Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Уставший Кривич Каменев Александр
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
24.06.2017 3 чел.
23.06.2017 4 чел.
22.06.2017 27 чел.
21.06.2017 51 чел.
20.06.2017 46 чел.
19.06.2017 43 чел.
18.06.2017 3 чел.
17.06.2017 3 чел.
16.06.2017 3 чел.
15.06.2017 3 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Эпидемия

ПРЕДИСЛОВИЕ.

Как мне хочется, чтоб никто не мешал с бутылочкой обняться. Нет, не получается, обстоятельства складываются по другому. Наступает день художественной откровенности. Сразу же, чтобы не было домыслов уточняю, посвящение написано искренне от чистого сердца. В данном жанре изложения своего отношения к личностям неоднозначным страдающими манией величия, руководствуюсь принципами, которая принесла в жизнь замечательная женщина и актриса Фаина Раневская. Главная её отличительная черта - отсутствие лицемерия, которым насквозь было пропитано советское общество. Россия продолжает эти традиции. Она всегда называла вещи своими именами: жопа и была жопой, а не попочкой, если кто-то мудак, значит так и следовало воспринимать безо всяких оговорок... Знакомясь с рассказом не забывайте, что есть ошибки, а есть поступки, и если ошибки можно исправить или понять, то поступки совершаются сознательно и за них надо отвечать. Если кто-то случайно себя узнает, то пардон. Я здесь не причём, это ваше собственное желание почувствовать себя сопричастным. А если кто-то кого-то со стороны узнает, то знайте: я вместе с вами готов согласиться. Но, а если кто-то захочет стать персонажем следующего рассказа, то я, конечно, категорически против, но отказать не сумею.... Спасибо за понимание!



ЭПИДЕМИЯ


Эпидемия - слово с детства знакомое, об этом знает каждый коренной питерец. Как только зима наступает, Питер накрывает эпидемия, к счастью не венерическая, а такая, на первый взгляд простенькая, к которой все привыкли - эпидемия гриппа, но и эта простенькая валит всех подряд. Владимир не был исключением и в детстве и юности внимания не обращал на грипп: иммунитет был сильный , потому что до двух лет его нельзя было от сиськи оторвать, материнское молоко помогало, вот и выработался иммунитет, и грипп для него был мелкой пакостью. Но со временем мелкая пакость становилась большой мерзостью. И когда несколько лет подряд, во время эпидемии он валился с ног и лежал дома трупиком с температурой тридцать девять, то решил прививаться и не пожалел. Грипп для многих это смерть, иногда она и Владимира прихватывала своей костлявою рукой, но после прививки грипп для него переносился, как правило, легко. Колдрекс принял и всё становилось в ажуре, головная боль исчезала в неизвестном направлении и ты, словно заново родился, с улыбкой летишь по Питерской слякоти. Владимир удивлялся, ну как-то вот странно устроен человек, ну почему раньше не делал прививку и предпочитал издеваться над собственным организмом? В этом есть наш Российский менталитет, которым мы почему-то гордимся, но если крепко подумать, то это больше на тупость смахивает. Никому не верим, а врачам тем более, за редким исключением: знаем как у нас учатся, геморрой от ангины отличить не могут, везде набухшие узлы. Но со временем Владимир понял, что какие бы врачи не были, как бы к ним не относиться, но мы ещё глупей их в вопросах медицины и стал каждый год прививаться — помогло. Одно обстоятельство, правда, смущало: раньше был просто грипп, и вдруг появился грипп особенный — петушиный, то есть птичий. Сразу возникал вопрос: а где все раньше были, доктора, профессора? Правда постепенно к этому все привыкли. А тут снова здрасьте, как диарея неожиданная, всегда, когда не ждёшь, она приходит незаметно, - обнаружился поросячий грипп. Россияне не растерялись, а всё сразу поняли. Это подлый, мерзкий запад нас ненавидит и насылает на нас порчу, но мы выдержим. Обещалкин нас не бросит, не с кем будет, газ качать и нефть отсасывать.
