Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Сейлвер Крес
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
12/15/2019 4 чел.
12/14/2019 0 чел.
12/13/2019 2 чел.
12/12/2019 1 чел.
12/11/2019 3 чел.
12/10/2019 1 чел.
12/9/2019 1 чел.
12/8/2019 4 чел.
12/7/2019 0 чел.
12/6/2019 1 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Призрак Метрополитена (из сборника "Манускрипт Некроманта")

СЕЙЛВЕР КРЕС



МАНУСКРИПТ НЕКРОМАНТА



Этот мир не столь уж и велик, как кажется многим из его обитателей. Есть миры огромных размеров. К примеру, в одном из них, кои называется Птер-Эаршах, есть город, по размерам как Канада. Да-да, вам не показалось. Один город – пусть и столица мира – по размерам равен Канаде. Или же есть один вечнозеленый мир (в котором не знают, что такое зима) – Тармиш. Так вот, там есть так называемая Равнина Титанов, которая по размерам – внимание! – чуть больше России.
Вам, наверное, тяжело себе все это представить, но поверьте, это лишь незначительные примеры, те, которые многие из вас вполне могут воспринять. А необычных, для большинства живущих на Земле, вещей существует куда больше. Есть и миры с несколькими солнцами (то они светят одновременно и расположены вместе; то сменяют друг друга, не давая миру погрузиться в темному; то те, что поменьше, кружат вокруг самой большой); с несколькими лунами; есть те, в которых один день длится несколько лет, ровно как и ночь; деревья, достающие до небес; те, в которых не знают зим, и те, где вечные холода; в некоторых мирах жители десять метров ростом, в иных же наоборот, низкорослики; невиданные прежде животные, как бесконечно прекрасные, так и пугающие, и так далее. Перечислять можно очень долго, но не для того я пишу все это.
Знаете ли, пусть в иных мирах зачастую гораздо интересней, нежели здесь (хотя бы потому, что в них магии больше, а вот тут… увы), пусть странных, жутких и прекрасных существ можно встретить больше, но… и этот мир не обречен на вечную скуку и полную утрату магии в этих каменных и стеклянных джунглях мегаполисов и в столь стремительно развивающихся технологиях. Пока есть те, кто связан с иной реальностью, то будет жить и магия. Да, ее очень мало, можно сказать, что почти не осталось, но она есть!
Поверьте, вы довольно часто сталкиваетесь с магическими явлениями, просто не замечаете их, или же не придаете им значения, либо говорите об неуравновешенности человека, или же шепчете сам себе «нет, это мне показалось», «похоже окно открылось» - хотя все окна могут оставаться закрытыми, а похолодало, к примеру, из-за того, что некое существо явилась к вам из Астрала.
И такое сплошь да рядом. Много кто верит в призраков, но не хочет верить в магию, хоть без нее ничего бы и не было.
Что ж, браво! Вы благополучно обманываете сами себя, или же пытаетесь убедить других в своей правоте. Но все не столь уж и просто.
Как я уже сказал – вы довольно часто сталкиваетесь с магическим миром, пусть и очень скудным здесь, но сталкиваетесь. Я в это мире не так и давно живу, но, тем не менее, успел обнаружить несколько следов. Собственно, именно для этого я и пишу сейчас. Я поведаю вам некоторые истории, что случались или же лишь случатся.
Если вы готовы и хотите их узнать, то я, Сейлвер, открываю пред вами врата…



