Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Виталий Молодняков
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
10/17/2021 0 чел.
10/16/2021 2 чел.
10/15/2021 2 чел.
10/14/2021 0 чел.
10/13/2021 0 чел.
10/12/2021 0 чел.
10/11/2021 0 чел.
10/10/2021 1 чел.
10/9/2021 1 чел.
10/8/2021 1 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Чёртова шапка

ЧЕРТОВА ШАПКА

**
Людмила была очень красивой женщиной и очень хорошо это понимала. Очень хорошо это понимал и Людмилин муж, и другие мужчины. И подруги Людмилы и сослуживцы. Она привыкла к вниманию, восхищению, ухаживаниям. Считала себя во всем правой, уверенной и мудрой – все из-за этой признанной ее красоты. Как долго бы это продолжалось и к чему привело? Как знать. Если бы не события этих роковых для нее суток…
**
Было очень жарко, по-городскому душно. Людмила промокнула лоб платком, устало уронила руку. Автобус запаздывал уже на сорок минут! Она рассеянно осмотрела старинную церквушку – та чуть просматривалась свежей побелкой сквозь листву, синела куполом с зажженным солнцем крестом поверх деревьев. Вдоль ограды медленно шел склонный к полноте священник, беседуя с милиционером. Навстречу батюшке метнулся седенький человечек, на ходу стаскивая с головы нелепую панамку, склонился в полупоклоне. “Нашел перед кем шапку ломать! - разозлилась вдруг Людмила. – Что поп, что мент! Одного поля ягоды. Идиоты какие-то кругом, только и ищут - кому поклониться!”. Она зло сплюнула в сторону жирного попа и угодничающего перед ним ничтожества…
Запоздавший автобус медленно подкатил к остановке. Люди, сразу скучившись в небольшую толпу, облепили двери. Людмила презрительно скривила губы – «Какое быдло! Торопятся все – задницу примостить. И ведь не уступит места никто!» Тут в глазах у нее потемнело. И Людмила шагнула на подножку автобуса.

**
Ехать ей было около часу. Была у Людмилы смешная блажь – огородничество.
Муж безропотно купил участок земли с колодцем и сараюшкой в селе Жуки.
- Село “Жуки”! – объявил водитель.
- Вы что, не выходите? – высокомерно процедила Людмила в чью-то широченную спину и ткнула в нее коготком.
Перед ней, как и всегда, все расступились. Людмила зло зыркнула на бабку, враскоряку вылезающую из автобуса, чуть подтолкнула ее локтем, вышла.
Жаркие часы дня она полежала под яблоней, почитала глупую какую-то книжку, подремала. Потом взялась за тяпку, прополола картошку. Вручную выдергивала сорняки на грядках едва пробивавшейся зелени. Теперь надо было все полить…
-Тетенька, а тетенька! Дай водички! – проблеяло из-за спины.
Людмила резко обернулась. За плетнем стоял деревенский дурачок в ватных штанах, женской шубе на голое тело, в каком-то идиотском картузе. От него разило мочой. Ей стало и противно и смешно.
- Нашел тетеньку…А ты шапку сними да поклонись! Проси как следует, - она, подбоченившись, насмешливо разглядывала его.
Дурачок тут же сдернул картуз и поклонился в пояс.
- Иди вон к пруду, к водопою. Туда скотину гоняют, там и попей! – давясь от смеха она взялась за ведро и пошла к колодцу.
Дурачок обидчиво надул губы и так и побрел, сжав в руке картуз.
И тут… когда склонилась над колодцем, она взвизгнула от ужаса - из глубины сруба на нее глядела мерзкая харя в каком-то колпаке… Отражение? С головы Людмилы соскользнула косынка, медленно полетела вниз, опустилась на воду… И мигом канула камнем вглубь! Будто ее кто-то снизу дернул к себе.
- Чертова шапка! – прошептала она в глубину сруба. И сама себе ужаснулась. Она сходит с ума!
Людмила с трудом заставила себя выпрямиться… Кругом уже была ночь! Что же это? Она несколько часов над колодцем простояла?! В каком-то отупении она собрала вещи, побрела к остановке. Потянуло холодным ветром. Зашелестели деревья. Где-то завыла собака.

**
Ей было зябко, досадно. Она представила, как сейчас мечется по квартире муж, устаивает телефонный трезвон. Ну, она ему задаст! Купил огород – у черта на куличках! Пока доберешься – мозги набекрень от жары. Еще и не то померещится. Теперь просись у деревенских баб на ночь… Впереди на дороге что-то смутно забелело в ночи. Людмила остановилась – как на стену налетела. Сердце бешено замолотило … Бабка! Толстая бабка в белой кофте и темной юбке, тяжко налегая на клюку, проковыляла еще несколько шагов. Остановилась. Они стояли и молчали, рассматривая друг друга.
- Бабушка, Вы не подскажете…
- Ты! Милая! Пошла б! Исповедалась! – шумно выдыхала слово за словом бабка.
- Ой… да что ж это… такое! С ума посходили все. Сама иди, куда шла! – со слезами обидчиво прокричала Людмила и быстро пошла по дороге к ближайшим тускло светящимся окнам. Она впервые теряла уверенность в себе.
- И-и-и, доченька, не ходи ты туда! Уж лучше не ходи… - визгливо неслось ей в спину.
Людмила остановилась, закрыла глаза и потерла виски. Она поняла, что уже давно чувствует, будто голову потихоньку сжимает невидимый обруч. Сжимает туже и туже. Теперь это ощущение дошло до легкой боли. Она открыла глаза. Людмила стояла спиной к ближайшей хате и лицом к ковылявшей прочь бабке. Кажется, старая карга остановилась и машет ей. “Наваждение какое-то”…
Людмила как-то обречено развернулась, шагнула к крыльцу… ручки на двери не было. Зато сбоку, на уровне плеча, качалась на грязной веревке белесая кость какого-то крупного животного. “Дверной молоток? – слабо улыбнулась Людмила, протянула руку… сжала кость и стукнула в дверь раз, другой, третий… В глазах у нее потемнело, она только по движению воздуха поняла, что дверь бесшумно отворилась внутрь…
- Что, деточка стоишь? Заходи, - загнусил приторно сладкий старушечий голос.
Людмила тряхнула головой, потерла глаза и перешагнула порог.