Спасибо прививкам, но грипп всё равно достал Владимира. Разговоры уже давно в народе шли, что новый штамп появился. «Только бы не козлячий, - думали люди, - а то совсем спасения не будет и так без гриппа, козлов невпроворот.»
Владимир после работы заскочил в аптеку, купил порошок Колдрекса, хорошо, что продавали в розницу, десять рублей пакетик, упаковка - пятьдесят. «Одного пакета хватит, - думал он, - всё же прививка не даст гриппу развернуться.» Голова трещала, как колотый орех. Дома развёл пакетик в тёплой воде и заправил организм. «Ну всё»- подумал он, - «к утру буду, как свежепросоленный огурчик.» Лёг спать, проснулся, вроде чувствовал себя нормально, но только начал завтракать, виски стали разрываться от боли, чердак взрывался изнутри, в рот ничего не лезло. Выпил горячего чая и поехал на работу. С детства был приучен не прогуливать и не болеть. В государстве, где в своё время за опоздание на работу в тюрьмы сажали, это закрепилось в подсознании и было для него совершенно естественно. Всю дорогу Владимира сотрясал лёгкий озноб. «Карамба! - думал он, - как не вовремя прихватило, на развозку опоздаю, зайду в аптеку, куплю целую упаковку Колдрекса, иначе на работе могу коньки отбросить.» Так он и сделал: вышел из метро и прямым ходом в аптеку. Аптека круглосуточная, проблем быть не должно. Обычно все так считают, когда всё заранее распланировано, но жизнь словно зебра - полосатая. И Владимир не мог знать, что у него наступило время чёрной полосы. Проскочив мимо охранника, он сразу направился к стенду, где было разложено нерецептурное лекарство, взял упаковку Колдрекса и боль сразу отпустила. «Вот что значит самовнушение при желании можно и левитацией заняться.» - подумал Владимир, усмехнувшись. Фармацевт, она же кассирша, сидела за кассой. Владимир протянул ей свою покупку:
- Девушка пробейте пожалуйста , спасайте героя Куликовской битвы.
Девушка улыбнувшись взяла лекарство, пикнул сканер проверки штрих кода.
-С вас сто рублей.
- Сколько? - У Владимира вытянулось лицо от удивления.
- Сто, — спокойно ответила девушка.
- Вы ошиблись.
- Сканер не ошибается.
- Девушка, а можно матом реагировать?
- Мужчина, у вас проблема?
- А как вы думаете?! — Возмущённо взорвался Владимир, — вчера вечером стоил пятьдесят, а утром сто.
- Этого не может быть.
- Я сам так думал, но, оказывается, вы ночью умудрились провести инвентаризацию.
Владимир всё это высказывал возмущённым голосом и краем глаза заметил как в их сторону направляется охранник, одетый в чёрную куртку и белую рубашку. Как только он приблизился, Владимир не дал ему и рта раскрыть:
- Девушка, прошу вас, скажите вашему пингвину, пусть двери сторожит.
У девушки глаза заблестели, она еле сдерживала смех.
- Олег Викторович, у нас всё нормально, — сказала она охраннику и тот, пробурчав себе что-то под нос, отошёл к входу, туда, где стоял до этого.
- Мы друг друга поняли, — сказал Владимир девушке.
- Вы должны понять, я вообще не причём, — ответила она.
- Да всё понятно, если сможете передайте своему буржуину, что клиент пожелал ему приобрести геморрой четвёртой степени.
- Ну что вы так зло, — ответила девушка, но по ней было видно, что она не против этого искреннего пожелания. Владимир тоже это заметил и продолжил: - Наши доморощенные буржуи всё удивляются, почему их ненавидят и любит только родная мама.
- А причём тут мама? — Спросила девушка.
- Вы же взрослая, а не понимаете, — усмехнувшись сказал Владимир, — для родной мамы, родное говно не пахнет, какое бы оно не было, а я бы, если была бы возможность, вот таким уродам, как ваш спекулянт, каждый день чупа-чупс за щеку давал, чтоб мозги проветривались.
Девушка, сдерживая смех, протянула Владимиру упаковку Колдрекса:
- Вы уж поймите меня правильно, — сказала она, - не обижайтесь.
