Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Владимир Вейс
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
23.10.2017 30 чел.
22.10.2017 38 чел.
21.10.2017 4 чел.
20.10.2017 5 чел.
19.10.2017 5 чел.
18.10.2017 2 чел.
17.10.2017 2 чел.
16.10.2017 0 чел.
15.10.2017 2 чел.
14.10.2017 4 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Продавец чувств

Он позвонил в дверь, когда в квартире кроме меня никого не было. Я открыл, увидев, что глазок кто-то заслонил. Думал супруга. Но на лестничной площадке стоял парень с заплечной сумкой. На его голову была натянута панама защитного цвета. Легкая майка и сандалии. Он улыбнулся:
- Здравствуйте! Я продавец…
- С рук не покупаю!
Я отступил, чтобы захлопнуть дверь. Не переношу сетевой маркетинг и религиозных фанатиков. Если бы это была сцена из бразильского сериала, когда режиссер просто не дает возможности выпалить те признания, которые бы изменили сюжет, то такой вариант прошел на все сто.
А он почти в отчаянии выкрикнул:
- Да я чувства продаю!
Черте знает, что. Но некоторых чувств мне не хватало! А раз дефицит…
- Какие еще там чувства? - но дверью я не хлопнул.
- Всякие! От вечной любви и пламенной страсти до ненависти в самом экспансивном виде!
- Чепуха!
Я снова потянул ручку двери на себя.
- А как пробник?
О Господи, вот приставала! У него еще пробник есть!
- Вы шутите?
- Как насчет чувства покоя? Я вижу в ваших глазах тревогу. Давайте ее уберем и дадим вам чувство уверенности.   
И тотчас же в руках его оказалась маленькая такая конусная фишка. Ну, как бы из детского пластмассового конструктора Lego. Продавец в панамке мне ее и протянул. Я взял. Холодная штучка быстро растаяла у меня в руках, и я неожиданно успокоился. А переживал я из-за долгого отсутствия супруги. Теперь я вспомнил, что она должна заехать к портнихе. А там, ясное дело, слово за слово, чай с печеньем и душещипательное по поводу и без повода. Впрочем, повод у женщин всегда под рукой! Да и парень вроде ничего, нормальный, из студентов, подрабатывающих на всяком барахле. Но столь неожиданный товар?
- Ладно, проходите, - спокойно предложил я в полной уверенности, что  этого студентика можно не бояться. Я-то специалист по физиогномики. Однако для порядка поворчал. - Учтите, что квартира под наблюдением. Дверь закрываю, и врубается сигнализация. Если захотите убежать, укокошив меня, с узлом тряпок, не получится!
Парень разулыбался. Он как-то бочком стеснительно юркнул в коридор и терпеливо ждал, отвернувшись, как я врубаю сигнализацию. Не оборачиваясь, я счел нужным дополнить:
- Гипнозу  не поддаюсь. Мне просто интересно, на что вы живете?
Я уже завершил тайное дело, а оно заключалось в наборе кода, и повернулся к нему. Он как истинный гость обувь не снял. Но панаму повесил на крючок вешалки.
- Пошли на кухню, продавец!
То, что я поставил чайник, вытащил печенье, да еще оказались под рукой несколько карамелек и плитка шоколада, другими словами, суета, должно было отвлечь меня от мысли, что все вокруг ужасный розыгрыш, и мой гость скажет, что его послал Серега, мой друг и любитель шутить.
Когда чай был разлит, и мы подергали за ярлычки пакетики, выбросив их в пепельницу, я спросил:
- Как это вам удалось меня успокоить?
- Товар такой, - чуть ли не зевнул студент. Мол, что за проблемы?
- Пробник входит в стоимость основного товара?
Это чисто дежурный вопрос.
- Разумеется нет, – шумное прихлебывание чая. – Я всегда уверен, что покупатель выберет хотя бы одно чувство.
- Употребляете собственный товар?  – Выходит, я втянулся в разговор. Вопросов оказалось, действительно, много. – Ну и сколько стоит одно чувство?
Не вопрос, а всплеск иронии! Хотя, признаюсь, во мне есть интерес изыскателя. Я кандидат филологических наук, работаю над докторской диссертацией.
- Цены нет. Есть лишь эквивалентный обмен ваших избыточных чувств.