ПРИЗРАК МЕТРПОЛИТЕНА

Москва. 1965 год.
В дождливый осенний день на недавно открытой станции «Речной Вокзал» в Москве произошло самоубийство. Женщина стояла на самом краю платформы и, как уверяли свидетели, смотрела на рельсы. Кто-то даже уверял, что взгляд у нее был совершенно стеклянным, и она не моргала. Когда же подъезжал поезд, то она просто стала валиться вперед, после чего подпрыгнула. Останки от нее собрали совсем недавно.
Мерзкая история, мерзкая. Что могло ее подтолкнуть на это – пока не ясно. Собственно, также под завесой тайны остаются и причины предыдущих самоубийств. Всего их было три: молодой парень с криками «оставьте меня в покое!» спустился с платформы и стал бежать в тоннель навстречу поезду; пожилая женщина сидела и ждала поезд, но потом ни с того ни с сего встала и подошла к краю, да так и завалилась вниз за минуту до того, как от нее остались сплошные ошметки (стоит ли говорить, что она скончалась еще когда упала на рельсы?); и третий случай – мужчина лет тридцати пяти. У них у всех было один итог. Все бросились под поезд.
Расследовал это дело лейтенант Шнуров. Он пытался найти некую закономерность убийств (он не верил, что все четверо покончили с собой из-за каких-то семейных неурядиц), но пока что убедился лишь в том, что половина убитых – мужчины, половина – женщины. Возраст у всех различный, работали все в разных местах, а парень вообще был студентом Московского Финансового Института; все погибли на разных станциях – «Речной Вокзал», «Проспект Мира», «Охотный Ряд» и «Александровский Сад». Друг друга они не знали.
Лейтенант был уверен, что имеет дело с мастером по гипнозу, хоть и не мог этого пока что доказать, но все-таки, он чувствовал, что именно в этом-то все и дело. Не исключено, что гипнотизер заставлял свои жертвы выложить ему на стол определенную сумму денег, после чего, дабы его не обнаружили, отправлял их под поезда.
Конечно, это очень сильно натянуто за уши, но ничего лучше он предложить не смог. Но, тем не менее, большинство из отделения Шнурова были уверены, что это просто были психически не здоровые люди, с проблемами в семье, на работе аль в личной жизни. Иными словами, никто, кроме лейтенанта, не захотел за это браться.
Выйдя на улице, Шнуров не без радости заметил, что дождь закончился. Не нравилась ему такая мрачная погода, и уж тем более дождливая. Больше всего он любил лето. Ну, ничего, вот как получит он свой отпуск, так и поедет на Кавказ вместе с семьей.
Он достал сигареты и закурил.
…Прошло немало времени, а убийства так и не были раскрыты. Более того, в отделении лейтенанта все будто бы забыли об этих самоубийствах, ровно как и родственники погибших. Когда Шнуров наведался как-то ко всем четырем семьям, дабы расспросить их еще раз и постараться выяснить, что же могло побудить этих людей свести счеты с жизнью, то все без исключения смотрели на него изумленными глазами, аль как на психопата. Одни уверяли, что их бабушка погибла от обширного инфаркта, у других двадцатилетний Антон скончался, потому что его сбила машина, и так далее, далее, далее.
Никто и слова не сказал, что они покончили с собой, прыгнув под поезда. В газетах это тоже пропало, словно и не печаталось об этом ранее. Все словно бы потеряли память на конкретно этом моменте. Все, кроме Шнурова. Он все прекрасно помнил и все пытался разгадать эту загадку, но все было тщетно. Никаких следов не осталось, не за что было зацепиться. Лейтенант готов был сойти с ума, ибо все это стало невыносимо. В конце концов он лишь махнул рукой на это дело и продолжил жить дальше, делая вид, что ничего и не было.
Утром, собираясь на работу, у лейтенанта не завелась машина, и никакими силами не удалось заставить ее работать. Шнуров с угрюмым выражением лица спустился в метро, пошел к вагону поезда, но двери закрылись буквально перед его носом. Выругавшись, он отошел от края платформы подальше и прислонился спиной к стенке. Ему жутко хотелось спать.
Дабы убить время, он осматривался по сторонам и любовался станцией «Чистые Пруды».
Вот стал слышен отдаленный звук приближающегося поезда. Лейтенант отслонился от стенки и увидел перед собой, прямо там, где должен проехать поезд, мутный белый силуэт. Шнуров онемел от увиденного, но странное явление исчезло, будто бы растворилось в воздухе. Никто, кроме него, этого не видел.
Он не мог пошевелиться, и тут в его голове раздался чей-то смех, безумный смех ликования. Взгляд сделался стеклянным, ноги более его не слушались, и он пополнил список жертв, погибших под поездом метро. Список, о котором более никто не помнил.