- Да вы-то не причём, — ответил Владимир — до свиданья.
Он взял упаковку, и не обращая внимания на пингвина, выскочил на проспект. Голова снова начала трещать, как с хорошего бодуна. Питерская погода подогревала эмоции. Одно утешение: ветер дул в спину, помогал двигаться к автобусной остановке, где Владимир собирался сесть на двадцать девятый автобус, который останавливался в пятнадцати минутах ходьбы от Медальона, так назывался терминал, где работал Владимир в должности администратора. Деньгами не баловали, говорили:
- Владимир Иваныч, у вас и так работа не бей лежачего, тяжелей прибора ничего не поднимаете.
На что Владимир с издёвкой отвечал:
- Прибор поднимать не надо, он свою работу знает и поднимается по требованию. А вот четыре года индексации не делаете, а я честно выполняю свои функциональные обязанности. Если раньше я на зарплату покупал два яблока, то потом стал покупать одно, а сейчас и одного купить не могу. Это просто экономический террор. Власть, к которой я не испытываю ни малейшего уважения, и то два раза в год пенсии индексирует! Пусть на копейки, но всё равно хоть что-то делает.
Начальник Владимира делал сочувственное лицо, тяжело вздыхал и всё валил на генерального директора :
- Владимир Иваныч, я здесь не причём, постоянно ходатайствую, но босс упёрся, говорит и так ему достаточно.
Владимир по началу верил, а потом понял: врёт как сивый мерин и прикидывается арбузной корочкой. Он знал генерального и был уверен, что тот никогда не опустится на такую дешёвку, но обстоятельства вынуждали молчать и делать вид, что проглотил это враньё, правда всегда уточнял:
- Генеральный что хочет, чтобы я по помойкам лазил, кусок хлеба искал? Начальник Владимира, сразу делал вид, что не слышит и очень торопился исчезнуть и так до следующей встречи. Дальше всё повторялось снова:
- Я ходатайствую, но босс упёрся.
Так в жизни часто, врут и не замечают, что извилины в мозгу от самолюбования стали выпрямляться. У начальника это получалось, привык лицемерить: служба обязывала. Владимиру это до жути не нравилось, но когда он вспоминал своего друга Анатолия, который был примерно в таком же положении, как он: работал в такой же должности, но в другой крупной фирме, и сравнивая это - внутренне смирялся. Иногда они встречались за бутылочкой беленькой и это сравнение их очень веселило. Самое замечательное, что больше всего смешило, так это то, что проблемы были те же: отсутствие индексации и одинаковые объяснения. Сотрудники среднего звена в частном бизнесе, как близнецы-братья, друг друга копируют.
Тут на днях Анатолий звонит и рассказывает новости, произошедшие с ним наяву, как говорят, в натуре. Начальник Анатолия перевёл его на другой объект, определил новые рабочие функции, при выполнении которых работник должен получать зарплату на порядок выше, чем было раньше. Анатолий чуть сдуру не обрадовался, хорошо, что не позвонил своему начальнику не выразил ему чувство признательности и благодарности. Интуиция тормознула:
- Не спеши, — шепнула она и оказалась права. «Пришёл получать зарплату, а там, фигу с маслом тебе, - сказала золотая рыбка, - рано губы раскатал, сиди, сука, у разбитого корыта.» Разочарование было огромное и возмущение не меньше, о чём он поставил в известность сотрудника, который контролирует юридическую корректность действий должностных лиц. Через пару дней, кто-то из руководства, дал начальнику Анатолия пинок под зад, жаль по башке не дал, чтоб мозг полностью включился и тогда начальник прилетел разруливать ситуацию, первое, что он спросил:
- Анатолий Александрович, вы желаете уволиться?
