Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Владимир Вейс
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
9/26/2021 2 чел.
9/25/2021 2 чел.
9/24/2021 2 чел.
9/23/2021 2 чел.
9/22/2021 3 чел.
9/21/2021 5 чел.
9/20/2021 14 чел.
9/19/2021 26 чел.
9/18/2021 22 чел.
9/17/2021 20 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Арсений и мои долгие с ним жизни

Вчера в наш дом пришёл мужчина, которого никто и не ждал. Но он появился розовощёкий, улыбчивый и очень подвижный. Ему не понравилась моя бейсболка и он тут же вытащил из своего чемодана другую, яркую и мне сразу приглянувшуюся необычной формой, словно киношная будёновка на Валерке из «Неуловимых мстителей».
После всплесков руками и причитаний мамы выяснилось, что это её брат Арсений, пропавший на заре её юности.
- Да как же это так? – спросила она небо, подняв голову к потолку. - Где же ты пропадал, а мы считали тебя покинувшим этот мир!
- Не дождётесь, - воскликнул Арсений, широко улыбаясь, словно получил известие о выигрыше по лотерее.
Мы стали с ним друзьями, потому что он помогал мне с домашними заданиями и приходил ко мне в школу, демонстрирую нашу дружбу и защищённость. Все мои недруги притихли и забыли об обидных кличках и обращениях как к «ботанику». Даже самые отъявленные ребята из старших классов стали обходить меня и не задираться по пути в спортзал или столовую.
И я признался своему старшему другу, что влюблён в Артамонову из параллельного класса.
- Ну и подружись с ней! – предложил Арсений. – Иначе зачем жить на свете, если не давать волю своим чувствам? Я помню, как однажды я влюбился в принцессу…. А, да ладно, это я так, придумал…
- Нет, рассказывайте, как это было!
Я не поверил в оговорку о сочинительстве человека, который всегда знал, о чём он говорит.
Арсений вздохнул, посадил меня на диван в моей комнате.
- Меня твоя мама выгонит из дома, если я начну рассказывать тебе небылицы!
- Но я же никому ничего не расскажу.
Он посмотрел на меня своими синими глазами, причмокнул языком и ещё раз проверил закрыта ли дверь в мою комнату на защёлку.
- Сейчас я открою тебе такое, что ты не поверишь и покрутишь пальцем у виска. Готов?
Ну что он мог такого сказать? Мы уже знали, что он обошёл Россию пешком, собрался пойти в Китай, оформлял документы и завидовал его свободе жизни. Может и не я один. Но мама только вздыхала:” Ноги истопчешь в Китае, зачем он тебе сдался? Ведь опять на полжизни исчезнешь, а потом тебя надо отмывать от их ней грязи”
- Мне 25 тысяч лет!
Во мне проснулось презрение к такому обманщику. Это читалось на моём лице. Я знал про йогов, которые сидят в позе со скрещёнными ногами сотни лет, но особенно этому не верил.
А здесь - такое! 25 тысяч! Что же такое было в начале рождения Арсения? Так он же брат моей мамы! А ей 45 лет!
Он понял моё состояние. Точнее, предугадывал.
- Ты меня не понял, малявка! Я жил недолго. Это так заложено в слове «человек», в смысле целый век. А живет он, как обычно немного. Чуть больше 50 лет. Это сейчас -больше, не пещеры и не землянки, а дома с отоплением и водой. И повальные болезни. Чума, холера, полиомиелит, коклюш и другие напасти. Да и в жизни много случайностей. То война, то враги, то транспорт, то кирпич с крыши… Я назвал тебе время моей жизни на земле в разных телах.
Я не поверил, но на первый раз это объяснение принял, чтобы разобраться со своим дядей.
Он и это понял.
- Ладно, когда я первый раз родился, а как узнал об этом – особый разговор, был смутный век в одной из стран Азии. Тогда не существовали государства, как мы их понимаем, это было содружество племён, когда стали появляться города. Например, Место Гибели Быков – Месгибы, древний город в Месопотамии, где я жил. Родился я в семье вождя племени Белой Кожи. О, это был богатый род, мальчиков в нём приветствовали и меня не выкинули на свалку в ров за племенем, если бы был девочкой. Назвали Шимуном, услышанным Богом. Это почти по-ассирийски. С трёх лет отобрали от матери и отправили в нечто похожий на детский сад будущих воинов. В семье были старшие мальчики и отцу был не нужен соперник старшего брата за место вождя. Я не знал мягкой постели с того времени. Дисциплина, порядок и полное послушание Старшему воину Джерабу, ставшему для нас отцом на долгие годы. Для меня –на десять лет. Оба старших брата были убиты при набеге степных кочевников, меня вернули для наследства. Отцу уже было 35 лет, это был предельный возраст в то время. Излишества в питании жаренным мясом питье крепких напитков и семь жён и множество девушек из других семей, а то и пленниц сделали своё дело. Вернувшись, я застал его измождённым и лишённым чувств стариком. Но он встретил меня с надеждой, что я продолжу его завоевания. Об этом я прочитал в его взгляде во время первой встречи с ним после лагеря войны.
