Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Марат Галиев
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
10/17/2021 0 чел.
10/16/2021 3 чел.
10/15/2021 3 чел.
10/14/2021 0 чел.
10/13/2021 0 чел.
10/12/2021 0 чел.
10/11/2021 0 чел.
10/10/2021 2 чел.
10/9/2021 2 чел.
10/8/2021 2 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Кофе в постель для любимой

Авторская аудио-версия рассказа: https://www.youtube.com/watch?v=Cjlm-oWsGEQ

1.
В этот день Грэг брился особенно тщательно. Надушился лучшим парфюмом, облачился в костюм. Сегодня ровно тридцать лет как они познакомились c Лаурой! Тридцать лет счастья, неугасающих чувств. Как быстро бежит время. Сегодня, как все эти годы, он обязательно принесет любимой кофе в постель. Конечно же, с неизменным, еще горячим круассаном. Для Лауры это особый знак внимания. Это семейная традиция, свято соблюдаемая с первого дня, как они стали жить вместе.
Пора идти в булочную. Грэг надел шляпу, влез в начищенные еще с ночи туфли. Глянул на себя в зеркало. Слегка поморщился. Увы, он уже не молод. Уже нет в глазах того блеска и волосы поредели. Из-под краски пробивается седина. Под глазами заметные круги. И как только она его еще может любить? От этой мысли Грэг даже вздрогнул. Но тут же отлегло. Их чувства остались неизменными! Он не сомневался.

Зайдя в спальню, Грэг нашел Лауру в ее привычной позе. Любимая лежала на спине, подложив одну руку под голову, другой прикрывая свою нежную грудь. Словно ангелочек! Полюбовавшись, Грэг заботливо поправил одеяло и вышел на улицу.
Он направлялся в ближайшую булочную. Именно здесь все эти годы он покупал для Лауры круассаны. Она предпочитала круассаны с миндальным кремом, посыпанные сахарной пудрой. И чтобы побольше ломтиков миндаля. Грэг выбрал самые пышные и прикупил к ним персиковое повидло. Это повидло она тоже любила. Попрощавшись с булочником, в хорошем настроении зашагал домой.
Оказавшись во дворике, Грэг по привычке осмотрел их небольшой сад. Бульденеж, посаженный супругой у крыльца, сильно разросся и он отметил, что пора сделать обрезку. Заметив, что одна ветвь яблони под тяжестью плодов сильно склонилась, поставил подпорку. Герберы и хризантемы, любимые цветы Лауры, кивали ему своими головками. Грэг улыбнулся им в ответ. Немало приложено труда, чтобы сад выглядел таким, как задумала супруга.

Несколько капель упали на лицо. Он поднял голову и подумал, что надо не забыть зонт. Грэг осторожно вошел в дом и сложил покупки на стол. Переобувшись в домашние туфли, отправился на кухню. Надо навести порядок, Лаура любит чистоту. Прибравшись, он замурлыкал популярную песенку и принялся готовить кофе.
Сначала обжарил зерна на чугунной сковороде до шоколадного цвета. Затем засыпал их в старую кофемолку с инкрустированной ручкой. В утренней тишине хорошо было слышно, как зерна потрескивают под жерновами. Эту кофемолку Лаура купила на блошином рынке. Ее подарок на Рождество. Она шутливо намекнула, что ему теперь не отвертеться и каждое утро она ждет кофе в постель. Грэг тогда подумал, что другого он и желать не смел.
Тем временем их жилье наполнилось ароматом. Обычно в это время из спальни раздавались первые шорохи. Лаура еще нежится в постели, но уже проснулась и крутит носиком. Она в предвкушении. Грэг улыбался. В каждое зернышко, в каждую крупинку он мысленно вкладывал частичку любви. Уже первый, маленький глоточек, соприкоснувшись с ее губами и попав на язычок, расскажет о его чувствах. Вот уже слышится, как в спальне нетерпеливо поскрипывают пружины. Лаура обожает, когда он приносит кофе! Ей не терпится! Но всякий раз, стоит ему войти с подносом, она притворяется, будто спит. Тогда он берет чашечку и подносит к ее лицу. Легким движением ладони нагоняет пары. Вначале у нее забавно подрагивают ноздри. Начинают двигаться краешки губ. И тут она не выдерживает. Одновременно с улыбкой раскрываются озорные глазки, в которых сквозит нежность. Ее руки обвивают ему шею, и он старается удержать чашечку, чтобы не пролить. А потом они наслаждаются напитком и свежими круассанами. Это самые счастливые минуты для Грэга!