На что Анатолий ответил:
- Да как вы могли так подумать, если я не буду вас видеть у меня язва откроется. Начальник скривился, ему не понравился ответ. А что он хотел услышать на свой тупой вопрос было не ясно. Он не извинился, не сказал, что не прав, он же «пацан», а у «пацанов» всё схвачено, за всё заплачено, «пацаны» всегда правы. Хоть и сказать ему было нечего, но он всё равно предпринял попытку свой подленький поступок выкрасить белой краской, убедить Анатолия, какой он белый и пушистый, как он всегда старался для него делать добро, которое почему-то имеет не только другой оттенок, но даже запах. Доводы были не просто смехотворны, они были похожи на аргументы безграмотного чиновника из города Глупого, один из них звучал так: « Вашей должности на объекте, где вы работали, вообще не было, а я вас держал там и платил». Анатолий от удивления чуть со стула не грохнулся и напомнил «пацану» , что с этой должности был снят охранник ЧОПа и фирма за три года, что там работал Анатолий, как минимум сэкономила около миллиона рублей. У «пацана» рыло перекосилось: слушать это ему было не приятно. Второй довод из уст человека, имеющего юридическое образование, звучал настолько нелепо, что Анатолий не выдержал, и дал это ясно понять начальнику. Тому молча пришлось признать глупость своих аргументов. Как это тяжело переносить, когда привыкаешь, что тебя слушают, рот раскрывши, какой бы бред ты не нёс, и вдруг оказывается, что ты не орёл, у тебя куриные мозги, твоё место в курятнике на шесте, — обидно. Но жлобство в нём настолько укоренилось, что стало одним из элементов отношений к сотрудникам, поэтому он не мог изменить себе, бросил Анатолию , как собаке обглоданную кость, незначительную сумму, одну четвёртую от положенного, вместо того, чтобы просто выполнить установленные фирмой правила оплаты труда на должности, на которой стал использовать Анатолия. Это он считал компромиссом, в кавычках естественно, так как принудил Анатолия перезаключить трудовой договор, оставив Анатолия на бумаге в том же качестве, в котором он был до перевода.
- Володя, - с обидой говорил Анатолий, - я теперь точно знаю, что меня считают собакой, только не знаю какой, дворнягой, служебной, или породистой. -Толян, не парься по этому вопросу и не обольщайся, - отвечал Владимир, - ты для него дворняга, но для себя знай, дворняги самые умные, так что держи хвост пистолетом.
Владимир не очень был удивлён, бывают вещи и посмешнее, но для собственного интереса решил спросить свою дочку, которая училась на психолога в специализированном институте и перешла на пятый курс, как бы она охарактеризовала личность руководителя Анатолия Александровича. Катя была предельно кратка:
- Папа, ты хочешь, чтобы я по-научному дала развёрнутую характеристику или по-простому?
- Катюш, зачем по науке, говори просто и доходчиво.
- Я могу вообще одним словом раскрыть всю сущность этого человека.
- Ты у меня прямо академиком стала, — сказал Владимир, — давай одним словом, я заинтригован.
- Говнюк! - ответила Катя.
- Детка, это слишком жёстко.
- Нет папочка, это не жёстко. Он просто ненавидит дядю Толю, но сказать об этом открыто не может, его не поймут, потому что большинство сотрудников к дяде Толе относятся с уважением. А самое важное, если раскрывать его сущность, он не соответствует занимаемой должности, любой руководитель должен хотя бы на шаг вперёд видеть последствия своего решения, а он пшик. И это ещё не самое страшное, ужасно то, что он использовал своё должностное положение, чтоб экономически унизить своего сотрудника.
- Катюш, вижу ты не зря училась, тут прямо какой то уголовщиной попахивает.
- А что папочка разве не видно, что это не начальник, а какая-то полублатная сыроежка.
- Катя, откуда у тебя такие выражения?
- Папа я изучаю не только социальную психологию, но и с криминальной знакома, а тут даже думать не надо - всё на поверхности.
- Всё равно, как то одним словом сразу топить человека, я против.
- Пап тебе не нравится одно, скажу два. Злобный говнюк!
Владимир подходил к остановке, где уже стоял автобус, про себя подумав, запрыгивая в отходящий автобус, память ещё есть, даже диалоги помню. С облегчением вздохнув, что успел сесть и не придётся ждать следующего транспорта. Конечно он не думал, что чёрная полоса, если началась, то просто так не исчезает. Владимир стоял около кондуктора, женщины достаточно спелой, с ярко-накрашенными губами, косметики она не пожалела, штукатурка только что не сыпалась. Вся она источала густой запах, вроде как и не плохих духов, но с перебором, что давало совсем другой эффект. На ней была одета форменная куртка кондуктора оранжевого цвета.
