Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Шикин Евгений Петрович
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
12/5/2019 2 чел.
12/4/2019 2 чел.
12/3/2019 3 чел.
12/2/2019 1 чел.
12/1/2019 5 чел.
11/30/2019 2 чел.
11/29/2019 2 чел.
11/28/2019 2 чел.
11/27/2019 1 чел.
11/26/2019 2 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

37.15 Глас вопиющего в пустыне

Глас вопиющего в пустыне
[Исаия 40:3]

37.15 Ваал: Как видно из сообщения нашего Брата Вельзевула (см. 37.14) правительство Ульянова (Ленина) с самого начала было террористическим; так называемая «Великая октябрьская Социалистическая Революция» была всего лишь переворотом, совершённым Лениным – как олицетворением сатаны. Один только слух о возможности большевистского переворота вызвал в своё время панику среди населения Петрограда! Дьявольская сущность помышлений и деятельности Ульянова (Ленина) как раз и состояла в установлении безответственного политического режима в России, в Российской Империи, в СССР, в РФ.
Остановимся на первой из вышеперечисленных (на Российской Империи). Не буду растекаться мыслью по древу, поскольку факты эти общеизвестны, перечислю их вкратце: 2 марта 1917 г. Николай Александрович в Пскове подписывает акт об отречении от престола в пользу своего брата Михаила Александровича (есть и другие мнения на этот счёт; если будут вопросы, я предоставлю тому слово либо выступлю сам). 3 марта 1917 г. Михаил Александрович отказывается от престола; 3 марта 1917 г. российское самодержавие прекратило своё существование, так же как и Российская Империя. 8 марта 1917 г. арестованы Николай II и члены его семьи. Родословная Царской Династии Романовых началась в 1613 году с Михаила Фёдоровича Романова (двоюродного племянника последнего Государя из дома Рюриковичей), - и закончилась 3 марта 1917 года тоже Михаилом (но с другим отчеством). Великий князь Михаил Александрович отказывается от престола через три века, - Династия Романовых, тем самым, управляла Россией три века (с небольшим). Три века, - это не мало. За это время были успешные и менее успешные в деле управления российскими государством и обществом Императоры. Самым зловредным был Император Пётр Алексеевич, которого при его жизни называли Антихристом. Этот Император цинично и лицемерно отнёсся к русской православной Церкви, по существу Высочайшей Своей Волей отменив Символ Веры, принятый в 325 году на первом Никейском Вселенском Соборе. Не забывайте, что сие говорит Вам злейший «враг» православия, языческий Бог, которому поклонялись жители Финикии, Палестины задолго до появления Иисуса Христа, Сына Божия, Единородного, Иже от Отца рожденного прежде всех век… Понимаете?! (В зале одобрительное движение присутствующих). Посягательство на христианскую Догматику было отменено Революцией в марте 1917 года.
Зловредность Петра Алексеевича была в том, что он отбил у русских (украинцев, белорусов и т.д.) саму способность Верить в христианские идеи; в том, что он укрепил среди своих подданных атеизм, агностицизм, язычество, ненависть к образованию, к трудолюбию. Вместо того, чтобы смиренно изучать политический строй государства и общества, основы парламентаризма, либерализма, правозащитного движения и т.д., он устраивался чернорабочим на верфях передовых европейских государств, - легкомысленно порождая ветренную традицию государственного вертикалестроения, не оказывая доверия кому бы то ни было в деле реального управления Российской Державой.
Асмодей: Многие из присутствующих здесь неправильно поняли мои мысли о Символе Веры, принятом в 325 г. на Никейском Вселенском Соборе. Эта неправильность состоит в том, что я будто бы понимаю сии Догматы исключительно только применительно к прошлому (до 325 года) – отнюдь нет! Они действуют присно как к прошлому, так и к настоящему, и к будущему времени… (Слова Асмодея заглушаются звуками борьбы из прихожей, ведущей в зал, где происходит заседание. Из рук улыбающихся Mr.Propers’oв в зал с криками врывается молодая обольстительная женщина…
Госпожа Обольстительна: Слово и Дело! Мусора! Быдло! Пропустите меня! Легавые менты… (Рядом с госпожой Обольстительной находится М.С. Строгович, проталкивающий госпожу Озимую в зал).
