Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Любовь
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
8/17/2019 30 чел.
8/16/2019 25 чел.
8/15/2019 28 чел.
8/14/2019 29 чел.
8/13/2019 13 чел.
8/12/2019 1 чел.
8/11/2019 1 чел.
8/10/2019 0 чел.
8/9/2019 0 чел.
8/8/2019 0 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Виртуальная Вечность

Моя жизнь в последние годы не способствовала улучшению моего характера. Потеряв квартиру и сделавшись бомжом, я скиталась по миру, часто полуголодная, без гроша в кармане. От стрессов начались всяческие болезни, стало барахлить сердце. Закрадывались мысли о скорой смерти. Естественно, всё это не предрасполагало к горячей любви к человечеству. К тому же, жизнь в нашей стране всё ухудшалась и ухудшалась - не одной мне было плохо. Люди спивались, умирали сотнями тысяч, кругом процветало воровство, мошенничество и беззаконие. Разве могли они в такой ситуации проявлять доброту друг к другу? Конечно же, нет: все были злыми, раздражёнными и равнодушными к чужим бедам - своих проблем было по горло.

А уж я так просто начала ненавидеть всех и вся. Мир казался мне клоакой, сборищем уродов и идиотов. Я желала ему скорого конца, провалиться в тартарары. Похоже, и шло к какой-то страшной развязке - в воздухе висело всеобщее ожидание какого-то кошмара. Оно было уже просто осязаемым, казалось - вот-вот... и начнёт сбываться какой-то дьявольский сценарий по тотальному уничтожению человечества. И правда - как никогда, на мир стали обрушиваться всяческие катастрофы, и природные, и рукотворные, как их ещё именовали, "техногенные". Последняя случилась в Японии - небывалое цунами разрушило несколько атомных электростанций, было много человеческих жертв, а по миру пошла гулять жуткая радиация, чудовищно заражая и так уже порядком грязную атмосферу. К тому же, цунами обогнуло весь земной шар, прошло по водам 13 тысяч километров и рухнуло на Антарктиду. Если раньше она была как бы цельным материком, состоящим из многовековых тонн льда, то теперь цунами раскололо его на множество огромных отдельных айсбергов. Учёные давно уже били тревогу, что толща льда становится всё меньше и меньше из-за таянья по причине большого содержания в атмосфере углекислого газа, который, понятное дело, всё накапливался и накапливался по мере развития цивилизации и промышленности в двух последних столетиях. Теперь же таянье льдов усилилось многократно, это грозило сильным повышением уровня Мирового океана и затоплением большей части суши.

Пропал Гольфстрим, климат в Европе становился всё суровее, последнее лето там было совсем холодным, а зимой стояли небывалые морозы. Погибло всё живое в Мексиканском заливе, куда вылилось огромное количество нефти. Короче, перечислять всё это можно было бесконечно.

Я же боролась за свою маленькую жизнь, которая никому не была нужна, кроме меня самой, и которую никто не замечал на пока ещё битком набитой семимиллиардной планете.

... Этой ночью я заснула, как обычно, в своей хибарке, которую я снимала за сущие гроши, попав в этот южный приморский посёлок, но и это съедало всю мою жалкую пенсию, а цены на продукты питания тут были ого-го, потому что местные были не промах и правильно рассчитывали, что отдыхающие не пожалеют привезённых денег - есть-то надо было каждый день! (Откровенно говоря, меня просто изумляло - какие идиоты стремятся сюда на отдых? Условий - никаких, цены на порядок выше, чем за границей, качество отдыха - самое низкое. Но "умом Россию не понять"...)

Настроение было никудышным, купаться и загорать на голодный желудок надоело, перспектива, что в будущем что-то изменится к лучшему, полностью отсутствовала. А зима была совсем не за горами...

Сны мне снились тревожные - я куда-то бежала, звала на помощь, а вокруг была голая выжженная пустыня, и никого... Мелькал какой-то яркий свет, он меня ослеплял во сне, но проснуться я не могла. Купание, сколько я себя помню, всегда действовало на меня, как снотворное - валило с ног.

Наконец, я проснулась. Голова была тяжёлой, всё воспринималось как в тумане, неотчётливо. Сначала я подумала, что продолжаю спать, и всё мне только снится, потому что лежала я совсем даже не на кровати.

Стояла странная тишина, а ведь моя хибарка находилась на центральной улице посёлка, через которую проходила главная магистраль, по которой день и ночь неслись машины, вот недавно даже с леденящей душу сиреной пронёсся наш премьер, возвращаясь из Фанагории, где он занимался водной археологией (случилось чудо! Он нашел под водой две древние амфоры! Как всегда, те, кто это придумал, держали наше население за полных идиотов).

Вы не поверите!!! И я не поверила своим глазам! Помещение, в котором я очутилась, не выглядело земным. Это я поняла сразу. Не походило оно и на все те картинки, которые мы привыкли видеть в фантастических фильмах. Даже самая буйная фантазия не способна выразить, чем оно отличалось от всего того, к чему я привыкла за свою долгую жизнь.