2.
Тридцать лет назад, на Лазурном побережье, Грэг впервые увидел Лауру. Это случилось 15 августа, на Успение Богородицы. Стоял чудный бархатный сезон с мягким солнцем и романтическими закатами. Ласково плескалось синее море. В те дни лишь разочарование и боль наполняли его. Он приехал сюда забыться, излечиться от болезненной любовной связи, продолжавшейся несколько лет и зашедшей в тупик. Но не угадал. Солнце, как оказалось, через чур припекало, а морской бриз пахнул рыбой. Особенно раздражали яркие разодетые женщины.
До встречи с Лаурой, Грэг несколько дней бревном валялся на пляже. Мысли его путались, он даже не ожидал, что так будет переживать разрыв. По вечерам, чтобы не оставаться с собой наедине, он заходил в «Золотую пальму» и сидел до закрытия. Заняв крайнее место у стойки, Грэг цедил виски и с мрачным лицом наблюдал за людьми. Удивительно, но, несмотря на его вселенские страдания, мир не угасал. Повсюду шум и гам, смех, бряцанье бокалов. Он исподлобья рассматривал веселые, смеющиеся лица и скрипел зубами, не зная как загасить проклятый адский огонь. А ведь впереди еще одна бессонная ночь. Все чаще мужчине приходила спасительная мысль загасить все одним разом. Пару раз море штормило, и Грэг приходил на безлюдный берег. Жадным взглядом впивался в гребни волн. Ведь стоит отплыть при таком ветре на сотню шагов и наступит конец мучениям. Его уже не отвратишь. Даже если передумаешь. Качаясь от ветра, мужчина несколько раз заходил в воду. Но что-то удерживало. Нет, вовсе не страх смерти. Ему все же чудилось, что за свинцовыми тучами время от времени пробивается лучик. Последний лучик надежды.

И чудо произошло. В тот день, сразу после обеда, он пригрелся и задремал, когда вдруг его разбудил неприятный толчок. Рядом лежал мяч. Грэг громко выругался, вытер с лица песчинки. Он уже хотел запустить мяч подальше, когда вдруг увидел перед собой молодую девушку с милым носиком и легкомысленными веснушками. Ее простодушное лицо выглядело забавно, серо-голубые глазки лучились. Розовые губки, милые ямочки на щечках. От нее веяло чем-то чистым и свежим. Как от первых весенних цветов. Грэг, почему-то, сразу подумал о фиалке.
– Извини, но это не я! Это вот тот увалень случайно отбил мяч в твою сторону! – со смехом оправдывалась она, указывая пальцем на группу из нескольких парней. Ее мягкий и нежный голосок с легким, приятным дефектом речи пролился бальзамом. У него никогда не было женщины с таким теплым, ласковым голосом, со столь искренним и добрым взглядом. Девушка схватила мяч и умчалась так же быстро, как появилась. Грэгу сидел словно завороженный. По телу растекалось благодатное тепло. Словно кто-то внутри зажег свечку. Он смотрел ей вслед и не мог оторвать взгляда от стройной, немножко угловатой детской фигурки. Она и впрямь была чудом! Ее звонкий смех раздавался повсюду. От Грэга не укрылось, что ее товарищи украдкой бросают восхищенные взгляды. Грэгу они показались плотоядными. С удивлением для себя он почувствовал укол ревности. Еще в тот день мужчина обнаружил, что стоит ему подумать о незнакомке, как душевная боль тотчас отступает. Может она и есть тот спасительный лучик? Тайком он наблюдал за ней до самых сумерек, пока она не ушла.