Москва. 2010 год.
Студент первого курса Первого Московского Государственного Медицинского Университета имени И.М.Сеченова (для сокращения - МГМУ) возвращался после утомительной и тяжелой учебы домой. Он парень простой, не из богатой семьи, машины, собственно, как и прав на вождение, у него не было, так что он, как и миллионы других жителей этого огромного города ездил постоянно на метро. Задачей по возвращении домой был сон. Сон, сон и еще раз сон. Ему хотелось поспать хотя бы пару часиков, прежде чем браться за уроки. Анатомия – не столь уж и простой предмет, тем более когда преподаватель чуть ли не допрашивает тебя, пытает, подобно палачу, и, судя по всему, ему доставляло удовольствие смотреть на пугающихся студентов, которые в иной раз вместо ответа просто смотрели на учителя, вылупив глаза и приоткрыв рты. Что ж тут поделать… таков уж преподаватель. А посему анатомия превратилась в сущий ад.
Антон Карпов не сказать, что прилежный ученик аль умник. Отнюдь. Типичный парень семнадцати лет, любит гулять, но не курит и не пьет, что встречается довольно редко.
На дворе конец февраля, и, на самом деле, Антон не очень-то и любил зиму. Так что он не мог дождаться ее окончания и прихода лета. Конечно, самым страшным для него был грядущий экзамен по биологии, но ничего… уж что-нибудь, но он придумает как выкрутиться. Великий девиз студентов «не учим, но сдадим!».
Вернувшись домой Антон, как и планировал, поспал. Родителей дома не было, а посему у него было время.
Ему снится кромешный мрак, в который не пробивается ни один лучик солнца. Кругом нет ничего и никого, кроме черноты. Антон почувствовал, что касается чего-то. Оно воздушное и еле-еле ощутимая, но, видимо, его чувства обострились. Оно было странным, непонятным и даже пугающим. Пугающим, ибо было неведомым.
При очередном вдохе что-то забралось внутрь него, стало трудно дышать, Антон согнулся и сильно закашлял. Выпрямившись, он вновь мог дышать нормально. Более того, мрак стал отступать. Он был похож на густой черный туман, и он будто бы уползал от парня.
Это место было странным. Нет, не было голубых небес с проплывающими белыми островками облаков и сияющим солнцем, не было зеленой травы, не было также и пенья птиц, нигде не пробегали животные… лишь серая земля с иссохшими деревьями, небеса черны, и на этом фоне Антон увидел еще более темный диск – видимо солнце черного цвета. Но, тем не менее, он все видел, и не было понятно: то ли он внезапно научился видеть в темноте, аль каким-то неведомым образом тут подсвечивалась земля.
На самом деле, такое не в первый раз снится ему. Вот уже чуть больше года странные сны посещают Антона, но их смысл так и остался ему не ясным.
Он бродил по этой земле, но за целый год так никого и не встретил. Но теперь… теперь он увидел, как там, вдали, из-под земли стало что-то выходить. У Карпова всегда были проблемы со зрением, но сейчас он все видел четко, словно все происходило в паре метрах пред ним. Из-под земли показалась чья-то рука. Мертвая, гниющая плоть с частично обнаженными костьми покинула свою тесную обитель. За рукой показалось и плечо, и голова… И вот первый мертвец вылез на поверхность. Некогда это был мускулистый мужчина, широкоплечий, и на нем была ржавая тяжелая кираса. Видимо, несколько столетий назад он был солдатом, аль просто рыцарем, как знать.
В скором времени мертвецов стало больше сотни, и все они, с горящими зеленым пламенем глазами повернулись в сторону Антона. Парня объял жуткий, неведомый ему прежде страх. Он понимал, что спит, но не мог проснуться. Пытался, честно пытался, но безуспешно. Более того, на сон это не сильно походило, ибо он все чувствовал… ощущал легкое дуновение ветерка, холодного и пугающего; чувствовал твердую землю под ногами; ощущал воздух, который вдыхал, столь горький и, словно бы, мертвый… И теперь мертвецы. Сотни оживших мертвецов уставились своими пылающими взглядами на него и словно бы изучали. Но длилось все не долго. Первым побежал тот бывший воин в ржавой кирасе, и его примеру последовали остальные.
Антону показалось, что земля заходила ходуном от поступи мертвецов, хоть и понимал, что такого быть не может, ибо пред ним не неисчислимые рати, а несколько сотен, но, тем не менее, он явно ощущал дрожь земли. Со стороны умертвий подули хладные ветры, пробираясь до самых костей. У Антона начался сильный озноб. Парень понимал, что надо бы убежать прочь, но от страха ноги парализовало, и он не мог пошевелиться. Сердце бешено заколотилось о ребра, норовя вот-вот их пробить.
Все ближе и ближе были мертвецы. Смрад от разлагающейся плоти все усиливался, и Антона чуть не стошнило.
Вот бывший воин добежал до него первым, напрыгнул на единственного живого человека, и повалил того наземь. Остальные мертвецы окружили их и продолжили стоять, словно ждали чего-то. Умертвие в кирасе приблизило свой лик к лицу Антона. Карпов пытался вырваться, но этому не суждено было случиться, ибо мертвец держал его очень крепко. Парень уставился в пылающие глазницы мертвого воина, и потом заметил, что тот стал шевелить челюстью, явно пытаясь что-то сказать. Послышались странные шипения, неразборчивое бормотание, как если бы человек разучился говорить и пытался бы вновь научиться.
- Тиермеарах, - наконец услышал Антон.
На этом все закончилось. Более воин не сказал ни слова, и все вокруг стало расплываться и вскоре развеялось, подобно миражу. Сон подошел к концу.
Антон был немало удивлен, обнаружив, что прошло всего лишь десять минут с тех пор, как он лег. Но, тем не менее, более спать ему не хотелось, так что он принялся за уроки.