Обычно у людей, попавших в незнакомую обстановку, первой реакцией бывает страх. Но не такова была я, чтобы испугаться. Бездомная жизнь в последнее десятилетие так закалила мои нервы, я уже привыкла к плохим условиям, ведь я вполне могла очутиться и в подворотне и с успехом замёрзнуть там, короче, я стала почти бесчувственной и напугать меня чем бы то ни было оказалось бы сложноватым. Например, прошлым летом я какое-то время провела в палатке прямо на берегу моря, и, учитывая криминальную обстановку в наших городах и весях, я должна была не спать ночами от страха. Но нет - я спала. Правда, ощущение было не из приятных... Или вспомнить ту зиму, которую я провела в пустой деревне, без дров (а стояли морозы), без денег, без людей...

Короче, я не испугалась и не особо удивилась. Мне уже было почти всё равно.

Но мне и не дали времени на размышления - куда это меня занесло и с какой стати? Надо сказать, что человек я по жизни была весьма трезвый и не верящий ни в какие чудеса. Это я унаследовала от своей бабушки, которая принадлежала к так называемым "здравомыслящим" людям. Они скучны и прозаичны. Вот и я совершенно не обладала фантазией и развитым воображением и никогда не могла сочинить что-либо не имеющее отношения к серой реальности обыденной жизни.

Через пять минут после моего пробуждения ко мне подошло существо. Нет, не зелёный человечек. Но и не человек. Не знаю, каким образом, но оно сообщило мне, что больше я никогда не увижу ни Земли, ни людей...

Они приходили каждый день и уговаривали меня расстаться с моим телом. Мне объяснили, что их цивилизация, с одной стороны, полностью виртуальная, с другой, они вечны, и каждый из них чувствует себя практически Господом Богом, потому что для них нет ничего невозможного.

До меня, оказывается, они забирали с Земли множество людей, но всех их пришлось вернуть - они им совершенно не подходили. Дело в том, что эти существа действительно МОГЛИ ВСЁ. Всё, что угодно. А люди, как правило, когда им "предоставляли" ВСЕМОГУЩЕСТВО, были очень непрезентабельны, желания их были заурядны и неинтересны и лежали, в основном, в области материального. Ну, иногда для разнообразия некоторые из них строили миры и объявляли себя Верховными Властителями, то есть, кроме примитивных материальных желаний иметь золото и бриллианты и миллиарды совершенно ненужных им в этом существовании долларов, они жаждали власти. Всё равно какой...

Пришельцы давно курировали Землю, наблюдали за развитием нескольких возникших на ней цивилизаций. Все предыдущие цивилизации погибли - по разным причинам. Люди - пятая по счёту цивилизация - развивались очень-очень медленно. Много тысяч лет они были попросту животными с низко скошенным лбом и совершенно неразвитым мозгом и обладали исключительно простейшими инстинктами.

Всё начало развиваться в быстром темпе, когда у людей сформировалась речь - поначалу простейшая, состоящая из одних эмоциональных междометий, а потом дошло до того, что чуть ли не у каждого племени образовалось своё, особое от других, наречие, и в итоге появилось множество сложных языков, способных выразить любые чувства и действия. Этот процесс шёл как бы взаимообразно - жизнь усложнялась, вместе с ней усложнялись понятия, обозначающие все явления этой жизни, языки становились всё более изощрёнными, в них появились такие понятия, которые были неведомы животному, облачённому в звериную шкуру (конечно же, раса людей началась с охотников). И множество оттенков и вариаций в языке стало сильно влиять на человеческий мозг, он стал бурно совершенствоваться , и, наконец, появились первые учёные, писатели, изобретатели и даже... философы. Достаточно сказать, что мозг человека,жившего пять тысячелетий назад, уже ничем не отличался от мозга современного нам человека.

И тут произошла некоторая заминка. Цивилизация вдруг начала вырождаться. Пришельцы давно заметили, что она идёт куда-то не туда: бесконечные войны, борьба за власть, поклонение золотому тельцу - всё это свидетельствовало, что ничем хорошим эта цивилизация не кончит. Но в начале 21 века от Рождества Христова (по человеческому летоисчислению) люди стали превращаться в самых настоящих мутантов. Они вымирали от алкоголя, всяческих страшных наркотиков (в том числе и придуманных ими самими - употреблять природные им было уже "не в кайф", а наука химия была на высоте и придумывала всё новые одурманивающие и разрушающие организм средства, их синтезировали уже не только учёные в своих лабораториях, но и простые наркоманы в обыкновенных квартирах), от СПИДа и рака, от дорожно-транспортных происшествий, от локальных войнушек, наконец, от убийств на почве "бытовухи", да и самоубийства по количеству уже просто зашкаливали.

