Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Владимир Вейс
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
2/15/2020 18 чел.
2/14/2020 18 чел.
2/13/2020 31 чел.
2/12/2020 5 чел.
2/11/2020 3 чел.
2/10/2020 2 чел.
2/9/2020 4 чел.
2/8/2020 2 чел.
2/7/2020 6 чел.
2/6/2020 3 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Бог Что или Кто?

Солнце освещало пятиэтажный дом, который стоял через дорогу, напротив. Ещё была синяя восьмиугольная будка, в которой продавали воду в пятилитровых пластмассовых баллонах. Первыми их приняли любители пива на пикниках. За будкой виднелись местного производства Жигули. Тоже синие, но гораздо тёмного тона. Грязные. Это машина хозяина будки. Чуть дальше киоск Роспечати.
Вся эта нехитрая картина рисовалась нашему взору из окна больницы, а точнее нашей палаты сердечников. Николай Сундуков читал затрепанный детектив Донцовой, которая время от времени появлялась на телевизионных каналах со своими близко посаженными глазами и несколько плоским лицом. Сначала она не приглянулась мне, но после нескольких передач по ящику я её зауважал. Николай не любил глазеть на улицу, но если и посмотрит, то скажет о состоянии остановившихся напротив машин.
Я думал о своей судьбе, иногда отрываясь от мыслей, говорил о своей болезни. У меня был инсульт, и я «доходил» на койке, делая упражнения, что дала мне на распечатке молодая врач из реабилитационного центра, что за городом. Её звали Анастасией Олеговной. Она любила свою работу и на бумажке с упражнениями написала свой телефон. По нему я звонил несколько раз. Последний – спрашивал о возможности вырвать больной зуб. «Через три месяца», сказала она без всяких консультаций с коллегами. Я ей поверил, но зуб ныл и мне предстояло с ним жить две недели – до декабря.
- Черте что получается, сказал Николай, оторвавшись от чтения, меня должны выписать в пятницу, но перенесли на понедельник. И кому это надо?
- Тебе самому, чтобы врачи уверились, что можно выпускать в люди, - сказал я, - всему своё время.
- Кто распоряжается этим временем?
- Наверное, Всевышний.
- И на каждого живущего?
- Наверное.
- Но ведь нас миллиарды.
- Говорят, что изобрели компьютеры, которые решают задачи в миллиарды одной секунды.
- Неправильно, - вставил свое слово Иван из Саранска. Он все время проводил время, уткнувшись в телефон, - решают миллиарды задач за секунду. Он имел право на поправку, потому что работал помощником машиниста электровоза.
- А Всевышний может больше. У него возможности как у самого быстрого компьютера, сказал Николай.
- Бог – это всё. Он создал Землю и планеты. И солнце. И нас, чтобы мы всё это видели…
Это сказал вошедший в палату друг Николая. Он был старше всех.
- Иди отсюда, ты гриппом болеешь, - почти грубо развернул его Иван, - я вчера два раза чихнул из-за тебя.
- Зря ты так, молодой ещё выгонять стариков.
- Я болезнь лишнюю прогоняю. Не хочу новые лекарства пить, мне и эти, что дают, надоели!
- Вот и поговори с такими…
Все замолчали. Я подошёл к окну, обнаружив, что синяя Калина, это новая марка Жигулей, что у будки с водой, приобрела грязновато-серый цвет после ночного дождя. От окошечка отошла женщина с полной бутылью. Что их заставляет брать эту воду, которая набрана из обычного крана и никак не является сверх чистой и полезной?
- А я считаю, что все в жизни рассчитано кем-то, - сказал Николай за спиной.
- Ну а если ты идёшь и на голову падает кирпич? – спросил Иван.
- Значит это предусмотрено.
- А если ты перед этим свернул, и кирпича нет. Ты остался жив.
- Но если тебе предусмотрено погибнуть от кирпича, то он найдутся в любом случае.
- Глупости, это фатализм…
- В одной книге по такому поводу приводится пример. Что одному человеку три раза сверху падал кирпич и добил всё-таки.
- Это всё придумали…
- А почему отдельные люди знают, когда и отчего погибнут? А те, кто хочет смерти, не получают её до поры до времени? Нет, всё распределено и рассчитано. Я это знаю, я с детства играю в шахматы. Там расчёт! И на небе, ну, там, где -то есть нечто Сверхразумное Оно правит миром и нами с тобой! Расчет не такой, чтобы учитывать каждое неизвестное в Его Уравнении, а построен на живой, меняющейся математике. Не важно, что члены или составляющие Его Уравнения меняются, но они подчинены какой-то логике. У которой известен результат.
Это была самая длинная речь Николая, и нам стало неинтересно вникать в смысл его слов. Это была какая-то новая религия, готового ко всему больного человека. У него завтра будет шунтирование мы сочувствовали его страху. Да и мы все ожидали чего-то от завтрашнего дня. Каждый надеялся на лучшее, но молился своему богу, которого представлял по своему.
06.12.2019

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.