***

Вечером того же дня на станции «Серпуховская» шестнадцатилетний школьник вместе с десятилетней сестрой прыгнули под поезд. По словам очевидцев, все было нормально, но потом ни с того ни с сего юноша резко схватил сестру за руку, подтянул ее к себе, обнял покрепче одной рукой и прыгнул под поезд. Пару человек еще уверяли, что у мальчика был странный взгляд… совершенно стеклянный. Он будто бы стал одержим.
Движение от центра на станции было остановлено на несколько часов…

***

Спустя два дня какой-то мужчина, только спустившись в метро на станции «Щукинская», достал пистолет, застрелил двух милиционеров, после чего принялся расстреливать первых же попавшихся ему на глаза. Все было убито семь человек и один ранен. Когда обойма закончилась, то он подбежал к платформе, спустился вниз и забежал в тоннель. Его кровавые следы и останки протянулись до следующей станции.

***

Эти новости, особенно вторая, на протяжении трех дней мелькали по всем новостным каналам, активно обсуждались в интернете, и на некоторое время людей в метро стало поменьше, ибо никто не желал, дабы и с ним приключилось нечто подобное.

***

Антон с трудом сумел уговорить родителей, что все будет в порядке и с ним ничего не случится. Отец и мать настаивали на том, дабы он некоторое время перестал ездить в метро. Но что ж поделать… коль ехать на машине, так надо вставать ни свет, ни заря, дабы попасть в маленькую пробку, ибо потом движение становилось крайне затруднительным.
Спустившись в метро, Антон с некой злобой заметил, что его поезд только что отъехал. Карпов мысленно выругался и стоял себе спокойно и ждал следующего поезда.
Он ни с того ни с сего уставился перед собой. Взгляд стал стеклянным и он увидел… Перед ним в воздухе висело что-то странное. Это был какой-то мутный, белый силуэт, постепенно становившийся все четче и четче. Это был человек. Множество ран изуродовали его лицо, правой руки не было до локтя, обе ноги будто бы съедены чуть выше колен, а в груди внушительный кусок был вырван в области сердца.
Антон потерял дар речи и лишь широко раскрыл глаза от удивления. А Призрак лишь смотрел на него, словно изучал, после чего расхохотался и растворился в воздухе.
Карпов все также стоял со стеклянным взглядом. Вот свет от приближающегося поезда, и Антон медленно подошел к ограничительной линии платформы. Шок от увиденного все еще не оставлял его, но, тем не менее, он пришел в себя. Поезд проехал мимо него, остановился и студент вошел в вагон.

***

Спустя неделю погибло еще двое человек. Один – девятнадцатилетний студент Московского Государственного Университета Экономики, Статистики и Информатики (МЭСИ) Джардов Максим, вторая – школьница Сентенко Анна.
Девушка просто подошла к краю платформы и прыгнула под поезд. Камеры не зафиксировали ничего странного (в том смысле, что никто не толкнул Анну, к примеру). А вот с Максимом все было иначе. Парень спокойно стоял себе с наушниками в ушах, как вдруг мимо него проходил мужчина, внезапно остановился перед студентом, несколько отрывисто наклонил голову в сторону, развернулся, схватил Макса за руку и резко дернул. Когда Джардов сровнялся с ним, то мужчина толкнул его прямо на рельсы, после чего стоял и смотрел. Когда поезд проехался по Максу, то мужчина потерял сознание. Со стороны выглядело, словно его отключили.