Уж не говоря о том, что люди умудрились загадить свою среду обитания - планету Земля - всю её замечательную атмосферу и биосферу, но также и ближайший Космос!

Пришельцы долго не вмешивались, но в итоге пришлось начать влиять на неразумных землян. Как я уже упоминала, их цивилизация была сугубо виртуальной, и они надеялись "перевести" людей на такие же рельсы, ведь всё виртуальное не способно причинить никакого вреда ни окружающему виртуальному пространству, ни самим виртуальным существам. И при этом можно делать всё, что угодно - ведь виртуальное НЕ МАТЕРИАЛЬНО.

Но тут их ожидал полный облом. Земляне не желали становиться виртуальными существами. И, в общем-то, это даже от них не зависело: для этого надо было иметь намного больше духовности, люди же, как правило,за редкими исключениями были сугубыми материалистами и не могли оторваться от всего плотского. Если тут уместно перейти на язык цифр, то душа в человеческой единице занимала какие-то ничтожные тысячные доли процента, преобладали плотские желания. Потребности плоти диктовали человеку и образ жизни и, самое главное - образ мыслей.

Мне поведали также и то, что в их мире состоялся референдум, и 90 процентов проголосовали за уничтожение планеты Земля. Она была "лишней", ненужной и вызывала только отрицательные эмоции.

Меня выбрали как подопытного кролика в качестве последнего шанса разобраться в сущности человеческой особи.

Видя моё упорное нежелание расстаться с телом (с какой стати? Я к нему привыкла за шесть-то десятков лет) пришельцы решили открыть мне "главный" секрет. Сначала они спросили, интересуют ли меня ответы на "вечные" вопросы. Ещё бы они меня не интересовали!

Оказывается, люди были созданы для удовлетворения всяческих потребностей неких обитателей Вселенной, которые прославились, как самая что ни на есть злобная и тёмная сила. В принципе, о них никто ничего не знал точно, но слухи ходили самые жуткие. В открытые конфликты они не вступали, своё существование никак не афишировали. Но кое-что всё-таки просочилось, разведка у моих "виртуалов" работала отлично.

Они объяснили мне, что мы, люди, живём как бы в симбиозе с этими существами. Грубо говоря, они представляют из себя высокоорганизованных паразитов, причём таких, что мы ничего не знаем про их существование и не ощущаем их присутствия. Мы кажемся сами себе хозяевами, но это не так. Мы полностью зависим от этих существ. Когда мы спим, они корректируют работу нашего организма, исправляют всяческие возникшие проблемы нашего тела и делают это на таком высоком уровне, который вряд ли когда будет доступен нашей медицине. Мы им очень нужны. Сами они не имеют ничего из того, что имеем мы - на нашем уровне сознания мы можем сравнить их, например, с электричеством или магнитными волнами, но растолковать, как они устроены, пришельцы мне так и не смогли. Во-первых, они и сами этого до конца не знали, во-вторых, мой человеческий ум не способен был это уразуметь, так как в наших понятиях и представлениях нет соответствующих аналогий. Этих существ просто не с чем сравнить. Они уникальны для всей видимой Вселенной. И с ними никогда никто не сталкивался - они неуловимы и не доступны не только людям, но и населяющему другие галактики Высшему Разуму.

Мы, люди, много чего напридумывали о том, чего мы знать не можем. В человечестве сформировалось множество всевозможных религий и учений, пытающихся объяснить, кто мы такие, откуда взялись, что такое мироздание и что будет после нашей смерти. А оказывается, что, как только мы становимся не нужны своим "хозяевам", они нас просто "выключают". И нет никакого "того света" и никакой "вечной жизни" нашей души. Да и души-то тоже нет...

Пришельцы ещё много чего мне понарассказали на эту тему. Но убеждать меня освободиться от тела им пришлось долго. Я приводила им такие, например, аргументы: я (несмотря на то, что не лишена некоторой духовности) очень люблю всё, что связано с моим телом - люблю вкусно поесть, люблю купаться в тёплом море, люблю заниматься любовью с тем, кого люблю... И не хочу быть бесчувственной и бесплотной. Их это насмешило. Оказывается, быть виртуальным существом вовсе не означало потерять все чувства и ощущения. Наоборот - они испытывают всё, что люди, только гораздо острее и тоньше! Вот такой вот парадокс. И при этом они вечны, потому что ничем не рискуют - тела-то нет и лишить их жизни нельзя!

Но я всё тянула и тянула, оттягивая насколько можно этот для меня очень неприятный момент. Тогда они решились на крайние меры. Разумеется, это было сделано совсем не из-за меня одной, это готовилось давно - они ведь ещё в первый момент нашего знакомства предупреждали о том, что готовится такая грандиозная акция.

