Прочитать Опубликовать Настроить Войти
ралот
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
8/13/2022 1 чел.
8/12/2022 0 чел.
8/11/2022 0 чел.
8/10/2022 0 чел.
8/9/2022 0 чел.
8/8/2022 0 чел.
8/7/2022 1 чел.
8/6/2022 0 чел.
8/5/2022 1 чел.
8/4/2022 0 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Мука для Ле Зуана и рецепт рисовых пончиков

Мука для Ле Зуана и рецепт рисовых пончиков
[Ралот]


­В семидесятые годы прошлого столетия довелось мне жить и трудиться в четвёртом городе нашего великого Союза, а именно в хлебном городе Ташкенте. И ни где-нибудь трудиться, а в Министерстве хлебопродуктов, более того в Главном управлении мукомольно-крупяной промышленности. И не удивляйся, мой дорогой читатель, были в то время подобные главки.
И вот в один, скажем так, мало прекрасный день, приходит наш любимый шеф от министра и сообщает новость.
- К нам едет, нет не ревизор, а товарищ Ле Зуан.
Кто из вас не знает, сообщаю, что это государственный и политический руководитель дружественного нашей стране Социалистического Вьетнама, видный деятель международного коммунистического движения, один из основателей Коммунистической партии Индокитая, ну и так далее. Конечно, не к нам в министерство едет, а в Узбекистан едет, так сказать с дружеским визитом. Мы все облегчённо выдохнули, раз не к нам, значит, никакого субботника или там воскресника не будет,и то ладно.
- А вы, рабы божьи, не радуйтесь и не расслабляйтесь — продолжил свой монолог «любимый» начальник. - Его же кормить надо. Не то, я сказать хотел. Короче правительство нашей республики будет давать обед в честь высокого гостя. А он, знаете ли, обожает свои национальные пончики или точнее лепешки из рисовой муки.
После этой фразы шеф повернулся в мою сторону, прищурил глаза, прям как великий Ленин и продолжил:
- Ты, кажется, у нас начальником отдела перспективного развития числишься, вот тебе и карты в руки.
- Что в руки? — переспросил я, пытаясь увести разговор куда-нибудь подальше от опасной темы.
- Ты мне тут дурака не валяй. А изволь мыслить и решить, каким образом нам раздобыть мешок — другой этой самой рисовой муки, чтобы значит перед товарищем Ле Зуаном не ударить в грязь лицом. Понятно.
- А может его нашими традиционными узбекскими хлебными лепёшками угостить, так сказать по обмену национальными кулинарными пристрастиями. Мы для этого дела уж так расстараемся, такую качественную муку сварганим. Не сомневайтесь, пару мешков точно осилим. Я как мог, пытался открутиться от предстоящего «сизифова» труда.
- Лепёшки там конечно будут, как же без них, но повар их вьетнамский сказал, что сам будет их национальные деликатесы готовить, главу своей делегации кормить и всех приглашённых потчевать. Ладно, хватит мне тут лясы точить. Давай, думай перспективно. Коль ты есть начальник этого отдела. Сам понимаешь, дело предстоит государственное. А позвонков шейных у тебя, да и у меня, всего семь штук имеется. Совсем неприятно будет, если между шестым и седьмым министр наш ненаглядный ятаганом кривым шарахнет.
С того памятного разговора прошла целая неделя. Мы занимались своими обычными делами, никто про Ле Зуана не вспоминал. Местное телевидение о визите не сообщало. Я про себя тихо радовался, может быть, пронесло, международная обстановка обострилась и он отложил дружеский визит или, на худой конец, ограничился столицей нашей Родины - городом героем Москва. Вот пусть они его там рисовыми лепёшками и потчуют. Им там прикупить за валюту за границей пару мешков — вообще без проблем. А может их повар прихватит с собой эту злополучную муку. Он же за здоровье своего начальника тоже шейными позвонками, поди, отвечает.
***
recept2
Тут дорогой мой читатель, я должен немного посвятить тебя в тонкости своей профессии. Дело в том, что в то время, да наверное и сейчас из риса вырабатывали исключительно крупу. Иногда бракоделы — технологи допускали повышенное количество дроблёной крупы или, попросту — сечки. Но измельчать рис до состояния муки никто и никогда не пытался.
В крупоцехе получалось очень небольшое количество рисовой мучки, но очень и очень мало. Да и качество её оставляло желать лучшего.
