь их хаотичным движением, и вернулись в свою комнату, вскоре забывшись глубоким сном в общей постели на совмещённых кроватях.

Дольмены, озеро, русалка
Следующий день - воскресение, выдалось свободным от занятий, когда все, проснувшись и приведя себя в порядок, позавтракали, Солдатов неожиданно предложил.
- Сделаем сегодня прогулку, собирайтесь, поедем в здешний заповедник, полюбуемся на дольмены, да, вообще, там много чего, что стоит посмотреть!
Возражений не последовало, все оперативно расселись по машинам, Лариса, в ожидании увлекательной экскурсии, разместилась в автомобиле своего любовника, на заднем сидении. Небольшая вереница легковых машин тронулась в путь, который сначала пролегал по знакомому маршруту, в сторону Геленджика, а потом автомобили свернули влево от основной трассы. Немного поколесив по каменистой дороге, машины, миновав открытые ворота, въехали на территорию заповедника и остановились. На вместительной площадке расположились несколько небольших магазинчиков, торговавших продуктами питания и сувенирами, недалеко от них привлекало взгляд сооружение бутафорского подворья с плетёной изгородью из тонких ветвей какого-то дерева. На ней вверх дном висели разнокалиберные кувшины из обожженной глины. Вдоль изгороди прохаживался человек с фотоаппаратом на боку, зазывая клиентов сфотографироваться на фоне патриархальной обстановки в национальных костюмах, висевших тут же на плечиках. Немного поодаль, на возвышениях были разбросаны каменные изваяния в форме полукруглых шалашей с небольшими овальными отверстиями для входа, – это и были дольмены седых, стародавних времён. В них по преданиям, дошедшим до нас, жили набожные отшельники много столетий, а то и тысячелетий назад. Экскурсанты подошли к одному из древних каменных изваяний, Солдатов вдруг произнёс подстрекательски.
- Лариса, а слабо вовнутрь проникнуть?
Та, не смутившись, пролезла в небольшое отверстие дольмена и выглянула оттуда. Солдатов незамедлительно щёлкнул затвором фотоаппарата. Когда она вылезла обратно, Дмитрий поинтересовался у неё.
- Ну, как там?
- Ничего особенного, в каменной глыбе выдолблено тесное пространство, на полу, похоже, набросана сухая трава. Неуютно, конечно, сумерки и прохладно, запах какой-то настоянный. Как там эти отшельники когда-то жили?
- Ну что? Дольмены увидели? Теперь разбредаемся по территории, через полтора часа встречаемся у машин, время пошло! – скомандовал Солдатов.
Группа распалась, кто по двое, а кто по одному разбрелись на местности в разных направлениях, по интересам. Любовники пошли в сторону, где зеленели низкорослые деревья и раскидистые кустарники, тропинка, протоптанная многочисленными посетителями заповедника, спускалась вниз, петляя в зарослях. Внезапно кусты расступились, перед взором открылось водное пространство не очень большого водоёма, вода в нём была исключительной прозрачности. Лариса нагнулась и окунула в неё свою ладонь, промолвив.
- Холоднющая, какая! Бр-р …
- Я слышал, что купание в водах святых мест приносит счастье, - в задумчивости произнёс Дмитрий и добавил. - Только купаться надо исключительно в обнажённом виде.
- Что, прямо здесь, а если вдруг кто-нибудь ещё появится на тропинке? – с сомнением в голосе произнесла подруга.
Окинув взором овальную окружность озерца, Дмитрий уверенным голосом ответил.
- Зачем же здесь? Давай обойдём его, подыщем укромное место.
Тропинка, повернув, потянулась вдоль правого берега водоёма и, миновав его, устремилась, видимо, в сторону других достопримечательностей. Свернув с неё, искатели приключений продрались через нехоженый кустарник и оказались на крохотной полянке у берега «святого» озера, окружённой с других сторон зарослями.
- Ну что, искупаемся? – спросил Дмитрий.
- А ты будешь? – спросила подруга, уже скидывая одежду.
- Конечно, ступай в воду, я тебя догоню.
Ступив осторожно в водоём, она побрела от берега по мелководью, на середине озерца его глубина едва достигала уровня груди. Словно сказочная русалка, она обернулась в сторону своего дружка и поторопила его.
- Давай быстрее, а то вода ледяная!
Он залюбовался её красивым телом на фоне дикой природы и с досадой промолвил.
- Эх! Фотоаппарат бы сюда, а ещё лучше – кинокамеру! Такая бы память на всю жизнь осталась!
Неожиданно за спиной подруги, стоявшей посреди водоёма в первозданном виде, Дмитрий услышал детский смех и крикнул.
- Присядь! Кто-то идёт!
Едва она успела скрыть свои прелести под поверхностью воды, как на тропинку у берега выскочили один за другим два мальчугана лет пяти – шести, следом показалась молодая пара, видимо, их родители.
Заметив на поверхности озера одинокую голову, один из мальчиков радостно вскрикнул, обращаясь к родителям.
- Кто-то купается! Давайте и мы тоже!
Бросив взгляд на середину водоёма, молодая женщина, немного смутившись, прикрикнула на своих сорванцов.
- Я вам покупаюсь, простыть захотели, вода здесь ледяная! А ну, марш быстрее вперёд!
Когда семейка скрылась из виду, Лариса приподнялась и, разбрызгивая воду, ринулась к заветному берегу. Дружок протянул ей свою рубашку со словами.
- Разотрись хорошенько или, хотя бы промокни воду. Замёрзла?
Вместо ответа она, подхватив протянутую рубашку, стала торопливо вытираться, стуча зубами после экзотической водной процедуры. Дмитрий взял у неё из рук свою рубашку и помог убрать влагу со спины.
Побродили ещё по окрестностям, ландшафт всюду был аналогичный, дикий на вид. Попадались ещё водоёмы, даже с небольшими водопадами, купаться после недавнего приключения больше не хотелось. Любовались вершинами гор, маячившими, казалось, совсем недалеко. Набравшись незабываемых впечатлений и надышавшись свежим воздухом, они вернулись по той же тропинке к месту стоянки автомобилей. Некоторые их спутники уже прохаживались, по площадке. Любовники подошли к фотографу, поинтересовались у него, как скоро можно будет получить фотографии, если сейчас сняться.
Тот, обрадовавшись клиентам, произнёс.
- Сразу же и получите! – и добавил. - Какое прекрасное фото получится, такая красивая женщина, наряд казачки будет к лицу и, вообще, пара замечательная!
Они переглянулись.
- Как ты? Может, на память сфотографируемся? Будет потом, что вспомнить, к тому же, снимемся в экзотическом, национальном наряде! – предложил напарник.
Взяв с плечиков одежду, они стали примерять её на себя поверх своего лёгкого одеяния. Лариса одела сначала длинную, до пят, широкую, цветастую юбку с многоярусными оборками, затем её шикарную грудь с трудом плотно облегла приталенная жакетка с глухим воротом. Её дружок тоже преобразился, надев поверх своих шорт брюки с широкими лампасами, заправил в них косоворотку, поверх неё накинул казацкий френч с горскими мотивами, водрузил набекрень каракулевую папаху с металлической кокардой и, в довершение, пристегнул тёмный кожаный ремень с кривой шашкой в ножнах на боку. Собравшаяся уже в полном составе компания, в составе которой прибыла в заповедник преобразившаяся пара, с интересом наблюдала за их облачением в национальные наряды. Фотограф усадил новоиспечённую казачку на лавочку, стоявшую у плетня, рядом с ней поставил бравого казачка, отошёл от них, полюбовался и щелкнул затвором фотоаппарата. Спустя несколько минут, повесив на место реквизиты и расплатившись за услугу, довольная пара получила взамен свежие фотографии.
- Если нет ещё, желающих запечатлеться, то фотосессия закончилась, по машинам! – скомандовал предводитель дружной компании.
Желающих фотографироваться не оказалось, все расселись по машинам, и тронулись в обратный путь.
Дельфины, котики, любовь
В понедельник, утром Дмитрий предложил своей подруге съездить вместе со всеми в Геленджик.
- Ну, и что я буду там делать, пока вы будете на занятиях? – поинтересовалась она.
- Рядом со зданием, где проводится семинар, работает дельфинарий, так что скучать не будешь. Ты была в нём, хотя бы раз?
- Нет, никогда. С удовольствием бы посмотрела на дельфинов, они, наверно, ручные, представление какое-нибудь будет! – с воодушевлением согласилась Лариса.
- Вот и хорошо, значит, договорились, пойдём к машине, – обрадовался её спутник.
Когда они подошли, все уже собрались, быстро распределившись по машинам, выехали за ворота и автомобили помчались привычным маршрутом.
До Геленджика добрались без приключений, вышли из машин у знакомого здания. Дмитрий, снабдив подругу деньгами, показал в сторону светлого, куполообразного здания и сказал.
- Вот он – красавец, ступай. Мы освободимся, где-то к часу дня, если выйдешь раньше, будь рядом, далеко не отходи.
Лариса направилась через дорогу, отстояв очередь, купила входной билет и вошла в дельфинарий. Стеклянный купол, состоящий из множества ажурных квадратов, то ли от синего неба, то ли такого цвета было стекло, излучал приятный, тёплый, голубой свет. Вокруг больших бассейнов, наполненных морской водой, неспешно прогуливались многочисленные посетители, им было на что посмотреть. В одном из водоёмов один за другим взмывали в воздух крупные красавцы-дельфины, проскакивая через обручи, подвешенные над водой, и исчезали в глубине бассейна. Молодые девушки в изящных, блестящих купальниках, грациозно ступая по резиновым дорожкам, постеленным вдоль специальной, служебной площадки, при помощи свистков издавали пронзительные звуки, подавая команды своим, послушным питомцам. Время от времени дельфины подплывали к низкому бортику площадки, что-то верещали и, получив из рук девушек порцию рыбёшек, возвращались выполнять очередные их команды. Зрелище дельфинов, удивительно сообразительных и заряженных неиссякаемой энергией, завораживало. Подарив зрителям радость увлекательного общения и созерцания, дельфины уступили внимание морским котикам, которые развернули в соседнем бассейне своё, не менее привлекательное представление. Контрастируя с серебристыми дельфинами, иссиня-чёрные, атласно гладкие морские зверьки с гусарскими усами увлечённо и азартно гоняли, перекидывая своими носами мяч, и не просто гоняли, а играли в настоящее водное поло, забрасывая мячи в ворота, установленные в противоположных концах водоёма. В другом бассейне морские котики, пританцовывая на специальных кружочках, плавающих на поверхности воды, жонглировали большими, разноцветными шарами. Зрители восторженно подзадоривали их своими криками, особенно усердствовали дети, родители с опаской следили за своими чадами, которые, перегибаясь через невысокий парапет, тянули свои ручки к подплывающим зверькам, рискуя сами оказаться в воде. То и дело щёлкали затворами фотоаппараты, жужжали кинокамеры, спешившие запечатлеть наиболее интересные моменты и, в целом, занимательное представление. Лариса очень жалела, что не имеет кинокамеры или, хотя бы, фотоаппарата, с белой завистью наблюдала за счастливыми их обладателями.
Выйдя из дельфинария, она ещё долго пребывала под впечатлением увиденного, бесцельно прохаживаясь по близлежащим улицам. Спохватившись, что отошла уже далеко от места назначенной встречи со своим другом, она повернула в обратную сторону. Вернувшись к машинам, побродила недолго у здания, внутри которого ещё находились покинувшие её спутники. Наконец, она заметила среди выходивших из здания людей, знакомые лица.
Вскоре компания, закончив свои дела в городе, отправилась к месту своей дислокации на побережье Чёрного моря. Во второй половине пути небо вдруг затянулось тёмными тучами, на лобовое стекло упали первые капли дождя, прокатились раскаты грома, и разразился сильный ливень, который сопровождал машины до прибытия их на базу отдыха.
Пробежав под сильным дождём до своего домика, любовники, промокшие до нитки, спрятались от него под надёжной крышей. В комнате они скинули мокрую одежду и накинули на плечи свои халаты, стало сразу уютно и сухо. Лариса принялась готовить обед, Дмитрий, не зная чем заняться, слонялся по гостиной, затем зашёл в свободную комнату, критически осмотрел её и решил, что было бы неплохо сменить дислокацию. Свернув постельное бельё с нетронутых кроватей, он перенёс его в комнату, где они обитали с начала заселения; в обратном направлении перенёс постельные принадлежности, пользованные ими до сегодняшнего дня. Обратив внимание на его челночные перемещения с постельным бельём, Лариса в недоумении спросила.
- Чего это ты затеял?
- Здесь же две спальни, пока мы пользовались только одной. Думаю, что пора обжить и другую, для разнообразия, – невозмутимо ответил он.
Подруга засмеялась и произнесла.
- Выдумщик, ты. А впрочем, действительно, почему бы не сменить место наших ночных приключений? Тебе помочь?
- Я бы и сам справился. Хотя, смотри сама, как знаешь, - ответил он, пожав плечами.
- А что тут смотреть? Обед готов, давай, покушаем, а потом вместе завершим «переезд».
На том и сошлись. Плотно пообедав, зашли сначала в прежнюю свою спальню, поставили кровати и тумбочки на исходные их места, аккуратно застелили постели и перешли в новую комнату. Здесь тоже привели в порядок постельное бельё, провели привычную манипуляцию с кроватями и тумбочками. Закончив хлопоты, связанные с перемещением места отдыха в новую спальную комнату, они упали на подготовленное ложе и забылись в жарких, любовных утехах.

Проза жизни
Приятная во всех отношениях командировка на побережье Чёрного моря подошла к концу. Дмитрий за это время так привык к повседневному, по-домашнему близкому общению с Ларисой, что воспринимал этот период, как кусочек настоящей, счастливой, супружеской жизни, да ещё, при этом, с горячо любимой женщиной. Лариса также тепло воспринимала приятный, по-семейному уютный отдых с любимым человеком. Сбивала приподнятое настроение только сверлящая мысль о том, что медовый период закончился, и она снова остаётся на правах заурядной любовницы мужчины, который имеет свой семейный очаг, со стола которого ей достаются лишь жалкие крохи. Она ничего не могла поделать с этой объективной реальностью и от безысходности создавшейся ситуации приходила в уныние.
На своей машине Дмитрий Николаевич отправился в дальний, обратный путь, ведущий в Междуречинск. Подбросив двух своих коллег до аэропорта Краснодара, откуда тем предстоял перелёт за седые, горные вершины Урала, уже вдвоём со своей подругой он отправился дальше. Во время многочасовой поездки, Лариса поведала ему, что в ближайшие дни она освобождает квартиру, в которой пока проживает. Эта квартира принадлежит её сестре, один из сыновей которой недавно женился и съезжает туда из дома матери со своей молодой женой.
Сама Лариса теперь будет жить в доме, который находится в пригороде Междуречинска, а, по сути, непосредственно в городской черте. Этот дом, после первой, крупной, семейной размолвки, в знак примирения построил её муж, теперь уже бывший. Уже тогда, понимая, что семью сохранить не удастся, она настояла на том, чтобы все документы, связанные с отводом земельного участка и строительством самого дома были оформлены на её имя, муж согласился. После окончательного разрыва, он пытался оставить этот дом за собой, но суд сохранил право собственности на него за ней, с учётом того, что у мужа, в отличие от неё, был собственный дом по-прежнему месту их былого, совместного проживания.