Перед моим взором возник как бы огромный экран. Почти всё его пространство занимал не совсем правильный, несколько эллипсообразный шар, на котором я начала узнавать знакомые очертания - вот Африка, вот Австралия, а на полюсах - белые шапки льдов... Конечно же, это была моя родная планета, это была Земля! Я когда-то давно видела её снимки почти в таком же ракурсе, сделанные космонавтами. Земля была окружена лёгкой голубой дымкой-атмосферой, через которую явственно видны были ослепительно синие моря и океаны, занимающие огромную площадь, материки - наши семь частей света, известные каждому школьнику - плыли по ним, как гигантские корабли.

Я откровенно любовалась этим зрелищем - Земля была не только красива, она была просто прекрасна. И вдруг мне в голову пришла такая мысль: почему они сказали, что я её никогда больше не увижу? И не успела я об этом подумать, как вместо шара на экране возникла ослепительная вспышка.

Пришельцы сказали, что были уверены в моём рассудке. Да, я не сошла с ума и даже не заплакала, хотя сразу осознала, что наступил конец всей моей прошлой жизни. Уничтожив Землю, пришельцы поставили жирную точку на всём, что мне было дорого, на всём человеческом во мне. Начался совершенно новый этап, в который я вступила не по своей воле, но с некоторым даже интересом. Действительно, терять мне было уже нечего - всё осталось только в воспоминаниях. И я согласилась на все условия, которые выдвинули эти существа, и не только потому, что я отныне целиком и полностью от них зависела.

Теперь я могла принять любую форму, легко и моментально попасть в любую точку Вселенной, пообщаться с кем угодно - хоть с людьми (которых при этом уже не существовало вообще!), хоть с инопланетянами, побывать в любом прошлом, настоящем и будущем, короче, пришельцы не соврали: возможности у меня были никем и ничем не ограниченные. Согласитесь, это было прямо противоположным тому, к чему мы привыкли, ведь, будучи "нормальными людьми", мы не могли почти ничего, мы были строго ограничены всяческими рамками: нашего тела, нашей короткой жизни, нашим ограниченным диапазоном восприятия окружающего мира, да и сами мы напридумывали огромное количество разных условностей, без которых мы не могли и шагу ступить - мы называли их обычаями и традициями, ребёнок их впитывал, что называется, с молоком матери.

Я могла придумать себе любое желание, любое занятие - и всё моментально исполнялось. Например, мне всегда интересно было, что же чувствуют всякие гении типа Моцарта и Паганини или ещё кто-то подобный? Теперь я могла стать одним из них - легко.

Я могла открыть любой закон природы, разгадать любую загадку Вселенной, решить любую математическую задачу (впрочем, был уже на Земле человек, утверждающий, что он всё это может, но почему-то он жил в старой квартире с протекающими ржавыми трубами и спал на драном старом диване, ходил по улицам в ветхом пальтишке), ну, найти лекарство от рака или СПИДа уже не требовалось - не для кого было стараться...

Для начала я решила податься в места, с которыми у меня было связано много хорошего - там прошла моя молодость. Наверное, большинство людей за очень редкими исключениями вспоминает свои молодые годы с удовольствием и приятными чувствами, я тоже в этом была не оригинальна, потому что тогда я была полна надежд, душа моя была битком набита иллюзиями, о людях я думала только хорошее и не успела разочароваться ни в ком и ни в чём. Правда, уже в те времена жизнь начала помаленьку преподносить мне всяческие сюрпризы в виде подлянок от близких друзей и довольно чувствительные тычки от Системы, которая не любила, когда кто-то выделялся из общей массы, а я уже тогда, да что там - с самого раннего детства любила думать самостоятельно и никогда не идти на поводу большинства, в чём бы это ни выражалось - в мнениях, суждениях, действиях.

Я села на поезд, всё было довольно обычно: проводница забрала билет (откуда он у меня взялся, я не помнила), принесла чай, мы немного пообщались с людьми, ехавшими в моём купе. Прошла ночь, утром я вышла с Московского вокзала на Невский проспект. Сердчишко моё привычно ёкнуло и учащённо забилось, дыхание перехватило - так было всегда, когда я приезжала в этот город, который был для меня... даже не знаю, как это обозначить... Ну, скажем - он был главным в моей судьбе, он значил для меня даже больше, чем небольшой сибирский городок, где я родилась. Очевидно, он был таким не только для меня, а для всей нашей огромной России, да что там - может быть, он был уникальным и среди городов всего мира!.. Этот город был, как теперь говорят, "культовым", святым... Несмотря на то, что его история не насчитывала тысячелетий (что такое три коротких столетия - тысячная или даже миллионная часть секунды от Вечности!), но в нём произошло столько событий, важных для нашей цивилизации!..

Здесь ходили Пушкин, Достоевский, Чайковский! И я могла теперь увидеть любого из них "живьём"! Могла поговорить (но что я могла бы им сказать? Что наше общество не оправдало их надежд и стало обществом духовных недоумков?), я теперь всё могла!!! Но не рискнула, пока что, как говорится, "не созрела".