- Всех под одну гребёнку одевают, что дворников, что кондукторов, - подумал Владимир. Достал из кармана куртки проездную карточку и приложил её к валидатору. Зелёный свет показал, что поездка оплачена, ехать было недолго, десять-пятнадцать минут. Он молча стоял, автобус был забит почти полностью, хорошо не под завязку, проехали одну остановку, вторую. Все молчали, вдруг кондукторша зашевелилась, прищурила глаза и голосом человека знающего, что-то такое, что другим точно неизвестно, спросила:
- Мужчина, вы оплачивать поездку собираетесь?
Владимир посмотрел на людей, стоящих рядом с ним, никто не повёлся на эти слова, он посмотрел назад, все стояли спокойно.
- Башкой, мужчина, не крутите, это я вам говорю.
- Мне?! - Владимир был не просто удивлён, он был потрясён и чуть ли не заикаясь ответил: - Но я же на ваших глазах карточку приложил.
- А я не видела, — поджав губы уточнила кондуктор.
- Женщина, вы шутите?!
- Я не женщина, я кондуктор.
Стоящие кругом люди делали вид, что ничего не слышат, но у многих на лице появилась улыбка, ответ кондукторши любого мог озадачить. Народ наш приучен никуда не вмешиваться, себе дороже и поэтому все молчали и ждали продолжения.
- Хорошо я согласен, — ответил Владимир, — ты не женщина, ты кондуктор и это звучит гордо.
- А ты меня не тыкай, — возмущённо-презрительным тоном ответила кондуктор.
Владимира аж качнуло от этих слов, мало того заплатил, ехал как положено честному порядочному гражданину, а тут на тебе, из воздуха проблему создают, и ты не знаешь, что делать, но растерянность ему была не свойственна и Владимир нашёл, что ответить на хамство:
- Женщина, как же вам не стыдно, если бы я вас тыкал, меня могли бы за изнасилование привлечь, а так вы спокойно сидите, ни какого интима, развлекаетесь покусывая граждан.
Кондукторша покраснела, не от стыда,а от злости. Услышав столь хвалебную характеристику, сперва она слегка растерялась, но тут же пришла в себя. Тёртая бабёнка была, сто процентная хабалка, поэтому из неё и вылилась её естественная реакция:
- Хам! Таких как ты сажать надо!
Некоторые пассажиры не сдержавшись засмеялись, а Владимиру ответить не пришлось, его остановка, двери открылись и он был рад, что избавился от сомнительной дискуссии. Погода лучше не стала, пошёл снег и дул порывистый ветер. Болезненное настроение только усиливалось, до терминала было пятнадцать минут ходьбы. Владимир стоял на переходе и ждал когда загорится зелёный свет на светофоре, свет загорелся и он рванул вперёд, иначе шоссе было не перейти: машины шли нескончаемым потоком . Для пешеходов зелёный свет горел секунд двадцать, только успевай проскакивать, он проскочил, накинув капюшон куртки, чтоб шею не задувало, направился в сторону Медальона.
Человек считает, что он устроен материально, видит только материальное, но сознание живёт по своим законам. В психологии это совокупность чувственных и умственных образов, и хоть говорят, что потока сознания не бывает, зато существует раздвоение личности, а это уже сумасшествие. Владимир сам по себе был человек трансцендентный и ему была свойственна трансценденция, когда его спрашивали, объясни, что это такое он отвечал по простому:
- Молекулы в голове занимаются групповым сексом, или в крайнем случае мастурбацией, это и есть трансценденция.
Все удивлённо качали головой.
- Не качайте головой, — в таких случаях говорил Владимир, — проповедники буддизма вообще считают, что нас реально не существует.
- Как так? - удивлялись люди.
Владимир отвечал:
- Лично я думаю, что мы просто дыхание космоса.
Ветер дул порывами и, как уже объяснялось, молекулы начали своё очередное пати, вспомнилось, как три года назад он оказался на Медальоне.