Приехав в Междуречинск, Дмитрий изъявил желание, не откладывая на потом, осмотреть дом, в котором предстояло теперь жить его подруге. «Ситроен» въехал на просторный земельный участок, не полностью огороженный по периметру. В глубине участка стоял одноэтажный дом внушительных размеров, из красного кирпича. Внутренняя планировка его состояла из вместительной прихожей, с выходом из неё в узкий, но длинный коридор, по левую сторону которого размещалась одна, небольшая комната, которая предназначалась для кухни. В ней была сложена скромных размеров печка-каменка, по правую сторону коридора располагались две другие комнаты, таких же, скромных размеров, скорее всего, они предусматривались для детей. Кроме того, в противоположном конце коридора находилась комната больших размеров, по-видимому, предназначенная для спальни супругов, а также ещё большая - зальная комната. Между кухонной комнатой и просторной спальней оставалась внушительная площадка, по замыслу, здесь должен был расположиться санузел, состоящий из ванной комнаты и туалета. В относительно законченном, пригодном для проживания состоянии были кухня и одна из двух детских комнат напротив её. Кладка перегородки между дальней, детской комнатой и залом была не завершена. Потолочное перекрытие из не струганных досок просвечивалось в большей части дома, кроме кухни и одной малой комнаты, в прихожей перекрытия и вовсе не было. Кладка прихожей составляла полкирпича. Воды в доме, естественно, не было, её можно было набрать во дворе, из металлического «гусака», там же находился и скромный, деревянный туалет.
- Да-а …, протянул Дмитрий и продолжил. - Пока на дворе лето, жить ещё можно, а вот, что будет зимой?
Лариса пожала плечами и промолвила.
- Как-нибудь перезимую.
Тяжело вздохнув, любовник промолчал, размышляя о том, как он сможет облагородить недостроенный дом, это требовало немалых затрат.
- А газ-то, хотя бы, обещают подвести? – спросил он подругу.
- Говорят, что к Новому году подведут, - с безразличием в голосе ответила та.
- Ладно, поехали отсюда, буду думать, что можно сделать до осени, хотя, всё зависит от того, подведут газ или нет, - подвёл итог нерадостным размышлениям озадаченный любовник.

Серьёзный разговор
Недолго думая, Дмитрий продал свой автоприцеп, на вырученные деньги закупил трубы, нанял специалистов, которые провели в дом его любовницы водопровод и смонтировали отопительную систему, племянник Ларисы придарил ей подержанный, но исправный АГВ. Теперь оставалось дождаться, когда подведут газ, после чего наполнить отопительную систему водой, и тепло в доме было бы обеспечено.
Потянулись осенние дни, наступил декабрь, с ним растаяли последние надежды Ларисы на то, что Новый год можно встретить с подведённым газом и, соответственно, в тёплом доме.
В один из ненастных дней, уже вечером Дмитрий заехал в дом, проведать свою подругу и застал её в стрессовом состоянии. Та сидела за кухонным столом и всхлипывала, судя по характерному запаху, она была в нетрезвом виде. После тяжёлого разговора с ней он узнал, что, помимо основного места работы, она подвязалась ещё подрабатывать в травматологическом пункте городской больницы для того, чтобы, хотя бы как-то, поправить свои финансовые дела. Пожаловалась, что ужасно устаёт и физически и морально. У Дмитрия до боли сжалось сердце, он почувствовал себя глубоко виноватым перед любимой женщиной, взял с неё слово, что она немедленно, с завтрашнего дня бросит подрабатывать, а он со своей стороны, как минимум, компенсирует ей потерю этого тяжёлого приработка. Понимая, что эта полумера вряд ли сможет решить проблему в целом, он насмелился и предложил.
- Лариса, я долго думал о наших с тобой отношениях, мне кажется, что они уже не укладываются в рамки встреч любовников. Если быть честным, то мне надоело обманывать двух женщин. Тебя я уже оставить не смогу, это выше моих сил, значит, буду разводиться со своей женой. Только скажи прямо сейчас – ты пойдешь за меня замуж?
Она оторопела от такого неожиданного предложения и спросила.
- Ты не шутишь?
- Мне не до шуток! – отрезал он и добавил. - Ты на мой вопрос так и не ответила.
- Я, конечно, согласна!
- Хорошо, я пойду домой, надо всё серьёзно продумать. До скорой встречи.
- Иди уже, до свидания, – тяжело вздохнув, ответила она.
Под впечатлением состоявшихся объяснений на последнем свидании, Дмитрий в задумчивости сидел на диване в зальной комнате своей квартиры. Супруга, видимо, обратив внимание на его отсутствующий взгляд, спросила.
- Что-то случилось?
- Случилось, - машинально ответил он и неожиданно добавил. - Надо нам отдохнуть друг от друга несколько месяцев.
- Что значит, отдохнуть? – в недоумении переспросила она.
- То и значит, что пожить нам нужно раздельно.
- Это как, раздельно? – в растерянности спросила супруга.
- Ты остаёшься здесь, а я ухожу на несколько месяцев из дома. Там дальше будет видно.
- Дима, никуда ты не пойдёшь! Давай, забудем о наших недоразумениях, это слишком серьёзно.
Он не стал развивать неприятную тему, решив, что, видимо, вопрос ещё не созрел.

Решение принято
В разгар новогодних праздников Дмитрию неожиданно позвонила его мать, поведав, что на днях, выйдя в прихожую дома, она внезапно потеряла сознание и упала, когда очнулась, с большим трудом поднялась и, кажется, повредила ногу, сейчас ходить не может, за ней ухаживает соседка по дому.
Дмитрий сказал супруге, что поедет навестить мать, узнает подробности, возможно, ей нужен уход, тогда придётся привезти её сюда. Учитывая, что последние годы у неё постоянно зашкаливает давление, а путь в таком её состоянии чреват возможными последствиями, придётся, на всякий случай, взять с собой медсестру, с главврачом медсанчасти предприятия он договорится. Супруге трудно было возразить в такой ситуации, и она согласилась с ним.
Договариваться насчёт медсестры он, конечно, не собирался, а сразу рассчитывал взять с собой Ларису, она ведь сама долгие годы работает медсестрой. В этот же день, при встрече со своей подругой, он объяснил ей сложившуюся ситуацию и предложил поехать вместе с ним, Лариса без колебаний согласилась. На следующее утро они на машине Дмитрия поехали в Приморск, к месту проживания его матери, Лариса захватила с собой медицинскую сумку с набором медикаментов.
Хотя зима в этом году была мягкая, полотно дороги местами из-за наледи представляло опасные участки пути, приходилось ехать с предосторожностями, снижая скорость. В целом, без особых приключений к полудню «Ситроен» въехал в Приморск, здесь, в отличие от Междуречинска, стояла не по-зимнему тёплая погода, за короткое время пребывания у матери Дмитрий даже вскопал огород. Лариса, осмотрев мать Дмитрия, высказала опасение, что, возможно, при падении мать серьёзно повредила ногу, скорее всего, в районе лодыжки образовалась трещина, подтвердить или опровергнуть диагноз может только рентген. Давление держалось высокое, дальняя поездка в Междуречинск представляла определённую опасность, но другого выхода не было, матери, действительно, требовался уход, по крайней мере, до заживления ушибленной ноги. Лариса сказала, что она, на всякий случай, захватила с собой коробку с ампулами, в случае ухудшения состояния больной, сделает необходимые уколы, на том и остановились. Пробыв в Приморске двое суток и оставив на попечение соседей осиротевший дом, они во второй половине дня выехали из города, во время поездки прибегать к экстренным, врачебным мерам не пришлось, доехали до Междуречинска благополучно. Когда подкатили к подъезду дома, Лариса помогла Дмитрию довести его мать до лифта и сказала.
- Я подожду в машине. Вы подвезёте меня до моего дома?
- Что за вопрос? Во-первых, уже темно. Во-вторых, я в любом случае должен доставить вас до места вашего проживания.
В разговор неожиданно вмешалась мать.
- Лариса, я прошу, пройди с нами в квартиру. Ногу ещё раз осмотришь, давление померяешь.
Ларисе совсем не хотелось встречаться с супругой Дмитрия, да ещё в её квартире, в позднее время. Она стала отнекиваться, но, в конце - концов, поддалась уговорам больной, пожилой женщины и вошла в квартиру своей тайной соперницы. Увидев мать своего мужа в сопровождении молодой женщины, которую он представил, как медсестру, супруга неприязненно посмотрела на неё, сухо поздоровалась, но ничего больше не сказала. Пока медсестра осматривала мать, Соня демонстративно ушла на кухню и находилась там всё это время. Когда медсестра закончила осмотр, сделала перевязку, Дмитрий помог ей надеть верхнюю одежду и сказал супруге, что отвезёт медсестру до её дома. Супруга, бросив на них недоверчивый взгляд, тем не менее, промолчала. Дмитрий поспешно покинул квартиру вместе с Ларисой и повёз её домой.
- Зря я заходила в квартиру, женщину не обманешь, супруга твоя, наверняка, почувствовала неладное, я это кожей ощутила. Ты обратил внимание на её косые, недружелюбные взгляды? – произнесла подруга уже в машине.
- Ничего, пусть чувствует, что хочет. Разрыв всё равно уже неизбежен, вот подлечу мать, отвезу назад, и надо заканчивать с неопределённостью, – решительно ответил любовник. - Кстати, ты бы могла посодействовать, чтобы мою мать обследовали завтра в вашей медсанчасти? – спросил он.
- Хорошо, подвози завтра её с утра, - просто согласилась она.

На следующий день Лариса до обеда водила мать своего друга по кабинетам врачей. Помимо осмотра ноги, рентгеновского снимка, её сделали снимки УЗИ почек и желчного пузыря. Рентгеновский снимок подтвердил, что на лодыжке, действительно, образовалась трещина. УЗИ показало, что почки и желчный пузырь сильно забиты камнями, а одна из почек, практически, не функционирует. На своей работе Снегирёв договорился с главным врачом медсанчасти предприятия о размещении своей матери в госпитале для ветеранов войны, который функционировал в большом здании профилактория завода. Ей загипсовали больную ногу, назначили курс лечения, связанного с высоким артериальным давлением. Выписали её только к началу марта. После нескольких прогулок свекрови со своей невесткой в близлежащем парке, мать, улучшив момент, спросила своего сына, когда они остались наедине.
- Сынок, что-то мне не нравятся ваши отношения с женой, похоже, у вас с ней большая размолвка. Я обратила, к тому же, внимание на твои отношения с медсестрой, с которой ты приезжал за мной в Приморск. Сдаётся мне, что она - медсестра, да не та, скорее всего, у тебя с ней весьма тёплые отношения.
- Мама, - оборвал он её. - Я в своих личных отношениях разберусь, как-нибудь, самостоятельно, уже не мальчик, у меня свои внуки растут! Давай, не будем об этом говорить. Через пару дней отвезу тебя в Приморск, там и поговорим на эту тему.
- Ты, всё-таки, подумай хорошенько, прежде чем принимать такое серьёзное решение. У вас же двое детей …
- Дети уже взрослые, у них свои семьи. Всё, я тебе сказал, что эту тему не трогаем до твоего возвращения в Приморск, значит, забыли её сегодня!

