Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Владимир Вейс
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
23.10.2017 6 чел.
22.10.2017 37 чел.
21.10.2017 39 чел.
20.10.2017 35 чел.
19.10.2017 26 чел.
18.10.2017 6 чел.
17.10.2017 3 чел.
16.10.2017 3 чел.
15.10.2017 4 чел.
14.10.2017 9 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Свобода, как продолжение рода

Я уплыла далеко. Наверное, на километр от берега. Солнце поднялось на четверть от горизонта. Надо бы возвращаться на берег, уже заполненный отдыхающими, но не хотелось гама от пустопорожней болтовни, вскриков и рекламных объявлений по мегафонам. Здесь спокойно и тихо.
Я и море. Кажется, мы с ним подружились, каждый раз, ныряя с берега, я кричала ему в воде мысленно: «Привет, старик!»  И, кажется, слышала в ответ его дружелюбное неразборчивое ворчание.
Представила сейчас его огромным великаном из голубой воды, сидящим на земле. Ему было нипочём – ни скучно, ни грустно, ни весело. И я на его спине лежу, распластав руки. Это не трудно, если владеешь своим телом, а вода спокойная.
Однако не успела проплыть несколько метров, как почувствовала острую боль в левой ноге, которая превратилась в бесполезный в воде протез. Давно так не сводило мышцы. Главное, думала я,  не пугаться. Необходимо расслабиться,  набрать в лёгкие побольше воздуха и стать медленно оседающим на дно «поплавком».  Конечно, до дна далеко, судорога, если про неё забыть, проходит быстро.
Действительно, когда отпустило,  я поспешила наверх. Но желанная граница воды и воздуха почему-то не появлялась. Сердцем мгновенно овладела паника, словно больным клаустрофобией, оказавшимся в тесном помещении с захлопнувшейся дверью. Я стала сильнее отталкиваться от воды и ногами, и  руками, понимая, что пять-шесть метров – это не проблема, ещё немного, ещё чуть-чуть!
И тут снова острая боль  пронзила ту же ногу. Здесь уже не до расслабления, главное – не прекращать подниматься. Наконец, я выхватила глоток воздуха. Ещё вдох, ещё один, а боль не отступала и тянула вниз. Как ни барахтайся, о помощи можно забыть, санаторные спасатели больше следят за мамашами и их детьми, лениво переговариваясь друг с другом и поглядывая на пять метров от берега. Кто без бинокля увидит мою беду?
Отчаяние, словно морская вода, проникло в моё сознание, оставляя «картинку» в виде моря - «старика», ставшего ковбоем. Он набросил мне на шею удавку и тянул вниз.
В каком-то бессознательном бешенстве  я отрывала от себя водяную «верёвку», пытаясь держать тело на плаву и теряя в этой борьбе и силы, и здравый смысл.
Неожиданно я почувствовала, что меня кто-то выталкивает снизу. Даже приподнимает какой-то скользкой штуковиной. Неужели это подводный пловец, дайвер, забравшийся сюда, увидел меня и решил помочь? Нет, этого не может быть, но ведь кто-то помогает! И вдруг передо мной оказался приплюснутый конус клюва и блестящий  глаз с чёрным обводным кольцом.
Я забыла  о боли и, словно понимая, что главное сделано, мой спасатель проскочил вперёд, сделал круг и поплыл рядом со мной, попискивая и предлагая плавник.
Дельфин. Да, это был он,  на первый взгляд игривое морское существо, для которого люди в воде, что игрушка для малого дитя в тёплой ванне.
Я схватилась за плавник и вздохнула с облегчением.  Спасена!
Дельфин, словно ребёнок, радовался за меня, а я с интересом рассматривала его. Вроде бы обычный экземпляр белобочки, когда брюшко белое, а верх тёмный, вроде фрака дирижёра, но с некоторым природным брачком. По чёрному боку проходила полоска белого цвета   с небольшой точкой у плавника.  Как английская буква «i».
Дельфину явно было интересно, что его изучают, он медленно плыл, попискивая на своём языке, и я находила в этих звуках всё ту же «i».
- Я назову тебя Айсом, ты согласен?
Мой новый друг ещё более радостно стал дробить свою дельфинью азбуку Морзе.
- А меня зовут Еленой. Не Лена, не Леночка, а Елена. Понял?
Разумеется, он понял и стал нежно касаться меня своим боком, потом вырвался, начав   пляску кругами, словно весёлый дворовой щенок, но передумал и ушёл в глубину.