Всё вроде было нормально, работал, функциональные обязанности свои выполнял, неожиданно для него вызывают его для беседы, его непосредственные руководители, предложили присесть
- В ногах правды нет, — сказал один из них. Владимир присел на стул, но подумал, что в жопе тоже вряд ли правду найдёшь, так и оказалось. Старший вздохнул и начал рассказывать сказку:
-Владимир Иванович, дело, понимаете, в следующем: хозяину не понравилось, как вы разговариваете с сотрудниками, и он приказал вас уволить, вам будет выплачен двухмесячный оклад, всё в лучшем виде...
К таким подлянкам Владимир был готов всегда, жизнь научила постоянно принюхиваться к окружающей обстановке, в жизни много дерьма и оно не всегда пахнет, и поэтому он среагировал естественно, как понимал выдвинутую против него претензию:
- Господа, — с подтекстом отвечал он, — я рад, что феодал обратил на меня внимание, но не понимаю о каком увольнении вы говорите. Рабов продают, и как можно подороже. Пардон, возможно сейчас поступили новые изменения в трудовой кодекс? Ну тогда любезно прошу, не забудьте статеечку указать. Руководители переглянулись, старший ответил:
- Мы вас поняли Владимир Иванович, вы будете переведены на другой объект с этой же зарплатой.
- Thank you very much, господа вассалы, — ответил Владимир. Так вот Владимир оказался на Медальоне. А был бы на фирме независимый профсоюз или хотя бы независимый рабочий комитет., разве феодал, мог бы позволить себе такие выходки? У людей нет возможности отстоять свои позиции и защитить свои права. Если вспомнить, что писал Дж. Оруэлл, то очень похоже, что нас превращают в пролов, большинство не знает и не понимает, что у них записано в трудовом договоре, уволить можно любого в любое время и это очень нравится управленцам среднего звена. Работника превращают в послушное существо, создаётся впечатление, что у бизнеса одна задача: нажива любой ценой, бесконтрольный бизнес создаёт пространство где нет закона. Бизнесу, как воздух, необходим противовес, только тогда бизнес может стать цивилизованным и не действовать в зависимости от обстоятельств, если выгодно, то по закону, не выгодно, то по понятиям, даже не понимая, что это такое. Понятия — это не писанные законы уголовного мира, уподобляться им, значит становиться с бандитами в один ряд. Владимир хотел ни о чём не думать, но молекулы не сдавались, разошлись не на шутку, в сознании всплыл Обещалкин, который совсем недавно поведал, что у него корни из Тверской губернии и предки его все простые крестьяне. Забыл правда уточнить, что не просто крестьяне, а крепостные, то есть рабы. Человек с рабскими корнями, дорвавшийся до власти, это всегда страшно, для него люди, как слесарный инструмент с помощью которого он что-то химичит для себя. У рабов в Кремлёвском отстойнике, находящихся у власти, ориентация не меняется, они не понимают, что живут в двадцать первом веке, великую страну превращают в Говняндию. Народ презирают, держат его в чёрном теле и считают, что народу достаточно чёрного хлеба, но а кто проявил свою покорность, тому чёрный хлеб с белой корочкой. Вспомнилось непонятно почему, как несколько лет назад Обещалкин с пеной на губах, злобно изрыгал из себя, что Ходорковский вор и бандит, у него руки по локоть в крови, а недавно отпустил его без признания вины с его стороны. Так и живём в стране с прызыдэнтом-распальцовщиком, который ботает по фене. Было время, Владимир относился к Ходорковскому, как к одному из хитрожопых комсомольцев оказавшимся в обойме и вовремя уловившим момент грабежа, пусть даже по принятым законам, всё равно грабёжа, то теперь он его уважал по настоящему, без всяких оговорок, уважал искренне. Ходорковский показал и доказал всем, что может совершать поступки, он не думает тухлой извилиной ниже поясницы, а у него есть яйца, он настоящий мужчина, не встал на колени перед бандитами , укравшими у него самую лучшую фирму в стране, которая хотела жить и работать цивилизованно. А что сделал наш российский бизнес? Все встали на колени и стали облизывать чекиста со всех сторон, рабские гены покоя не дают, из-за бабла продали совесть, честь и успокаивают себя несуществующими ценностями самими же придуманными. Владимиру, иногда говорили, но ты же тоже предок рабов и тогда приходилось объяснять непонятливым, что когда он стал взрослым, бабушка раскрыла ему семейную тайну. Прабабка у него была девушка красивая,но , к счастью, на передок слабоватая и проезжему князю отказать не смогла, и на свет появилась бабушка, на родных своих непохожая. Зато теперь есть чем гордиться, знаешь, что в венах не совсем собачья кровь течёт, пусть слегка, но всё равно разбавлена, и это помогает иметь собственную позицию... Бывало иногда спрашивали:
- Иваныч, ты что самый умный?