Как и полагается за всякой тишиной по закону подлости обязательно грянет гром.
-Летит, летит, уже подлетает — бушевал наш шеф.
- Вечером в ресторане «Зарафшан» официальный и торжественный ужин от имени правительства Узбекистана. Где мука? Я тебя спрашиваю! Ну, остальные его слова я по этическим соображениям приводить здесь не буду и так всем понятно. Кривой ятаган начнёт свою работу с моей шеи, если я сию минуту не улечу на наш рисозавод и через пару часов не выдам на-гора эти злосчастные мешки с рисовой мукой.
Волевым решением трёх «великих спецов», а именно меня, технолога рисозавода и главного инженера, было принято решение рисовую крупу «зашлифовать до смерти». То — есть в шлифовальной машине закрыть выпускное отверстие и шлифовать крупу до тех пор, пока она не превратится в муку. Однако на пути претворения в жизнь этой гениальной идеи встал вопрос, а как её просеять. Дело в том, что на рисозаводе нет машины, способной отделить рисовую муку от крупных дроблёных частичек, то есть той самой мелкой сечки.
Мой мозг работал в режиме — жить, хочется, ой, как жить хочется! Руки машинально ощупывали шейные позвонки и считали их количество. Я схватил стоящие неподалёку строительные носилки и побежал с ними в мастерскую. Там мы со слесарями оторвали у них днище и вместо него быстренько прибили сито. Несколько человек, попеременно сменяя друг друга, сеяли полуфабрикат, который мы доставали из шлифовальной машины. Через пару часов такой работы у всех нас руки просто онемели, но насеяли мы не более десяти килограмм этой злосчастной рисовой муки. Наконец кому-то из присутствующих пришла в голову вторая гениальная идея — прибить полозья наших носилок к сепаратору. Сказано, сделано. Скажу вам, что электрический сепаратор работает много эффективнее чем сильные и мускулистые мужские руки.
Во двор рисозавода влетела милицейская машина, ревя сиреной и сверкая всеми своими проблесковыми маячками. За ней следовал новый микроавтобус с надписью вдоль борта «Ресторан «Зарафшан».
- Где мука, - проревел экспедитор, не выходя из кабины.
-Их вьетнамский шеф-повар ждёт, он уже ножи точит. Понятно.
И в этот момент над Ташкентом разверзлись хляби небесные. Сверкнула ослепительная молния, полил тропический дождь, наверное, совсем такой же, как и у них, там, в далёком и дружественном Вьетнаме.
Мы сбегали в цех и торжественно принесли мешки с результатами нашего титанического труда. Мне предстояло ехать назад в родное Министерство. До метро топать под дождём совсем не хотелось. Набравшись наглости, я попросился в микроавтобус, дескать, желательно мне сопровождать ценный груз до двери ресторана. Но сидящий там милиционер с автоматом Калашникова отрицательно покачал головой. Мол, мало ли что, а вдруг я диверсант какой и ещё отравлю всю зарубежную делегацию.
Делать нечего, я втянул голову в плечи, во все свои семь уцелевших шейных позвонков, и шагнул под бесконечные водяные струи. А вслед мне смотрели десятки глаз простых рабочих рисозавода, для которых план выработки рисовой крупы, а, следовательно, и дневная зарплата канули в вечность.
ponchiki
Рисовые пончики
Берём:

Полтора стакана риса
Стакан муки
Два яйца
Пять столовых ложек молока
Одну чайную ложку сухих дрожжей
Пять столовых ложек сахара
Половину чайной ложки соли
Подсолнечное масло (для жарки пончиков)
Сахарная пудра ( по желанию, на любителя)

ГОТОВИМ:
Рис отвариваем до полной готовности. Обязательно промываем и прокручиваем в мясорубке. Дрожжи растворяем в предварительно подогретом молоке. Туда же добавляем сахар и перемолотый рис. Оставляем в покое часа на три. После чего кладём туда муку, яйца, соль. Перемешиваем, получаем тесто. Из него, влажными руками, катаем небольшие шарики. Кладём их на сковороду, в которой уже нагрето подсолнечное масло. Жарим до тех пор, пока не образуется золотистая корочка. Выкладываем на тарелки, с лежащими на дне бумажными салфетками. Они впитают в себя лишнее масло. По желанию пончики можно посыпать сверху сахарной пудрой.
18.12.2021

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.