Господин Строгович: Пропустите нас! Пропустите! Госпожа Обольстительная – это Суперста! Вы все сейчас будете ошарашены!!! Господин Асмодей, послушайте меня! (Один из улыбающихся Mr.Propers’oв выкрикивает: «Гоп со смыком – это буду Я!» В зале весёлое оживление).
Госпожа Обольстительная: (успокоившись) Я хочу сказать… о ленинском понимании Соцзаконности. Укрепление Соцзаконности имело и имеет чрезвычайное значение для нормального функционирования советского и нынешнего государства; речь идёт о понимании права и правоприменения по понятиям…
Господин Строгович: В связи с переходом к непу В.И. Ленин подчёркивал, что «чем больше мы входим в условия, которые являются условиями прочной и твёрдой власти, чем дальше идёт развитие гражданского оборота, тем настоятельнее необходимо выдвинуть твёрдый лозунг осуществления большей революционной законности…» (Полн. собр. соч., т. 44, с. 329). Это положение сохраняет актуальность и в совр. условиях развития СССР. (Юридический энциклопедический словарь. М. «Советская энциклопедия», 1984, с. 101).
Госпожа Обольстительная: С «соцзаконностью» плохо обстояло дело и при Горбачёве, и при Ельцине; и как-то совершенно не заметно мы перешли к правоприменению по понятиям, отказавшись от принципа «соцзаконности». Господин Строгович – признанный эксперт в этой проблеме; у него в советское время было опубликовано более ста монографий на эту тему; ему слово…
Господин Строгович: Да, это так, но речь в данный момент идёт не о моей карьере, кстати, мне теперь стыдно за эти мои «монографии». Можно было бы в них более обстоятельно показать проблемы верховенства права (об этом ныне весьма убедительно говорит профессор экономики Евгений Григорьевич Ясин).
Госпожа Обольстительная: Что-то я его здесь не вижу…
Господин Строгович: Да он, слава Богу жив!!
Индра: Я уже как-то говорил в этой аудитории, что Россия была страной правового нигилизма (особенно при Сталине). Большевики, чувствовали, что население им не доверяет. При переходе к непу, убедившись в том, что никакой «пролетарской мировой революции» в мире нет и не будет, - Ульянов осознал, что для удержания им власти необходимо выдвинуть твёрдый лозунг осуществления большей революционной законности (я цитирую выдержку из сочинений Ленина, которую только-что привёл нам глубокочтимый господин Строгович).
Индрик: Пролетарии всех стран,-
Соединяйтесь!
Кто залез ко мне в карман,-
Сознавайтесь!!
(В зале слышен смех).
Господин Строгович: Вот именно! «Кто залез ко мне в карман», - в этом-то и смысл, что мы «как-то совершенно не заметно перешли к правоприменению по понятиям, отказавшись от принципа «соцзаконности». Последний оказался при большевиках просто не нужным. Нужным оказался ложный «принцип» понятийности: бандитский «принцип» надёжности члена шайки перед её главою. Нужными оказались понятные самым простым людям «принципы»: «грабь награбленное», «собственность есть кража» и так далее и тому подобное. Нужным оказался «принцип»: любое враньё является допустимой мерой властвования, выгодной и угодной ворам в законе.
Индрик: А где-же наша обольстительная Суперста-а?!
Госпожа Обольстительная: Господин Строгович несколько преувеличил значение моего появления здесь; впрочем, оно конечно, действительно необычно… Я старалась убедить мою хозяйку не поддаваться давлению администрации; являлась ей во сне, предупреждала о Страшном Суде. Поверте моя хозяйка настолько набожная! Во время её сна я являлась ей в форме граблей, на которые она наступает в своей фракции; убеждала, что народ не доволен, - не все, но очень многие… Народ наш – весьма благоразумен; он говорит: на Бога надейся, но сам не плошай!
Во время того, как госпожа Обольстительная заканчивала свою речь, в зал с большим шумом входили Всемогущий Сварог, Даждь – Бог, и все другие Боги: Перун, Индра, Индрик, Ярило, Люцифер, Левиафан и т.д.
Господин Строгович: О Господи Иисусе, помилуй меня грешного! (продолжает молиться). «Хозяйка» жива, а душа живой «хозяйки» покинула её!! Неужели такое возможно?!
Индрик: Возможно – возможно! При Иосифе Виссарионовиче не то ещё было! (слышен вой шакалов, плотоядное шипение змей, скрежет зубов и т.д.).


Продолжение следует.
14.08.2016

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.