***

Итого за последний месяц произошло семь убийств в метро (еще трое кинулись под поезда в течении недели после гибели Макса и Анны). Меньше людей стали пользоваться подземным транспортом, но оно и понятно.
Расследовал дело лейтенант Сергей Трофименко. Попытка найти какую-либо закономерность в этих делах не увенчалась успехом. Ему, как и лейтенанту Шнурову сорок пять лет назад, не удалось найти общей зацепки для погибших. Сергей, опять же, как и его предшественник, предположил, что имеет дело с мастером по гипнозу. К тому же в последние годы людей, умеющими манипулировать другими стало намного больше.
Шли дни, постепенно перерастая в недели, а ничего так и не обнаружилось. Сергей уж было хотел бросить это дело, но, при проверке станции метро «Чертановская» после очередного самоубийства, он увидел небольшой лоскутик ткани. Старой, грязной, дырявой ткани. Пройдя чуть вглубь тоннеля, он наткнулся на еще один такой лоскутик.
Что ж, следовательно, кто-то проходил здесь, но как его до сих пор не сбило поездом? А может сбило, и это останки от попавшего под поезд? Нет… глупо.
Подняв голову, Сергей увидел то же, что и Антон. Призрак. Изуродованный призрак, смотрящий на лейтенанта и изучающий его. Призрак рассмеялся, после чего растворился в воздухе.

***

Антон ехал к университету. Сделав пересадку, он ждал поезда, как вдруг… Вновь тот призрак, которого он видел. Он висел в воздухе и смотрел на других, словно выискивая кого-то. И вот его глаза уставились на студента. Призрак наклонил голову и странно смотрел на парня, словно сам был немало удивлен чему-то.
Призрак вернул голову в вертикальное положение.
- Ты видишь меня? – губы его с трудом шевелились, но слова были очень четкими и громкими.
Антон, стоя с выпученными от удивления глазами и приоткрытым ртом лишь кивнул, и то с великим трудом.
- Види-и-ишь…, - растянуто произнес призрак. Голос его был мрачен и потусторонним. Антон не замечал, но никто не обращал более внимания на висящего в воздухе.
- Ты тот, кто нам нужен.
«Нам?» - подумал Антон.
- Иди за мной, - приказал призрак, и медленно отправился вглубь тоннеля.
Карпов стоял и не хотел никуда идти. Он не доверял призраку и не собирался пополнять список погибших в метро.
- Идем, - более властным голосом повелел призрак. – Поезда не будет еще несколько минут, так что ты не погибнешь. Ты нужен…
Студент еще некоторое время постоял на месте, после чего послушался призрака. Он спрыгнул с платформы и побрел вслед за ним, а люди позади словно не видели его. Их раздражало, что поезд до сих пор не прибыл. Что ж, пусть ждут, пусть…

***

Лейтенант Сергей Трофименко решил бросить дело по поводу метро, ибо ничего это не давало. К тому же кроме его отделения были задействованы и некоторые другие, так что пусть теперь они поломают голову, а с него хватит.
Спустившись в метро в станцию «Лубянка», он шел к правой платформе, как вдруг вновь увидел призрака. На этот раз это был иной. Лицо видно очень хорошо, один-единственный шрам – на горле и все. Руки и ноги целы, живот не выпотрошен, грудина не пробита. Призрак смотрел лейтенанту прямо в глаза.
- Сделай, - все, что раздалось в голове Сергея.
Мужчина достал пистолет и начал расстреливать людей. Убил он семерых и ранил двоих. Когда обойма закончилась, в его руке буквально из ниоткуда оказалась осколочная граната. Трофименко выдернул чеку и метнул гранату в людей. Взрыв унес немало жизней, а ранил еще больше. И вот лейтенант с разбегу прыгнул под поезд, прихватив с собой двоих детей восьми аль десяти лет.

***

Спустя примерно час на станции «Парк Культуры» на обеих платформах одновременно под поезда бросилось два десятка человек.