В первых числах марта Снегирёв засобирался в Приморск, предварительно договорившись со своей любовницей о дате их совместного отъезда.
Супруга удивлялась поспешности, с которой муж увозит свою мать, предлагала, чтобы свекровь побыла у них дома, хотя бы, до майских праздников. Дмитрий категорически не соглашался и через два дня укатил с матерью, предварительно заехав в дом на окраине города за своей возлюбленной.
Ранняя весна радовала тёплыми, солнечными днями, автомобильная трасса на этот раз была в хорошем состоянии, скоростной автомобиль довольно быстро мчал их, оставляя позади сотни километров. На одном из постов ГАИ, где знак ограничения скорости указывал до двадцати километров, «Ситроен» неожиданно остановил инспектор в звании сержанта.
- В чём дело, начальник? – с удивлением спросил остановленный водитель.
Тот представился и показал на высвеченные цифры своего радара.
Дмитрий искренне удивился, прибор показывал скорость выше шестидесяти километров, и с уверенностью в голосе возразил.
- Это точно не моя скорость, я в этом абсолютно уверен!
Инспектор, не возражая, щёлкнул переключателем, загорелась цифра двадцать девять.
- Ну, и что? Нормальная скорость, в рамках погрешности, установленной правилами дорожного движения, – без сомнения в голосе произнёс водитель.
- Пройдёмте со мной в помещение поста, – пригласил инспектор, придерживая в своей руке техпаспорт и водительские права мнимого нарушителя дорожного движения.
Водитель, нехотя, вышел из машины и последовал за настойчивым сержантом. В помещении сидел другой инспектор, но уже в звании старшего лейтенанта. Подняв голову от бумаг на столе, он вопросительно посмотрел на вошедших, и задал вопрос.
- В чём дело?
- Не знаю, – невозмутимо ответил водитель. - Я ни каких правил не нарушал, вот и радар сержанта это подтверждает, а он всё равно меня сюда привёл. Я буду жаловаться!
Старший лейтенант приказал сержанту возвращаться на пост, а водителю сказал, посмотрев в его водительские права.
- А вы, Дмитрий Николаевич, задержитесь, – подождав, пока сержант покинет помещение, продолжил спокойным голосом. - Чего вы упрямитесь, вам что - пятьдесят рублей жалко? Вы кем работаете?
- Руководителем службы экономической безопасности в крупной компании, в каком-то смысле ваш коллега. Сами понимаете, что род моей деятельности, чисто с профессиональной точки зрения, не позволяет мне платить необоснованный штраф, дело даже не в его сумме.
- Забирай свои документы, законник, и уезжай, – небрежно протянув водителю техпаспорт и водительские права, изрёк инспектор с досадой в голосе.
- Спасибо, – невозмутимо поблагодарил его Снегирёв и вышел из помещения.
Когда он уселся на водительское место, Лариса полюбопытствовала.
- Много заплатил?
- Ни рубля я им не дал, совсем обнаглели! Представляешь, ещё издевается, открытым текстом говорит, что пятьдесят рублей мне жалко! – возмущённым голосом ответил несостоявшийся нарушитель.
На подъезде к станице Ленинградская, Дмитрий, разговаривая с Ларисой, краем глаза заметил мелькнувший под сенью ветвей дерева предупреждающий знак ограничения скорости. Он нажал на педаль тормоза, но было уже поздно, недалеко, впереди уже возникла фигура инспектора, взмахом жезла останавливающего нарушителя. Дмитрий чертыхнулся и съехал на обочину дороги, к двери, со стороны водителя, подошёл молоденький сержант, представился и спросил.
- Вы знак ограничения скорости видели?
- Видел, - признался водитель и добавил - Только поздно заметил его в кустах, да ещё отвлёкся немного.
- Сочувствую, надо быть внимательнее. Придётся штраф заплатить, - прозвучал необычный для инспектора, смущённый голос, как показалось нарушителю. К тому же тот добавил. - Я выпишу минимальный штраф.
Дмитрий Николаевич впервые за свою многолетнюю практику водителя повстречал такого, необычного инспектора и, сказав. - Ладно, чего уж теперь? Нарушил - надо платить, - протянул ему пятидесятирублёвую купюру.
Тот, даже не проверив его документы, взял деньги и пожелал ему впредь быть внимательнее на дороге.
- Надо же! Мне самому стало неудобно перед ним, как будто не я, а он провинился, – удивлённым голосом произнёс Дмитрий Николаевич, удаляясь от необычного инспектора.
Оставшийся путь до Приморска, доехали без приключений. В доме, где на время их отсутствия, по просьбе хозяев проживал сосед, было грязно. Тем не менее, Снегирёв поблагодарил изрядно подвыпившего соседа, как никак он столь продолжительное время охранял жилище и следил за отопительным котлом. Время уже было вечернее, Лариса по-хозяйски приготовила сытный ужин, они поели и, уставшие с дороги, легли спать.
На следующий день, мать, оставшись на короткое время с сыном наедине, спросила.
- Детка, ты мне, что-то обещал рассказать? Хотя, мне и так всё понятно, ты, я гляжу, уже и спишь с ней в одной кровати, не таясь.
- Что я скрывать-то буду? Не мальчик уже. В общем, я расхожусь с Соней и женюсь на Ларисе. Вот вернусь домой, и будем с женой разбегаться. Мы с Ларисой уже третий год встречаемся, я её очень люблю, зачем же в таком случае обманывать и напрасно обнадёживать обеих женщин? Я думаю, что так будет честнее, Ларису я всё равно уже бросить не смогу.
- Тебе жить, смотри сам, я, конечно, не одобряю твоё решение, - промолвила мать.
В это время в дом вошёл сосед, по его лицу было видно, что он находится в тяжёлом похмелье.
- Мама, у тебя там вино домашнее было, давай, я достану бутыль из погреба, пусть Анатолий опохмелится, - не дожидаясь ответа, Дмитрий спустился в подвал и вытащил оттуда уже початую, десятилитровую бутыль с красным вином.
В комнату вошла Лариса, увидев в руках Дмитрия вместительную бутыль с вином, поинтересовалась.
- Что это ты придумал? Нам, ведь, сегодня уезжать!
- Я пить не собираюсь, видишь, что у Анатолия «трубы горят»? Ты, чего-нибудь на стол ему собери, а я пойду, машину из гаража выгоню.
Когда он вошёл в гараж, то по привычке обошёл вокруг автомобиля и увидел, что один скат спущен.
- Вот ещё не хватало, – проворчал он и, вернувшись в дом, сообщил неприятную новость.
- Что же теперь делать? – спросила Лариса.
- Ничего страшного, просто неприятно, лишние хлопоты. Вы тут пока перекусите, а я поставлю «запаску» и сгоняю на АЗС, там шиномонтажная мастерская есть, завулканизирую камеру, а то без запасного колеса в дальний путь опасно ехать, - ответил он и, переодевшись в рабочую амуницию, вышел.
В гараже он довольно быстро поменял проколотое колесо и, бросив его в багажник, отправился к шиномонтажникам. Там его поджидала новая незадача, к мастерам выстроилась очередь из трёх водителей, в результате он потерял два часа драгоценного времени. Наконец, камера была восстановлена, поставив запасное колесо на его штатное место, незадачливый водитель вернулся домой, где он застал удивительную картину. Бутыль изрядно «похудела», причём, хорошо причастился не только сосед, но и Лариса, за которой он раньше такого пристрастия к спиртному не замечал. Особенно неприятно было то, что всё это произошло на глазах у матери. Быстро переодевшись, он попрощался с матерью и увёл свою подругу, которую уже пошатывало, к машине. Усадив Ларису на заднее сидение, он завёл двигатель, и автомобиль помчался прочь от дома. Подруга какое-то время, что-то пыталась ему ещё говорить заплетающимся языком, Дмитрий отмалчивался. Вскоре, однако, она затихла и уснула под шелест колёс автомобиля.


Глава 4. Семейные узы любовников

Тяжёлый разговор
По возвращении в Междуречинск, Снегирёв подождал неделю после женского праздника, получив очередную зарплату, вместе с Ларисой съездил в мебельный магазин, где они купили диван-софу, гладильную доску и добротный утюг. Грузовик доставил покупки в дом Ларисы.
В один из вечеров Дмитрий решился, наконец, на нелицеприятный разговор с женой, которая к этому времени была ему таковой лишь формально.
- Мне с тобой, Соня, необходимо серьёзно переговорить, - начал он тяжёлый разговор.
- Давай, поговорим, – согласилась та, чувствуя сердцем, что этот разговор ничего хорошего ей не предвещает.
Сделав небольшую паузу, прикидывая, с чего начать, он без предисловий выпалил.
- Соня, я полюбил женщину, мы с ней встречаемся уже третий год. Она была уже замужем, у неё двое детей. Сейчас она разведена, дети ещё до конца не определились.
- И ты, вот так, спокойно об этом мне говоришь? Третий год меня обманываешь. Ты, значит, её любишь? А я четверть века с тобой живу, справили серебряную свадьбу, детей двоих вырастили, свадьбы им сыграли, внуки уже подрастают, а ты, оказывается, всё это время меня не любил? Так получается? – с надрывом в голосе перебила она его.
Муж смутился и не очень убедительно возразил.
- Зачем же так сразу? Любил, конечно, но по-своему. Любовь к этой женщине совсем другая, это трудно, если вообще возможно, объяснить словами. Это надо чувствовать! Понимаешь, мне ничего от неё не нужно, у меня внутренняя потребность быть с ней всегда рядом, а не урывками, таясь от тебя. Зачем я тебе такой нужен?
- Это, наверно, та самая медсестра, так называемая? Ты ещё насмелился её к нам в дом привести, или ты тайком её не раз водил и в нашей, супружеской постели с ней кувыркался? Фу, ты, бессовестный!
У Дмитрия вскипела кровь от её слов, он разозлился и прикрикнул.
- Домой я её не водил, а тогда моя мать её уговорила зайти, перевязку сделать. А если насчёт постели, ты сама затронула этот, совсем непростой вопрос, тогда слушай! Вспомни, сколько раз я тебе говорил, что дождёшься с таким отношением ко мне в нашей, так называемой, супружеской жизни, что я вынужден буду искать удовлетворения своих потребностей на стороне. Ты, конечно, это всерьёз не воспринимала, а напрасно. Я встретил женщину, которая мне дорога, нужна, и я ей нужен, в том числе и в постели! Извини за прямоту, но и «это» - далеко не последнее место занимает в отношениях мужа и жены, как не крути, они, к тому же ещё, мужчина и женщина!
Супруга прервала его затянувшийся монолог.
- Хватит распаляться, он ей нужен! Да, конечно, ещё бы, надо же чужого мужика оторвать от семьи! Я чувствовала, понимала, что ты изменился, стал какой-то, чужой. Думала, ладно, перебесится, с кем не бывает.
Не выдержав, муж снова перебил её.
- Ты не меряй всех по себе, она ни разу даже не заикалась о нашем с тобой разводе, это исключительно моя инициатива. Как ты не понимаешь, я люблю её так, как не любил до неё в жизни ни одну женщину. Бросить её я не просто не смогу, но и не хочу! Извини, но, если мы с тобой не разойдёмся, то я вынужден буду всё время обманывать и тебя, и её, да и себя тоже. Детей мы вырастили, дали обоим высшее образование, у них свои семьи, дай Бог им счастливо вместе прожить всю их жизнь. Мы с тобой тоже ещё не старые, надо и для себя ещё пожить в радости и счастье. Я свою настоящую любовь уже нашёл и не променяю её ни на что и ни на кого, чего и тебе желаю. Когда у супругов, что-то в жизни не ладится, то виноваты оба – это аксиома. То, что мы сейчас наговорим друг другу кучу неприятностей и непристойностей, отнюдь, не украсит нас обоих. Уж лучше разойтись достойно, не обвиняя друг друга.
- Хорошо, - устало произнесла Соня. - Ты говоришь, что любишь её, жить без неё не можешь? Я согласна, пусть она остаётся твоей любовницей, только не уходи от меня … мне стыдно! – и заплакала.
Дмитрий от неожиданного предложения растерялся, с трудом его переваривая. Наконец, слегка оправившись, он в замешательстве, произнёс.
- Ты о чём говоришь? Я так не могу! Кто я, - падишах, что ли, открыто гарем заводить? Что это за жизнь, такая будет. Хватит, договорились до «ручки»! Я сейчас заберу кое-какие, свои вещи и ухожу.
Соня соскочила с дивана, подбежала к секретеру и, вынув оттуда вместительную коробку с разными лекарствами, стала высыпать таблетки из коробочек на свою ладонь. Муж немедленно вырвал лекарство из её рук, покидал обратно в коробку и, выбежав на балкон, вытряхнул всё содержимое с девятого этажа.
- Ты что, рехнулась? У тебя же дети, внуки! – урезонил он её и стал поспешно собирать вещи в большую, хозяйственную сумку.
Он прошёл в спальню, тоскливо оглядел её, забрал с тумбочки небольшой телевизор «Фунай». В зальной комнате ещё оставался телевизор «Филипс» с большим, плоским экраном.
- Вот и всё, ты в спокойной обстановке собери мои личные вещи, я заеду заберу, за одним обговорим детали, связанные с разводом, - промолвил муж и направился к выходу из квартиры.
Соня разрыдалась ему вслед и с надрывом в голосе, отчаянно прокричала.
- Не уходи, Дима, останься!
Он поспешно вышел из квартиры, за ним выбежал его верный пёс – Рамзес. Поставив вещи в лифт и впустив собаку, спустился на первый этаж. На улице погрузил свой багаж в машину, завёл двигатель и помчался прочь от чужого уже теперь ему дома.

Новый семейный дом
По пути Дмитрий Николаевич остановился у продуктового магазина, купил бутылку водки и вина, захватил кое-что из продуктов. К дому своей, теперь уже гражданской жены он подъехал, когда на улице совсем стемнело, яркие снопы света от фар скользнули по окнам дома. На крыльцо вышел сын Ларисы, узнав мужчину, подходящего к нему, он произнёс.
- Дядя Дима, что это вы так поздно пожаловали?
- Я, Фёдор, к вам с мамой теперь уже навсегда приехал. Примете?
Юноша округлил от удивления глаза и крикнул, обернувшись к дому.
- Мама! Дядя Дима приехал, говорит, что навсегда!
Через минуту на крыльцо выскочила Лариса в домашнем халате, лицо её сияло.
- Фёдор, давай, помоги мне перенести из машины кое-какие вещи, - обратился к парню приосанившийся, нежданный гость.
Разложив по местам носильные вещи, теперь уже своего, неделимого с другой женщиной мужчины, повеселевшая хозяйка стала хлопотать, накрывая стол. Фёдор, тем временем, возился с телевизором, настраивая программы, скоро комната наполнилась звуками и изображениями передач цветного телевизора.
Когда все втроём сели за стол ужинать в довольно позднее время, Фёдор спросил.
- Дядя Дима, вы, что, правда, теперь с нами будете жить?
- А ты что, до сих пор в это не веришь? – вопросом на вопрос ответил новый жилец.
- Да я, вообще-то, ещё удивился, когда увидел новый диван в комнате, но подумал, что это вы его маме приобрели, как и новую гладилку с утюгом.
- Всё, Фёдор, я же тебе говорил, что очень маму твою люблю, вот теперь окончательное решение принял, хватит нам с ней тайком, украдкой встречаться, мы, всё-таки, с ней взрослые люди, - он нежно обнял правой рукой Ларису за красивые, мягкие плечи и теплым голосом произнёс. - Любимая, ты моя!
Фёдор посмотрел на мать и, усмехнувшись, сказал.
- Смотрите, дядя Дима, мама прямо засветилась от счастья!
- А как же, мы теперь – муж и жена! – счастливым голосом отозвалась та, зардевшись.
За весёлым застольем и разговорами опустели тарелки и принесённые бутылки спиртного. Хмель, однако, почти не брал, сказывалось необычайно приподнятое настроение. Дмитрий произнёс.
- На сегодня хватит бодрствовать, уже поздно, завтра утром на работу. Ты, Фёдор, оставайся здесь на стареньком диване, а мы с мамой пойдём в другую комнату.
Уединившись, «новобрачные» разложили софу, постелили постель.
- Вот это то, что сейчас нам нужно! – воскликнул довольный Дмитрий, потирая руки. - Посмотрим, чем, пока ещё, гражданская жена отличается от горячей любовницы!
- Ой, муженёк, бессовестный! Полагаю, что новую пассию тебе искать не придётся! – ответила она, и неспешно раздевшись до нижнего белья, юркнула в разобранную постель. Томно потянувшись, она лукавым голоском промолвила, - Полагаю, что в остальном ты разберёшься самостоятельно, если ещё не остыли чувства влечения ко мне!
В новом для себя положении они не изменили своим прежним, раскованным привычкам в постели. Немного рассмешило то, что в момент их отстранения друг от друга, средняя, составная часть софы неожиданно провалилась.
Лариса тихо засмеялась и промолвила.
- Вот видишь, нашей супружеской прыти не выдерживает даже новая софа, так что всё у нас с «этим» в порядке!
- С «этим-то», может, и в порядке, а вот софу нам точно бракованную продали! Завтра съезжу в мебельный магазин, пусть меняют её или, в крайнем случае, должны хорошо отремонтировать. Поправив, проваленную секцию софы, они сладко обнялись и вскоре уснули.

