Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Владимир Вейс
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
4/1/2020 16 чел.
3/31/2020 23 чел.
3/30/2020 21 чел.
3/29/2020 19 чел.
3/28/2020 24 чел.
3/27/2020 25 чел.
3/26/2020 26 чел.
3/25/2020 22 чел.
3/24/2020 19 чел.
3/23/2020 16 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Ночное бдение

- Дело обстоит так…
Иван Иванович тяжело вздохнул, словно подтверждая своё печальное резюме. В последнее время он редко садился за компьютер. Чаще – ночью, когда не мог заснуть от навязчивой мысли.
Его послевоенное поколение было счастливо, потому что не было войны. Но к своему завершению владения Землей его одногодков из СССР постигла беда, худшая, чем война – изменялся строй, и страна погрузилась сначала в хаос, затем зацепилась за Америку, и вылезла с новой, по сути, старой идеологией и обнищавшими людьми, с одной стороны, и нуворишами – с другой. И стало это поколение неумолимо, вроде бы естественно, вымирать. Инфаркты, пьянство и смерть под забором или в немыслимых драках, инсультах, в пожарах в домах престарелых…
«Денис Гаврилович умирал, - набирал текст он на клавиатуре, который собирался выставить на литературный сайт, а кто ещё прочитает(?), - умирал медленно, противно и богохульствуя, потому что не видел в своём сознании Его светлого сияния и умиротворения, понимая, что уже снимает, покидает свою шкуру, уставшую от жизни плоть, нужную разве червям. Умирал никому не нужным и лишним для общества человеком. А ведь год назад он считал себя бессмертным и неподвластным смерти.
Дениса Гавриловича всё устраивало, лишь быт заел и люди вокруг него со своими вечными проблемами, которые они перекладывали на Бога. В церкви смотрел на иконы и видел лишь образы, намалёванные людьми. Не ангелами. Не кем-то потусторонним, а малярами с кистью в руках и образами в голове.
Может, он, местный писателишка, проживёт ещё долго, может, Господь призовёт на Свой Суд завтра, когда это случится, не ведал, но он уже изменился внутри из-за того утреннего приступа, когда отнялась левая сторона тела и его просто стаскивали с пятого этажа без лифта на матерчатых носилках, разбуженные соседи, не желая этого ни себе, ни врагам.
На жесткой, неуютной больничной кровати молил Бога, сразу же забрать его душу, но Тот, однако, позволил окрепнуть и в писателя снова вселилась жизнь, другая по качеству и сложная по взаимоотношениям с родными людьми. Бог дал ему возможность довести дело до конца. Но уже не его, а жены, которая с её вечными истериками все-таки боролась. В том числе и с ним, мужем, капризным и слезливым.
Что за испытание дал Господь? Посмотреть, как общество, оболганное и обманутое, превращается в стадо послушного рейтингам? Нет Всевышний испытывает лишь его душу на прощение. Да он уже прощает многим грехи, хотя он не церковный батюшка и ему не легче от этого, совсем не легко, когда видит страдания и боль других, и не может помочь. Но ведь это ответственность Бога, или, всё-таки его, Дениса Гавриловича?
У него сложные отношения с Богом. писатель знал, что Тот присутствует, но в каком качестве: наблюдателя, участника, повелителя? Кто Он? Бездушное Уравнение сил? Тогда нет никакой ответственности, она – в математике. А где человечность, которую необходимо в каждом воспитывать и проявлять?
Можно ли жить без боли? Она нужна, чтобы вести здоровый образ жизни, она контролёр правильности поступков?»
Иван Иванович снова вздохнул. Он переживал за своего героя, который, как и автор уже начал ходить без клюшки, но ближе стенам, подстраховываясь. На улицах осторожно передвигался и радовал жену и детей.
Она спит сейчас, прижавшись к стенке, от него подальше, чтобы не тревожить, чтобы не задеть. И так во всём.
Иван Иванович, по сути, писал о себе. Но ему нужен был посредник, который бы принял всю боль души. А её стало неожиданно много. Несправедливость навалилась на него в большом и малом. Чувство справедливости обострилось, требовало защитить и прикрыть его душу. Врачи говорили, что такое бывает, при инсульте, больной становится большим ребёнком. И неожиданная уступчивость, и предупредительность родных и близких лишь подчеркивали его беззащитность.
- Иди спи, чего ты там болтаешься? – пробурчала со сна жена.
- Хорошо, сейчас, мысль пришла.
К свиданию мужа с новой мыслью она не ревновала.
Как объяснить людям, что они неправильно живут и закончат как он, на больничной койке? Через придуманного им Дениса Гавриловича. Вспомнил Гаврюшу – известного городского дурачка со слюнями на губах и лепетом бессмыслицы. А в его голове всё было чётко.
Может покарал его Господь за произведения, где он показывал чувства не совсем обыденные, романтические и от того привлекательные? Зачем Господу так опускаться? Нет, его наказание за его, Ивана Ивановича, слова и действия против реальных людей, они молятся или молились, чтобы покарать Ивана Ивановича!
Да, было, обманывал он женщин, но ведь каких, на его взгляд достойных такого отношения. А Бог после мольбы какой-нибудь из них, ставил Ивану Ивановичу галочку. И вот их сколько набралось!
С ума сойти можно! А не поместить ли Дениса Гавриловича действительно, в сумасшедший дом? Есть за что. Иван Иванович начал ревновать жену. Ведь близости между ними нет уже давно. А женщина, есть женщина. Кто долго переносит ворчание, а не призывный обхват руками в постели?! И за долгими отлучками супруги видел предательство.
Нет, так не пойдёт! Нельзя не доверять человеку, который приглядывает и ухаживает за ним!
Он без сожаления закрыл текст, завтра посмотрит, что делать с Денисом Гавриловичем. Да и с собой самим!
13.02.2020

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.