***

Антон шел вглубь тоннеля, следуя за призраком. Прошло уже минут десять, а поезда все не было. Что ж, получается, его не обманули – уже радует.
Его мертвый спутник остановился, спустился вниз, взмахнул рукой и под ним появился небольшой круглый проход, словно канализационный люк сдвинули.
- Идем.
Карпов спустился по влажным и ржавым лестницам. Вонь была ужасна, но он продолжал идти за призраком. Он и сам не понимал, почему делает это. Ведь мог не обращать внимания, мог развернуться и выйти в город… В конце концов он мог просто продолжать стоять на месте и дальше пялиться на призрака, и плевать, что тот бы орал на него и бранил. Антон понял, что именно его проводник повинен в гибели людей в метро, но, судя по словам призрака, он не был единственным. Сколько их всего тут ошивалось? Дюжина? Сотня? Тысяча? Но Карпов продолжал идти, ибо считал, что поступает правильно.
…Пройдя еще неведомо сколько, призрак остановился перед стеной и вновь взмахнул рукой. Антон вновь выпучил глаза и приоткрыл рот от удивления, ибо часть стены просто растворилась в воздухе, и перед ним открылось просторное помещение.
Внутри было с два десятка призраков, и они кидали на студента недоверчивые взгляды.
- Как это понимать, Тиер? – обратился тот самый, коего встретил лейтенант совсем недавно, к проводнику Антона.
- Я нашел! Он тот, кто нам нужен!
- Что-о? – почти что хором спросили мертвые.
- Вы слышали меня. Этот человек видел меня, хоть я не хотел.
- То есть, Тиер, ты хочешь сказать…
- Да! – резко перебил его Тиер.
Остальные призраки приблизились к студенту и стали его рассматривать.
- Он не похож на нужного нам.
- Да что же тут происходит?! – не выдержал Антон.
- Человече, скажи нам, не замечал ли ты за собой чего-то странного?
- Ч… чего именно? Я видел тебя! Разве этого мало?
Пусть Карпов и не обратил внимания, но он был на удивление спокоен. Единственное, что его раздражало – незнание. Он не понимал, чего от него хотят эти призраки, не понимал, что тут происходит и уж тем более не понимал, почему они убивали людей.
- Не замечал ли ты за собой странных способностей, кои раньше не имели?
- Ничего… Лишь… лишь странные сны, - ответил Антон, после недолгих размышлений.
- Что за сны?
Осмотрев каждого из призраков, Карпов принялся рассказывать. Он рассказал им все, что только помнил. Поначалу мертвые не были заинтересованы в его рассказе, кое-кто даже делал вид, что зевал, хоть это было невозможным. Но когда студент дошел до момента с мертвецами, призраки тут же проявили интерес.
- Вот видишь, Саэль. Я же говорил, - обратился Тиер к другому призраку, когда Антон закончил говорить.
- Ну неужели! Наконец-то! Спустя столько лет…
- То есть… вы понимаете, что это был за сон? – поинтересовался Карпов.
- Абсолютно.
- И? Что же сказал тот мертвец в кирасе?
- Он сказал тебе «помоги», - спокойно ответил Тиер, а Антон вновь выпучил глаза.
- Но… чем…
- Все просто, человече. Ты – некромант.
Карпов хотел что-то сказать, но от услышанного потерял дар речи окончательно.
- И именно поэтому ты нужен и нам, - проговорил Саэль.
- Но… но кто вы и что делаете здесь? – спросил Антон.
- Зачем тебе это знать?
- Просто… интересно…
- Нет ничего интересного в нашей истории, человече.
- И все-таки! – настаивал Карпов.
- Ну что ж…
Мы не можем поведать тебе что-то особенное, некромант. Мы все – воины, маги, аль обычные жители мира Шараин. Не удивляйся так, ибо миров – бессчетное количество. Так вот, мы прибыли, а точнее нас переместили сюда, из иного мира. Мы… кхм… скажем так, оказались на пути у одного мага. Некроманта, как и ты. Но, он не просто убил нас. Он… наказал. Сурово наказал. Тот некромант проклял нас и сказал, что «не будет вам более пощады и милости, ибо пошли вы против меня! Изгоняю ваши души из этого мира, и теперь вы будете узниками мира грядущего. Живите вечно, до скончания Вселенной, с малым шансом на спасение». Говоря более понятным для тебя языком: этот мир – наша тюрьма. И, пока существует Вселенная, мы не можем попасть в Царство Мертвых, человече. Да, тот некромант нас проклял и сослал в мир, в котором почти нет магии и нужных нам магов. Мы здесь вот уже с сотню лет, и лишь сорок пять лет назад научились воздействовать на вещи этого мира, в какой-то степени, мы слились с ним. Ты же нам нужен, ибо ты был некромантом в прошлом. В прошлой жизни. Маги переживают не одну жизнь, особенно если они не из числа слабых. Исключение – если выжгли твою душу, аль прокляли, как нас. Ты был некромантом и остался таковым, просто ничего не помнишь, но это поправимо.
- Но почему именно я?
- Потому что ты единственный средь некромантов… настоящих некромантов, коего мы встретили за сотню лет. Магом смерти были мы прокляты, маг смерти может нас и освободить, ибо не было сказано, что такое невозможно.
- А… но… почему вы убили столько людей за последний месяц? Ведь все эти жертвы, все погибшие в метро – ваших рук дело, ведь так?
- Да, - сухо ответил Тиер. – Но убивали мы не один лишь месяц. Десятки лет… как только научились взаимодействовать с миром.
- Зачем?