Я был бесстрашным и хитрым солдатом, участвовал в вылазках за Евфратом, набегах на райские сады евреев и насиловании дочери главы иудеев Гильяны. Оказывается, отцу рассказывали обо всех моих приключениях, и он был доволен мной. Но при первой же встрече потребовал жениться на дочери соседнего племени Горящего Пламени Хаве…
Я слушал моего дядю как сказочника, верил историям, но не ему самому. Мне самому было уже 15 лет.
- Её отец уже не молод, как и я. Нужен общий наследник. Завтра свадьба, - предупредил меня отец.
Я пожал плечами. Женщины, как люди и будущие мои жёны, особенно и не интересовали моё воображение. Даже собственная мать не волновала меня, хотя она кружила вокруг, ожидая ответного внимания и ласки. Но это было не моё. И она только вздыхала и плакала, уединившись одна… У меня было много матерей в моей жизни, они любили меня искренно и по-матерински и только немногие из них проявляли полное равнодушие к своим детям. Это были самые тяжёлые мои жизни, лучше бы их не было! Но эта первая Вардия была верна своему материнству и в первую же ночь пришла поговорить со мной, напомнить, что был человеком, рождённым в муках и любви. Что-то на благодарность проснулось во мне, но я не знал, что мне делать с этим. И лишь после смерти отца, она, ставшая женой его младшего брата, сумела разбудить во мне привязанность к себе. И я помню её имя и её руки, всегда пахнувшие хлебом. Она месила тесто и отвечала за выпечку лучших в городе лепешек.
Хава стала моей женой на следующую ночь. Она понравилась мне своей красотой и кротостью. И в своё время родила мне сына. Но я не отправил его в лагерь, а оставил на наследство, потому что мог лишиться жизни из-за постоянных войн и предательства. Умер я в 29 лет от отравления едой в походе. Вот и вся моя первая жизнь. Почему я помню о ней и последующих воплощениях? Не знаю. Может какой-то сбой в генетической памяти, когда предыдущие жизни не должны отягощать жизнь человека, но был сорван запрет на это и в голове крутятся все эпизоды существования на этой Земле.
Всё равно Арсений мне казался фантастом, и он понимал мой скептицизм, но однажды летом в том же году, когда я перешёл в десятый класс, мама отпустила нас в деревню на Волге. Сначала мы доехали до Саратова, а потом на автобусе добирались до Утятино что в 50 километрах от областного центра.
Нас встретила очень старая одинокая женщина, похоронившая мужа два года назад. Арсений сказал, что он друг её сына, бесследно пропавшего в годы войны.
- Я жил во время войны и в первые дни меня взяли на фронт из этого села, - сказал дядя. – Это моя мама Зинаида Кирилловна. Батю взяли воевать раньше меня. Он был ранен и на третьем году войны вернулся без руки. Ничего, пожил всё-таки до 62 лет. А я попал к немцам и отправили меня в Германию работать. Да так и забили хозяева до смерти. Никто и не знал, что в 1944 году завалили меня с трупами свиней, отравленных работниками соседней фермы из Словении. Я ещё не был мертв, но попал в общую яму со скотом… Мой рот забила земля и я задохнулся в смраде и от боли сломанных рёбер. Мне надо что-то рассказать маме. Но как?
Однако ничего говорить н6е пришлось, женщина присела рядом с Арсением, обняла его и сказала:
- Ты мой сынок. Я знаю и помню твой запах. За окном хлев с моей Марусей, она чистоплотная, не любит грязи. Но пахнет. Ты заходил к ней?
Арсений кивнул головой и рыдая, обнял старушку.
Когда мы возвращались и пузатом автобусе, единственном на весь район, он прошептал:
- Она помнит меня того, предыдущего. Как это получается? Но я пахну для себя теми немецкими свиньями.
А я подумал, что он не обманывает меня о предыдущих жизнях и не знаю, как с этим мириться?
- Меня помотало по всему шарику. – Арсений понял, что в чем-то убедил меня. Он мучился вопросом, почему меня, своего племянника, избрал доверенным лицом. – Ты не бойся смерти, это переход от одного сна к другому. Останется что-то, что должно гнить, но уже прошлое. Это душой чувствуют те, которые бросаются в огонь, под кулаки и пули. Они не боятся гибели, потому что ничего не исчезает, но ты становишься вехой в жизни других, они равняются на тебя и начинают верить в бессмертие. Не поворачивайся спиной к тем, кто хочет тебя покорить и утвердиться хозяином жизни! Лучше быть похороненными со свиньями, чем быть свиньёй в жизни!
Он вёз с собой шерстяной платок, подаренной ему прежней матерью. Он прижимал его к лицу, вдыхал запах и не мог понять, как она вспомнила о нём через рождение?
Я был потрясён и позже шёл наперекор всем страхам и опасениям. В Сирии передо мной предстал бравый американский инструктор спецподразделения с хитроумным оружием, обнаруживающим цель за много километров. Он нацелил свой короткоствольный автомат на меня, указывая на землю, мол, сдавайся, сейчас нажму на курок. Я понял его, хотя в школе и на курсах учил немецкий. Засмеялся и показал ему рукой на землю:
- Leg dich hin!
Он меня понял и выстрелил, но я успел бросить ему под ноги гранату.
Я об этом никому не рассказал, потому что вспомнил после госпиталя и забыл.
24.01.2021

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.