**
Помигивал мутноватый огонек керосиновой лампы. Она устало сидела на шаткой табуретке, бездумно следила, как хозяйка торопливо перекладывает с лавки в сундук какое-то тряпье. Мелкая старушонка в черном все что-то пришептывала, ее руки так и мелькали. Повязанный платок скрывал глаза. Только нос с горбинкой торчит, да безгубый рот шевелится. На столе груда грязных тарелок, казалось, вот-вот и свалится. Рядом с немытой посудой кособочилась засаленная зимняя ушанка… У Людмилы возникло неприятное чувство, что хозяйка все время, не отрываясь, следит за ней. Клонило в сон. Веки тяжелели, а когда смыкались, – она видела, - будто вокруг ее головы вращается колпак из мелких частиц, из пепла что ли… Молчать стало невыносимо, Людмила с тоской огляделась, словно ища повод для разговора:
- А что это за шапка у вас, хозяюшка?
- А? – дернулась старуха. Она осклабилась, показав неожиданно белые, очень мелкие зубы, тут же смела шапку в сундук. – А, черт забыл… Иди-ка ты спать, пойдем-ка!
С трудом встав, следуя за старухой, Людмила подумала вскользь: “Как это она забавно сказала – “а черт забыл” – то ли ругнулась, то ли сообщила. Кто шапку забыл”…
- Вот тут и ложись, да спи! – неожиданно вскрикнула старуха, чуть приподняв керосинку.
И уставилась на Людмилу. Та вздрогнула, огляделась. Неверный свет заплясал. Задрожали мелко тени. Зашторенные окна, большая комната, посредине кровать, какие-то картинки по стенам. И больше ничего.
- Спасибо… - с трудом выдавила Людмила. Присела на край кровати. Скрипнули пружины.
- Спасибо скажешь, – как проснешься! - прогнусавила старуха, быстро повернулась, вышла, плотно прикрыв дверь
Людмила легла одетой, завернулась в ватное одеяло. Голову сжимала боль, в висках бился пульс.
- Давление что ли у меня? – прошептала в смутно белеющий потолок.
Сон не шел. Перед глазами, как закроешь их, вертелся дурацкий колпак из пепла. Людмиле стало казаться, что комната постепенно наполняется слабым светом. Или глаза так привыкли к темноте? На стенах медленно проступали фотографии, - никаких картинок и в помине не было. Людмила с каким-то болезненным любопытством всматривалась в какой-то поблекший от времени, судя по всему, семейный снимок. Муж и жена, поясная фотография анфас, сидели тесно рядком, плечом к плечу. Или нет, между ними был просвет… Людмила потерла глаза, даже чуть привстала. Жена и муж словно скользнули друг от друга… потом медленно-медленно повернули друг к другу головы… их лица задвигались. Невнятный шепот заполнил комнату, у Людмилы оледенели руки. Пока шептал он – жена улыбалась, чуть наклонив голову, посматривала в сторону кровати. Потом шептал женский голос, чуть повизгивая, - он же пучил глаза на Людмилу и недовольно кривился.
- Господи!.. – выдохнула Людмила.
И сама испугалась и голоса своего и прозвучавшего слова. Тело онемело, толчки сердца сотрясали кровать. “Надо повернуться на другой бок и все, и проснусь”… Злобное хихиканье слышалось со всех сторон. В стекла окон громко стучали. Стены комнаты закружились каруселью. С фотографий скалились, показывали на нее, махали ей. Скрипнула дверь, в просвет юркнуло что-то тощее, в черной хламиде. “Надо перекреститься… - немеющие пальцы кое-как сложились в щепоть, коснулись лба. Тут будто сквозняком потянуло – что-то ледяное пауком пробежало от ее плеча к локтю, чуть сдавило кисть. Над Людмилой склонилось узкое лицо в мерзких кудряшках, сверкнуло глазами, дохнуло на нее смрадом:
- Погоди! Дай хоть расскажу, как я у старухи шапку забыл!
Тут она с трудом перекрестилась…
**
Очнулась от холода, лежа на полу в пустом доме. В окна без стекол тянуло утренним холодком. Людмила встала, застонав от боли в голове, в суставах, во всем теле. Сквозь дыры в кровле светлело небо. На стенах были какие-то прямоугольные пятна. Словно там много лет висели картины. Дом был нежилой, пустой, полуразвалившийся. Она не помня себя добрела до середины села, дождалась автобуса, приехала в город. Не замечая ничьих взглядов, не слыша удивленного перешептывания, добралась домой. Муж открыл и ахнул, испуганно попятился. Его жена совершенно седая, с остановившимся взглядом, молча прошла в спальню. Проспала, не раздеваясь, до вечера. Выскользнула из квартиры и пошла к церквушке с синим куполом. На исповедь она успела. Через несколько дней причастилась. Через месяц из-за непрекращающихся головных болей обратилась к врачу. Доброкачественную опухоль удалили. Операция прошла успешно.
20.06.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.