- Дабы привлечь внимание магических организаций, человече. Хватит выпучивать глаза! Это раздражает даже нас. Мир почти что лишен магии, но она есть, иначе не было бы и нас. И есть различные организации, которые тут обитают. У них различные цели. Одни – следят за миром, другие пытаются что-то в нем изменить, а третьи… в общем, хотят подчинить себе те крупинки магии, что тут еще остались. Но у них есть нечто общее – они не хотят, дабы о них знали.
- Почему?
- Много вопросов, человек.
- Иначе я ничего не буду делать и вы и дальше будете гнить здесь, - уверенно сказал Антон, и лишь после осознал, сколь глупо прозвучало в отношении призраков слово «гнить». Но, тем не менее, они, вроде бы, не обратили на это никакого внимания.
- Что ж… как пожелаешь. Не хотят, дабы им мешали. Только представь, что может случится, если люди всего мира узнают, что магия существует и ею можно пользоваться. Во-первых, появится множество обманщиков, утверждающих, что они, дескать, маги, а на деле не смогут и свечки зажечь взмахом руки. Во-вторых, кроме них подтянутся и те, кто действительно владеет магией, и тогда неизвестно, что случится. В-третьих, простой люд тоже будет заинтересован магией и будет пытаться подчинить ее себе и выучить. В таком случае вполне возможен коллапс. Исходы такие: либо людишки израсходуют те капли, что еще остались, и тогда мир будет на грани гибели, ибо без этих частичек магии он не сможет поддерживать жизнь; или же какой-нибудь слабоумный, но наделенный хоть какими-то способностями, пробьет один из магических барьеров, отделяющий этот мир от множества иных, и тогда… вы ощутите на себе как опьянение огромной волны магии, так и почувствуете клыки, кои порой острей бритвы, всеразличных животных Иномирья, Междумирья, Астрала и так далее. И вы будете уничтожены. Ну и, в-четвертых, чтобы люди, следовательно, не мешались и не путались под ногами. Крайне неудобно выполнять работу и следовать целям Ордена, Гильдии, Братства аль Клана, когда есть почти что семь миллиардов баранов, которые тебе мешают пройти. И, дабы все оставалось в тайне, то эти организации просто стирают память все, кто мог знать что-либо. В нашем случае, все стирали воспоминания относительно смертей в метро. Собственно, и то, что мы вытворили за последний месяц тоже будет забыто другими. Как все провернут – мне не ведомо, но они это сделают. Все просто, некромант.
Антон, дослушав призрака, лишь хмыкнул, а после сдавленно засмеялся. Смеялся он долго, и мертвые не понимали причины и лишь переглядывались друг с другом.
- Что столь смешного я сказал, человек? – спросил Тиер, когда Карпов закончил смеяться.
- Ничего, призрак, ничего, - медленно проговорил студент, пытаясь отдышаться. – Просто… я рад. Рад, ибо все то, что ты сказал – я понял и осознал, что я это уже знаю. Пусть я не имею ни малейшего понятия относительно некромантии и своих прошлых жизней, но это… Это я вспомнил. Да… организации… Братство Шиповника, Орден Темных Прелатов, Братство Полночного Сияния… я все их вспомнил. Все! Что ж, Тиер… воспользуйся своей памятью и покажи мне ваш мир. Ваш родной мир. Покажи мне тот момент, когда вы сражались с тем некромантом, и я тогда я помогу вам покинуть этот мир.
Призраки воодушевились и стали улыбаться. Конечно, маловероятно, что они испытывали радость от услышанного, ибо любые эмоции им были чужды, но у них осталась память. Память о том, что они должны чувствовать. И даже целый век пребывания в нынешнем состоянии не заставил их забыть.
Тиер подошел к Антону и положил руки ему на виски и показал… Карпов видел тот момент. Небольшая деревушка, двадцать мужчин стояли пред человеком, облаченном в кожаные черные одежды. Они о чем-то говорили, но Антон не мог расслышать о чем именно. Двадцать человек достали кто меч, кто посох для волшбы, и были готовы напасть на некроманта. Тот же лишь снял капюшон и Карпов онемел…
Тиера затрясло, он бился в конвульсиях и закричал от жуткой боли. Призрак уже не держал Антона за голову и не показывал свое прошлое. Глазницы Тиера запылали зеленым пламенем, которое вскоре объяло его полностью и он сгорел. Более его не существовало.
- Что ж, двадцать мужей Маарта, - Антон заговорил не своим голосом, и все призраки замерли на месте, ибо поняли… - Вы предали меня! Каждый из вас поклялся мне в верности, поклялся помогать мне, а в итоге услышав звон злата – все до единого захотели вонзить мне нож в спину. Что ж… слабо я вас, видимо, наказал. Ну что ж, коль так, то я проклинаю вас вторично! Отныне не будет вам покоя нигде и никогда! Будете вы вечно духами бесплотными бродить по мирам, без права на перерождение, воскрешение аль вознесение в Царство Мертвых! И ни один некромант не посмеет снять с вас оба моих проклятия, ибо иначе будет терзать его бренное тело Зеленое Пламя до конца времен Вселенной! Тарсариар!
Последнее слово прогремело по всему помещению, да столь мощно, что стены затряслись, потолок покрылся трещинами, но все устояло. А призраков объяло зеленое пламя и все пропали. Растворились в воздухе, но на самом деле переместились в иной мир, который должен был стать их новой темницей.