Я медленно шла по Невскому. Он был такой же, как всегда. Странно... Но вот я свернула на улицу Бродского и подошла к Большому Залу филармонии. Это место я знала наизусть до мельчайших подробностей - когда-то, только приехав в Ленинград, я довольно долго прожила прямо над Большим Залом в мансарде. Подниматься туда надо было очень долго по крутой длинной лестнице (лифта, конечно, не было). Тогда там царил Евгений Александрович Мравинский - бессменный дирижёр Ленинградского симфонического оркестра, первого его состава (всего их было два, вторым руководил при мне Юрий Темирканов). Я помню, что я его даже боялась... Однажды мы столкнулись прямо лоб в лоб в каких-то дверях, и я долго, молоденькая дурочка, потом тряслась мелкой дрожью... А потом я узнала, что он, оказывается, был большой любитель молоденьких женщин. Во всяком случае, не обидел бы в случае чего... Но я уже тогда отличалась от "нормы" и совершенно не умела ни кокетничать, ни строить глазок, а признавала только серьёзные отношения...

Когда он умер (в 89-м, кажется, году, точно не помню, потому что меня уже тогда в Питере не было), через какое-то время на филармонию привесили памятную доску с его барельефом и датами тех долгих десятилетий, что он отдал творческой деятельности в этих стенах. Но что это??? Доски не было. Что же это значило? Но долго гадать мне не пришлось, потому что из дверей служебного входа вышла... я, молодая двадцатилетняя девушка. Я настоящая обалдела и застыла, превратившись в живую статую. Но девушка прошла мимо меня, не обратив никакого внимания. С ней был спутник - молодой человек, которого я тоже прекрасно знала...

А впрочем - ещё неизвестно, кто из нас был более настоящим!.. А вернее всего, мы обе были абсолютно ненастоящие. Двадцатилетняя - потому что её давно уже не было, как не было города, в котором произошла наша такая волнующая (меня, по крайней мере!) встреча (да что там города! Всей планеты не было, это вам не комар начхал!!!)

А вот я... со мной было гораздо сложнее. Ну, впрочем, какая мне разница, настоящая я или ещё какая-то - я ощущала себя СОБОЙ, а это было самое главное во всей этой странной и неправдоподобной истории. А с другой стороны, это когда же я себя чувствовала бы по-другому?!! Я всегда была очень наглой (в хорошем смысле слова, если такое бывает применительно к этому эпитету) и всегда была только самой собой! В любой ситуации. Поэтому хорошо относящиеся ко мне люди хвалили меня за "стойкость и выдержку" (якобы! Уж я-то знала, какая я внутри бесхарактерная тряпка!) и умение никогда не прогибаться под грузом жизненных обстоятельств, а те, кто меня не любил, ругали за эгоизм, даже эгоцентризм и не слабую самовлюблённость и зацикленность на своей персоне.

Но, во-первых, покажите мне человека, не зацикленного на себе, любимом, а во-вторых, моя так называемая любовь к себе была только кажущейся. Я себя не любила. И поэтому, когда слышала все эти сказки о "вечной жизни", всегда думала: "И на хрена это нужно? Я и в этой-то жизни себе надоела хуже горькой редьки, а ещё терпеть себя вечно? Нет уж, дудки, не хочу я такого сомнительного удовольствия! Хочу подохнуть и больше никогда не существовать!"

Но теперь, кажется, я вляпалась именно в то, чего мне больше всего не хотелось. Именно в эту самую "вечную жизнь", которую все религии мира обещают праведникам в качестве презента за примерное поведение в этой жизни... Да уж... вот праведницей-то я никогда и не была. Скорее, наоборот, грешницей. Ну, положим, грешила я умеренно, без размаха, но только потому, что всякие мерзкие пороки вызывали у меня отвращение и отторжение, уж не знаю, в чём тут была причина - наверное, просто я так была устроена. Не тянуло меня в чёрный омут злодейства. Кишка у меня была тонка. А может, в детстве правильно воспитывали... (это я, конечно, шучу, потому что прекрасно помню, как стонали педагоги, что я "хоть и способная девочка, но абсолютно трудновоспитуемая". Да - я всегда, сколько себя помню, воспитывала себя сама, и ни один человек на свете не имел на меня никакого влияния. Авторитетов для меня не существовало, увы!

Может быть, так было вовсе не потому, что я от природы обладала упёртостью и редким чувством противоречия, как может кто-то подумать. Причина была в другом: я рано приобщилась к мировой культуре. В детстве я читала классику запоем. И классическую музыку узнала и полюбила тоже с детства (а потом долгих семь лет, почти до окончания общеобразовательной школы, отдала школе музыкальной, в которой училась не то чтобы со страшным рвением, но вполне прилично. Конечно, на своей скрипочке я играла довольно паршивенько, и мне было понятно уже тогда, что профессионального музыканта из меня не получится - не было у меня выдающихся способностей к исполнительству, да и желания посвящать этому всё своё время - а по-другому в музыке нельзя! - тоже не было. Но на уроках сольфеджио я писала диктанты лучше всех, потому что обладала абсолютным слухом, кроме меня только одна девочка, Оля Клейн, писала их так же безупречно, и она впоследствии кончила консерваторию и стала хоть не исполнителем (на фортепьяно), но, кажется, хорошим педагогом музыкального училища. Строгая Роза Львовна, преподававшая у нас сольфеджио, всегда смягчалась, общаясь со мной, все дети её боялись, а я - нисколько, потому что прекрасно понимала, что я её "любимчик").