На следующий вечер они случайно оказались в «Золотой пальме». Она отдыхала с той же компанией. Девушка его узнала и кивнула головкой. Грэг изобразил самую приветливую улыбку, на какую был способен и в приветствие поднял стакан с виски. Неожиданно сердце забилось. Охватил страх, что в любой момент они снимутся и уйдут. Обожгло! А вдруг сегодня она здесь последний день!? Может, отмечают отъезд? Тогда ищи ветра в поле. К его удивлению, незнакомка подошла сама.
– А вот и пострадавший! Ты все обижаешься? — поинтересовалась она с милой улыбкой.
Мужчина отрицательно покрутил головой. Кивнул на стойку и с трудом разжал зубы:
- Выпьешь что-нибудь?
Девушка разрешила угостить себя коктейлем. К его большой радости оказалось, что они из одного города. Несмотря на свою несколько инфантильную внешность, Лаура оказалась интересной собеседницей. Они говорили без остановки добрый час. В ту ночь мужчина уснул с улыбкой на лице. А на следующий день была незабываемая морская прогулка на катере. Девушка улыбалась ему, глаза ее светились счастьем. Ветер развивал золотистые волосы и чудный голубой парео, обнажая загорелые стройные ноги. Грэга бросало в жар. Он любовался ее утонченностью. Лаура не была красавицей в чистом виде, но каждая черточка ее лица отличалась особенной очаровательностью. И этот чудный, завораживающий мягкий голос, будто лесной ручеек. Тонкие, словно точеные руки. Озорные глазки, сияющие и наивные.
Вечера они проводили в пляжном баре. Затем до утра гуляли по берегу. Еще недавно считавший себя сердцеедом, Грэг робел, и если бы Лаура не проявила решительности, не случилось бы и поцелуя. Ему и во сне не могло привидеться, что встретит женщину, способную возбудить в нем такую бурю. Как же неожиданно провидение подхватывает падающего в бездну человека и возносит к небесам! Это был райский сон, нисшедший на него неизвестно за какие заслуги.
В свой город они вернулись по уши влюбленными и в тот же день Лаура переехала к Грэгу. На следующее утро он встал пораньше, чтобы приготовить для нее чашечку кофе.

3.
Свой небольшой дом неподалеку от леса они купили в рассрочку тридцать лет назад, когда поженились. Столько труда было вложено! Зато семейное гнездышко вышло уютным. Все стены занимали ее фотографии и портреты. Он хотел, чтобы со всех сторон ему улыбалась любимая.
Все эти годы, Грэг работал как проклятый, выплачивал кредит. И вот сегодня все сошлось — тридцать лет их любви и выплата последней суммы. В рабочем столе лежало письмо, где банк сообщал о передачи дома в их полную собственность. А ведь Лаура так беспокоилась о кредите!? И первое время даже противилась покупке. Но он настоял. Ведь счастье можно свить только в собственном гнездышке!

Грэг варил кофе, мурлыкал себе под нос и вспоминал их жизнь. В те годы трудностей было не перечесть. Но все это ничто по сравнению с несколькими годами огромного, ослепляющего счастья!

Но как же трагически все оборвалось. Лаура умерла неожиданно, он сразу и не понял, как все произошло. В ту последнюю ночь они любили друг друга, словно в последний раз. Она была особенно нежна и ее слова сводили его с ума. Ему никогда не было так хорошо! Утомленные, они заснули под утро. Он пробудился первым и отправился варить кофе. Еще на подходе к спальне, удивился, что никто его не торопит, как прежде. Он подошел к кровати, поставил поднос на тумбочку и нежно взял любимую за руку. На ощупь она показалась ему холодной как камень. Он долго не мог поверить, что Лаура умерла!