Увы, пройти и это нужно
Еще за несколько месяцев до создания новой семьи, Снегирёв загорелся идеей заняться игорным бизнесом, он досконально прошерстил на компьютере Интернет по этой теме и остановился на том, что надо купить игровой аппарат «Столбик». Он отличался от других агрегатов своей компактностью и посильной ценой, тем не менее, необходимой суммы на его покупку у него всё равно не было. Дмитрий Николаевич рассчитывал её получить от продажи подземного, кооперативного гаража, тем более что он не особенно-то и нужен был теперь, когда машину он ставил во дворе дома, в котором сейчас проживал. Не долго думая, написал объявление о продаже гаража и повесил его на выходе из кооператива, желающий купить его по предложенной цене объявился через день. Но обнаружилась загвоздка, требовалось согласие жены на его продажу, Дмитрий Николаевич без особого удовольствия отправился на переговоры со своей, пока ещё законной супругой. Она в пику ему, согласия не давала, требовала раздела имущества через суд. Он охладил её пыл, сказав, что если идти таким путём, то придётся платить немалые налоги и пошлины. Она, вняв его доводам, сказала, что подумает и сама ему позвонит. Через день она, действительно, позвонила и назначила встречу в квартире, когда он пришёл, кроме неё в зальной комнате находились их взрослые дети.
- Как ты предлагаешь делить совместно нажитое имущество? – поинтересовалась она.
- А что тут делить, я забираю машину и гараж, свои личные вещи, хотелось бы забрать и подарки, которые мне дарили на работе на дни моего рождения, их, вообще-то, не оставляют. По сути, таковых всего три: музыкальный центр, кинокамера и фотоаппарат.
- Подарки свои мог бы оставить и детям, - подковырнула она его.
- Я не возражаю, детям, так детям, - согласился он.
- А что мне-то остаётся? – спросила она.
- Как что? Квартира трёхкомнатная, по рыночной цене это тысяч на восемьсот – девятьсот потянет. Пакет акций крытой стоянки – это ещё тысяч шестьсот. Я уже не говорю про мебель, стиральную машину-автомат, холодильник; новый, большой, цветной телевизор и прочее.
- А часть дома в Приморске?- напомнила Соня.
- Побойся Бога, в том доме моя мать живёт!
- Ладно, я согласна, только этот раздел имущества нужно закрепить. Сын тут подготовил проект договора о разделе имущества. Мы выступаем его сторонами, а наши дети поставят свои подписи, как свидетели сделки.
- Хорошо. Где твой проект, Гена, - обратился отец к сыну.
Тот подал ему отпечатанные на принтере с компьютера листы бумаги, отец внимательно посмотрел и произнёс с удовлетворением.
- Неплохо поработал, вполне грамотно составлено. Сейчас внесём от руки разделённое имущество и подписываем.
Вскоре три экземпляра документа были готовы, все расписались на каждом листе.
- Ну, вот и хорошо. Как говорится, стороны пришли к обоюдному согласию, - он протянул один экземпляр договора жене, себе оставил два. - Всего доброго. С вами ещё будем встречаться, - обратился отец к детям, те кивнули в ответ.
- Постой, я там насобирала ещё кое-что из твоих личных, носильных вещей, можешь забирать, они в сумки хозяйственные упакованы, которые в прихожей стоят, - остановила его супруга.
- Спасибо за беспокойство, - поблагодарил Дмитрий и, забрав предложенные сумки, покинул квартиру.
Выйдя из дома во двор, он сел в машину и поехал в гараж, надеясь застать там его покупателя. Съехав под землю, Снегирёв проехал в свой пролёт, гараж потенциального покупателя находился здесь же, ворота его были открыты. Хозяин копался в двигателе своего автомобиля, Дмитрий поздоровался с ним и шутливо спросил.
- Сделку оформлять, ещё не передумал?
- Я давно готов, деньги при мне, - ответил тот спокойно.
- Тогда пойдём к председателю кооператива, он и главный бухгалтер на месте, я свои проблемы разрешил.
В конторе Снегирёв протянул председателю свою членскую книжку, паспорт и один экземпляр договора о разделе имущества. Председатель и главный бухгалтер посмотрели внимательно предложенные документы, тут же оформили необходимые бумаги, вручили покупателю новую членскую книжку, удостоверяющую, что теперь он полноправный хозяин купленного гаража. Вернувшись в свой бокс, довольный покупатель достал деньги и отсчитал оговоренную сумму продавцу, пожав друг другу руки, они разошлись по своим делам.
Окрылённый удачно свершившейся сделкой, Снегирёв отправился на машине к своему новому месту жительства. Лариса была уже дома, Фёдор где-то ещё мотался по своим делам.
- Всё, дорогуша, завтра я ухожу в отпуск, а послезавтра отправляюсь в Тулу за игровым аппаратом! – известил он и добавил. - Гараж я свой продал, так что денег на покупку хватит. Завтра ещё позвоню в Тулу, предупрежу о дне своего приезда, чтобы подготовили аппарат. Надо ещё взять завтра у знакомых бывший мой прицеп, чтобы было на чём агрегат везти. Они мне говорили, что при необходимости я могу им воспользоваться, тем более что он так и остался зарегистрированным в ГАИ на моё имя, всё меньше проблем в дороге будет.
- Может быть, мне с тобой вместе в Тулу съездить? – предложила Лариса.
- Зачем тебе это? Путь далёкий, опять же с работы нужно будет отпрашиваться. Один съезжу, - возразил он.
- Как знаешь, - согласилась она.

Жуткая авария
Весь следующий день прошёл в хлопотах, из своего, теперь уже бывшего, гаража Дмитрий в месте со своим сыном вывез остававшиеся там стройматериалы в Цимлянск к родителям жены сына. Когда Снегирёв забирал прицеп, то оказалось, что на него не была оформлена обязательная страховка ОСАГО, тем не менее, он рискнул и поехал в Цимлянск. На посту ДПС его остановили, как назло, в этот день проходил рейд областных проверяющих по надзору за действиями местных инспекторов. Страж дорожного порядка, остановивший его машину, выписал Снегирёву штраф за отсутствие страховки, хотел отправить прицеп на штрафстоянку, но ограничился штрафом, узнав, что нарушителю завтра предстоит дальняя поездка. При этом он настоятельно посоветовал ему сегодня же оформить страховку. Её в этот день Дмитрий Николаевич едва успел получить и на следующий день, в четыре часа утра покинул Междуречинск.
Трасса в предутренние часы была практически свободна. В восемь утра «Ситроен» подкатывал уже к Миллерово, впереди, метрах в сорока ехала светлая «Волга». Снегирёв с самого начала своей водительской практики всегда держал дистанцию, следуя за впереди идущей машиной. Неожиданно «Волга» остановилась, сигнализируя тормозными огнями, Снегирёв резко нажал педаль тормоза, хотя нужды такой не было, достаточно было в этой ситуации притормозить несколькими, плавными движениями стопы. Последующее свершилось стремительно, как будто в калейдоскопе. Тормоза у «Ситроена» были отменными, он остановился, как вкопанный. Если бы не прицеп, тормоза у которого не были предусмотрены по техническим характеристикам, всё бы обошлось. В данном же случае, прицеп свой инерционной массой развернул автомобиль поперёк дороги, нос «Ситроена» занесло на полосу встречного движения, так как ширина проезжей части в этом месте была узкой. Как назло, заглох двигатель, Снегирёв оказался в ловушке, он кинул взор в сторону встречной полосы, метрах в шестидесяти, прямо на него неслась «Газель» пассажирской модификации. Дмитрий Николаевич успел ещё заметить, что обочина вдоль встречной полосы на большом протяжении представляла собой ровную, зелёную лужайку, встречный автомобиль мог без особого труда обогнуть по ней обездвиженный «Ситроен». Сложно сказать, почему этого не произошло, возможно, зазевался или растерялся водитель встречного автомобиля, но случилось непоправимое. Встречная «Газель» на полном ходу врезалась в правое, переднее колесо по ходу «Ситроена». Легковой автомобиль резко развернуло в противоположном направлении, сцепка не выдержала силы инерции, и прицеп, разорвав её, описав дугу, выскочил на зелёную лужайку и остановился. Металлический крюк «Газели» впился в колесо «Ситроена», в момент отрыва прицепа, легковой автомобиль, получив обратный, инерционный заряд и оставив переднее колесо на крюке «Газели», полетел по ходу встречной полосы, оставив позади «Газель», которая упала на правый бок. Снегирёв летел в неуправляемом автомобиле, не понимая, жив он или уже в другом мире, отчаянно в распалённом мозгу стучала мысль: «Как же теперь ты без меня, Лариса»!
Он пришёл в себя, когда «Ситроен», словно в замедленном кино, плавно сполз задним ходом в кювет на обочине встречной полосы и остановился. Лобовое стекло свисало рваными лохмотьями на тёмном фоне открытой крышки капота, почему-то мелькнула глупая мысль: «Интересно, двигатель заведётся или нет?»
Он машинально потянулся к ключу зажигания и обнаружил, что повернуть его невозможно, так как от страшного удара панель управления смялась вплотную к водительскому месту, согнув ключ. Снегирёв с большим трудом открыл заклинившуюся дверь и вышел из автомобиля. Со стороны водителя машина имела вполне приличный вид, обойдя вокруг неё, он увидел последствия столкновения. От заднего стекла осталась только узкая, зазубренная окантовка. Боковые, правые стёкла полностью отсутствовали, противоположная водителю дверь была глубоко вмята, а переднее колесо вообще отсутствовало. Собаки ни в машине, ни поблизости не было, он стал кликать её, но безрезультатно. Глянув на жалкие остатки заднего стекла, он сделал вывод, что Рамзес вылетел из машины по инерции, выдавив своим мощным корпусом стекло, непонятно было только, куда он делся живой или мёртвый. Поднявшись из кювета на асфальтированное шоссе, Снегирёв только сейчас ощутил, что правая его нога, ниже колена побаливает. Приподняв штанину брюк, он увидел крупную, синевато-красноватого цвета шишку на голени, но особой боли не чувствовал, видимо, кость осталась целой.
Слегка прихрамывая, он направился в сторону «Газели», лежащей на боку, удивился тому, что его автомобиль на трёх колёсах пролетел после удара метров сто пятьдесят, пока не съехал в кювет. У обочины, напротив «Газели» сидел на стуле мужчина лет пятидесяти, рядом с ним стояли ещё двое моложе возрастом. Один из них, увидев подошедшего и признав в нём по потрёпанной внешности, участника аварии, на повышенных тонах обратился к нему.
- Ты что же наделал? А если бы ты насмерть разбился, ему что - в тюрьму садиться? – кивнул он на сидевшего рядом мужчину.
В это время подкатила карета скорой помощи, мужчина в белом халате, вышедший из неё, стал хлопотать возле пострадавшего, сидевшего на стуле, а медицинская сестра занялась приводить в презентабельный вид лицо Снегирёва. Повреждения у него оказались не столь значительными, пострадала от мелких осколков стекла только правая часть лица, которая, однако, обильно кровоточила. Посекло стеклом и правую, тыльную часть кисти руки. Промыв кровоточащие раны раствором борной кислоты и наклеив несколько латок лейкопластыря, медицинская сестра поинтересовалась.
- Ещё какая-нибудь помощь требуется?
- Вроде бы, нигде, ничего не болит, - ответил Снегирёв, пожимая плечами.
Когда она отошла от него, он вспомнил про ногу, но, потопав по асфальту, махнул рукой, не обнаружив признаков серьёзного повреждения. Водителя «Газели», осмотрев, взяли в карету скорой помощи и увезли. На месте ДТП уже суетились работники ГАИ, они расспрашивали свидетелей аварии, осматривали опрокинутую «Газель», делали замеры на месте столкновения. Вдруг Снегирёв услышал отдалённый крик.
- Чей тут пёс, такой серьёзный?
Дмитрий Николаевич сразу вспомнил о Рамзесе, породистый, крупный ротвейлер, действительно, уже своим грозным видом внушал уважительный трепет. Видимо, напуганный событиями аварии, вылетев через заднее стекло автомобиля, он убежал в поле и, придя в себя, уже вернулся охранять покинутую машину.
Хозяин поспешил к своему искорёженному автомобилю, рядом с которым сидел Рамзес, отпугивая своим грозным рыком инспекторов. Снегирёв достал из багажника поводок, плетённый из кожи, прищёлкнул его карабин к кольцу строгого, металлического ошейника, надел намордник из металлической сетки и возвратился к месту столкновения. Дотошный инспектор снял с него показания по факту ДТП, Снегирёв рассказал свою версию происшествия, как оно и произошло на самом деле.
Как оказалось, «Газель», с которой столкнулся автомобиль Снегирёва, была из числа пяти других, которые перегоняли новенькими, ещё с транзитными номерами в одну из республик Кавказа. Естественно, что коллеги пострадавшего водителя, в качестве свидетелей, рассказывали работникам ГАИ свою версию ДТП, обвиняя во всём водителя «Ситроена». Особенно усердствовал крупного телосложения, молодой человек, он подошёл к Снегирёву и стал угрожать ему, но, услышав грозный рык и увидев оскал недовольного ротвейлера, сидевшего рядом с хозяином, стушевался и отошёл «от греха подальше». Работа инспекторов затягивалась, время близилось к полудню, Снегирёв, вспомнив, что в «бардачке» его машины лежат документы по обязательной страховке автогражданской ответственности, поспешил к своему автомобилю. С большим трудом он вытащил документы из искорёженного «бардачка» и, примостившись на сидении, стал аккуратно их заполнять.
Когда он вернулся к «Газели», её водитель уже возвратился из больницы. Всё тот же, агрессивный его коллега снова стал приставать к Снегирёву с вопросами.
- Как ты думаешь рассчитываться за ремонт «Газели», вот вернулся водитель из больницы, там ему сказали, что сломаны три ребра, перелом руки, ещё неизвестно, что выявиться при серьёзном обследовании.
- Пристёгиваться надо было, я круче влетел, но был пристёгнут, поэтому и целый! Вот заполнил документы по обязательному страхованию гражданской ответственности, подписывайте, страховая компания вам всё, что положено, компенсирует, - невозмутимо ответил Снегирёв.
- Что там твоя страховая компания? У неё снега зимой не выпросишь! У тебя дом, квартира есть?
- Я недавно разошёлся с женой, так что ничего у меня нет, а, если и было бы что, то всё равно «дырку от бублика» вы получили бы! Давайте подписывайте, кстати, а у вас-то полис страховой есть? У меня машина - иномарка вдребезги разбита! – возмутился обозлённый Снегирёв.
- Гляди, какой наглый! Никакого полиса у нас нет, обойдёшься!
Рамзес забеспокоился и угрожающе зарычал, в это время к месту ДТП подъехали два эвакуатора, все переключились на них. Инспектор сообщил, что обе машины сейчас отвезут на специальную, охраняемую стоянку, необходимо сделать опись состояния и комплектации машин. Сами участники аварии поедут на пост ДПС, находящегося у въезда в город, для составления протокола. Получив опись своей машины, Снегирёв сел в патрульную машину. Ротвейлера, после некоторого замешательства, впустили в автомобиль через заднюю дверь. Вскоре машина доставила Дмитрия на пост ДПС. Пока оформляли протокол, прошло ещё полтора часа, наконец, Снегирёва отпустили на все четыре стороны, вручив ему один экземпляр протокола.