Значит, всё, Айс решил уйти.
Я успокоилась и спокойно поплыла к берегу. Осталось примерно полпути.
Но неожиданно почувствовала под собой движение воды и лёгкие прикосновения, то к ступням ног, то к бедру, то к животу. Неужели мой новый друг ластится ко мне как малое дитя?
Да,  он плыл подо мной, а когда я успела схватить его,  рванул к берегу. 
Какие там «таблетки» и «бананы»!
Он нёсся к людям на большой скорости и уже перед первым предупредительным буйком резко повернулся,  я слетела, что вызвало восторг тех, кто заметил с берега гонку человека на дельфине.
А он  снова подплыл ко мне, громко чирикая на своём языке.
Неужели он сказал мне: «До свидания!»
- До свидания Айс, плыви к своим! – крикнула я.
Дельфин это понял и исчез в глубине моря. Лишь через минут пять я увидела его прыжок там, где он меня нашёл и спас.
На следующий год я не смогла поехать на юг. И ещё через год лето прошло без всплеска волн моря у моих ног. И лишь в январе меня послали в командировку в этот город, где игроки крупных сделок нередко собирались, чтобы отдохнуть от столицы. 
- Сегодня едим и купаемся вместе с дельфинами! - объявил руководитель фирмы Назар Максимович. – Первыми идут дамы. Температура воды летнего сезона.
Мы с Миленой, девушкой из проектной группы, быстро скинули одежду и оказались в купальниках. Нашим фигурам зааплодировали. Немцы: «Зер гут!» 
Бассейн был большой, и инструкторы дельфинов придерживали  питомцев за невысокой  сеткой.
Мы с Миленой грациозно разошлись по краям бассейна в разные стороны. Один из немцев, угощённый дербентским коньяком, пошатываясь пошёл прямиком ко мне.
- Айсман, вы куда? Девушка зафрахтована, - крикнул, смеясь, Назар Максимович.
Но гость дошёл до меня, протянул руки для объятий:
- Зер шон! Данке, данке...
Объятий не получилось, и мы оба упали в бассейн.
- Айсман, Айсман, Айсман! - начали весело скандировать и немцы, и русские.
И вдруг из-за сетки выпрыгнул дельфин. Он так поддел немца снизу, что того выбросило из бассейна, а подо мной оказалась скользящая плоть морского обитателя и знакомое попискивание.
Господи, неужели это мой Айс?
Да, это была его уморительная мордочка. Я обняла его голову и мы на мгновение застыли – женщина и дельфин. Раздались аплодисменты.В том числе аплодировал и сам Айсман. Я повернулась к гостям:
- Это Айс. Я его так назвала два года назад. Принесите мне рыбу.
Я стала подбрасывать угощение дельфинам высоко, а мой Айс потряс присутствующих великолепными прыжками и нескончаемой энергией любви к окружающим. К его выступлению присоединились другие морские товарищи по заключению.
Заработали камеры, заполыхали вспышки фотоаппаратов.
А я со слезами на глазах просила администратора заведения отпустить дельфинов в море. Они же такие умные и человечные!
А Айс всё ластился ко мне, как бы упрашивая не покидать его.
Ко мне подошёл Назар Максимович.
- Правда, что этот дельфин спас тебя?
Я молча кивнула головой.
Шеф подозвал к себе директора дельфинария.
- Этого Айса выпусти в море. Я покрою неустойку.
- Правда, Назар Максимович! - вскричала я в безумной радости.
И бросилась к бассейну:
- Айс, Айс, дорогой, тебя выпустят!
И услышала довольное щебетание своего спасителя.
Прошёл не один год  как я уже с мужем, которым стал Назар Максимович, снова оказались на берегу Чёрного моря. Мы решили отдохнуть подальше от суеты и выбрали небольшой домик под Лазаревским. Арендовали юркий катер и в один из дней поплыли в глубь моря. Было великолепно. Неожиданно в судёнышко что-то толкнулось. Я внимательно посмотрела на море. Ну как было не узнать моего Айса! Он по-дельфиньи улыбался. Нырнул и неожиданно из-за лодки выплыл ещё один дельфин. Молодой и резвый.

***
Мы никогда не задумываемся о том мире живых существ, который нас окружает. Мы не видим в жизни животных их судеб. Но она есть у наших кошек, собак, лошадей, у диких зверей, у птиц... И у каждого из них – неповторимая жизнь, не менее драматичная, чем у людей.
29.01.2017

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.