Так к чему я клоню? А к тому, что уже тогда я могла выбирать себе "кумиров" - и не из живых людей, а из "великих", которых таковыми признало Время и многие поколения людей. Вот они и были для меня настоящими авторитетами.

Конечно, это довольно странно, что я уже ребёнком могла отличить настоящее от подделок. Этому ведь не научит ни одна школа и ни один педагог. Это у человека внутри, и называется ИНТУИЦИЯ. Чутьё на всё подлинное - я с ним родилась, и оно помогало мне ориентироваться в этом сложном мире.

Один молодой человек - его звали Иван, и судьба его почему-то не пощадила: его убили в молодом возрасте - сказал, что эта жизнь какая-то ненастоящая. И я понимаю, что он имел в виду. Эта жизнь на 99 процентов состоит из подделок. Люди - только подделки под людей. Дешёвки. И, соответственно, их цивилизация - тоже полная ерунда, какой бы безразмерной манией величия они при этом ни страдали и как бы усиленно ни думали про себя, что они - настоящие. А на самом деле лучше всего они умеют со значительным видом раздувать щёки, как Киса Воробьянинов.

Но я отвлеклась от главных событий. Я не побежала за собой - той, двадцатилетней, потому что - ну что, опять же, я могла ей сказать и от чего предостеречь? Она бы меня и не послушала, я же прекрасно помню, как я не слушала никого! И ещё мне казалось, что наша встреча ничего бы не изменила - ведь всё уже БЫЛО.

И потом... Ведь это всё равно, что рассказать человеку фильм, который он собрался смотреть, или книгу, которую он хочет прочитать. Ведь после этого уже совсем неинтересно это делать! И это её жизнь, она обязана прожить её сама (я почему-то думала о себе ТОЙ в третьем лице), без чьих-либо подсказок, даже если мы с ней - одно лицо, только из разных времён. Конечно, любопытно узнать, что с тобой будет в жизни дальше, но я бы на её месте не стала этого делать. Жизнь даётся человеку один раз, сказал коммунистический классик, и в этом я с ним соглашусь. ДОЛЖНА даваться один раз. Но мне почему-то выпал такой уникальный шанс - ещё раз пересмотреть свою жизнь. Конечно, это было неспроста, и пока что я совершенно не врубалась, в чём тут фишка (мне всегда очень нравился сленг современной молодёжи - наверное, потому, что по жизни я была тёткой, совершенно не типичной для тёток своего поколения, к тому же очень много времени я проводила в интернете, где такие выражения давно уже были не сленгом, а обычным языком, на котором изъяснялись очень многие. А язык всё-таки сильно влияет на манеру мышления, которое меняется в соответствии со стилем, присущим человеку на письме или вообще характерным для его речи).

Да, события разворачивались круто! А то ли ещё будет! Всемогущество - вещь совсем даже неплохая, подумала я, глядя вслед этой стройной симпатичной девушке с ясными наивными, по-детски доверчивыми (штамп, но по-другому не скажешь!) глазами, не замутнёнными ни злобой, ни презрением к окружающему миру. И я испытала ни больше ни меньше - сожаление, что никогда я такой уже не буду... НИКОГДА. Вот какое слово надо написать на воротах ада.


Ну и после этой ошеломительной для меня встречи я, наконец, поняла, что действительно ВСЁ МОГУ. Сначала меня шатало и бросало из стороны в сторону. В школе я всегда очень любила историю, много читала исторической литературы, а не только учебники. И когда приходила какая-нибудь комиссия из гороно (что-то я уже даже смутно помню, как это расшифровывается: городской отдел народного образования? Ну, в общем, вышестоящая организация, которая в то время курировала общеобразовательные школы и проверяла, как идёт в них процесс обучения детишек нашего поколения, которые в то время не были такими отморозками, какими они стали в начале 21-го века), историчка всегда вызывала меня и демонстрировала строгим дядям и тётям мои бойкие ответы на любые исторические вопросы. Поэтому для меня в этом пусть даже хаотическом и бессистемном шатании по Времени было очень много интересного, и часто я убеждалась, что на самом деле всё происходило совсем не так, как это описывали впоследствии историки и всяческие академики.