Как потом выяснилось, ее сердце остановилось во время сна. Последующее происходило в полудреме. Грэг плохо помнил эти первые часы. Они были самыми ужасными в его жизни. На похоронах присутствовало много людей. Все плакали. Плакал и Грэг. Все прощались с Лаурой, произносили траурные речи. Уходя, старались участливо взглянуть ему в глаза. Грэг принимал соболезнования и с болью отмечал, что все они поставили на ней крест. Для них Лауры уже не существовало. Только Грэг не собирался расставаться с любимой.
В полночь он пришел на кладбище. Без труда нашел свежий холмик. Раскопав могилу, он вскрыл гроб и забрал Лауру домой. Тщательно обмыл тело в ванной и высушил любимым ею банным полотенцем с красными цветами. Грэг положил супругу в их кровать и заботливо укрыл одеялом. Сам разместился по соседству, на небольшом диванчике, который специально перенес в спальную комнату. В ту ночь впервые они только разговаривали. Вернее, говорил один Грэг, Лаура лишь внимала. Грэг подробно расписывал ей прекрасное будущее, что их ждало, если бы Лаура не умерла. Рассказывал о неведомых странах, что должны были посетить. О подарках, что не успел ей подарить. Представлял, какими прекрасными могли стать их не родившиеся дети.
Больше всего Грэг боялся, как бы кто-нибудь не обнаружил покойницу в доме. Он специально разругался с родственниками и друзьями, стал избегать соседей. Все находились в уверенности, что любимая супруга Грэга покоится на кладбище, под черной мраморной плитой, на которой высечена странная фраза: «Единственной навеки...». Чтобы не вызвать подозрений, все эти годы он не забывал приносить на могилу свежие цветы. Покупал два букета. Один ложился на плиту, другой ставился в вазу на тумбочке около их кровати.

По утрам, как и раньше, он варил кофе и приносил чашечку в постель. Зажигал свечи, садился рядом и смотрел на родное лицо. Иногда он макал палец в ароматный напиток и проводил по ее губам. Раньше она от этого всегда просыпалась и дарила ему нежный взгляд, отчего его душа наполнялась радостью. Теперь глаза Лауры навсегда утратили блеск. В них читалась смерть. Но все же это были глаза любимой.
Грэг понимал, что долго тело не выдержит и начнет разлагаться. В доме чувствовался запах тлена, и дезодоранты уже его не перебивали. Лицо Лауры тоже изменилось, оно потемнело, черты еще сильнее обострились.

Надо было спасать любимую.
Несколько дней Грэг просидел в библиотеке, изучая древние и современные трактаты по бальзамированию. Вскоре дома появилась целая батарея жидкостей, аптека с порошками и непривычные инструменты. Он решил использовать древнеегипетский метод.
Труднее всего оказалось бальзамировать тело. Держа в руках электропилу с лазерным диском, чтобы разрезать труп с боку, он не мог унять дрожь. Он не мог себя заставить резать Лауру! Пусть даже мертвую. Нечеловеческим усилием воли все же заставил себя вскрыть ее левый бок. Раздвинув распиленные ребра, Грэг удалил все внутренности грудной полости. Через сечение в паху, очистил брюшную полость. Чтобы не уродовать лицо, он решил выскрести мозг не через нос, как делали в древнем Египте, а специально просверлил отверстие на затылке. Для данной процедуры пришлось смастерить особый крюк. По окончанию этой тяжелой для него работы, принялся за бальзамирование. Грэг тщательно натер тело внутри и снаружи бальзамом из кедрового и кипарисового масел. Затем развел в ванной едкий натр и погрузил труп Лауры в раствор, придавив его массивными плоскими камнями.
В течение месяца тело лежало в растворе. Каждый день Грэг заходил туда и подолгу стоял, вспоминая, как еще недавно они вместе плескались и дурачились в этой ванне. По истечению срока, он вынул ее, тщательно вытер тканью и пару недель проветривал с помощью нескольких вентиляторов. Далее плотно набил полости сушеным льном и аккуратно зашил разрезы. Затем Грэг покопался в ее шкафу и облачил Лауру в лучшее кружевное белье. Оказалось, размокшему телу нетрудно придать форму. Он отнес Лауру на кровать, заложил одну руку под голову, а другую оставил на груди. Именно в такой позе он заставал ее по утрам, когда приносил очередную чашечку с кофе. Почерневшая, покрытая длинными продольными и поперечными морщинами, она лежала в белоснежных кружевах и выглядела для Грэга как живая. Единственное, что его расстроило, это то, что веки Лауры от воздействия едкого каустика сомкнулись и скрыли глаза. Хотя, один закрылся не до конца. Грэг часто вглядывался в него и был уверен, что именно этим глазом Лаура наблюдает за ним. С того момента, чтобы тело лучше хранилось, он задраил ставни. В их комнате теперь горели только свечи.