Куда теперь? Решение принято
Выйдя на улицу, Снегирёв осмотрелся, пост ДПС расположился на примыкании к автомагистрали дороги, ведущей в город, которого в обозримой перспективе не было даже видно. Снегирёв зашагал по обочине дороги в сторону города, сопровождавший его ротвейлер оставлял мало шансов на то, что кто-нибудь согласиться подбросить их на машине. Пройдя полкилометра, он увидел чёрный джип, стоящий на противоположной обочине, на всякий случай, свернул к нему. В джипе сидел плотный мужчина кавказской внешности, Снегирёв, без всякой надежды на успех, попросил.
- Вы бы не смогли подбросить в город, до железнодорожного вокзала?
Водитель посмотрел на ротвейлера и сказал с восхищением.
- Какой красавец! Только, как же мы с ним поедем? Такой зверь и скушать может, не моргнув глазом, - заметив пластыри на лице хозяина собаки, из-под которых просачивалась кровь, и кровавые подтёки на его рубашке, он поинтересовался. - А ты-то, в какую переделку попал с такой-то собакой?
- С «Газелью» столкнулся, мой «Ситроен» вдребезги разбился, слава Богу, что сам уцелел. А собаку можно в задний отсек автомобиля посадить, - заглянув в салон машины, предложил Снегирёв.
- Вай – вай! Не бросать же тебя на дороге, за городом в таком состоянии, садись.
Дмитрий Николаевич открыл заднюю дверку джипа, запустил в изолированный отсек собаку, закрыл дверцу, сам сел рядом с водителем. Автомобиль лихо развернулся в обратную сторону и рванул вперёд. Сначала мелькали лесополосы вдоль дороги, затем стали попадаться отдельные строения, нежилого назначения, наконец, джип, сбавив скорость, въехал на окраину города. Проехав ещё немного, он остановился на небольшой площади перед эстакадой - пешеходным мостом, перекинутым над железнодорожными линиями. Дмитрий достал деньги, чтобы расплатиться с сердобольным водителем, тот замахал руками и сказал.
- Слюшай, зачэм? Убэри их! Нэ обыжай мэня!
Снегирёв положил деньги в карман и сказал.
- Тогда спасибо, что выручил! А то бы я сюда до вечера пешком добирался.
- Пожалуйста, будь здоров!
Выйдя с собакой из машины, Дмитрий Николаевич осмотрелся и стал подниматься по крутым ступеням на эстакаду. Перейдя на другую сторону, он привязал к столбу Рамзеса и зашёл в здание небольшого вокзала. Постоял, подумал, куда, всё-таки, брать билет? Возвращаться домой или ехать в Тулу? Представил мысленно, что если добираться домой, то придётся ехать по кругу, через Ростов, скорее всего, с пересадкой, да ещё с собакой. Решил, что надо ехать дальше, в Тулу, оттуда для транспортировки игрового аппарата всё равно придётся нанимать небольшую, грузовую машину, там и Рамзесу место найдётся. Подошёл к кассе и спросил.
- Мне до Тулы один билет на ближайшее время и ещё один билет для собаки.
- Сертификат от ветеринаров на собаку имеется? – спросила кассир.
- Где же я его здесь возьму? Я из другого города, в аварию на машине попал, - безнадёжным голосом ответил незадачливый пассажир.
- Ничем не могу помочь, попробуйте здесь в ветлечебнице взять. Она недалеко находится, по ту сторону железной дороги.
- Спасибо за совет, - пробурчал он и добавил в сердцах уже больше для себя. - Как же, дадут, у меня и паспорта на собаку с собой нет.
Делать было, однако, нечего, он вышел из здания вокзала, отвязал Рамзеса и отправился в обратный путь по эстакаде. Выйдя снова на площадь, осмотрелся, на другой её стороне, около дома прогуливалась женщина с собакой, он направился к ней.
- Извините, вы не подскажите, где здесь ветлечебница находится? – спросил Снегирёв, остановившись немного поодаль от неё.
Та, увидев на поводке серьёзного собрата своей собаки, подробно стала объяснять, как пройти к искомому заведению. Поплутав немного по узким переулкам, он подошёл к одноэтажному зданию с вывеской - «Ветлечебница». В небольшом холле с кафельными полами, Снегирёв остановил женщину в синем халате и спросил.
- Извините, у меня здесь такое дело, я из другого города ехал на своей машине с собакой, произошла авария около вашего города. Машина в нерабочем состоянии, хотел домой вернуться на поезде, а в него пускают собаку только с ветеринарным сертификатом. Вы бы не смогли мне помочь приобрести его?
- У вас есть книжка на собаку со сведениями о прививках?
- Откуда? Я же не думал, что произойдёт такое несчастье, книжка лежит дома. Прививки все в норме, вы же видите, какая собака породистая, он первые места на выставках брал.
- Вижу, ротвейлер, конечно, справный, я бы даже сказала, что красавец. Попробую вам помочь, вы из какого города?
- С Междуречинска.
- Сейчас я свяжусь по телефону со своими коллегами из вашего города, если они подтвердят, что с прививками всё в порядке, то выпишу на вашу собаку сертификат. Кстати, как ротвейлера зовут и ваша фамилия?
- Рамзес, а моя фамилия Снегирёв.
- Кличка у него знаменитая, прямо фараонская! Постойте пока здесь.
Ветврач зашла в помещение, отгороженное от холла стеклянной перегородкой, и стала набирать номер телефона. Минут через десять она вернулась и обрадовала.
- Всё в порядке, вашего Рамзеса там хорошо знают, подождите немного, я сейчас выпишу сертификат.
Получив нужный документ, хозяин собаки посмотрел на него и удивился качеству оформления сертификата на отличной бумаге с переливающимися логотипами, тиснёной печатью. Оплатив услугу, он собрался, было, уже уходить, как ветврач предложила.
- Что-то вас врачи не очень аккуратно подлечили, пройдёмте со мной, я приведу ваше лицо в порядок, да, и кисть руки тоже требует медицинского вмешательства.
Дмитрий Николаевич с собакой прошли следом за ней и оказались в просторном помещении, полы и стены в нём были выложены светлым кафелем. Во всю ширину одна из стен была забрана встроенными шкафами, посередине помещения стояли два длинных, оцинкованных стола, у одной из стен разместились три голубые раковины с водопроводными кранами. Ветврач достала из шкафа пузырьки, один с раствором перекиси водорода, другой с настойкой бриллиантовой зелени, а также упаковку с бактерицидными лейкопластырями. Осторожно сняв с лица пациента окровавленные кусочки лейкопластыря, хорошо обработала посечённую кожу его лица и кисть руки раствором перекиси водорода, смазала зелёнкой и наложила в нужных местах свежий лейкопластырь. В это время в помещение вошли две пожилые женщины в синих халатах, увидев большого, чёрного пса, лежащего на полу, с мордой на передних, вытянутых лапах, одна из них воскликнула.
- Ты смотри, какой холёный барин к нам пожаловал, неужто, приболел?
- Нет, это он дожидается, когда его хозяина подлечат, - усмехнувшись, ответил Дмитрий Николаевич.
- Как же этого красавца звать-то?
- Рамзес.
- Ты смотри, «фараон», какой объявился, а кушать он не хочет?
Последние слова произвели на ротвейлера магическое действие, он сразу сел и обратил свой взор в сторону, откуда они долетели до его чутких ушей.
- Ой, он и вправду голодный! Сейчас, родимый, мы тебя покормим, - воскликнула пожилая женщина и, открыв створку шкафа, достала оттуда вместительный пакет с кусочками розового мяса.
Насыпав в металлическую миску изрядную порцию собачьего деликатеса, она подошла ближе к ротвейлеру и поставила её на пол, початый пакет положила на стол. Рамзес, учуяв свежее мясо, забеспокоился, встал и потянул поводок в сторону тарелки. Хозяин собаки снял с неё намордник и ослабил поводок, ротвейлер, почувствовав свободу, быстро добрался до миски и стал жадно поглощать кусочки мяса, вскоре они закончились, но он продолжал вылизывать миску.
- Ты же положи ему ещё, не жалей, а если останется мясо, возьмёшь пакет с собой, в дороге ещё покормишь, я же сейчас ему водички принесу, - не унималась сердобольная женщина.
Дмитрий Николаевич взял со стола пакет и стал выкладывать в миску дополнительную порцию, мясо было ощутимо холодным, видимо, за створкой шкафа, откуда его вынули, находилась холодильная камера. Покончив с очередной порцией, Рамзес вопрошающими глазами посмотрел на своего хозяина.
- Достаточно, в поезде ещё доешь! – ответил тот на его взгляд.
Ротвейлер облизнулся, поняв, что на этом его вкусная трапеза закончилась, и стал лакать воду из ведра, которое уже принесла его добровольная кормилица. Когда он утолил жажду, Снегирёв поблагодарил всех, попрощался и вместе со своей собакой покинул гостеприимную ветлечебницу.
Вернувшись к вокзалу, он привязал Рамзеса к уже знакомому столбу и, пройдя к железнодорожной кассе, приобрёл купейные билеты до Тулы. Времени до посадки на поезд оставалось больше часа, он вышел на перрон и закурил. Надвигался вечер, заметив мужчину с повреждённым лицом и следами крови на его рубашке, к нему подошёл наряд милиции, один из патрульных попросил его предъявить документы. Дмитрий Николаевич, достав свой паспорт и билеты на поезд, протянул их милиционеру. Тот внимательно посмотрел то и другое, затем спросил.
- Что это у вас с лицом?
Снегирёв коротко поведал ему об аварии.
- Это ваша собака? – кивнув в сторону привязанного ротвейлера, задал тот ещё один вопрос.
- Да, это моя собака. Вы же видели билет на него.
- Счастливо доехать, – козырнув, пожелал милиционер, и наряд прошёл дальше.

Тяжёлое предчувствие
Лариса в одиночестве лежала на софе и, вздыхая, беспокойно ворочалась на просторной постели, за последнее время совместной жизни с любимым человеком она привыкла, что был он всегда рядом с ней. Сон не приходил, беспокоило то, что он ни разу не позвонил ей, это было на него не похоже, в голову лезли нехорошие мысли, предчувствие беды угнетало сознание. Она старалась отогнать прочь тревожные мысли, но безуспешно. Чтобы хоть как-то успокоиться, она, накинув домашний халат, в тапочках вышла на крыльцо дома и села на скамейку. Ночь была тёплая, тихая, но даже холодный свет многочисленных звёзд на чёрном небосводе не придавал спокойствия. Она вспомнила о Рамзесе, этот огромный, чёрный ротвейлер с красивыми, кирпично-рыжего цвета подпалинами на широкой груди, и с короткими чулками, такого же цвета, на лапах, при первой встречи с ней, произвёл двойственное впечатление. С одной стороны, в нём гармонично сочетались благородная мощь и красота. С другой стороны, холодный, цепкий взгляд немигающих, чёрных глаз и грозный оскал острых клыков вызывали внутренний трепет. Тем не менее, его сейчас так не хватало ей, она, усмехнувшись, представила его в образе попрошайки, эта натура, казалось, была заложена в нём генетически. Он не брезговал никакой подачкой, удивительно, но обыкновенный кусок хлеба, даже уже заплесневевший, был для него лакомством, в отличие от бродячих, худющих дворняжек, которые к хлебу, брошенному им из сострадания, даже не прикасались. Свобода передвижения по большому подворью, после многолетнего заточения в квартире, с короткими прогулками на поводке в окрестностях многоэтажных домов, опьяняла Рамзеса. Нередко, пересекая пределы двора через неогороженные проходы, имевшиеся по периметру изгороди, он притаскивал большущие кости, откопав их на месте, где когда-то была бойня крупного, рогатого скота, теперь уже «почившего в бозе» колхоза. Они издавали дурной запах, и глодать-то на них было нечего, но он упорно охранял их, словно реликвии. Хозяин собаки, в конце – концов, выкидывал их за пределы двора, но упрямый ротвейлер приносил новые мослы.
Отвлечённые воспоминания, как-то притупили чувство тревоги за возлюбленного, находящегося в отъезде. Лариса вернулась в спальню, на своё прежнее место и вскоре уснула.

Стучат колёса по стыкам рельс
Объявили посадку на поезд до Тулы, Снегирёв отвязал Рамзеса, прошёл к железнодорожному составу и вскоре расположился в своём купе, надеясь, что соседей в нём не будет. Перед самым отходом поезда в купе, всё-таки, вошёл пассажир и, увидев собаку, недовольно пробурчал.
- Что же это такое? Даже в поезде от них покоя нет!
- Мужчина, у него есть билет и сертификат из ветлечебницы, к тому же он в наморднике и на поводке, - возразил хозяин собаки.
- Безобразие! – возмутился недовольный пассажир и вышел из купе.
Вскоре он вернулся в сопровождении проводника вагона. Тот, войдя за ним в купе, обратился к нему.
- Какие у вас претензии?
- Вы видите эту большую собаку, я что, должен ехать с ней в одном купе?
- Все документы на неё в полном порядке, так что вы напрасно возмущаетесь, - возразил ему проводник.
- А я не хочу ехать, словно в псарне! – не сдавался пассажир.
- Что же, тогда забирайте свои вещи, я вас переведу в другое купе, - не стал спорить с ним проводник.
Раздражённый пассажир подхватил свой саквояж и, не прекращая возмущаться, вышел из купе следом за проводником. На этом неприятный инцидент был исчерпан. Измученный событиями уходящего дня, Снегирёв постелил постель и, едва коснувшись головой казённой, тощей подушки, провалился в глубокий сон.
Поезд, монотонно стуча колёсами по стыкам рельс, ранним утром подъезжал к городу Тула. Снегирёв проснулся от стука в дверь купе, глянул в окно и понял, что пора вставать. Вскочил с полки, быстро оделся, вспомнив о пакете с мясом, достал его и скормил Рамзесу.