На что Владимиру приходилось отвечать:
- Был бы дурак, давно бы член откусили.
В ответ смеялись, но соглашались, от правды никуда не денешься, она всё равно правильно расставит акценты. Хорошо никто не может мысли услышать, а то точно за экстремизм могут привлечь, времена настают. Обещалкина не любишь: ты не патриот и почти что враг народа. Владимир подскользнулся и чуть не упал. Не хватало ещё ногу сломать,- подумал он подходя к терминалу, который со стороны был похож на авианосец. Он был разделён на семь складов и у каждого был свой вход. Фирма Владимира «Алиса-Вест» имела вход в четвёртый подъезд, который арендовала у Медальона, Владимиру оставалось пройти шлагбаум и ещё метров сто. И кто бы мог подумать, что чудеса и приключения ещё не закончились, самое интересное всегда неожиданно. Владимир подходил к шлагбауму, который обозначал границу Медальона и даже молекулы не могли предвидеть, что охранник, не глядя, неожиданно начнёт опускать шлагбаум. Этого следовало ожидать, Владимир на полном ходу врезался в него головой, спасло от травмы, а возможно и отчего посерьёзней, современные технологии, шлагбаум был из пластика, а не то что в седую старину из литого металла, тогда башку бы снесло сразу, а так словно в сказке, шлагбаум с амортизировал и вторично добавил ему прямо в лоб. Владимира откинуло назад, и он приземлился на пятую точку и не удержавшись на ней, пластом растянулся на спине, так и лежал приходя в себя. Прошла минута он услышал, как открылась дверь охранного помещения, и оттуда вышел охранник.
- Мужик, ты живой? - тихим испуганным голосом спросил он. Владимир не отвечая повернулся на бок, опираясь на руку; превозмогая боль, поднялся на ноги: копчик был цел и это уже радовало, очень хотелось сжать кулак, согнуть руку в локте и показать охраннику своё отношение, чтоб тот увидел настоящий русский фак, но сил не было на такой жёсткий жест, пришлось скромно показать средний палец. Охранник в ответ развёл руками:
- Прости, виноват, — извинительным голосом сказал он. Владимир не отвечая махнул рукой и наклонив голову пошёл в сторону своего склада. Вот он и вход, все они как близнецы похожи, толкнув дверь он вошёл на лестничную клетку, не поднимая головы сделал два шага и перед ступенькой лестничного марша приподнял голову и замер в ступоре от удивления. Вместо салатного цвета в который была вчера, когда он уходил с работы, выкрашена лестничная клетка, где был расположен вход в склад, там где находилось его рабочее место, его взору открылось лестничное помещение стального цвета. Он ошарашенно смотрел на стены и не верил тому, что видел. «Глюки» -подумал он. Снова закрыл глаза, прижался спиной к стене, голова раскалывалась, сердце включило бешеный ритм, на лбу выступил холодный пот: «Вот оказывается, как чердак сносит, - думал он, сглотнув комок подкативший к горлу, - что же теперь со мной будет?»Осторожно ступая по ступенькам и не отрываясь от стены, Владимир стал продвигаться ко входу в склад, вот и дверь, нащупав ручку он открыл её и вошёл во внутрь, открыл глаза и совсем обалдел от удивления:перед ним было совсем незнакомое помещение. Он оторопело смотрел по сторонам и тут до него дошло, он запарившись зашёл в соседний склад. Владимир подпрыгнул на месте и еле сдержался, чтоб не закричать от радости, головная боль и та отступила, что значит адреналин: покойничка из гроба поднять может. Владимир пулей выскочил на улицу и не прошло пяти секунд, как он входил в свой родной подъезд салатного цвета. На душе было приятно, куда-то отступили