- Так просто?  Ваш товар делится на положительный и отрицательный.
Чувствую, что вся моя филологическая подготовка рухнула, чешу всякими несуразными словесными опциями. Надо было сказать как-то по-иному.
- Это как посмотреть. Недавно один достаточно зрелый мужчина просил его лишить чувства любви. Так и сказал: «Заберите его, оно мне мешает делать бабки!» Мы договорились, и я отдал ему чувство беспредельной алчности. Процветает человек! А любовь взяла женщина, которая хотела лет десять влюбиться в своего мужа, но не могла. Сейчас живут счастливо.
- И вы рады, что обоим угодили?
- Это дает мне самому чувство справедливости.  Счастье у нее было, все в доме было, а вот чувства любви к человеку, который стал и защитой, и кормильцем…
- На вас поглядеть, просто философ! Только вы очень молодой для такой серьезной работы. Вы же отняли у  жены бизнесмены любовь мужа.
- Ей было не до любви при неважном бизнесе мужа. Сейчас она купается в роскоши. А мой возраст дело относительное, - улыбнулся студент, - я приобрел чувство ответственности вместе с набором этих чувств.
И он показал мне прозрачную пластмассовую коробочку, в которой искрились разноцветные фишки.
- Любовь – это вот это розовая фишка, да? – указал я на коробочку.
- Вы ошиблись, это чувство прозрения. Оно очень дорогое и идет за два чувства в обмен.
- За какие?
- Это все решается в конкретной обстановке. Итак, что бы вы хотели взамен?
- А как я отдам свое? - Я не решался на сделку и цеплялся за вопросы.
- Оно при вашем согласии станет здесь еще одной фишкой.
- А как вы меня нашли?
- Вы хотите знать все тайны моей профессии?
Студент засмеялся. Улыбка у него была хорошая. Он поднял чашечку и допил свой чай.
- Да нет, торгуйтесь втихомолку. - Тогда я отважился. -  Я не буду размениваться на чувство покоя. Оно сродни состоянию умершего. Да и по Зодиаку я Лев. Мне хватило вашего пробника. Но мне не хватает интуиции. Копаюсь в тоннах литературы, а все, зря…
- Что в обмен?
Голос студента был деловым.
- Расхлябанность берете?
- Чувство расхлябанности? – Студент как бы пробовал это сочетание слов на вкус. – Но это ведь от воспитанности! Если я его заберу, то вы приобретете чувство собранности. А Интуиция вещь дорогая! На что мы ее поменяем?
- Не думал, батенька, - успокоился я, - что вы будете торговаться так!
- Дело не в этом, вы – наполненный сосуд. Я отдаю вам слишком емкое чувство, оно вбирает в себя очень много, потому что интуиции не может быть без глубокого понимания окружающего мира, то есть опять же чувства воспитанности. Ну так далее… Понимаете схему?
- У меня есть воспитанность, скажу по секрету, я из древнего рода Рюриковичей.
Он рассмеялся моей шутке:
- Видимо, оттуда у вас чувство страха...
Как он глубоко проник в мои чувства!
- Отдайте свой страх мне. Есть кандидат, которому необходимо бояться.  Бесшабашность его подводит.
- Прекрасная мысль! - Тотчас же согласился я. - Забирайте страх к чертовой матери!
- Ну, зачем так! Многие далеко не чертовы матери нуждаются в этом чувстве. Особенно молодые, которые без страха покупают дозы наркотиков.
Я присмотрелся к студенту. И он мне показался не столь молодым, как на первый взгляд. Мой взгляд отметил даже легкую седину у висков, а когда он наклонился, чтобы поднять упавший фантик конфеты, то заметил и намечавшуюся лысинку.
- Я беру первым, - сказал он. – Смотрите, сейчас появится черная фишка. Это ваш страх. А интуицию, вот эту цвета фиалки, дам вам.
Вскоре мы распрощались, довольные друг другом. И захлопнув за ним дверь, я вспомнил, что забыл взять его координаты. А что если это все-таки розыгрыш?
Когда я вновь открыл дверь, то ни на лестничной площадке, ни на улице, я спустился к окну подъезда, не была намека на моего продавца чувствами. Ощущение было такое, что и дом вымер, и улица, да и город спал в эту июньскую жару...