Сделка состоялась
Поезд замедлил ход и вскоре остановился, пассажиры потянулись из вагонов, вместе с ними сошёл на перрон вокзала и Снегирёв с собакой на поводке. Достав сотовый телефон, он собрался, было, позвонить на фирму, в которой собирался покупать игровой аппарат и с досадой увидел, что заряд батареи иссяк. Посмотрев по сторонам, он обратил внимание на вывеску платного туалета и сообразил, что здесь он может подзарядить аккумулятор телефона, но надо было куда-то пристроить Рамзеса, с ним его вряд ли пустят. На глаза попалась небольшая строительная площадка, невдалеке от места, где он стоял, не раздумывая, направился в её сторону. Привязав собаку с внутренней стороны забора, Дмитрий Николаевич вернулся на исходное место и зашёл в платный туалет. Надежды его не обманули, возле рукомойников, в стене были вмонтированы электрические розетки. Он достал из своего пакета зарядное устройство, соединил разъём на шнуре с гнездом телефона, а вилку воткнул в розетку. Подождав минут десять, Снегирёв позвонил на фирму, известил сотрудника, поднявшего трубку, о том, что он сейчас находится на вокзале, и договорился с ним о месте встречи. По его описанию, место, а точнее, магазин с экзотическим названием, находился недалеко от вокзала. Договорился с сотрудником, что будет его ждать у входа в этот магазин, и, что с ним будет ротвейлер.
Спросив на улице пару прохожих о том, как найти нужный магазин, Снегирёв вскоре вышел к нему и стал дожидаться встречи. Ждать долго не пришлось, он заметил молодого человека, который, перейдя дорогу, уверенно направился в его сторону. Поздоровавшись, они отправились тем же путём, которым только что пришёл на встречу представитель фирмы. Она оказалась почти напротив магазина, через дорогу. Фирма занимала несколько комнат в здании конторы, какой-то строительно-снабженческой организации. Когда они зашли в одну из них, покупателю сразу бросились в глаза два игровых аппарата, стоявших у стены. Посередине небольшой комнаты разместился конторский стол, хозяин кабинета, как оказалось, он же и собственник фирмы, предложил кофе, Дмитрий Николаевич не отказался. За чашкой кофе собеседник поинтересовался странным, внешним видом гостя, то рассказал ему о своих злоключениях.
- Удивительно, как это после таких потрясений вы не вернулись домой, а продолжили путь? – с удивлением в голосе спросил хозяин кабинета.
- Я же обещал вам приехать сегодня, а моё слово для меня - непререкаемый закон! – с нотками пафоса в голосе ответил собеседник.
- Мне бы таких ответственных сотрудников, как вы, - произнёс предприниматель. - В таком случае приступим к делу, – предложил он, стал из-за стола и подошёл к одному из игровых аппаратов.
Игровой столбик имел четыре стороны, на каждой из которых, независимо друг от друга могли играть по одному человеку, впрочем, общее количество игроков могло варьироваться от одного до четырёх при задействовании всех модулей аппарата. На каждой стороне, на уровне глаз человека среднего роста размещалось трёхразрядное табло, светящееся красным светом, чуть ниже имелась металлическая прорезь монетоприемника, в которую опускались монеты пятирублёвого достоинства, на уровне пояса игрока расположилось окно лотка для сбора выигрышных пятирублёвых монет. При опускании в прорезь монеты, на табло некоторое время с калейдоскопической быстротой мелькали цифры от ноля до девяти в каждом из трёх разрядов. Когда цифры замирали в одной из выигрышных комбинаций, указанных на стенке аппарата, в лоток высыпалось соответствующее количество монет, при этом раздавалась бравурная музыка. Минимальный выигрыш составлял пять рублей, максимальный – тысяча рублей.
Сотрудник фирмы, приглашённый её главой, продемонстрировал работу аппарата, показал внутреннее его устройство, рассказал о возможном возникновении тех или иных неполадок и методах самостоятельного их устранения. Когда сотрудник закончил процедуру ознакомления клиента с возможностями и устройством игрового аппарата, глава фирмы подошёл к нему, отдал какие-то распоряжения, выслушав которые, тот удалился из комнаты.
- Как вам показался аппарат? – спросил потенциального покупателя руководитель фирмы после ухода своего сотрудника.
- Меня он вполне устраивает. Давайте оформлять документы и произведём расчёт за покупку, - ответил Снегирёв и, вспомнив о потребности в транспорте, добавил. - Я совсем забыл. В связи с тем, что ситуация, после случившейся аварии, изменилась, мне нужна ваша помощь в поисках подходящей грузовой машины. Хотелось бы нанять перевозчика по сходной цене.
С этим делом проблемы не будет, сейчас я всё устрою, – обнадёжил продавец аппарата и стал названивать по телефону знакомым агентам, осуществляющих перевозки грузов автомобильным транспортом. Через полчаса телефонных переговоров, он сообщил своему клиенту, что подыскал подходящий вариант.
- Через час за аппаратом подъедет небольшая, тентованая «Газель». Поверьте мне на слово, сумма, запрошенная водителем, вас вполне устроит, тем более что варианта, дешевле этого здесь не найти.
- Хорошо, я согласен, - ответил Дмитрий Николаевич и, вспомнив про свой сотовый телефон, поставил его на подзарядку.
Хозяин снова позвонил по телефону, когда через минуту в комнату вошли двое молодых мужчин в синих, рабочих комбинезонах, он приказал им.
- Забирайте один аппарат и оперативно подготовьте его к транспортировке, когда подъедет тентованая «Газель», погрузите его.
Рабочие, забрав аппарат, вынесли его из кабинета. Стороны приступили к оформлению документов. Едва они были готовы, и денежные расчёты произведены, зашёл сотрудник, который демонстрировал ранее покупателю работу игрового аппарата, поставив, принесённый с собой вместительный, полиэтиленовый пакет на стол, он сообщил, что «Газель» к отъезду готова.
Глава фирмы протянул клиенту пакет и сказал.
- Это наш традиционный презент покупателю, здесь в сувенирном исполнении сосуд с водкой «Левша» и тульские пряники. В память о нашем городе!
- Спасибо, - поблагодарил Дмитрий Николаевич, принимая пакет.
- Теперь пойдём к машине, вам предстоит неблизкий путь, время терять не будем, - предложил гостеприимный хозяин.
Снегирёв взял свои вещи, поднял Рамзеса, потянув его за поводок, и они вышли из конторы. Задним бортом к крыльцу стояла «Газель», синий тент был ещё не зашнурован, видимо, с той целью, чтобы покупатель мог убедиться в наличии груза. Это оказалось очень кстати, Дмитрий Николаевич дал команду Рамзесу, который не очень охотно, но, всё-таки, запрыгнул в кузов. Закрыв вместе с водителем задний борт и закрепив тент, Снегирёв тепло попрощался с главой фирмы, сел в кабину к водителю, и «Газель» тронулась с места.

В обратный путь
Когда машина выехала за город, Дмитрий достал телефон и позвонил Ларисе. После непродолжительных гудков он услышал знакомый голос.
- Дима, ты почему не звонил до сих пор? Что случилось? Разве так можно? Я же беспокоюсь!
- Во-первых, здравствуй! Не звонил я потому что сел аккумулятор у телефона, вот подзарядил и звоню. Выехал из Тулы с грузом, завтра, к утру буду дома. Как у тебя дела?
- Какие у меня могут быть дела? Сейчас на работе, ночью скучала без тебя, переживала.
- Я тоже скучаю. Ладно, больше не переживай, приеду, всё подробно расскажу. До свидания, целую тебя.
- До встречи, звони мне, не молчи. Крепко целую тебя, – услышал он в ответ и, прервав разговор, задумался, размышляя: «Вот, ведь, можно было и в Междуречинске нанять такую же «Газель». Так нет же, хотел сэкономить, а получилось намного дороже, машину разбил. Гаишник, как будто, специально попался добрый. Другой, может быть, тогда ещё в Междуречинске забрал мой прицеп на штрафстоянку, волей, неволей пришлось бы на грузовой машине ехать. Эх! Если, да, кабы, «знать, где упасть, соломки постелить»! Теперь ещё неизвестно, чем закончится это ДТП. Уж больно агрессивно себя вели эти «газельщики». Ладно, чего загадывать, теперь надо, чтобы быстрее аппарат начал деньги приносить, а там видно будет».
Водитель оказался не очень разговорчивый, впрочем, Снегирёву это было на руку, особого желания беседовать с ним у него тоже не было после столь бурных и неприятных событий. Водитель останавливал машину очень редко, пользуясь случаем, Дмитрий Николаевич пару раз выводил с кузова свою собаку. Рамзес, сделав свои дела и утолив жажду водой, бегал на поводке, разминаясь. Хуже было с операцией, водворения его в кузов, крыльца, как у конторы в Туле, здесь не было, приходилось самому хозяину подсаживать далеко не лёгкую массу ротвейлера.
Незаметно сгустились сумерки, водитель, однако, и не думал останавливаться на ночлег, Дмитрий Николаевич задремал.