4.
Грэг вошел в спальню, поставил поднос на тумбочку и присел на кровати. Он сидел рядом с Лаурой и с нежностью разглядывал ее почерневшее, но такое родное лицо. Две горевшие на столике свечи отбрасывали на лицо любимой мерцающий и трогательный свет. В какой-то момент ему показалось, что ее полураскрытое веко дрогнуло. Он напрягся.
- Лаура!.. Ты слышишь меня?..
Опять привиделось. Лицо оставалось мертвым. Он вспомнил, как будил ее раньше, когда она еще была жива. Взяв чашечку в руки, он поднес к ее лицу. Обмакнул палец, провел по губам.
— Сердце мое, — ласково обратился он к супруге, — я принес твой утренний кофе! Знай, что я все также люблю тебя. Единственная навеки…
Каждое утро он говорил ей эти слова. В то, что Лаура ему верит, он не сомневался. Грэг всегда говорил ей правду. У него навернулись слезы. Всякий раз его разрывало, но он уже научился держать себя. Легкий ветерок потревожил свечи. Тени пробежали по ее лицу. Ему вновь показалось, будто шевельнулись краешки ее губ. Он невольно заерзал, заговорил горячо:
– Да, я знаю, ты ждешь. Придет время, мы встретимся...
Грэг замолчал и задумался. Он общался с ней мысленно. Они всегда понимали друг друга без слов. Зазвонил телефон. Извинившись, он вышел в переднюю и поднял трубку. Звонили друзья. Спрашивали, будут в этом году проводиться поминки. Грэг подтвердил. Он вновь вернулся в спальню, нежно погладил ее высохшую кисть.
– Я скоро вернусь, не скучай... — произнес он и глянул на часы. Вспомнив про начинающийся дождь, прихватил свой большой черный зонт и вышел из дома.

Тридцать лет прошло. Грэг постарел и раздался. За эти годы сделал неплохую карьеру. Но все это ему было не нужно. Потому что она уже не могла оценить, похвалить его. Она не могла нежно обнять и произнести, какой же он умница и как она счастлива! Она не могла любить. Ее нет. Она лишь в его сердце. И пока он жив, это местечко всегда за ней.
Влюбленный шел по улице, слушал, как о зонт тарабанят дождинки, и улыбался каким-то своим мыслям. Сегодня, 15 августа, в их с Лаурой тридцатилетие, он пригласил общих друзей на кладбище, к ее могиле. Несколько минут они постоят молча, затем пойдут в ресторан. Эту традицию он ввел сразу после ее смерти и все эти годы свято соблюдал. В этот день все должно выглядеть, словно ничего не произошло. Они будут выпивать, веселиться, и говорить о покойнице только в настоящем времени. Один стул останется пустым. Это для Лауры. Только вместо нее на стуле в подсвечнике будет гореть свеча. Тлеющий, но все же не угасший лучик надежды. Это необходимо для него. Но еще больше для нее. Она должна знать, что жива, что никто и ничто не сможет убить ее в его сердце, кроме как убить его самого.

Едва дверь за Грэгом закрылась, приоткрытое веко мертвой Лауры дрогнуло. Медленно, с трудом преодолевая сопротивление высохшего тела, она присела в кровати. С усилием разогнув руку, Лаура обмакнула палец в кофе и поднесла к губам. С минуту вдыхала аромат. Затем поднялась и медленно переставляя ноги, направилась осматривать свои владения, избегая глядеться в зеркала...
2012
25.05.2015

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.