все неприятности нынешнего утра, осталась одна маленькая проблема проскочить мимо вахтёра Васьки Тимофеева, у которого была хроническая диарея и он постоянно из себя микробов выдавливал. Все сотрудники между собой называли его: Тимоха-серамон, сам он свой специфический запах не чувствовал привык, принюхался, но людям от этого легче не было и все старались молнией проскочить мимо него. Владимир еле сдерживал себя от желания попросить Ваську занять пост около унитаза. Это было не смешно, удивляло другое, как могло руководство держать человека с такими проблемами вахтёром, имеющим постоянный контакт с людьми, но на этот раз Владимиру повезло, была другая смена и он поздоровавшись прошёл мимо радуясь, что он не сумасшедший, это чувство вылечивало все болезни. Завернув за угол временного помещения оборудованного на складе для столовой, раздевалки и не большого офиса для операторов, он чуть не налетел на Светочку Андрееву, молодую женщину с нежным добрым взглядом и очень привлекательной фигурой. На ней были одеты обтягивающие джинсы, тонкий свитер подчёркивающий форму груди. Да, фигура у неё была изящная, всё что нужно выделялось, это замечали все мужчины, не обсуждали, но взглядом фотографировали, что скрывать, всё что ниже пояса всегда привлекает особое внимание, а ей было чем похвастаться. Были разговоры, что у неё личная жизнь не складывается и в этом есть часть вины скользкого должностного лица, но слухи и сплетни всегда имеют место, если женщина привлекает внимание, то это не всегда правда. Владимир к этому относился нейтрально, Света ему нравилась, её при любых раскладах ночной бабочкой не назовёшь и увидев её он не скрывал, что ему это приятно.
- Свет, привет!Как хорошо, что тебя первой увидел, — сказал Владимир, — мне всегда тогда везёт.
- Ой, ну что вы сразу так. Здравствуйте, Владимир Иванович — ответила Света и тут же продолжила — что с вами случилось, вы сегодня опоздали и на развозке вас не было?
- Свет не поверишь заболел, и кто-то сглазил, думал до работы не доберусь, по всему пути капканы стояли, чудом прорвался. Света улыбаясь ответила:
- Вы всегда найдёте, что сказать, я вам чем-то могу помочь?
- Светочка, только ты и можешь, никому больше не доверяю, — улыбаясь в ответ сказал Владимир.
- А Люда вам глазки строит, её бы лучше попросили, — с иронией сказала Света.
- Светочка, ну как ты можешь, ты же знаешь, Люда женщина любвеобильная, ключи от квартиры только Ваське доверяет, там по всей видимости, экстремальная любовь, только Фрейд разобраться мог бы, куда уж нам неучам такие тонкости понимать — все танцуем.
- От фактов не уйдёшь, больное воображение, болезненное притяжение, — понимающе, смеясь ответила Света, — Владимир Иваныч, что я должна сделать?
Владимир достал упаковку Колдрекса, открыл и достал один порошок: - Вот, Свет, разведи, пожалуйста, в тёплой воде, пока я переодеваюсь — сказал он протягивая Свете порошок.
- Нет проблем, - ответила Света, взяв у Владимира порошок ,— сейчас мигом разведу.
Света пошла к себе в операторскую, а Владимир в раздевалку переодеваться, настроение резко пошло в плюс, вот что значит встретить человека, которому симпатизируешь,и всё сразу же меняется, отступает негатив и ты снова на белом коне, да и молекулы притихли, только в голове звучала песня о стабильности: "С неба звёздочка упала прямо милому в штаны, хоть бы всё там разорвала, лишь бы не было войны."

КОНЕЦ.

17.05.2014 года. Уставший Кривич. /Каменев Александр Николаевич/
17.05.2014

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.