Настороженная встреча
Проснулся Снегирёв уже утром, на подъезде к Междуречинску.
- Ну, ты спать, горазд! – усмехнувшись, промолвил водитель.
Следуя подсказкам пассажира, он достаточно быстро покрыл оставшийся путь, и, наконец, машина въехала во двор дома. Услышав гул автомобиля, на крыльцо вышел Фёдор, с его помощью Дмитрий перенёс из кузова машины в прихожую дома игровой аппарат. Расплатившись с водителем «Газели», он зашёл на кухню.
- А где же ваш «Ситроен»? – спросил Фёдор.
- Сейчас всё расскажу, давай, сначала покушаем.
Фёдор с готовностью ответил.
- Сейчас я подогрею, мама вчера, вечером приготовила мясной соус, - и вышел в коридор, где стоял холодильник.
Вернувшись, он поставил кастрюлю на газовую плиту, открыл вентиль газового баллона, включил горелку и чиркнул спичкой. Скоро на столе уже стояли две тарелки с аппетитно пахнущим мясом, горячим соусом. Дмитрий достал из пакета дары, презентованные ему в Туле, и поставил на стол затейливый, литровый сосуд с боковой ручкой. Наполнил две рюмки эксклюзивной водкой и начал свой рассказ. Фёдор с раскрытым ртом выслушал невесёлое повествование и произнёс.
- Ну, дядя Дима, вы даёте!
- Давай, лучше выпьем, а то водка стынет. Чего уж теперь? Главное, что жив и здоров, да, и аппарат, всё-таки, привёз. Выпьем за то, чтобы он нам стоимость утраченной машины компенсировал, – махнув рукой, произнёс Дмитрий.
Выпив, они принялись поглощать мясной соус. Снегирёв несколько раз отрывался от тарелки, чтобы наполнить очередную рюмку, Фёдор от повторного предложения выпить отказался.
Плотно поев, Снегирёв предложил распаковать игровой аппарат, что они вдвоём быстро осуществили. Фёдор с интересом рассматривал игровой столбик и предложил.
- Дядя Дима, давайте, его опробуем?
- Чтобы его опробовать, нужны пятирублёвые монеты, - охладил тот его пыл и добавил. - Ладно, я пойду, отдохну с дороги, а завтра уже начну действовать.
Пройдя в спальную комнату, он разделся и, нырнув под одеяло, скоро погрузился в глубокий сон.
Проснулся от ощущения какой-то тряски, мелькнула ещё сонная мысль, что он задремал в «Газели». Приоткрыв глаза, увидел склоненное над ним лицо Ларисы и окончательно проснулся.
- Выспался, бедолага? Вставай, рассказывай о своих злоключениях, мне, правда, сын уже вкратце о них поведал, - произнесла она и добавила с состраданием. - Впрочем, давай, я сначала твои раны подлечу.
Дмитрий сел на постели, протёр пальцами глаза и сказал.
- Здравствуй, любимая, как я по тебе соскучился, если бы ты знала!
- Неисправимый ты мой любовник. Тут, в пору, плакать надо, а он всё туда же, – кисло усмехнувшись, промолвила она, достала коробку с медикаментами и принялась за его лицо.
Закончив лечебную процедуру, она отпрянула в сторону от него, осмотрела придирчивым взглядом результаты и сделала заключение.
- Лейкопластыри больше не нужны, порезы неглубокие и уже зарубцевались. Мазь ускорит заживление, пусть кожа подсыхает, - присев к нему на постель, добавила. - Ну, давай, миленький, теперь рассказывай. Знаешь, я сердцем чувствовала, что с тобой случилось, что-то неприятное.
- Я уже устал рассказывать всем подробности своих злоключений, - тяжело вздохнув, произнёс он.
- Устал, не устал, а я, всё-таки, не все! – возразила Лариса.
Дмитрий смирился с необходимостью повторить уже многократно рассказанную, уже набившую оскомину, историю и начал свой монолог.
Выслушав его, Лариса тяжело вздохнула и неожиданно сказала.
- Ну, и Бог с ней, машиной – это лишь железка. Главное, что ты живой и невредимый, а царапины заживут. У тебя точно, ничего больше не болит, может, ты головой сильно ушибся?
- С головой всё нормально, - он прервался, посмотрел на ногу, былая шишка на голени уже полностью рассосалась, остался небольшой синяк, особой боли не чувствовалось, - Ногу ещё немного ушиб, так, слегка побаливает, - добавил он.
Она перехватила его взгляд, наклонилась, осторожно потрогала место ушиба и произнесла.
- Опухоли, вроде, нет. Может, всё-таки, рентген сделать для уверенности?
- Думаю, что это ни к чему, пустые хлопоты.
- Смотри сам, как знаешь, - и совсем без всякого перехода спросила его. - Ужинать будешь?
- Не откажусь. Кстати, мне на фирме, в которой я игровой аппарат брал, презентовали литровую бутылку водки «Левша» и тульские пряники.
- Пряники я уже пробовала, действительно очень вкусные, у нас таких нет. Вставай, пошли, поужинаем, - повторно пригласила она.
На кухне никого, кроме них, не было.
- А где Фёдор? – спросил Дмитрий.
- Друзья за ним заходили, он с ними и пропадает где-то, - ответила она. - Вернётся, один поужинает.
Вдвоём они поели аппетитную жареную картошку под квашенные в банке огурчики. Дмитрий не устоял и выпил несколько рюмок водки, Лариса немного поддержала его за компанию.
После ужина посмотрели передачи по телевизору и улеглись в постель. Не прошло ещё и трое суток, как они не виделись, а оба уже необыкновенно соскучились друг по другу, взаимные, нежные ласки разгорячили их, и вскоре безумная страсть поглотила неистовых влюблённых полностью.
Жизнь налаживается
Утром следующего дня, Дмитрий, проводив любимую супругу на работу, приступил к последовательному осуществлению заранее продуманного плана своих действий, необходимых для открытия игорного бизнеса. В первую очередь, он направился в налоговую инспекцию, чтобы получить свидетельство на право заниматься индивидуальным предпринимательством. К своему удивлению, он не столкнулся с бюрократическими рогатками по оформлению необходимых документов, заполнив лишь одно заявление и оплатив в Сбербанке установленную, вполне приемлемую сумму денег, он в течение двух дней получил необходимые документы. Оставалось поставить на налоговый учёт игровой автомат, здесь возникли проблемы, так как для этого требовалась лицензия на право заниматься игорным бизнесом. Ещё раньше, когда, прорабатывая все детали открытия своего будущего бизнеса, он отыскал по Интернету посредническую фирму, которая за приличное вознаграждение оформляла лицензию, узнал от них, что, в связи с реорганизацией федеральной структуры исполнительной власти, выдача лицензий на право заниматься игорным бизнесом приостановлена на неопределённый срок. С тех пор прошло уже несколько месяцев, а ситуация с этим вопросом оставалась не решённой. В Междуречинске к этому времени игорный бизнес уже начал развиваться, и Снегирёв отправился по точкам, где уже работали игровые аппараты, в основном это были те же «столбики». Он рассчитывал договориться с одним из владельцев аппаратов, чтобы тот за оговоренную сумму денег предоставили ему возможность работать на своём аппарате по его лицензии и от его имени. На одной из таких точек, оператор – наёмная работница сказала ему, что хозяин сейчас уехал в Москву, Дмитрий Николаевич попросил у неё номер сотового телефона хозяина. Получив его, Снегирёв попытался связаться с ним, но безуспешно, владелец телефона был недоступен. Не отчаиваясь, он нашёл другую точку, здесь удача сопутствовала ему, договорившись по телефону с хозяином о встрече, стал поджидать его у аппарата. Вскоре подъехала легковая машина, из неё вышел молодой человек и направился в сторону игровой точки. Дмитрий Николаевич обратил внимание на то, что тот приехал на автомобиле волжского автозавода с милицейскими номерами синего цвета. Отойдя с ним в сторонку и познакомившись, Снегирёв начал переговоры.
- Сергей, я приобрёл игровой аппарат, оформил свидетельство об индивидуальном предпринимательстве, но у меня нет лицензии. Как бы мне начать работу по вашей лицензии, конечно же, за определённое вознаграждение вам за услугу?
- Возражений нет, я выдам вам копию лицензии, вы платите мне ежемесячно две тысячи рублей и работаете себе на здоровье.
- Хорошо, меня устраивают ваши условия, а можно ещё кроме копии лицензии заключить с вами договор, чтобы мне можно было поставить свой аппарат на налоговый учёт? – спросил он своего потенциального компаньона.
Тот посмотрел на него удивлёнными глазами и ответил.
- Вообще-то, в городе нет ни одного аппарата, который был бы поставлен на налоговый учёт, а налоги никто из их владельцев не платит. Формально все лицензии зарегистрированы в Москве или в других городах, а по закону налоги должны платиться по месту регистрации лицензии и игровых автоматов. Договор с вами я заключить не могу, тем более что лицензия оформлена на другого человека. Будь проще, я тебе дам копию лицензии, если кто-нибудь из надзорных органов будет излишне доставать, тем паче, задумает оформлять протокол, ты позвони мне, я приеду и все вопросы быстро улажу. Вообще-то, я сам работаю в ОБЭП и контролирую, как раз, игорный бизнес в городе.
Снегирёв смекнул, что ему крупно повезло, по сути, у него появляется своеобразная «крыша», не задавая больше лишних вопросов, он согласился с условиями компаньона, заплатил ему деньги за месяц вперёд и получил копию лицензии. Когда они расстались, Дмитрий Николаевич, как законопослушный гражданин, решил, всё-таки, съездить в налоговую инспекцию и поставить свой аппарат на налоговый учёт, тем более что установленные законом налоги на игорный бизнес были вполне щадящими.
В налоговой инспекции его ждало разочарование, там ему сказали, что ставить аппарат на налоговый учёт должен владелец лицензии.
Выйдя из инспекции, Снегирёв размышлял: «Удивительная у нас страна! Приходит гражданин, чтобы добросовестно платить налоги, а ему говорят, что не надо! Бог свидетель, что я не хотел уходить от налогообложения своего бизнеса».
Уладив все свои бумажные дела и, попутно заручившись поддержкой представителя надзорных органов, он принялся за осуществление последних двух операций. Необходимо было арендовать в каком-нибудь магазине или на рынке место для игрового аппарата, а также собрать необходимое количество пятирублёвых монет, хотя бы, пятьсот штук для начала. Не мудрствуя лукаво, он стал обходить все попадавшиеся ему на пути магазины, пятирублёвых монет оказалось не так уж много. Он стаптывал свои туфли уже второй день, а монет наменял только около трёхсот штук, и тут его осенило, он подошёл к одному из игровых аппаратов и разменял сто рублей, якобы, для игры. Кинув три монеты, он ничего не выиграл и, махнув рукой, пошёл прочь от автомата, семнадцать монет прибавилось. Прошёл дальше, на углу, у магазина стояли сразу три игровых аппарата, прикинув, что если разменяет, хотя бы у двух из них, по пятьсот рублей, то задачу свою выполнит, он подошёл к первому оператору и, протянув ему пятисотрублёвую купюру, небрежно сказал.
- На все!
Взяв сто монет, Дмитрий Николаевич закинул три штуки, неожиданно в качестве выигрыша в лоток высыпало десять монет, он постоял немного и перешёл к следующему аппарату. Забросил ещё три монеты и не поверил своим глазам, табло прокрутило в калейдоскопе цифры и остановилось на трёх семёрках.
«Ничего себе, это же тысяча рублей»! – обрадовался он.
Лаская слух, в лоток посыпались монеты, загрузив их в карман пиджака, он степенно прошёл к третьему аппарату, ощущая приятную тяжесть в кармане. Закинув пять монет подряд безрезультатно, показательно вздохнул огорчённо и пошёл дальше своей дорогой. Теперь осталось последнее, найти место для своего аппарата, зашёл в один из небольших, продуктовых магазинов и спросил у продавца.
- С кем мне можно переговорить по поводу того, чтобы поставить игровой аппарат в этом магазине?
- Подождите, я сейчас позову хозяина, он, как раз, сейчас здесь, - ответила та и скрылась в подсобном помещении.
Оттуда она вышла с мужчиной, черты лица которого выдавали в нём человека кавказской национальности, скорее всего, азербайджанской.
- Что вам нужно? - спросил тот.
- Хотел бы в вашем магазине поставить свой игровой аппарат.
- Я не против, только ко мне вчера уже подходил человек с таким же предложением, обещал платить в месяц три тысячи рублей. Подойдите завтра, если он до этого не вернётся, тогда договоримся с вами на тех же условиях, - предложил усатый бизнесмен.
- Хорошо, я подойду завтра, - согласился Дмитрий Николаевич, попрощался и, выйдя из магазина, направился дальше.
Прошёл ещё один квартал, пересёк широкую площадь и оказался у многолюдного рынка. Оценив заманчивое место, где было много продавцов и толпы покупателей, Снегирёв с сожалением вздохнул, на ночь аппарат надо было убирать, а подходящего для этого помещения на рынке он не увидел. Напротив рынка, по ту сторону неширокой дороги, весь первый этаж длинного, пятиэтажного, жилого здания отсвечивал большими, стеклянными витринами магазинов. Перейдя дорогу, он вошёл в один из них, от входа тянулся небольшой коридор, который упирался в дверь кафе, справа дверь вела в просторное помещение, где по двум сторонам периметра сосредоточились прилавки с различными, промышленными товарами народного потребления. Здесь же было удобное, свободное место для игрового автомата. Дмитрий Николаевич спросил у одного из продавцов.
- Где здесь можно найти директора или хозяина магазина?
- Пройдите через этот зал в следующий, там продают продукты, а в конце того зала есть дверь, ведущая в подсобные помещения, там и найдёте кабинет директора, - посоветовал тот.
Следуя его информации, Снегирёв отыскал кабинет директора, и, постучав в дверь, вошёл в небольшое помещение, где за одним из двух столов сидела женщина в строгом костюме.
Поздоровавшись, он спросил.
- Извините, я ищу директора.
- Я – директор, а вы по какому вопросу?
- Извините ещё раз, как вас зовут, а то, как-то, неудобно общаться. Меня зовут - Дмитрий Николаевич.
- Очень приятно познакомиться, – Вера Петровна, - представилась директор. - Всё-таки, что вам нужно, Дмитрий Николаевич?
- У меня вот какое дело. Хотел бы арендовать в вашем магазине место под игровой автомат, он небольшой, «Столбик» называется.
- В принципе, возражений нет, где вы хотите его поставить?
- Если вы согласны, Вера Петровна, то я бы установил аппарат в дальнем зале, где продают промышленные товары, там есть свободное место, и он там никому бы не мешал, - заискивающим голосом предложил проситель.
- Пройдёмте вместе, посмотрим, что там есть, - пригласила его директор, и они вышли из кабинета.
Разобравшись на месте, директор спросила его.
- Аппарат, наверно, электрический, куда вы его думаете подключать?
- Через удлинительный шнур, я бы его подключил вон туда, - ответил он, показав в сторону небольшой кабинки, скомпонованной из стеклопакетов, высотой чуть выше человеческого роста, где продавали видео и аудиокассеты.
- Хорошо, тогда вернёмся ко мне в кабинет и оформим там договор аренды, - согласилась директор.
В кабинете, достав из ящика конторского стола типовые макеты договоров, она начала заполнять места, оставленные для конкретной информации и попросила.
- Давайте свой паспорт, свидетельство индивидуального предпринимателя. Кстати, арендная плата составит две с половиной тысячи рублей в месяц, оплата вперёд. Когда вы собираетесь ставить свой аппарат?
- Завтра и установлю, - ответил он, подавая ей запрошенные документы.
Когда договор был подписан, Снегирёв отсчитал две с половиной тысячи рублей, забрал свои документы и один экземпляр договора, попрощался и в приподнятом настроении вышел из магазина. По пути зашёл в хозяйственный магазин, купил двенадцатиметровый удлинитель, тройник для электрической розетки и, сев на автобус, покатил домой.
Сгорая от нетерпения рассказать о приятных новостях, он, наконец, дождался возвращения с работы Ларисы и, едва та переступила порог дома, выпалил радостным голосом.
- Всё! Завтра, с утра ставлю игровой автомат, будем зарабатывать бешеные деньги! Ой, Лариска, заживём мы с тобой, «как сыр в масле»!
- Поживём, увидим, – охладила его пыл любимая женщина.
- Ты чего, такая, серьёзная, - обиделся он.
- Ладно, извини, устала я. Ты что, правда, уже завтра аппарат свой ставишь?
- А то! Я и шнур удлинительный для него купил, давай, первые опробуем его, мы-то не проиграем, правда, и не выиграем тоже у самих-то себя!
- Интересно, можно и поиграть, - согласилась Лариса.
Дмитрий оперативно подключил аппарат, зарядил его пятирублёвыми монетами. Лариса, увидев множество монет, спросила.
- Ничего себе! Где это ты столько металла добыл?
- Где, где, два дня по магазинам города плутал, туфли напрочь истоптал, думал, что ноги отвалятся! Нет, чтобы сразу догадаться, что можно всё проще сделать, так, ведь, только напоследок осенило, что этих пятаков у игровых автоматов валом! Всё готово, возьми монеты, выбирай место у аппарата, куда кидать их будешь.
Увлёкшись, они долго с азартом бросали монеты, вроде бы, выигрыши и попадали, но, всё-таки, пришлось открывать дверку аппарата и дополнительно доставать деньги из сборных контейнеров. Желание играть уже пропадало, как вдруг Лариса радостно захлопала в ладоши, Дмитрий услышал долгий звон падающих монет, заглянул на противоположную сторону «Столбика», где играла его подруга, на табло высвечивались три семёрки.
- С почином тебя, тебе самый крупный выигрыш выпал - целая тысяча рублей!
- Вот видишь, какая я счастливая! – кокетливо заявила она.
- Ну да, только мы уже тысячи две закинули, если не больше. Поняла теперь, какие деньги этот аппарат приносит?
- Да ты что? Неужели мы с тобой уже тысячу рублей проиграли даже с учётом крупного выигрыша?
- А ты думала, что эти аппараты делают для того, чтобы игроки выигрывали? Дудки, в инструкции чёрным по белому написано, что, в зависимости от установки режима работы аппарата, в нём остаётся от десяти до тридцати процентов заброшенных монет. Так что, если, к примеру, в него закинут десять тысяч рублей, то доход хозяина аппарата составит от тысячи до трёх тысяч рублей. Понятно?
- Понятно, пошли ужинать, - ответила Лариса и добавила. - Завтра посмотрим, сколько ты денег принесёшь.
- Нет, давай, сначала сходим к твоему племяннику, машины-то у меня теперь нет, может, он завтра, утром на своей машине отвезёт аппарат в магазин, где я арендую место для нашего «золотого столбика».
Они пошли к её племяннику, который жил недалеко от их дома, тот был в это время на месте. Это был мужчина лет тридцати на вид, плотной, даже можно сказать, довольно упитанной комплекции, звали его Василий.
- Вася, - обратилась к нему Лариса. - Нам завтра, утром надо игровой аппарат отвезти в один из магазинов, который находится в старой части города. Ты не отвезёшь?
- А каких он размеров, в мою десятку поместится?
- Нет, - вмешался в разговор Дмитрий. - Нужен прицеп.
- Прицепа у меня нет. Впрочем, пойдём, сходим к моему соседу, у него небольшой грузовичок есть, он и отвезёт. За бензин ему заплатишь, и достаточно будет.
Дом соседа расположился напротив, через дорогу, Василий подошёл к закрытым воротам и стал кричать.
- Николай! Выйди, поговорить надо.
Вскоре на крыльце показался мужчина предпенсионного, а может, и уже пенсионного возраста, с помятым, морщинистым, но добрым лицом, особенно располагающими были его голубые, чуть-чуть выцветшие уже глаза.
Увидев соседа, он произнёс, открывая калитку.
- Это ты, что ли, Василий? В чём дело?
- Помочь надо моему родственнику. Отвези завтра, утром его аппарат в магазин на своей машине, тут недалеко будет. Выручи, - попросил его Василий.
- Коли надо, поможем. Во сколько времени, утра-то?
- Если я к часикам пол восьмого подойду, вас устроит? – вмешался в разговор Дмитрий.
- Пол восьмого, значит, пол восьмого, я, вообще-то, рано встаю.
- Спасибо, Николай, значит, договорились. Завтра, утром он к тебе подойдёт, - поблагодарил его Василий.
- О чём разговор, пусть подходит. Бывайте! – ответил Николай и закрыл калитку.
- И тебе не хворать! – произнёс Василий ему вдогонку.
Спасибо тебе, - поблагодарил родственника Дмитрий.
- Да чего там, - степенно ответил тот.
Попрощавшись с ним, довольная пара направилась в свой дом, обсуждая по пути свой удачный вояж.