Из Ленинграда 70-х годов 20 века я попала в блокадный Ленинград. Я пробыла там недолго, потому что всё, что я увидела, было очень страшным и больно ранящим психику человека, хоть, вроде бы, я и была как-то подготовлена - видела фильмы, читала книги, да и очевидцы, которые в то время были ещё детьми и сумели выжить, много мне рассказывали про то, что они пережили тогда. Я помню жуткие рассказы Анны Георгиевны - матери моей подруги, но одно дело - услышать, и совсем другое - увидеть всё своими глазами. Я запомнила эти рассказы на всю жизнь. У Анны Георгиевны и её брата (им тогда было лет 13-14) умерла от голода тётя (родители были на фронте), и они остались одни. Весь бывший у них хлеб - граммов 300 - они отдали какому-то человеку, который обещал, что похоронит тётю. Но когда весной растаял сугроб у дома, они увидели, что труп её прислонён к стене дома... Этот человек их обманул - взял последний кусок, выволок тело на улицу, бросил - и был таков. И подобных историй рассказывали много, там сплошь и рядом умирающие от голода люди вели себя неадекватно, было много случаев людоедства.

А у другой знакомой перед самым началом войны родилась девочка. Молоко в груди у неё, естественно, пропало от голода, девочка была совсем крошечной, хлебом её кормить было никак не возможно, а на одной чуть подслащённой воде она продержалась недолго. И чтобы получать небольшой кусочек хлеба по её карточке, эта женщина положила её маленький трупик между рам (в том 41-м году зима началась рано, стояли лютые морозы), и это её поддержало и спасло - что она ела хлеба на сто граммов больше. И похоронила она свою дочку только поздней весной, когда началась жара.

Я много раз видела, как люди брели куда-то, шатаясь, и внезапно падали и умирали прямо на земле. И каждый раз меня потрясало это зрелище - мне кажется, и в миллионный раз я реагировала бы с той же остротой, что и вначале. Я уже собиралась покинуть страшный серый город, где свирепствовала тихая смерть, которая неслышно косила ослабевших людей, готовых на всё за кусочек хлеба. Было очень много случаев, когда за него отдавали старинные фамильные драгоценности, стоящие целые состояния! Когда происходят такие катаклизмы, всегда находятся подлецы и мародёры, способные без зазрения совести (которая у них начисто отсутствует) нажиться на людском горе.

Но тут случился казус - меня замели в НКВД, приняв за шпионку-диверсантку. Да, облик мой был несколько необычен для типичной женщины военных лет, а пытаться объяснить мою ситуацию этим бдительным товарищам было делом абсолютно безнадёжным.

Я созналась, что я немецкая шпионка. Всё равно же я бы не погибла после расстрела... Но расстреливать меня почему-то не стали. На военном самолёте глубокой ночью меня перебросили в Москву, привезли в какое-то страшно знакомое здание и привели в кабинет, устланный коврами. Вскоре туда зашёл... Лаврентий Павлович. И началась наша милая беседа. Слава Богу, возраст мой был весьма солидным, и товарищ Берия не делал попыток меня соблазнить (что было бы чересчур пикантно, согласитесь! После такой экзотики - быть изнасилованной самим Берия, я бы долго не смогла прийти в себя. А с другой стороны - какой богатый материал для мемуаров не состоялся!!!). Он легко перевербовал меня, и мы, придумав соответствующую легенду, решили, что я отправлюсь назад к своим бывшим "хозяевам" и буду продолжать работать до полной победы моей горячо любимой Родины. Тем более, что я покаялась Лаврентию Павловичу, что служить проклятым фашистским оккупантам меня заставили силой, против моего желания, и я согласилась, потому что знала, что при первой же возможности перебегу к своим.

И вот я в Берлине. Человек, к которому я явилась, был очень высокопоставленным лицом и ближайшим соратником самого Гитлера. Мы решили, что будем использовать настроения фюрера: он был мистиком чистой воды.

Фюрер, когда меня ему представили, был в очень хорошем настроении - их армии уже стояли под Москвой, ещё маленькое усилие - и Россия падёт. Когда он узнал, что я - необыкновенная ясновидящая, мы уединились в маленькой уютной гостиной. Он разрешил обращаться к нему попросту и чувствовать себя без всяких лишних церемоний. Да меня и так совсем не смущало, что я общаюсь с самым главным злодеем всех времён и народов. Подумаешь!!! Я-то ведь прекрасно знала, что, во-первых, это всё не по-настоящему, а во-вторых, уже очень скоро от него останется кучка пепла...

- Адольф, скажи - зачем тебе всё это понадобилось, неужели ты настолько глуп и не понимаешь, что это дохлый номер? Где ты возьмёшь столько немцев, чтобы заселить огромные пространства этой безбрежной страны? И зачем тебе пришла в голову идея покорить весь мир? Разве ты не знаешь из истории, что было много таких желающих: Чингиз-хан, Александр Македонский, Наполеон, наконец - и заканчивалось это всегда плачевно для завоевателей?

Он забормотал что-то о миллионах рабов, обслуживающих нацию истинных арийцев, но я продолжала:

- Я видела твои акварельки, они совсем даже неплохи. Лучше бы ты стал художником.