Антон Карпов, он же некромант, что столетие назад убил эту двадцатку и проклял, стоял со злобной улыбкой на лице, но позади него послышалось короткое шипение. Обернувшись, некромант увидел довольно высокого и мускулистого человека, лет тридцати, с парой кожистых крыльев за спиной и абсолютно черными глазами.
- Что, и ты хочешь присоединиться к ним, демон?
- Нет, Антон. Я не драки ради пришел. Меня послало Братство Полночного Сияния, дабы переместить тебя в иной мир.
- С чего такая любезность?
- Ты – вернулся. Ты – воскрес. Ты вспомнил все прошлое, постиг настоящее. Тебе не месте в этом… гнилом мире. Твои таланты не смогут проявиться здесь во всей своей красе.
- Хм… такова плата за то, что я избавил вас от призраков?
- Можно сказать и так, ибо мы не могли.
- Разумеется, не могли. Некромантия доступна не всем. И уничтожить их вы тоже не могли, ибо это вне конкретно вашей власти, - Антон вновь злобно ухмыльнулся. – Что ж, демон, перемещай меня отсюда поживее. Хочется проверить старые навыки!

***

На следующий день никто ничего не помнил. В газетах, по телевидению – не говорилось ни слова о самоубийствах в московском метро. Ни родственники погибших, ни милиция, ни простые граждане… даже дядя Вася, живущий в глуши и который лишь краем уха услыхал о самоубийствах и то о них забыл, словно ничего и не было.
Но вместо серий странных убийств в метро и прыгающих под поезда людей по всем каналам передавали о двух взрывах в московском метро, произведенных утром 29 марта на станциях «Лубянка» и «Парк Культуры».
Что же касается Антона, то и о нем все забыли. В данных университета, на фотографиях семьи – нигде его более не было. Он превратился в мертворожденного ребенка, вот и все.
02.06.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.