Утром Дмитрий, по предварительной договорённости с Николаем, доставил свой аппарат на его рабочее место. Расплатившись с водителем, он привёл агрегат в рабочее состояние и стал дожидаться клиентов. Часа полтора никто не подходил, хозяин аппарата, прогоняя скуку, стал сам опускать монеты поочередно на всех сторонах «Столбика», десятка через два заброса, на табло замерли три девятки, в лоток посыпались со звоном пятаки. Дмитрий Николаевич, чтобы привлечь внимание продавцов и посетителей магазина, радостно вскрикнул.
- Вот и пятьсот рублей!
Одна из молоденьких продавщиц, скучающих от недостатка покупателей, не выдержала, подошла и разменяла сто рублей. Упорно она стала опускать монету за монетой, когда они уже стали подходить к концу, она с досадой промолвила.
- Конечно, сам выигрыш взял, а я теперь отдувайся!
Только она промолвила, как в её лоток посыпались пятаки, она радостно захлопала в ладоши и воскликнула.
- Единички выпали, двести пятьдесят рублей!
Её возглас услышал мужчина кавказской внешности, проходивший в кафе по коридорчику, отделявший его ажурным металлическим ограждением от помещения, где находился аппарат. Он изменил направление и подошёл к «Столбику».
- Что? Даёт? – спросил он только что выигравшую девушку.
- Даёт, даёт! Только что пятьсот отдал, а потом почти сразу ещё двести пятьдесят рублей высыпал!
- Значит, дольжен дать и тысячу! – со знанием дела произнёс мужчина и обратился к хозяину аппарата, - Ти, что ли тут распоряжаешься, давай мэняй! – и протянул пятьсот рублей.
Дмитрий Николаевич, взяв купюру, отсчитал ему сто монет. Тот заправски стал их опускать одну за другой, не дожидаясь результата ранее закинутых. Когда он опустил последнюю, аппарат ещё долго переваривал богатую порцию, изредка выплёвывая в лоток выигрышные монеты. Минут двадцать кавказец то выгребал из лотка, то опускал в прорезь пятаки, в конце - концов, они закончились. Он снова подошёл к хозяину аппарата и, протянув ему купюру, достоинством в тысячу рублей, небрежно сказал.
- Мэняй ишо!
Тот отсчитал ему двести монет в полулитровый, полиэтиленовый бокал. Азартный игрок вновь стал опускать пятаки один за другим. В разгар игры к нему подошёл его соплеменник, они стали разговаривать между собой на своём языке, бурно жестикулируя. В конце – концов, подошедший разменял пятьсот рублей и стал бросать монеты на другой стороне «столбика», противоположной от своего визави.
К полудню у хозяина аппарата скопилось уже более двух с половиной тысяч бумажных денежных знаков, он зашёл в кафе, которое находилось рядом с его рабочим местом, и хорошо пообедал. После обеда поток, желающих поиграть, увеличился, Дмитрий Николаевич едва успевал разменивать деньги. Попадались игрокам и крупные выигрыши, в этом случае их восторгу не было предела, охватывал азарт и других игроков, желающих повторить успех счастливцев. Аппарат не простаивал вплоть до закрытия магазина.
Вечером хозяин «Столбика» подсчитал свой доход, который чуть-чуть не дотянул до семи тысяч рублей. Довольный результатами первого дня, он поймал такси и вскоре подкатил ко двору своего дома. Хозяйка была уже дома и сидела на крыльце.
- Привет! – поздоровался с ней сияющий суженный.
- Привет! – откликнулась она и добавила. - Я гляжу, ты уже шикуешь, на такси разъезжаешь!
- Во-первых, не шикую, а подстраховываюсь. С деньгами в общественном транспорте нежелательно ездить, тем более, что от остановки ещё далековато идти пешком до дома. Во-вторых, по сравнению с полученным сегодня доходом, оплата такси – это не такая уж большая сумма.
- Даже так? Сколько же твой аппарат сегодня принёс?
- Немного не дотянул до семи тысяч, к тому же, я ещё и хорошо пообедал в кафе! – похвастался Дмитрий.
- Да ты что? За один день почти три мои месячных зарплаты?!
- Зайдём в дом, там сама посчитаешь! – ответил он и увлёк её за собой.
В комнате он присел на софу и небрежно бросил на постель пачку денег, которые извлёк из внутреннего кармана своего пиджака, деньги рассыпались разноцветным веером. Хозяйка сосредоточено стала их подсчитывать, раскладывая купюры по номиналам. Закончив приятное занятие, она поцеловала добытчика и сразу повеселела, сказав ему.
- Вот и правильно сделал, что на такси приехал, ещё хорошо, если бы на автобус попал, который довёз бы до нашего посёлка, а то пришлось бы ещё через пустырь шагать, да ещё вечером! На меня, кстати, однажды уже нападали на этом пустыре, хорошо, что пара, шедшая мне навстречу, спугнула грабителя, но шапку мою он, всё-таки, утащил!
Последующие дни тоже приносили хороший доход, денег скопилось около ста тысяч рублей, аппарат уже оправдал себя и начал приносить прибыль. Однажды Дмитрий, довольный первыми успехами в бизнесе, предложил своей гражданской супруге.
- Надо бы уже и к зиме готовиться потихоньку. Дом достраивать, канализацию провести, машину-автомат стиральную тебе купить, что ты мучаешься с этой допотопной кругляшкой. Да и, вообще, много чего ещё нужно прикупить, деньги, слава Богу, есть и ещё прирастать будут.
- Тебе виднее, решай сам, - откликнулась Лариса.

Теперь законные супруги
Снегирёв, сознавая, что его новая, семейная жизнь требует оформления законных отношений, посетил свою прежнюю по формальным признакам супругу, предложил ей оформить официальный развод, та, понимая, что совместная, семейная жизнь теперь уже невозможна, согласилась. Они подали в ЗАГС официальное заявление, через месяц пришли вместе на бракоразводный процесс. Здесь неожиданно она устроила ему последнюю, неприятную, а, скорее всего, отчаянную сцену. Взяв его паспорт, она заявила, что не отдаст его ему. Он спокойно сказал, что её попытки тщетны, так как они теперь уже чужие друг другу люди и ничего изменить нельзя. В конце – концов, она поняла, что это, действительно, так, и через несколько минут они получили свои паспорта, где было записано об официальном прекращении их брачных отношений.
На следующий день Дмитрий с Ларисой подали официальное заявление в ЗАГС, и через месяц их брак был узаконен. Брачный союз в учреждении был оформлен скромно, его заключение они отметили дома без приглашения гостей.
Совместная жизнь шла своим чередом, в августе Снегирёв, как обычно, поехал навестить свою мать, теперь уже с новой, законной супругой.
До этого поездка в Приморск не доставляла особых хлопот, личный автомобиль за пять – шесть часов неутомительного пути, доставлял семейство Снегирёвых к берегу Азовского моря. На этот раз, впервые за многие годы пришлось ехать на рейсовом автобусе. К тому же, он следовал только до Тимашевска, а дальнейший его рейсовый путь не совпадал с конечным пунктом назначения четы Снегирёвых, поэтому им предстояла пересадка в Тимашевске на другой автобус, следовавший до Приморска.
На очередной, промежуточной остановке Снегирёвы немного увлеклись изучением прилавка в местном магазине, а когда вышли из него, то увидели, что их автобус уже медленно трогался с места стоянки, не дожидаясь возвращения припоздавших пассажиров. Чертыхнувшись, Дмитрий рванулся догонять его, ведь, помимо всех прочих неприятностей, в салоне отходящего автобуса оставался их багаж. К счастью, он в последний момент успел остановить его, на пределе возможностей забежав впереди автобуса. На протяжении остального пути беспечные до того горе-пассажиры уже не допускали оплошности и, когда выходили на очередной остановке, держали автобус в поле своего зрения.
На тёплом Азовском море стояли благодатные, солнечные дни жаркого лета. Новобрачные хорошо отдохнули, набравшись заряда морского воздуха и солнечных лучей.
Вернувшись домой, они окунулись в повседневные заботы, не забывая временами проводить вечера, беззаботно отдыхая в уютных кафе.

Признание в кругу друзей и сослуживцев
Закончилось первое лето в новой, семейной жизни Снегирёва, на исходе была золотая осень. По сложившейся многолетней традиции Дмитрий пригласил на свой очередной день рождения друзей, из числа сослуживцев по работе. Супруга накрыла праздничный стол, гости расселись по своим местам. Сначала чувствовалась некоторая скованность, видимо, сказывались кардинальные изменения, произошедшие в этом году в семейной жизни именинника, в памяти его товарищей ещё свежи были и прежняя обстановка и другое, близкое окружение их друга. Впрочем, это длилось недолго, к этому располагали и горячительные напитки, приветливость и раскованность хозяйки, женщины красивой и обаятельной. Близкий друг Дмитрия – Николай даже разоткровенничался и поведал моложавой, цветущей женщине.
- Лариса, извините, как вас по отчеству?
- Вообще-то, Ивановна, но можно просто Лариса, - смущённо ответила та.
- Нет, мне, всё-таки, удобнее вас называть - Лариса Ивановна.
Дмитрий вклинился в их диалог.
- Лариса, можешь не возражать. Николай Николаевич и меня до сих пор называет по имени и отчеству, все мои потуги склонить его на обращение ко мне по имени, успеха не принесли.
- Дмитрий Николаевич, я же уже ни один раз говорил, что отношусь к вам с большим уважением, поэтому давайте, больше не будем поднимать эту тему.
- Вот-вот, я же говорил, что бесполезно ему возражать по этому вопросу, – усмехнувшись, ответил именинник.
- Так вот, Лариса Ивановна, Дмитрий Николаевич так хорошо о вас отзывался, я бы даже сказал, что в превосходной степени, и меня просто распирало любопытство. Что же это за женщина такая? Я неоднократно просил его познакомить меня с вами, так, знаете, он категорически отказывался, взамен предлагал свести меня с вашей подругой! Я уже просил, хотя бы, издали показать вас, например, на встречных курсах наших машин, так он даже и на это не согласился! И вот сегодня, наконец-то, он соизволил познакомить нас со своим сокровищем, то есть с вами. Теперь я хорошо понимаю его! В общем, я хочу поднять бокал за хозяйку дома, офицеры в присутствии прекрасной дамы пьют стоя! – Николай стал из-за стола с бокалом в руках, его примеру последовали все присутствующие мужчины.
Застолье продолжалось, когда Виктор – подтянутый, стройный мужчина лет пятидесяти, иссиня седые, короткие волосы которого придавали ему сходство с классическим образом интеллигентного, белогвардейского офицера, вдруг негромко, нарочито серьёзным голосом обратился к сидящему напротив его мужчине крепкого телосложения.
- Сан Саныч, ты шпроты оставил?
Хозяйка, услышав вопрос, засуетилась и спросила.
- Что, шпроты ещё принести?
Все, сидящие за столом дружно засмеялись. Она с удивлением посмотрела на них, Николай успокоил её.
- Лариса Ивановна, это у нас «святое», притча, так сказать! - и продолжил. - Сидели мы лет десять назад, вот также отмечали день рождения Дмитрия Николаевича в его гараже. Стол, понятно, был не такой богатый, дело шло уже к завершению, из закуски на столе ничего уже не оставалось, если не считать, что у Дмитрия Николаевича ещё сохранился бутерброд со шпротами. Он у нас, вообще, отличается оригинальностью, вначале застолья обложится закусками, а съесть их забывает, когда на столе становится пусто, то у него всегда ещё, что-нибудь остаётся. Вот и в тот раз такая же картина наблюдалась. Сан Саныч покушать-то у нас любит, увидел одинокий бутерброд и спрашивает: «Дмитрий Николаевич, вы, наверно, есть не хотите»? Тот, не поняв намёка, ответил. - «Пока нет». Сан Саныч молча взял бутерброд и проглотил его. Дмитрий Николаевич тогда говорит ему со скрытым подтекстом: «Может, ты и банку из-под шпрот очистишь, там ещё кое-что осталось»? Сан Саныч и здесь не стал возражать и быстро опустошил банку от остатков шпрот! Вы бы видели выражение лица Дмитрия Николаевича после всего этого! После того забавного случая, шпроты стали у нас именем нарицательным»!
Лариса улыбнулась и сказала.
- Чудные вы, вроде бы, уже взрослые!
Застолье продолжалось уже несколько часов, стемнело, гости стали собираться домой, наперебой благодарили хозяйку за сытный ужин, Снегирёв пошёл проводить их за околицу. Степан – высокий, под два метра ростом мужчина произнёс.
- Да, Дмитрий Николаевич, удивил ты нас, твоя новая супруга, действительно, красивая женщина, да и хозяйка отменная! Но всё равно, уж больно ты круто изменил свою жизнь, я бы на такое не решился!
- У тебя всё ещё впереди. Ты на десяток лет моложе меня, кто знает, как жизнь повернётся? Я вот тоже, когда встретился с ней, то сначала полагал, что это так, обыкновенное увлечение женатого мужчины, не я первый, не я и последний. А потом понял, что встретил женщину, без которой жить не могу. Оставлять всё, как есть, не захотел, оказалось, что это не в моих принципах - любить одну, а жить с другой, вот и решил, что так будет лучше, да и честнее в отношениях с обеими женщинами. Знаешь, теперь у меня, как говорится, «два в одном». Она для меня, хочешь - верь, а хочешь, нет, - и жена и любовница одновременно. Думаю, что ты со мной согласишься, что такое не часто встречается, по крайней мере, мне неизвестны такие случаи.
- Может, оно и так, но всё равно, далеко не каждый, да ещё в твоём возрасте, на такое решится, – с сомнением в голосе ответил Степан.
- Жизнь покажет, – коротко произнёс Дмитрий и попрощался с друзьями.

Страна готовилась встречать Новый 2005 год. По случаю новогоднего праздника, как обычно, предприятие, где работал Снегирёв, арендовало места в ресторане для своих руководящих специалистов, был приглашён и Снегирёв со своей супругой. По случаю своего первого выхода в свет в новом для неё обществе, Лариса приобрела праздничный наряд, и они отправились на званный, предновогодний вечер.
В ресторане Дмитрий сразу заметил повышенное внимание сослуживцев к своей супруге, что не удивительно было, само по себе, так как все уже были наслышаны о его новой пассии. Любопытство их было, наконец, удовлетворено, заметно было по их восхищённым взглядам, что они высоко оценили и её привлекательную внешность.
В разгар праздничного застолья был объявлен конкурсный приз на лучшую танцевальную пару, который в итоге достался Ларисе вместе с Дмитрием. Вскоре после этого её пригласил на танец сослуживец и друг Снегирёва – Николай. Тот в своё время занимался бальными танцами, неудивительно, что пара смотрелась очень хорошо. Однако это был его «лебединый» танец, уязвлённая супруга его после этого решительно увела своего мужа домой.
В целом, праздничный вечер прошёл весело, к полуночи все разошлись по домам. Взяв такси, Дмитрий со своей супругой покатили к своему подворью и вскоре прибыли на место. Расплатившись с водителем, они переступили порог дома, прошли в свою спальню. Приятно уставшие, разделись и легли в постель. Соприкоснувшись горячими телами, возлюбленные взбодрились и предались горячим любовным утехам.
02.06.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.