Диана вернулась, когда я был полностью погружен в работу. Я сделал открытие, вывел формулу перехода одних частей речи в другие, мне открылись такие горизонты движения языка, что дух захватывало. Господи, как я был доволен обменом! Мои мысли превратились в сети, вылавливающие в океане знаний необходимые мне факты. Сколько раз я восклицал: «Ну какой же я был олух! Это же так просто!»
- Ну вот, ты светишься от счастья! – сказала жена, войдя в кабинет.
Я оглянулся, и она была тоже в хорошем настроении.
- Как портниха? – спросил я.
- Ах, да, портниха? Ну да, портниха!
Диана как-то смущенно отвела взгляд. И здесь приобретенная мной интуиция выдала: у нее было свидание!
Я пристально посмотрел на жену. Она была очень привлекательной женщиной, может, поэтому я не разрешал ей работать, памятуя о том, что в транспорте ранним утром, среди спешащих дам на работу, женщин нет. Те должны быть дома, в постели.   Однако и домашние хлопоты тоже принизили   женскую сущность супруги. И это я понял только сейчас. Ей нужен был гораздо больший мир, чем кухня, прачечная, рынок и торговый центр! Она тоже ведь из филологов.
- У вас уже дошло до постели? – спросил я.
- О чем ты?
- Не будем ломать комедию. Я постараюсь понять тебя.
- Правда?
 Отсутствие во мне страха, ироничный тон успокоили ее. Диана была женщиной честной.
- Я боялась, что ты не поймешь меня. Твой страх меня всегда раздражал. А Евгений такой мужественный…
- Тренер вашей женской команды? – догадался я.
- Я никогда тебе не говорила, что нас тренирует мужчина.
- Наклон сюда, ниже, ниже. Берет за талию. Нечаянно задевает грудь. Ах, какие забытые ощущения!
Моя речь потрясла Диану.
А я поманил ее к себе, усадил на колени и стал рассказывать о мире, который открыл.  Я рассказывал о своих открытиях с таким увлечением, что все интрижки Дианы  казались нам смешными.
- Ты знаешь, я все-таки должна с тобой объясниться… - начала супруга.
- Зачем? Я все понимаю. До постели у вас дело не дошло,  и ты обещала тренеру поговорить со мной.
- Не может быть? Как ты прозорлив… – прошептала она. - Тогда я   полная дура!
- Полнейшая, - подтвердил я. И сказал самому себе. - Значит, он… не продавец, а, вероятно,  Испытатель чувств!
- О ком ты?
- Не о ком. Есть  один сюжетец.   
Я подумал, что все мне привиделось.  Мы сами воспитываем в себе  чувства, бывает, и меняем, становясь совершенно другими людьми. Чувства в нас – это как мебель в жилище. Когда нам все надоедает, мы выбрасываем старую мебель, меняя ее  на новую. Но чувства, все-таки не мебель, они, как правило, заполняют нашу душу раз и навсегда. И  замена одного на другое – это акт силы и мужества.   Его-то, кажется, я и совершил.
- О чем ты задумался? - спросила Диана.
- О нашем будущем. Мне кажется, оно   будет хорошим. Подыщем тебе  стоящее дело, съездим куда-нибудь в Тьмутаркань на берег  моря, заведем малыша… Да на что нам пресная жизнь!
- Правда, как здорово!
Жена стала целовать меня. Но вдруг остановилась:
- Я боюсь, что мы не сможем измениться. Ведь так все привычно – и дом, и фитнес, и подруги-портнихи…
- Тогда пойдем избавляться от твоего страха.
- Куда?
- В постель. Нам же нужен малыш.

Наша жизнь изменилась. Моя работа выиграла конкурс. Мне присудили степень доктора. Это в 29 лет! У нас намечается третий член семьи, если узистка не ошиблась, мальчик.
Вчера я решил пройти пешком от университета до библиотеки. Город был  полон народа. Ожидая зеленый на переходе, я увидел на противоположной стороне человека, очень похожего на студента. Он заметил меня и помахал приветливо рукой. Прошла вереница машин, свет загорелся, но моего продавца чувств я не обнаружил. Зато во мне появилось чувство уверенности в том, что он существует и помогает людям, если они того желают…
29.01.2017

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.