Он сказал, что они вот-вот возьмут Москву, и на её месте после парада победы сотворят большую помойку.

- Так вот, Адольф! Хочешь знать правду? Никакой Москвы вы не увидите, как своих ушей. Через несколько месяцев вы покатитесь назад, а через четыре года, по весне, русские возьмут Берлин. А ты останешься в мировой истории дьявольским отродьем, из-за которого погибло 50 миллионов человек. Тебя будут проклинать до тех пор, пока человечество будет существовать на земле. А детишкам в школе будут показывать твою усатую физиономию, которая будет у них ассоциироваться с самим Дьяволом. Оно тебе надо?!

Естественно, он не собирался мне верить. Ну не верил - и всё тут! При этом ехидно улыбался, дурачок, и недоверчиво качал головой - говори, мол, говори, тётка, неси какую-то чушь, а я-то уверен, что скоро весь мир будет лежать у моих сапог! Ну что же, зачем убеждать человека - всё равно наступит время, когда он поймёт всё сам... Я откланялась, очень довольная, что пообщалась с таким зловещим историческим персонажем. Не умею я, однако, донести до людей истину... Надо бы поучиться у того, кто это пытался сделать на заре нашей эры... Помнится, у него тоже ничего не вышло...

И я попала в совсем другое время и в другое место. Называлось оно Гефсиманский сад. Я присоединилась к группе товарищей, окружавших симпатичного довольно молодого человека с бородкой и длинными волнистыми волосами - образ был, в общем, совершенно узнаваемый. Он что-то негромко проповедовал, я прислушалась.

- Возлюби ближнего своего...

Э, знакомая песня. Подождав, пока он закончит, я попросила его отойти вместе со мной в сторонку для конфиденциальной беседы. Я спросила - знает ли он, что сулит ему завтрашний день? И тут он меня огорошил. Оказалось, что он нимало не озабочен и не боится быть завтра распятым на кресте, так как это всё чистой воды комедия, а он - один из тех, с кем я общалась совсем недавно, из пришельцев-виртуалов, которые подарили мне такие богатые возможности наслаждаться всяческими чудесами и безграничными возможностями...

- Ну, тем лучше. Тогда я за вас полностью спокойна. Надеюсь, вы не обидитесь, если я не буду принимать участия в завтрашнем спектакле? У меня очень обширная программа, мне надо ещё многое посмотреть.

Он сказал, что не обидится, что ему, в общем-то, безразлично. Ага, ведь прекрасно знает, какой резонанс будет после всего этого целых две тысячи лет! Не каждому удаётся так надолго зацепить человечество и заставить вспоминать его имя к месту или не к месту, да еще с этим именем на устах истребить кучу народа, не желавшего разделять убеждения тех, кто пытался огнём и мечом внушить "истину", что этот молодой человек с бородкой - сын Божий, ни больше ни меньше...

А в евагелиях написано - молился, взывал к Отцу своему Небесному, мол, "зачем ты меня оставил?". Ох, и любят же люди приукрасить! И только я одна знала: всё будет хорошо, и вознесётся он (забыла - кажется, на третий день?) в эмпиреи - куда-нить в иные миры подастся товарищ...

Ну а я подалась ещё глубже в века, занесло меня в античность к моему любимому персонажу. И застала его за очень неприличным (с моей, конечно, точки зрения порядочной женщины) занятием. К многочисленным столбам были привязаны голые позолоченные мальчики, а мой симпатяга ( коварно убил любимую мамочку и не менее любимую жёнушку) и "великий артист", император Нерон, ходил со свитой мужиков в тогах и развлекался тем, что имел их (мальчиков, а может, заодно и мужиков, я не приглядывалась особо)... Я не стала отвлекать его от этого малопочтенного занятия. Я ведь могу пообщаться с ним чуть позже, подождав, когда он от злой скуки подожжёт свой "Вечный Город", и мы вместе полюбуемся этим захватывающим зрелищем.

Понятно теперь было, что и Вечный Жид был наш человек, и много других таких же "вечных" и бессмертных виртуальных персонажей шлялось по Вселенной, как я - неприкаянных и никому, в общем-то, не нужных... Время для меня остановилось навсегда. Нет, вам не понять, какие муки испытывает существо, обречённое на вечную жизнь! Я тысячу раз с горьким сожалением вспомнила те чУдные времена, когда я была обыкновенным простым смертным человеком. И угораздил же чёрт этих пришельцев вообразить, что я - идеальный объект для изучения поведения особи, которой было даровано всемогущество! Из грязи, так сказать, да в князи!

Недавно я узнала, что по моему образу и подобию собираются соорудить существо, триллионами которых заселят одну из Галактик, чтобы не скучно было летать некому одинокому Духу (Галактическому демону) над водами... Собираются повторить всё сначала, но уже на высшем уровне, без прошлых ошибок... Ох, что-то я сильно сомневаюсь в успехе такого предприятия, зная себя!
08.04.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.